Мой Станислав


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «тессилуч» > Мой Станислав Лем
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Мой Станислав Лем

Статья написана 4 мая 05:31
Размещена в рубрике «Как издавали фантастику» и в авторской колонке тессилуч

С паном Станиславом я встретился в начальных классах школы. Конечно посмотрев в 1960 году фильм "Безмолвная звезда" я не знал, что этот фильм снят по роману С Лема  "Астронавты"(1951 г).

https://fantlab.ru/edition1685

Но вот рассказ "Существуете ли вы, мистер Джонс?" в журнале Техника-молодежи (№7 1957 г) уже прочитал. И что интересно в 1962 году Челябинская телевизионная редакция выпустила на голубой экран области одноименный спектакль.

В появившейся в Союзпечати газете Неделя в 1960 году Лема напечатали два раза: "Хрустальный шар"

и "В гостях у бжутов" (Ийон Тихий), а в ЮТ-е напечатали отрывки из романа "Магелланово Облако".

Посмотрев в кинотеатре фильм "Икар-1" (1964г.) я сразу понял, что он снят по этому роману. Поэтому взял его в библиотеке-он был издан два раза в серии БПНФ изд. Детская Литература. Затем в 1966 году его включили во вторую подписную Библиотеку Приключений.

И вообще в школьные годы посмотрел несколько телефильмов по романам и рассказам С Лема: "Верный робот" (1965 г.), "Испытание" и "Солярис" (1968 г.) с Лановым и Этушем в главных ролях.

https://fantlab.ru/film4244

А уж "Солярис", "Рассказы о Пирксе", "Сказки роботов" и "Звездные дневники Ийона Тихого" в 60-е где только не печатали ( ЮТ, З-С, Т-М, Искатель и др. журналы и газеты). Но наибольшее впечатление в юности на меня произвели романы "Непобедимый" (" В мире ф и п" 1964 г)

Илл. Алексея Андреева

и "Возвращение со звезд" (БСФ 1966 г). Затем по три раза их перечитывал в разных возрастах.

В 70-е годы Лем перешел в основном на научные сказки и всякие философские рассказы и эссе.

Наиболее вменяемыми из них было два произведения: "Маска" (1974 г) и детектив "Насморк" (1978 г). Вот их я с большим интересом прочитал.

Илл. к "Маске"

В различных сборниках и журналах опубликованы четыре пьесы о проф. Тарантоге.

В начале 80-х Лем отправился в Австрию- соответсвенно поменял мировоззрение и его новинки в СССР не печатали, но было много сборников старых произведений и несколько различных фильмов. Ну и конечно "Солярис" Тарковского (1972 г), который Лему не понравился.

Только в перестройку напечатали "Футурологический конгресс" (1971 г.), "Мир на Земле" и "Фиаско"-последнее произведение о пилоте Пирксе. Туда были вставлены отрывки из ранней повести "Хрустальный шар".

Затем в 1992 году подписался на "Текстовское" собрание сочинений Лема и собственно больше его книг не приобретал.

Только в 2000-х купил несколько покет-буков с вариантами романов и рассказов, да выменял три книги конца 50-х — начала 60-х годов издания. Из сборника 1961 года рассказ "ЭДИП" больше не печатали на русском.

Ну и недавно приобрел ЖЗЛ-ку с биографией Станислава Лема.

Приложение: кадры из фильмов "Солярис" (1972 г) и "Дознание пилота Пиркса" (1978 г)





613
просмотры





  Комментарии
Melanchthon 


Ссылка на сообщение4 мая 10:04 цитировать
«Солярис» с Банионисом хорош. И другой вариант, телеспектакль — тоже замечательный.
свернуть ветку
 
тессилуч 


Ссылка на сообщение4 мая 10:05 цитировать
Мне черно-белый даже больше нравится. Потому, что там тягучек Тарковского нет.
 
Melanchthon 


Ссылка на сообщение4 мая 10:21 цитировать
:beer:. Плюс, может быть телеспектакль Лему бы и понравился.
 
тессилуч 


Ссылка на сообщение4 мая 10:22 цитировать
Вполне.;-)
 
algy 


Ссылка на сообщение4 мая 10:36 цитировать
могу ошибаться, но. много лет назад один приятель (большой поклонник Лема) рассказывал, что в прочитанном интервью маэстро очень хвалил именно фильм Тарковского, с Банионисом...
 
тессилуч 


Ссылка на сообщение4 мая 10:40 цитировать
БНС в старости тоже всё хвалил. Лем в первоначальном показе не принял этот фильм.
Толкователь 


Ссылка на сообщение4 мая 11:03 цитировать
Хотел уточнить — иллюстрация Алексея Андреева — это именно к «Непобедимому»?
И спасибо за статью!
свернуть ветку
 
heleknar 


Ссылка на сообщение4 мая 12:30 цитировать
Да именно к роману. Андреев целый  цикл рисунков сделал к Непобедимому. Есть на неназываемом ресурсе.

https://alexandreev.livejournal.com/tag/Неп...

https://alexandreev.livejournal.com/tag/Сол...

https://alexandreev.livejournal.com/tag/Эдем
 
Толкователь 


Ссылка на сообщение4 мая 12:51 цитировать
Колоритные иллюстрации. Понравилось. Спасибо за ссылки!
 
FUNKCOOLA 


Ссылка на сообщение7 мая 09:10 цитировать
Хорошие рисунки...
eos 


Ссылка на сообщение4 мая 11:12 цитировать
Эдем, Непобедимый, Солярис, Фиаско и Мир на Земле — любимые романы Лема. По сути, с них и началась любовь к научной фантастике.
свернуть ветку
 
тессилуч 


Ссылка на сообщение4 мая 12:55 цитировать
У меня с Адамова и АБС, но как я писал и Лем тоже.
bvi 


Ссылка на сообщение4 мая 18:55 цитировать

цитата тессилуч

И что интересно в 1962 году Челябинская телевизионная редакция выпустила на голубой экран области одноименный спектакль.

А об этом спектакле что-нибудь известно? Может, о нём писали где-нибудь?
свернуть ветку
 
тессилуч 


Ссылка на сообщение18 мая 15:56 цитировать
Вроде пленка уничтожена.
savik13 


Ссылка на сообщение7 мая 13:29 цитировать
..могу ошибаться, но. много лет назад один приятель (большой поклонник Лема) рассказывал, что в прочитанном интервью маэстро очень хвалил именно фильм Тарковского, с Банионисом...

Обратимся к участникам событий:
   Итак, разрешение на съемку было получено. Но тут в Москву приезжает на короткое время Станислав Лем. И, конечно, Тарковский должен был с ним встретиться. Хотя, как свидетельствует Лазарев, режиссеру не очень хотелось идти на эту встречу, да и сама она прошла сложно. Вот, что рассказывает Лазарев:

«...Встретил он [Лем] нас недружелюбно и разговаривал почти все время очень высокомерно. Имени Тарковского он прежде не слышал...Андрей, считая себя обязанным поделиться своими соображениями о том, как он представляет себе экранизацию, допускает грубую ошибку- довольно много рассказывает о тех эпизодах..., которых нет в романе...Лем слушает с мрачным лицом, и потом резко говорит, что в его романе есть все, что нужно для фильма, и нет никакой нужды чем-то его дополнять...».

      Итак, фильм еще не был снят, а уже возник конфликт писателя с режиссером. Видно, что автор романа не очень то и желал экранизации одного из своих лучших произведений. Как же представлял себе фильм режиссер? В одном из своих интервью в «Литературной газете» за 1970 год Тарковский объясняет свой выбор глубиной смысла романа Лема, который не имеет никакого отношения к жанру научной фантастики. Для него одна из главных идей романа- нравственное воспитание человека в связи с новыми открытиями в области научного познания. И опять в творчестве Тарковского выходит на первое место человек, его внутренний мир, чувства.
Режиссер должен продумать все детали

Свою задачу Тарковский видел в том, чтобы «...«Переплави ть» литературное произведение в кадры фильма-... суметь рассказать в экрана свою версию литературной основы, рассказать свою читательскую версию... Мне бы хотелось так снять «Солярис» чтобы на экране не возникало чувства экзотики (технической я имею в виду)». А вот «Подробное же разглядывание технологических процессов будущего превращает эмоциональный фундамент фильма как художественного явления в мертвую схему, претендующую на правду,...».

