Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 216  217  218  219 [220] 221  222  223  224 ... 226  227  228

Статья написана 29 июля 2010 г. 12:02
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

Должен признаться, что к приобретению романа Ричарда Моргана «Сталь остается» я подходил с некоторой опаской. Предыдущая вышедшая в серии книга, «Громбелардская легенда» Феликса Креса, оставила после себя достаточно противоречивые впечатления, так что я даже и не представлял, чего ожидать от следующего тома. Не добавляли оптимизма и анонсы слышавших о книге людей, в которых слишком часто мелькали фразы «нетрадиционная сексуальная ориентация главного героя» и «сцены гей-порно». К счастью, все опасения не сбылись, а «Сталь остается» оказалось отличным образцом фэнтези, книгой достаточно сильной, интересной и побуждающей задуматься о мире, в котором мы живем.

Строго говоря, я бы не отнес роман к черному фэнтези. Скорее, это очень реалистическое фэнтези с достаточно большой долей черного юмора. Из ранее вышедших в серии книг роман ближе всего к трилогии «Первый закон» Джо Аберкромби. Так же, как и его соотечественник, Морган создал очень реалистичный мир, где большинством людей движут исключительно эгоистические мотивы, успеха добивается тот, кто стремится к власти, деньгам и влиянию и готов на все ради достижения собственной цели.

Читая описания общества, сложившегося после случившейся за несколько лет до происходящих в книге событий войны, поневоле проводишь параллели с нашим миром. В романе, как и у нас, наибольшую выгоду получают находящиеся вдали от боевых действий купцы, ростовщики и работорговцы, а вернувшиеся с войны солдаты или не могут приспособиться к мирной жизни, или лишены всех шансов на достойное существование.

Цитата: «Как никак, теперь работорговля считалась честным бизнесом, все совершалось открыто, как и должно было быть в том чудесном новом мире, за который они дрались на войне».

А все дело в том, что два людских государства, Империя и Лига городов, плечом к плечу сражавшихся против пришедших из моря рептилий, под конец войны, когда исход уже был определен, передрались друг с другом из-за пары десятков квадратных километров пограничных территорий. Прежние союзы были забыты, а клятвы нарушены. Победившая в конфликте  Империя забрала себе спорные земли, и на этом война закончилась.

Солдаты вернулись домой и выяснили, что за прошедшее время измениться успело все. В Лиге городов официально узаконили работорговлю, семьи многих солдат продали за накопившиеся за время войны долги, а самих ветеранов лишили крова и выкинули на улицу. Другие же воины так и не смогли найти себя и вернуться к прежней жизни.

Изменила война и жизнь трех главных героев книги – Рингила Эскиата, Эгара и Аркет.  Эта троица вместе прошла всю войну, но после победы их пути разошлись. Несмотря на то, что Рингил командовал войсками в переломившей ход войны битве при Гэллоус-Гэп, его нетрадиционная ориентация сделала Гила незваным гостем в родном городе. Решив не возвращаться в отчий дом, Гил отправляется в расположившийся недалеко от Гэллоус-Гэп городок, где и зарабатывает себе на жизнь, рассказывая байки о собственных подвигах постояльцам трактира, в котором он поселился, и время от времени оказывая всяческие услуги местным.

Цитата: «Будешь ты героем великим,— такой вывод сделала когда-то ихелтетская предсказательница, изучив слюну Рингила. — Много сражений на твоем пути, и многих сильных врагов ты одолеешь». И ничего насчет того, что быть ему внештатным истребителем нечисти в задрипанном пограничном городишке».

Другой главный персонаж, северный варвар Эгар, после войны получил приглашение стать вождем собственного племени. Казалось бы, достойная награда для героя, однако все члены племени привыкли придерживаться вековых традиций и не желать от жизни большего. А проведшему свою молодость в блеске имперской столицы Эгару слишком быстро стали надоедать рутинные обязанности вождя кочевников, и все чаще и чаще он с тоской вспоминает ушедшую молодость.

Цитата: «Как-то раз не вовремя вернувшийся имперский рыцарь обнаружил меня, совсем еще молодого, в постели со всеми своими четырьмя женами. И знаешь, что больше всего его возмутило? Знаешь, что он орал, стоя перед кроватью и размахивая этой своей игрушечной сабелькой? Что, мол, да, Откровение позволяет мужчине иметь до шести жен, но оно категорически запрещает забавляться больше чем с одной за раз. Ну откуда же мне было знать?»

Третьей героиней книги является Аркет, представительница расы кириатов, отличающихся от людей черным цветом кожи и гораздо большим сроком жизни. Вскоре после окончания войны все другие кириаты покинули мир, погрузившись на свои подземные корабли, однако Аркет по какой-то причине с собой не взяли. И теперь женщина вынуждена жить одна среди людей и служить сыну прошлого императора, которому, несмотря на все его старания, еще далеко до величия своего отца.

Каждый из героев что-то потерял на минувшей войне и каждый с радостью что-нибудь изменил бы в своей нынешней жизни. И, по разным причинам, в жизни каждого из троицы наступают перемены. Рингил вынужден вылезти из своей берлоги по просьбе мамы и возвратиться в Трилейн, чтобы вернуть в отчий дом дальную родственницу, за долги проданную в рабство. Эгару очень сильно желает испортить жизнь местный шаман, обратившийся за помощью ко всем, включая богов. Аркет же император посылает расследовать загадочное нападение на укрепленный имперский порт. Поначалу три сюжетные линии абсолютно не связаны между собой, но ближе к концу книги все герои обязательно встретятся.

Если снова сравнивать «Сталь остается» с вышеупомянутой трилогией Джо Аберкромби, то по личному обаянию вся троица основных персонажей книги уступает героям «Первого закона». Ни брутальный гей-герой с отличным чувством юмора, ни симпатичный кочевник, не способный пропустить ни одну юбку, ни смышленая чернокожая девушка по уровню харизмы не дотягивают до инквизитора Глокты, но это и не обязательно. По-настоящему в героях Моргана привлекают мотивы, толкающие их на все новые и новые приключения.

Взять, к примеру, Рингила. Много ли найдется героев в фэнтези, которые ввязываются в опасные поиски по просьбе мамы? А когда ближе к концу романа Гил намеревается предотвратить начало очередной войны, он делает это не ради богов, идеи или собственной страны, которая уже спустила в канализацию плоды один раз одержанной победы, а только потому, что он не хочет новых боев и страданий главных героев войны – обычных солдат и их семей. И лично мне именно по этой причине Рингил нравится куда больше многих его собратьев по ремеслу.

Первая половина романа написана в достаточно неторопливой манере. Пока происходит знакомство с персонажами и миром, сюжет раскачивается и никуда не спешит, но ближе к середине он набирает темп и, начиная со второй половины книги, несется к финишу, не снижая темп и не давая оторваться от романа ни на секунду. И несмотря на то, что «Сталь остается» — это лишь первая часть запланированной трилогии, сюжет книги логически завершен и можно не бояться, что роман оборвется на самом интересном месте.

А вот мир, может показаться, выписан достаточно поверхностно, что привычно для первых томов цикла, задача которых — заинтересовать читателей и привлечь их внимание к следующим книгам сериала (нужно отметить, с этой миссией «Сталь» справляется). Морган очень скуп на детали, касающиеся устройства мира, поэтому всю необходимую информацию приходится черпать из диалогов, мыслей и воспоминаний героев. Поначалу полученные фрагменты еще не складываются в общую картину, но по мере поступления новых данных понимаешь, что созданный Морганом мир далеко не так прост, как кажется поначалу. Да, развитие людской расы застыло на привычном для фэнтези уровне, однако оказывается, что кириаты могли создавать довольно сложные машины, в некоторых из которых угадываются самые настоящие компьютеры, а еще более загадочная раса двенда, якобы исчезнувшая за четыре тысячи лет до описываемых событий, проиграв войну кириатам, и вовсе, по легенде, пришла со звезд. И, по всей видимости, после ухода кириатов, двенда решили вернуться...

Авторский стиль можно охарактеризовать как кинематографический. Книга написана таким образом, будто уже заранее заточена под последующую экранизацию. Минимум авторского текста, основное внимание уделено действию и поступкам героев, чисто киношная манера построения некоторых сцен, при прочтении которых в мозгу моментально возникала картинка, как бы описываемая сцена смотрелась на экране. Для любителей киноклассики Морган припас и небольшой сюрприз — главный герой получил на войне прозвище «Ангельские глазки».

Такой стиль книге совсем не  вредит, напротив, делает описываемые в книге события наглядными. Пожалуй, единственный по-настоящему сложный для восприятия момент относится к блужданиям Рингила по олдраинским болотам. Ведь болота, в первую очередь, затуманивают разум попавших туда людей, а, учитывая то, что благодаря выбранному Морганом стилю читатель испытывал то же, что и герой... ну, вы поняли.

Здесь, наверное, следует сказать несколько слов о нетрадиционной сексуальной ориентации главного героя. Ну так вот, она книге абсолютно не мешает, даже придает некоторую пикантность. Герой, будучи известным мечником и обладая довольно неприятным характером и недюжинным чувством юмора, вовсе не спешил скрывать свою ориентацию, но, за что ему честь и хвала, абсолютно не стремился ее афишировать.

Цитата: «Кто отважится обличать мужеложца, если за грешником закрепилась репутация рубаки, способного покрошить противника на куски быстрее, чем сброшенная рукавица упадет на землю?»

Тем не менее, считаю нужным предупредить эстетов, что в книге наличествует две с половиной сцены однополого секса, которые, впрочем, не оказывают никакого воздействия на сюжет (почти), поэтому их можно смело пролистывать. Сцены обычного секса в книге тоже присутствуют, так что от особо впечатлительных и от детей томик все-таки следует беречь.

Работа трудившихся над текстом переводчика и редакторов заслуживает нареканий. Переводчик несколько раз терял прямую речь героев, путал имена, а редактор, соответственно, всего этого не отследил. Но больше всего раздражает определенная чехарда с именами и названиями. В оригинале в романе наличествует достаточное количество говорящих имен и названий, однако переводчик решил транслитеровать большую часть таких имен, давая русский перевод лишь при первом появлении имени в тексте. Однако свою линию он выдержал не до конца, имена периодически переводятся, периодически — нет, а некоторые из них теряют таким образом заложенный в них автором смысл. Ну вот например, какая из двух фраз звучит лучше: «Я — Эгар Драгонбейн» или «Я — Эгар, Сокрушитель драконов»? То-то и оно.

Кроме вышеперечисленной претензии критики к работе переводчиков и русскому изданию не имею. Перевод хороший, читабельный, бумага лично мне понравилась, книжка смотрится стильно и так и просится в руки или на полку. Картинка на обложке к тексту отношения никакого не имеет, но работает на общую атмосферу романа.

Итого: Хороший, авантюрный роман. Интересные персонажи, оригинальный мир, юмор, замах на серьезное продолжение. «Сталь остается» — это лишь первый том грядущей трилогии, но при этом книга логически завершена, и не читателям не придется грызть ногти в ожидании следующей книги, чтобы узнать, чем же все закончилось.


Статья написана 24 июля 2010 г. 00:15
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

СВИСТАТЬ ВСЕХ НАВЕРХ!

Ах, эти замечательные пираты. Огромный кассовый успех киинотрилогии "Пираты Карибского моря" в очередной раз подтвердил, какой большой любовью у публики пользуются отчаянные морские разбойники. Им уже посвящены десятки отличных книг, фильмов и видеоигр, и все равно каждый новый продукт пользуется устойчивым спросом. А ведь если учесть, что рамки действия пиратов можно расширить практически до бесконечности, то для авторов открывается поистине безграничный простор для фантазии. Пираты в космосе, пираты в будущем, пираты в настоящем — главное, чтобы идея и исполнение не подкачали, а спрос найдется. Неудивительно, что в голове у достаточно известного в среде любителей фантастики человека — Джеффа Вандермеера — возникла идея выпустить сборник рассказов, посвященных легендарным разбойникам.

На страницах антологии нашлось место для множества рассказов, написанных в самых разных жанрах, от сказки до реализма и от фэнтези до паропанка. Фантазия авторов сборника была поистине неиссякаемой, действие рассказов протекало в таких разных местах, как в привычной нам Атлантике и на бескрайних просторах космоса, на отдаленных планетах и в причудливых фэнтезийных мирах, а сражаться отчаянным героям пришлось с левиафанами, кракенами, охотниками на пиратов, драконами, ожившими богами, а также с одной уткой, эскадрой хомяков и любвеобильной кошкой.

Главная проблема большинства антологий заключается в том, что при столь большом количестве задействованных авторов достаточно сложно поддерживать на приемлемом уровне среднюю планку качества произведений. Удачные рассказы будут соседствовать с неудачными, а после прочтения некоторых и вовсе появится желание сроду их не читать. Не стало исключением и "Пиратское фэнтези". В состав сборника входит несколько замечательных рассказов, несколько хороших, несколько средних, а также парочка из разряда "Автор, роди его обратно".

Если говорить об абсолютных удачах сборника, то в первую очередь хочется отметить "Пасть кита" Джайме Линн Блашке, "Пиратов Суарского моря" Дэвида Фрира и Эрика Флинта и "За морскими воротами ученых-пиратов Сарске" Гарта Никса. Эти три рассказа написаны в абсолютно разных жанрах, однако их объединяет достаточно высокое качество написание и еще несколько общих черт.

"Пасть кита" Джайме Линн Блашке — это увлекательный паропанк. Основными достоинствами рассказа можно назвать очень интересный мир, в котором объединены приключения на море и в воздухе, симпатичные средства передвижения — дирижабли — и достаточно интригующий сюжет. В самом начале произведения ты абсолютно не догадываешься о том, что же ждет в его концовке. Единственное, чего стоит ожидать с самого начала — это тайну, к разгадке которой, сами того не желая, придут герои произведения.

"Пираты Суарского моря" Фрира и Флинта умудрились удивить меня не один раз. Сюжет этого кажущегося на первый взгляд бесхитростного боевичка, действие протекает в будущем на другой планете, однако с применением чрезвычайно примитивных местных технологий, неоднократно умудряется развернуться на 180 градусов, представив описываемые в произведении события абсолютно в другом свете. Авторы практически до самого конца играют с читателями, самые внимательные из которых могут найти в тексте отсылки как к истории пиратства, так и к ряду других научно-фантастических произведений. Так, лично мне история главного героя, сражавшегося в галактической войне не на той стороне, напомнила судьбу Малькольма Рейнольдса из "Светлячка".

И, наконец, "За морскими воротами ученых-пиратов Сарске" Гарта Никса — это (о чудо!) самое настоящее фэнтези. Причем созданные Никсом мир и персонажи оказались настолько интересными, симпатичными и перспективными, что автор продолжил развивать историю о дальнейших похождениях парочки главных героев, написав одну повесть и готовя к выходу вторую. А сам рассказ в первую очередь привлекает довольно интересным сюжетом, необычными персонажами и неожиданной концовкой, которая, впрочем, мне показалась немного смазанной.

Лишь слегка не дотягивает до уровня первых трех рассказов "Ледяной ад" Пола Бэттейджера. В противовес всем прочим историям сборника автор отправил героев бороздить ледяные просторы Атлантики, скованной льдами, пришедшими с севера в результате начала нового ледникового периода. Новые погодные условия в десятки раз усложнили путешествия под парусом и ужесточили сердца моряков, однако не отвратили от путешествий по ледяной пустыне ни пиратов, ни охотников за ними. В общем, атмосфера в буквальном смысле пробирает до костей. Главный герой "Ледяного ада" — молодой капитан, которому поручено поймать и уничтожить самого жестокого пирата Атлантики. Рассказ наполнен головокружительными гонками, приключениями, сражениями в полной темноте и отчаянными абордажами, однако в нем есть небольшой недостаток — автор или не смог, или не захотел до конца раскрыть характеры главных героев.

Самый традиционный рассказ о пиратах на страницах сборника принадлежит перу безвременно ушедшей от нас Кейдж Бейкер. В ее повествовании "Я не сверну, ступив на этот путь" есть все классические элементы жанра — коварные испанцы, алчущие золота пираты, тропические острова, спрятанные клады, неожиданные открытия, схватки и абордажи, приключения и тайны. Однако истории не достает некоторой изюминки, да и концовка получилась довольно сжатой.

Майкл Муркок на шести страницах "Железнолицего" умудрился создать мир такой достоверности, которая и не снилась половине других авторов сборника. Впрочем, кроме мира рассказу похвастать нечем — это всего лишь короткая зарисовка, наполненная легкой грустью по минувшим временам и ушедшим приключениям.

Существенно поднимают настроение юмористические рассказы сборника. Главным комиком заделался Стив Айлетт, написавший веселую и абсурдную историю "Путешествие Игуаны", однако позитивное впечатление от произведения портит его некоторая затянутость. Рис Хьюз создал остроумную юмореску "Как Щепкинс по волнам", повествующую о том, какой изворотливой и неисчерпаемой может быть фантазия некоторых валлийцев, не желающих платить по долгам.

Очень симпатичный рассказ написал Говард Уолдроп. В "Оставить на корме" он свел воедино персонажей из "Питер Пена" и двух оперетт Гилберта и Салливана. Получилось весьма интересно, однако поскольку оперетты в России мало известны, оценить работу Уолдропа с их героями довольно сложно, что существенно снижает ценность рассказа для российских читателей.

"Сковорода и сабля" Джастина Хова у меня вызвала ассоциации с романом "Остров сокровищ". Главный герой, безногий кок, не расстающийся со своей сковородой, неуловимо смахивает на Джона Сильвера, а другой персонаж, юнга Макдэниэлс, вполне мог бы сойти за Джима Хоукинса. Начинается рассказ как забавная история юнги, пытающегося выведать у кока тайну якобы спрятанных последним сокровищ, однако заканчивается все очень печально для большинства персонажей.

Не обошли вниманием составители антологии и авторов сентиментальных рассказов, в которых пираты предстают безнадежными романтиками и непонятыми идеалистами. Самый запоминающаяся из таких историй - "Араминта, или крушение "Амфидрейка". Однако излишняя мелодраматичность только вредит рассказу, так как потенциально из него могло выйти отличное мистическое произведение. У истории были для этого все предпосылки — необычный антураж, удивительный мир, загадочные Затопленные земли, колдовство, левиафаны, забытые боги. А получилась слезливая мелодрама о парне, которого не приняла возлюбленная. Автор явно до конца так и не разобралась, что же хотела написать.

Истории "Дитя нимфы" Кэрри Вог и "Плач по Габриэль, святой покровительнице лекарей, шлюх и добрых воров" Келли Барнхилл объединяет та деталь, что главными героинями оказываются женщины, тем или иным образом связанные с морем и пиратами. Авторы на страницах романа повествуют о силе любви и о том, на какие подвиги она побуждает, о романтике морских приключениях и о благородстве морских волков.

И, наконец, последний сентиментальный рассказ — это "Мы спим среди волн под звёздами" Брендана Коннела. Автор сотворил в своем произведении жуткую смесь из приключений, мистики и романтики, но не довел до конца ни одну из составляющих, так что рассказ ничем особым не отличился и не запомнился.

Особняком от прочих историй сборника стоит "68° 07' 15'' северной широты, 31° 36' 44'' западной долготы" Конрада Уильямса. Это удивительно мрачная история о жажде мести и одержимости, которые обуревают человека, не имеющего в жизни других целей. Впрочем, при чтении не оставляет ощущение того, что рассказ — это всего лишь зарисовка какого-то более крупного произведения, так как автор так и не раскрывает одни свои секреты, а на другие лишь бросает тонкие намеки.

Неплохая история могла бы выйти у Элизабет Бир и Сары Монетт в "Буджуме", однако девушки не смогли реализовать потенциально интересную идею.

Но единственным по-настоящему сильным разочарованием сборника стоит назвать рассказ Рейчел Свирски "Приключения капитана Вентворта Черное сердце". Сражения с утками и хомяками, геноцид белок и уток, женитьбы крыс на кошках, право слово, читать этот рассказ нужно только в том случае, если что ваш ребенок шалит и вам нужно средство для устрашения, которым можно его шантажировать, восклицая "Вот будешь себя плохо вести, снова буду на ночь читать историю о приключениях крыс-пиратов".

Российские издатели в очередной раз решили ударить в гряз лицом и придать абсолютно новый смысл названию выпускаемой ими книги. В оригинале сборник назывался "Fast Ships, Black Sails", однако такое имя показалось нашим издателям слишком абстрактным, поэтому в переводе антология получила название "Пиратское фэнтези". Таким образом состав сборника был искусственно ограничен всего одним жанром, а сама книга вполне возможно могла лишиться ряда читателей, увлекающихся пиратами, но не интересующихся конкретно фэнтези. В самом деле, если уж "Азбуке" так хотелось лишний раз подчеркнуть тематику сборника, логичнее было бы озаглавить его "Пираты", однако порой мне кажется, что понятия "российские издатели" и "логика" прямо противоположны друг другу по смыслу.

Впрочем, жалобы на российских издателей обложкой и ограничиваются. Рассказы за редкими исключениями переведены достойно, цена у сборника по сравнению с другими антологиями "Азбуки" невысокая, обложка довольно симпатичная. Разве что бумагу можно было и получше сделать, но это уже мечты и придирки.

В общем, если в детстве вы зачитывались "Островом сокровищ" и "Одиссеей капитана Блада", а капитан Джек Воробей — ваш кумир, то "Пиратское фэнтези" — это идеальный способ снова окунуться в атмосферу пиратских приключений.


Статья написана 18 июля 2010 г. 15:26
Размещена также в авторской колонке Pickman

У священных книг есть свойство, за которое их ценят даже те, у кого их святость доверия не вызывает: всеохватность. На скромном текстовом пространстве умещается и человек со всеми его радостями, горестями и чаяниями, и устройство вещей, и громогласно-тихая поступь богов. Можно поспорить, что картина всегда неполна, что никаким писаниям не под силу вместить жизнь во всей ее полноте. Но ведь и чертеж машины не дает нам представления о шероховатости ее корпуса, о блеске металла на полуденном солнце, о тоне и ритме ее песен — а все-таки в черно-белых схемах заложено достаточно знаний, чтобы машина из умозрительной заготовки стала частью реальности и предстала перед нашими глазами.

Так и в «Богах Пеганы» содержится ровно столько мудрости, сколько нужно, чтобы с чистого листа набросать небольшую вселенную. Если бы судьба призвала меня стать основателем новой религии, я бы предал имя Дансени забвению и высек бы его слова на двунадесяти двенадцати каменных плитах — и кто знает, не стало бы тогда в мире больше добра, не растворилось бы без остатка зло в простом и разумном порядке вещей. Ибо боги и пророки Пеганы не учат безгрешности, не ворошат, подобно опавшим листьям, хитросплетений нравственности: призывают они лишь к примирению с тем, что нас окружает и составляет. В мире нашлось место и жизни, и смерти, и взрывам веселья, и минутам покоя — и, быть может, «это очень мудро со стороны богов», как сказал бы Лимпанг-Танг, бог радости и сладкоголосых музыкантов. Но правил, по которым играют они в свои игры, нам не понять. Остается лишь принимать мир таким, какой он есть — и помнить, что в сердце его…

Красота. Не бледная чахоточная особа, которой восторгался Уайльд; не пухлая земная человекородица, которую живописал Рубенс; не гибрид из силикона и плоти, что смотрит на нас с глянцевой обложки. Нет, эта первородная красота открывается лишь тому, «с кем во время одиноких ночных прогулок говорят боги, склоняясь с расцвеченного звездами неба, тому, кто слышит их божественные голоса над полоской зари или видит над морем их лики». Это красота бога, что гладит кошку, и бога, что успокаивает пса; красота человека, бессильного в схватке с мирозданием и сильного в своем бессилии; красота конца времен — неизбежного, непостижимого и не окончательного...

Проза лорда Дансени — не самый безопасный из наркотиков, но ведь дозу рискуешь получить в любую минуту — достаточно летней ночью оказаться в поле и услышать голос ночной птицы; выглянуть январским вечером в окно и увидеть танец снежных бесов; замереть на скалистом берегу, вглядываясь в круговорот безумных волн. То, о чем писал Дансени, всегда рядом — это мы далеко...


Статья написана 17 июля 2010 г. 01:02
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

Скажите, любезный читатель, верите ли вы в то, что Соединенные Штаты Америки являются гарантами мира, свободы и демократии во всем мире? Казалось бы, после Вьетнама, Ирака и Афганистана мало кто разделяет это заблуждение, однако на сегодняшний день в мире существует целая нация, большая часть  которой свято верит в этот миф. Естественно, это сами американцы.

В американском обществе, разумеется, во все времена находились люди, критикующие американские внешнюю и внутреннюю политику, образ жизни и стремление диктовать свою волю всему миру, но большинство всегда предпочитало доверять своему правительству. В самом деле, могут ли сами американцы столкнуться с той несправедливостью, жестокостью и бездушностью, с которой сталкиваются жители тех стран, в которых американские войска и спецслужбы несут мир, справедливость, демократию и трубы для откачки нефти?

Естественно, нет. На территории США на протяжении последнего столетия не велось ни одной войны, а поводов существенно ограничивать собственное население в правах у госдепартамента никогда не появлялось. Но что будет, если вдруг такой повод возникнет? Именно об этом и повествует роман Кори Доктороу "Младший брат", выпущенный недавно издательством АСТ в полюбившейся многим читателям серии "Сны разума".

Америка переживает самый страшный террористический акт в своей истории. В Сан-Франциско террористы одновременно взрывают мост Бей-Бридж и пролегающую под ним по дну залива ветку метро. Количество жертв измеряется тысячами, еще сотни числятся погибшими без вести. Американское правительство решительно провозглашает войну против террора, однако совершенно неожиданно жертвами ее оказываются не таинственные террористы, которых, к слову, на страницах романа, нам так и не покажут, а обычные американцы. Теракт становится поводом, позволившим департаменту национальной безопасности (ДНБ) хватать на улицах ни в чем не повинных людей и содержать их в садистских условиях без предъявления обвинения, устраивать слежку за вызывающими минимальное подозрение гражданами, развешивать на всех углах видеокамеры и другие следящие устройства, отслеживать все передвижения людей по городу, движения средств по банковским счетам и без разрешения разгонять демонстрации, замораживать счета и вешать ярлык "пособник террористов" на любого, кто не приглянется сотрудникам департамента.

Именно таким счастливчиком и оказался главный герой книги — семнадцатилетний подросток по имени Маркус Йаллоу. Парню и его друзьям не повезло оказаться в момент теракта недалеко от эпицентра взрыва, а затем попасться на глаза прибывшим на место происшествия сотрудникам спецслужб. Этого оказалось достаточно, чтобы без лишний объяснений захватить Маркуса и его товарищей по безобидной игре "Харадзюку-Фан-Мэднесс" и удерживать их на заброшенной военной базе в садистских условиях, с применением пыток постоянно допрашивая о причастности к теракту и Аль-Кайеде. Лишь по истечению одной недели сотрудники департамента, решив, что с ребят хватит, отпустили школьников, предварительно взяв с них подписку о неразглашении. Однако один из друзей Маркуса так и не вышел на свободу, бесследно исчезнув.

Многие бы на месте Маркуса были бы настолько сломлены случившимся, что смирились бы с произошедшим и постарались побыстрее забыть, снова зажив прежней жизнью. Однако на беду ДНБ Маркус был воспитан настоящим американцем (ничего оскорбительного я, кстати, в это словосочетание не вкладываю) — человеком, знающим свои права и американскую Конституцию и твердо уверенным, что эти самые права и свободы человека ДНБ попрало и сравняло с землей. Во что бы то ни стало подросток решает восстановить справедливость, найти или отомстить за потерянного друга и вывести ДНБ на чистую воду. Начинается неравная борьба на просторах всемирной сети.

Первое, что сразу привлекает в этом романе, — это его актуальность. По сути, единственное, что отделяет описываемое в книге общество от существующего на данный момент — это даже не те несколько лет, что отделяют время действия "Младшего брата" от сегодняшнего дня, и не новые версии современных программ, а всего-навсего один-единственный серьезный теракт. Меры, принимаемые ДНБ в ответ на случившееся событие, кому-то могут показаться чрезмерными, но на самом деле Доктороу разве что немного преувеличивает.

Контроль за передвижениями граждан, отслеживание движения средств по банковским счетам, содержание граждан в заключении без предъявления обвинений или по сфабрикованным обвинениям, использование в отношении пленников запрещенных законодательством США пыток или просто игнорирование определенных гражданских прав и свобод — все это уже было и даже освещалось в средствах массовой информации уже в наше время. Доктороу просто свел все эти ужасы в один роман и наглядно показал, к чему может прийти американское общество, если и дальше будет спокойно реагировать на действия собственного правительства.

Американское общество в романе, кстати, воспроизведено довольно точно. Особенно наглядно получился портрет среднестатического американца, черпающего новости со страниц газет и воспринимающего как должное все действия правительства, направленные на усиление его личной безопасности. Показателен в этом плане Дрю Йаллоу, отец Маркуса. Да и сам главный герой в начале книги типичный подросток, которого совершенно не заботит террористическая угроза и для которого террористы существуют где-то вдалеке, будто бы в обособленном или параллельном мире.

Цитата: "До сих пор я слабо верил в террористов — то есть я знал, что они существуют, но где-то очень далеко и реальной опасности для меня  не представляют. Ежедневно я подвергался миллионам других рисков. Например, меня мог  сбить пьяный водитель, с безумной скоростью несущийся по Валенсии. Это была гораздо более вероятная и непосредственная опасность, чем террористы. От их рук гибнет меньше людей, чем в результате несчастных случаев, таких как падение в ванной или удар электрическим током. Каждый раз, когда речь заходила о террористической угрозе, я воспринимал это приблизительно как возможность попасть под молнию".

Осознание, что терроризм — реален, привело Маркуса ко все новым и новым открытиям. Если цель террористов сеять хаос и страх, то значит, государство должно делать все, чтобы люди снова почувствовали себя в безопасности. Но почему же получается, что все применяемые государством меры, такие как металлодетекторы в аэропорту, служат лишь дополнительным напоминанием об этой угрозе и нисколько не добавляют уверенности в собственной безопасности. Что, если правительство использует терроризм как повод для усиления контроля над обществом и ограничения его свобод? Стоит ли верить и, самое главное, поддерживать такое правительство и не настал ли час показать, что общество больше не согласно молчаливо взирать на действия сильных мира сего?

Цитата: "Правительство осуществляет свою власть с согласия тех, кем оно управляет. Если форма правления становится гибельной для цели самого своего существования, народ имеет право изменить или отменить ее, учредить новое правительство, основанное на этих принципах, и установить власть в такой форме, какая по его мнению, лучше обеспечит его безопасность и благоденствие". (Декларация независимости Соединенных штатов)

Цитата: "Глупо жертвовать личной неприкосновенностью ради своей безопасности; еще глупее в результате этой сделки так и не обрести эффективного обеспечения безопасности". (Брюс Шнейер в послесловии к "Младшему брату")

Задавшись такими вопросами, Маркус, а точнее его виртуальное второе я, M1k3y, отказывается во главе интернет-движения, борющегося за сохранение своих прав и ограничение влияния ДНБ. Однако в своем крестовом походе Маркусу приходится сталкиваться не только с сотрудниками спецслужб и подосланными ими стукачами, но и с обычными людьми, слепо верящими поступающей им информации и считающими борцов за права человека предателями и пособниками террористов. Хуже того, подобной точки зрения придерживается собственный отец Маркуса!

Это подводит нас ко второму пласту романа. "Младший брат" — не только книга о противоборстве против системы. Это также полная жизненных наблюдений история о взаимоотношениях людей, проблемах отцов и детей и разности поколений. Оказавшись в шкуре Маркуса, читатель не только погрузится в перипетии сражений с ДНБ, но и во все проблемы семнадцатилетнего подростка, которого не понимают ни в школе, ни дома, ни даже лучшие и самые преданные друзья.

В какой-то мере "Младший брат" — это даже подростковый роман, ведь читатель развивается вместе с Маркусом, учится овладевать своими чувствами, лучше контролировать свои эмоции, познает первую любовь и первый секс. Это не делает книгу идеальным чтением для тинейджеров, но как это подмечалось в книге, юность — это лучшая пора, чтобы ознакомиться с данной книгой — эффект от прочтения будет больше. Восприятие человека еще не забито навязанными ему стереотипами, поэтому кого-то "Брат" сможет окончательно убедить в своей точке зрения, а кому-то — открыть глаза на реально происходящие вещи.

Интересным авторским ходом, примененным Доктороу в романе, стали пространные лекции на разнообразные тематики, щедро разбросанные Кори по тексту книги. Главный герой, повествуя о своей нелегкой борьбе против ДНБ, регулярно отвлекается, чтобы получше объяснить читателям принципы действия шифровальных машин и интернет-протоколов, историю общественных движений в США, взлома иксбокса и раскола шифра "Энигмы". Поначалу лекции смотрятся довольно необычно и сбивают с хода течения романа, однако со временем к ним привыкаешь, благо о чем бы не рассказывал Кори, все это одинаково интересно. Единственный недостаток, пожалуй, заключается в том, что порой в тексте встречается слишком много сугубо технической информации, что существенно осложняет жизнь читателям с гуманитарным складом мышления.

Более того, часто оказывается, что приведенная автором информация носит в том числе и практический характер и при наличии должного уровня смекалки и желания может быть использована читателями в своих целях и для собственного блага.

Цитата: "Нельзя недооценивать целеустремленности подростка, у которого избыток свободного времени и нехватка карманных денег".

Еще одной отличительной особенностью "Младшего брата" является то, что это — американский роман. Роман об американских ценностях, американских правах и свободе, американском обществе и американском правительстве. Во многом он создан на основе текущей обстановки в США и  многие мысли, действия и поступки главного героя основываются на том постулате, что он  — американец.

Однако сей факт вовсе не умаляет всей ценности романа для граждан остального земного шара. Ведь если подумать, США — не единственная страна, ограничивающая права и свободы человека, и сходства с обстановкой в собственной стране могут найти представители совершенно разных государств. А предупрежден, как говорится, значит, вооружен.

Цитата: "Лично я не питаю никаких иллюзий в отношении Великобритании. Пусть американцы готовы похерить собственную Конституцию каждый раз, когда на нас косо посмотрит какой-нибудь джихадист, зато бритты... вообще не имеют Конституции. У них вообще такие стремные законы, что волосы на ногах встают дыбом".

В романе "Младший брат" очень мало фантастики и очень много реалий сегодняшнего дня. Однако такой состав только делает "Младшего брата" еще полезнее и буквально заносит в список книг, обязательных для прочтения этим летом. Роман стоит прочесть хотя бы для общего развития, ведь произведения такого уровня выходят в нашей стране ой как редко.


Статья написана 10 июля 2010 г. 09:14
Размещена также в авторской колонке kkk72

http://www.fantlab.ru/images/editions/big/44030" align=right style='margin-left:10px; max-width:600px'>

Человек сидит за столом и водит пальцами по лежащему перед ним листу бумаги. На листе — какая-то схема: выпуклые перекрещенные линии, надписи, выполненные шрифтом Брайля. Палец осторожно скользит вдоль линий, ощупывает каждую буковку. Человеку кажется, что линии раскрашены в яркие цвета: красный, зеленый, синий. На самом деле цвет только один — черный. Яркая вспышка! Тьма.

Человек с палочкой заходит в метро. Чувствует тяжесть входных дверей. Слышит топот сотен ног. Чувствует толчки в плечо. Слышит клацанье автомата на входе. Чувствует подрагивание ступенек под ногами. Слышит голос диктора. Чувствует запах резиновых перил эскалатора. Снова слышит топот сотен ног. Снова чувствует толчки в плечо. Слышит звук открывающихся дверей. Чувствует покачивание пола под ногами. Слышит голос диктора. Чувствует рывок поезда, набирающего ход. Яркая вспышка! Тьма.

Человек спускается в шахту по вбитым в стену скобам: осторожный шаг, второй, третий, четвертый. Наконец, нога нащупывает пол. Человек идет по коридору, держась рукой за стену. Вдоль стены тянутся какие-то кабели. Под ногами у человека гладкий бетон. В коридоре абсолютная темнота. Человеку все равно, он не замечает этого. Яркая вспышка! Тьма.

Человек едет в вагоне метро, держась рукой за поручень. В переполненном вагоне тесно. С обоих боков стоят, тесно прижавшись к человеку, два скелета. Один из них держит в руке книжку с яркой обложкой. На голове второго плейер. Спиной к спине человека стоит третий скелет. На сиденье перед человеком сидят, еле втиснувшись, семь скелетов, один из них детский. В руках у детского скелета — корзинка со скелетом кошечки. Поезд приезжает на станцию. Человек и несколько скелетов выходят. На их место заходят другие скелеты. Яркая вспышка! Тьма.

Человек с автоматом в руках, пригибаясь и петляя, бежит по станции метро. Человек запрыгивает за колонну, высовывается из-за нее, бросает куда-то в сторону гранату, затем дает длинную очередь из автомата и бежит дальше. Станция абсолютно пуста. Кроме человека, на ней нет ни единой живой души. Яркая вспышка! Тьма.

Человек идет по проспекту, осторожно обходя развалины домов. Он слышит шум проезжающих машин, лай собак, детский смех. Кто-то громко кричит: «Батооончики! Кому батоооончики?» Сквозь городской шум пробивается мерное тиканье то ли метронома, то ли счетчика Гейгера. Человек цепляется за торчащую арматурину и падает. Слышен пронзительный визг тормозов. Яркая вспышка! Тьма.

Человек сидит перед компьютером и яростно стучит по клавишам, не поднимая головы. Наконец он ставит точку и останавливается, поднимая голову. Из глубины черного экрана на него смотрит бледное лицо с черными впадинами глазниц. Яркая вспышка! Тьма.

Вы что-то поняли в тексте, который только что прочитали? Нет? Не удивительно. Но хоть чем-то он вас зацепил? Если да, то вам стоит прочесть роман Шимуна Врочека «Питер». Если нет, то лучше выберите книгу, написанную в более традиционном ключе.

P.S. Тексты Врочека очень специфичны. Если Олди когда-то назвали свой жанр «философским боевиком», то творчество Шимуна я бы охарактеризовал как «психоделический боевик». То есть на первый взгляд, все почти традиционно. Главный герой — крутой мачо с вселенскою тоской и надрывом в душе, примерно как у Дивова. Динамичный сюжет с пальбой, беготней, коварными ловушками и неожиданными поворотами — все как положено. Присутствуют и дружба, и предательство, и любовь, и ностальгия. Все это в традиционных для серии «Метро» постапокалиптических декорациях. Все это написано в традиционной для автора манере — рваной, отрывочной, с многочисленными недомолвками.

В итоге роман Врочека напоминает старую дескую игрушку «Калейдоскоп». Смотришь в него — а там какие-то непонятные кусочки. Встряхнул — и снова смотришь. Если повезет, эти кусочки сложатся в удивительно красивую картинку. Если не хватит терпения и воображения — так и останутся бессмысленным набором каких-то фрагментов. Самое интересное у Врочека — не сюжет, не герои, а некая неповторимая атмосфера, которую трудно понять сугубо логическими методами, которую надо прочувствовать, если хотите «грокнуть», а дальше уже дополнять мысли и чувства автора своими собственными.

Этот роман шел у меня тяжело. Картинка никак не хотела складываться, рассыпалась, скатываясь к довольно банальному боевику, вроде бы почти сложилась, и все же распалась опять. В итоге «Питер» показался мне произведением, заслуживающим внимания, но все же явно не лучшим у Врочека. И ведь, казалось бы, декорации «Метро» вполне подходят к авторскому стилю, но все же чего-то Шимуну не хватило. То ли времени, то ли вдохновения. То ли просто тесновато оказалось в узких переходах питерского метро.


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 216  217  218  219 [220] 221  222  223  224 ... 226  227  228




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 683

⇑ Наверх