FantLab ru

Георг Борн

Георг Борн
Страна: Россия
Родился: 13 ноября 1900 г.
Умер: 26 июня 1937 г.

Настоящее имя:

Давид Штерн



Георг Борн — под таким псевдонимом публиковался Давид Григорьевич Штерн – видный советский дипломат. Свободно владел почти всеми европейскими языками. Советская критика в 1935 году называла его «автором блестящих произведений антифашистской литературы».

Давид Штерн родился в городе Сальница, Литинский уезд Подольской Губернии в еврейской семье врача Григорий Яковлевича Штерна и учительницы иностранных языков Софьи Борисовны Рабинович. Через несколько месяцев после его рождения семья вернулась в Бессараю, г.Кишинев, откуда были родом. Детство Давид Григорьевич провел в Бессарабии, в деревне Вадул-луй-Водэ и в Кишиневе. В 1908 году поступил в гимназию в Кишиневе, которую окончил в 1918 году.

После румынской оккупации, вопреки румынскому декрету о принятии всеми бессарабцами румынского гражданства, от такового отказался и проживал под надзором румынской полиции. С 1919 года состоял в кружках, связанных с бессарабской комсомольской организацией. В 1921 году за отказ от службы в румынской армии подвергся избиению в Кишиневской комендатуре и был выслан из пределов Румынии в ноябре 1921 года.

С 1922 жил в Праге, учился в Политехникуме, был членом Чехословацкой коммунистической партии. В 1922 году, как бессарабец, оформил советское гражданство. Далее учился в сельскохозяйственном институте, окончил курс, но не сдал второго государственного экзамена, так как в 1926 году был выслан из Чехословакии. Продолжил обучение в Берлине, где окончил университет имени Гумбольта.

С конца 1923 по ноябрь 1926 года официально числился в аппарате Торгпредства в Праге в качестве редактора экономического бюллетеня. После высылки из Чехословакии, работал в Торгпредстве в Берлине до июля 1927 года в качестве экономиста, написал ряд работ по экономическим вопросам. В июле 1928 года перешел на работу в аппарат Наркоминдела в качестве заведующего Бюро печати полпредства СССР в Берлине. На этой работе оставался по июнь 1931 года, когда по своей просьбе был переведен в центральный аппарат НКИД.

После высылки из Чехословакии был в Берлине легитимирован при ЦК германской компартии и состоял в нелегальном порядке членом КПГ. С 1927 года фактически состоял в ВКП(б) при Полпредстве и Торгпредстве в Берлине. В 1930 году стал членом ВКП(б). В 1931 году эмигрировал в СССР, где с того же года работал помощником заведующего 2-м Западным отделом (т.е. отделом Германии и Балканских стран) Наркомата иностранных дел, а с 1932 года возглавил этот отдел. Вплоть до ареста проживал в Москве по улице Каляевская, 5, был женат на Софье Яковлевне Хаймович (1901-1991), также арестованной в июле 1937 года (реабилитирована в 1958 году). В 1929 году у них родился сын — Валентин Давидович Штерн (1929-2013).

В 1935 году в издательстве «Молодая гвардия» выходит его первая повесть «Записки штурмовика», уже в 1936 году она переиздаётся. В том же году сначала в февральском номере журнала «Октябрь», а затем и отдельным изданием вышла в свет фантастическая повесть Борна «Гулливер у арийцев». Вслед за ней — сначала в мартовском номере журнала «Молодая гвардия», а затем также отдельным изданием выходит повесть «Единственный и Гестапо», и уже в 1937 году она переиздаётся повторно.

Но литературная деятельность Штерна оказалась недолгой. Летом 1937 года был арестован старый соратник Ленина, первый заместитель Наркома иностранных дел СССР Н.Н. Крестинский. Вслед за ним почти никто из заведующих отделами не избежал репрессий. Не минула эта судьба и Д.Г. Штерна — 13 мая 1937 году он был арестован (взят из Кремлевской больницы, где находился в связи с воспалением легких и диабетом) по обвинению в шпионаже в пользу Германии.

