Прочитано в июне 2018


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Pouce» > Прочитано в июне - 2018 - 1
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Прочитано в июне — 2018 — 1

Статья написана 1 июля 14:29
Размещена в рубрике «Польская фантастика» и в авторской колонке Pouce

      

Рафал Косик (Rafał Kosik) «Чётки (Różaniec)"

      Отдалённое будущее. Крупнейшие города Земли, включая Варшаву, заключены в огромные кольца, образующие цепочку — Чётки (Różaniec) — вращающуюся по орбите Земли (что случилось с собственно Землёй до конца не понятно). В каждом из этих городов-государств своё самоуправление с привычными нам политическими интригами, выборами и пр., но Чётками в целом неформально управляет компьютерная система g.A.I.a. С целью поддержания общественного порядка g.A.I.a реализует программу Гиперпревенции — по формальным признакам выявляет потенциальных преступников, после чего ими занимается служба Элиминации, устраняющая потенциально опасных людей из общества. Главный герой Харпад (Harpad) — наззлер (вынюхиватель, выкапыватель) — единственный в Варшаве человек, который способен (за определённую плату) узнавать индекс ПУ (потенциальной угрозы) конкретного человека. Именно этим индексом руководствуется g.A.I.a, определяя потенциальную опасность человека, и зная свой ПУ можно определить, не занялась ли тобой служба Провокации, провоцирующая человека на мелкие нарушения, с целью дальнейшей передачи Элиминации. Всё в жизни Харпада идёт хорошо, разве что бывшая жена ограничивает возможности общения с любимой дочкой, но в какой-то момент его способности привлекают внимание местной мафии, играющей в политические игры, и Дела (Sprawa) — подпольной организации, пытающейся бороться со всевластием g.A.I.a...

      Рафал Косик смешал в своём романе множество фантастических (и не только) поджанров. Киберпанк, нанопанк, дистопия, постапокалипсис и даже политический триллер — список ярлычков можно продолжить. Главное не в количестве и разнообразии ингредиентов, а в их соединении. А соединено качественно — только читатель скажет себе: «Ага, это то-то и то-то, и сейчас случится вот такое», как роман поворачивается другой гранью и случается нечто совершенно неожиданное. Из-за этого, правда, некоторые сюжетные линии как бы остаются незаконченными, но на момент обрыва они уже сыграли свою роль, привели героя к очередному повороту и их дальнейшее отслеживание потеряло смысл. При желании можно додумать, но лучше задуматься над тем, что хочет сказать/показать автор. Ну, или просто следить за хитрыми изгибами сюжета. У меня, во всяком случае, возникло множество мыслей о человечестве, искуственном интеллекте и их судьбах.

      Рекомендую любителям НФ, владеющим польским языком.


      

Марта Краевская (Marta Krajewska) «Зашей глаза волкам (Zaszyj oczy wilkom)"

      Вторая книга цикла «Волчья долина (Wilcza dolina)". О первой книге «Иди и жди морозов (Idź i czekaj mrozów)" я писал в прошлом году. Традиционно начну с издательской аннотации:

         «Во время каждого полнолуния жители Волчьей Долины запирают на засов двери домов и сидят тихо, беспокойно прислушиваясь к вою волколака. Венда, поглощённая собственными заботами, не в состоянии полностью посвятить себя обязанностям Опекунки. Никто не знает, насколько высокую цену заплатила девушка за помощь Господина Леса и как долго она будет оставаться у него в долгу.
   Атра, невзирая на предостережения, жаждет не только отыскать то, что утратила, но и отомстить. В ходе поисков она обнаруживает, что, возможно, последний из волкаров сможет ей помочь. Однако не приведут ли её усилия к ещё большим несчастьям? Связь, соединяющая Венду и ДаВерна не может быть разорвана без ужасных последствий.
   Боги в священной роще молчат, и Венда чувствует себя покинутой и бессильной.
   Над Волчьей Долиной сгущаются сумерки...»


      Поскольку вторая книга непосредственно продолжает первую, рекомендую сначала почитать мой отзыв об «Иди и жди морозов». Если в первой книге автор много внимания уделяла описанию места действия, а также нравов и обычаев местных жителей, то во второй события происходят в уже известном антураже, и основное внимание уделяется именно им. Как видно из аннотации, главная героиня — Опекунка Волчьей Долины Венда — расплачивается за услугу, оказанною ей Господином Леса, богом некогда господствовавших в долине волкаров. Из-за этого она не может уделять должного внимания поискам появившегося в долине волколака, что вызывает ропот у жителей, подстрекаемых кузнецом, старым недругом Венды. Тем не менее Венде, удаётся разобраться с целым рядом проблем, включая нерешённые проблемы из первой книги. Однако впереди явно ждут проблемы гораздо более серьёзные. Причём, судя по темпу повествования, третья книга будет не последней в цикле (точнее, многотомном романе). Что ж, посмотрим.

      Весь цикл в целом явно должен сильно понравиться любителям славянской этнографической фэнтези.

      P.S. Пара цитат:

   

цитата

Ни один бог не разрешает свободы. Свобода или вера, выбирай! — богиня наклонилась, чтобы её слова отчётливей отпечатались в памяти девушки. — Нельзя иметь и того и другого!

   

цитата

— Они начинают действовать мне на нервы! — злилась она [Венда]. — Выбрали меня, давили, чтобы дала клятву, а теперь сплетничают по углам и ноют. С самого начала знали, что я не мой отец! Я говорила! [...]
   — А чем он от тебя отличался? Твой отец.
   — Всем! Держал их в ежовых рукавицах, боялись ему дерзить.
   ДаВерн усмехался, кивая головой.
   — Собственно, о том они и тоскуют.
   — Что?
   — Благодаря твоему отцу чувствовали себя в безопасности. Стаду необходим предводитель, которого оно будет бояться рассердить. Это позволяет верить, что остальной мир тоже будет его бояться и оставит стадо в покое.
   — Может у волков так. Люди немного другие.
   Он пожал плечами.



      
   Артур Ольховы (Artur Olchowy) «Колдунья из-за Лужи (Czarownica znad Kałuży)"

      Необычный «бытовой» постапокалипсис в стиле «После» Андрея Круза. Издательская аннотация:

   «Мир, каким он был до войны, нанёсшей жестокий урон человечеству, помнит только Кривая — старая знахарка, живущая неподалёку от мазурской деревушки Окартово. Предчувствуя приближающуюся смерть, она берёт в ученики сына местного зажиточного хозяина, чтобы передать ему все свои знания.
   Тем временем в село прибывает новый викарий. Осуществляя свою особую миссию, он разрушает установившийся порядок жизни окартовской общины.
   В борьбе за свою малую родину и её жителей Колдунье придётся помериться силами не только с беспощадными, а порой и безумными людьми, но и с собственной старостью, болезнями и совестью».
  

      Как я уже написал, постапокалипсис необычный. Никаких зомби, безумных максов и пр. Несколько десятилетий назад произошёл обмён ядерными ударами. Кто с кем воевал не вполне ясно (есть пара намёков, но именно намёков), да и не имеет значения, поскольку, как писал Хемингуэй «Победитель не получает ничего». То есть, война прошла, но территориальных захватов не случилось, по причине отсутствия сил для этого у воюющих сторон. Крупные города (кроме Рима) и промышленные центры разрушены и цивилизация технологически откатилась на уровень XIX века, а организационно и вовсе во времена раннего феодализма, когда каждое село и город жили самостоятельно. Недалеко от такого самостоятельного селения Окартово, за озером с красноречивым названием Лужа (автор любит при случае пошутить) живёт главная героиня — древняя колдунья по прозвищу Кривая. На самом деле она, конечно, никакая не колдунья (автор всячески избегает каких-либо мистических элементов), а образованная восьмидесятилетняя старуха «с раньшего времени». Когда началась война, Кривая (тогда ещё не Кривая) как раз закончила университет по биологической специальности и отправилась на лето в село, благодаря чему осталась в живых. После войны изучила по книгам и на личном опыте медицину и стала врачом-универсалом или, по мнению селян, колдуньей. И одной из трёх сил, на балансе которых держится порядок в селе: староста, ксёндз и колдунья. Дальше, как написано в аннотации, баланс сил нарушается и Кривой приходится тряхнуть стариной...

