FantLab ru

Все отзывы на произведения Патрика Зюскинда (Patrick Süskind)

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Zlata.24, 16 ноября 2019 г. 18:51

Книга великолепна. Читала ее давно, а в памяти — свежа.

Легкий, завораживающий слог автора заставляет буквально «глотать» строчки. И вот уже не обращаешь внимания на творимые убийства, а искренне сопереживаешь герою, его гениальности, не нашедшей другого применения...

Помню, я всё пыталась сама принюхаться и уловить запах камня, стекла — бесполезно, не дано. А вот родился уникум и в своей жажде познаний не мог ограничить себя рамками дозволенного, да и некому было учить его, объяснять моральные нормы и правила...

Для меня особо запомнившейся сценой стала не оргия на площади казни, а его уединение в скалах, отрешение от всего мира и, самое главное, — от запахов...

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Iriya, 11 августа 2019 г. 18:33

«В аромате есть убедительность, которая сильнее слов, очевидности, чувства и воли. Убедительность аромата неопровержима, необорима, она входит в нас подобно тому, как входит в наши лёгкие воздух, которым мы дышим, она наполняет, заполняет нас до отказа. Против неё нет средств...»

*

Мой интерес к этой книге возник из-за ее...обложки. Да-да-да! Это тот редкий случай, когда моя любовь к рыжим волосам и кельтской внешности сыграли со мной милую шутку. И я под воздействием яркого оформления ринулась скорее знакомиться с произведением. Надо ли говорить, что уже на первой странице я поняла, что эта история милой сказки не подарит, а красота так и останется лишь фасадным украшение книги, уступив свое место совсем другому.

*

Здесь все было на контрасте. Слог автор завлекал своим красноречием и образностью, параллельно отталкивая мрачностью эпизодов. Я буквально на себе ощущала всю мерзость происходящего, погружаясь в события Парижа XVIII века. Книга нещадно пропитана всевозможными запахами, начиная от вони «рыбных» улиц, и заканчивая ароматом уникальной натуральности. Воспринимая дословно все происходящее и пропуская каждую букву через свое мировосприятие, мне было очень тяжело находиться на страницах истории одного убийцы. Здесь не было ни одной строчки милых сердцу моментов. Повествование иногда напоминало содержание пособия для маньяка, в мельчайших подробностях описывая детали, вплоть до последнего вздоха жертвы.

*

Очень достоверно, и в то же время без излишеств, прописаны герои книги. Мы видим их чувства, знаем их намерения и понимает поступки. Однако, не могу сказать, что к кому-то из них я прониклась душевной симпатией. Очень порадовал образ главного героя, становление личности которого происходит на глазах читателей. Его целеустремленность восхищает своей последовательностью и ужасает предметом направленности. Я давно не испытывала таких противоречивых чувств по отношению к книжному персонажу. Ненависть, жалость и восторг — вот те эмоции, которые не покидали меня на протяжении всего действа. Призрак, рожденный в смердящей вони, не имеющий собственного запаха. Он несет смерть и наслаждение, превращает яркость в тлен. Его трагедия проникновенна и печальна, а талант страшен. Он явился, чтобы понять божественную природу дыхания жизни, заплатив за это огромную цену.

«Клещ, упрямый, упорный и мерзкий, притаился, и живёт, и ждёт. Ждёт, пока в высшей степени невероятный случай подгонит прямо к нему под дерево кровь в виде какого-нибудь животного. И только тогда он отрешается от своей скрытности, срывается, и вцепляется, и ввинчивается, впивается в чужую плоть.»

*

Финальная часть меня окунула в клоаку-оргию людского безумия. Давно понимая, что толпа — это нечто невероятно страшное, здесь я убедилась в этом сполна. Все было грандиозно, неотвратимо и невероятно трагично. Бог одной рукой дает, а другой забирает. В голове постоянно звенел вопрос: «Что было бы, не случись внезапной трагедии?» Как бы там ни было, но для меня эта история не одного убийцы, а одной Любви. Любви, которой не суждено было сбыться. Она стала платой за талант злого гения, способного создать эликсир эйфории жизни из множества человеческих Судеб.

*

Это одна их тех книг, которая не отпускает еще очень долго после финала. Однако, задавая себе вопрос о том, буду ли я ее перечитывать, я с уверенностью отвечаю: «Нет». Это не говорит о том, что книга пустая и одноразовая. Просто пережить еще раз то, что здесь происходит, вряд ли у меня появится желание. Тем не менее, ниже 10/10 я поставить не могу. Это произведение по-своему гениально и достойно того, чтобы его прочитали...хотя бы раз в жизни.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Orion-Seregil, 17 декабря 2018 г. 21:01

Как описать столь многогранное произведение парой слов? Как выразить в обычных фразах всю феерию ароматов и зрительных образов, навеянных повествованием?

Автор мастерски сгустил путем многочисленных описательных элементов «туман» и некий «шлейф» самой жизни того времени, выразил цвет, вкус и аромат людских масс и даже человеческих эмоций. Главный герой, призванный умереть ещё толком и не пришедшим в сей мир, наполненный удушающей вонью человечины как живой, так и мертвецкой, пробился сквозь смрад, утеряв при этом свой собственный запах в качестве платы за саму возможность существовать. И лишь удушающее желание заявить о себе миру, призвать к своей личности внимание миллионов побудили его к физической краже прекраснейших ароматов, по прихоти судьбы воспринимаемых им столь остро и всеобъемлюще. Но отторжение любого людского общества стало для героя той самой платой за похищенные личности. А ирония истории состоит в том, что получив саму квинтэссенцию аромата человека в первозданном виде, герой утерял и себя и свою жизненную цель...

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Патрик Зюскинд «Сражение»

technocrator, 23 ноября 2018 г. 07:01

В общем-то, рассказ представляет собой рассусоливание банального сюжета, знакомого, как уже отметили, ещё по «12 стульям».

Радует только, что чисто шахматных ляпов не допущено. Зюскинд всё-таки вникает в то, что описывает(и «Парфюмер» его поэтому удачным получился). Жаль, что далеко не всем авторам такой уровень профессионализма присущ.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Эстелл Льюэн, 2 ноября 2018 г. 23:02

Довольно не плохая книга, стоит потраченного времени. Пойдёт скоротать два-три вечера после работы/учёбы, когда голова уже не соображает, Но не более. Над сюжетом не надо думать, всё в книге происходит предельно просто и скучно. Конечно, данное произведение имеет свой шарм, но его слишком перехваливают читатели. Книжка явно не шедевр мировой литературы, хотя довольно неплохое чтиво

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

euthanazia, 4 октября 2018 г. 10:04

Проглотила книгу за два вечера. У автора прекрасный слог. Он не пишет, а рассказывает. Прямо таки звучит в голове закадровый голос рассказчика, как к фильму. Фильм я смотрела очень давно, от него у меня остались только смутные припоминания об основах сюжета. Однако, я не помню в фильме налёта мистики, а вот в книге такие нотки есть. А ещё я не припомню, что ГГ был изуродован всеми возможными недугами 18 века. Я помню такого смазливого мальчика с гладкой кожей, без всяких там струпьев, корок от язв и т.д.. Великолепная книга, весьма любопытная «обонятельная» философия автора, интересны рисуемые параллели между запахами/чутьём и характерами/судьбами персонажей. Да, в книге есть затянутые места, но это действительно сильная вещь!

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Andrea, 26 мая 2018 г. 17:04

Ставлю десятку не за Чикатило. Каждый здравый человек понимает, что данный роман — это не руководство к действию. А те, кто этого не понимает, пожалуй, не совсем здравые люди, и ни одна книжка в мире им не поможет. Стоит, пожалуй, отметить, что если вы являетесь высоко чувствительным человеком, не только склонным к состраданию, но и не способным воспринимать мир Зюскинда как чистой воды вымысел (или если он задевает что-то лично ваше), то книга вряд ли вам понравится.

Вредна ли эта книга? Нет, если не воспринимать героя как героя, а помнить о том, что он — антигерой. Господа, неужто нам не надоело читать о исключительных героях в блестящих доспехах? Для разнообразия вполне можно почитать и о тех, кто не рвется спасти мир. Я бы не сказала, что книг с подобным мировоззрением должно быть слишком много. Отнюдь. Душе милее герои, которые, ошибаясь, все равно стремятся к свету. Гренуй не стремится к свету. Ему милее тьма.

Если оставить моральный аспект книги, потому что в данном случае я бы вообще не стала глубоко его рассматривать, можем перейти к ощущениям. Ведь ощущения и Мысль — это сердцевина любой книги. Так как «Парфюмер» — постмодернистическое творение, тут мы не найдем глубокой философской мысли или, если выразиться вернее, умозаключения, к которому приходит Автор, а вместе с ним читатель. А вот в ощущениях можно захлебнуться. Страх, гнев, возмущение, отвращение, восхищение, злость, непонимание, разочарование, горечь (последнее особенно сильно, когда Риши не удается обдурить Гренуя). Все идет по нарастающей, взрывается при сцене «казни» и тухнет на кладбище. Поразили описания «добычи» запахов, видно, что Автор изучил вопрос, а лично у меня это всегда вызывает уважение. Понравились описания того, как Гренуй «видит» носом, в них есть нечто поистине волшебное, и выполнены они качественно.

Несколько разочаровывает то (невольно возвращаясь к теме морали), что Автор не дает своему герою ни малейшего шанса. Ни единого. Получается, он злой от рождения, и это очень-очень печально. Он действительно мог бы стать гениальным творцом запахов. Но сия книга — не о гениальности или не только о ней. Не о созидательной силе человеческого духа и таланта, а о том, как талант превращается в оружие. И не потому, что вокруг неблагоприятные обстоятельства, а потому что Гренуй таким родился.

Мне книга понравилась. Я бы не сказала, что читать ее было прямо-таки увлекательно, или что я ходила под впечатлением (как, например, после прочтения «99 франков» Фредерика Бегбедера — последняя книга, после которой я испытала легкий шок). Но это качественный текст, с последовательным повествованием, местами захватывающими описаниями и пугающим, очень неоднозначным антигероем. Кроме того, книга очень атмосферная. Ты прям начинаешь верить в этот мир (пожалуй, именно описание запахов этому способствует).

Балл снижаю за одно — все же порой читать было невероятно скучно. Полагаю, дело в том, что сюжет не слишком динамичен, и, возможно, не хватает диалогов.

Но, как по мне, вещь эта качественная и вполне заслуживает славы и похвалы, которую она получила.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

glotten, 24 апреля 2018 г. 23:23

Берем рассказ Уильяма Тенна, «Ирвинга Боммера любят все» (Everybody Loves Irving Bommer), 1951.

Далее.

Сюжет оставляем практически без изменений, но — меняем имена, переносим действие из США середины XX века во Францию XVIII века, добавляем крови, грязи и чернухи, убираем юмор, раздуваем объем строк за счет переписывания справочника по аромалогии — и на выходе получаем «Парфюмера» образца 1985.

Оценка: 1
–  [  3  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Wolf94, 23 апреля 2018 г. 18:35

В аромате есть убедительность, которая сильнее слов, очевидности, чувства и воли. Убедительность аромата неопровержима, необорима, она входит в нас подобно тому, как входит в наши лёгкие воздух, которым мы дышим, она наполняет, заполняет нас до отказа. Против неё нет средства.

Я помню как впервые открыла для себя «Парфюмера». Мне тогда надо было готовиться к выпускным экзаменам, но тонкий аромат исходивший от книги, так и манил к себе. С первых же страниц оторваться было невозможно! Такое со мной происходит кране редко, так что не стоит удивляться, что книга входит в мой личный «топ».

Жан-Батист Гренуй – гений, родившийся не в то время. Я не могу его осуждать, даже зная какие преступления он совершил! Просто не могу! Он родился под рыбной лавкой, окруженный вонью и грязью. Мать с самого начала приговорила его смерти, но Гренуй решил иначе. С тех пор и началась его история. Никто его не понимал, с виду щуплый, отчужденный, никем не любимый ребенок живет в своем мире запахов. Да, со временем он нашел свое призвание, но его действия вызывают ужас. Но…

Но ведь никто не пытался понять его! Родись он в другое время, врачи бы поставили ему диагноз и тогда бы многих смертей удалось бы избежать! Он не понимает, что чувствуют другие люди, его никто не учил этому! Странно, это выглядит так ,что я оправдываю его действия… Но мне действительно жаль его! Он мог создать любой запах, он даже мог влюбить себя толпу, но это не изменило бы его внутренний мир. Он нуждался в человеческом чувстве, которым был обделен.

Гениальность Жан-Батиста — дар и проклятье. Сегодня бы его боготворили за его удивительные возможности, но кто бы смог понять его внутренний мир? Да и пожелали бы люди понять? Как видите я до сих пор нахожусь в сомнениях. Мне просто нравится книга и ничего с этим не поделать.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Angvat, 15 февраля 2018 г. 17:12

Иногда я задаюсь вопросом: а что же останется нашим благодарным (или не очень) потомкам от нашей эпохи в литературном плане? Что будет отфильтровано и поглощено забвением, а что останется в веках? Будут ли это правда достойные книги, или же те, что подняли вокруг себя бешенный ажиотаж и продались рекордными тиражами? Мне все же хочется верить в первое, ибо оставлять в качестве «культурного пласта» каких-нибудь «Алхимиков» с «Кодами да Винчи» не очень желательно. Все-таки хочется, чтобы обитатели светлого (или не очень) будущего были о своих предках не совсем уж низкого мнения.

Поэтому желательно, чтобы и сегодняшний пациент тихо-мирно покрылся пылью истории. А то будет какой-нибудь литературовед века спустя, размахивая томиком Зюскинда, сетовать на упадок культуры того времени, раз люди взахлеб читали примитивную историю о маньяке, что переводил девушек на ингредиенты для духов, написанную бедным языком, в которой автор поленился мало-мальски прописать хоть кого-то, кроме главного героя. Да и того глубокой личность не назовешь, обычный свихнувшийся душегубец. Или вдруг, упаси Господи, европейская политика сделает такой фортель, что это будут проходить в школе как пример «маленького человека с душевными терзаниями, непонятого обществом». Ей-Богу, я и такому исходу не удивился бы. Нет уж, лучше берите с собой, дорогие потомки, в кто-его-знает-какое далеко пустых, но, в общем-то, безобидных Коэльо и Брауна, чем такое вот «творчество». Не думайте о своих предках совсем уж плохо.

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

sam0789, 7 февраля 2018 г. 16:36

Я смотрела фильм, давным давно, когда он только вышел! Смотрела 1 раз. Не пересматривала больше. Поэтому берясь за книгу я примерно знала, что меня ждет.

История опирается на запахи.Описание людей, вещей, природы — вообще всего, что участвует в книге — идет по запахам. Такое я читаю впервые! Никогда не смотрела на окружающий меня мир со стороны запаха!

Жан-Батист Гренуй родился прямо за рыбной лавкой и был брошен умирать. Выжил чисто случайно, благодаря тому, что его заметили люди. Что говорить о жизни ребенка сироты 18 века... Никому он был не нужен. Да и воспринимался он как расходный материал. Поступил к одному человеку на службу, на адские условия, из расчета того, что если он и умрет — ничего страшного, возмут нового. А этот расходный материал живой. У него есть сердце, душа, эмоции, чувства!

Очень интересным даром обладал Гренуй — невероятным умением чувствовать запахи! И вот направить бы его дар в нужное русло! Встретить бы ему на своем жизненном пути грамотного, нужного человека, который помог бы ему направить своё умение в нужном русло! Может и получилось бы всё по другому... Хотя кто знает. Не зря говорят — от судьбы не убежишь!

Жан-Батист поставил перед собой цель — и ведь добился! Сделал то, что хотел! Правда цена была слишком высока...

Книга спецефичная. Но мне очень понравилась! :) Единственный минус — не смогла читать, когда ела :) Это было выше моих сил.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Vindermur, 24 августа 2017 г. 15:36

Можно ли отыскать отчаяние в сердце Жана-Батиста Гренуя?????? Уход от людей соприкасается с влекомым ароматом и зовет обратно. Страшит ли казнь его, наслаждается ли он, стал ли он доволен после растерзания или это наказание появления на свет. Очень оказалось по нраву, как автор передал Средневековье и сами процессы, которые связаны с благовониями. Виден сразу профессиональный подход к делу

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

sergej210477, 17 февраля 2017 г. 19:55

Великолепный роман. По глубине психологизма напоминает «Молчание ягнят». Автор сумел влезть в больное и извращенное сознание маньяка и перенести все эти эмоции и чувства на бумагу. Для этого надо или самому быть маньяком, или очень талантливым психологом и большим писателем.

Сложный, мрачный, жуткий роман. Ж.Б. Гренуй это нечто, чему и название придумать сложно. Но и человеком его назвать нельзя. Мизантропом? Но он не ненавидит людей, они для него как бы не существуют. Сказать что у него мания величия , так это ничего не сказать. Нелюдь какой-то. Живет в своём мире и удовлетворяет свои бредовые желания. Такой отрицательный персонаж — редкость.

Конечно, ему не симпатизируешь, за него не переживаешь. Он отвратителен. Но тем и интереснее книга, что главный герой злодей и маньяк.

Отличная или плохая книга получилась , зависит не от того, насколько привлекателен главный герой. А от того, как автор раскрыл его мысли, характер, эмоции, мотивы. Ну и конечно, как все это воплощено в сюжете. А с этим у автора все в порядке.

Да, читать мерзко, страшно. Осадок в душе остаётся очень неприятный. Я даже не рекомендовал бы эту книгу к чтению очень эмоциональным людям. Развлекательного чтения здесь не получится. Это как заглянуть в глубины Ада.

Тем и интереснее роман, какими страшными бывают люди. Хотя, я уже говорил, что книга про нелюдя. Какая-то ошибка природы.

Оправдывать или очернять Гренуя занятие бесполезное и неблагодарное. Он такой, какой есть. Чёрное очернить нельзя.

Но описано это существо мастерски и оценить роман низко я не могу.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Адажио, 17 февраля 2017 г. 19:18

Патрик Зюскинд написал очень обонятельный роман. Его «Парфюмер» — это размышление на тему совместим ли гений со злодейством. И ответ очевиден — да, в обывательской слысле, нет, с точки зрения самого гения.

Книга написана в виде биографии одного из самых гениальных людей 17 века.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Жан-Батист Гренуй запоминал все запахи, его окружающие, не деля их на «хорошие» и «плохие». По крайней мере до тех пор, пока не выучился парфюмерному делу у признанного мастера Джузеппе Бальдини и не отправился в мекку ароматов — город Грасс. По пути туда Жан Батист осознает, что сам не имеет запаха. И вот тут-то и включился его злой гений — он решается не просто создать собственный аромат, а «королевский цветок» из 25 ароматов девственниц, чтобы быть замеченным, чтоб вызывать трепет и восхищение!

Жестоко. Беспринципо. Он — не просто убийца, он — коллекционер. И даже воспользовавшись своим «оружием», Гренуй, повергнув всех в экстаз любви и признательности к его персоне, не получает счастья... Странное дело, все, кто проявил участие к его судьбе, умирали вскоре после расставания с ним... Да и сам он, по сути, жить не должен был. Пятый ребенок своей матери. Должен был быть пятым мертвым ребенком, но выжил, и отправил на тот свет ее саму. И так всю жизнь после этого..

.

Все же, в романе есть несколько допущений... например, смешивать несколько запахов в духи стали в начале 18 в. и назвали эту смесь «одеколон» (4 аромата — розмарин, флер д’оранж, бергамот и лимон). А, как мы помним, «Амур и Психея» насчитывали 9 разных компонентов в середине 17 в. Да и город Грасс только на рубеже 18-19 вв. стал арома-центром и поставщиком сырья.

Мост менял, где была лавка Бальдини, действительно был жилым и торговым узлом, но рушился он регулярно, и его постоянно отстаивали, достраивали, меняли =)) Окончательно но же все жилые постройки были снесены только в конце 18 в.

Роман оценю в 4/5. Во-первых, если бы действие развернулось в 18 веке, он выглядел бы достовернее. Во-вторых, язык автора немного скучноват. Не считаю это промахом перевода, скорее неудачной стилизацией.

Оценка: 8
–  [  25  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Ashenwail, 27 сентября 2016 г. 23:48

Представьте себе: вы берёте в руки книжку чуть удлинённого формата, который так приятно читать, на обложке которой — фрагмент «Юпитера и Антиопы» Ватто, читаете сзади аннотацию немецкой газеты «романтический и увлекательный детектив», ощущаете кожей рук полиэтиленовую упаковку книги (экземпляр по новомодному затянут в полиэтелен), ожидаете изысканный плутовской роман, и....

Впрочем, по-порядку.

Книга должна называть не «Парфюмер. История одного убийцы», а «Одержимый. История одного маньяка».

Да, Жан-Батист Гренуй умеет готовить благовония любой сложности, но чтобы стать мастером (не обязательно мастером-парфюмером) мало иметь природный дар, надо ещё овладеть нормами культуры, быть интегрированным в общество и т.д. А чтобы называться Парфюмером надо ещё и обладать эстетическим вкусом. Всего этого у Ж-Б. Г. нет. Какой же он Парфюмер? Это просто гениально одарённый на запахи маньяк-убийца.

Теперь о личности ГГ. Он — гипертрофированное одноклеточное. Что может быть великого или гениального в человеке, у которого гипертрофированно развито одно, одно-единственное чувство, но запросто отключены все остальные? Предположим, у человека метровый половой член, которым к тому же, он может делать такое, о чём другие и не мыслят. И что? Это достойно восхищения? Так и Ж-Б. Гренуй. Если бы он был личностью, а не имбицильной амёбой, он бы социализировался в обществе, сделал бы революцию в запахах, моде, а там, глядишь, и в политике. Но куда ему! Гренуй просто ничтожество: кроме его запахов его ничего не интересует. Да он и не умеет ничего, ибо не понимает ценности мира как такового.

Теперь о стилистике. Я-то чтец фантастики и потому такой занудный стиль оцениваю плохо, но пусть в серьёзной литературе он — норма. ИМХО, стиль «Парфюмера» у меня ассоциируется с добротно написанной диссертацией. Выделена объект-предметная область — запахи, и о мире запахов львиная доля текста, с обязательным упоминанием их на каждой странице. Сюда же ложатся и невероятно длинные предложения (нормальный писатель не станет делать такие предложения, тогда как в научном тексте они отнюдь не редки) и описательный стиль изложения с постоянным хронотопом наблюдения извне.

Теперь о персонажах, о сюжете, об интриге. Интриги нет: текст развивается размеренно и поступательно. Читать скучновато. Сюжет ещё более убог. Сменяются декорации, Гренуй идёт туда, идёт сюда, совершенствуется его мастерство выделения запахов, но ничего не происходит вокруг. Даже такие знаменательные события, как гибель людей, которые использовали Гренуя, обставлена как-то вяло. Персонажей тоже нет. Ни второго плана, ни третьего, никакого. Есть неписи. У меня создалось впечатление, что играешь в средненькую РПГ и постоянно общаешься с неписями (т.е. — с персонажами, интеллектом которых управляет компьютер).

Кстати, повторно о сюжете. Подлинный конец романа — на конце третьей части, там, где Гренуй обламывает толпу и безнаказанный удаляется прочь. Зюскинд, в частности, показал, что тому, у кого есть талант, всё можно, а остальные — лохи. Четвёртая часть — там, где Гренуя убивают — не более, чем дань ещё не до конца извращенным современным нравам. Не покарай Зюскинд своего героя в конце его можно было бы обвинить в аморализме. А так всё в порядке: чудовище повержено, но вопросы, поставленные в романе, закинуты в душу читателя.

Кстати: те, кто помнит 80-90, должны помнить и нашего, отечественного парфюмера — А.Р. Чикатило. Пусть не испугает вас сравнение, оно вполне оправдано. Патрик Зюскинд сделал своего героя супер-пупер-мега-гениальным вундеркиндом в запахах, и потому мы уже как бы прощаем ему его преступления, прощаем лишь потому, что он талантлив, исключительно, неповторимо одарён. Но что если слегка понизить талант на запахи у Ж-Б. Г.? Да-да, перед нами вырисуется обычный одержимый маньяк.

ИМХО: по-хорошему бы сделать психологическую экспертизу текста, но что-то мне подсказывает, что личность ГГ — Жана-Батиста Гренуя — это альтер-эго автора. Такие вот фантазии...

И последнее: почему такая низкая оценка. «Единицу» ставлю только тем произведениям, которые на мой взгляд вредны. Они могут даже быть неплохо написаны, но идеи, в них заложенные, вредны и растлевают общество. «Парфюмер» П. Зюскинда — классический случай первых двух шагов Окна Овертона (или Окна Эвертона — кому как нравится) с простой задачей: поднять в обществе обсуждение правомочности убийства с целью исследования окружающего мира через запахи. Заметим, П. Зюскинд справился со своей задачей блистательно: учитывая количество хвалебных постов и оценок, люди просто не понимают, что ГГ романа — просто выродок, а сам роман — о маньяке. Ставите «десятки» за Чикатило, господа!

Оценка: 1
–  [  3  ]  +

Патрик Зюскинд «Литературная амнезия»

Тиань, 6 сентября 2016 г. 18:40

В рассказе-монологе Автор исследует вопрос, что будет, если всю жизнь активно читавший книги человек внезапно забудет прочитанное. Стоят на полках книги, герой смотрит на них, знает, что много раз перечитаны все эти томики, видит на страницах собственные пометки, а о чем всё это, увы, не помнит.

Грустно, некомфортно. Но, по большому счету, ничего страшного — книги оказали влияние на развитие личности, формирование мировоззрения человека, и это остается с ним, даже когда прочитанное забыто. Так считает Автор, и такой же вывод следует из состояния героя.

Наверное, они оба правы. Сюжеты и имена забываются, а мысли остаются частью собственного сознания человека.

Вот только в амнезию героя я не поверила. Он перебирает имена писателей, и каждое из них ему знакомо. И имя Генриха Баварского знакомо тоже. А откуда, если забыто содержание книг? Не очень достоверно прописана амнезия.

Но это не так важно, поскольку данный рассказ ценен идеей, а не героем и сюжетом.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Патрик Зюскинд «Голубка»

elektronoizov, 20 мая 2016 г. 11:11

У Артура Шопенгауэра есть замечательная притча об основных принципах построения взаимоотношений в человеческом обществе:

«Стадо дикобразов легло в один холодный зимний день тесною кучей, чтобы, согреваясь взаимной теплотою, не замерзнуть. Однако вскоре они почувствовали уколы от игл друг друга, что заставило их лечь подальше друг от друга. Затем, когда потребность согреться вновь заставила их придвинуться, они опять попали в прежнее неприятное положение, так что они метались из одной печальной крайности в другую, пока не легли на умеренном расстоянии друг от друга, при котором они с наибольшим удобством могли переносить холод.

— Так потребность в обществе, проистекающая из пустоты и монотонности личной внутренней жизни, толкает людей друг к другу; но их многочисленные отталкивающие свойства и невыносимые недостатки заставляют их расходиться. Средняя мера расстояния, которую они наконец находят как единственно возможную для совместного пребывания, это — вежливость и воспитанность нравов. Тому, кто не соблюдает должной меры в сближении, в Англии говорят: «keep your distance»! Хотя при таких условиях потребность во взаимном теплом участии удовлетворяется лишь очень несовершенно, зато не чувствуются и уколы игл.

— У кого же много собственной, внутренней теплоты, тот пусть лучше держится вдали от общества, чтобы не обременять ни себя, ни других.»

В повести «Голубка» Зюскинд сознательно сделал саркастический акцент именно на последнем утверждении великого философа. Ведь главный герой — Йонатан Ноэль — человек не настолько духовно богатый, чтобы можно было говорить о его полной самодостаточности. А мизантропия и интроверсия комфортно реализуются в человеческой психике только при условии его полной самодостаточности.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Бомж перед банком — являл собой полную противоположность Йонатану. Он не нуждался в обществе, в то время как официанты, автомобилисты и просто прохожие, которых обстреливал глазами, полными ненависти, Йонатан, жили в гармонии с окружающей их действительностью, жили по законам, формирующим эту гармонию повседневности. Наш же герой решил разработать детальнейший алгоритм, сводящий контакт с социумом к минимуму, но не учёл стохастичность протекающих в нём процессов. Появление голубки в коридоре доходного дома — это и есть символ стохастичности нашей жизни, в которой нельзя учесть все переменные.

Конечно, в этом коротком произведении имеется ещё целая бездна смыслов, отсылок и цитат (что лишний раз подтверждает гениальность автора), но основной лейтмотив: сознательное одиночество — удел очень сильных духом.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Патрик Зюскинд «Контрабас»

pontifexmaximus, 5 мая 2016 г. 23:14

Мне говорят, что герой «Контрабаса» симпатичен, но я его изрядно побаиваюсь...

Пока одни люди учили нас любить запретные плоды далекой Америки, включая тертые джинсы и многое другое, некие иные обильно цитировали Гоголя с Достоевским, уверяя, что господин де Вогюэ и впрямь услышал от Федора Михайловича «Все мы вышли из гоголевской «Шинели», а затем непременно переходили к тому, что чуть ли не весь смысл мировой литературы теперь состоит в любви к пресловутому маленькому человеку...

Я не буду изводить буквы на то, чтобы обосновать и так очевидную схожесть некоторых черт Акакия Акакиевича с некоторыми особенностями личности героя Зюскинда. Отмечу лишь, что гораздо проще полюбить маленького человека именно как персонажа, нежели сделать это в реальности. Да и то при этом надо закрыть глаза на очень многое. Все же и Гоголь, и Достоевский, и Зюскинд не столь однозначны, как бы того не хотелось разным господам де Вогюэ и их потомству, осевшему на плодородной ниве литературоведения...

Вот, известно, что финал «Шинели» многих смущает. Гоголь сбегает из предписанной ему критиками и доцентами резервации под названием «реализм» на просторы навеянной влиянием Гофмана и иных мрачных романтиков мистики, превращая жалкого и забитого Акакия Акакиевича после его безвременной кончины в жуткий и грозный призрак, внушающий неподдельный ужас...

XX век в основном и был посвящен тому, чтобы показать посредством учреждения концлагерей, геноцида тутси, окончательного решения еврейского вопроса, хунвэйбинов и цзаофаней, перевоспитания по методике красных кхмеров, раскулачивания и прочих прелестей одну забавную истину. Она состоит в том, что ни один самый кровожадный тиран древности не мог пролить столько крови, проявить столько жестокости, продемонстрировать такую поставленную на промышленную основу бесчеловечность, как пресловутый маленький человек...

Мы его жалели, мы ему симпатизировали, мы проливали слезы над его печальной участью в мире наживы и чистогана, а он вдруг взбунтовался, сбился в хорошо организованную толпу, именуемую массы, выдвинул из своих рядов множество серых, безликих вождей, в коих безграничная жестокость гармонично сочеталась с потрясающей посредственностью во всем, что не касается собственно умения повелевать указанной толпой-массами...

И вот теперь критики предписывают мне полюбить вот этого вот субъекта, сидящего в тесной комнатушке в обнимку с контрабасом, хлещущего пиво и не способного удержать поток словоблудия. Дескать, жизнь его не сложилась, талантом Господь не наделил, осознание собственной посредственности подавляет, богатые и знаменитые злобно гнетут, юная оперная певичка внимания не обращает, контрабас вот еще этот злополучный всюду и везде его преследует...

Знаете, один вот маленький неудачник из пьесы «Контрабас» произносит монолог на сто страниц о том, как это все вышло, но он устроит таки бунт, он им покажет, попутно рассказывая, как негодный социум исковеркал его жизнь...

А в 19далеком году году другой маленький неудачник и вовсе угодил то ли в в тюрьму, то ли в ссылку, то ли в изгнание, чтобы там сочинить гораздо более толстую книгу, впрочем тоже весьма сумбурную. Как и герой Зюскинда, он там стенал по поводу своих неудач, ругал многих из тех, кто лучше устроился в жизни, прыгал при этом с пятого на десятое, яростно ненавидел то, что казалось ему несправедливостью, срывался на крик, угрожал, что бунт обездоленных и угнетенных не за горами. И это бормотание увлекло за собой массы быстрее, чем рассуждения ученых умов о прогрессе и цивилизации.Теперь можете сами вставить в этот абзац фамилию наиболее неприглядного для вас из тиранов прошедшего столетия, а также узреть отблески его личности в речениях вроде бы безобидного чудака, талдычащего про контрабас...

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

julia_tachynska, 1 февраля 2016 г. 00:55

По правде, думала будет больше «трэша», как в фильме ... а тут 3/4 книги — история простого парня, который хотел жить, и который жил ради великой цели — создать парфюмы любви!

Лишь на последних 60-70 страницах начинаются эти массовые убийства ... но описаны настолько ничтожно, что хоть я и не сторонник такого, но мне было мало описания!

Поэтому, момент, который меня больше всего обеспокоил — это убийство невинного щенка, а не 25 девушек ... Потому этот процесс был описан подробно и поэтому вызывает сожаление к невинному животному ... А вообще книга неплохая ... не жалею, что прочитала , но в список любимых книг она точно не попала ....

«Сейчас вообще ни с кем не стоит связываться, потому что все кишит жалкими отбросами!»

«Господь наделяет нас как хорошими, так и плохими временами, но он не хочет, чтобы в плохие времена мы ныли и жаловались, он хочет, чтобы мы мужественно себя испытывали»

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Изенгрим, 2 января 2016 г. 12:58

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Wer die Geruche beherrschte, der beherrschte die Herzen der Menschen.

Кто овладел запахом, овладел сердцами людей.