Газета «Правда» поместила статью бывшего бундовца («раскаявшегося» и рьяно «искупающего» своё прошлое) Заславского о немецком шпионе Георге Борне, «этом гнусном продукте гестапо, который наконец-то разоблачен и должным образом наказан». Заславский не указал настоящее имя Георга Борна, поэтому дипкорпус и журналисты так и не поняли, что эта статья объясняла неожиданное исчезновение видного советского дипломата.

Евгений Лукин в своём эссе «Недоразумения длиною в двадцать лет» очень ёмко написал: «Обвинение — вы не поверите! — сотрудничество с гестапо. Должно быть, тогдашние наши контрразведчики мало чем отличались от нынешних литературных критиков, искренне полагающих, будто от первого лица пишутся только автобиографии и так называемая исповедальная проза. В этом свете особенно жутковато начинает смотреться текст на предпоследней страничке. Вот он: «ЧИТАТЕЛЬ! Издательство просит сообщить отзыв об этой книге, указав ваш точный адрес, профессию и возраст. Просьба к библиотечным работникам организовать учёт спроса на книгу и сбор читательских отзывов о ней». Скольких же ты увёл с собой, Давид Григорьевич...»

Давид Григорьевич Штерн умер вскоре после ареста в камере Бутырской тюрьмы, объявив голодовку. Посмертно реабилитирован Постановлением Главной Военной прокуратуры от 24 августа 1957 года. В марте 2015 года на доме, где он жил в Москве (Долгоруковская, 5) в память о нём установлен мемориальный знак.

Фантастическое в творчестве автора:

Действие фантастической повести «Гулливер у арийцев» (1936) начинается так: «На рассвете 9 числа месяца героев 541 года нашей эры, датирующейся Октябрьской революцией в России», когда профессор Гулливер «с пятью другими историками вылетел на стратоплане с лондонского стратодрома в направлении Мельбурна». Но после аварии стратоплана — он оказывается на острове Арии, населенным одичавшими потомками 800 отборных нацистов, спасшихся некогда из фашистской Германии. Это пещерное общество исповедует «истинно арийские» идеалы… Воспоминания, насыщенные самыми разнообразными приключениями о 11-ти месяцах его «островной» жизни, возникают в мозгу профессора и с поразительной четкостью воспроизводятся на экране идеовизора.

Повесть «Единственный и гестапо» тоже традиционно относят к фантастическим произведениям писателя, но она скорее авантюрно-плутовская: в ней отъявленный проходимец, развратник и беспринципный авантюрист затевает рискованную игру с гестапо. Циничные журналистские махинации, тайные операции и коррупция в среде спецслужб, убийства и похищения политических врагов-эмигрантов описаны здесь чуть ли не с профессиональным знанием дела.

©borch для fantlab.ru (по материалам сети)

Примечание к биографии:

  • Не путать с однофамильцем Георгом Борном, автором романа «Анна Австрийская, или Три мушкетера королевы».

  • Эссе об авторе и его книгах: Евгений Лукин Недоразумения длиною в двадцать лет.

  • Сортировка:

    Георг Борн. Повести

      1935 Записки штурмовика  [= Дневник солдата СА Вилли Шредера]  
    -
    7.00 (20)
    -
    2 отз.
    7.29 (17)
    -
    9.00 (1)
    -
    9.00 (1)
    -

    Георг Борн. Статьи

      1936 Как Германия готовится к войне [под псевдонимом Д.Гард]  
    -


      Формат рейтинга


      Примечание

  • Издания автора в Генеральном алфавитном каталоге книг на русском языке РНБ (позиции 138-142).

  • В изданиях «Записки штурмовика» и «Единственный и Гестапо» указано, что они переведены с немецкого, но о немецких изданиях этих повестей данных не обнаружено. В своём эссе «Недоразумения длиною в двадцать лет» Евгений Лукин высказывает предположение, что «Георг Борн» (Д. Штерн) либо «сразу писал на русском, либо переводил сам себя», что может объяснить отсутствие в изданиях указаний на переводчиков.

  • В биографии в значительной мере использованы автобиография Давида Штерна, мемуары его младшего брата Якова Григорьевича и воспоминаний вдовы Софьи Яковлевны. Все данные материалы присланы нам правнучкой писателя Алисой Сергеевной Антоновой (Aliceant).


  •   Библиографы

  • Составитель библиографии — borch

  • Куратор библиографии — borch



  • ⇑ Наверх