Интервью с Лиз Уильямс про


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Optimus» > Интервью с Лиз Уильямс: про "наглосаксов", могилу короля Артура, маму Гарри Поттера и т.д.
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Интервью с Лиз Уильямс: про «наглосаксов», могилу короля Артура, маму Гарри Поттера и т.д.

Статья написана 7 июня 2016 г. 10:28

В Якутск с оказией занесло Лиз Уильямс, британскую писательницу, автора цикла о похождениях инспектора Ченя.

Ее раздел на Фантлабе — тут.

Естественно, обеспокоился тем, чтобы взять интервью.

Делать, правда, пришлось в два захода, учитывая сложности с графиками и переводом. Часть интервью выполнена моей коллегой Ксенией Габышевой, я же дозадал вопросы и приложил усилия, чтобы превратить все в общий связный текст.

ЛИЗ УИЛЬЯМС: «ВРЕМЯ ИМПЕРИЙ ПРОШЛО»

цитата

Родилась в Великобритании в 1965 году. В университетах Манчестера и Сасекса получила степень по философским наукам и искусственному интеллекту. В 1993 году получила докторскую степень в Кембридже. В 90-е годы работала в образовательном проекте в Казахстане, где жила некоторое время. В 2002 году стала профессиональным писателем. Автор 20 художественных произведений и более 80 рассказов в жанре фэнтэзи и научной фантастики. Неоднократно номинировалась на престижные писательские премии.

К сожалению, российскому читателю творчество Уильямс почти не знакомо, переводов ее произведений на русский язык крайне мало — несколько рассказов и один роман «Расследование ведет в Ад» (из цикла об инспекторе Чене).

— Лиз, что вы слышали о Якутии до поездки сюда?

— Признаться, особо я ничего не знала о Якутии — больше слышала о Сибири и Алтае. О вашей республике мне была известна только общая информация, что столица вашей республики — это самый холодный город…

— На самом деле, этот титул не за Якутском, а за Оймяконом.

— О`кей, буду знать (смеется). Я могу ошибиться в названии, но точно знала, что здесь рядом расположен Полюс холода. А вот о чем не знала, так это о местных людях, традициях, характере. Поэтому я считаю, что моя поездка сюда — это важный повод узнать о народе, населяющем вашу республику. Мне хочется узнать, что знают здесь люди о литературе, в том числе и о русской. С моей точки зрения, это культурный обмен опытом. У нас много похожего.

— К слову, о похожести. Завтра (27 мая — авт.) вы будете принимать участие в большой конференции по алтаистике (языки алтайской группы) с интересным докладом «Сибирь и кельтский мир: имеем ли мы связь?». А знаете ли вы, что мифологические чудища якутского эпоса — адьараи и абаасы — и кельтские фоморы удивительным образом похожи? И те, и другие описываются как гиганты с железной кожей, одной рукой, одним глазом и одной ногой.

— Это интересно. Вообще, телесные ограничения высших существ — это частый феномен у северных народов. Это, кстати, касается не только чудовищ, но и богов. Главный бог скандинавов Один имеет один глаз, у бога войны Тюра (не путать с Тором, его братом и богом молнии) — одна рука... Это имеет определенный сакральный смысл. Кельтский бог Диан Кехт потерял в сражениях с фоморами руку и заменил ее серебряным протезом. Наверное, и в вашем пантеоне есть такое.

— Вас в Якутию, случайно, не сбор материала для новой книги привел?

— Нет. К сожалению, моя карьера как писателя крупной формы, видимо, подходит к концу. Я больше не буду писать романы, видимо, уйду в малую форму. К этому подталкивает состояние рынка.

— Тогда что привело вас в Якутию?

— Я приехала по приглашению доцента кафедры перевода СВФУ Андрея Анисимова, который любезно пригласил сюда прочесть лекции. Он работает над историей короля Артура и посетил мой город Гластонбери в мае 2014 года, чтобы побывать на его могиле. Мой визит — такая ответная благодарность.

— Погодите, но причем тут Гластонбери? Легенды гласят, что король Артур спит в холмах мифического Авалона.

— Есть мнение, что Гластонбери и есть Авалон, — смеется. — Долгое время наш городок прозябал, не имея достаточного бюджета, чтобы хотя бы отремонтировать церковь. А потом вдруг было объявлено, что здесь нашли могилу короля Артура и его супруги Гвиневры. Об этом заявили монахи аббатства Гластонбери. И хотя нет реальных доказательств того, что это именно могила Артура (как нет и прямых доказательств, что такой человек существовал на самом деле), нам теперь обеспечен ежегодный туристический поток. Спасибо тем монахам!

