Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

"Impact", "Вампирский Петербург", "Ведьмачьи легенды", "Взломанное Будущее", "Взломанное будущее", "Викинги", "Вирус "Reamde", "Влияние", "Впусти меня", "Классициум", "Метро 2033", "Море имен", "Настоящая Фантастика", "Операция ВИРУС", "Последний довод королей", "Республика Ночь", "Роботы Апокалипсиса", "Саксонские хроники", "Слепцы", "Снежный Ком М", "Страж неприступных гор", "Фантастика и детективы", "Фантастический детектив -- 2014", "Феминиум", "Шико", 11/22/63, 13, 1984, 2003, 2010 г., 2013, 2014, 2312, :Джо Аберкромби, Corpus, DARKER, Daryl Gregory, Dead Space, Dragon Age, Eddie Campbell Comics, Ex Libris НГ, FANтастика, Garrett P.I., Guild Wars Призраки Аскалона, Illustrated Review, Imperial bedrooms, Mad Max, Marvel, Netflix, Oathbringer, Pandemonium, Redrum, Russell D. Jones, S.N.U.F.F., Tales of the Ketty Jay, The Circle, The Sandman, Top Shelf Productions, XX век, XXI век, Zотов, aftermath, art, battlefront, claudia grey, dark fantasy, epizodnik, fanzon, hard sci-fi, kindle, lost stars, new canon, s.n.u.f.f., star wars, weird fiction, «Мария Семёнова, АБС, АИ, АСТ, АСТ Москва, АСТРЕЛЬ-СПБ, Аберкромби, Абнетт, Абсолютная альтернатива, Автобиография, Автостопом по галактике, Автохтоны, Ад, Адам Нэвилл, Адам Робертс, Азбука, Академия, Алан Мур, Алатристе, Александр Етоев, Александр Золотько, Александр Мазин, Александр Снегирёв, Алексей Андреев, Алексей Иванов, Алексей Олейников, Алексей Пехов, Алексей Шведов, Алексей Шолохов, Алфёрова, Аль ри Эстан, Альтернативная история, Альфред Бестер, Америka, Америkа (reload game), Анархизм, Англицкий, Анджей Сапковский, Андреев, Андрей Буревой, Андрей Валентинов, Андрей Лазарчук, Андрей Щербак-Жуков, Анисимов, Анна Гурова, Анна Каренина-2, Аноним, Антивирус, Антипутеводитель по современной литературе, Антология, Антон Первушин, Антон Фарб, Апокалипсис Welcome, Арабов, Арбитман, Аренев, Аренев Владимир, Арифуллина, Армагеддон Лайт, Артур Кларк, Архив Штормсвета, Ассоциация, Астахова, Астрель-Спб, БНС, Бакстер, Баллард, Барлам, Батчер, Бачигалупи, Бегемот, Безумный Макс, Белаш, Белый песок, Беннетт, Бентли Литтл, Бернард Корнуэлл, Бесконечная Земля, Бетагемот, Библиотека всемирной литературы, Библиотека на Обугленной горе, Блейк Крауч, Блонди, Борис Георгиев, Боровиков, Бочков, Бразилья, Брайан Ламли, Брайан Эвенсон, Брендон Сандерсон, Брент Уикс, Бретт, Брин, Брэдбери, Брюс Стерлинг, Будущее, Буллингтон, Булычев, Быков, Бытие наше дырчатое, Бычкова и Турчанинова, Бэнкс, Бэтмен, В ночном саду, В память о прошлом Земли, В финале Джон умрет, В. Камша, Вадим Панов, Вадим Филоненко, Валенте, Валентинов, Вампиррова победа, Василий Владимирский, Василий Мидянин, Василий Щепетнёв, Введенский, Вегнер, Вейер, Вейнбаум, Векслер, Великобритания, Вельскопф-Генрих, Вендари, Вера Камша, Вера Огнева, Вермеш, Вернор Виндж, Веров, Весь этот джакч, Видоизмененный углерод, Византия сражается, Викинг, Виктор Глебов, Виктор Пелевин, Виктор Франкл, Виктория Морана, Вино из одуванчиков, Виртуальный свет, Виталий Вавикин, Вишневский, Владимир Аренев, Владимир Борисов, Владимир Данихнов, Владимир Ларионов, Владимир Торин, Вляпалась!, Водоворот, Водяной нож, Возвращение, Володихин, Володихина, Ворон белый, Воронин, Ворчание из могилы, Впусти Меня, Врочек, Все вечеринки завтрашнего дня, Вук Задунайский, Вулф, Высотка, Вэнс, Галина, Галихин, Ганс Гейнц Эверс, Гарднер Дозуа, Гарри Гаррисон, Гаррисон! Гаррисон!, Гашек, Гвенди и ее шкатулка, Гейман, Гелприн, Геммел, Геннадий Прашкевич, Генри Лайон Олди, Герасимов, Герметикон, Герой Веков, Гжендович, Гийом Мюссо, Гиллиан Флинн, Гилман, Глеб Гусаков, Глен Кук, Глен Хиршберг, Глориана, Глубина в небе, Глуховский, Говорящий от Имени Мертвых, Гомер, Гоминиды, Гонконг: город, Город Лестниц, Город холодных руин, Города монет и пряностей, Горшкова, Господство, Гражданская война, Граф Ноль, Графический роман, Гребенщиков, Грег Бир, Грег Иган, Грег Киз, Грибы с Юггота, Грин, Грэй Ф. Грин, Грэм Джойс, Грэм Мастертон, Гудкайнд, Д. Володихин, Д. Гейдер. Призыв, ДК Крупской, ДК имени Крупской, Далия Трускиновская, Данихнов, Девочка и ..., Девочка и мертвецы, Девочка которая любила Тома Гордона, Девушка напротив, Дейтон, Демидов, Демченко, Джеймс Баллард, Джеймс Клеменс, Джеймс Кори, Джек Кетчам, Джек Макдевит, Джеральд Бром, Джо Аберкромби, Джо Р. Лансдейл, Джо Уолтон, Джо Хилл, Джоан Виндж, Джоанн Харрис, Джон Барт, Джон Лав, Джон Стейнбек, Джон Трейс, Джон Фландерс, Джонатан Кэрролл, Джонатан Страуд, Джонатан Стрендж и мистер Норрелл, Джордан, Джордж Макдональд Фрейзер, Джордж Мартин, Джордж Оруэлл, Джордж Р. Р. Мартин, Дзирт, Дзыговбродский, Дивов, Дмитрий Глуховский, Дмитрий Захаров, Дмитрий Казаков, Дмитрий Комм, Долорес Клэйборн, Дон Коскарелли, Драйвер Заката, Древний мир, Дроздович, Друд, Дубинянская, Дуглас Адамс, Дукай, Душница, Дэвид Брин, Дэвид Вонг, Дэвид Кроненберг, Дэвид Марусек, Дэн Браун, Дэн Симмонс, Дэни и Эйтан Коллины, Дэниел Абрахам, Дэниел Абрахам и Тай Френк, Дэниэл Абрахам, Дэниэл Киз, Дэниэл Уилсон, Дэнкер, Дэрил Грегори, Дэрила Грегори, Дяченко, Евгений Лукин, Евгений Прошкин, Екатерина Чернявская, Елена Арифуллина, Елена Клещенко, Если, Жадан, Жан Рэй, Железный Совет, Железный пар, Женевский, Жертвоприношение, Жребий Салема, ЗК-5, Заговор по-венециански, Замужем за облаком, Зандр, Западня, Затмение, Зеркальные очки, Злотников, Злые обезьяны, Золотой Век НФ, Золотые времена, Золотько, Зона, Зонис, Зотов, Ибатуллин, Иван Наумов, Иган, Игорь Минаков, Игра престолов, Игроки зимы, Идору, Из Ада, Изгоняющий дьявола, Инициация, Интеллектуальный бестселлер, Интеллектуальный бестселлер., Иные пространства, Ирина Богатырева, Искушение чародея, Историческое, История с кладбищем, История твоей жизни, Иэн Бэнкс, Йен Макдональд, К. Дж. Паркер, Кадын, Казаков, Как подружиться с демонами, Калейдоскоп, Калфус, Камбиас, Каменистый, Камша, Канада, Канушкин, Карл Ристикиви, Карлос Руис Сафон, Карта времени, Карта неба, Каунтер, Кашин, Кей, Келли Линк, Кен Кизи, Кетополис, Киберпанк, Киз, Кизи, Килан Патрик Берк, Ким Ньюман, Ким Стенли Робинсон, Кинг, Кир Булычев, Кирилл Еськов, Кирилл Кобрин, Клайв Баркер, Клан, Кластер, Клещенко, Клод Сеньоль, Клюкин, Книга-фантазия, Книги, Книжная ярмарка ДК Крупской, Книжная ярмарка ДК имени Крупской, Книжное обозрение, Кожин, Кокоулин, Колодан, Колокол, Колыбельная, Комендант мертвой крепости, Комендант мёртвой крепости, Комиксы, Конни Уиллис, Контакт, Кори Доктороу, Корм, Кормак Маккарти, Корнев, Корнуэлл, Космоопера, Костин, Кочегарка, Крайтон, Крапивин, Красильников, Крес, Крестовые походы, Кризис на Ариадне-5, Крик родившихся завтра, Крис Вудинг, Кристофер Воглер, Кристофер Голден, Кристофер Прист, Кровь и Железо, Крупа, Кузнецов, Куриный бог, Курт Вонненгут, Курчаткин, Кэтрин Валенте, Лав, Лавкрафт, Ле Гуин, Левая рука Бога, Левиафан, Левицкий, Легенды красного солнца, Леки, Лексикон, Лем, Линдквист, Лисбет Саландер, Литература, Лонгиер, Лотерея, Лоуренс, Лукин, Лукьяненко, Лукьянов, Лэмб, Лэрд Баррон, Лю Цысинь, Любовь к трём цукербринам, М.: АСТ, Мабуль, Маг для особых поручений. Клинок Змееносца, Майк Гелприн, Майк Резник, Майкл Каннингем, Майкл Крайтон, Майкл Маршалл Смит, Майкл Муркок, Майкл Суэнвик, Майкл Ши, Макдевит, Макдональд, Макинтош, Маккаммон, Маккарти, Макклеллан, Макнилл, Макоули, Макс Барри, Малицкий, Маргарет Этвуд, Мариша Пессл, Мария Галина, Марк Данилевски, Марк Лоуренс, Маркес, Маркус Зусак, Марс, Мартинович, Марусек, Мастер дороги, Мастера меча и магии, Мастера ужасов, Матесон, Машина различий, Медведевич, Меня зовут I-45, Мерси Шелли, Метро 2035, Миллениум, Минаков, Мир фантастики, Мира Грант, Миротворец 45-го калибра, Михаил Елизаров, Михаил Савеличев, Михаил Успенский, Михеева, Миябэ, Много званых, Мои переводы, Мона Лиза овердрайв, Морган, Мордимер Маддердин, Морские звезды, Москау, Московские каникулы, Мураками, Муркок, Мьевиль, Мэри Шелли, Мэтт Рафф, Н. Перумов, НФ, НФ-фэнтзеи, НФ. философия, Наам, Назаренко, Наследие, Национальный бестселлер, Не паникуй!, Не рекомендую!, Неандертальский параллакс, Недоотзывы, Независимая газета, Нейромант, Несущественная деталь, Ник Перумов, Николаев, Николай Горнов, Николай Караев, Нил Гейман, Нил Стивенсон, Ним, Новые Горизонты, Новые горизонты, Новый мир, Номер 16, Ночи Виллджамура, Ночкин, Ночная жажда, Ночная земля, Ночное кино, Ночь без конца, Нуар, Нью-Кробюзон, Ньюман, Ньютон, Обедин, Обманы Локки Ламоры, Обратите внимание, Обратите внимание!, Огнева, Одержимый, Однажды на краю времени, Одной дождливой ночью, Олден Белл, Олди, Олдисс, Олег Дивов, Олег Кожин, Олейников, Ольга Онойко, Онойко, Орсон Скотт Кард, Оруэлл, Осояну, Острогин, Острые предметы, Отблески Этерны, Отзыв, Отзывы, Отзывы Патрика Ротфусса, Отзывы на прочитанные книги, Откровение, Откровения молодого романиста, Отчаяние, Охота на удачу, Охотник, ПИТЕРBOOK, ПФА-2013, Павел Крусанов, Пандемоний, Панов, Паоло Бачигалупи, Парфенов М. С., Патрик Ротфусс, Патруль Времени, Пауэрс, Певчие ада, Пекара, Пелевин, Первый закон, Перес-Реверте, Перумов, Песочный Человек, Петербургская книжная ярмарка, Пехов, Пикник на обочине, Пираты!, Пискорский, Питер Гамильтон, Питер Уоттс, Питерbook, Питтакус Лор «Я-четвертый», Пламя над бездной, Племя тьмы, Плоский мир, Поведай нам тьма, Повелители Новостей, Подвал, Пожарный, Пол Андерсон, Полдень, Полет феникса, Полковник Пьят, Полтора кролика, Попова, Поппи Брайт, Порох непромокаемый, Потерянные боги, Потоцкий, Похититель детей, Похищение чародея, Пратчетт, Прашкевич, Прежде чем их повесят, Престон, Приключения Молли Блэкуотер, Принц Терний, Про книжки быстренько, Проект Бестселлер, Прочтение, Прошкин, Прятки, Пустошь, Пятое сердце, Пётр Бормор, РИПОЛ, Рагимов, Радзинский Олег, Разрушенная империя, Райаниеми, Расколотый мир, Расселл Д. Джонс, Расходные материалы, Рафф, Рейнольдс, Река боли, Рекомендую, Рекомендую!, Репродуктор, Ретроспектива будущего, Рецензии, Рецензия, Рик Янси, Ритуал, Рифтеры, Ричард Лаймон, Ричард Морган, Ричард_Бертон, Роберт Джексон Беннет, Роберт Ибатуллин, Роберт Ирвин Говард, Роберт Сойер, Роберт Хайнлайн, Роберт Ч. Уилсон, Роберт Чарльз Уилсон, Роберт Шекли, Робертс, Роза и червь, Роман, Роман Арбитман, Ропшинов, Ротфусс, Рубанов, Русская революция, Рыбаков, Рэй Брэдбери, Рэмси Кэмпбелл, С. Кларк, С. Линч, СПб.: Terra Fantastica, ССК, Саймон Бествик, Саймон Кларк, Сакурадзака, Сальваторе, Сальников Алексей, Самая страшная книга, Самое необходимое, Санаев, Сандерсон, Санкт-Петербургские Ведомости, Сапковский, Сарамаго, Сборник, Свеличев, Свет мой зеркальце..., Свое время, Сгинувшие, Седут, Семенова, Сергей Кузнецов, Сергей Носов, Сергей Соболев, Сергей Чекмаев, Сергей Шикарев, Силверберг, Силецкий Александр, Симмонс, Сказки Упорядоченного, Сказки сироты, Сказочник, Скалл, Скальци, Скоренко, Скотт Вестерфельд, Скотт Линч, Скотт Сиглер, Скотт Хокинс, Славникова, Слаповский, Слова сияния, Слюсаренко, Смит, Снежный Ком М, Сны Разума, Сны разума, Сокрушитель Войн, Соль Саракша, Сосны, Сотвори себе врага, Спин, Средневековье, Сталкер, Станислав Лем, Старикам тут не место, Старобинец, Стеклянный Джек, Стивен Кинг, Стивен Спилберг, Стивен Холл, Стивен Эриксон, Стивенсон, Странствия Мага, Страуб, Страх и Ненависть в Лас-Вегасе, Страховщик, Стругацкие, Судные дни, Сфера-17, Тай Френк, Тайная история, Тайный Город, Такеси Ковач, Такеши Ковач, Танит Ли, Танцы с медведями, Тед Чан, Терри Гудкайнд, Терри Пратчетт, Территория книгоедства, Террор, Теру, Тим Скоренко, Тимур Вермеш, Тобол, Толкин, Трилогия Бартимеуса, Тэги: Книжная ярмарка ДК имени Крупской, Тэд Уильямс, Тё Илья, Тёмное фэнтези, Тёмные материалы Кёко Карасумы, Убийственная шутка, Убик, Уиллис, Уилсон, Уильям Гибсон, Уильям Хоуп Ходжсон, Уитборн, Уланов, Умберто Эко, Университет, Уолтер Йон Уильямс, Уоттс, Употреблено, Усмешка тьмы, Уэбб, Уэйуорд Пайнс, Уэллс, Уэстлейк, Фазы гравитации, Фантазм, Фанткритик, Феликс Гилман, Феликс Крес, Феликс Пальма, Фентэзи, ФиД, Фигурные скобки, Филип Дик, Флинн, Флэшмен, Фокин, Форестер, Формулы страха, Фрай, Фредерик Пол, Фрейзер, Ффорде, Фэнтези, Хаксли, Хантер Томпсон, Хармонт: наши дни, Харрисон, Харуки Мураками, Хеллоуин, Хиггинс, Хирн, Хоган, Ходдер, Ходжсон, Ходячие мертвецы, Хорнблауэр, Хорхе Луис Борхес, Хранитель Мечей, Хроники железных драконов, Хьюлик, Хэллоуин, Царь головы, Цветная волна, Цветы для Элджернона, Цикавый, ЧЯП, Чайлд, Чайна Мьевиль, Чарлтон, Челюсти, Черная Fantasy, Черное fantasy, Черное знамя, Черное и белое, Черный отряд, Чижов, Чудеса жизни, Чёрная земля, Шаинян, Шарапов, Шарп, Шваб, Шварц, Швейк, Шерлок Холмс, Шерлок Холмс и рождение современности, Шестой на Закате, Шико-Севастополь, Шимун Врочек, Ширли Джексон, Шнейдер, ЭКСМО, Эверест, Эггерс, Эд Макдональд, Эдгар Аллан По, Эдди Кэмпбелл, Эдуард Веркин, Эйронович, Эко, Экранизация, Эксмо, Эллен Датлоу, Эллис, Энтони Райан, Эпос, Юлия Зонис, Юнг, Яна Дубинянская, Япония, Ярослав Веров, Яцек Дукай, Яцек Пекара, абсурдистика, авторский сборник, авторы, альтернативная история, американская литература, английская литература, аномалии, аноме, антиутопия, антологии, антология, апокалиптика, аратта, арт-бук, артбук, артуриана, асутры, аудиокниги, баттлфронт, боди-хоррор, боевик, бравая вольница, бэтман аполло, валенте, вампиры, веркин, вестерн, вторжение, вэнс, где живет кино, героическое фэнтези, городское фентэзи, городское фэнтези, гражданская война, графомания - болезнь литератора, гуманитарная НФ, де Линт, делайла доусон, демоны, дердейн, детектив, детективная фантастика, детские, джедаи, джош малерман, дик, динозавры, дэвид митчелл, жорж батай, зарубежная фэнтези, звездные войны, здесь могут водиться приколы, зомби, издательство, издательство АСТ, издательство Азбука-Аттикус», израиль, интеллектуальная литература, интеллектуальная проза, ирвин, историческая проза, историческая фантастика, канадская литература, канторович, кейнан, кейт аткинсон, кельтский фольклор, киберпанк, клаудиа грей, клонирование, книга, книга на английском языке, книги, книги прочитанные недавно, книги странные и необычные, книгорецензии, книжное обозрение, колюжняк, комикс, комиксы, конкурс, контакт, космическая фантастика, космоопера, космофантастика, криптоистория, кристи голден, ксенофантастика, кшиштоф пискорский, латиноамериканская литература, левая фантастика, лингвистическая фантастика, литература, литературный семинар "Партенит", лорд Дансени, лучше не читать, любопытно, магический реализм, магия, магреализм, манга, мелодрама, миллер джон джексон, мистика, мифологическая фантастика, мифологическое фэнтези, мифология, мои отзывы, мои рецензии, мои старые рецензии, мягкая НФ, на английском, наука. популяризация, научная фантастика, не для всех, не моё, не переведено на русский, не советую, немецкая литература, неформат, новинки, новый канон, нф, обзор, обложки, обратите внимание!, отечественное, отзыв, отзывы жюри, отзывы на литературные произведения, отличная литература, отряди нферно, патрик несс, пелевин, перевод на растопку, переводная, переводческое, переводы, планетарная фантастика, победитель, подростковая, подростковое, политическая фантастика, польская фантастика, польское фэнтези, помесь собственно рецензии с рецензией-эссе, попаданцам и сишникам вход запрещен, попаданцы, посмотреть, постапокалипсис, постапокалиптика, постмоденизм, постмодерн в фантастике, постмодернизм, постпостмодернизм, потерянные звезды, похорониете меня за плинтусом-2, поэзия, православная фантастика, праздник, пратчетт, премия, приквел, приключения, приключенческая фантастика, притчи, проза, произведения, прочитанное, псевдодокументалистика, психоделика, психология, пустота - горечь для читателя (если она без Чапаева), разбор, рассказ, рассказы, реализм, рекомендации, рекомендую, рекомендую прочитать, рецензии, рецензии на книги, рецензия, рецензия-заметка, рецензия-эссе, рифтеры, ричард бротиган, роман, роман-мозаика, российская литература, российская фантастика, русская литература, русская литературая, русский хоррор, русское фэнтези, русскоязычная, санаев, сатира, сборник, сборник рассказов, сборники, сериал, серия "Антологии", серия "Партенит", сказки, сказки на новый лад, смею рекомендовать, собственно рецензия, современная литература, современная проза, современная фантастика, современное, социальная, социальная фантастика, социально-философская фантастика, социопанк, средневековье, сталкер, статьи, стилизация, стимпанк, сюрреализм, танго, твердая НФ, твёрдая научная фантастика, темная сторона дороги, технофэнтези, трибьют, триллер, трилогия, трилогия "Мистер Мерседес", трилогия Моста, турбореализм, тёмное фэнтези, уайзман, ужасы, уиллис, уильям голдинг, украиника, утопия, учебник, фазма, фанзон, фантастика, фантастические журналы, фейри, фентэзи, философия, философия фантастики, философская фантастика, философское, фото, фэнтези, харуки мураками, хоррор, христианство, хроники раздолбая, хроноопера, хронофантастика, цветная волна, цикл, чак вендиг, шедевр, экранизация, эксмо, экспедиция Франклина, экспериментальная литература, эпизод VII, эпизодник, эссе, юдковский, юмор, юмористическая фантастика, юмористическое фэнтези, янн мартел, японская литература
либо поиск по названию статьи или автору: 

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga, С.Соболев

Авторы рубрики: Нариман, tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Календула, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон, Толкователь, astashonok, sergu, Lilit_Fon_Sirius, Олег Игоревич, Виктор Red, Грешник, Лилия в шоколаде, Phelan, jacob.burns, georgkorg, creator



Страницы: [1] 2

Статья написана 3 июня 2014 г. 22:34
Размещена также в авторской колонке Pickman

Яцек Дукай. Иные песни. — М.: АСТ, 2014

О не в меру талантливых писателях часто выражаются в духе «у него в одной главе/странице/абзаце больше оригинальных идей, чем у некоторых авторов в целых трилогиях». Обычно это поэтическое преувеличение — говоря языком математики, разница составляет не несколько порядков, а один-два.

Но в случае Яцека Дукая старый рецензентский прием попадает в точку. Причем в самой смелой своей вариации — той, что про абзац (до предложений все-таки не доходит).

Не в меру, сверх меры, вне меры — «Иные песни» действительно написаны человеком, который мыслит по-иному. Написан, что примечательно, в двадцать восемь лет (к этому факту у меня сложное, очень сложное отношение). Но изобретательных идей и ярких образов в романе и в самом деле хватило бы на двадцать восемь авторов попроще. Если не дважды двадцать восемь.

Дальше я хотел написать, что в первую очередь покоряет и поражает мир, описанный в романе, но вовремя сообразил, что был бы не прав. Вселенная «Иных песен» неотделима от того, что в ней происходит, и тех, кто в ней живет. Как правило, автор средней руки заворачивает в фантастический фантик привычную нам действительность. В случае с Дукаем все наоборот: такое впечатление, что земные реалии привязаны к некоему чуждому мирозданию из чистого милосердия — чтобы не оставлять читателя совсем без ориентиров. Но даже и так ему, читателю (и читательнице) придется очень непросто.

Нам предлагают нечто большее, чем альтернативную историю, — альтернативную физику, основанную на онтологических идеях Аристотеля (воплотившихся почти буквально). И это не косметический эффект, а космический, в исконном смысле слова. За физикой идет длинная вереница других явлений — иные химия, география, биология, социология, политика, психология, иные механизмы любви и ненависти, лидерства и подчинения. При этом провести некие аналогии с нашей реальностью не составит труда, а ключевая концепция формы, определяющей облик всего сущего, оказывается отличной метафорой, поводом к размышлениям и спорам — о геополитических играх, о взаимном влиянии связанных между собой людей, о творчестве, о природе хаоса.

У каждой главы романа своя атмосфера, свое настроение, даже свое место действия — представьте все разнообразие «Песни льда и огня», втиснутое в один том вместо (дай Ктулху) семи и помноженное как минимум на пять. Большую часть пути мы пройдем с бывшим стратегосом Иеронимом Бербелеком — и с каждым шагом он тоже будет немного меняться. Этому персонажу трудно симпатизировать, но оторвать от него взгляд невозможно — а финал будет таков, что прогулку захочется повторить еще раз.

«Иные песни» — сложный роман, но его сложность не в изощренных стилистических изысках, а в количестве и качестве заложенных в нем идей. Пролистать книжку наскоро не получится — даже если вы хорошо знакомы с историей античной мысли, несколько сюрпризов наверняка найдется и по вашу душу. Простые смертные будут пробиваться с боем — но заодно и с пылом конкистадора, открывающего новые земли.

Безусловно, это очень холодная книга (хотя едва ли холоднее, чем другой дукаевский роман, «Лед») — для автора важнее посылки и выводы, чем люди. Действующие лица выписаны объемно и ярко, и все же каждое из них — не столько фигура, сколько функция. Но персонажей, способных привязать к себе, в литературе предостаточно. А вот настолько насыщенной и неординарной фантастики — считаные примеры. С другой стороны, в динамике недостатка нет — философские диалоги удачно вписаны в сплошной поток событий, приключений и интриг.

«Иные песни» заслуживают не этого поверхностного отзыва и даже не обстоятельной рецензии, а полноценной статьи (такой, например, как замечательное послесловие Сергея Легезы в конце русского издания, очень вдумчивое и информативное — спасибо Сергею и за него, и, конечно же, за перевод). Но я, признаюсь, не готов — по крайней мере, после первого прочтения... а роман требует как минимум два. Поэтому вместо анализа — открытка с места событий. Check-in, если угодно. Но я обязательно вернусь в эти места, полюбуюсь танцем стихий и мозаикой переменчивых форм.

Добавлю лишь одно: в кои-то веки англосаксы могут нам позавидовать. Мы уже можем читать Дукая на родном языке, а они еще нет.

P. S. В 2014-м выбрать переводную книгу года будет просто как никогда.


Статья написана 15 февраля 2013 г. 20:06
Размещена также в авторской колонке Календула

Терри Гудкайнд «Первое правило волшебника»

Ожидала другого финала – более сильного. Динамика в повествовании, конечно, есть, но немного оно подзатянуто постоянными повторами ключевых и не очень мыслей, описаний душевных и физических терзаний Искателя. Вот что поразило, так это многостраничные описания пыток Морд-Сит. Достаточно натуралистичные описания. Хватило бы и поменьше, ведь суть не в них самих, а в результате.

То же касается и образа Деммина Наса – любителя маленьких мальчиков. Для раскрытия образа этот факт мало что дает, разве что то, что он такой потому, что отец насиловал его. Сцена с поимкой Кэлен достаточно колоритна, но если убрать сексуальный подтекст, суть не изменится.

Если разбирать книгу по схеме «что есть – чего нет», то это традиционное эпическое фэнтези, в основе которого лежит квест героя, его миссия с целью свержения могущественного правителя-тирана. На лицо и традиционная тройка героев: некий молодой человек, до поры до времени не подозревающий о своей исключительности и в силу сложившихся обстоятельств вынужденный выполнять некое предназначение, тоже вполне традиционное; его наставник – пожилой волшебник, скрывающий от него правду; прекрасная девушка, в которую безнадежно влюблен герой и отношения с которой невозможны в силу определенных причин, но в итоге все заканчивается их страстным поцелуем.

Присутствуют также некая волшебная страна, даже страны, магические существа, драконы, волшебники, магия, волшебный артефакт – Меч Истины, битвы, пусть и не очень масштабные, предательство – в общем традиционные элементы фэнтези. Нет разве что эльфов и гномов. Таким образом, можно сделать вывод, что автор следует устоявшимся в этом жанре канонам.

Волшебный мир, изображаемый автором, достаточно разнообразен. Здесь существует страна, лишенная магии, – Вестландия, Срединные Земли и Д’Хара, населенные волшебными существами и людьми с магическими способностями. Повествование начинается в Вестландии – совершенно обычной средневековой стране безо всякого намека на волшебство, потом переходит через границу в страны, наполненные магией (немного напоминает «Звездную пыль» Нила Геймана, по моим ощущениям).

Магия в мире Гудкайнда присутствует повсеместно: она может заключаться в каком-нибудь предмете , артефакте (например, Меч Истины или эйджил) или передаваться по наследству в виде врожденного дара (Исповедницы и волшебники). Магия делится на два вида: Магия Приращения и Магия Ущерба. Разница между ними, как между черной и белой магией. Если Магия Приращения направлена на созидание и целительство, то Магия Ущерба – на разрушения.

География мира Гудкайнда довольно обширна. Магическая граница делит мир на три части. Долина Заблудших отделяет Новый Мир от Древнего. В Древнем Мире находится Дворец Предков – одно из самых загадочных мест саги. Время внутри его стен течет иначе, чем в окружающем мире. Автор заполняет свой мир яркими и запоминающимися местами.

Что касается главного героя – Ричарда Сайфера, то характер его вырисован недостаточно четко. Все его поступки и действия продиктованы двумя основными идеями – убить Даркена Рала и невозможность его любви к Кэлен и порождаемое этим мучительное чувство. Он, безусловно, благороден, он стремится защитить мир от тирана, смело бросается в бой, этакий рыцарь без страха и упрека. Нельзя сказать, что образ его картонный, но глубины все же не хватает. Он слишком положителен что ли.

Кэлен – Мать-Исповедница, спутница и возлюбленная Искателя. Ей не обязательно пользоваться волшебными предметами, чтобы призвать магию. Однако магический дар приносит не только власть и почитание. Магия для Кэлен – еще и тяжелая ноша, которую она обречена нести. Где бы она ни появилась, ее всегда хорошо встретят, но за улыбками будут скрываться страх и ненависть. Она, так же, как и Ричард, испытывает мучительное для нее чувство любви и безысходность от осознания невозможности этого.

Гудкайнд поднимает серьезные вопросы: проблема морального выбора, предпочтение меньшего из зол, выход из непростой ситуации, дружба, любовь, долг, честь.

Но при все при этом не покидает ощущение недосказанности, недоделанности. Постоянно чувствуется, что чего-то не хватает, что-то не так.


Статья написана 14 февраля 2013 г. 22:04
Размещена также в авторской колонке Календула

«Хроники Нарнии» — это в первую очередь искусно созданный сказочный мир. Многие видят в книгах Льюиса некий подтекст, которого порой там нет вовсе, другие принимают желаемое за действительное, но тем не менее все находят в его книгах что-то свое, близкое каждому по духу, что-то, с чем потом не расстанется и к чему будет возвращаться на протяжении всей жизни. История о Нарнии никого не оставит равнодушным.

Это очень многогранное повествование. На поверхности лежит традиционный для фэнтези смысл: борьба Добра и Зла, тема любви и дружбы, верности и предательства, становления личности в какой-то мере. Но по большому счету это сказка, написанная для детей. Льюису удалось создать удивительный, красивый и поэтичный мир. Он дает возможность каждому читателю заглянуть в него через щелку в платяном шкафу.

Время и пространство здесь организованы по-особому. Обратим внимание на время написания книг и на порядок, в котором их следует читать. В литературе нередок прием, когда хронологическое написание книг, частей книги не совпадает с рекомендуемым порядком чтения.

Сравним порядок чтения и время написания частей «Хроник Нарнии»:

Порядок написания:

Лев, Колдунья и Платяной шкаф (1950)

Принц Каспиан: Возвращение в Нарнию (1951)  

Покоритель зари, или Плавание на край света (1952)

Серебряное кресло (1953)

Конь и его мальчик (1954)

Покоритель зари, или Плавание на край света (1952)

Племянник чародея (1955)

Последняя битва (1956)  

Порядок чтения:

Племянник чародея (1955)

Лев, Колдунья и Платяной шкаф (1950)

Конь и его мальчик (1954)

Принц Каспиан: Возвращение в Нарнию (1951)

Покоритель зари, или Плавание на край света (1952)

Серебряное кресло (1953)

Последняя битва (1956)

                                                                

Читая в порядке написания, довольно сложно уловить суть семикнижия, поэтому издаются книги в порядке чтения – по хронологии развития событий в Нарнии.

История Нарнии – от сотворения до гибели – занимает две с половиной тысячи лет по нарнийскому летоисчислению и всего полстолетия по привычному нам. Два мира, два пространства, которые пересекаются в различных точках и плоскостях. В Нарнию ведут разные пути: одни попадают сюда через Лес-между-мирами, другие при помощи платяного шкафа – некоего портала между нашим миром и миром Нарнии, третьи откликаются на зов Аслана, четвертые вдруг оказываются на картине.

В «Хрониках» география имеет реальное основание. Считается, что Льюис оновывал свое описание мира Нарнии на базе пейзажей гор Моне – Графство Давн, расположенное в Северной Ирландии, а так же на описании Италии – город Нарния (современный Нарни) описывается еще у в «Истории Рима» Тита Ливия.

Сама же по себе Нарния невелика, но мир построен по законам фэнтезийного жанра.

От западных гор до восточного побережья можно добраться за пару дней. В Нарнии нет больших городов, за исключением Кэр-Параваля, возвышающегося у того места, где река Беруна впадает в океан. Нарнией правит древняя династия людей. Мир населяют фантастические существа: говорящие звери, фавны и сатиры, дриады и наяды, гномы, нимфы, кентавры – типичные жители мира фэнтези. Самостоятельное творения Льюиса, пожалуй, только квакли-бродякли – унылые жители болот. В целом мир Нарнии гармоничени красочен.

К югу от Нарнии расположены горы, где раскинулась дружественная Орландия, которой правит боковая ветвь династии Кэр-Параваля. К востоку находятся острова, на каждом из которых свое чудо. За островами расположен край света, где океан низвергается в бесконечность величественным и стремительным водопадом. А там, за пределами Нарнии расположена цветущая страна Аслана, из которой он приходит в тяжелые для нарнийцев времена.

Окружена Нарния воинственными и могущественными соседями. К югу от орландских гор, за пустыней раскинулась империя Тархистан, где правят властолюбивые тарханы, поклоняющиеся жестокой богине Таш. Они регулярно пытаются захватить Нарнию и поработить ее жителей.

На западе лежит Тельмар, основанный пиратами. На севере раскинулся Эттинсмур – страна великанов. Из их главного замка Харфанга можно попасть в Подземье – страну гномов, край пещер и подземных коридоров.

Мир Нарнии богат и разнообразен. Многие образы отсылают нас к реалиям нашего мира. В частности прослеживается устойчивая христианская линия. Многие называют «Хроники Нарнии» метафорическим изображением истории христианства. Это доступно написанная история о Творце и творении, о создании мира, о прощении, о вине и искуплении, о христианской любви к ближнему, о Добре и Зле. История поучительна, но лишена навязчивого морализаторства. Она читается легко и непринужденно.

Сквозной образ – образ льва Аслана. Это воплощение мощи, энергии, знания и силы и в то же время  — любви, добра, понимания и прощения. Во многих религиях образ льва отсылает в Богу, выступает его символом. Аслан приносит себя в жертву, чтобы спасти Нарнию, так Иисус принес себя в жертву ради спасения мира и воскрес, ибо сам был невиновен. Также появляется здесь и Древо Познания – яблоня, с которой Поли и Дигори срывают плод, чтобы выросшее из него дерево хранило Нарнию, а Джедис съедает яблоко ради своей выгоды, что, впрочем, счастья ей не приносит.

Появление Нарнии вызывает в памяти библейский миф о сотворении мира. Нарния рождается по воле Аслана, пробуждающего ее своей песней: «Нарния, Нарния, Нарния, встань! Потоки, обретите душу! Деревья, ходите! И все любите друг друга». Разделяются суша и море, растут деревья, появляются звери и птицы, которым Аслан дает разум и дар речи. Первыми королями Нарнии становятся сын Адама и дочь Евы. Не напоминает ли это райские сады Эдема? Нарния – благословенный, гармоничный край. Однако люди, пусть и невольно, привели сюда Зло и обрекли тем самым Нарнию на борьбу и в конечном итоге гибель, когда от этого Зла стало невозможно избавиться.

В истории Нарнии метафорически пересказываются основные моменты истории христианства. Первая книга, «Племянник чародея» — о Боге, о Творении и появлении Зла. Вторая, «Лев, Колдунья и Платяной шкаф» — о жертвенности ради спасения мира, об искуплении, о прозрении. Это само Евангелие – рассказ об искуплении через смерть и о воскресении невинной души. Третья часть, «Конь и его мальчик», рассказывает о преоде, когда христианство было под угрозой ислама. Четвертая, «Принц Каспиан», — о доверии и вере в невидимого Бога, на которой основана Церковь. В пятой книге, «Покоритель зари, или Плавание на край света», изображается эпоха географических открытий и возможности, которые открывались перед мореплавателями, это рассказ о таинстве Евхаристии и о литургии. Шестая, «Серебряное кресло», — о необходимости соблюдения церковного канона. И наконец, в седьмой, «Последняя битва», изображается гибель мира, апокалипсис, обретение Царства Небесного, в которое попадут лишь истинно верующие и достойные.

Так же довольно четко обрисовывается антагонизм христианства и ислама. Это ярко выражено на примере изображения тархистанцев как темнокожих людей, носящих тюрбаны и заостренные ботинки, вооруженных ятаганами, поклоняющихся жестокому богу. Тархистан похож на Османскую империю, ее жители изображаются как сарацины, а нарнийцы в свою очередь как крестоносцы, как праведники.

Как бы то ни было, какой бы подтекст ни имел этот цикл книг, «Хроники Нарнии» есть и будут доброй сказкой, традиционным фэнтези, так любимым многими. Это сказка, повествующая о простых истинах, давно известных каждому ребенку, но любой человек вне зависимости от пола, расы и возраста откроет свою Нарнию, познает свой мир сказки и не останется равнодушным к существам, населяющим этот мир, к детям, этот мир спасающим, к Аслану, этот мир создавшему. Это аллегорическое изображение нашего мира только в более простой и утрированной форме, но тем не менее достаточного узнаваемого.


Статья написана 14 февраля 2013 г. 21:59
Размещена также в авторской колонке Календула

Сара Уинман "Когда бог был кроликом"

Было время, когда я не любила повествование от первого лица. Но сейчас,  мне кажется, я начала его понимать и открывать для себя заново. Повествование от первого лица сближает автора и читателя., помогает понять замысел автора, его чувства. Отношение к персонажам, идею произведения в целом.

«Когда бог был кроликом» — одна из тех книг, читая которую, понимаешь, что в жизни далеко не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Это история жизни, история взросления девочки Элли, рассказанная ею самой, без утайки и без прикрас. Что-то в этой истории кажется нам пошлым, грязным, пустым или лишним, но так и в самой жизни. Мы просто не хотим замечать очевидного. Это история о рано повзрослевшей девочке, взвалившей на свои детские плечи груз взрослых проблем: старший брат-гей, тяжело переживающий первую любовь, несколько инфантильный отец, излишне рациональная мать, тетка-лесбиянка, непонимание сверстников – все это наложило отпечаток на Элли. Ее единственными близкими друзьями были кролик по кличке бог и странная девочка Дженни Пенни, но кролик вскоре погиб, хотя и не ушел из жизни Элли, а с Дженни ее разлучили обстоятельства. А когда Дженни и вовсе исчезла, ничего толком не объяснив, то Элли поняла, что разбился ее хрупкий мир, доступный лишь им двоим, и теперь она долго будет плутать по жизни одна.

Жизнь на новом месте далась Элли нелегко – отдаленность от родителей, погруженных в идею создания отеля, отъезд брата в школу, непонимание одноклассником, невозможность общаться с близкой подругой. Это вынуждает Элли искать уединения, которое она находит в общении с природой и с чудаком Адамом, уверенным, что он умрет от упавшего ему на голову кокоса, что в некоторой степени оказалось правдой (кокос на голову ему все же упал, но вызвал не смерть, а прозрение), хотя по началу звучало весьма абсурдно, учитывая, что в Корнуолле нет пальм, а сам Артур никуда не ездил.

Шли годы, Элли взрослела, она стала писать колонку в газете, где рассказывала историю своей жизни, рассказывала о людях из этой жизни, об их судьбах и о том значении, что они имели для нее – в первую очередь это ее брат Джо, его первая и безответная любовь Чарли и Дженни, которая снова вошла в ее жизнь, в виде писем из тюрьмы. Образ Дженни неоднозначен и до конца разгадать ее загадку так и не удается.

Мир показан с разных ракурсов, в разные периоды времени – глазами растущей девочки со всей незамутненностью ее взгляда и присущей ей откровенностью. Ее глазами мы видим мир, родителей, соседей, друзей, эксцентричного Рыжика, пытающегося залечить разбитое сердце брата, переживающую смерть родителей мать, стареющего гея Артура, любимую тетку – актрису и лесбиянку, влюбленную в ее мать, кролика по кличке бог, странную девочку Дженни, ее пьющую и распущенную мать, первую любовь брата – Чарли.

А сама Элли? Что собойо представляет главный персонаж книги? Замкнутую девочку, живущую в своем мире, куда он допускает лишь подругу, брата и кролика? Ищущую себя девушку, боящуюся ответственности и стабильности? Или стремящуюся понять близких молодую женщину, часто забывающую о себе в попытке помочь им?

Книга оставляет неоднозначное впечатление, много вопросов, открытый финал, неудовлетворенность и недоговоренность. В ней есть особое очарование. Книга  с легким налетом грусти, дымкой недосказанности. Словно чего-то не хватает – соли, перца или корицы, – но в этом и прелесть, и особая атмосфера. История Элли словно окутана туманом, подана через призму времени. Книга о жизни, о борьбе, о стойкости, о семье, о поиске себя в мире, о дружбе, о раке, о башнях-близнецах, о том времени, когда «мечты были маленькими и исполнимыми, а бог был кроликом».

Запомнившиеся цитаты.

Аппетит к еде и аппетит к жизни сегодня начисто исчезли.

Они жили во временном мире временных мужчин.

Мир совсем неплохое место, когда ты молод и здоров. Мир прекрасен и добр.

Ничто не остается забытым вечно.


Статья написана 30 сентября 2011 г. 13:35
Размещена также в авторской колонке Barros

Теория заговора рулит. Популярный роман, который стал бестселлером во всём читающем мире, никак не может выйти в России — почему? Перевести его на русский сложнее, чем на украинский? Или у "АСТ" есть опасения, что новый Кинг не окупится? Или издатель ждёт удобного момента для вывода книги на рынок — ещё более удобного, чем главная национальная книжная ярмарка? Мерещится за всем этим какой-то умысел, тайный запрет, чья-то гипертрофированная трусость.

Единственным основанием для таких фантазий является сам роман. Потому что Кинг написал книгу о политическом демагоге, который последовательно и цинично выстраивает в отрезанном от внешнего мира городке идеальную для него ситуацию — все рычаги власти у него в руках, но никакой реальной ответственности за последствия своих решений он не несёт. Сходство с российской ситуацией не столько в сюжетное, сколько ассоциативное, но вполне достаточное, чтобы ткнуть в него пальцем и помянуть пресловутую "теорию заговора".

Однако, не будем сосредотачиваться на произвольных допущениях — роман и без них достоин серьёзного разговора.

Совсем близкое будущее. Американский провинциальный городк Черстерс Миллс оказывается накрыт невидимым силовым полем. Прежде, чем существование "купола" осознано, он становится причиной нескольких крупных катастроф, в которых погибают или получают увечья десятки людей. Правительство США вводит в зоне "купола" чрезвычайное положение, но на события внутри самого "купола" оно может влиять только увещеваниями — реальной помощи отрезанным от мира людям оказать не может никто. Городу Честерс Миллс придётся рассчитывать только на себя.

Уже в самом начале романа Кинг сообщает читателю внешне простую, но чрезвычайно нетривиальную деталь (которую, кстати, проигнорировали почти все авторы обложек) — "купол" не является сферическим. Он строго вертикален, причём точно следует извилистой административной границе городка. Гениальный нюанс, который мгновенно вытирает из романа мотив "фантастической тайны" (вы думали, что тут у нас научная фантастика, как в "Кукушатах Мидвича"? — подумайте ещё раз!), делает очевидным его "политическую" памфлетную направленность, а заодно оставляет без оснований все упомянутые в романе "научные" гипотезы относительно "купола" (в том числе и ту, на которой остановился сам Кинг — но об этом позже).

Введение в роман этой единственной фантастической метафоры позволило Кингу создать стартовую ситуацию, которую он принялся развивать уже подчёркнуто реалистическим инструментарием. Ощущение достоверности всегда было его "коньком", он умеет находить точные детали, которые сами собой убеждают читателя в реальности происходящего — на это работает даже ироничное упоминание одним из персонажей экранизации кинговской же "Мглы", что уж говорить о тщательной имитации автором стиля обращения, присланного Президентом в адрес городских выборных деятелей.

Другая несомненно сильная черта Кинга как автора — цельность описанных им характеров. Я не рискнул бы назвать его персонажей "глубокими", да и не так уж многим среди нескольких десятков постоянных действующих лиц романа удаётся достаточно долго держаться в фокусе читательского внимания, так что именно их индивидуальная цельность становится для автора (и читателя) ключевой характеристикой, и эта же цельность отлично работает на ощущение достоверности. В том, как это в тексте реализовано, есть здоровая доля писательской "технологичности", но Кинг и не претендует на переход в более высокий "художественный эшелон", он вполне комфортно чувствует себя в качестве одного из бесспорных лидеров мировой массовой культуры.

И именно в таком качестве он вполне сопосбен озадачить миллиарды читателей вопросом, который так явно волнует его самого: как вылечить демократию от убивающего её рака некомпетентности? То, что "средний избиратель" склонен к конформизму, живёт сегодняшним днём и не хочет думать о дне завтрашнем, что он не желает вникать в смысл и оценивать последствия предлагаемых ему на голосование вопросов, что им запросто можно манипулировать через масс-медиа с помощью примитивной демагогии, то, в конце концов, что он готов верить в "теорию заговора" просто потому, что она универсально объясняет всё что угодно — всё это работает как безусловные предпосылки для появления и укрепления во власти политических интриганов, некомпетентных, циничных, корыстных, бесконечно убеждённых в собственной непогрешимости и незаменимости — и тем самым смертельно опасных и для социума в целом, и для каждого его члена. "В последние годы мы видели множество таких деятелей," — едко прорывается у Кинга во второй половине романа, когда масштабы социальной катастрофы в Честерс Миллс перестают укладываться даже в очень условные границы управляемости.

Мы знаем, кого Кинг имел в виду. Хуже того — у нас есть на этот счёт свои собственные примеры. Ничуть не менее, а чаще — гораздо более наглядные.

Слабости у романа тоже есть, причём одна из них ("объяснение" появления "купола", внедрённое Кингом в сюжет), привела меня в крайнее раздражение. Раз уж "купол" автором  открыто создан как художественный приём (и в этом качестве отлично работает — смотри об этом выше), его последующая "рационализация" выглядит в романе притянутой за уши, неорганичной и чужеродной. Да, Кинг в итоге нашёл, как прицепить к этому совершенно необязательному "объяснению" мораль, но вышло это у него очень уж неуклюже, хуже того — эта неуклюжесть читателю отлично видна и начинает работать против автора, травестировать уже состоявшееся и фактически законченное произведение. И если финалом романа Кинг намерен был сказать, что "добро нам придётся делать из зла, потому что его не из чего больше делать", то он довольно сильно с этим откровением опоздал. Хотя, может быть, кому-нибудь именно эта мысль и покажется свежей, тем более что актуальности она не потеряет никогда.

Хотел было написать "не пропустите этот роман", но это было бы почти как совет "не забывать дышать" — у Кинга в России огромная читательская аудитория, и "пропустить" этот роман ей удастся только при совершенно особом стечении обстоятельств.

При том самом, привязанном к линии административных границ.


Страницы: [1] 2




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 700

⇑ Наверх