Я очень люблю запахи. У меня слабое обоняние, но оно играет в моей жизни достаточно большую роль. В определенной ситации запах может заменить мне сам пахнущий предмет, и составлять о нем мнение я буду именно опираясь на впечатление от запаха, а не от внешнего вида, например. С тем большим удовольствием я прочитал роман Зюскинда, буквально пропитанный разнообразными запахами, основанный на запахе, и где главный герой — это, конечно, запах в своей высшей форме — духи, Das Parfum.

Зюскинд отличный рассказчик — мягкий, ненавязчивый юмор, внимание к деталям, внятность и убедительность психологических портретов, очевидная нежная привязанность к своим персонажам, бедным злым людям, не отпускающая автора даже когда те выходят из жизни главного героя. Певучесть нарратива умудрилась даже немецкий язык, с его специфическим звучанием, превратить в волшебную мелодию (думается, сказалось, помимо прочего, и место действия) со своими модерато и адажио.

Проблем с переводом не возникло, хотя я заранее опасался профессионального жаргона; и, несмотря на то, что автор несколько раз действительно массово использовал термины из парфюмерного и кожевенного производства, особых трудностей это не составило. Пишет Зюскинд очень ровно и плавно, без всплесков и провалов, читать крайне удобно — на протяжении почти всего романа сохранялась одна и та же авторская интонация, интонация профессионального рассказчика историй, которому не надо пучить глаза, имитировать голоса людей и активно жестикулировать, дабы захватить внимание читателя и не отпускать до самого конца.

Зюскинд рассказывает сказку — нормальную средневековую жуткую сказку: про Жана-Батиста-дурачка, пошедшего туда-не-знаю-куда, чтоб найти то-не-знаю-что. И другую сказку, про страшное чудище-гренуя, похищавшего младых дев и питавшихся их душами. Заканчиваются сказки так, как им и положено: Жан-Батист-дурачок, сумевший выжить в нашем равнодушном вонючем мире, пришел туда-не-знаю-куда и нашел то-не-знаю-что, а чудище-гренуй погибло, пусть и от рук далеко не геройских, но все же.

История, рассказанная Зюскиндом — это история богоборчества и богоискательства, история никому не нужного Икара, возомнившего себя выше всех, долетевшего до Солнца и сгоревшего, история эгоистичного Прометея, укравшего секрет богов для себя самого, история автора, убившего бога, вечная легенда о неразличимости гения и безумия, гимн бессмысленному перфекционизму, наконец.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Mearas, 20 ноября 2015 г. 15:28

Книга начала своё триумфальное шествие по миру с Швейцарии. Её страшная слава не затихла, а прогремела с новой силой благодаря экранизации вышедшей в 2006 году. Фильм интересный, спору нет! Но книга неоспоримый, безоговорочный шедевр! Замечу, что переведена она на более чем 30 языков мира. По жанру книгу трудно классифицировать однозначно. Это и мистика, и триллер, и драма, да и вплетение исторически правильно описанных времён, усугубляет её причастность к одному жанру. Сюжет фильма близок к книге, но читая, вы начинаете понимать почему главный герой стал извергом. И возможно тень сочувствия промелькнёт и в вашей душе.

Главный герой романа — Жан-Батист Гренуй, рождённый

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
на рыночной площади, среди помоев и рыбьей требухи. Своим внезапным появлением на свет, он приговаривает мать к казни, и начинает целую череду смертей, связанных со своим пребыванием на планете Земля.
Уникальный дар был дан этому человеку! Сверх обоняние. Наш герой выглядит страшным [i]божком[/i] в глазах людей, но при этом сам абсолютно не имеет человеческого аромата. Страшное детство в страшные, грязные времена. Оно больше похоже на курс выживания среди диких зверей. А выжить как раз чудо-нюх и помог. Но вот-то, как Жан применил его с течением времени, мало сказать — удивляет. Но и не шокирует. Книга подробно описывает нравы того времени, и по сравнению с некоторыми персонажами, наш герой выглядит ягнёнком. Ещё один занимательный факт, те люди с которыми Жан провел определённый отрезок своей жизни, и которых он мирно покинул — погибают при роковом стечении обстоятельств. Загадочный человек, странный и радикально другой, по сравнению с земными обитателями. Он и жертва и мучитель одновременно. Мне он в некоторой степени стал симпатичен, потому, что окажись другой в таких условиях, не то, что извергом стал бы — тираном! Или погиб.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Контрабас»

Yargaro, 20 августа 2015 г. 23:34

Признаться, «Контрабас» — это моя первая пьеса. До этого я не читал и не признавал драматических произведений. Но, Зюскинд покорил меня своими «Парфюмами» и я решил попробовать другие его сочинения. «Контрабас» заинтересовал своей необычностью, ведь в пьесе всего лишь одно действующее лицо.

Язык повествования весьма приятен, словно слушаешь откровение, раскаяние или исповедь, настолько живим кажется монолог единственного героя.

После прочтения, я слегка изменил свое отношение к музыке в целом и к контрабасам в частности. Контрабас в пьесе описывается очень противоречиво, выбор этого инструмента для музыканта в большинстве своем не добровольный и подобно огромному, неудобному, громоздкому, тяжелому футляру с инструментом, музыканты несут на себе этот крест музыкального искусства.

Особенности контрабаса и игры на нем, история того, как он стал таким, каким есть сейчас, место контрабасиста в оркестре и его задача в музыкальном произведении, чувства самих контрабасистов к своему инструменту, композиторы, сочиняющие музыку для контрабасов — все это автор передает с настолько неподдельной достоверностью, что кажется, будто Зюскинд действительно играет на контрабасе, а не на фортепиано!

Лично я вообще далек от музыки, по этому мне было весьма интересно пополнить свои знания в этой области. «Контрабас» я бы не назвал навязчивым произведением, должен понравится каждому!

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Повесть о господине Зоммере»

Bluefox, 30 мая 2015 г. 15:09

Двойственное впечатление у меня оставила повесть. С одной стороны, написано хорошо. Что уж точно умеет Зюскинд, так это рассказывать истории, и правдоподобно описывать ощущения и чувства героев. С другой, сама идея, посыл произведения — мне не понравились. Автор взял уже известную тему детства и взрослости. Надо ли оставаться в душе ребенком с годами? в чем ценность хранить детское ощущение полета внутри себя? Зюскинд явно выбирает «детство». Невинность и свободу ребенка. И здесь я с автором могу поспорить. Мне ближе оказался господин Зоммер, с его маниакальной целеустремленностью выйти за рамки привычно, но с позиции уже зрелого внутреннего я. Мне обидно, что автор так непривлекательно показывает старость, ее ценность и самодостаточность.

Оценка: 5
–  [  -1  ]  +

Патрик Зюскинд «Сражение»

Yarowind, 17 мая 2015 г. 15:44

Небольшой рассказ про шахматы. До боли похоже на турнир одновременной игры гроссмейстера товарища Бендера в Васюках:).

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Yamada, 26 апреля 2015 г. 21:46

Бесспорно роман является бестселлером, но не стоит из него делать культовую литературу. Описывается жизнь средневекового маньяка, его мировоззрение, психология, менталитет. Всё это далеко не так легко, как может показаться на первый взгляд. И стоит отметить, что у Зюскинда это получилось просто великолепно. Это ж как Гренуй с самого детства ненавидит всё человечество! Комплексы? — Да, бесспорно. Но вдобавок ещё ко всему этому врождённые неординарные способности. Причём злой гений получает за сравнительно короткий срок то, над чем его учитель трудился долгие годы. Мало того — Гренуй усовершенствует свои познания и в итоге применяет их во зло. Путь, который он проходит от ученика до мастера, просто чудовищный. Во имя своей цели маньяк приносит в жертву множество ни в чём неповинных девушек, которые сами вполне могли бы украсить этот мир получше его благовоний. И какова же конечная цель злодея? Обогащение? — И это тоже! Но прежде всего Гренуй хочет самоутвердиться, причём на самой вершине социальной пирамиды. Гордыня! Вот что толкает парфюмера на все злодеяния. Он хочет доказать всем своё превосходство и выбирает именно тот способ, в котором у него действительно есть преимущество. Фактически он хочет всех поработить. Действуя наверняка, Гренуй не знает и капли жалости. Всё во имя поставленной цели!

Нет ничего удивительного в том, что произведение написано немецким автором. На основе его содержания можно провести много недвусмысленных аналогий с реальной жизнью. Также впечатляет момент, что главный герой является одновременно и главным отрицательным персонажем. И кто же ему тогда противостоит? — Да все! А главное — сама жизнь. И Зюскинд раскрывает главную суть в своём романе, что никто не может в одиночку противостоять всем остальным, каким бы сильным и могущественным он ни был. История знает немало подобных примеров.

Самый замечательный момент в романе — его концовка. Негодяй получает то, что хотел. Он раскрывает секрет запаха и с помощью своих адских духов начинает контролировать волю людей. Фактически Гренуй находит способ как всех поработить. Но вот незадача! — Алчность злодея. Гренуй не в состоянии контролировать свои собственные желания и предпочитает иметь над всеми безграничную власть. В итоге получает именно то, к чему так стремился. Переборщивши с дозой своих духов, вызывает к себе безграничное рвение. Настолько безграничное, что толпа в прямом смысле и разрывает его.

Такое однозначно стоит почитать.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Wolfy903, 7 ноября 2014 г. 13:16

Вот яркий пример того, как из очень средней литературы сделали культ.

Наверное, из этой оригинальной идеи мог получиться неплохой рассказ — именно на рассказ там событий. Но автор хотел сделать роман, который «влюбит в него весь мир», и потому напичкал его всем, чем только мог — очень недалекими размышлениями ГГ, да и других персонажей, техническими описаниями различных операций. Самое любопытное, что ближе к финалу он говорит о ГГ (не дословно):

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
»... собственно, на этом он раздумывать об этом закончил. Потому что думать не особо любил.»

5 баллов!

В целом все очень неправдоподобно и притянуто. Начиная с рассуждений и поступков (они не логичны, притянуты за уши к необходимым автору событиям, т.е. он вопросы подгоняет под свои ответы), заканчивая самим ГГ.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Который не был умным и сообразительным, но в нужные моменты в нем просыпалась прямо-таки дъявольская хитрость, не был сильным и здоровым — но умудрялся справляться с физически нормальными людьми. Да и полиция — не могла найти преступника, но как тоьлко он убил всех, кого хотел — все сразу сложилось.

И да — это достаточно противно читать местами.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Вася Пупкин, 10 июля 2014 г. 07:58

«Парфюмер» — слишком сложное, по-моему, произведение, чтобы писать о нём дежурные, сиюминутные рецензии или отзывы... Короткие или длинные. Его стоит в охотку прочитать...

Пожалуй, это не триллер, как некоторым показалось, скорее, как мне представляется, чётко определённая философия, рассуждения умного человека (автора) о том, куда катится мир?

Конечно, тут немало чистой воды достоевщины — тварь ли я... или право имею, если талант? Ответ знает только ветер. А попробуй поймать бурю! Прикинь, а выдержат твои скромные паруса? То-то и оно!

Но пытливый ум туда всё равно полезет.

Безумству храбрых поём мы песню. Иной раз поминальную...

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Райм, 28 мая 2014 г. 19:28

Странная это книга. Очень уж двойственная. Философичная — и битком набитая всякой ересью (вроде фатального флюида -понимаю, что это авторская ирония, но смотрится неприятно — или способности Гренуя чувствовать запах девственницы за несколько километров), Приятный, чем то даже былинный язык автора — и невероятная скомканность повествования, из-за чего остро ощущается выраженная сегментность сюжета. (Очень уж чётко описаны временные периоды — приют, работа, Бальдини, пещера, Грас — и всё. Это очень обедняет сюжет. Здорово насмешил тот факт, что после каждого ухода Гренуя на уровень вверх (как-же хочется назвать это «левел-апом«!!!!) с бывшими его хозяевами случалось что-то нехорошее... Кровавый след демона Гренуя...... А не чересчур ли это? И зачем?) Безликость и «божественность» главного героя. Была ли попытка со стороны автора отпугнуть читателя излишней чернухой? А вот и нет. Вся чернуха здесь — мышление Гренуя. Не надо льстить себе самому — понять стиль мыслей мономана можно, но принять его???

Главным гвоздём в гроб для меня стала сущая бессмыслица концовки. конечно людей можно ненавидеть — и видит Бог, они во многом этого заслуживают — но покончить с собой столь диким образом, только из-за того, что понял, что среди людей ему делать нечего и он всемогущ среди них......... Странно сие. Мне было до коликов смешно вначале романа, когда пацана пинали по приютам как футбольный мячик, обвиняя чуть ли не в сатанинском происхождении, но было противно под конец, когда жертвы лизали ноги убийце. Интересно, только ли мне сцена несостоявшейся казни Гренуя так напомнила явление Воланда в театре варьете? Тоже издевательство над тупым быдлом, сатанинские (ну или «квази» таковые) корни персонажей......

В виде заключения хочу сказать, что книгу перечитывать не буду, ибо она -ровно как Лукьяненский «дозор» не более чем коммерческий продукт, созданный грамотной пиар — кампанией, а так — не душе ни сердцу.

Оценка: 5
–  [  11  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

anagor1, 2 мая 2014 г. 19:10

(В качестве коммента решился запостить свое эссе, опубликованное в ЖЖ в 2006 г. Приношу извинения за объем. Если редакция сайта сочтет сие перегибом — пускай удалит коммент.)

«…И парфюмеризация всей страны»

или Мнение читателя, обделенного обонянием

( Никакие имена не изменены.

Никакие кошмары не снятся.)

«Роман об ученике известного парфюмера Бальдини, который убивает красивых девственниц, чтобы создать идеальный аромат», — шедевр сей подсмотрен на одном книготорговом сайте, да пребудет с ним коммерческий успех.

«…соединил в себе феноменальный замысел, детективное развитие сюжета и тонкое романтическое начало!» — а это из Учительской газеты. (http://www.ug.ru/archive/10106) Так лучше? Ну да, особенно насчет начала, которое, видать, настолько тонкое, что и не заметить сослепу.

Но если отбросить экзальтированные восторги, о чем роман-то? О том, что гений и злодейство совместимы? Когда подобную пургу гонят в блогах – это весело. Когда сие со слезами умиления на глазах пишет переводчик в послесловии к изданию «Азбуки» — удивляет. Но когда Учительская газета на полном серьезе предлагает подобным образом подавать роман Зюскинда в школе, в параллели с «Моцартом и Сальери», причем огрубив эту дутую реминисценцию до крайности... ну, знаете! Хоть детей-то не надо дебилами делать!

Дамы и господа, может, пора перечитать Пушкина? Зачем же лишать свои извилины прав на шевеление? «Гений», «злодейство» — слова красивые, в одном пять букв, в другом – целых десять. Но хотя бы иногда их стоит наполнять смыслом. Несовместны, дамы и господа, лишь внутренние состояния творца: нельзя одновременно творить «разумное, доброе, вечное» и замышлять злодейство… наверное (не знаю, не пробовал). А Зюскинд причем? В первых же строках романа звучат имена «гениальных чудовищ»: Бонапарт, Сен-Жюст. Неужели для вас когда-либо было секретом, что действия гения могут обернуться злодеяниями для окружающих? (Брошу вдовесок, на секунду выглянув из-за укрытия: «Ленин тоже был гением!»)

А то давайте еще Достоевского приплетем! А что? Гренуй, как и Раскольников, шел на преступление не ради наживы, а по идейным соображениям. А потом в великой идее своей разочаровался и типа сам себя наказал. Да и я вот поначалу счел «Парфюмера» бредом и всё маялся идеей поехать в «Азбуку» и набить там всем морды (удержала только женская фамилия переводчика), но потом как-то раскаялся и себе в наказание сел писать другой бред — тот, что вы сейчас читаете. Говорите, сущее наказание читать? А я-то как намаялся с «Парфюмером»!

Скучный же роман, тягомотина! Тридцать глав из пятидесяти автор занят лишь тем, что медленно, монотонно и настойчиво вдавливает меня в удушающе примитивный внутренний мир своего героя. Красочное и тщательное описание «царства запахов», конечно, делает ему честь, но не пособие же по парфюмерии перед нами, а якобы художественное произведение! Миллион ли запахов, миллиард ли, сколько их ни складывай и ни вычитай – всё равно выйдет нечто ограниченное; тупая арифметика по сравнению с высшей математикой бесконечного разнообразия человеческих чувств.

«Парфюмер» психологичен? Да бросьте вы! Персонажи романа плоские, как компакт-диски, они нарочно скроены по одному и тому же лекалу: по idée fixe на каждое действующее лицо, отданная этой идее без остатка бессмысленная жизнь, увенчанная бессмысленной смертью. Таков и сам Гренуй, только всё в нем доведено до абсурда, до абсолюта, до… идеала! И остальные персонажи поэтому кажутся пародиями, тенями, призраками главного и единственного героя романа. Вот и весь психологизм. Автор так и замышлял, думаю. Ах, запахи? Действительно, запахи… их человек чует на животном, подсознательном уровне, и рассказ о них, конечно же, являет невиданную глубину… а ритмичный набор звуков низкой частоты, заставляющий нервно дрыгаться конечности, несомненно, является музыкой.

Может, «Парфюмер» глубокомыслен? Увы, он лишь отдает глубокомыслием, — вот так примерно, как сентенция: «У воробья две ноги, особенно левая». Но с воробьем хотя бы весело, и нога его, кстати, явно реминисцирует дзенский коан насчет ладони.

Что еще сказать о «Парфюмере»? Сюжет слабый, интрига хилая. Детектив?! Не смешите меня! Почитайте Маклина! Юмор, кстати, тоже напрочь отсутствует, разве что легкая ухмылка по поводу учения маркиза де Тайада. Короче, самое сильное место в книге — аннотация «Азбуки». Собственно, она и возбуждала агрессивные позывы в отношении этого издательства.

«…Признан самым знаменитым романом, написанным на немецком языке со времен Ремарка…» Это ж надо брякнуть такое! И кем, интересно, «признан» затмивший Ремарка Зюскинд, великий и ужасный? Сонмищем немецких бюргеров, хлебом давно обожравшихся, и потому требующих уже исключительно зрелищ, пива и чтива?

Ответ: «…издан общим тиражом более 15 миллионов экземпляров, переведен на 45 языков…»

…То есть, фыркать я могу сколько угодно, могу даже на все доступные средства выкупить часть тиража «Парфюмера» и торжественно сжечь на Красной площади (что только прибавит роману популярности… ну, и мне тоже, пожалуй), но факт, как веслом по морде: народу нравится!

А если пятнадцать оскорбленных в лучших чувствах миллионов возьмут да хором фыркнут в ответ? Ох, не надо, не надо задавать глупые вопросы о том, плох ли роман, хорош ли. Не стоит подвергать себя подобному риску. Вообще не таким путем надо идти! Почему «Парфюмер» настолько популярен – вот правильный вопрос! По нынешним временам с качеством текста он связан весьма и весьма опосредованно. Это Ремарк, бедняга, мучился, с кровью выхаркивал из себя откровения, страдал, небось, от обиды на неблагодарных читателей. А нынче для всенародного признания и коммерческого успеха нужны всего две вещи: грамотный пиар и… нечто еще.

«Нечто еще» всё же пока нужно. Какое досадное недоразумение! Причем ни один автор бестселлеров не может связно объяснить, как ему удается завести толпу. Или не хочет? «Кураж», «нерв», «энергетика», «озарение» — не объяснения.

Но вот Зюскинд – он бы смог объяснить, если бы это не мешало его планам. Уж больно расчетливым выглядит то, как он потоптался по массовым мозгам. Почему, интересно, он за двадцать лет не удосужился больше ничего крупного написать, а? Почему он разыгрывал затворника, не давал интервью, почему до последнего времени не позволял никому экранизировать свой «шедевр»? Или вы верите в эти сказки-отмазки типа «только лучшему другу — а он не захотел»?

Мне кажется, всё просто. Сам по себе текст «Парфюмера» — лишь малая часть проекта, затеянного Зюскиндом, проекта, в чем-то похожего… нет, даже хуже — во-многом аналогичного тому, что затеял герой его романа. Один искал и нашел формулу идеального аромата, другой – идеального бестселлера.

Давайте – чисто гипотетически – воспроизведем логику Зюскинда. Зададимся вопросом: что нормальному человеку, не избалованному всякими стилистическими и прочими заморочками, нравится в книге? Банально: ему нравится, когда он узнает в ком-то из персонажей себя, или вообще, в принципе — узнает. На «эффекте узнавания», в частности, зиждется юмор. Чуждый юмор не смешон потому, что не порождает нужных ассоциаций… И, кстати, ассоциации эти не всегда выявляются на рассудочном уровне, часто оставаясь «за кадром». То есть, «узнавание» не обязано быть осознанным. Наоборот, бессознательное «узнавание» действует сильнее.

Другими словами, узнать себя может как бы не сам человек, а некий его комплекс, некая важная догадка о себе, тщательно им от себя скрываемая. И воздействие в таком случае будет куда более мощным. Кто тащится с туповатых книг и фильмов про супер-мупер-менов? Прежде всего «счастливые» обладатели «комплекса слабости». Не только и не столько те, кому супер-муперами стать по жизни не светит, а те именно, кто постоянно себе и окружающим доказывают, какие они в натуре сильные и крутые. А фильмы ужасов? Они цепляют в первую очередь того, кто по жизни старается уверить себя, что храбрый донельзя. Ну, может, не совсем так, но за что-то они такое цепляют сокрытое, вытесненное в самый дальний угол тщедушной натуры. Извращенный кайф душевного мазохизма.

Сделаем теперь следующий шаг: вспомним, что человек – животное стадное. А что есть такое потребитель массовой культуры? Это — Толпа. В узком смысле слово «толпа» предполагает физический контакт людей. Но еще Г.Лебон, один из основоположников социальной психологии, вкладывал в это слово более широкий смысл, говоря о «коллективном духе», заставляющем людей чувствовать, думать и действовать иначе, чем чувствовал, думал и действовал бы каждый в отдельности. Психологи полагают, что толпу можно изучать как некое единое существо, имеющее свою собственную жизненную логику, отличную от логики тех, кто его оживляет собой. Собственное «я» человека поглощается абстрактным «мы» Толпы…

На форуме какого-нибудь фан-клуба вам могут встретиться нормальные умные и веселые люди… покуда вы беседуете с ними на отвлеченные темы. Но не дай бог затронуть больную струнку! Раз! — и человека как подменили: перед вами брызжет слюной грубое тупое животное, бессмысленно агрессивное, не умеющее слышать чужих аргументов. Это и вправду уже не он, ваш бывший собеседник, это Толпа, выглянув из-за его плеча, застила ему глаза и заставляет вылуплять клавиатурой идеологические клоны вместо мыслей. Заметим, что подобная неадекватная реакция наблюдается и тогда еще, когда задеваешь человека за его персональный «любимый» комплекс неполноценности.

Скажем больше: не только врожденный стадный инстинкт сбивает людей в толпу. Энергией подобного единения часто служит некий общий для них для всех комплекс, дающий ощущение якобы духовной близости, или дарящий им чувство ложной дружбы, и таким образом становящийся комплексом уже не индивидуального, а коллективного сознания. Всё: нет людей, есть «гороховые зерна». «Я беру чью-то руку, а чувствую локоть»…

«Так почему бы не расшевелить своим романом именно коллективный комплекс?» — думаю я за Зюскинда, — «Почему бы не заставить узнать себя не отдельного читателя, но – оптом всю толпу таковых? Хорошая идея! Но какой именно у читательской толпы общий комплекс?»

А ведь он есть! Уж не знаю, в каких терминах думал Зюскинд, а я здесь назову его «комплексом бескультурья». Закладывается он, видимо, на школьных уроках литературы, когда детям, не набравшим еще толком никакого жизненного опыта, и в принципе не способным адекватно воспринять серьезную книгу, вдалбливают Достоевского, Лермонтова, Гете, повторяя через слово: «великий», «великий», «великий». Читать всю эту муть тоскливо, скучно, муторно, вот Гарри Поттер — другое дело! Но школа твердит: «Твоя Роулинг – просто дешевка, а это — всеми признанные великие писатели, они обязаны тебе нравиться, а раз нет, значит, ты со своим Поттером – бескультурный тупица!»

Я не понимаю, какие цели преследует подобный подход, способный отбить у ребенка всякую охоту браться за серьезную книгу. Ты вначале привей человеку любовь к чтению, разбереди в нем интерес к литературе, покажи, что читать – это не тяжкий труд, отвлекающий от других важных дел, а удовольствие, и к тому же самый безопасный способ познания жизни — а уж потом, поумнев, заматерев и поднабравшись опыта, он всё, что ему пристало, прочтет сам! Неужели нельзя в школе того же Гарри Поттера разобрать с литературоведческих позиций? Катаев, Беляев, Крапивин, Успенский — который не Михаил, а Эдуард — да мало ли классных писателей, интересных и понятных подросткам? Но нет, видимо, школьные программы составляют люди, беспросветно пораженные тем самым комплексом бескультурья, причем в самой что ни на есть гиперкомпенсированной форме.

Впрочем, это тема отдельного разговора.

Вернемся к «Парфюмеру». Я заявлял, что там одно-единственное главное действующее лицо? Нет, это не так. Посмотрим внимательнее: на самом деле — два! Одно из них – тот гениальный псих, говорить о котором в обычных терминах: «несчастный», «циничный», «преступный» — неуместно. Но есть и второй главный герой – Толпа, аморфная серая многоголовая гидра! Мадам Гайар, известный парфюмер Бальдини, маркиз де Тайад – суть выхваченные из Толпы отдельные ее личины, но не лица.

Как и положено, два главных героя противопоставлены друг другу – чтобы видно было, насколько они меж собою схожи. Наимерзейшее «гениальное чудовище» — и Толпа, не менее мерзкая и чудовищная, при том далеко не гениальная. Читал отклики, мол, иногда тянет даже пожалеть Гренуя. Да, есть такое желание, но порождено оно в первую очередь его отношением к Толпе. Заметьте: никого из тех, через кого Гренуй переступил, маниакально двигаясь к своей цели, не жалко ни на грош. Греную они вовсе безразличны, а у читателя вызывают омерзение большее даже, чем он сам. Именно и только на фоне Толпы Гренуй может выжать из читателя жалость.

Как и положено, апогея сюжет «Парфюмера» достигает, когда два его главных действующих лица сталкиваются, извините за тавтологию, лицом к лицу. Это одна из немногих по-настоящему ярких сцен в романе: беснующаяся Толпа, одурманенная запахом идеального аромата, страстно извивается у ног Гренуя. Не правда ли, автор ясно дает понять, кто из них менее достоин уважения? Жаждет ли он сам стать жертвой столь же слепого поклонения?

Ведь всё, что теперь остается для создания «идеального бестселлера» — придать тексту иллюзию глубины, позволяя Толпе бессознательно обмануться ею. (Вы сначала нырять научитесь, а потом вам сделают глубоко!) Подходящая «глобальная метафора» была Зюскиндом изобретена гениально! Обоняние – самое непознанное из человеческих чувств. Для обозначения запахов даже слов не выдумано: говоря о них, мы либо называем предмет, пахнущий схоже, либо апеллируем к вкусовым ощущениям.

Подменить музыку прозы животным ритмом, заставив нервно дрыгаться в такт ему конечности коллективного духа! Блеск! Браво! Сварганенное таким образом блюдо останется лишь грамотно подать, благо технологии пиара разработаны в совершенстве, причем нужно будет только чуть подтолкнуть ажиотаж, придать ему легкий начальный импульс, раскатить, как раскатывают боб на старте санно-бобслейной трассы, и дальше он сам бодро покатится, набирая скорость, успевай только вписываться в повороты. Сильно крутить рулем, рискуя вылететь с трассы (например, давать интервью) – конечно же, ни в коем случае нельзя. И писать больше ничего серьезного не стоит, ибо это породит совершенно лишние аналогии и сравнения. Ну и таинственности придать заодно – тоже грамотный ход. Ах, да, нужно еще аккуратно и нежно разбросать по тексту одинокие воробьиные ноги, дабы рафинированная критика могла радостно смаковать всяческие реминисценции, намеки и метафоры, отыскивая их, где можно и где нельзя.

И вот, не понимая толком, чем же так зацепила его книга «об ученике парфюмера, убивающем девственниц», всеми однако причисленная к классике, и почему-то ощущая себя по уши обгаженным, но не будучи способным в этом себе признаться, Массовый Читатель пускается во все тяжкие в бессознательном стремлении отмыться, легко обнаруживая у Зюскинда и «феноменальный замысел», и «детективное развитие сюжета», и даже «тонкое романтическое начало». Знаете, что мне всё это напоминает? Дюжину лет назад случилась в нашей стране весьма и весьма схожая по масштабам и духу профанация. А как звучал самый сильнодействующий ролик МММ? «Я не халявщик, я партнер!» — вещал разудалый герой, и алчущие халявы граждане, подталкиваемые тщательно сокрытой в тайниках души завистью к разъезжающим на иномарках «партнерам», бросились раскупать филькины акции. И ведь многие, в общем-то, понимали, что — «филькины», но… «Все побежали — и я побежал, все покупают — и я купил, все читают — и я прочту, все хвалят — и мне нужно хвалить, ибо я ж не бескультурный тупица какой-нибудь!»

Извините, Патрик, я Вас недооценил поначалу, принял за писателя. Конечно же, произведением искусства является не сам ваш роман, а миф о нем. И лишь недавно, дав разрешение на экранизацию, Вы тем самым, видимо, сочли свое произведение законченным. (Фильм-то отличается от романа как миф от реальности.)

Пятнадцать миллионов лохов – это круто, герр Зюскинд! Гренуй отдыхает! Браво! Снимаю перед вами шляпу. Но сжигать вашу книгу на Красной площади все-таки не буду…

В заключении предлагаю издателям свой вариант аннотации к роману «Парфюмер».

Не слишком глубоко уважаемые читатели! Вашему вниманию предлагается роман гениального профанатора современной литературы Патрика Зюскинда, который продемонстрирует вам ваше истинное лицо и место — так же, как это сделал герой его романа, разве что чуть другими средствами. Автор мотивированно и неопровержимо докажет, что искусно надушенный кусок дерьма, если его грамотно обернуть и умело подать к столу, вызывает у толпы активное слюноотделение, и будет ею жадно сожран, а затем породит стойкую, пылкую и нежную любовь.

Зюскинд поставил своим восторженным почитателям даже не диагноз, а — клеймо.

ЗЫ:

«В большинстве случаев люди, даже злодеи, гораздо наивнее и простодушнее, чем мы вообще о них заключаем. Да и мы сами тоже». Ф.М. Достоевский

То есть, всё вышеизложенное, по сути, также является профанацией.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Голубка»

Илориан, 1 апреля 2014 г. 06:19

Рассказ не так об одиночестве, как о беспомощности человека в этом мире. Размышления Джонотана о символичности его роли как охранника, отождествление себя то со сфинксом, то с комком грязи, наталкивают на мысль о реальной ненужности человека в мире.

Обычно книги пишут о героях. Это произведение о «не герое». Он слаб, но духовно симпатичен. И замкнутость не его вина, не он бросил людей, люди бросили его. Автор как бы ставит вопрос:«Что мы сделали бы для таких как он?» Даже не помогли заштопать брюки.

Мрачная книга.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

tapok, 25 февраля 2014 г. 09:39

Есть правила и законы, но существуют так же и исключения из них. Для меня «Парфюмер» — яркий тому пример.

По всем прикидкам роман не должен бы мне понравиться. В нём есть вагон всего, что мне не по душе в литературе. Во-первых, жанр. Реализм я люблю, но лишь изредка и по особым случаям (праздникам). Во-вторых, это тематика. Увы, я не считаю себя тонким ценителем запахов. Как ни крути, но я чистый визуал. В-третьих, это стиль написания. Эдакий «сказ о...» (подставьте, что хотите — Беовульфе, Спартаке и т.д.). То есть некий пересказ что ли. Зюскинд пишет о главном герое очень отчужденно. Читатель здесь — это именно читатель, а не тот, кто проживает жизнь протагониста. Если угодно, можно назвать это псевдоисторизмом (дат тут полно, как и чёткой географии мест, по которым нам предстоит пройти).

Итак, 18 век, Франция. Мода и шик в разгаре. Собственно, как и нищета. Полярно? Очень даже. Привыкайте. Зюскинд на этом и строит своё произведение. Наш герой — Жан-Батист Гренуй. И он — гений. В этом не приходится сомневаться. Его талант уникален. И, пожалуй, совсем в духе времени. Однако каким станет Жан-Батист я сообщать не стану. В этом и есть сюжет данной книги. Скажу лишь, что Зюскинд очень грамотно показал причины, по которым Гренуй — это Гренуй, а не какой-нибудь Франсуа и так далее. Трагедия протагониста не в том, что он родился не вовремя. И не в том, что его никто не любит. И даже не в том, что он никого не любит. Гренуй — он как Дьявол, хорош лишь в чём-то одном. В остальном же сплошной мрак без намёка на просвет.

Теперь о самом Гренуе. Пожалуй, люди и здесь поделятся полярно: любовь и ненависть, восхищение и презрение, понимание и отвержение, симпатия и антипатия. А всему причиной тот момент, что протагонист — это очень острый персонаж, он глубинный, он давит на наш архитип, он заглядывает нам в черепную коробку, снимает розовые очки. А посему заявляю — Гренуй — один из самых интересных литературных персонажей, с которым мне пришлось столкнуться на страницах книг. Он колоритный, он яркий, он красочный. Я отнюдь не значит, что мне он по нраву. Не значит, что я полюбил его. Не значит даже, что я его уважаю. Но он действительно объёмный (на таком-то количестве страниц!). И я где-то его понял. Где-то — это где-то. Понять его всего я не в силах, ибо это невозможно (экзистенциализму привет!).

Пару слов о других героях. На мой взгляд, Зюскинд очень сатирично прошёлся по людям того времени. Взять хотя бы Бальдини. Мало того, что он величает себя выдающимся парфюмером, зная при этом, что ни разу не создал новый аромат, так наш «мастер» еще умудряется нагло эксплуатировать труд Гренуя. Более того, смеха уж точно достоен такой момент: Бальдини не раз пытается сходить в церковь, чтобы вымолить что-нибудь (безусловно, для себя одного), но ему постоянно что-то мешает. Локус контроля, если говорить психологическими терминами. Его подмастерье Шенье ничуть не лучше. Он постоянно только и думает о том, что Бальдини напишет его имя в завещании. Сама доброта!

Постойте! Разве лишь нравы того времени поднял Зюскинд? Сомневаюсь, очень сомневаюсь. Сейчас есть всё это — тут и там. Даже глаза сильно открывать не надо, чтобы заметить. Отсюда можно сделать вывод — роман актуален и по сей день.

Итог: выдающийся роман немецкого писателя. Знаковый, важный, острый, трудный. Вместе с тем — красивый, яркий, объёмный. Вот только всем советовать не возьмусь. Очень на любителя.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Игорь Екимов, 12 февраля 2014 г. 22:17

Это произведение не понравилось мне настолько, насколько это вообще возможно. Сделать своего ГЛАВНОГО героя совершенно отталкивающим (в том числе и внешне), заставить его одержать верх над правосудием, придумать ему абсолютно идиотскую смерть... И кому мы здесь будем сочувствовать, сопереживать? И какой вообще смысл этой книги?

Кстати: если бы мне было неизвестно, кто автор — я бы мог поспорить, что «Парфюмера» написала женщина. Стиль такой.

Я бы никогда не сумел осилить эту книгу полностью, если бы сдуру не подписался сочинять по нему сценарий для фильма (это было в 2002 году: тогда известный фильм ещё не появился, а на «Ленфильме» тоже собирались снимать кино по этой книге — насколько мне известно, от этой идеи отказались из-за запрета самого Зюскинда). Мой сценарий, правда, никуда не пошёл, но «Парфюмера» мне пришлось прочитать очень хорошо. Слишком хорошо. С тех пор я считаю это произведение одним из самых бездарных в мировой литературе. Если хочешь сделать крутой детектив про маньяка — посмотри, как написал Зюскинд, и сделай всё наоборот.

Сопереживать некому. Положительных героев нет вообще. Тема главенства запахов преувеличена и раздута донельзя. Автор с наслаждением смакует все возможные извращения...

Как сказано в аннотации, произведение входит в антологию «Книга извращений» (2002). Ну что ж, там ему самое место. Если б я не подписался делать сценарий по этой книге — думаю, я бы осилил страниц пять, не больше. Сверхбездарно.

Оценка: 1
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Повесть о господине Зоммере»

замри и умри, 2 февраля 2014 г. 19:25

Весёлая, трогательная, удивительная, грустная история. Мечты о полётах, детская влюблённость, странный и непонятный господин, первый велосипед. Всё это было у всех, всё это приходит и уходит, и снова приходит — стоит только вспомнить.

«В ту пору, когда я еще залезал на деревья, а было это давным-давно, много лет и десятилетий назад…»

С этой фразы всё начинается, и эта фраза довольно много говорит о содержании. Воспоминания, воспоминания, воспоминания.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

London Dreamer, 6 января 2014 г. 01:02

Гениально!

Потрясающее произведение! Люблю когда книга оставляет двоякое впечатление и это именно тот случай. Главный герой вызывает массу чувств: от неприязни и отвращения, до жалости и восхищения. Сюжет очень увлекателен и мрачен. Зюскинд невероятно реалистично передал все запахи на листе бумаги, так что невольно морщишь нос от зловоний или напротив стараешься уловить тонкие ароматы духов и масел.

Не могу сравнивать с оригинальным текстом, но я искренне верю, что перевод отменный, по крайней мере слог у книги отличный и красочный. К сожалению экранизация этого произведения очень не дотягивает до романа, хотя оно и понятно.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Toft, 26 ноября 2013 г. 18:09

Читать было интересно. В этой книге разные читатели находят разное. Лично мне понравилась «идеальная» составляющая — парфюмерная. Автор взялся за сложную задачу — описывать словами запахи, создавать мир из запахов и справился с ней. Идеальный мир он противопоставляет реальному и сначала кажется, что он старается очернить реальный мир и приукрасить идеальный. Но в реальном мире обнаруживается то, что не мог вообразить даже совершенный нос Гренуя — аромат юной девушки. После того как парфюмер получает этот аромат ему уже не нужен ни тот, ни другой мир.

Прочитал не без удовольствия. Но к классике причислять не стану.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Thornbird, 14 июля 2013 г. 15:10

Почему этот роман хорош? Кроме уже сто раз упомянутой в рецензиях оригинальности идеи и сюжета, хорош тем, что хотя бы справедлив и реалистичен, пусть и до отвращения. В связи с этим, некоторые утонченные натуры вполне естественно морщат носы от демонстрации такой неприглядной стороны человеческой сущности, но куда ж от нее денешься? Я только поражаюсь, что у кого-то еще есть сомнения на этот счет, словно ни мировой истории никогда не изучали, ни криминальные сводки никогда не читали. Есть на свете разные люди. Есть на свете разные истории. Конечно, если приятнее всю жизнь носить розовые очки и жизненные обстоятельства позволяют это делать, то и не надо их снимать. Можно только порадоваться за тех, кого зло вообще никак не коснулось и не касается в принципе. Чего не хватило Зюскинду, так это мастерства Достоевского (но их и сравнивать-то стыдно, так что это я так, для красного словца), которое позволяло последнему из жалких ничтожеств типа Раскольникова и Ставрогина слепить демонически притягательных узников совести или нравственных скитальцев (как там лучше это назвать), находящихся в романтическом поиске себя. Может, в руках классика и Гренуй заиграл бы другими красками, а так вышел всего лишь оригинальный, эмоционально насыщенный, гротескный, атмосферный, символичный роман по стилю больше приближенный к притче, отсюда и упрощенный язык повествования, и сглаженные образы.

Реалии места и времени тоже переданы совсем не плохо, особенно в начале (смрад, цинизм, жестокая борьба за выживание — так оно все и было, не сомневайтесь). Потом-то уже автору становится не до бытовых мелочей, так что я разделяю недовольство читателей, ощутивших разжиженность второй половины романа, да еще эта диковатая концовка в придачу — как обухом по голове. Но так даже лучше. Первичность физиологической сущности человека и управляемость человеческими инстинктами — тема серьезная, вечная, малоприятная и, к сожалению, актуальная на все времена, сколько там ни рассуждай о духе и душе. Всегда в этой связи вспоминается отталкивающий «Отец Сергий» Толстого. А вот так вот — ничего не попишешь. Сладострастники-с и нижайшие существа. Конечно, это не значит, что не нужно стремиться к высокому и прекрасному. Наоборот даже. Может, именно для этой цели подобные нелицеприятные истории и полезны.

Зюскинда не считаю очень сильным автором, но в данном случае произведение вышло удачным, на мой вкус. Знаю, что десятка явно завышена, но это чисто эмоциональная оценка с моей стороны, просто потому что общая мрачность, обреченность и тема жестокой кары за грехи в принципе близки мне по духу в литературе.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

arina130297, 25 мая 2013 г. 14:32

Захватывающая книга, очень интересно читать и представлять описывающиеся события. Т.к чаще всего описывались запахи, воображение развивалось просто грандиозно. Буду рекомендовать этот шедевр, с удовольствием посмотрела и фильм, советую!

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Наталя, 13 мая 2013 г. 15:10

Присоединяюсь к почитателям этого романа.

Книга просто захватила меня. Я лично не ожидала такого эффекта. Гренуй чем-то напомнил мне Эрика (Г. Леру «Призрак Оперы»). Чувства двоякие...

С одной стороны он гений, настоящий гений и с этим сложно поспорить, а с другой — убийца, тварь. Сначала им восхищаешься, потом ненавидишь и презираешь... Сначала жалеешь, а потом торжествуешь в момент оглашения его приговора, удивляясь откуда же в тебе столько жестокости. Книга вызвала во мне просто бурю разномастных эмоций! В начале безумно хотелось пожалеть Гренуя, может быть в окружении любящих его людей он и не стал бы таким, каким стал. Читая далее все больше понимаешь, что не в любви дело. Даже самое высокое для нас чувство ЛЮБОВЬ не заставило бы его НЕ совершать этих страшных убийств. Ведь для него важна не любовь, не чувства, ни эмоции, какими бы они ни были... ему важен аромат, запах... Запах камней, дров, цветов, ветра, земли, людей (особенных для него)... не то как это всё выглядит или называется, только запах... С маниакальной жестокостью Гренуй убивает этих девушек только ради того, чтобы овладеть их ароматом, для того, чтобы создать духи Любви. Но, повторюсь, в самой любви он не нуждался, ему нужно было просто достигнуть поставленной цели и ощутить себя Богом. Богом, который может управлять людьми с помощью одного только запаха. Доказать всем, показать всем кто он на самом деле. В общем-то кончил он так, как сам того заслужил.

Безумно понравилась сама идея произведения, по-моему очень оригинально. Сказать можно многое, всех эмоций и не передашь.

Всем советую))

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Podebrad, 6 марта 2013 г. 18:25

Эту книгу никак не втиснуть в линейную шкалу оценок. По таланту автора — близко к настоящей литературе. По сути — одна из самых отвратительных книг, которые я когда-нибудь держал в руках.

Главный герой «Парфюмера» — гениальный выродок. Его талант заключается в умении делать живое мертвым, причем в самой бесчеловечной форме. Таким его сделала жизнь. Правда, далеко не все его современники, даже гениальные, превращались в нелюдей. Но самое отвратительное в книге — не сам Гренуй. В «Парфюмере» вообще нет людей — есть толпа безвольных, безмозглых, бездушных автоматов, слепо повинующихся воле маньяка-дирижера. Это уже патология. При этом автор, похоже, доволен нарисованной картиной и себя видит, вероятно, в числе дирижеров.

Известно, что тот, кто плохо понимает побуждения окружающих людей, обычно представляет их по своему подобию. Это нормально. У добрых все люди добрые, у глупых — все дураки, законченные эгоисты окружены хитрыми конкурентами. Если такой автор, не склонный копаться в психологии, убедит себя в отсутствии у него души, разработает этот образ до полного абсурда и спроецирует его на одноликое человечество, получится как раз то, что получилось в «Парфюмере». Вместо живого мира, полного движения, света, парадоксов и логики, мыслей и эмоций — мертвое вонючее пространство, набитое тупыми автоматами. Некоторые хотели бы увидеть наш мир именно таким. К счастью, их не очень много.

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

indigenous, 22 ноября 2012 г. 17:47

Единственное что меня заинтересовало в этой книге — идея, которая весьма необычна. Автор умудрился словом донести аромат судьбы Жана-Батиста Гренуя. НО! Увы, все мои восторги разбились об камень той безудержной жестокости, которой наполнился последний флакон парфюмера. В книге нет ничего хорошего. Все внимание читателя замешано на обмане чувств и низменных желаниях человеческой души...

P.S.: Зачем такая жизнь нужна?

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

ANDRE111, 3 сентября 2012 г. 22:24

Гренуй — отверженный гений, заслуживающий сострадание на столько же на сколько заслужил ненависти. История отвергнутого, отвергнутого лишь из за незаметного глаза изъяна, изъяна лишь ощутимого носом. Это история и о том, как мы сами создаем монстров из отвергнутых нами людей, людей выброшенных из общества. Истоиия о черствости и духовной близорукости. Чем провенился Гренуй? Тем, что родился без запаха? Но он не виновен в этом, не он выбрал себе такую судьбу.

Яркий пример сломанной судьбы, таланта, погребенного под маниакальной идеей и людской жестокостью.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

yegorfant, 7 августа 2012 г. 20:39

Романтическая история про чудовище, ужасного убийцу, который родился в ничтожестве и умер в ничтожестве. Про гения-злодея, который видит людей не так, как мы.

Каждый человек рассматривается с двух точек: с точки автора — адекватного человека, и с точки зрения главного героя романа.

Ясно чувствуется ненависть автора к герою, будто тот и вовсе ничего не стоит. Стало быть — запах является основным решением при выборе собеседника и друга, образующим фактором любви,любви низкой и постыдной.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Elessar, 11 июля 2012 г. 19:02

Тихо присоединяюсь к хору восторженных почитателей. Роман действительно незаурядный и, как частенько говорят, с будущим. Зюскинду удалось увязать воедино казалось бы несочетаемое: мистику и реализм, воздушное волшебное ощущение чуда и череду кровавых преступлений, обстоятельные рельефные и такие реалистичные подробности давно минувшей эпохи и разворачивающуюся в её антураже абсолютно нереальную историю, полную всякой чертовщины и странностей.

Меня больше всего поразила именно эта череда противоречий и противопоставлений. Неземные ароматы чудесных духов и зловоние выгребных ям, холодная нерассуждающая ненависть и слепая любовь без оглядки. Зюскинд как в омут бросает читателя в свою вселенную запахов, изнанку мироздания, скрывающую все причины, все ответы, все кнопки и все рычаги. Ароматы правят миром, им равно подвластен огонь чувств и лёд разума, им под силу бросить империи и народы к ногам своего избранника-парфюмера, бога среди людей. Композитора-творца, единственного, кто способен из основы основ создать нечто доселе невиданное, потрясти мироздание, явить ошеломлённому человечеству подлинную красоту. Таких людей мы и называем гениями.

Но вот перед нами герой, тот самый, наделённый сверчеловеческим талантом, равного которому ещё не видели эти звёзды. И чему же посвящает наш герой свою жизнь и смерть? Он, способный открыть людям врата в новый мир, создать прежде несуществующее, коснуться сердца мира. Всего лишь жалкому воровству, подражанию, попытке не создать, но воссоздать, сымитировать. С самого начала Гренуй был ущербен, обделён природой, а вовсе не щедро одарён, как кажется сперва. Его уникальное обоняние, нечеловеческое везение и живучесть лишь компенсация, и близко не покрывающая изъяна. Способности любить. Гренуй не от этого мира, и окутывающий его дьявольский ореол несчастья и трагедий тому доказательством. Он обитатель своего собственно мира, вселенной волшебных пропитанных запахами замков в его голове. Вся его магия и всемогущество только там. Он смог воплотить в аромате любовь, преклонение, обожание, но так и не сумел прочувствовать их. Абстракции никогда не давались ему, рождённому для работы с вещественными объектами, которые можно понюхать. И вот, овеществив любовь, Гренуй всё равно ничего не понял, остался изгоем-одиночкой, чужаком. Наша любовь и наше солнце для него пустой звук, потому что в его душе нет места ни солнцу, ни любви. Не уверен, что у него вообще есть душа. Начал с ненависти и ею же окончил. Неизменность, незыблемость, стагнация. Тёмная и сырая каменная штольня. И это творец?! Создатель, гений, бездонный колодец талантов и возможностей?! Нет и ещё раз нет. Но кто же он тогда, этот Гренуй? Ответ на самом деле очень прост и даже нет требует чтения — всё есть на обложке. Это не история гения, творца или демиурга. На хрустком картоне переплёта, чёрным по белому.

Парфюмер. История одного убийцы.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

OldBones, 10 июля 2012 г. 15:01

«Блестящее произведение», «шедевр прозы»... ну-ну... это всего лишь книга о животном, потому что человеком существо, почему-то являющееся главным героем это мерзковатой «истории», назвать трудно. Ей-богу, у Бианки и Сетон-Томпсона герои-животные вызывают больше сочувствия и любви, чем Это... по имени Гренуй.

Герои... где тут герои? какие-то картонные фигурки, и только. Удивило, что романом названо такое малюсенькое произведение. Повесть — не более.

СобственнО, отличная иллюстрация тезиса «автор пишет о себе». Невменяемое, больное на голову и убогое существо, по странному капризу природы взявшее в руки перо (или пишущую машинку, неважно), написало книгу ни о чём.

Не читать ни в коем случае, если вам интересны живые люди в книгах, а не тупорылые животные.

Оценка: 1
–  [  -3  ]  +

Патрик Зюскинд «Повесть о господине Зоммере»

OldBones, 10 июля 2012 г. 14:56

Идиотская бессмысленная мерзкая история. Графомания в исполнении психопата.

Жаль было потраченного времени, хоть повесть и маленькая.

Оценка: 1
–  [  5  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Zangezi, 8 апреля 2012 г. 21:24

Блестящее повествование, ни убавить, ни прибавить! Идея, реализация, слог, персонажи! Кажется, что можно было бы придумать историю подлиннее, но разве великие живут долго? Нет, они сгорают, как только превосходят всех возможных соперников. Так и Гренуй превзошел самого Бога, пожертвовав себя самого — совершенного и всемогущего — этому миру (Бог, как мы помним, отдал в жертву лишь своего сына). Немногие злодеи замахивались так высоко, немногие были столь бесчеловечны на своем пути, немногим удавалось пройти этот путь до самых вершин, не запятнав себя славой, властью или милосердием. Гренуй был воистину античеловеком и потому более великим чем антихрист. Впрочем довольно дифирамбов — читали все. Меня только несколько мучают две необъяснимости сюжета. Во-первых, как у опаснейшего преступника оказался в кармане флакон его чудо-духов, которыми он превратил свою казнь в свой триумф; во-вторых, как этот его божественный запах мог так быстро охватить десятки тысяч присутствовавших, ведь распространение даже такого запаха должно подчиняться вполне физическим законам конвекции воздуха, пусть мы и не спрашиваем о достаточности его концентрации. Может, мне на них ответит недавний фильм?

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

ponom1, 2 апреля 2012 г. 06:29

По ходу чтения этой книги, которую все интеллектуалы дружно нахваливают, мое впечатление от прочитанного какое-то время можно было выразить фразой из сказки Андерсена: «А король то голый!». Ну да, идея с человеком без запаха, который тем не менее сам чувствует и различает их в десять тысяч раз лучше любой собаки, довольно интересна. Для рассказа. Но то, как автор подает это — депрессивно, с демонстративно омерзительными подробностями, с занудными многостраничными опять же человеконенавистническими рассуждениями, у меня лично сразу вызвало устойчивое неприятие. Какое-то время я даже хотел бросить читать эту мерзость и больше никогда к ней не возвращаться. Но все-таки я ее дочитал и, где-то с середины, когда пошло описание деталей парфюмерного производства того времени, читать даже стало интересно (до определенного момента). Но автор все же попил у меня крови. И почему-то мне кажется, что он — плохой человек. Мне бы большая часть той мерзости, которую он на меня вылил в этой книге, даже в голову бы не пришла. Написано (если подходить к изложению материала чисто технически) талантливо, но внутренний мир автора (все-таки, не побоюсь утверждать, что именно автора, а не его героя!), в который его талант писателя пытается меня увлечь, вызывает у меня отвращение и активное неприятие.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

eollin6, 23 марта 2012 г. 13:49

Начало поистине чудесно (видимо, спасибо переводчику!). Яркий, образный стиль, великолепные характеры — что ещё нужно гурману? Я уже обрадовался появлению нового классика, но чем дальше в лес, тем толще партизаны. А именно — во второй половине книги автор вдруг начал сбиваться на скороговорку, а уж ближе к финалу так и вообще на этакую телеграмму родственникам. У меня сложилось четкое ощущение, что автор-то размахнулся писать с комфортом здоровый романище, только расписался, глядь, а сроки поджимают и издатель скалит клыки. Пришлось на скорую руку сворачивать это дело. Жалко. Могла бы выйти вообще эпохальная вещь. А так — просто очень хорошая. Так что настоятельно рекомендуется.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Патрик Зюскинд «Повесть о господине Зоммере»

nalekhina, 5 марта 2012 г. 03:44

Эта повесть меня озадачила полным отсутствием композиции. Если разбирать ее на отдельные истории, то каждая из них — стильный фрагмент: детские переживания, местами как бы аутентичные — словно вынутые из глубин памяти и воспроизведенные буквально, местами — рефлексии вокруг них, подернутые каким-то акварельным флером (ребенок очень умный и тонко чувствующий). Но начинается повесть, казалось бы, как цельное произведение, предполагающее связный сюжет, а потом — бац! Автор в процессе написания передумал и отвлекся. Вот представим: человек рассказывает историю, останавливается на какой-то детали, начинает ее в подробностях излагать, удаляясь от основной линии, потом спохватывается — о чем это я говорил? Ах да! — и возвращается к повествованию, чтобы через минуту снова отвлечься.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Knyaz9, 26 февраля 2012 г. 19:01

История начинается с родов главного героя Жана Батиста Гренуя. Роды происходят прямо на рыбном рынке, ну а, что вы хотели: Франция, 18 век, какие там акушеры! Мамаша Гренуя, кстати, уже имела опыт родов в экстремальных условиях, дети, кстати, не выживали – она, просто, выкидывала их в кучу рыбной требухи. Но Гренуй малыш не простой, а замечательными вокальными данными поднял крик на весь базар. Прибежали жандармы, мамашу на виселицу за детоубийство, ребёнка на содержание кормилице. Кормилица же через несколько дней приносит его священнику и заявляет, мол, ребёнок сын дьявола, и пахнет он не как все дети. Священник, конечно же, решает, что это вздор и отдаёт Гренуя в приют мадам Гайар. Там наш будущий убийца живёт до восьми лет, сожители по комнате неоднократно пытаются его убить, но малой оказывается крепышом. Все и не подозревают, что у него очень острое обоняние: буквально каждый запах он откладывает в памяти.

После восьми лет Гренуя отдают на работу к суровому французскому кожевнику. Там наш герой живёт и работает, успевает при этом переболеть сибирской язвой (И о чудо!) выжить, заработав крепчайший иммунитет. Однажды Гренуй чует божественный аромат, идёт к нему через весь город и обнаруживает, что аромат идёт от молодой девушки. Неудержавшись Гренуй душит ее, наслаждаясь ароматом. Потом Гренуй попадает на воспитание к парфюмеру Бальдини, который учит его всем премудростям нелёгкого дела. Также Гренуй встретит учёного, став его подопытным кроликом. В общем, на словах атмосферу и сюжет не передать, это нужно прочитать.

Итог: книга интересна, и читается она на одном дыхании. Сопереживать тем или иным персонажам вы будете не раз и не два. Сама идея оригинальна и уникальна: таких убийц ещё никто не видел. Концовка отличная!

Оценка: 9
⇑ Наверх