— А мы думали Авалон — остров.

— Знаете, территория вокруг Гластонбери находится ниже уровня моря, а сам город — на возвышенности. И в период половодья у нас вода разливается так, что Гластонбери превращается в самый натуральный остров!

— Почему вы выбрали жанр фантастики?

— Основным поводом к выбору жанра стало то, что именно он дает писателю свободу. Можно экспериментировать с будущим, можно использовать магию, менять историю. А свобода творчества позволяет лучше изучать человеческое общество, отношения между людьми, природу человека, ведь можно перемещать героев в самые невероятные ситуации, казалось бы, невозможные в реальной жизни.

— Ваша мама тоже была писательницей, только предпочитала жанр готического романа. Это как-то сказалось на вашем выборе профессии?

— Все дети отчасти копируют своих родителей. Возможно, я стала писателем, подражая маме. Но я никогда не старалась писать, как она. Меня формировало чтение. Это, вообще, первое правило, которое я озвучиваю на лекциях по писательскому мастерству: чтобы писать, надо много читать.

— Последние книги, которые вы читали, — это была фантастика?

— Нет! О-о, нет! В прошлом году я была в жюри конкурса World Fantasy Award, и мне пришлось перечитать безумное количество книг в жанре фантастики и фэнтэзи. Около 500 произведений. Я начиталась фантастики на несколько лет вперед! Последняя книга, которую я читала, была о вас, в смысле, о Сибири. Она так и называлась — «В Сибири», автор Colin Thybron. Очень занимательное чтение. Оно помогло мне лучше понять, куда я еду.

— Ваш самый удачный цикл — о похождениях инспектора Ченя. Китайский детектив — несколько странный герой для британской писательницы, увлеченной кельтской культурой. Как вышло?

— Мне всегда нравилась и восточная культура. Несколько раз я была в Гонконге, и он произвел на меня сильное впечатление. Китай вообще необычная страна с давней историей и особой, очень высокоразвитой цивилизацией. Поэтому было интересно поместить действие в такую необычную среду, попытаться взглянуть на общество глазами человека другой культуры. Безусловно, как автор, я наверняка допустила множество культурологических ошибок, но это был очень занимательный опыт.

— Вы несколько лет прожили в Казахстане. Как это вышло?

— Я работала на международное образовательное учреждение, у которого был договор с правительством Казахстана. По этому договору яркие представители казахской молодежи в рамках госпрограммы «Болашак» («пятилетка» с казахского) получали стипендию для обучения за рубежом в университетах Англии и США. А затем они должны были вернуться в свою страну и отработать пять лет и таким образом как бы вернуть вложенные деньги. Я помогала в реализации этой программы. Ребята учились в сфере медицины, инженерии и изучения английского языка.

— Казахстан когда-то был частью одного государства с Россией. Это все еще заметно?

— Да, Советский Союз. Но сейчас между вами большая разница. Казахстан, к примеру, заметно исламизирован, это в определенной степени мусульманское государство. И они не цепляются за прошлое. У вас до сих пор Ленин на главной площади, а казахи своего снесли и поставили памятник национальному поэту.

— Вы говорили, что намерены завершить карьеру писателя. С чем это связано?

— Отчасти с ситуацией на рынке. Издательства делают упор на массовых, популярных авторов, которые расходятся огромными тиражами. Остальные довольствуются незначительными. Чтобы была коммерческая выгода, издатели стараются делать ставку на те книги, которые гарантированно принесут доход. Вкладываться в раскрутку новых имен сложно. Один из способов выхода из этой ситуации — издаваться за свой счет, что вполне возможно, но тогда встает вопрос дистрибуции, кто и как будет заниматься продажей изданных тиражей. Так что, думаю, это общая проблема книжного дела в целом. Мне нравится писать, но я должна соотносить свои возможности. Не всем повезло стать Джоан Роулинг.

— Вы завидуете своей соотечественнице?

— По-хорошему ей все коллеги завидуют. Она вытянула свой счастливый билет. Талант плюс удача — вот самое важное для писателя. В каждом поколении есть автор, которому выпадает стать массовым и очень популярным. При этом рядом есть люди, работающие в том же жанре с похожими идеями, и не обязательно хуже. Но им не повезло. Вы думаете, Джоан — первая, кто писала про магическую школу?

— Мы слышали, что г-жа Роулинг сейчас пробует себя в детективном жанре.

— Да. И ее детектив, изданный под псевдонимом Роберт Гэлбрэйт, получил ограниченный тираж… При том, что все, издающееся под именем Роулинг, сметается публикой. При этом критики выдали на него большое количество положительных отзывов и рецензий. Это говорит о том, что качество и популярность не всегда идут рядом. Книги продает имя.

— Что вы думаете о будущем бумажной книги?

— Мне нравится именно бумажная книга. Более того, у нас в Великобритании сейчас идет ренессанс бумажной печати! Тиражи подросли. Это хорошо. Если бы вы спросили меня три года назад, то я бы ответила, что у бумаги нет будущего, ее вытесняет электронная книга. Но нет, сейчас все изменилось. Люди хотят снова читать, а не поглощать электронные тексты. Опять же проблема пиратства. Хороший читатель не будет кормить пиратов. Кроме того, люди на самом деле любят книги как физические объекты, их приятно держать в руке, запах книги немаловажен... Хотя в путешествие лучше брать ридер. Я вот в поездку к вам взяла с собой четыре книги и утомилась их таскать.

— А как обстоят дела с журналистикой?

— Говорить о смерти бумажной прессы не приходится, но далеко не всем дано пережить нынешний этап. Вот, например, моя любимая газета The Independent, которая, кстати, была очень популярна, сейчас практически исчезла. И не она одна. Во многом это связано с онлайн-изданиями, среди которых хватает бесплатных, которыми многие люди себя и ограничивают. Я думаю, это печально, поскольку в целом ведет к ухудшению качества журналистики. Школа классической английской журналистики вырождается на глазах, ведь для интернет-изданий писать может любой. У таких редакций отсутствует редактирование, информация поставлена на поток, скорость важнее качества, нет времени и кадров для сложных материалов и расследований… Многие интернет-издания превращаются в мусор. Я думаю, скоро вновь возникнет запрос на качественную прессу.

— В России сейчас активно работает пропагандистская машина, настраивающая людей против стран Запада. Там все ужасно, оттуда к нам идет все плохое, там не любят Россию, там живут плохие люди — «наглосаксы». Вы чувствуете на себе такое отношение?

— К счастью, нет. Вы знаете, везде государство можно разделить на две части: правительство и народ. Отношения политиков — это одно, отношения людей — другое. Даже пропаганде нужно гораздо больше времени, чтобы это изменить. Ваши люди могут ненавидеть мое правительство, но у них нет повода ненавидеть меня, Лиз, лично. Черт! Да я сама могу ненавидеть свое правительство! Если бы вы задали этот вопрос 50 лет назад, то многие, наверно, ответили бы: мы боимся России, потому что это большое, закрытое и могущественное государство с идеологией, подразумевающей передел всего мира под себя. Сейчас границы открыты, есть Интернет, и мы можем лучше узнать друг друга. Я могу сказать за себя и свое окружение, что мы не считаем Россию плохой страной, мы уважаем вашу культуру и достижения. И потом, на самом деле Россия не владеет умами британцев. Нас, по правде, куда больше беспокоит, что происходит в Америке. Дональд Трамп, который сейчас избирается в кандидаты в президенты США, не относится к лиге уважаемых людей, это не самый желательный персонаж в большой политике. По сравнению с ним, Барак Обама — профессиональный, компетентный политик, который может принимать взвешенные решения. Куда потащит мир Трамп?!

— Скоро будет референдум по вопросу выхода Великобритании из Европейского союза. Что вы думаете об этом? Насколько необходим этот референдум?

— Я считаю, референдумы вообще полезно проводить время от времени, чтобы знать мнение населения. Но по поводу выхода из ЕС есть двойственное мнение. С одной стороны, считается, что на содержание Евросоюза уходит слишком много денег, слишком накладно обеспечивать всевозможные штабы в Брюсселе. В то же время если мы выйдем из ЕС, то можем серьезно пострадать экономически. Мы останемся одни против агрессивной торговой политики США, и она нас просто раздавит, особенно нашу систему бесплатного здравоохранения. Если мы будем слишком ленивы, это действительно произойдет, поэтому думаю, что лучше остаться в Евросоюзе, потому что, благодаря стойкой позиции французов, мы будем защищены торгового давления США.

Та часть населения, которая призывает к выходу из состава ЕС, провозглашает националистические лозунги и мечтает вернуться к имперскому прошлому Великобритании. Увы, сейчас этого никак не может быть, потому что ситуация очень сильно изменилась. Мы уже никакая не империя, мы маленькая, просто крошечная страна на острове!





357
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение7 июня 2016 г. 16:39 цитировать

цитата

ВРЕМЯ ИМПЕРИЙ ПРОШЛО

Более чем смелое заявление

ЗЫ Добавил статью в библио автора.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх