Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga, С.Соболев

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 216  217  218  219 [220] 221  222  223  224 ... 232  233  234

Статья написана 7 декабря 2010 г. 00:55
Размещена также в авторской колонке Petro Gulak

Есть книги хорошие, есть плохие, есть любимые, а есть — самая редкая категория — те, которые хотелось бы написать самому.

Повести британского фантаста Йена Макдональда, переведенные на рубеже 1990-х/2000-х, мне настолько не понравились — вернее, показались абсолютно никакими, — что на более поздние его сочинения я внимания уже не обращал; но, прочитав аннотации и рецензии на его дебютный роман "Desolation Road" (1988, до сих пор не переведен), я решил дать ему шанс. И не ошибся.

В любой рецензии сказано, что это — гибрид "Ста лет одиночества" и "Марсианских хроник". Джон Клют прибавляет к списку Кордвейнера Смита, для меня совершенно очевидно присутствие Джина Вулфа (первая фраза романа: "Три дня доктор Алимантандо следовал за зеленым человеком через пустыню"; нет, Стивена Кинга, слава богу, в тексте нет).

И все-таки — ничего похожего я не читал; и давно уже ничего не читал с таким удовольствием (после нил-стивенсовской "Системы мира", пожалуй).

О чем же этот роман?

Научная фантастика — и довольно строгая научная фантастика (а в равной степени магический реализм); повествование, ведущееся из перспективы настолько далекого будущего, что "достаточно продвинутая технология неотличима от магии", по закону Кларка. Семейная хроника, исходящая из мифа и в миф возвращающаяся.

Планета Марс — только название ее в первый и последний раз появится в последней строке; обитатели мира называют его просто "земля", а Землю — "Материнским миром".

Восемьсот лет терраформинга (Макдональд использует термин "manforming" — как бы это перевести?) — но не сразу понимаешь, что восемьсот лет марсианских, а земных — в два раза больше. (Окончательно доходит это, когда вскользь сообщается, что возраст совершеннолетия — десять лет.)

Города и поселения, разбросанные по девяти континентам; поклонение безмерно далекому Панарху и святой Катерине, "Блаженной Госпоже Фарсидской" (опять-таки, мы далеко не сразу узнаем, что эта женщина — "Зови меня просто Кэти!" — сотни лет назад перенесла свое сознание в компьютер и с тех пор управляет терраформингом планеты).

Один городок посреди пустыни, основанный ученым путником и сбрендившим искусственным интеллектом с суицидальными наклонностями. Городок, который, вообще-то, должен был называться "Destination Road", но доктор Алимантандо малость перебрал в день наречения имени, и язык его плохо ворочался...

И люди, которые случайно попадают в Дорогу Опустошения, но остаются там на десятилетия, а то и навсегда, — от Раджандры Даса, который умеет обаять любой механизм, до Анастасии Тюрищевой-Марголис, более известной как The Babushka.

Зеленый человек, путешествующий во времени так, как мы путешествуем в пространстве. Механические ангелы, которых производят в городе Архангельске. Глен Миллер, король новой музыки (тот самый Глен Миллер). Ребенок, выращенный в кувшине и подмененный на плод манго. Старики, превратившиеся в деревья. Призрак в кристальном шаре. Руконогий музыкант, чья гитара вызывает дождь, первый за тысячи и тысячи лет. Хозяин странствующей "Образовательной Экстраваганцы" — человек, чье сознание перешло в поезд на токамаковой тяге. Мастер убийственного сарказма, живущий у корней Первого Древа, посаженного самой святой Катариной. Лучший игрок в снукер во всей вселенной, который однажды сыграл с самим дьяволом, причем ставкой, конечно же, была душа. Безжалостный менеждер Джонни Сталин, сын Джозефа Сталина. Комета, летящая прямо к Дороге Опустошения, спастись от которой можно, только изменив прошлое. Зеркальный тахионный лабиринт, который показывает все мыслимые варианты будущего — и будущее человека определяется тем, в какую сторону он пойдет. Профсоюзы и террористы. Война четырех женщин, две из которых хотели сохранить мир, а две — перекроить по своему образу и подобию. Солдат, чья судьба была предопределена до такой степени, что, стоило его матери взять новорожденного на руки, как она уже знала, что ему суждено стать вторым пулеметчиком боевой машины парламентариев в битве за Дорогу Опустошения. Гобелен, на котором выткана вся история Дороги. Зеленый человек.

В этой книге возможно все, что угодно, — и ничто не кажется произвольным. Она состоит из коротких главок-миниатюр — и не рассыпается на куски. Чертовски обаятельный стиль, полный неологизмов, игры словами, неожиданных сравнений, аллитераций и ритмов.

Конечно, закончится всё ураганом, который сметет Дорогу Опустошения, — но это еще не конец. Финал изящно закольцовывает повествование в духе Вулфа и Хайнлайна (прямые отсылки к "Книге Нового Солнца" и "По собственным следам"): мы узнаём, что будущее зеленых людей — единение человека и природы, человека и времени — не могло возникнуть, пока стояла Дорога; и последний ребенок, родившийся в городке, не погибает, заеденный муравьями, но впервые в истории рода Манделла соединяет мистическое и рациональное начала — и пишет книгу, "и называлась она "Дорога Опустошения": история городка посреди Великой Пустыни в северо-западном четвертьшарии планеты Марс, и здесь она заканчивается".

Я не назову эту книгу шедевром: все-таки римейк Гарсиа Маркеса немного слишком очевиден; последняя треть провисает и слишком отдает (анти)тэтчеристскими 80-ми; аккуратный финал все же не вызывает должного головокружения, как, скажем, "Маленький, большой" (понятно, что для меня именно эта семейная хроника — образцовая).

И все-таки — отличный, настоящий роман, который очень, очень хотелось бы увидеть по-русски... но кто бы смог его перевести? и кто — издать? Не знаю, не знаю.


Статья написана 4 декабря 2010 г. 23:08
Размещена также в авторской колонке kkk72

http://www.fantlab.ru/images/editions/big/53212" align=right style='margin-left:10px; max-width:600px'>

Симбионты

Первым делом, первым делом — наноботы.

Ну а девушки? А девушки потом.

Песня почти из фильма «Небесный тихоход».

Достаточно долго Олег Дивов разрабатывал тему психотроники — воздействия на человека с помощью электромагнитных излучений разной интенсивности и и пугал читателей всевозможными последствиями этого. Теперь, похоже, психотроника исчерпала себя, и Дивов взялся за более перспективные и популярные нынче нанотехнологии. После небольшого одноименного рассказа автор развил тему в целый роман. Впрочем, одна из основных тем романа осталась прежней, еще из времен психотроники — порабощение мира с помощью новых технологий.

Начало романа откровенно удивляет. Долго, чрезвычайно долго Дивов рассказывает предысторию событий. Рассказывает очень подробно, просто-таки разжевывает информацию для читателя. На сцене, где будет происходить действие, автор расставляет декорации, развешивает и заряжает ружья и заставляет читателя в нетерпении ждать, когда же, наконец, начнет хоть что-то происходить.

При этом первая половина книги вообще крайне нетипична для Дивова. По нравоучительному тону, большому вниманию, уделяемому производственным проблемам, проскальзывающей ностальгии по советским временам, «Симбионты» очень напомнили мне «Звезду Полынь» Рыбакова. И даже неповторимый дивовский язык, изобилующий красочными сочными оборотами, каким-то образом ухитрился засохнуть и увять.

С большим тщанием автор описывает особенности производства микроботов и сложности, возникающие при этом. Тем не менее, несмотря на все внимание к техническим деталям, в ряде случаев автор явно сам себе противоречит. Во всяком случае, уровень разумности, продемонстрированный пресловутыми ботами, например, в одной из немногих эффектных сцен — погоне автомобиля за вертолетиком, явно превосходит тот, который мог бы считаться безопасным и возможным для использования в медицине.

