Виктор Пелевин iPhuck 10


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Тиань» > Виктор Пелевин. iPhuck 10: детектив в мире киберпанка
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Виктор Пелевин. iPhuck 10: детектив в мире киберпанка

Статья написана 7 января 18:05
Размещена в рубрике «Детективная литература» и в авторской колонке Тиань


Виктор Пелевин

Осторожно, спойлеры!

Виктор Пелевин. iPhuck 10 (2017).

Виктор Пелевин — своеобразный автор, ориентированный на литературный эпатаж. Открывая его новую книгу, не стоит рассчитывать на приятное, легкое чтение. Роман процентов на девяносто состоит из игры в гипертекст и злобной критики всего на свете. При этом и игра, и критика увлекают сами по себе и формируют атмосферу мира будущего, где активно используется прикладной искусственный интеллект, искусство шагнуло далеко за грань современного постмодерна, личные отношения между людьми опосредованы разнообразными заместительными технологиями. Одним словом, действие происходит с мире киберпанка. И в мире этом совершаются преступления.    


В. Пелевин. iPhuck 10

Роман не является детективом в традиционном понимании: в нем показан процесс совершения преступления, а не его расследования. Расследование тоже ведется, но между делом. Ведет его полицейский искусственный интеллект Порфирий Петрович, выступающий в качестве сыщика-любителя в свободное от основных задач время. Фигура сыщика, прямо скажем, нетривиальная. Тем более, что расписал его Автор красочно, с множеством деталей, характеризующих особенности поведения, речи, психологии. Порфирий Петрович — самый интересный и самый симпатичный персонаж романа, хотя "человеческий" элемент в его поведении является всего лишь проявлением программного кода, о чем не раз говорится открытым текстом.

Преступление описывается вполне обычное, ничего особенного в его замысле или целях нет, но это преступление в мире высоких технологий, что придает процессу свою специфику. Специфичными являются два момента: способ сокрытия следов и орудие преступления. При этом первый момент показывает общность криминальных методов во все времена, независимо от технологий; второй же раскрывает принадлежность преступления конкретному миру, только в рамках которого оно и могло быть совершено.  


кадр из фильма "Семнадцать мгновений весны"

Все мы помним замечательный эпизод из фильма "Семнадцать мгновений весны", когда Штирлиц складывает фигурки из спичек и придумывает объяснение отпечаткам своих пальцев на чемодане с рацией. Так вот в романе преступник делает совершенно то же самое. Только вместо отпечатков пальцев на ручке чемодана ему (то есть ей) надо объяснить отпечаток индивидуального электронного устройства в определенных сетевых сегментах. Технологии изменяются, а логика действий преступников и сыщиков остается вполне традиционной, как при Шерлоке Холмсе. И прокалываются преступники также вполне традиционно: Порфирий Петрович заподозрил неладное именно тогда, когда заметил попытки затереть электронный след.

При этом высокотехнологичный мир киберпанка открывает удивительные возможности. Орудие, созданное для ведения преступной деятельности, выходит не только за рамки возможного контроля, но даже и понимания. Его создали, чтобы эффективно мошенничать. А что же создали, в полной мере понять не смогли. Технологии киберпанка настолько сложны и многогранны, что сравнимы в волшебными джиннами из восточных сказок. Такие же могущественные, хитрые, умные, беспощадные и уязвимые. Только герой сказки всегда знает, что джинн — существо живое и волшебное, а вот оператор-недоучка в нечаянном порождении сверхсложных кибертехнологий видит обычный служебный гаджет. Пока не осознает внезапно, что перед ней самый настоящий джинн, и при этом спасительной бутылки рядом не наблюдается.

Называя электронного сыщика именем сыщика литературного, Автор подталкивает к сопоставлению, причем открытым текстом. В этом романе всё подается открытым текстом, Автор не затрудняет ни себя, ни читателя. И сопоставление получается довольно любопытным.

Герой классического романа совершил два убийства, чтобы получить возможность в дальнейшем творить нечто созидательно-гуманистическое, хоть и непонятно, что именно. Но не смог справиться с психологическим откатом после злодейства. Героиня киберпанковского романа предстает его полным антиподом. Она совершает акт созидания для того, чтобы его результат дал возможность обманывать и красть. И тоже не справляется с откатом, не успевая за развитием своего творения. Но в первом случае у преступника есть шанс на возрождение через осознание своей ошибки. В мире киберпанка такого шанса у человека нет, потому что противостоит ему не другой человек, а нечто, изначально основанное на искаженных принципах и целевых установках. Нет камертона для нравственной сверки. Слишком разный программный код.

Но код этот в итоге работает на одну и ту же цель у человека и искусственного интеллекта, у преступника и сыщика, у злодея и жертвы, в веке девятнадцатом и далеком киберпанковском будущем: "Жизнь ой, но да". И за это "да" искусственный интеллект будет бороться до конца, используя все возможности преступления и сыска, с которыми его познакомил человек.

Киберпансковский детектив имеет тенденцию выхода в бесконечность, запутываясь в словах, образах и умножении смыслов. В итоге в нем каждый персонаж оказывается преступником, жертвой и палачом одновременно, причем неожиданно для самого себя.






564
просмотры





  Комментарии
нет комментариев




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх