Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

, Санкт-Петербургские Ведомости, Славникова, "Impact", "Вампирский Петербург", "Ведьмачьи легенды", "Взломанное Будущее", "Взломанное будущее", "Викинги", "Вирус "Reamde", "Влияние", "Впусти меня", "Классициум", "Метро 2033", "Море имен", "Настоящая Фантастика", "Операция ВИРУС", "Последний довод королей", "Республика Ночь", "Роботы Апокалипсиса", "Саксонские хроники", "Слепцы", "Снежный Ком М", "Страж неприступных гор", "Фантастика и детективы", "Фантастический детектив -- 2014", "Феминиум", "Шико", 11/22/63, 13, 1984, 2003, 2010 г., 2013, 2014, 2312, :Джо Аберкромби, Corpus, DARKER, Daryl Gregory, Dead Space, Dragon Age, Eddie Campbell Comics, Ex Libris НГ, FANтастика, Garrett P.I., Guild Wars Призраки Аскалона, Illustrated Review, Imperial bedrooms, Mad Max, Marvel, Netflix, Oathbringer, Pandemonium, Redrum, Russell D. Jones, S.N.U.F.F., Tales of the Ketty Jay, The Circle, The Sandman, Top Shelf Productions, XX век, XXI век, Zотов, aftermath, art, battlefront, claudia grey, dark fantasy, epizodnik , fanzon, hard sci-fi, kindle, lost stars, new canon, s.n.u.f.f., star wars, weird fiction, АБС, АИ, АСТ, АСТ Москва, АСТРЕЛЬ-СПБ, Аберкромби, Абнетт, Абсолютная альтернатива, Автобиография, Автостопом по галактике, Автохтоны, Ад, Адам Нэвилл, Адам Робертс, Азбука, Академия, Алан Мур, Алатристе, Александр Етоев, Александр Золотько, Александр Снегирёв, Алексей Андреев, Алексей Иванов, Алексей Олейников, Алексей Пехов, Алексей Шведов, Алексей Шолохов, Алфёрова, Аль ри Эстан, Альтернативная история, Альфред Бестер, Америka, Америkа (reload game), Анархизм, Англицкий, Анджей Сапковский, Андреев, Андрей Валентинов, Андрей Лазарчук, Андрей Щербак-Жуков, Анисимов, Анна Каренина-2, Аноним, Антивирус, Антипутеводитель по современной литературе, Антология, Антон Первушин, Антон Фарб, Апокалипсис Welcome, Арабов, Арбитман, Аренев, Аренев Владимир, Арифуллина, Армагеддон Лайт, Артур Кларк, Архив Штормсвета, Ассоциация, Астахова, Астрель-Спб, БНС, Бакстер, Баллард, Барлам, Батчер, Бачигалупи, Бегемот, Безумный Макс, Белаш, Белый песок, Беннетт, Бентли Литтл, Бернард Корнуэлл, Бесконечная Земля, Бетагемот, Библиотека на Обугленной горе, Блейк Крауч, Блонди, Борис Георгиев, Боровиков, Бочков, Бразилья, Брайан Ламли, Брайан Эвенсон, Брендон Сандерсон, Брент Уикс, Бретт, Брин, Брэдбери, Брюс Стерлинг, Будущее, Буллингтон, Булычев, Быков, Бытие наше дырчатое, Бычкова и Турчанинова, Бэнкс, Бэтмен, В ночном саду, В память о прошлом Земли, В финале Джон умрет, В. Камша, Вадим Панов, Вадим Филоненко, Валенте, Валентинов, Вампиррова победа, Василий Владимирский, Василий Мидянин, Василий Щепетнёв, Введенский, Вегнер, Вейер, Вейнбаум, Великобритания, Вельскопф-Генрих, Вера Камша, Вера Огнева, Вермеш, Вернор Виндж, Веров, Весь этот джакч, Видоизмененный углерод, Византия сражается, Виктор Глебов, Виктор Пелевин, Виктор Франкл, Виктория Морана, Вино из одуванчиков, Виртуальный свет, Вишневский, Владимир Аренев, Владимир Борисов, Владимир Данихнов, Владимир Ларионов, Владимир Торин, Вляпалась!, Водоворот, Водяной нож, Возвращение, Володихин, Володихина, Ворон белый, Воронин, Ворчание из могилы, Впусти Меня, Врочек, Все вечеринки завтрашнего дня, Вук Задунайский, Вулф, Высотка, Вэнс, Галина, Галихин, Ганс Гейнц Эверс, Гарднер Дозуа, Гарри Гаррисон, Гаррисон! Гаррисон!, Гашек, Гвенди и ее шкатулка, Гейман, Гелприн, Геммел, Геннадий Прашкевич, Генри Лайон Олди, Герасимов, Герметикон, Герой Веков, Гжендович, Гийом Мюссо, Гиллиан Флинн, Гилман, Глеб Гусаков, Глен Кук, Глен Хиршберг, Глориана, Глубина в небе, Глуховский, Говорящий от Имени Мертвых, Гоминиды, Гонконг: город, Город Лестниц, Город холодных руин, Города монет и пряностей, Горшкова, Господство, Гражданская война, Граф Ноль, Графический роман, Гребенщиков, Грег Бир, Грег Иган, Грег Киз, Грибы с Юггота, Грин, Грэй Ф. Грин, Грэм Джойс, Грэм Мастертон, Гудкайнд, Д. Володихин, Д. Гейдер. Призыв, ДК Крупской, ДК имени Крупской, Далия Трускиновская, Данихнов, Девочка и ..., Девочка и мертвецы, Девочка которая любила Тома Гордона, Девушка напротив, Дейтон, Демидов, Демченко, Джеймс Баллард, Джеймс Клеменс, Джеймс Кори, Джек Кетчам, Джек Макдевит, Джеральд Бром, Джо Аберкромби, Джо Р. Лансдейл, Джо Уолтон, Джо Хилл, Джоан Виндж, Джоанн Харрис, Джон Барт, Джон Лав, Джон Стейнбек, Джон Трейс, Джон Фландерс, Джонатан Кэрролл, Джонатан Страуд, Джонатан Стрендж и мистер Норрелл, Джордан, Джордж Макдональд Фрейзер, Джордж Мартин, Джордж Оруэлл, Джордж Р. Р. Мартин, Дзирт, Дзыговбродский, Дивов, Дмитрий Глуховский, Дмитрий Захаров, Дмитрий Казаков, Дмитрий Комм, Дон Коскарелли, Драйвер Заката, Дроздович, Друд , Дубинянская, Дуглас Адамс, Дукай, Душница, Дэвид Брин, Дэвид Вонг, Дэвид Кроненберг, Дэвид Марусек, Дэн Браун, Дэн Симмонс, Дэни и Эйтан Коллины, Дэниел Абрахам, Дэниел Абрахам и Тай Френк, Дэниэл Абрахам, Дэниэл Киз, Дэниэл Уилсон, Дэнкер, Дэрил Грегори, Дэрила Грегори, Дяченко, Евгений Лукин, Евгений Прошкин, Екатерина Чернявская, Елена Арифуллина, Елена Клещенко, Если, Жадан, Жан Рэй, Железный Совет, Железный пар, Женевский, Жертвоприношение, Жребий Салема, ЗК-5, Заговор по-венециански, Замужем за облаком, Зандр, Западня, Зеркальные очки, Злотников, Золотой Век НФ, Золотые времена, Золотько, Зона, Зонис, Зотов, Ибатуллин, Иван Наумов, Иган, Игорь Минаков, Игра престолов, Игроки зимы, Идору, Из Ада, Изгоняющий дьявола, Инициация, Интеллектуальный бестселлер, Интеллектуальный бестселлер., Иные пространства, Ирина Богатырева, Искушение чародея, Историческое, История с кладбищем , История твоей жизни, Иэн Бэнкс, Йен Макдональд, К. Дж. Паркер, Кадын, Казаков, Как подружиться с демонами, Калейдоскоп, Калфус, Камбиас, Каменистый, Камша, Канада, Канушкин, Карл Ристикиви, Карлос Руис Сафон, Карта времени, Карта неба, Каунтер, Кашин, Кей, Келли Линк, Кен Кизи, Кетополис, Киз, Кизи, Ким Ньюман, Ким Стенли Робинсон, Кинг, Кир Булычев, Кирилл Еськов, Кирилл Кобрин, Клайв Баркер, Кластер, Клещенко, Клюкин, Книга-фантазия, Книги, Книжная ярмарка ДК Крупской, Книжная ярмарка ДК имени Крупской, Книжное обозрение, Кожин, Кокоулин, Колодан, Колокол, Колыбельная, Комендант мертвой крепости, Комендант мёртвой крепости, Комиксы, Конни Уиллис, Контакт, Кори Доктороу, Корм, Кормак Маккарти, Корнев, Корнуэлл, Космоопера, Костин, Кочегарка, Крайтон, Крапивин, Красильников, Крес, Кризис на Ариадне-5, Крик родившихся завтра, Крис Вудинг, Кристофер Воглер, Кристофер Прист, Кровь и Железо, Крупа, Кузнецов, Куриный бог, Курт Вонненгут, Курчаткин, Кэтрин Валенте, Лав, Лавкрафт, Ле Гуин, Левая рука Бога, Левиафан, Левицкий, Легенды красного солнца, Леки, Лексикон, Лем, Линдквист, Лисбет Саландер, Литература, Лонгиер, Лотерея, Лоуренс, Лукин, Лукьяненко, Лукьянов, Лэрд Баррон, Лю Цысинь, Любовь к трём цукербринам, М.: АСТ, Мабуль, Маг для особых поручений. Клинок Змееносца, Майк Гелприн, Майк Резник, Майкл Каннингем, Майкл Крайтон, Майкл Маршалл Смит, Майкл Муркок, Майкл Суэнвик, Майкл Ши, Макдевит, Макдональд, Макинтош, Маккаммон, Маккарти, Макклеллан, Макнилл, Макоули, Макс Барри, Малицкий, Маргарет Этвуд, Мариша Пессл, Мария Галина, Марк Данилевски, Марк Лоуренс, Маркес, Маркус Зусак, Марс, Мартинович, Марусек, Мастер дороги, Мастера меча и магии, Мастера ужасов, Матесон, Машина различий, Медведевич, Меня зовут I-45, Мерси Шелли, Метро 2035, Миллениум, Минаков, Мир фантастики, Мира Грант, Миротворец 45-го калибра, Михаил Елизаров, Михаил Савеличев, Михаил Успенский, Михеева, Миябэ, Много званых, Мои переводы, Мона Лиза овердрайв, Морган, Мордимер Маддердин, Морские звезды, Москау, Московские каникулы, Мураками, Муркок, Мьевиль, Мэри Шелли, Н. Перумов, НФ, НФ-фэнтзеи, НФ. философия, Наам, Назаренко, Наследие, Национальный бестселлер, Не паникуй!, Не рекомендую!, Неандертальский параллакс, Недоотзывы, Независимая газета, Нейромант, Несущественная деталь, Ник Перумов, Николаев, Николай Горнов, Николай Караев, Нил Гейман, Нил Стивенсон, Ним, Новые Горизонты, Новые горизонты, Новый мир, Номер 16, Ночи Виллджамура, Ночкин, Ночная жажда, Ночная земля, Ночное кино, Ночь без конца, Нью-Кробюзон, Ньюман, Ньютон, Обедин, Обманы Локки Ламоры, Обратите внимание, Обратите внимание!, Огнева, Однажды на краю времени, Одной дождливой ночью, Олден