Отдельно следует сказать о персонажах книги. Одним из достоинств книг Дивова всегда были яркие и неоднозначные личности, выступавшие в роли как положительных, так и отрицательных персонажей. В «Симбионтах» картина прямо противоположна. Автор так старательно намекает читателям, кто именно из персонажей является плохим, а кто — хорошим, что ошибиться попросту невозможно. На протяжении романа только поведение Марии претерпевает некоторые изменения и то, эти изменения не слишком убедительно обоснованы автором. Остальные же персонажи, действуют настолько прямолинейно и последовательно, что кажется, будто они не ходят, а катятся по рельсам сюжета. На удивление серым получился главный герой романа Леша. Его друг Принц несколько поинтересней и поживее. Маша и Даша тоже вполне соответствуют типажам «подрастающей стервы» и «серой мышки». Из прочих персонажей более-менее похожи на дивовских только Семенов и Гуревич. Видно, что автор относится к ним с наибольшей симпатией. А вот сочетание непроходимой тупости и совершенно детского коварства у главного злодея выглядит и вовсе смешным.

Все же во второй половине романа автор понемногу расписался. И в сюжете появилось некое действие, и язык стал больше похож на дивовский. Проскочило несколько фирменных хлестких оборотов, да и вообще стиль стал поживее, а количество и размер отступлений сократились до приемлемых объемов. Несколько авторских ремарок и вовсе зацепили, оказавшись на удивление меткими. Однако, по большому счету, все это — ложки меда, которые все же присутствуют в бочке дегтя.

Окончательно же добил меня Дивов концовкой. Развешанные по стенам ружья начали палить залпами. Из кустов выехали отнюдь не микроразмеров рояли и сыграли мощную партию гимна России. Закончилось все в лучших традициях литературы прежних времен: доблестные работники органов всех повязали и навели порядок. Вообще, «Симбионты» удивительным образом напомнили мне фантастику ближнего прицела сталинских времен. В романе имеются: важная производственная новинка, коварные вредители и шпионы, пытающиеся использовать ее в своих целях, ученый, павший жертвой вражеских козней, смелые пионеры, которые пытаются помешать злодейским замыслам врагов, наконец, хеппи-энд, в котором сотрудники органов карают виноватых и награждают пионеров. Осталось убрать из романа несколько фривольных намеков в адрес юных героинь — и хоть сейчас выдвигай роман на Сталинскую премию. В двадцать же первом веке такая литература уже вызывает странные чувства. Да и представления о благополучной концовке у меня несколько отличаются от авторских.

Пожалуй, главное достоинство книги в том, что она в очередной раз напомнит внимательному читателю: никаких человечских проблем только с помощью хитрой техники не решить. А вероятность использования новых технологий во вред человечеству достаточно реальна.

Стоит ли рекомендовать книгу к прочтению? Едва ли. Впрочем, многочисленные фанаты Дивова все равно ее прочтут. Лично же меня «Симбионты» разочаровали. Долгих шесть лет прошло с тех пор, когда был издан предыдущий роман автора. И, несмотря на явные признаки творческого кризиса у Дивова, я все же надеялся на то, что автору удастся его преодолеть и порадовать читателей. Увы, гора родила мышь, или, вернее сказать, микробота


Статья написана 3 декабря 2010 г. 12:53
Размещена также в авторской колонке shickarev

На главной странице официального сайта Дэвида Марусека размещена фотография аляскинского дома (точнее — небольшой сторожки) писателя. Увы, качество фотографии не позволяет разглядеть на ней какие-либо детали, указывающие на машину времени. Хотя роман «Счет по головам» просто заставляет читателей  заподозрить, что у автора такая машина есть. Как нарисовать такие картины будущего, не будучи их очевидцем?  

Многие произведения, относимые к фантастике, следовало бы отмечать как фантастику номинальную.

Рассказываемые в них истории лишь волей авторов отнесены в будущее, альтернативное прошлое или к звездам. При том, что сам сюжет, пусть даже и незаурядный, мог бы развиваться в иных, а то и в любых, декорациях, и выбор фантастических – результат стремления к внешней эффектности и расширению читательской аудитории. Авторы таких произведений используют не столько инструментарий, сколько глоссарий, наработанный жанром.

Эта мимикрия имеет давние корни. Еще в пятидесятых годах прошлого века журнал Galaxy,  редактируемый Горацио Голдом, писал о «настоящей» и ненастоящей» фантастике, демонстрируя как последняя создается из вестернов путем замены ковбоев на инопланетян, револьверов на бластеры и стука копыт на шум дюз (хотя давно известно, что дареной ракете в дюзы не смотрят).  

Как бы ни утверждали обратное, для фантастики фон («меблировка» по пренебрежительному выражению Джорджа Мартина), на котором развивается история, весьма важен — тем более, когда речь идет о будущем. И следовать за устоявшимися представлениями недостаточно. Создание оригинальных образов будущего является вызовом для каждого автора настоящей фантастики.  

Полотно, представленное Дэвидом Марусеком в «Счете по головам», впечатляет и яркостью красок, и самобытностью узоров, и детальностью проработки, делая будущее полноправным участником повествования.      

В основе мира, описанного Марусеком, лежит рассказ «Мы обезумели от счастья», написанный им еще 1995-м году и ставший первой частью романа, который появился на свет лишь спустя десять лет. Автор вообще не плодовит по сегодняшним меркам: в его библиографии два романа и с десяток рассказов, объединенных в коллекционный сборник «Getting to know you» («Близкое знакомство»). Среди этих рассказов и «Свадебный альбом», знакомый стародавним читателям «Если» и отмеченный премией Теодора Старджона.

Уже в «Свадебном альбоме» проявились характерные авторские черты: изобретательность и детальность отображаемого будущего и склонность к демонстрации этого самого будущего через призму семьи и родственных связей.

Каким же оказывается мир «Счета по головам»?

В первую очередь, почти не узнаваемым. Действие большей части книги происходит в 2134 году, когда трансформировались почти все знакомые читателю институты: семья, общество, корпорации, планета и сам человек. Пост-человеческое будущее, описываемое Марусеком, избежало технологической сингулярности по Винджу, и рядится в одежды, имеющие биотехнологическую подкладку.

Клонированные работники, искусственные интеллекты-ментары, работающие на нейрохимической пасте и нанопроцессоры в человеческих клетках, технологии искусственного генноинженерного деторождения и практического бессмертия, сделавшие смерть по выражению одного из героев книги лишь «отсутствием времени и диапазона». Все это представляет мир грядущего весьма интересным и очень привлекательным местом.

Если не знать и о другой стороне этого мира, в котором существуют микроскопические бомбы и вирусные атаки, контроль генетической целостности и процедуры «прижигания» и защитные купола над мегаполисами, воздвигнутые после Агрессии.

Красочный и щедрый на подробности мир делает читателей не гостями описываемого мира, а очевидцами происходящих событий и едва не отвлекает их внимание от рассказываемой в книги истории.

Отправной точкой для развития сюжетной интриги служит судьба бизнес-империи могущественных Старков, а значит и О-кораблей проекта «Земля-сад», готовых перевести поселенцев с Земли в другие миры. После гибели в катастрофе основательницы корпорации Элинор Старк и последующей «корректировки рынка» решающее право голоса остается за ее дочерью Эллен, выжившей — в виде головы, отделенной от тела шлемом-криостатом. Такова система аварийного спасения, и следует признать за Марусеком наличие черного юмора особого свойства.

Происходящее вовлекает в свою орбиту разные группы лиц, что позволяет автору отобразить социальную структуру общества будущего, экстраполируя современные тенденции.

Сподвижники и таинственные враги Старков относятся к классу могущественных аффов, обладающих богатством, властью и сопутствующими привилегиями. Роль обслуживающего персонала и неквалифицированных работников отошла к клонам, к которым относится расс Фред Лонденстейн и его жена — евангелина. Клоны исполняют обязанности согласно своим генетическим особенностям. Так рассы выполняют обязанности охранников и телохранителей, что неудивительно ведь они клонированы из клеток Томаса Э. Расса, погибшего при исполнении служебных обязанностей телохранителя президента Объединенных Демократий.

Представители среднего класса, переживающего непростые времена, объединены в семейные фракции — чартеры. Автор описывает борьбу за выживание одного из таких семейств — чартера Кодьяков: Богдана, искусственно остановившего свое физиологического развитие в тринадцатилетнем возрасте, омолодившей себя до маленькой девочки Китти и старого Самсона — бывшего мужа Элинор Старк.  

Роман открывает Марусека как щедрого на выдумки фантазера, способного (что отличает произведение, например, от рибофанковских фантазий Пола ди Филиппо) создать из своих идей детально проработанный, внутренне непротиворечивый мир и представить его читателю через увлекательную историю. Критик будет удивлен, если писатель еще не попал в поле зрения одной из тех организаций, что занимаются прикладной футурологией. В числе возможных недостатков книги можно назвать уже упомянутое отступление сюжета на второй план повествования и стремительный финал, искусственным водоворотом затягивающий едва ли не всех персонажей романа.  Однако достоинств произведения это не умаляет.

Роман, названный американскими критиками революционным, не делает для читателя снисхождений в виде сопутствующих разъяснений или отстраненного взгляда. Вспомним, к примеру, футурологический роман Винджа «Конец радуг», в котором мы видим будущее глазами чужого в нем поэта Роберта Гу.

«Счет по головам», напротив, полностью погружает читателя в будущее. Тропинки, связывающие его с современным нам миром, оставлены, но не подсвечены автором. Это делает чтение и восприятие текста непростой работой, требующей усилий.

А вот действие второго романа Марусека разворачивается в уже знакомом читателю мире и связано с  развитием сюжетных линий «Счета по головам», в частности О-кораблей и их обитателей. В интервью Марусек говорил, что у него есть идеи и для третьей книги, но прежде он хочет написать книгу о совсем ином мире с другими персонажами и темами.

Что ж, читателю остается только гадать, каким будет этот дивный мир, и ждать его книжного воплощения.


Статья написана 3 декабря 2010 г. 12:05
Размещена также в авторской колонке alexsei111

Олег Дивов "Симбионты".

Чуть больше недели назад на полках книжных магазинов появился новый роман Олега Дивова «Симбионты». Узнав о конкурсе, который проводиться «Лабораторией фантастики» и издательством «ЭКСМО» я в срочном порядке приобрел и прочел новый роман автора.

Олег верен себе с первых же страниц мы узнаем стиль автора, его специфичный «мужицкий юмор» (хотя в данном случае он скорее пацанский) , но этим достоинства романа и исчерпываются, хотя любой МТА отдал бы левую руку(или в 10% случаев правую)за то чтобы научиться писать как Дивов.

Если читать поверхностно, то недостатки романа можно и не заметить, но если включить логическое мышление и вспомнить лучшие образцы жанра, то сразу появляется сильнейшее недоумение.

Но давайте разберемся по порядку итак:

Претензия первая: временная, и техническая.

Действие романа разворачивается  вокруг нанотехнологического института примерно через 20-30 лет от дня сегодняшнего.. Нам прозрачно намекают, что были изобретены простейшие фабрикаторы, они же матсборщики и лет 10 назад запрещены международной конвенцией во избежание беспорядков, которые могут возникнуть вследствие перепроизводства.

Так вот этим фабрикатором ,  да мобильным телефоном технические новшества у Дивова и ограничены. В городке где происходит действие панельные многоэтажки , дырявый асфальт ,и кабельный Интернет. Но если учесть что наука развивается в геометрической прогрессии такого просто не может быть. Мне приходят на ум романы Марусека и Стивенсона где при наличие того же фабрикатора сюжет был наполнен техническими новшествами и социальными преобразованиями.

Претензия вторая: научная.

Весь сюжет романа вращается вокруг нанотехнического института и изобретения им нанороботов, которые вводиться в организм человека, и производят мониторинг его здоровья для последующего излечения.

Так вот вся вторая треть романа состоит из бесконечных производственных разговоров о изобретении нанороботов, которые позволят русскому человеку жить счастливо во благо нации и нехорошего человека Михалборисыча директора института с президентскими амбициями.

Так вот ученые у Дивова разговаривают нарочисто просто. Они не сыпят специальными терминами, для которых нужны сноски внизу страницы и их словарных запас больше подходит грузчику или охраннику ЧОПА.

То есть автор сознательно упростил научную терминологию, а если быть совсем точным не вводил ее вовсе. Серии ботов названы цифрами, для них программист пишет задачу и просто внедряет ее в «железо». «Повысить количество эндорфинов в крови» или «Вылечить от рака». В общем, сразу видно, что автор биологических институтов не кончал и практически не читал специальной литературы. Кроме слов «репликант» и «ассемблер» зауми в среде гениальных ученых замечено не было.

Претензия третья: аудиторная.

Дивов позиционирует свой новый роман как научную фантастику для подростков.С научной стороной вопроса мы уже разобрались, теперь давайте разберемся является ли роман фантастикой для подростков.

Да в романе действует четверка подростков, которая  пытается вывести на чистую воду нашу «редиску» Михалборисыча да главный герой Леха Васильев не плохо прописан (девочки у автора получились хуже. Особенно Даша),  но автор несколько раз достаточно грубо для «подросткового романа»  акцентирует внимание на сексе.

Согласитесь термины «вдул» или «распластал на столе» написанные по поводу пятнадцатилетней  героини Маши Кузнецовой в детской литературе выглядят несколько неуместно. Насколько я помню ни Булычев, не Лукьяненко такого себе не позволяли.

Что получилось в итоге???

В итоге получилась «одноразовая книжка» в которой нет не провокационной идеи «Выбраковки», не глубокого гуманизма «Ночного смотрящего»,не армейской бесшабашности «Оружие возмездия».

Для искушенного читателя книга слишком проста, для двенадцатилетнего она слишком груба, да и большинство персонажей выглядят несколько картонно и выполняют функцию. Особенно это касается безликих ученых.

Как я писал в начале кроме стиля и юмора Дивова , да пожалуй пары сентенций про современную Россию в книге нет абсолютно НИЧЕГО.

Разве только красивый финал. Хотя и антинаучный.

Моя оценка 7 из 10.


Статья написана 2 декабря 2010 г. 00:40
Размещена также в авторской колонке Petro Gulak

Прежде всего скажу, что книга хорошая, "потому что потом мне будет очень трудно к этому вернуться".

Уэллс у Чертанова, точно Иисус у Ивана Бездомного, "получился ну совершенно как живой, хотя и не привлекающий к себе персонаж"; а впрочем, и привлекающий тоже. Автор, по собственным словам, так и не смог понять, как относится к своему герою и, бывало, в течение одного дня испытывал к нему: а) ненависть; б) жалость; в) восхищение; г) раздражение; д) полное и абсолютное непонимание". Это ощущение Чертанов передает читателю, то есть персонаж получился действительно живым.

Конкретных претензий немного: я не настолько в материале, чтобы замечать какие-то фактические ошибки, кроме самых тривиальных (Орсон Уэллс — не однофамилец Герберта Уэллса, а его омофон). Претензия, собственно, одна: то, как и о чем написана книга. В ней есть Уэллс — журналист, беллетрист, мыслитель, оратор, утопист, путешественник и пр., и пр., нет только Уэллса-писателя, несмотря на то, что едва ли не все романы и повести более-менее освещены (что особенно важно, когда те не переведены). Нет совсем. Чертанов, естественно, ссылается на книгу Кагарлицкого "Вглядываясь в грядущее", но добавляет: она написана "с филологическим уклоном" и "автор уделял внимание лишь тем работам Уэллса и аспектам его жизни, которые счел заслуживающими внимания". Второе, конечно, верно (1930-40-е годы Кагарлицкий пробежал скороговоркой), а первое замечание как нельзя лучше говорит о цели Чертанова — написать биографию и только биографию.

Однако, как бы ни был интересен Уэллс-человек, но важны-то "Машина времени" и всё, что за ней последовало. Между тем, у Чертанова полностью отсутствует контекст — жанровый, временной, эстетический — всё то, что блестяще изложено у Кагарлицкого; когда же автор новой книги пытается сравнивать Уэллса с кем бы то ни было (Честертоном, Хаксли, Стругацкими, Лемом, да хоть и Чернышевским), выглядит это по меньшей мере наивно и уж во всяком случае неадекватно текстам. Словом, как биография замечательного человека книга Чертанова, безусловно, выигрывает; но как книга о человеке, который заслуживает биографии через 64 года после смерти, — проигрывает старой работе Кагарлицкого по слишком многим статьям.


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 216  217  218  219 [220] 221  222  223  224 ... 232  233  234




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 691

⇑ Наверх