Новинки и планы издательств


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Новинки и планы издательств» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

"Астрель" (СПб) , "Ведьмачьи легенды" , "Воины", "Волшебные Миры", "Голос Лема", "Гроза" в зените, "Душница", "Душница" , "Заклятый клад", "Люблю на Вы", "Максим", "Мечи и тёмная магия", "Модель для сборки", "Наброски к портретам", "Настоящая Фантастика", "Небо должно быть нашим!", "Нептунова арфа", "Порох из драконовых костей", "Прогулки по Луне", "Пуф круглый год", "Снежный Ком М", "Снежный ком М", "Созвездие Аю-Даг", "Турнир Самоубийц", "Шико", 1 апреля, 100, 12+, Alter et idem/Другой и тот же самый, Ancillary Sword, Ann Leckie, Art, Artbook, Assassins Creed VI, Ben Counter, Byzantium Endures, Chris Wraight, Chronicles Of Erekose, Clever Media Group, Colonel Pyat, Corpus, DARKER, Dan Abnett, Dead Space, Eisenhorn, Endgame, FL рекомендует, Fanzon, Firestar Universe, Forgotten Realms, Games Workshop, Gav Thorpe, Horus Heresy, Imperial Radch, In The Lions Mouth, LitRPG, Livebook, Mainstream, Mark Of Calth, Michael Flynn, Michael Moorcock, NARR8, NEO, Neoclassic, Olivier Ledroit, Pariah, Platinum, Redrum, Rise of Tomb Raider, Ruthenia Phantastica, Scars, Shadow King, Star Wars, Syndicate, The World Engine, Time of Legends, Total War, WarGames, Warhammer, Warhammer 40K, Warhammer FB, Warhammer40K, Wika, Zangavar, Zотов, dark fantasy, e-book, fanzon, rpg, «Воин-пророк», А. Валентинов, АСТ, Абсолютное оружие, Автокатастрофа, Адам Робертс, Адамс, Адмирал, Адриан, Азбука, Азбука скоро, Азбука-Аттикус, Алан Кубатиев, Алан Ли, Алекс Алис, Алекс Верус, Алекс Кош, Алекс Лэмб, Александр Бачило, Александр Беляев, Александр Золотько, Александр Мазин, Александр Матюхин, Александр Поболелов, Александр Продан, Александр Тюрин, Алексей Караваев, Алексей Пехов, Аллан Квотермейн, Аллоды, Алькор Паблишерс, Альфа-книга, Америка (reload game), Амнуэль, Ангел Экстерминатус, Андерсон, Андрей Балабуха, Андрей Валентинов, Андрей Круз, Андрей Лазарчук, Андрэ Нортон, Анна Каренина-2, Аноним, Анонс, Анонсы, Анонсы книг, Антологии, Антология, Антон Первушин, Аренев, Аренев , Аркадия, Арнаутова, Арсений Александр Рэй, Артбук, Артур Кларк, Архив Буресвета, Астра Нова, Астрель, Астрель , Астрель (СПб), Астрель СПб, Астрель-СПб, Астрель-Спб, Атаманов, Аэлита, БУХТА ПРИКЛЮЧЕНИЙ, Бабенко, Баксиян, Бакулин, Баллард, Барраярский цикл, Барряр, Батхен, Бачигалупи, Бегство охотника, Белый отряд, Беляев, Бен Канутер, Беннедикт Джэка, Беннет, Берроуз, Бертельсманн Меди Москау, Бесконечная шутка, Бестиарий, Бет Льюис, Бетонный остров, Бжезинская, Бир, Блейк Чарльтон, Больше чем книга, Бонансинга, Бослен, Браун, Бретт, Брин, Бром, Брэдбери, Будеев, Буджолд, Булычев, Булычёв, Буриан, Буссенар, Бьюкес, Бэккер, В Пасти Льва, В режиме бога, ВНИМАНИЕ! , Вадим Панов, Валенте, Варкрафт, Варшавский, Василий Орехов, Вегнер, Ведьмак, Ведьмачьи легенды, Век волков, Векслер, Вернор Виндж, Версум, Вертячки, Весь этот джакч, Вече, Вечный Воитель, Видоизмененный углерод, Византия сражается, Вика, Виктор Глебов, Виктория Шваб, Виктория Эл, Виндж, Влад Копп, Властелин Колец, Властелин колец, Волков, Волчья Луна, Вольнов, Вонсович, Восток - Запад, Время, Всеволод Алферов, Вудинг, Высотка, Вэнс, Г.Л. Олди, Гай Гэвриэл Кей, Галихин, Гамильтон, Гансовский, Гарднер Дозуа, Гаррет, Гарри Гаррисон, Гарри Поттер, Гаррисон, Гейман, Геймбук, Гелприн, Геммел, Генер, Генри Лайон Олди, Геральт, Герберт, Герберт Уэллс, Гжендович, Гибсон, Глеб Гусаков, Глен Кук, Глуховский, Голден, Голдман, Головачев, Голос Лема, Голубой Марс, Город тысячи Дверей, Графический Роман, Графический роман, ГрафическийРоман, Григорий Адамов, Громов, Грэй Ф. Грин, Грэм Макнилл, Гуляковский, Гурова, Гэв Торп, Далия Трускиновская, Данихнов, Дансейни, Де Кандидо, Дебора Бьянкотти, Девятнадцать стражей , Денис Гордеев, Денис Тихий, Десять искушений, Детская литература, Дж.Р.Р. Толкин, Джаспер Ффорде, Джеймс Блэйлок, Джеймс Герберт, Джеймс Кори, Джеймс Фрай, Джейсон Арнопп, Джейсон Арнопп , Джесс Буллингтон, Джефф Карлсон, Джиллиан, Джо Аберкромби, Джо Хилл, Джозеф Дилейни, Джон Джозеф Адамс, Джон Коннолли, Джонс, Джордж Мартин, Джоуи Грасеффа, ДляВсехВозрастов, Дмитрий Казаков, Дмитрий Лукин, Дмитрий Скирюк, Добрые знамения, Дозоры, Дозуа, Доктор Кто, Домино, Драйвер Заката, Дуурсима, ДэйвСтюарт, Дэн Абнетт, Дэн Симмонс, Дэниел Абрахам, Дэниэл Суарез, Дюна, Дяченко, Евгений Лукин, Евгений Мисюрин, Евгений Прошкин, Елена Клещенко, Елена Шипицына, Жаколио, Жанры, Желязны, Женевский, Жук, Жюль Верн, ЗКФ, Заклятий скарб, Зарубина, Збежховский, Звездная река, Звездные войны, Звездный Замок, Звездный лабиринт, Звезды мировой фантастики, Звезды научной фантастики, Звезды новой фэнтези, Зеленый Марс, Зеркало, Зло, Злобин, Злотников, Золотько, Зонис, Зоосити, ИД Мещерякова, ИДЛ, Ибботсон, Иван Ефремов, Иванович, Ивуа, Иган, Игорь Вардунас, Игорь Минаков, Игра престолов, Изгнанники, Издания, Издательский Дом Ленинград (ИДЛ), Издательство "Ивана Лимбаха", Издательство Союза писателей Санкт-Петербурга, Империя, Империя Радч, Ина Голдин, Инквизитор Эйзенхорн, Интервью, Интервью с писателем, Интернет, Иные пространства, Ирина Лазаренко, Испанский крест, История Средиземья, Истребители кошмаров, Йейтс, Йен Макдональд, Йэн Бэнкс, К. Б. Уэджерс, К.Б. Уэджерс, КК Фантастика, КНИМА, КСД, Как издавали фантастику в СССР, Камбиас, Камерон, Камша, Канал имени Москвы, Каньтох, Кард, Картер, Каттнер, Каури, Кевин Хирн, Киз, Ким Стэнли Робинсон, Кинг, Кинни, Кирилл Бенедиктов, Кирилл Еськов, Китони, Кладезь бездны, Клайв Баркер, Клайн, Классика в иллюстрациях Мервина Пика, Книга запретов и тайн, Книга утраченных сказаний, Книги, Книжный Клуб Фантастика, Книма, Князь пустоты, Кокс, Колодзейчак, Колфан, Комарова, Комендант мертвой крепости, Комендант мёртвой крепости, Комикс, Комуда, Конан Дойл, Конец игры, Конторович, Корабельников, Корабль уродов, Кори, Корнилов , Король Теней, Корчевский, Косматка, КосмическиеЛепешки, Крампус, Красный Марс, КрейгТомпсон, Крис Райт, Кристи Голден, Кристофер Толкин, Круз, Крылов, Ксения Медведевич, Кудрин, Кук, Кшиштоф Пискорский, ЛПЦ "Поколение", Лав, Лавкрафт, Лансдейл, Ле Гуин, Легеза, Леки, ЛенИздат, Лениздат, Ленинград, Ленинградское издательство, Ленинградское издательство , Лео Кэрью, Леонид Каганов, Ливадный, Линк, Линч, Литературный семинар "Партенит", Лоуренс, Лукин, Лукьяненко, Лучшее за год, Льюис Кэрролл, Лэмб, Лю Цысинь, Люк Пирсон, Лютик, МДС, МИФ, ММКВЯ, Магазин "РаскольниковЪ", Майкл Муркок, Майкл Салливан, Майкл Суэнвик, Майкл Флинн, Макаров, Макдевит, Макдевитт, Макдональд, Макклеллан, Маклауд, Маклеллан, Маклеод, Малазан, Малазанская «Книга Павших», Малазанская Книга Павших, Малерман, Маллерман, Маргарет Этвуд, Марго Лэнеган, Марина Александрова, Марк Лоуренс, Марсианка Ло-Лита, Мартин, Маршалл, Мастера магического реализма, Мастера фэнтези, Махаон, Медведева, Меекхан, Мейер, Мередит Рузью, Мерси Шелли, Мессингем, Метро, Метро 2033, Мидянин, Миллер-младший, Мир приключений, Мир фантастики, Мир-Механизм, Мирер, Мифы Ктулху, Михаил Тырин, Михаил Успенский, Михайлов, Морган, Морис Грайфенхаген, Моррис, Московские Сторожевые, Мочалов, Мур, Муркок, Мьевиль, Мэйберри, Мэри Стюарт, Мэтью Мэзэр, НФ, НФ-космоопера, Наам, Надежда Попова, Наночума, Настоящая фантастика, Невероятные приключения Лавлейс и Бэббиджа, Нивен, Ник Перумов, Никита Аверин, Николай Караев, Никс, Нил Стивенсон, Новая Луна, Новинки, Новинки ИД Ленинград, Новинки ИДЛ, Новинки Издательского Дома «Ленинград», Новинки ЛенИздата, Новинки Ленинградского издательства, Новинки издательств, Новости, Новые горизонты, Норт, Ньютон, Нэсмит, О, Обложки, Обручев, Обская, Объявление, Одиннадцатый доктор, Оксана Глазнева, Оксана Романова, Олди, Олег Дивов, Оливье Ледруа, Олма, Олма Медиа Групп, Орловский, Острандер, Откровения Рийрии, Открытие себя, Отметка Калта, О’Брайен, ППСС, Павел Майка, Павлов, Пария, Партенит, Пауль , Пекара, Песня льда и огня, Петросян, Печальная история братьев Гроссбарт, Пискорский, Питер Страуб, Планета обезьян, Планы издательств, По, Повелители новостей, Пограничье, Поднебесная, Полковник Пьят, Полуденные звёзды, Полянская, Последнее желание, Последний Кольценосец, Последний порог, Посняков, Потерянные боги, Поток, Похититель детей, Прайс, Приключения, Приключения Гаррета, Примеры страниц, ПринТерра Дизайн, Прист, Пространство, Прядильщик, Путь королей, Пьевель, Р. Скотт Бэккер, РИПОЛ, Райаниеми, РаскольниковЪ, Распопов, Раткевич, Рейнольдс, Ренегаты, Рийрия, Рик Риордан, Рипол, Рипол-Классик, Ричард Кадри, Ричард Морган, Роберт Вегнер, Роберт Говард, Роберт Льюис Стивенсон, Роберт М. Вегнер, Роберт Сальваторе, Роберт Чарльз Уилсон, Роберт Шекли, Робертс, Робин Хобб, Робинсон, Ройс, Ролдугина, Роман Злотников, Рэмси Кэмпбелл, ССК, Савченко, Сакурадзаки, Салливан, Сальваторе, Сальгари, Самая Страшная Книга, Самая страшная книга, Сандерсон, Сапковский, Сарамаго, Саша Кругосветов, Сборники, Свержин, Сверхновая, Светлов, Северо-Запад Пресс, Сенкевич, Сент-Джон, Сергей Волков, Сергей Жарковский, Сергей Лукьяненко, Сергей Чекмаев, Серена Валентино, Сет Дикинсон, Сидни Пудуа, Силивра Игорь, Сильмариллион, Сказания Меекханского пограничья, Сказания Трензалора, Скальци, Скороденко, Скотт Вестерфельд, Слуги Меча, Снегов, Снежный Ком, Снежный Ком М, Снежный Ком Рига, Снежный ком, Сны разума, Созвездие Эдиты, Соль Саракша, Соул, Софья Ролдугина, Спиральный Рукав, Сплаттерпанк, Станевич, Стеклянный Джек, Стивен Кинг, Стивен Эриксон, Страж Престола, Странствие трёх царей, Стругацкие, Суарез, Суэнвик, Сэр Найджел, Тайные города, Тайный город, Такеси Ковач, Танни, Тарзан, Тармашев, Твидл, Теги: планы издательств, Темная Башня, Темная материя, Тенеграф, Терри Пратчетт, Тимоти Зан, Типтри, Толкин, Том Поллок, Трансгалактический экспресс "Новая надежда", Трефилов, Трускиновская, Тудаков, Тулструп, Тысяча миров, Тьма прежних времен, Тэд Уильямс, УАСС, Уайет, Уиллис, Уинтерс, Умирающая Земля, Умирающий свет, Уоллес, Уоттс, Урсула Ле Гуин, Успенский, Фаворит, ФанCity, Фантаверсум, Фантастика, Фантастика КК, Фантастика Книжный Клуб, Фантастика: классика и современность, Фантастический детектив, Федотов, Флинн, Фрай, Хаггард, Харрисон, Хауи, Хейс, Хильда, Хильда и каменный лес, Хильдафолк, Хоббит, Ходоровски, Хоррор, Хроники Этории, Хроники железного друида, Хью Хауи, Хьюлик, Центрполиграф, Центрум, Чайна Мьевиль, Чарльз Весс, Чарльз Де Линт, Чарослов, Черное знамя, Черные крылья, Чертова дюжина, Четыре истории, Чудовища и критики, Чужие пространства, Шабалов, Шапочкин, Шедевры фэнтези, Шекли, Шекспирименты, Шерлок Холмс, Шико, Ширли, Широков, Шлёнский, Шон Дэнкер, Шпаги и шестеренки, Шрамы, Щепетнов, Э, ЭКСМО, Эд Макдональд, Эдем, Эдисон, Эдита Гельзен, Эксмо, Элан Мэстай, Элизабет Рудник, Элита элит, Эмар, Эмили Сент-Джон Мандел, Энн Леки, Эпоха единорогов, Эриан, Эриксон, Этногенез, Юлиана Лебединская, Юлия Зонис, Юрий Иванов, Ян Леншин, Ярослав Веров, Яцек Дукай, Яцек Пекара, аберкромби, альманах "Полдень", аннотация, анонс, анонсы, анталогии, антологии, антология, апрель, арт, артбук, артуриана, аудиокниги, бегущий в лабиринте, безумие, болезни, булычёв, в продаже, в типографии, важное, ведьмы, викинги, встречи с издателями, выставки, геймбук, гелприн, голдин, городские легенды, городское фэнтези, готика, готическое фэнтези, графический роман, гуманистическая фантастика , декабрь, детектив, детская литература, драккар, драконы, европейский хоррор, журнал, зеркала, зеркало, игры на выживание, издательское, издательство "Фаворит", издательство "Шико", иллюстрации, иллюстрированное издание, иллюстрированные издания, интересно, искусственные люди, история, итоги, итоги года, ищем авторов, ищем переводчиков, клещенко, клубные издания, книга, книги, книжные новинки, кокоулин, колдовство, комикс, конвенты, конкурс, конкурсы, космоопера, краудфандинг, культы, лето 2015, литературный семинар "Партенит", лукас, лукин, лучшая советская фантастика, магический реализм, магия, малотиражка, маньяки, марсианин, маски, мастер-классы, матюхин, месть, мир фантастики, мистика, монстры, мэри стюарт, научная фантастика, новинка, новинки, новинки ИДЛ, новинки ЛенИздата, новинки Ленинградского издательства, новинки мая, новинки недели, новости, новость, новые проекты, новые серии, о колонке, обложка, обложки, октябрь 2014, опросы, отзывы, паразиты, переводы, пирс энтони, планы, планы Азбуки, планы издательств, подростковое, полное собрание сочинений АБС, польская фантастика, помадки, попаданцы, постапокалиптика, поход, почитать летом, праздники, презентации, премия, пресс-релизы, призраки, приключения, провинциальный хоррор, проекты, проклятые места, рекомендую, релизы, ретро-хоррор, рипол, ролдугина, романова, русская фантастика, рэйн, сборник, сборники, секты, семинар, серии, серия "Партенит", серлин, скоро в продаже, социальная фантастика, социальный хоррор, стимпанк, стругацкие, сумеречная зона, супергерои, текущая информация, темное фэнтези, тихий, точинов, требования, туризм, тюрьмы, ужасы, ужасы будущего, ужасы в лесу, ужасы космоса, фантастика, фантастика , фантастика в левом кармане, фантдетектив , фестиваль, философская фантастика, фобии, функционал, фэнтези, харлок, хоррор, хоррор-фольклор, хранители, чушики, чёрный юмор, школьные ужасы, электронные издания, эпидемии, ясинская
либо поиск по названию статьи или автору: 

  

Новинки и планы издательств


Данная рубрика посвящена новостям фантастического книгоиздания на русском языке. Планы издательств, обложки к ещё не вышедшим книгам, издательские пресс-релизы, обзоры новинок прошедшей недели — всё это будет в единой рубрике. Также в последних числах каждого месяца будет появляться обзор «ожидания месяца» с краткими описаниями наиболее интересных на наш взгляд книг, запланированных на следующий месяц.

Принимаются любые предложения по улучшению рубрики.

Модераторы рубрики: Aleks_MacLeod, suhan_ilich, sham, antilia, =Д=Евгений, С.Соболев

Авторы рубрики: Dark Andrew, antilia, gerc, kovboj_74, Pickman, Aleks_MacLeod, Денис Чекалов, Vladimir Puziy, Pouce, demihero, mastino, senoid, С.Соболев, snovasf, gleb_chichikov, Alex Andr, MilkyWayCenter, Ksavier, Silvester, WiNchiK, Robin Pack, coolwind, v_mashkovsky, VitP, sham, Green_Bear, Aglaya Dore, Gelena, vvladimirsky, epic_serj, Karnosaur123, iRbos, volodihin, монтажник 21, Ny, Ник. Романецкий, suhan_ilich, Берендеев, cubapro, vad, Кел-кор, Noctivigator, breg, Edred, Родон, Алекс Громов, Gonza, Пятый Рим, =Д=Евгений, DeMorte, negrash, CHRONOMASTER, Jekritch, Phelan



Статья написана 25 декабря 2017 г. 16:19
Размещена также в рубрике «Польская фантастика» и в авторской колонке Vladimir Puziy

Продолжу знакомить читателей колонки с фрагментами рассказов и повестей, вошедших в международную антологию "Эпоха единорогов".

И на сей раз расскажу об Анне Бжезинской. К сожалению, она пока не очень известна нашим читателям -- это первый её рассказ, переведённый на русский. Сперва он был опубликован в минском журнале "Космопорт", а вот теперь -- после дополнительной редактуры -- в книге. Рассказ этот принёс Анне её первого (но не последнего!) Зайделя, он же положил начало цикла Бжезинской о бабусе Ягодке.

Добавлю, что Бжезинская -- писательница весьма разноплановая: помимо фэнтезийных произведений, на её счету весьма неожиданный цикл "Великая война" и несколько нон-фикшн книг. Новейшая из них -- "Дочери Вавеля" -- посвящена повседневной жизни женщин в средневековой Польше.

Надеюсь, "И любил её..." будет началом знакомства читателей с книгами Бжезинской.

Анна Бжезинская

И любил её хоть помирай

Из Вильжинской Долины далеко было в любую сторону. Большак обходил ее широким крюком, потому к цивилизации вели здесь лишь две извилистые, заросшие травой дороги. Верхняя тропа взбиралась меж тремя нависшими над долиною скалами, Сваей, Дрюком и Монахом, и вела до самого купеческого шляха. Тропка нижняя неспешно спускалась вдоль Вильжинского Потока и бежала по землям старосты к дальним владениям аббатства. Правда, была еще и третья тропка, однако ж вела она отнюдь не к цивилизации, а в сторону совершенно противоположную.

Шимек, надобно сказать, никогда не пускался куда глаза глядят ни верхней, ни нижней тропкой — по крайней мере, не дальше чем до границы пастбищ, где выпасались купно овцы из всех трех сел Вильжинской Долины. Лишь единожды, неосторожно наслушавшись россказней странствующего жреца, решил, что сделается староштинским дружинником. Мерещилась ему воинская слава, водка в корчмах при тракте и охочие до вояк девки. Из-за таких вот мечтаний глубокой ночью он выскользнул из села и погнал вниз берегом Вильжинского Потока. Но еще и рассвет не наступил, как поймал его владыка, а поймавши, пересчитал парню ребра и вразумления ради забил в колодки.

Иди речь о ком другом, наверняка бы владыка, человек крайне суровый к беглецам, на колодках бы не остановился, однако Шимек и вправду был в Вильжинской Долине персоной важной. Опеке его доверена была дворская свинья, кою он умело приучил к поиску трюфелей. И вскоре стало ясным, что у безрогой упрямицы будто рога выросли: без Шимека к сотрудничеству не склонялась никак. Разобиженные хавроньи не желали отходить от колодок, а большой рыжий кабан — вожак стада — из чистой злобности поддел на клык любимую хозяйскую гончую. В конце концов рассерженному владыке пришлось парня отпустить.

Так и закончились Шимековы странствия. Время для него тянулось неторопливо, и не столько бежало, сколько ползло, неспешно и с достоинством. Новости в их края не добирались, купцы да разбойники заглядывали в Вильжинскую Долину куда как нечасто. Впрочем, и первым, и вторым нечего было здесь искать. Околица тутошняя была неурожайной, а народец — убогим, спокойным и столь пугливым, что, едва услыхав на тракте коней, хватал скарб в охапку и прятался в горах. Особенно осенью, когда объявлялись мытари.

Шимек и сам был пуглив, подобно соседям, и оттого частенько сиживал в компании свиней своих глубоко в лесу. До самой до прошлой недели. Поскольку так уж оно вышло в последнее воскресенье, что, когда он, согласно обычаю, вместо того, чтоб слушать проповедь, стоял в компании знакомцев под старой липой и с чувством поплевывал на площадь перед святынькой, влюбился он в Ярославну, дочку Бетки-мельника. И так влюбился, что хоть помирай.

Было се чувство огромное, объявшее всю Ярославну, купно с чудесными ее небесными глазками (особенно полюбился ему левый — казалось, тот непрестанно косится в его сторону), четырьмя коровами приданого, пуховой периной, тремя вышитыми подушками, которые Шимек видал в кладовой, и с четырнадцатью моргами землицы, которым однажды должно было перейти Ярославне в наследство. Отца избранницы, Бетку-мельника, объял он любовью своею чуть более неуверенно, не без причины опасаясь, что глубокое чувство сие может остаться безответным.

Именно поэтому крался он теперь, согбенный, третьей тропкой к избушке Бабуси Ягодки, кою местные частенько кликали старой паршивой ведьмой. Однако же нынче Шимек усиленно старался об этом ее прозвище позабыть. Надеялся также, что Бабуся будет пребывать в приязненном к людям, добродушном настроении. Хлюпнул носом. А ежели и не будет, то всё-дно сумею сбежать, — подумал. Счастье еще, что к весне Бабусю крепко скрутила подагра.

Избушка Бабуси, гинекологической знаменитости двух поветов, с виду чрезвычайно подходила профессии владелицы: была запущенной, грязной и воняла козьим говном. Однако же слава хозяйки расходилась куда дальше вони животинки. Селяне шептались, что якобы Бабуся тишком верховодит бывалыми лиходеями с Перевала Сдохшей Коровы, да только случалось порой и так, что посылали за ней дворню владыки. И что оно в свете сделалось, плевались селяне, когда в самый полдень Бабуся Ягодка гордо вышагивала сельской площадью. Было ж время, когда ведьмы знали свое место, только ночкой и решались в мир выходить, да и тогда — покорно стоя под воротами, подле виселицы. А теперь?

Криво поглядывали и на милуемого Бабусей козла, поскольку ж всякому известно, что у ведьм в обычае держать в хозяйстве разнообразных тварей; и как знать, что там под козлиной шкурой кроется? Селяне не раз устраивали на него засады, но скотинка была сообразительной и скоренько давала деру. Не преследовали его, поскольку боялись: как для ведьмы, Бабуся Ягодка была на удивление быстра разумом и, пожалуй, не слишком-то любила обитателей Вильжинской Долины. Разговоры о ее каверзах особенно оживали в недород, а поскольку последние годы были сухими, да еще и овечий мор лютовал, владыка местный беспокоился все сильнее.

Правду сказать, подумывал он даже, как бы ту Бабусю Ягодку по-тихому огнем уморить. А поскольку был осторожен, то сперва поговорил с местным настоятелем, который, однако же, его замыслам решительно воспротивился, понимая, что так уж повелось испокон веков, что во всякой околице была, есть и должна быть своя ведьма. Кроме того, Бабуся Ягодка скручивала необычайно действенные затычки от геморроя, а недуг тот издавна одолевал почтенного пастыря. Одна мысль, что поразительный секрет сего ремедиума сгорел бы с бабой вместе, наполняла настоятеля смертельным ужасом.

А вскоре вышло наружу, что предательство роится и в самом доме владыки. Ибо заметил он, что даже собственная жена его, Висенка, плетет сговор с Бабусей. Владыка подозревал, что имеет оный нечто общее с напитком, что его жаждущая прироста семейства женушка вливала в него всякое воскресенье; весь день потом держался во рту гадкий привкус. А поскольку Висенки он побаивался — а тем паче побаивался ее отца, прославленного старосту Змеика, господина над Помещеницами, — то и решил держаться от Бабуси подальше: до благовременья, поскольку, наблюдая за местными женками, владыка высчитал, что самое большее после четвертого спиногрыза Висенка распрощается с сими мыслями, и тогда-то ведьма ответит за все, включая воскресное чудо-зелье.

Пока же практика Бабуси шла успешно. Шимек приметил, как из ведьминой избы выскочила молодая женка солтыса и, сжимая что-то в подоле, что было духу помчалась в лес. Из-за неприкрытой двери раздавался издевательский гогот. Смущенный Шимек почесал нервно ногу о ногу, но видения светлого будущего рядом с Ярославной превозмогли страх.

— Хм-кхм, — откашлялся он вежливо.

Бабуся отворила дверь энергичным ударом клюки. Какое-то время всматривалась в свинопаса, грызя желтый ноготь большого пальца, а после проскрипела:

— Опаньки!

Парень покраснел.

— Опаньки! — повторила она с тенью недоверия и удивления в голосе. — Вот же ты вымахал, Шимек. Кто бы подумал, — захихикала.

Он собрался с духом и несмело начал разговор:

— Водочки, Бабуся? — Шимек слыхал, что ведьма иногда не прочь выпить, и запасся у корчмаря порцией оковиты.

— Водочки? — переспросила ведьма с сожалением. — Не пью уже водочки. С той поры, как Висенка обеспечила мне постоянный сбыт любавницы, пью только скальмерские вина из погреба ее мужа. Ты мне зубы-то не заговаривай, Шимек, давай по-быстрому: чего хочешь? В кого?

— В Ярославну, — выпалил он и глупо улыбнулся.

Бабуся с неодобрением покачала головой.

— И четырнадцать моргов, — пробормотала под нос. — Вы что ж, никогда ничему не учитесь? Ты разве не знаешь, что любавница цветет на болотах? Или думаешь, я люблю гонять голышом под полной луной? Ты что же, не можешь найти себе какую-нибудь милую расторопную девицу?

— Нет! — Шимек был уверен в своем чувстве. — Или Ярославна, или никто!

Бабуся снова заворчала.

— А чем платить собираешься? — спросила подозрительно.

/.../

(перевод Сергея Легезы)


Статья написана 11 декабря 2017 г. 17:58
Размещена также в рубрике «Польская фантастика» и в авторской колонке Vladimir Puziy

Для тех, кому интересно заглянуть в антологию "Эпоха единорогов", -- фрагмент из повести Анны Каньтох. (Первый, но не единственный фрагмент из этой антологии; будут и другие -- из других текстов).

Я же добавлю здесь, что Анна -- одна из самых титулованных нынче писательниц в Польше. На её счету пять премий имени Зайделя и две имени Жулавского. Работает она в разных жанрах, сейчас от года к году у неё одновременно выходит по нефантастическому ретро-детективу, подростковой фантастике (с элементами ужасов и готики) и нестандартные тексты для взрослых (нечто вроде магреализма).

В антологии мы знакомим читателя с фант.детективами Анны из серии о Доменике Жордане. Первые два тома серии вышли в 2005-6 годах и с тех пор переиздавались (а скоро грядёт ещё одно переиздание), в 2015-м же году Анна вернулась к циклу с новым рассказом и недавно, на Полконе-2017, обещала закончить третий том с новыми расследованиями Жордана.

Добавлю, что подростковая фантастика Анны в следующем году выйдет на украинском в харьковском издательстве "АССА" -- и наконец предоставлю слово самой писательнице.

— - —

Анна Каньтох

Черная Сесса

Рено д’Андро приветственно поднял бокал.

Из пяти играющих в саду девушек лишь одна, высокая и рыжеволосая, ответила ему улыбкой. Она приблизилась к уставленному яствами столу и взяла себе вина.

— Совсем как дети, правда? — обронила, глядя, как подружки гоняются за разноцветной бабочкой.

Над ними, высоко в небе, появилась черная точка.

Рено смотрел на свою троицу. Девушки были красивы и молоды — и ни одной не исполнилось еще восемнадцати.

Самая смелая сняла туфельки и чулки, а потом пробежала несколько шагов босиком. Но сразу же присела на расстеленное одеяло. Уже с месяц не было дождя, и трава, сожженная июньским солнцем, сделалась сухой и жесткой.

В быстро приближающейся точке уже можно было распознать крупную птицу.

К Рено подошла маленькая блондинка и что-то прошептала. Хихикнула, отскочила, а он протянул руку и поймал ее за талию. Приблизил губы к ее украшенному золотой сережкой уху.

Ему пришлось наклоняться, поскольку мадемуазель, крепко удерживаемая за талию, откидывалась назад, словно желая сбежать от кавалера. Но смеялась она весело.

Огромный коричнево-черный орел пошел вниз. Не кружил в поисках жертвы. Падал прямо на Рено д’Андро.

Блондинке наконец удалось вырваться. Она погрозила юноше пальчиком и беспечно спряталась за рыжеволосой девушкой, которая как раз пила маленькими глоточками вино. Именно та и заметила орла первой.

Рено развел руки, давая понять, что с женским коварством поделать он не может ничего. Состроил при этом смешную мину, словно бездомный щенок, мокнущий под дождем и просящий, чтобы впустили в дом.

Блондинка рассмеялась. И тут на лице ее рыжей подружки удивление сменилось беспокойством.

— Смотрите! — крикнула она.

Юноша взглянул в небо.

Двадцать фунтов перьев, мышц и когтей — словно из железа — ударили его в лицо. Рено завопил и откинулся назад. Орел зацепил когтем левую глазницу, вырвал глазное яблоко. Крик Рено, тонкий, словно звук царапающего стекло ножа, сломался и перешел в хриплый скулеж. Выть начала и одна из девушек, монотонно, на одной ноте. Две другие помчались в сторону дома, блондинка же пала на колени и глядела на юношу широко распахнутыми, пустыми глазами.

Действенней всего, хоть, возможно, и совершенно безрассудно, отреагировала рыжая. Схватила бутылку вина и метнула ее. Не попала, стекло лишь чиркнуло по орлу, и бутылка разбилась о камень, но птица на один короткий миг замерла. Потом повернула голову и взглянула на рыжую.

Девушка, которая в дальнейшем станет рассказывать эту историю сотни, если не тысячи раз, никогда не упомянет, что именно она увидела в орлиных глазах.

А был это человеческий разум, приправленный не гневом или ненавистью, а горечью.

Птица достала когтями до горла жертвы. Рыжая метнула бокал. Снова промазала. Орел, не обращая на нее внимания, взвился в воздух.

Девушка подскочила, чтобы помочь Рено, но тут же отступила, увидев его обезображенное лицо. Юноша тянул руки и глядел на нее уцелевшим глазом, словно моля о помощи. Сквозь дыру в левой щеке белели зубы, из раскроенных, шевелящихся губ текла кровь. Рыжая глухо охнула, заслоняя лицо.

Рено покачнулся и упал на стол.

Разлитое по белоснежной скатерти вино было красным, но не таким красным, как кровь, бьющая из разорванной артерии.

***

— Люси я отравил стрихнином, она умерла в течение двух часов. Смерти предшествовали сильные судороги. Я разъял ее тело, прошу взглянуть на характерные кровавые язвы в мозговой ткани и в мышцах. Жосье я подкожно ввел вытяжку из чертового глаза, Берта получила ее же, только раствор был смешан с жиром, которым я натер ее оголенную кожу. Жосье уже умер, Берта еще держится, хотя полчаса назад наступил паралич мышц.

Седой, словно лунь, профессор Пармен подковылял к клеткам с милыми кроликами. Он был подслеповат, и, чтобы увидеть хоть что-то, ему приходилось почти втыкать нос между ячейками сетки.

— Славно, славно, — бормотал он. — Жаль только, мы не можем проводить опыты на чем-то большем.

— Например, на людях.

Профессор взглянул на него довольно сердито. С чувством юмора у профессора было плохо, но даже обладай он веселой натурой, шутки ассистента все равно раз за разом заставляли бы его задумываться. Доменик Жордан выглядел классическим меланхоликом — был бледен, спокоен, а каждую фразу произносил с такой абсолютной серьезностью, словно слово «шутка» было ему знакомо только из чужих рассказов.

Пармен снова повернулся к клеткам.

— А это что? — В голосе его вдруг прозвучала нотка подозрения.

— Кролик, господин профессор, — ответил Доменик Жордан. — Мертвый кролик, как мне кажется.

— Твой? И как его зовут?

По лицу Жордана промелькнула тень раздражения.

— Я записал его в журнал как «кролик номер четыре». Не вижу смысла давать имена животным, особенно если те обречены на смерть — так или иначе.

— Не видишь смысла, да? Тебе кажется, юный наглец, что раз ты — мой ассистент, то тебе все можно?

— Профессор, вы сами дали мне позволение заниматься собственными исследованиями. Замечу, что это никоим образом не мешает мне выполнять свои обязанности в отношении вас.

Вежливый тон вместо того, чтобы успокоить старика, лишь распалил его гнев. Профессора и ассистента сближало лишь увлечение наукой. В остальном они кардинально отличались. Пармен был одиночкой без семьи и друзей, покидал стены университета, только когда в том была крайняя необходимость. Жордан же — независимо от того, был ли он дворянином или только изображал такового, — одевался и вел себя как молодой граф, предпочитал разгульную жизнь и имел множество высокопоставленных друзей.

Об этом последнем факте профессор Пармен вспомнил, когда его старческие глаза заметили несомненную причину смерти кролика номер четыре: подвешенный в клетке пучок сушеных трав, связанных ниткой, с которой свисал череп какого-то мелкого грызуна. Простой колдовской амулет, усиленный смертельными заклинаниями. Слишком слабый, чтобы убить человека, но для маленького кролика смертельный.

***

— Красный, — с легкой улыбкой заявил Ипполит Малартрэ, епископ Алестры. — Словно кровь. Очень красивый.

Доменик Жордан легким кивком поблагодарил его и снова надел перстень на палец. Ждал дальнейших слов епископа, поскольку Его Преосвященство наверняка вызвал его не для того, чтобы говорить о драгоценностях.

А тот потянулся за лежащим на ореховой столешнице письмом.

— Читай.

Жордан развернул листок и скривился при виде бледно-салатных чернил. Короткое содержание письма произвело на него куда большее впечатление.

«Донна Патриция, положив руку на Библии, поклялась, что на Рено д’Андро напала не птица, а человек», — прочитал он вслух.

— Отец Совен просит прислать кого-нибудь, кто помог бы отыскать убийцу. Я подумал о тебе.

— А не лучше ли послать какого-нибудь одаренного милостью ясновидения священника?

— В Шарнавене есть один, некий монах, чьего имени я и не вспомню. Если уж он не сумел помочь, полагаю, в этом деле более пригодятся разум и знания, а не способности ясновидения.

Жордан знал, что отказать не сумеет. Церковь толерантно относилась к магии — хотя здесь это слово употребляли неохотно — лишь в том случае, если умение исцеления или ясновидения исходило от кого-то из святых, а одаренный использовал его ради блага людей. Но даже в этом случае непозволительно было анализировать дар или изучать его природу. Люди, пытавшиеся изучать магию научными методами, приговаривались к смерти как чародеи. По крайней мере, так гласило церковное право. На практике же часто случалось, что ученые находили поддержку высокопоставленного лица, которое обеспечивало их безопасность.

Доменик Жордан по образованию был врачом. Интересовали его прежде всего те изменения, каким под воздействием магии подвергается организм, — в том числе и всякого рода деформации, сверхъестественные способности, болезни и смерти. Исследования свои он мог вести исключительно благодаря опеке, какой окружал его епископ Алестры — человек достаточно рассудительный, чтобы иной раз во имя высшей цели закрывать на кое-что глаза. Но опека эта имела свою цену — Жордан не мог отказать Его Преосвященству. Впрочем, отказывать он и не намеревался. Дело его заинтересовало, вдобавок он знал, что будет соответствующим образом вознагражден.

— Это не всё, — епископ, молча приняв согласие Жордана, взял еще одно письмо. — Я хотел бы, чтоб ты взглянул и сюда, хотя не думаю, что это может оказаться чем-то важным.

Автор первого письма, отец Совен, был человеком образованным, который мог ясно формулировать мысли. Автор второго — тоже духовное лицо — писал детским почерком, делал орфографические ошибки и целую страницу посвятил извинениям за то, что осмелился побеспокоить такую важную персону, как Его Преосвященство. Собственно, причину написания письма Жордан обнаружил только в третьем абзаце.

«Ваша Милость наверняка слышал о мертвом уже Упыре из Шарнавена. Да и кто не слышал о том, кого простой люд доныне полагает Демоном, и о его ужасной смерти? Я же, будучи скромным слугой Церкви и веря, что можно лишь лить слезы над теми, кто оказался умерщвлен столь ужасным способом, в день смерти Упыря уразумел, милостью Божьей и нашей Святой, что в Шарнавене дошло до отвратительного преступления, ставшего пощечиной как для Справедливости, так и для святой заступницы нашего города, Аламанды, каковая изрядной опекой окружает и представителей закона».

— Господь величайший, — сказал Жордан, закончив читать. — Неужели отец Фабрессе не может писать чуть более короткими предложениями? И о чем же он, собственно, сообщает?

— Что Упырь был невиновен, — пожал плечами епископ. Он не казался слишком раздражен неясными словами учтивого священника.

Жордан сложил письмо и спрятал в карман.

— Я поговорю с отцом Фабрессе, — пообещал он. — И ради его собственного благополучия надеюсь, что он сообщит мне что-то интересное.

/..../


Статья написана 19 ноября 2017 г. 23:21
Размещена также в рубрике «Польская фантастика» и в авторской колонке Vladimir Puziy

По доброй традиции, к концу года в издательстве "Клуб семейного досуга" (Харьков) выходит очередная международная антология. Называется она "Эпоха единорогов".

На "ЛиТерраКоне" в Киеве мы поговорили о всей линейке антологий с переводчиками и авторами, в том числе -- с Томашом Колодзейчаком. Там же немного рассказали о содержании антологии и о планах на будущее.


Так что раскрою-ка я кое-какие карты и здесь.

Содержание антологии:

цитата

Питер Бигл (США). История Као Юя. – перевод Натальи Осояну /Peter S. Beagle. The Story of Kao Yu, 2016/

Анна Каньтох (Польша). Чёрная Сесса. – перевод Сергея Легезы /Anna Kańtoch. Czarna Saissa, 2005/

Брендон Сандерсон (США). Первенец. – перевод Натальи Осояну /Brandon Sanderson. Firstborn, 2008/

Яцек Комуда (Польша). Забытая дума. – перевод Сергея Легезы / Jacek Komuda. Zapomniana duma, 1995/

Шеридан Ле Фаню (Ирландия). Ребёнок, которого увели фейри. – перевод Людмилы Бриловой. /Joseph Sheridan Le Fanu. The Child That Went With the Fairies, 1870/

Серхио Гаут вель Харман (Аргентина). Каббала. – перевод Владимира Аренева /Sergio Gaut vel Hartman. Cabalah, 2006/

Павел Майка (Польша). Необходимость чуда. – перевод Сергея Легезы /Paweł Majka. Potrzeba cudu, 2007/

Кир Булычёв (Россия). О страхе. /1992, написано – 1971/

Михаил Назаренко (Украина). Настоящая жизнь Ивана Ильича. /2017/

Анна Бжезинская (Польша). И любил её, хоть помирай /Anna Brzezińska. A kochał ją, że strach, 1998/

Томаш Колодзейчак (Польша). Головоломы. – перевод Елены и Ирины Шевченко /Tomasz Kołodziejczak. Głowobójcy, 1995/

Святослав Логинов (Россия). Матрёнины пироги. /2017/

Владимир Аренев (Украина). Терпение жнеца. /2017/

Пётр Гочек (Польша). Парень с плакатом. – перевод Сергея Легезы / Piotr Gociek. Chłopiec z plakatem, /

Ольга Онойко (Россия). «ХроноРоза». /2017/

Радек Рак (Польша). Призвание Ивана Мровли. – перевод Сергея Легезы /Radek Rak. Powołanie Iwana Mrowli, 2014/

Владимир Аренев (Украина). (миниатюра) Пустышки. /2015/

Премьера -- в ноябре-декабре.

Чуть позже будут отрывки из некоторых рассказов и предисловие составителя.





  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 1227

⇑ Наверх