     Сам же автор повести так говорит о фильме:
Просто океан или неземной разум
«К этой экранизации я имею очень принципиальные претензии. Во-первых, мне бы хотелось увидеть планету Солярис, но, к сожалению,режиссер лишил меня этой возможности, так как снял камерный фильм. А во-вторых (и это я сказал Тарковскому во время одной из ссор), он снял совсем не «Солярис», а «Преступление и наказание». Ведь из фильма следует только то, что этот паскудный Кельвин довел бедную Хари до самоубийства, а потом по этой причине терзался угрызениями совести, которые усиливались ее появлением, причем появлением в обстоятельствах странных и непонятных. Этот феномен очередных появлений Хари использовался мною для реализации определенной концепции, которая восходит чуть ли не к Канту. Существует ведь Ding an sich, непознаваемое, Вещь в себе, Вторая сторона, пробиться к которой невозможно. И это в моей прозе было совершенно иначе воплощено и аранжировано... А совсем уж ужасным было то, что Тарковский ввел в фильм родителей Кельвина, и даже какую-то его тетю [Тарковский старался задействовать в своих фильмах не только профессиональных актеров, но и непрофессионалов. Так, в «Солярисе» на роль «какой-то его тети» он пригласил директора картины Тамару Георгиевну Огородникову]. Но прежде всего — мать, а «мать» — это «Россия», «Родина», «Земля». Это меня уже порядочно рассердило. Были мы в тот момент как две лошади, которые тянут одну телегу в разные стороны... В моей книге необычайно важной была сфера рассуждений и вопросов познавательных и эпистемологических, которая тесно связана с соляристической литературой и самой сущностью соляристики, но, к сожалению, фильм был основательно очищен от этого. Судьбы людей на станции, о которых мы узнаем только в небольших эпизодах при очередных наездах камеры, — они тоже не являются каким-то экзистенциальным анекдотом, а большим вопросом, касающимся места человека во Вселенной, и так далее. У меня Кельвин решает остаться на планете без какой-либо надежды, а Тарковский создал картину, в которой появляется какой-то остров, а на нем домик. И когда я слышу о домике и острове, то чуть ли не выхожу из себя от возмущения. Тот эмоциональный соус, в который Тарковский погрузил моих героев, не говоря уже о том, что он совершенно ампутировал «сайентистский пейзаж» и ввел массу странностей, для меня совершенно невыносим».(Из книги «S.Beres'. Rozmowy ze Stanislawem Lemem» Krakow, WL, 1987, s.133-135)
    И еще об этом же в интервью газете «Московские новости» (номер от 18.06.1995 г.):

«Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой... Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Но я-то писал и думал совсем наоборот». Не в том дело, разумеется, что Тарковский перенес на Землю сюжетную завязку романа: предоставил Крису Кельвину возможность заранее встретиться с живым свидетелем тайн Соляриса пилотом Бертоном. Он вернул ему нечто большее — физическую полноту земного бытия: шум дождя, утренний голос птицы, текучую темную глубь воды, сырую влажность сада, раскидистую крону дуба, живой огонь костра, сутулость отцовской спины и желтоватую седину на его висках, отчий дом, полный воспоминаний, семейные фотографии. Все то, что не замечается, когда оно есть, и становится мучительно необходимым и важным, когда его нет.


С романом Лема фильм Тарковского имеет только общее название, плюс локацию и общую канву событий. В остальном это совершенно разные произведения.
Лем писал о встрече с неведомым и непознанным, Тарковский снял антуражное религиозно философское продолжение Рублева.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх