Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma



Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 226  227  228

Статья написана 3 ноября 20:26

В "Расколотом Мире" автор погрузил читателей в историю противоборства двух враждующих сторон. Однажды сущности, доселе дремлющие где-то в глубинах, пробудились и возглавили каждую и из этих сторон. Но, им нужны вместилища, не человеческие тела, а какие-то материальные предметы. Так появились Линия и Стволы. Линия олицетворяет собой культ промышленности, воплощённую урбанизацию, способную добраться даже в самые далекие уголки планеты. Возглавляют её Локомотивы — огромные поезда, в каждом из которых заключен демон. Стволы же, в противовес Линии, представляют собой более хаотичную систему, ведь демоны нашли себе пристанище в оружии и посредством своих чар могут управлять носителями, которые зачастую являются бандитами и проходимцами. За хорошую службу они награждают носителя нечеловеческой скоростью, долголетием и другими способностями, выходящими за рамки привычных человеческих, но и наказание, в случае неповиновения, не заставит себя долго ждать.

"Историю я знаю не слишком хорошо, но мне известно, что было время, когда никто из них еще не пришел в этот мир, чтобы нас терзать. Было время, когда ствол был просто стволом, а люди строили Локомотивы, чтобы те служили им, а не наоборот. Не знаю, была ли тогда война или нет — наверное, была, но дела обстояли лучше. Я слышал, что на земле есть духи, только и ждущие, чтобы принять нужную форму, и что так на свет и появились Стволы и Линия. Я слышал, что мы сами их сотворили, что нечто в этих предметах отозвалось в нас и наших кошмарах и наваждениях, и мир изменился из-за нас".

В первой книге мы наблюдали историю с трех ракурсов — Кридмура, агента Стволов; Лоури, максимально преданного Линии и Лив, до определённого момента находящейся где-то посредине, в качестве нейтрального персонажа. Во второй же части перед нами предстает хроника жизни Гарри Рэнсома — гениального изобретателя или проходимца, человека ложной скромности и создателя знаменитого Процесса Рэнсома, некоего светового феномена, секрет которого будет раскрываться постепенно. Гарри очень амбициозен, язык у него подвешен, а врожденная способность попадать в передряги граничит с удивительной способностью достаточно удачно из этих передряг выбираться. Он мечтает создать Рэнсом-Сити — город-утопию, где каждому найдётся своё место, кроме Линии и Стволов, естественно, где не будет неравенства и жестокости, а теплый свет Процесса Рэнсома будет освещать улицы и дома. Суждено ли сбыться этой мечте мы узнаем позже, а пока автор описывает события, которые предшествовали тому, как в конечном итоге все вышло.

История подаётся в форме дневника, который попал к некоему Элмеру Мерриалу Карсону — писателю и редактору. Поначалу мистер Карсон отнёсся скептически к рукописи, но впоследствии настолько увлёкся достаточно противоречивой личностью гениального изобретателя, что желание собрать воедино историю мистера Рэнсома стало для него своего рода делом жизни. Поскольку это написано в форме дневника, то и сама структура подачи текста достаточно фрагментарная. Основная история часто разбавляется небольшими флэшбеками из прошлого Рэнсома, в основном из его детства. Но автор очень точен в деталях и во время чтения путаницы не возникает. Гарри путешествует по стране, пытаясь популяризировать Процесс, мягкий и теплый свет которого должен стать полноценным конкурентом и заменителем холодному и безжизненному свету Линии, который уже распространился по миру, освещая города и опустошая карманы его жителей. Но представления Процесса часто выглядят, как цирковые шоу в различных деревнях и городках, а иногда даже выходят из-под контроля.

Вообще, личность главного героя получилась достаточно противоречивой. У него было тяжелое детство, но амбициозность и даровитость позволили выбиться в люди. Он сам себе на уме и не проявляет должного сострадания в моментах, когда это было бы уместно. Но, за таким героем и наблюдать интереснее, а попытки понять — гений он или проходимец, делают чтение ещё более увлекательным. Постоянные путешествия и смена локаций не позволяют заскучать, и в процессе этого квеста автор рассказывает нам еще больше о мироустройстве, которое уже в первом романе выглядело чертовски притягательным. И всё это приправлено неким духом авантюризма, присущим больше вестерну, чем истории в жанре фэнтези. Но, наряду с некоей шутливостью и авантюризмом, автор не сглаживает жестокие моменты. Если кому-то суждено умереть внезапно и кроваво, будь то второстепенный персонаж или ключевой, то он умрёт именно так — внезапно и кроваво.

Все события, происходящие в романе, пропускаются через восприятие главного героя, поскольку он — центральная фигура повествования. Это одновременно и плюс, и минус, потому что Лив и Кридмуру, которые были центральными персонажами первого романа, уделено преступно мало времени. Пару раз они пересекались с главным героем непосредственно, а остальные события, имеющие ключевое значение для противоборства Линии и Стволов, остались за кадром, и только отголоски дошли до нашего главного героя. Роману не хватает второй, пусть и небольшой, сюжетной линии, которая рассказывала бы о путешествиях Лив и Кридмура, с последующим раскрытием Тайны Генерала Энвера, которая была центральной загадкой "Расколотого Мира", способной положить конец этой войне.

Если копнуть поглубже, то это хроника жизни человека, привлекшего излишнее внимание к своей персоне. Человека, которого взяла в оборот система, чья персона стала своего рода культом. Феликс Гилман показывает, насколько сильно общество способно превозносить или ненавидеть отдельные личности, приписывая им ложные достоинства и заслуги. Как этот культ личности может сподвигнуть людей на самые разные поступки — от паломничества до покушения на убийство. Как масса, объединённая общей целью, становится опасной и неуправляемой. Всё это имеет место быть в наших реалиях, только облачено в более утрированную и фантасмагоричную форму.

Сами Линия и Стволы — это аллюзии на наши реалии. Символ урбанизации и прогресса, способного подмять под себя привычный, извечный порядок вещей, неприкосновенность природы, олицетворением которой являются холмовики — существа, появившиеся задолго до человека. А Стволы — это оружие, способное ломать жизни и истреблять целые народы. Символ могущества и жестокости, излишней жесткости, которая присуща людям.

Итог: на выходе получился роман, развивающий вселенную Полумира, но показывающий историю с другого ракурса. Говорят, что это своего рода фишка автора — писать циклы косвенно связанных между собой романов, обрывая историю на полуслове. Как к этому относиться, каждый решит для себя сам, но мне понравилось, пусть и не хватило "экранного" времени для уже полюбившихся Лив и Кридмура. Это история человека, оставившего свой след в истории и искренне верящего в создание города-утопии — Рэнсом-Сити, где каждому найдется свое место, а дома и улицы будут освещаться тёплым светом Процесса Рэнсома. А получилось у него или нет, вы узнаете, прочтя этот роман...

P.S. К слову, перевод второго романа завершён, выход на русском языке намечен на конец этого года.


Статья написана 30 октября 21:09
Размещена также в авторской колонке beskarss78

Отличная форма и посредственное содержание

Добротно сбитый и выстроенный текст, с фактурными деталями и яркими персонажами. Не слишком большой.

По сути — мысленный эксперимент. А что если Зона проявится в Астраханской области, на ракетном полигоне, да еще в пиковые годы распада Союза.

Как будет реагировать государство на последних остатках советскости и на первых подергиваниях "новой России". При пустой казне, почти никаких управленческих ресурсах и практически полном равнодушии к людям.

Как поведут себя эвакуированные, а потом возвращенные. Возмущение, отчаяние, подобие бунтов, становление своего отдельного социума.

И социум этот вырос вокруг Зоны, от неё живет, и позволяет завозить довольно много всякого барахла.

Есть рискованные походы не-сталкеров, не-проводников (понты в том, чтобы не воспринимать подобные слова), есть гибель и пропажа без вести многих людей. Сорванные нервы и отъехавшие крыши. Добротные ужасы (обложка книги как бы намекает) и пригоршня баек.

.

Но эта рамка — уже практически канон. Что игрушка, что серия книг — отточили эту схему до бритвенной остроты. Да, ужас поначалу, а потом как-то приспособились, деньги начали зарабатывать, хоть странностей всё больше.

Собственно, автор уже отдавал дань этому суб-жанру "Очень мужской работой".

Что оригинального в книге кроме не-сталкеров?

Автор подробно восстанавливает десятки названий и жаргонизмов, которые могли возникнуть именно тогда, в эпоху между кооперативным бумом и расстрелом Белого Дома. Надо вспомнить про фильм "Через тернии к звёздам", чтобы понять — откуда взялось прозвище карлика — Туранчокс. А про Тириона Ланнистера местная общественность была не в курсе.

Даже через двадцать лет после Перестройки кто-то уверен, что народ растлили именно через видеосалоны — и это сожаление тоже есть в тексте.

Попытка начальства опереться на попов просто потому, что нет психологов — как раз из тех лет.

Ощущение, что ситуация не свалилась в полный кошмар лишь благодаря двум-трем относительно порядочным людям — и то, им ведь удалось просто притормозить падение.

Намек на расхождения братьев Стругацких во взглядах на государство.

И даже "финские домики" — один из потребительских образов 80-х.

Как сериал "На темной стороне Луны" — козыряет воскрешением "застоя", как "Жмурки" — вываливают на зрителя спутанные кишки 90-х, так и здесь — на суд и рассмотрение подана эпоха. Пусть она отражается в кривом зеркале.

.

Третьим слоем идут авторские приемы подачи материала.

Неумелые летописи, тщательные протоколы, интервью, отстраненные рассуждения. Просто куски текста, будто взятые из очередного триллера.

При всём винегрете — выдержка стиля и темпоритма. Чтобы читатель не заскучал, его надо все время удивлять, но не до мельтешения перед глазами.

И какие-то детали читатель должен постоянно додумывать сам. В голове должны увязываться фамилии, обстоятельства смертей и времена года.

Отсюда — постоянные сдвижки фокала. Кто вам рассказывает? Очередной не-сталкер? Самозваный летописец? Некий всевидящий голос, который точно знает, сколько и каких людей есть на Земле? Или автор собственной персоной говорит о своих личных ощущения?

Щелкает тумблер — и как бы включается новая камера.

По этой же статье проходит трансформация персонажей. Вот умирающий от рака мозга пациент, а вот он моложе на двадцать лет — ему выпал жребий быть приличным человеком в мундире. Вот сверхсрочник — а вот уже опытнейший не-сталкер. Объем текста позволяет описать становление характеров лишь самыми скупыми штрихами.

.

Больше — ничего существенного.

Эпический вопрос: "Зачем автор всё это написал", — ответа никоим образом не получает.

Да, есть пара шуточек-намеков с фамилиями коллег-писателей.

Присутствует некая мораль — за всё хорошее и против всего плохого. Ею обильно пропитан хеппи-энд.

Есть общая настороженность к государству, которая не переходит в фобию — потому как среди начальства находятся приличные люди. С ними можно договориться.

И?

Фраза "Ну, жизнь такая", — уже столько раз работала фиговым листком для книг серии "Сталкер", что изрядно поистрепалась.

Это проблема всех свободных продолжений.

Что сотой книги про Саракш, что тысячной — про Зону. Что стотысячного английского детектива по мотивам Агаты Кристи.

Не догнать, но согреться — вот на что может рассчитывать читатель.