Белл, Олди, Олдисс, Олег Дивов, Олег Кожин, Олейников, Ольга Онойко, Онойко, Орсон Скотт Кард, Оруэлл, Осояну, Острогин, Острые предметы, Отблески Этерны, Отзыв, Отзывы, Отзывы Патрика Ротфусса, Отзывы на прочитанные книги, Откровение, Откровения молодого романиста, Отчаяние, Охота на удачу, ПФА-2013, Павел Крусанов, Пандемоний, Панов, Паоло Бачигалупи, Парфенов М. С., Патрик Ротфусс, Патруль Времени, Пауэрс, Певчие ада, Пекара, Пелевин, Первый закон, Перес-Реверте, Перумов, Песочный Человек, Петербургская книжная ярмарка, Пехов, Пикник на обочине, Пираты!, Пискорский, Питер Гамильтон, Питер Уоттс, Питерbook, Питтакус Лор «Я-четвертый», Пламя над бездной, Плоский мир, Поведай нам тьма, Повелители Новостей, Пожарный, Пол Андерсон, Полдень, Полет феникса, Полковник Пьят, Полтора кролика, Попова, Поппи Брайт, Порох непромокаемый, Потерянные боги, Потоцкий, Похищение чародея, Пратчетт, Прашкевич, Прежде чем их повесят, Престон, Принц Терний, Про книжки быстренько, Проект Бестселлер, Прочтение, Прошкин, Прятки, Пустошь, Пятое сердце, Пётр Бормор, РИПОЛ, Рагимов, Радзинский Олег, Разрушенная империя, Райаниеми, Расколотый мир, Расселл Д. Джонс, Расходные материалы, Рафф, Рейнольдс, Рекомендую, Рекомендую!, Репродуктор, Ретроспектива будущего, Рецензии, Рецензия, Рик Янси, Ритуал, Рифтеры, Ричард Лаймон, Ричард Морган, Ричард_Бертон, Роберт Джексон Беннет, Роберт Ибатуллин, Роберт Ирвин Говард, Роберт Сойер, Роберт Хайнлайн, Роберт Ч. Уилсон, Роберт Чарльз Уилсон, Роберт Шекли, Робертс, Роза и червь, Роман, Роман Арбитман, Ропшинов, Ротфусс, Рубанов, Русская революция, Рыбаков, Рэй Брэдбери, Рэмси Кэмпбелл, С. Кларк, С. Линч, СПб.: Terra Fantastica, ССК, Саймон Бествик, Саймон Кларк, Сакурадзака, Сальваторе, Самая страшная книга, Самое необходимое, Санаев, Сандерсон, Санкт-Петербургские Ведомости, Сапковский, Сарамаго, Сборник, Свеличев, Свет мой зеркальце..., Свое время, Сгинувшие, Седут, Семенова, Сергей Кузнецов, Сергей Носов, Сергей Соболев, Сергей Чекмаев, Сергей Шикарев, Силверберг, Силецкий Александр, Симмонс, Сказки сироты, Сказочник, Скалл, Скальци, Скоренко, Скотт Вестерфельд, Скотт Линч, Скотт Сиглер, Скотт Хокинс, Славникова, Слаповский, Слова сияния, Слюсаренко, Снежный Ком М, Сны Разума, Сны разума, Сокрушитель Войн, Соль Саракша, Сосны, Сотвори себе врага, Спин, Средневековье, Сталкер, Станислав Лем, Старикам тут не место, Старобинец, Стеклянный Джек, Стивен Кинг, Стивен Спилберг, Стивен Холл, Стивен Эриксон, Стивенсон, Странствия Мага, Страуб, Страх и Ненависть в Лас-Вегасе, Страховщик, Стругацкие, Судные дни, Сфера-17, Тай Френк, Тайная история, Тайный Город, Такеши Ковач, Танит Ли, Танцы с медведями, Тед Чан, Терри Гудкайнд, Терри Пратчетт, Территория книгоедства, Террор, Теру, Тим Скоренко, Тимур Вермеш, Тобол, Толкин, Трилогия Бартимеуса, Тэги: Книжная ярмарка ДК имени Крупской, Тэд Уильямс, Тё Илья, Тёмное фэнтези, Тёмные материалы Кёко Карасумы, Убийственная шутка, Убик, Уиллис, Уилсон, Уильям Гибсон, Уильям Хоуп Ходжсон, Уитборн, Уланов, Умберто Эко, Университет, Уолтер Йон Уильямс, Уоттс, Употреблено, Усмешка тьмы, Уэбб, Уэйуорд Пайнс, Уэллс, Уэстлейк, Фазы гравитации, Фантазм, Фанткритик, Феликс Гилман, Феликс Крес, Феликс Пальма, Фентэзи, ФиД, Фигурные скобки, Филип Дик, Флинн, Флэшмен, Фокин, Форестер, Формулы страха, Фрай, Фредерик Пол, Фрейзер, Ффорде, Фэнтези, Хантер Томпсон, Хармонт: наши дни, Харрисон, Харуки Мураками, Хеллоуин, Хиггинс, Хирн, Хоган, Ходдер, Ходжсон, Ходячие мертвецы, Хорнблауэр, Хорхе Луис Борхес, Хранитель Мечей, Хроники железных драконов, Хьюлик, Хэллоуин, Царь головы, Цветная волна, Цветы для Элджернона , Цикавый, ЧЯП, Чайлд, Чайна Мьевиль, Чарлтон, Челюсти, Черная Fantasy, Черное fantasy, Черное знамя, Черное и белое, Черный отряд, Чижов, Чудеса жизни, Чёрная земля, Шаинян, Шарапов, Шарп, Шваб, Шварц, Швейк, Шерлок Холмс, Шерлок Холмс и рождение современности, Шестой на Закате, Шико-Севастополь, Шимун Врочек, Ширли Джексон, Шнейдер, ЭКСМО, Эверест, Эггерс, Эдгар Аллан По, Эдди Кэмпбелл, Эдуард Веркин, Эйронович, Эко, Эксмо, Эллен Датлоу, Эллис, Энтони Райан, Юлия Зонис, Юнг, Яна Дубинянская, Япония, Ярослав Веров, Яцек Дукай, Яцек Пекара, абсурдистика, авторский сборник, авторы, альтернативная история, американская литература, английская литература, аномалии, аноме, антиутопия, антологии, антология, апокалиптика, арт-бук, артбук, артуриана, асутры, аудиокниги, баттлфронт, боди-хоррор, боевик, бравая вольница, бэтман аполло, валенте, вампиры, вестерн, вторжение, вэнс, где живет кино, героическое фэнтези, городское фентэзи, городское фэнтези, гражданская война, графомания - болезнь литератора, гуманитарная НФ, де Линт, делайла доусон, демоны, дердейн, детектив, детективная фантастика, детские, джедаи, джош малерман, дик, динозавры, дэвид митчелл, жорж батай, зарубежная фэнтези, звездные войны, здесь могут водиться приколы , зомби, издательство, издательство АСТ, израиль, интеллектуальная литература, интеллектуальная проза, ирвин, историческая проза, историческая фантастика, канадская литература, кейнан, кейт аткинсон, кельтский фольклор, киберпанк, клаудиа грей, книга, книга на английском языке, книги, книги прочитанные недавно, книги странные и необычные, книжное обозрение, колюжняк, комикс, комиксы, конкурс, контакт, космическая фантастика, космоопера, космофантастика, криптоистория, кристи голден, ксенофантастика, кшиштоф пискорский, латиноамериканская литература, левая фантастика, лингвистическая фантастика, литература, литературный семинар "Партенит", лорд Дансени, лучше не читать, любопытно, магический реализм, магия, магреализм, манга, мелодрама, миллер джон джексон , мистика, мифологическая фантастика, мифологическое фэнтези, мифология, мои отзывы, мои рецензии, мои старые рецензии, мягкая НФ, на английском, на английском , наука. популяризация, научная фантастика, не для всех, не моё, не переведено на русский, не советую, немецкая литература, неформат, новинки, новый канон, нф, обзор, обложки, обратите внимание!, отечественное, отзыв, отзывы жюри, отзывы на литературные произведения, отличная литература, отряди нферно, патрик несс, пелевин, перевод на растопку , переводная, переводческое, переводы, планетарная фантастика, победитель, подростковая, подростковое, политическая фантастика, польская фантастика, польское фэнтези, помесь собственно рецензии с рецензией-эссе, попаданцам и сишникам вход запрещен , посмотреть, постапокалипсис, постапокалиптика, постмоденизм, постмодерн в фантастике, постмодернизм, постпостмодернизм, потерянные звезды, похорониете меня за плинтусом-2, поэзия, православная фантастика, праздник, пратчетт, премия, приквел, приключения, приключенческая фантастика, притчи, проза, произведения, прочитанное, псевдодокументалистика, психоделика, психология, пустота - горечь для читателя (если она без Чапаева), разбор, рассказ, рассказы, реализм, рекомендации, рекомендую, рекомендую прочитать, рецензии, рецензии на книги, рецензия, рифтеры, ричард бротиган, роман, роман-мозаика, российская литература, российская фантастика, русская литература, русская литературая, русский хоррор, русское фэнтези, русскоязычная, санаев, сатира, сборник, сборник рассказов, сборники, сериал, серия "Антологии", серия "Партенит", сказки, сказки на новый лад, смею рекомендовать, собственно рецензия, современная литература, современная проза, современная фантастика, современное, социальная, социальная фантастика, социально-философская фантастика, социопанк, сталкер, статьи, стилизация, стимпанк, сюрреализм, танго, твердая НФ, твёрдая научная фантастика, темная сторона дороги, технофэнтези, трибьют, триллер, трилогия , трилогия "Мистер Мерседес", трилогия Моста, турбореализм, тёмное фэнтези, уайзман, ужасы, уиллис, уильям голдинг, украиника, утопия, учебник, фазма, фанзон, фантастика, фантастические журналы, фейри, фентэзи, философия, философия фантастики, философская фантастика, философское, фото, фэнтези, харуки мураками, хоррор, христианство, хроники раздолбая, хроноопера, хронофантастика, цветная волна, цикл, чак вендиг, шедевр, экранизация, эксмо, экспедиция Франклина, экспериментальная литература, эпизод VII, эпизодник, эссе, юмор, юмористическая фантастика, янн мартел, японская литература
либо поиск по названию статьи или автору: 

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga, С.Соболев

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Календула, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон, Толкователь, sergu



Страницы: [1] 2

Статья написана 15 июня 2011 г. 14:19
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

Молодой британец Джонатан Страуд вихрем ворвался в ряды маститых корифеев жанра подросткового фэнтези, и львиной долей своего успеха он обязан как раз трилогии Бартимеуса. Конечно, сейчас трудно судить, какие книги выйдут из-под пера Страуда в дальнейшем, однако на данный момент именно три романа об остроумном и циничном джинне и его "подопечном" Натаниэле можно смело называть magnum opus писателя.

Сначала я, как обычно, собирался писать по отзыву на каждый из романов в отдельности. Собственно говоря, отзыв на "Амулет Самарканда" уже около года лежит в моей авторской колонке, но уже с первых страниц "Глаза голема" я понял, что будет лучше написать один обзор на всю трилогию целиком, поскольку во второй и третьей книгах получают развитие сюжетные линии, не раскрытые в первом томе, а ружья, любовно развешанные по стенам в "Амулете", и вовсе стреляют только во "Вратах Птолемея". Так что к лени мое решение написать статью сразу на три книги никакого отношения не имеет (Примечание Бартимеуса: Как же, не имеет. В ней, родимой, все и дело. Судите сами, зачем писать три текста на одну и ту же трилогию, когда можно ограничиться одним?).

В принципе, любой из романов можно читать по отдельности — в каждой книге свой законченный сюжет, однако Страуд разместил в тексте всех трех произведений достаточно крючков, которые срабатывают только ближе к концу "Врат". К тому же, если читать всю трилогию сразу, то можно наслаждаться всеми изменениями, которые происходят с главными героями — молодым, но жутко талантливым и амбициозным волшебником Натаниэлем (или же Джоном Мэндрейком, потому что свои истинные имена волшебники берегут как зеницу ока), юной простолюдинкой Китти Джонс и даже циничным и болтливым джинном Бартимеусом, хотя последний, казалось бы, за пять тысяч лет должен был достигнуть пика своего эволюционного развития.

Здесь следует сделать небольшое лирическое отступление и побольше рассказать о мире, в котором происходит действие трилогии. Внешне он очень похож на наш, на географической карте встречаются практически все те же страны, однако есть одно существенное отличие от нашей реальности. Дело в том, что мир Бартимеуса населяют волшебники, каждый из который умеет вызывать духов, подобных Бартимеусу, из так называемого Иного места и использовать в своих целях. Духов существует великое множество, объединяет же их только одно — каждый вынужден безоговорочно подчиняться волшебнику и выполнять любые его пожелания, от похода в магазин за хлебом и покупки утренних газет до постройки домов, дворцов, пирамид, городских стен и создания артефактов.

Цитата: "Даже волшебники не могут толком разобраться в нашем бесконечном разнообразии. Демоны могут отличаться друг от друга не меньше, чем слон и мошка или орел и амеба. Но если не вдаваться в подробности, можно выделить пять основных разновидностей демонов, которых можно встретить на службе у волшебника. А именно (в порядке убывания могущества): мариды, африты, джинны, фолиоты и бесы. На самом деле существует тьма духов, куда более слабых, чем бесы, но маги редко призывают такую мелкую сошку. Множество же демонов, более могущественных, нежели мариды, тоже нечасто встречаются на Земле, поскольку мало у кого из волшебников хватит духу даже на то, чтобы установить подлинное имя одного из этих созданий. Но и для магов, и для нас чрезвычайно важно разбираться в иерархии демонов, поскольку частенько это знание может спасти жизнь. Например, я, будучи образцовым представителем джиннов, с некоторой долей почтения отношусь к себе подобным и тем, кто выше меня рангом, но с фолиотами и бесами у меня разговор короткий". (Бартимеус о разновидностях духов)

Однако волшебники составляют всего лишь незначительный процент населения, вся остальная часть которого называется простолюдинами. И в отличие от "Гарри Поттера", с которым регулярно сравнивают цикл Страуда, в трилогии Бартимеуса маги не стремятся изолировать себя от остального общества. Напротив, они постоянно рвутся к власти и богатству, регулярно захватывают власть в стране и создают новые империи. Но все могущество волшебников строится исключительно на силе их рабов — демонов. Вряд ли нужно упоминать, что в странах, власть в которых находится в руках магов, только они могут пользоваться всеми благами жизни, в то время как простолюдины влачат нищенское существование и при этом с детства воспитываются в страхе перед своими властителями.

Цитата: "Волшебники по сути своей — паразиты. Если они захватывают господствующее положение в обществе, то припеваючи живут за чужой счет. А в те времена и в тех местах, где они теряли власть и им самостоятельно приходилось зарабатывать на хлеб, они, как правило, пребывали в плачевном состоянии и за несколько медных монеток показывали всякие фокусы на потеху толпе". (Бартимеус о волшебниках)

Империи создавались, росли и рушились, волшебники захватывали и теряли власть, но за долгие тысячелетия истории только один из них задумался о том, что существующую схему можно изменить. К сожалению, никто не последовал его примеру, хотя память о дерзком юноше сохранилась в сердцах некоторых действующих лиц нашей истории. Но давайте обо всем по порядку.


Художник — Сергей Шикин

Первая книга, "Амулет Самарканда", — это своего рода классический роман о взрослении. В начале юный Натаниэль — всего лишь ученик волшебника, намного превосходящий по таланту и амбициям своего учителя. Наставник Андервуд тормозит развитие мальчика, принуждая того заняться самообразованием. Стремясь доказать самому себе и всему миру, чего он стоит, Натаниэль ввязывается в неприятности, ненароком нарушая планы заговорщиков, стремящихся свергнуть премьер-министра, однако в конечном итоге выпутывается из всех передряг, удостаивается личной похвалы премьера и попадает в ученичество к одной из самых могущественных волшебниц империи, Джессике Уайтвелл.

Главной удачей книги стал образ невольного помощника Натаниэля, джинна Бартимеуса. Болтливый, циничный, хитрый, умный, остроумный и добродушный по большему счету джинн располагает к себе практически с первых же страниц, стоит только ознакомиться с его меткими, едкими и острыми замечаниями и комментариями, как будто бы позаимствованными из книг Терри Пратчетта (Примечание Бартимеуса: на самом деле это Пратчетт позаимствовал этот литературный прием у меня. Не верите? Давайте сравним, Пратчетт написал свой первый роман в 1971 году, мои же первые пробы пера, точнее молотка и долота, датируются третьим тысячелетием до нашей эры, когда я украсил своими каракулями все стелы от Мемфиса до верховий Нила). Джинн служит в романе своеобразным голосом разума — если Натаниэль еще слишком молод, глуп и наивен, чтобы понимать, в каком мире ему не повезло родиться, то Бартимеуса за пять тысяч лет жизни уже сложно чем-либо удивить, особенно, если учесть, с какими мерзавцами ему все это время приходилось общаться.


Художник — Сергей Шикин

В "Глазе голема" Джон Мэндрейк немного отходит на второй план. Он по-прежнему является одним из главных действующих лиц романа, но практически все главы, в которых появляется Джон, описаны с точки зрения других героев. Подобный ход Страуда полностью оправдан — очутившись в конце первой книги в садке со скорпионами Мэндрейк был вынужден принять правила игры и со временем стал превращаться в такого же волшебника, как все прочие члены правительства. Сам Джон при этом мог не замечать, кем становится, пребывая в святой уверенности, что поступает правильно. Но вот с точки зрения Бартимеуса, не видевшего Мэндрейка в течение трех лет, или Китти Джонс, поступки юного волшебника смотрятся совсем в другом свете.

На момент начала событий "Глаза" Джон по-прежнему находится в учениках у Джессики Уайтвелл, однако благодаря собственным талантам, амбициям и расположению премьер-министра, Мэндрейк в свои четырнадцать лет уже занимает серьезный пост в министерстве внутренних дел. По долгу службы он должен разобраться с группой простолюдинов, называющих себя Сопротивлением и строящих мелкие козни правительству. Одним из членов группы как раз является юная мисс Китти Джонс. Девушка появлялась мельком на страницах "Амулета", но ее участие в книге ограничивалась всего двумя сценами, в "Глазе" же она становится полноценной главной героиней.

Благодаря Китти читатели получают возможность понаблюдать за жизнью второй части британского общества — простолюдинов. Страуд расскажет об их быте, образовании, досуге и о том, как же волшебники портят народу жизнь и при этом пудрят мозги. Однако только описанием жизни простолюдинов автор не ограничивается — он продолжает более детально информировать о всех составляющих своего мира, дает экскурс в славное прошлое Британии, расскажет о взятии британскими войсками Праги, более тесно познакомит с членами правительства и, что самое интересное, раскроет тайну, каким образом обычные лондонские сорванцы смогли разоблачить и преследовать Бартимеуса в самом начале "Амулета".

Кроме того, введя в повествование Китти, Страуд представил читателям еще одного героя, которому можно сопереживать и сочувствовать. Если поведение Мэндрейка порой вызывает желание собственноручно придушить маленького засранца, а представить себя в образе могущественного джинна все-таки немного сложновато, то вот с Китти можно начать себя ассоциировать практически с самого начала. Смелая, бойкая, энергичная и подвижная девочка, Китти с самого начала задумывалась о несправедливости общества, в котором ей было суждено появиться на свет. Но лишь столкнувшись лицом к лицу с эгоизмом и двуличием волшебников, мисс Джонс окончательно убедилась в своей правоте и стала стремиться во что бы то ни стало вернуть справедливость в жизнь британского общества. Идеалы и стремления Китти могут показаться наивными, но ее верность к делу, готовность идти на жертвы, смелость и честность вызывают уважения даже у такого циничного мерзавца, как Бартимеус.

Цитата: "Эта девушка с каждой минутой нравилась мне все больше и больше. По правде говоря, она была как глоток свежего воздуха. За все долгие века своего рабства я на удивление мало общался с простолюдинами — волшебники инстинктивно окружают нас ореолом таинственности и держат в стороне от обыкновенных людей. Всех простолюдинов, с которыми мне доводилось разговаривать по-настоящему, можно пересчитать по когтям одной лапы. Разумеется, как правило, это дело неблагодарное: что-то вроде того, как если бы дельфину вздумалось побеседовать с устрицей, — но время от времени встречаются и исключения. И эта Китти Джонс была одним из таких исключений. Мне нравился её стиль". (Бартимеус о Китти)


Художник — Сергей Шикин

Во "Вратах Птолемея" Страуд сводит воедино все сюжетные линии, раскрывает все тайны и позволяет выстрелить всем ранее развешанным ружьям. В начале книги Мэндрейк занимает должность министра информации. В его обязанности входит поддержание боевого духа в населении и сокрытие правды о реальном положении дел в затянувшейся войне империи с американскими колониями. Влияние оруэлловской антиутопии ощущается во всей трилогии, но пост Мэндрейка в министерстве информации, по сути занимающемся дезинформацией народа, выглядит отдельным поклоном в сторону "1984".

Мэндрейк во "Вратах" продолжает пробиваться вперед, однако теперь его ближайшие соратники, изо всех сил цепляющиеся за власть и ненавидящие своего юного коллегу за его таланты и амбиции, как могут тормозят развитие Джона. И, видя, что из себя на самом деле представляют остальные министры, юноша начинает постепенно отчуждаться как от них и своего поста, так и от самой личности Мэндрейка. В душе парня начинает просыпаться Натаниэль.

Проходят серьезные перемены и с Китти, которая, лишившись своих наивных надежд, возможно, находит свое настоящее место в мире. Откровенно говоря, Страуд не щадит своих героев и подвергает их тяжелым испытаниям, пройти которые без жертв невозможно. Собственно, на мой взгляд, этим и отличается серьезная литература — читатели должны абсолютно точно понимать, что каждая победа имеет свою цену, а достичь всего, сразу и безболезненно — невозможно.

Впрочем, главная идея всей трилогии заключается даже не в этом. Три книги Страуд выстраивал свой мрачный и жестокий мир, в котором никчемное меньшинство, паразитируя на чужом труде, обладает практически всеми благами цивилизации. И при этом автор регулярно подчеркивал, что все это заложено в человеческой природе, многократно повторялось в прошлом, и что любой империи, построенной на лжи и насилии, рано или поздно приходит конец. К сожалению, крах одной империи всегда будет означать, что в скором времени и в другом месте зародится новая, и все начнется с начала.

Всё это тем более грустно, что мир Натаниэля очень похож на наш, Страуд, что называется, писал на злобу дня. Стоит только заменить волшебников на олигархов, чиновников или партийных лидеров, как в памяти всплывают реально жившие деятели уже нашего мира. Других мрачных параллелей с реальностью в книге тоже хватает. Влияние средств массовой информации на людей, использование маленьких групп противников режима в целях, прямо противоположных их идеалу, серость и безынициативность основной рабочей массы, отсутствие желания бороться за свои права, право слово, Страуд не питает иллюзий касательно человеческого общества и того, что им движет.

Цитата: "Едва я начал писать «Амулет Самарканда», как решил, что в моём мире маги будут одновременно и политиками — это позволило мне говорить о таких актуальных проблемах, как злоупотребления властей, цензура и терроризм, органично вплетая их в канву фэнтезийного сюжета". (Джонатан Страуд)

Хватает в трилогии и отсылок к истории, мифологии и философии нашего мира. Автор довольно умело оперирует историческими фактами, мифологическими элементами и городскими легендами. В книгах регулярно упоминаются или даже появляются во флэшбеках как реально существовавшие личности — Нефертити, Йехуда Лёв, Бенджамин Дизраэли и Уильям Гладстон, так и легендарные и мифические существа, боги, демоны и прочие фольклорные персонажи.

Подобные литературные игры неплохо тренируют ум и память читателей, вынуждая вспоминать, освежать или даже искать необходимый материал, позволяющий лучше оценить эрудицию, замысел и чувство юмора Страуда. Трилогию вообще вполне можно рекомендовать и как просто очень занимательное чтение. Каждый роман может похвастаться увлекательным сюжетом, а "Врата Птолемея" и вовсе настолько насыщены событиями, что где-то начиная с первой трети книги ее читаешь, прерываясь только на сон, душ, обеденный перерыв и пятичасовой чай. Конечно, некоторые сюжетные ходы можно просчитать заранее, а имена главных заговорщиков — угадать, но удовольствия от чтения это совершенно не портит.

Напоследок хочется сказать пару слов о российском издании трилогии — оно просто изумительное! Именно так и должны издаваться книги — стильные и атмосферные обложки Сергея Шикина (Примечание Бартимеуса: и жутко недостоверные, я практически ни разу за все три книги не принимал подобного старомодного облика аля Джинни из "Аладдина"), качественный перевод, отличная белая бумага, — что еще нужно для счастья?

Резюме: "Трилогия Бартимеуса", пожалуй, одна из самых стоящих вещей, появившихся в подростковом фэнтези за последнее десятилетие. Более того, романы Джонатана Страуда относятся к такой категории книг, которые интересно будет читать в любом возрасте, от 7 до 77 лет. Крайне рекомендую!

P.S. Во избежание попадание в обзор всяческих неточностей, текст статьи был отдан на предварительную редакцию самому Бартимеусу. Процесс вызова духов автор благоразумно предпочел оставить в стороне, ну а результаты правок джинна, я думаю, вы уже и сами заметили.


Статья написана 9 ноября 2010 г. 23:56
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

Смерть Майкла Крайтона в ноябре 2008 года стала настоящим ударом для его многочисленных поклонников. Один из самых популярных американских писателей ушел из жизни в возрасте 66 лет, оставив после себя богатое творческое наследие и не менее богатые архивы. В них-то вскоре после похорон Крайтона его издатель и обнаружил рукопись романа "Пиратские широты". Джонатан Берхем, представитель издательского дома HarperCollins, заявил, что роман был практически закончен и нуждался только в небольшой редакторской правке перед публикацией. В итоге, книга вышла в США начальным тиражом в 1 миллион (!) экземпляров 24 ноября 2009 года.

Публикация книги вызвала обширные дискуссии в среде поклонников и исследователей творчества Крайтона. Сразу скажу, что вопрос о том, сам ли Крайтон написал это произведение, даже не поднимался. Почерк мастера в книге чувствуется. В центре внимания находились два других вопроса — стоило ли публиковать эту работу и когда Крайтон ее написал.

Здесь стоит отметить две особенности работы Крайтона, отличавшие его от большинства других авторов. Во-первых, Крайтон никогда не показывал свои работы издателю до тех пор, пока роман не был полностью закончен. И во-вторых, Майкл очень долго и упорно собирал материал и работал над своими книгами. Между зарождением идеи и финальной версии могло пройти от года до нескольких десятков лет. Так, например, над "Великим ограблением поезда" Крайтон работал 3 года, над "Парком юрского периода" — 8 лет, а над "Сферой" — целых два десятилетия.

Издатель Крайтона заявил, что писатель работал над "Широтами" параллельно со своим последним опубликованным при жизни романом "Next". Однако же поклонники нашли старые интервью писателя, из которых следует, что Майкл задумывался над романом о пиратах еще в начале 70-х годов, если не раньше.

В 1970 году Крайтон под псевдонимом "Джон Ланге" публикует роман "Grave Descend", действие которого происходит на современной Ямайке. В этой книге Майкл показал не только хорошее знание современной жизни острова, но и знакомство с его многовековой историей. В 1979 году в посвященной Крайтону статье в журнале American Film среди текущих проектов писателя упомянули длительную и кропотливую работу над романом о карибских пиратах XVII-го века. И, наконец, в вышедшей в 1988 году автобиографии "Путешествия" Крайтон рассказал о своем путешествии на Ямайку в 1982 году. Помимо воспоминаний об очередном  любовном приключении, Майкл мимоходом упомянул, что собирался посетить в Порт-Рояле новый исторический музей, так как его уже долгое время интересовала тема пиратства и он многие годы работал над романом о карибских пиратах.

В пользу предположения, что Крайтон работал над "Широтами" на протяжении последних тридцати лет говорит и тот факт, что тематика романа существенно отличается от поздних работ автора. В последнее время Майкл в основном работал над книгами, всерьез затрагивающими социальные, политические и научные стороны современного общества. "Пиратские широты" же — обычный приключенческий роман, написанный как раз в стиле ранних книг Крайтона, таких как "Великое ограбление поезда" и "Пожиратели мертвых". Впрочем, даже в антураже XVII века писатель нашел способ, чтобы подшутить над своей альма матер, выставив Гарвард в не совсем приглядном свете.


Американская обложка книги

Английская обложка книги

К написанию романа Майкл подошел со своей обычной обстоятельностью. Текст книги богат различными мелкими подробностями, обычно отсутствующими в приключенческой литературе, посвященной пиратству. Крайтон же спокойно, практически не снижая темпа повествования, рассказывает о быте и нравах XVII века, во всех деталях расписывает пиратские походы, повествует о численности команд на пиратских кораблях, об обязанностях и привычках матросов и о тяготах жизни в походе. Единственное, что напрягает при чтении романа — это излишняя вольность Крайтона в обращении с датами, вкратце формулируемая как "Столько не живут!".

Прототипом для главного героя книги, удачливого капера Чарльза Хантера, явно послужил знаменитый пират Генри Морган. Некоторые детали его биографии перекочевали в историю Хантера почти без изменений, поэтому люди, знакомые с историей пиратства, могут предугадать некоторые решения и поступки Чарльза заранее. Другие персонажи романа, хотя и смотрятся оригинальными и колоритными, не получили достаточной проработки и мотивации. Мы мельком знакомимся с историей дона Диего и узнает, на что способен Андре Сансон, но остальные персонажи остаются для читателя неизвестными.

Фантастичного в "Широтах" достаточно мало, но совсем уж без фантастики Крайтон обойтись не смог. На страницах романа нашлось место и применению черной магии (хотя решать, правда ли Сара Элмонт была ведьмой, или же она просто страдала ерундой, Крайтон оставляет читателю), и атаке морского чудовища — непременного участника морских легенд кракена.

Роман достаточно жесток. Крайтон не скупится на описания малоприятных подробностей жизни пиратов, но, что самое интересное, это только придает роману атмосферности и абсолютно не вызывает отторжения. Пожалуй, единственный лишний и нелогичный момент возникает уже в самой концовке произведения и вызывает легкое недоумение. Трудно поверить, что персонаж, весь роман действовавший удивительно логично и осторожно, забудет о здравом смысле и всех мерах безопасности, польстившись на молоденькую красотку.

Несмотря на то, что текст богат на события и всевозможные маленькие детали, роман получился неожиданно небольшим, можно даже сказать сжатым. В оригинале "Широты" уместились всего на 312 страницах, на которых героям довелось пережить столько приключений, сколько обычно подстерегает протагонистов в цикле, состоящем из нескольких томов. По сути, сюжет романа делится на несколько частей, каждую из которых можно развить до отдельной книги.

Впрочем, подобная сжатость идет роману только во вред. "Пиратские широты" напоминают краткое содержание куда большего по объему романа. На страницах книги компактно разместились дуэли на шпагах, поединки кораблей, марш-броски через джунгли, ураганы, штурмы крепостей, схватки с караибами (аборигены-людоеды), драка с кракеном, сокровища, предательства и месть. Потенциально это великолепная основа для блокбастера, способного заткнуть за пояс последний успешный фильм по данной тематике — "Пираты Карибского моря". Недаром Спилберг ухватился за идею экранизации "Широт" еще до выхода книги из печати.

В России роман издали в канун второй годовщины со дня смерти Крайтона. Сомневаюсь, чтобы в "ЭКСМО" стремились приурочить выход книги к этому печальному событию, но все равно получилось очень символично. Внешне издание смотрится просто замечательно и ничем не хуже зарубежных. А вот к переводу есть претензии — переводчик не всегда смог передать лаконичный стиль Крайтона, местами пускаясь в абсолютно излишние пояснения.

В любом случае, "Широты" оставляют после себя крайне смешанные ощущения. С одной стороны, рука мастера чувствуется и сомнения в том, что роман писал именно Крайтон, не возникают. С другой стороны, книга оставляет вполне отчетливое ощущение недосказанности, сжатости и недоработанности. Возможно, останься Крайтон в живых, мы бы вообще не увидели "Широты" или же прочли их совершенно другими, но судьбе угодно было распорядиться по-другому. И в том виде, в котором "Широты" были изданы, они являются далеко не лучшим романом мастера. Поклонники его поздних работ вполне могут быть разочарованы, а вот ценители раннего Крайтона и любители пиратской тематики запросто найдут в романе много интересного.


Статья написана 5 ноября 2010 г. 19:44
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

В последние годы издательство "ЭКСМО" нечасто радует поклонников Плоского мира новыми книгами. Предыдущий роман цикла, "Правда", вышел на русском языке аж летом 2008 года, а затем наступила долгая пауза, которую немножко скрасил вышедший этой весной роман "Народ". И вот, наконец, ожидание закончено, а новая книга поступает на книжные прилавки! Свершилось!

В "Воре времени" Пратчетт мимоходом заметил одну из особенной большинства своих книг. Сэр Теренс подчеркнул, что истории не развиваются, а сплетаются. Применительно к его творчеству, это означает, что обычная книга Терри Пратчетта состоит из нескольких сюжетных линий, не связанных поначалу и постепенно (страниц за сто-двести) сплетающихся в единую сюжетную канву. Причем в начале события развиваются крайне медленно, затем же, по мере сплетания, сюжет лихо прибавляет в скорости и, без остановок на передышку, перекус и чай, на всех парах несется к финишу.

В самом "Воре" три основные сюжетные линии — Сьюзен, исторических монахов Лю-Цзе и его ученика Лобсанга и талантливого часовщика Джереми и его помощника Игоря. Все три линии так или иначе связаны с очередным замыслом Аудиторов Реальности по наведению во Вселенной окончательного порядка. На этот раз Аудиторы решили добиться своего, остановив время. Как и в "Санта-Хрякусе" Смерть не может напрямую бороться против Аудиторов, поэтому обращается за помощью к Сьюзен, которая находит неожиданных союзников в лице исторических монахов.

"Вор времени" может похвастаться отличной подборкой персонажей. Помимо вышеупомянутых героев, в ролях второго плана в книге задействованы Смерть Крыс, ворон Каркуша, нянюшка Ягг, Голод, Война, Чума, а также необычный молочник Ронни Соак. Причем каждый, даже самый незначительный, персонаж может похвастаться собственной индивидуальностью — Пратчетт, не поскупившись на слова, парочкой метких фраз и мастерских мазков умудрился передать характер каждого героя. Наиболее яркими персонажами "Вора" получились исторический монах Лю-Цзе и помощник часовщика Игорь. У обоих этих товарищей есть что-то общее — собственный кодекс поведения, своеобразная философия и большой опыт в сфере решения всяческих сложных вопросов. Преступно мало места уделено тандему Смерти Крыс и ворона, появляющихся вместе всего в нескольких местах. А вот Сьюзен, казалось бы полностью раскрытая в предыдущих романах, умудрилась показать себя с несколько неожиданной стороны, обнаружив тщательно скрываемую страсть к конфетам.

Но основное место в романе уделено все же времени. И в этом же скрывается главный недостаток книги. Концепция исторических монахов, вроде бы и следящих за тем, чтобы завтра всегда наступало, но в то же время и спокойно перекраивающих весь ход развития истории, способна вынести мозг. Сама идея контроля за ходом времени достаточно понятна, но когда Терри заводит речь об ингибиторах, каскадных выбросах и прочих сложно произносимых терминах, память сразу же услужливо начинает напоминать о двух страницах текста, посвященных перечислению университетских званий профессора Бенго Макароны в "Незримых академиках", которых пришлось пропустить для сохранения здравого рассудка. Так же и здесь, читать про принципы работы исторических монахов безусловно стоит, но вот пытаться понять, что же стоит за каждым их действием, — однозначно нет.

В то же время «Вор времени» богат на разнообразные меткие наблюдения и остроумные замечания. В этом плане книга идеально подчеркивает все детали фирменного стиля Пратчетта. Замечательный язык, неожиданные сравнения, шикарные диалоги и очень колкие, едкие, циничные насмешки Пратчетта над составляющими нашей реальной жизни способны доставить неизгладимое удовольствие постоянным поклонникам писателя.

Цитата: «Люди воспринимают все происходящее, как будто так и должно быть. Мир переживал сильнейшее потрясение, а через несколько дней люди начинали воспринимать произошедшее как вполне нормальное событие. Люди обладают поразительной способностью закрываться и забывать все, что их не устраивает. Они рассказывают друг другу всякие выдумки, чтобы объяснить необъяснимое и чтобы все выглядело нормально».

Резюме: Если вы поклонник Пратчетта, то, в принципе, вы и так уже или купили роман, или приобретете его в самое ближайшее время. Если же вы вдруг почему-то сомневаетесь в покупке, немедленно отбросьте все сомнения и бегите в магазин. "Вор времени" — характерный образец прозы Терри Пратчетта, выгодно подчеркивающий все сильные стороны его творчества. В то же времени книгу нельзя назвать идеальной для тех, кто еще не знаком с Плоским миром, поскольку роман завязан на события предыдущих книг цикла.

P.S. И не забывайте про Правило Номер Один!


Статья написана 4 октября 2010 г. 23:17
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

Когда в 1949 году Джордж Оруэлл написал свой самый знаменитый роман "1984", книгу тотчас же назвали антикоммунистической и привлекли к делу борьбы с "красной угрозой". В конце 40-хх годов коммунизм представлялся западному миру явной и очень опасной угрозой, поэтому в нарисованном Оруэлле картине современники в первую очередь увидели будущее победившего коммунизма. Сам Оруэлл, яро обличавший советский тоталитаризм, в какой-то степени этому содействовал.

Во всем этом скрывается горькая шутка судьбы, ведь на самом-то деле роман был направлен не против Советского союза. Это было предостережение против любого строя, стремящегося к тому, чтобы стать вечным и тоталитарным. И этот строй зарождался не только в России, где он оказался, к слову, очень недолговечен, а как раз на Западе. И сейчас, спустя более чем полвека с момента написания романа, очертания общества, которого так опасался Оруэлл, вырисовываются как раз на Западе.

И сравнивая современный западный мир с описанным в романе обществе, невольно поражаешься тому, насколько точен в своей оценке был Оруэлл. Конечно, не все его предсказания сбылись с точностью на сто процентов, но основное направление развития социума были угаданы писателем довольно точно. Оруэлл верно подметил, что в век стремительного развития средств массовой информации и средств коммуникации именно их комбинация будет играть важную роль в управлении общественным мнением. В наше время, для того, чтобы управлять настроениями толпы, вовсе не обязательно грозить индивидууму расстрелами за неповиновение, стращать его дубинками и неминуемыми репрессиями. Достаточно всего лишь развернуть соответствующую информационную кампанию в прессе, четко расставить приоритеты, сфабриковать улики, сфальсифицировать доказательства и создать атмосферу неминуемой жуткой угрозы, и все — соответствующее общественное мнение готово.

Взять, например, развернутую на Западе войну с мировым терроризмом. В ней наиболее явно проявлены все упоминавшиеся в "1984" лозунги Оруэлла. "Незнание — это сила", "Свобода — это рабство", "Война — это мир", "Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее, кто контролирует настоящее, тот контролирует прошлое", двоемыслие, да что угодно. Оруэлл писал, что страх — это один из ключевых элементов управления общественным мнением. Конечно же, напугайте людей постоянно действующей террористической угрозой, покажите им на экранах телевизора виновного в этой угрозе и точку на карте, где он скрывается,  — и люди поддержат военные действия против Афганистана и вторжение в Ирак. Все знают, что повод для войны в Ираке был надуманным и никакого оружия массового поражения в стране не было — и в то же время все старательно обходят своим вниманием этот факт. Общество сознательно дает государству право обманывать себя и с радостью принимает все новые и новые ограничения личной свободы. Зачем нужна свобода, если на свободе могут бегать террористы. Куда проще ограничить свои права и свободы и чувствовать себя защищенным. Ну и что, что данная политика не оправдала возложенных на себя обязательств и кажется неэффективной — таких вещей нельзя замечать, нужно верить в ее эффективность, государство право, государство всегда право. А уж если вспомнить, что в 80-ые годы американцы помогали многим нынешним террористическим лидерам и даже были связаны с бин Ладеном, то на память приходят уже другие строчки из "1984". Бин Ладен — враг Америки, бин Ладен всегда был врагом Америки.

Не стоит думать, что вышеупомянутые процессы наблюдаются только на Западе, это всего лишь один из примеров. Тот же лозунг "Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее, кто контролирует настоящее, тот контролирует прошлое" наиболее ярко проявился как раз в России. Вся российская история последнего столетия — это бесконечная череда правителей, почти каждый из которых по-черному ругал своего предшественника и обличал все его ошибки, внезапно ставшие такими явными и очевидными.

А все потому, что в "1984" Оруэлл четко обозначил цели власть придержащих — власть, любой ценой удержать власть. Единственное, в чем ошибся Оруэлл — он недооценил силу информационного воздействия. Герои "1984" испытывали всяческие лишения, но не знали о них, потому что им было не с чем сравнивать. Нынешнее постиндустриальное общество живет в более комфортных условиях, ему есть, с чем сравнивать текущий уровень жизни, есть что терять. И именно страх перед потерей текущего привычного уровня жизни будет заставлять поддерживать любые действия властей, если те пообещают сохранить привычный уклад. И самое интересное, почти никого не надо принуждать.

Но "1984" не просто роман о будущем человеческого общества, это роман о взаимоотношениях людей, о противостоянии Человека и Системы. И здесь прогноз Оруэлла удивительно точен и пессимистичен. Человек может быть не согласным с системой, он может внутренне против нее бунтовать, делать всякие мелкие гадости или пакости, но стоит ему только попытаться сделать первые робкие шаги на пути открытого сопротивления и неповиновения — и Система тут же разотрет его в порошок, будто назойливого таракана.

Что же мы извлекли из этой книжки, товарищи? А извлекли мы из нее следующие уроки. Страшно? Безусловно. Реалистично? До ужаса. Но неужели все так беспросветно, как рисует это Оруэлл? Неужели нет никакого выхода из положения? Каждый, ознакомившись с романом, придет к каким-то своим мыслям, лично мне кажется, что главное —  в любой ситуации оставаться человеком. В любом случае, роман наводит на подобные размышления, поэтому очень важно его прочитать, в независимости от вызываемых им ощущений. Крайне рекомендуется.


Статья написана 3 октября 2010 г. 00:24
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

Возвращение Черного Феликса

После бурных споров, разразившихся вокруг романа Феликса Креса "Громбелардская легенда", выход второго анонсированного тома, "Короля темных просторов", прошел практически незамеченным. Оно и понятно, поскольку почти все критики творчества поляка решили ограничить свое знакомство с писателем одним романом, устраивать дискуссии оказалось не с кем.

А между тем, "Король просторов" оставил куда более приятное впечатление, чем "Легенда". В отличие от нее, "Король" лучше структурирован, в нем нет ужасного количества бессмысленных повторов, неоправданной сюжетом жестокости и поголовно отталкивающих персонажей. Во всем же остальном Крес остался верен себе. Он все так же многословен, книгу без вреда для сюжета можно было бы существенно сократить, персонажи по-прежнему все как один изъясняются как будто на великосветском раунде, в романе представлен широкий спектр всех видов насилия, герои далеки от идеалов воспитанности и благочестия, а милосердие и благородство встречаются разве что в древних легендах о временах становления Вечной Империи.

Определенное предубеждение автора против женщин в "Короле" получает дальнейшее развитие. Безупречных женщин в книге попросту нет. Если девушка невинна, ее нужно обязательно опорочить и изнасиловать, если женщина красива, то она обязательно порочна, а если умна, то вдобавок просто жуткая стерва. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что мужчины недалеко ушли от женщин.

Взять, например, главного героя книги, лоцмана Раладана. Номинально положительный герой, выполняя предсмертную просьбу своего давнего товарища, не останавливается ни перед чем и идет на такие поступки, на которые не любой обычный фэнтезийный злодей пойдет. С другой стороны, сложно ожидать от пирата, каким бы благородным не было его произношение, высоких моральных принципов и осознания своей гражданской позиции.

Тема морали и общего блага вообще довольно часто используется Кресом. Еще в "Легенде" поляк красноречиво показал, что личное благо ценится его героями куда выше общественного. Его персонажи крайне эгоистичны, эгоцентричны и преследуют в первую очередь исключительно свои цели. И даже если кто-то из них, как например Раладан, и стремится позаботиться о ком-то еще, далеко не факт, что ради этой заботы герой не пустит под нож десяток-другой людей.

Цитата: "Слово "порядочный" относится к тем, которые означают столь много, что не значат практически ничего. "Порядочность" — понятие относительное, так же как и "добро", "зло", "справедливость"... Понятиями этими можно пользоваться, но серьезные дела следует вершить в отрыве от всяческих догм".

Еще одна мысль, получившая развитие в "Короле", касается понятия равновесия. Для Креса, в продолжение предыдущей мысли, является крайне важным подчеркнуть, что "добро" и "зло" — понятия абстрактные и относительные и не играющие такой большой роли, как им привыкли отводить люди. В мире Шерера главным является равновесие. Равновесие между Шернью и Алером, светлыми полосами Шерни и Темными, и так далее. И так же, как не важны для героев Креса не важно, какими средствами достигаются их цели, так и в масштабах всего мира не важно, каким путем Шерер обретает равновесие.

Цитата: "Шернь, за исключением Проклятых Полос, пребывает в идеальном равновесии. Отсутствие равновесия — всегда зло. Полосы Шерни не плохие и не хорошие".

А вот еще одна тема, мельком затронутая в "Короле", в "Легенде" не встречалась, хотя и вписывается в общее мировоззрение Креса. И хотя особого развития она в книге и не получила, сам факт ее наличия можно считать показательным, поскольку далеко не каждый вообще до такого додумается. Падших женщин и коварных мужчин Кресу показалось мало, он подверг сомнению саму силу любви, назвав ее деструктивной и извращенной версией дружбы.

Цитата: "Кто тебе сказал, — продолжал старик, видя царящий в мыслях Раладана хаос, — что любовь должна быть доброй? Ради Шерни, моряк, во имя этого чувства в мире совершено было больше преступлений, чем во имя чего-либо иного, не считая, может быть, власти! Это самое коварное, жестокое и убийственное чувство, какое только может овладеть человеком, ибо оно пробуждает в нем другие, а именно зависть, ревность и гнев. Все доброе, что есть в этом чувстве, касается лишь единственной живой души. Так что подумай, сын мой, прежде чем называть добрым это нечто, которое, по сути, есть убогая, извращенная дружба — само по себе чувство возвышенное и прекрасное. Говорю тебе, без любви мир был бы намного счастливее, при условии, что в нем осталась бы дружба".

Да, это тебе не "Мир спасет любовь, Волкодав". Самое интересное, что в такой точке зрения есть доля истины, тот же Раладан действует в прямом соответствии с ней. Но это очень однобокий взгляд на жизнь, он отражает не всю картину человеческой жизни, а только ее негативную сторону. Впрочем, Крес вообще крайне пессимистичен в своей прозе. Редко кто из его героев добивается успеха.

Хотя бывают и исключения. Вообще героям "Короля" повезло куда больше, чем героям "Легенды". Куда больше персонажей дожило до финала,  они не кажутся полными идиотами, и даже такие малопривлекательные герои, какими, по сути, являются Лерена и Риолата, не вызывают отторжения у читателей. Возможно, это вызвано тем, что Крес более внимательно подошел к изображению характеров героев и обоснованию их поступков.

Хотя выводил Феликс исключительно характеры основных персонажей, все остальные как были картонками, так ими и остались. Они напоминают развешенные по сюжету ружья — появляются на сцене из ниоткуда, исполняют свою роль и исчезают в никуда. У них нет ни прошлого, не будущего, ни настоящего, хотя некоторые из них оказывают значительное влияние на сюжет, поворачивая его в нужное направление. Причин поступать именно так, а не иначе, кроме как желания автора, у героев нет, хотя в таких случаях Крес пишет, что на все воля Шерни.

Издание в серии "Dark fantasy" помимо очередной красивейшей обложки отметилось на редкость ужасной аннотацией. Ее авторы умудрились дать в ней краткое содержание первой половины книги, абсолютно убив интригу первых двух частей романа. Поэтому заклинаю вас, если вы решите приобрести роман в свою коллекцию, ни в коем случае не читайте аннотацию. Кроме того, видимо для того, чтобы лишний раз подчеркнуть мрачность книги, в название было добавлено прилагательное "темный". А ведь по книге становится ясно, что просторы — они вечные, безбрежные и могучие, но никак не светлые или темные.

Итого: Крепкий середнячок. Немного затянут, несколько жестоких и грубых сцен вполне можно было бы и убрать, но в целом недурно. От рекомендаций воздержусь, но лично на меня роман произвел куда более благоприятное впечатление, чем "Легенда" и заставил с нетерпением ожидать выхода третьей книги.


Страницы: [1] 2




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 699

⇑ Наверх