      Начало романа многообещающее, события развиваются в неторопливом обстоятельном стиле, любимом хозяйственными читателями, но потом становится скучновато. Чувствуется, что роман у автора первый — непредсказуемо меняются характеристики персонажей, из кустов выкатывается рояль, который так и не сыграет никакой роли в развитии сюжета, да и героиня не очень похожа на восьмидесятилетнюю больную старуху. В общем, рекомендовать роман могу лишь большим любителям «бытового» постапокалипсиса (знающим польский язык). Хотя за автором явно стоит следить.

      P.S. Цитата:

   

цитата

В этот день уроков больше не было. Сразу после ужина парень унёсся куда-то в сторону викторианского Лондона, потом Восточный Экспресс направился в Трансильванию, в потусторонний мир, который так привлекал, и которого больше не было. А может нет? Может этот мир как раз вернулся, когда вся техника, вся наука с её материализмом, бритвой Оккама и двойным слепым методом отправились на свалку истории? Когда все эти физики-теоретики, квантовые механики, информатики, инженеры-нанотрубочники погибли в ядерном взрыве или в клубах ядовитого газа, или просто от поноса; когда отключились ультрасонографы, остановились позитронные томографы, когда никто уже не может расшифровать электроэнцефалограмму, и мало кто может прочитать слово «электроэнцефалограмма». Когда всё это заменила старая травница и фанатичный церковник, она с антибиотиками из заплесневелого хлеба, он — с реликвиями из свиного ребра, тогда вернулись жаждущие крови девственниц вампиры, волколаки, воющие на полную луну, одетые в красные курточки утопцы, замурзанные икрой, похожие на мокрых кур клобуки и ехидные черти, торгующиеся за душу. Таились на опушке леса, а ночью приходили под окна беспокоить кошмарами добрых людей, с нетерпением ожидающих первых лучей зари. А «Дракула» перестал быть напоминанием о гибнущем мире, последнем заповеднике на поглощаемом рационализмом и техникой континенте. Неожиданно он стал очень современным.





259
просмотры





  Комментарии
Славич 


Ссылка на сообщение1 июля 14:45 цитировать
К слову, все три романа попали в шорт-лист премии Януша Зайделя.
свернуть ветку
 
Pouce 


Ссылка на сообщение1 июля 15:02 цитировать
Потому и прочитаны так сразу. ;-)
ааа иии 


Ссылка на сообщение1 июля 22:49 цитировать
Что-то как-то не слишком вдохновляет 8:-0

цитата Pouce

рограмму Гиперпревенции — по формальным признакам выявляет потенциальных преступников, после чего ими занимается служба Элиминации, устраняющая потенциально опасных людей из общества.
Первая же ассоциация — аниме Psycho-Pass

цитата Pouce

цикл в целом явно должен сильно понравиться любителям славянской этнографической фэнтези.
Все волчьи боги сразу идут мимо славянской этнографии.

цитата Pouce

отключились ультрасонографы, остановились позитронные томографы, когда никто уже не может расшифровать электроэнцефалограмму, и мало кто может прочитать слово «электроэнцефалограмма». Когда всё это заменила старая травница и фанатичный церковник, она с антибиотиками из заплесневелого хлеба, он — с реликвиями из свиного ребра,
  В «научной» части речь идет о диагностической аппаратуре — а во второй, «магической», про непосредственно лечение.  И почему сонографы отключились, а томографы только остановились?
Крррррасиво, но, увы.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх