Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga, С.Соболев

Авторы рубрики: Нариман, tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Календула, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон, Толкователь, astashonok, sergu, Lilit_Fon_Sirius, Олег Игоревич, Виктор Red, Грешник, Лилия в шоколаде, Phelan, jacob.burns, georgkorg, creator, leola



Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 252  253  254

Статья написана 4 ноября 22:29
Размещена также в авторской колонке Lartis


Ольга Фикс. Улыбка химеры. — М.: Издательство «Время», 2018. — 352 с.


Роман Ольги Фикс «Улыбка химеры», вышедший в новой молодёжной серии «Время – юность!» издательства «Время» напомнил мне книгу «Не отпускай меня» Кадзуо Исигуро. И там, и там там дети-персонажи растут в школах-интернатах, получают неплохое образование, окружены внимательными педагогами-воспитателями. И там и там, начиная с определённого возраста, им разрешён секс. И там и там дети не подозревают о своей участи. Собственно, все мы, будучи детьми, не подозреваем о своей участи в будущем. Во всяком случае, детские умы часто бывают заполнены эфемерными представлениями и прекрасными иллюзиями. Столкновение с реальной жизнью и её жестокой правдой разрушает эту «розовую» систему координат, заменяя её порой на ещё более искажённую. В романе Исигуро воспитанники закрытой школы довольно быстро понимают, что их ждёт и впоследствии безропотно несут свой страшный крест. В «Улыбке химеры» не всех подростков ждёт ужасное будущее, но всех их до последнего держат в неведении. «Дети у нас в стране замечательные! Не важно, почему оно так выходит, но других таких хороших детей ни в одной стране мира нет! Не спорь со мной, я поездил. Таких послушных, трудолюбивых, ответственных детей нет нигде! Ни за какими горами-морями, ни в Африке, ни в Австралии! С такими детьми, как у нас, умирать не страшно. У нас уже сейчас вся страна на них держится».


Роман Ольги Фикс написан простым, ясным, будничным языком. Иногда автор даже перебарщивает (на мой вкус) с совсем уж просторечными оборотами, наподобие: «жаль тратить на сон остатние полчаса». Надеюсь, не открою особого секрета, если сообщу, что когда я читал роман в рукописи, он назывался «Полдень 23». Таким образом, дело происходит в совсем неблизком будущем, как я понимаю, где-то аж в 23-м веке. Зачем употреблять это сниженное разговорное «остатний»? Хотя, кто его знает, как там будут говорить в этом 23-м веке, на каком языке… Автор просто и буднично, с обилием диалогов, рассказывает своему читателю, как хорошие, правильные дети растут, учатся, работают, дружат и любят в хорошей, правильной стране. И как постепенно начинают сомневаться в её правильности. И пытаются что-то сделать… «А сколько таких же, как она, ребят никогда не испытает ничего подобного? Причем большинство из них даже не подозревают, а многие так никогда и не узнают, что именно у них отняли. Но те, кто сорганизовал эту страшную подлость – они-то ведь не могут не знать?! Права – черт с ними! Ограничения есть у всех, никто не живет на свете сам по себе, как его левая нога пожелает. Ни бедные, ни богатые, ни антропоморфы, ни люди. Каждый в чем-то вынужден уступать другому. Но просто так, за здорово живешь, отнять у кого-то крылья?! Навсегда забрать возможность летать?! Не кажется ли вам, что это уже чересчур? Как вообще можно после это спать спокойно?! Машка почувствовала, как в ней нарастает гнев. Против гадкого мироустройства, где все всё знают, но все молчат, позволяя одним наезжать на других, и давить их, давить, как танки, распластывая асфальтовым катком в лепешку. Каждый, кто молчит, делается частью заговора, становится чьим-нибудь палачом...».


Говоря об идейно-смысловых параллелях «Улыбке химеры», я б мог вспомнить повесть Вячеслава Рыбакова «Не успеть» и произведения ряда других авторов (про «Полдень, 22-й век» братьев Стругацких вы уже и сами поняли), но это – особенность моего восприятия: прочитанная мною вещь ложится на фундамент ранее освоенного и усвоенного, приобретая дополнительные объём и звучание. Но даже если ваше восприятие основано на другой литературной линейке – прочесть роман стоит.

Статья написана 1 ноября 21:17
Размещена также в авторской колонке osipdark

Буддистская и ново-амазонская деконструкции капитализма,

или трое олигархов в дзэн-яхте, не считая заплутавшей экс-блудницы с веревкой смерти (1)


*(1) — автор рецензии, как всегда, приносит извинения за дальнейшие недофилософские, политотные и совершенно сторонние мыслепотоки с вырвиглазным шрифтом, а также за перегруженное заглавие, в котором могла затеряться изящность отсылки на роман Джерома*


Виктор Пелевин, конечно, писатель особенный. Непредсказуемый. Думаю, у каждого читателя с должным опытом и своим кладбищем прочитанных и раскритикованных авторов есть целая плеяда примеров одного из самых печальных исходов в бытии литературы — исписывании. Выхолащивании писательского гения либо капиталистическими волнами тенденций рынка с акульим оскалом, либо идеологическим клишированием, либо скоропостижной деменцией... Да и другими вариантами, остановить которые не всегда под силу тонко чувствующему Автору с большой постмодернистской буквы. Тем более когда сам Автор постмодернист, и тут, как и в случае с поговоркой о любви и ненависти, один шаг с края лезвия самобытности, остроумия, ловкого словца и самостийного, грамотно синкретизированного стиля, в бездну (само)повтора, марширования по колесу сансары с гравировкой тысячеликого Джозефа Кэмпебелла (2), нелепого использования инструментария жанра, из-за коих творческие потуги скатываются в самолюбования своей колкой ироничности и элитарной надменности в расстановке скрытых за семью в степени семь печатями отсылок (3)... Из-за чего форма пожирает содержание, а воскресшая в безумном порыве архаика с незабвенной приставкой «пост-« аннигилирует все достижения как темной, так и светлой сторон западной и мировой культуры (4). В общем, о чем это я талдычу? Пелевин, конечно, молодец, классный владелец посттоталитарного, как бы сказали на Западе, пера, но какой же он неровный автор! Как порой ослабляет хватку... Именно такие путанные, но отчетливые по сути мысли приходят после прочтения «Тайные виды на гору Фудзи».

Казалось бы, для строительства литературной архитектоники в стилистике пелевинщины выбрано все с самым изысканным вкусом сарказма и постиронии. Главный герой — российский олигарх, родом, естественно, из 90-ых. Он жутко богат, но притом столь же одинок и несчастен. Поэтому к нему заявляются из конторы, издали напоминающую «Службу развлечений» из фильма Финчера. Присутствует тут и женский персонаж, практически полная противоположность роковой (нео)нуарной музе. Заплутавшая в извилистых путах да окольницах русского капиталистического начинания (aka стартапа) в размерах всей страны, а то и всего мира. Не совсем плохая, но и не очень хорошая по своей несколько отдающей душком душонке. И целый перечень отсылок к Стругацким, самому писателю, Навальному, 90-ым, современным реалиям и т.д. И все это соседствует с канвой из буддистского опыта, которого лучше всего характеризует второе загалвие к небезызвестной книге из туманных альбионов — «Туда и обратно». А также с изощренной смесью мезоамериканщины с кастанедщиной, мистицизированным феминизмом и щепотки лесбийских экивоков. И коктейль вышел такой себе. Больше пойло, чем приятный, изощренный и даже цепляющий какие-то скрытые фибры души микс-напиток. Но почему? Что не так и где осекся светоч постлитературы Матушки-России?

Мне более всего хочется ответить на собственный же вопрос одним словом — «сырой». Роман «Тайные виды...» просто-напросто недоработанный. Особенно это бросается в глаза по несколько смазанной концовке, которая то ли намекает на обязательное продолжение, то ли говорит, что «в следующий раз постараюсь лучше». Ибо столько сюжетных ходов, которые могли быть должным образом доведены до абсурда, высмеяны и некоторым образом решены, а в итоге остались без должного внимания. К сожалению, это так (для меня); олигархическое недопросветление и метаморфозы уставшей от самой себя сорокалетки лишь порой забавны, а в остальном лишь читабельны. Черт, да сколь даже вполовину изощренности Пелевина можно было б выставить нелепость буддистского аттракциона и феминистического оккультного просветления! Кстати сказать, связаны они тоже далеко не всегда должным образом. Например, я до сих пор не уловил, насколько в постпросветленческом экзистенциальном кризисе Федора виновата Танина петля смерти. Столкновение этих двух мировоззрений, которое я ожидал, произошло также посредственно. Даже самый напрашивавшийся стеб между олигархическим и буддистским вышел не на уровне настоящего Пелевина. Плюс лично я не увидел кульминации, наивысшей точки повествования, а если она и была, то разрешения сего конфликта, напряжения, вышло никакущим. И просившегося торжества любви — ну, лично для меня, повторяюсь, не произошло. Сумбур, короче говоря, который не превратился в нашу любимую фантасмагорическую сатиру положений, современности, бренности взглядов на бытия и самого бытия, а также нашей экзистенции. Все то, что удалось на славу, высшем уровне в «Лампе Мафусаила, или Крайней битве масонов с чекистами», тут нет и в помине, к моему глубочайшему разочарованию. Сухая поделка на прежнее достижение... Кстати, и впрямь очень похожее. Серьезно, не замечаете тут множественной схожести? И в «Лампе...», и в «Тайных видах...» поднимаются темы/проблематики феминизма, современной России и свойственного ей капитализма, столкновения разных вариантов космологий и мироуйстройств, по большей части нелинейное повествование со сменой фокалов в каждой последующей части романа. Все это не просто поднимается в более ранней книге Пелевина, но и отлично используется, обыгрывается, объясняется, разрешается и сочетается со всем остальным. Ничего подобного нет в «Тайных видах...». Отсылки в лоб, без всякой возможности читательской игры, и лишь минимум интересных монологов/диалогов о строении реальности и жизни. И то больше запомнились такие потуги из второй части, представленной записями главного героя. Были забавные и интересные моменты, особенно о Будде как главном наркоторговце человечества. А вот диалог олигархов в последнем (или предпоследнем) романном блоке о культуре России выглядит до крайности путанным, нелепым и бессмысленным. О качественных деконструкциях жанров и реальности я промолчу. Зато есть отсылки на себя любимого, хех. К примеру, разговор Клэр с Таней о понимании Вселенной как симуляции, которая есть только в одном месте (вагине). Сразу же понятно, что отсылают нас прямо к Чапаеву с Петькой о Вселенной в голове. А рассказ игуаны Тане, который происходил в трансе, напоминает живописание трактовки мира как тюрьмы из "Ампира В". Вот такие дела...

Сказать под конец особо нечего. Вроде бы оно и к лучшему. Я не потешу вас размышлениями об угрозах постмодерна и мутациях современного (пост)капитализма, хотя понабрался для этого новым бредом/качественным контентом. Так что оставим это для следующего раза и более удачной книги. Не знаю, будет ли она за авторством Пелевина... Очень надеюсь, Виктор, в тот следующей раз вы таки поднатужитесь, а ваш читатель, к примеру, я, снова будет умилен приятным шармом и тонким стебом с элементом авторского откровения «Лампы Мафусаила...»... А пока вернемся с вами в мир зверств неоимпериализма, смердения и пустозвонства склок новых левых и торжества техно-реакции, а также торжественного шествия массовой культуры и слишком слабого эха чересчур далеких революций.

Итог: сыро, слабенько для подобной величины. И очень напоминает самоплагиат названного выше романа.

Примечания:

(2) — имеется в виду воспетый самим оксимыроном труд по сравнительной мифологии «Тысячеликий герой», отдающий культовостью и вездесущностью до сих пор.

(3) — пример подобного скатывания в бездну — сам пример построения фразы о скатывании в бездну.

(4) — отсылка на мою же рецензию о другом произведении Виктора Пелевина — «SNUFF» (здесь).


Статья написана 1 ноября 02:24
Размещена также в авторской колонке Igor_k

Дэвид Митчелл "Тысяча осеней Якоба де Зута"



В 1634 году в бухте возле японского города Нагасаки началось возведение искусственного острова, который получил название Дэдзима. Он был нужен португальским купцам для торговли и хранения товаров. Но уже скоро португальцев прогнали из Японии: в 1637 году произошло восстание в Симабаре, в котором принимали участие японские христиане, именно это событие привело к самоизоляции Японии. Единственными европейцами, которые продолжили торговые отношения со Страной Восходящего Солнца, оказались голландцы. Во-первых, они приняли участие в подавлении восстания 1637 года. Во-вторых, исповедуя кальвинизм, они не занимались миссионерской деятельностью. Но и их скоро (в 1641 году) формально выдворили из Японии. Дело в том, что в Японии запретили любые христианские символы, а голландцы имели неосторожность выбить на зданиях, которые они возвели на Дэдзиме, даты постройки (в летоисчислении от Рождества Христова). Данное действие расценили как нарушение запрета, и голландцам пришлось переселиться на Дэдзиму, которая не относилась к священной японской земле. Так Дэдзима и стала голландской факторией и сохранила этот статус аж до 1853 года. Островок был маленький: всего 120 на 75 метров. В общем, голландцы жили друг у друга в кармане. Сейчас в Нагасаки действует соответствующий музей, в котором можно посмотреть на реконструкцию зданий, предметы быта и научные приборы того времени. В 1994 году двадцатипятилетний Дэвид Митчелл посетил этот музей. Тогда он еще не был знаменитым писателем, до выпуска его первого романа оставалось еще пять лет. Музей так сильно впечатлил молодого человека, что тот решил: надо бы когда-нибудь написать про Дэдзиму отдельную книгу. В 2010 году эта книга вышла в свет. Ею оказался пятый роман Дэвида Митчелла – «Тысяча осеней Якоба де Зута».

Итак, в 1799 году – прямо-таки на стыке веков – на Дэдзиму прибывает молодой клерк Якоб де Зут. Он отправился на Восток, чтобы подзаработать денег. А они Якобу очень нужны, так как его финансовая несостоятельность стала причиной того, что отец красавицы Анны не дал согласия на их свадьбу. У Якоба шесть лет на то, чтобы он разбогател. И служба на Дэдзиме – вполне реальная возможность это сделать. Якоб думает, вот пройдет несколько лет, и он отправится домой. Но человек предполагает, а Бог располагает. Якоб де Зут отплывет в Голландию только в 1817 году, через долгие восемнадцать лет… Правда, действие романа фактически охватывает лишь первые полтора года пребывания де Зута в Японии.




Статья написана 29 октября 11:53
Размещена также в авторской колонке imra

Приключение, решающее судьбы человечества, или Модификации – путь к развитию гомо сапиенс

roboter

Уилл Куно-Моне – модифицированный человек-роботер и офицер галатеянского флота, не представлял, к чему приведет нарушение приказа в битве при Мембури. Варианты могли быть самыми разными, от разжалования до поощрения. Оказалось и вовсе прекрасно. Назначение на «Ариэль» — лучший разведчик флота.

И теперь Уилл в самом сердце операции по раскрытии загадки нового земного оружия, способного решить исход войны Земли и Галатеи.

Но как вскоре выясняется, на кону не только результаты войны, но и само существование человечества. Ведь на сцену выходят инопланетные силы непредставимой мощи. Чужаки, избравшие для контакта именно Уилла.



Космическая сага, изрядно напоминающая по аннотации Пола Макоули с его «Тихой войной», или Джеймса Кори с «Пробуждением Левиафана»? Конфликт между Землей и колониями, модификации, инопланетная угроза? На самом деле «Роботер» не слишком перегружен психологическими этюдами, идейно послабее цикла Кори, да и акценты Алекс расставляет другие. Но любопытные моменты в романе Лэмба имеются.


Основной приманкой Roboteer стали собственно роботеры. Человеки, созданные для терраформирования. Точнее для управления роботами, осуществляющими изменение климатических условий планеты. Люди, способные напрямую подключаться, управлять, обучать и вести СОПЫ — само-осознающие программные комплексы и прочих роботов. Генетические модификации, необходимые для этого, роботерам даром не прошли. В них чертовски сильны аутичные черты, они не знают что такое вежливость и такт, слабо социализируются, чересчур ценят общество себе подобных, и воспринимаются остальными колонистами как ущербные существа.

К сожалению, автор не рискнул делать столь необычное существо главгероем. Ведь, несмотря на то, что Уилл натуральный роботер, он из более поздних модификаций, и по большому счету не отличается от обычных людей. Жаждет общения, любви, признания, дружбы и понимания, вполне социализирован и корректен в общении. Слава богу, хоть его профессиональные качества по-настоящему роботерские. Ведь их нюансы работы и методы управления СОПАми стали одними из интереснейших сцен книги. И по динамике и по новизне описания.




Статья написана 25 октября 19:02
Размещена также в авторской колонке Lartis


Виталий Забирко. День пришельца. – М.: Вече, 2018.


После нескольких прочитанных подряд сумасшедших книг, вывихнувших мне мозг, захотелось чего-нибудь родного, привычного и добротного. А тут как раз приехал заказанный мною в "Лабиринте" сборник Виталия Забирко "День пришельца". Им я и полечился. Заглавный роман написан в 2006 году, его сокращённый вариант, названный тогда повестью, в 2010-м выходил в "Искателе". Написанный в стиле "сказки для научных работников младшего возраста", он рассказывает том, как молодой учёный-уфолог Сергей Короп оказался в деревне Бубякино на празднике "День пришельца", который (праздник) вполне мог бы называться межгалактическим фантастическим конвентом, потому что фантастические конвенты обычно весёлые и пьяные. Уж я-то знаю)))


Мою читающую душу грели аллюзии к "Понедельнику" и "Пикнику на обочине" братьев Стругацких. Радовал ненавязчивый юмор. Увлекали лёгкие научно-познавательные экскурсы. Любопытны, например, страницы, где растолковывается "казус Бескровного", на пальцах остроумно опровергающий постулат специальной теории относительности о невозможности передвижения быстрее скорости света. Моей душе были близки и хорошо понятны любовные терзания героя... А вот философские размышления Сергея Коропа мою душу опечалили: «Все мы что-то пропускаем там, где нас нет. Особенно, когда спим без сновидений. А когда просыпаемся, узнаём, что где-то началась война, где-то случилось землетрясение, от друга ушла жена, соседа сбила машина… И всё без нас. Сон без сновидений выключает из жизни на несколько часов, однако рано или поздно придёт такой сон, который выключит навсегда, и тогда мы пропустим всё, что будет после нас. Откуда тогда возникла вера в загробную жизнь, если каждый не единожды испытывал ощущение полного выключения сознания при живом теле? Почему при мёртвом теле душа обязана жить? Глупый оптимизм…». Сразу вспомнилось, как на одной из «АБС-премий» глубоко верующий фантаст Дмитрий Володихин сказал мне, агностику, и Святославу Логинову, атеисту: «Я не представляю, как вы живёте с этим?.. Как вообще можно жить, будучи уверенным, что после смерти ничего не будет?». А вот так и живём! Живём сегодня и, подобно герою «Дня пришельца», не надеемся на светлое загробное будущее.


А ещё в сборнике есть смешной рассказ "Работа за рубежом", к которому я имею некоторое отношение. Во-первых, Виталий Забирко прислал его в журнал "Реальность фантастики" в 2003 году, когда я работал там литредактором. Но моё вмешательство в текст в качестве редактора не понадобилось, поскольку Забирко пишет стилистически и грамматически очень чисто. Во-вторых, герой рассказа носит мою фамилию и носит неспроста))) Кстати, Ларионов и его дочь появляются ещё в паре историй из цикла "А у нас во дворе", тоже вошедших в сборник. Завершают книгу два фантастических рассказа с хитрой интригой из цикла "Охота и рыбалка".


"День пришельца" в "Лабиринте":
https://www.labirint.ru/books/659294/?p=5...


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 252  253  254




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 703

⇑ Наверх