И этим тварь неизвестной природы сильно проигрывает лазарчуковскому "Аборигену" — там финальный ералаш был кодой, объяснением множества странностей и намеков. Пусть и настолько странным, что в нем приходилось отдельно разбираться.

Здесь — нет. Сюжет и мир не входят в резонанс.

В остальном — хорошая книга с точки зрения писательского ремесла. 7-8


Статья написана 30 октября 18:55
Размещена также в авторской колонке gleb_chichikov


Сост. С.Чекмаев, Г.Гусаков

Серия: Настоящая фантастика

Научная фантастика, Киберпанк

тираж 1800 экз.

368 страниц (офсет)

Тип обложки: 7БЦ

Формат: 130x200 мм

ISBN 978-5-904919-87-0

Обложка Макс Олин

Иллюстрации Макс Олин

ВАЛЕРИЙ Сабитов

ВЗЛОМАННОЕ БУДУЩЕЕ

(Попытка рецензии)

Наш, русскоязычный киберпанк!

В серии «Настоящая фантастика» (ведущий редактор Глеб Гусаков) вышел сборник фантастических рассказов. М.: Снежный Ком, 2017, сост. Сергей Чекмаев, Глеб Гусаков.

Не понимаю почему: даже не представляя содержания, я потянулся к этой книге. Название привлекло? Хороший крючок, но его одного мало, чтобы так зацепить. Таким образом, истинная причина остаётся за кадром осознаваемой реальности. Что означает: моё Я, которое мне недостаточно известно, живёт и неплохо действует. В отличие от меня во внешнем проявлении. Связь эта требует постоянства. Иначе текущий момент превратится в виртуальность, в полную бездушную иллюзию. Не хочется отсюда, из состояния незрелости, взламывать собственное будущее. И тем лишать его близости к Душе Мира.

Данный сборник оцениваю как прививку от предстоящих, неизвестных болезней личности и социума.

Всё! Проинтегрируем?

Общее – выходы в постреальность. В смешанный мир, действительность и иллюзию. Иллюзия поглощает человека как внешне, так и внутренне. И где теперь его «

Я»? Чтение для «продвинутых» в тему. А этот класс растёт числом. Но интеллектом – не в той же мере. Такие книги помогут поднять планку разумности. И наше формирующееся киберпространство, возможно, обретёт человечность.

Авторы – профи в избранной теме. Но они разные по многим критериям. Образовался многокрасочный спектр. Что прекрасно. Хорошо бы продолжить «Настоящую фантастику».




Статья написана 30 октября 10:15
Размещена также в рубрике «Материалы с конвентов и литературных встреч» и в авторской колонке vvladimirsky

Крусанов Павел. Железный пар. – АСТ, 2016; То же // Октябрь. – 2016. – № 5.

Номинировал Сергей Шикарев: Идея, довлеющая над одним из персонажей романа, совершенно фантастична по своей природе. Сторсменчелы – сторонники смены человечества – убеждены, что прежние люди (иначе говоря – мы) должны уступить место людям новой породы. Этим новолюдам предстоит спасти планету от губительного воздействия Homo sapiens и построить иную цивилизацию – получше нынешней.

«Железный пар», новый роман питерского прозаика Павла Крусанова, устроен нарочито проще иных его произведений – и по сюжету, и по стилю. Да и приметы другой реальности, описания которой некогда составили автору славу главного писателя русского магического реализма, на сей раз остаются в тени – как сущности подразумеваемые, но не обязательные.

Одна из сюжетных линий романа описывает мечтания о смене человечества книжника Руслана, перемежаемые экскурсами в ремесло книжной реставрации, вторая –  путешествие по Таджикистану его младшего брата.

Двоятся не только персонажи и повествование, но и сама книга, который предстает перед читателем интригующей смесью трактата и тревелога. И вот что любопытно, освобожденный  от диктата лихого сюжета и необходимости читателя развлекать, роман напоминает о том, что неотъемлемой частью хорошей фантастики является размышление.

И «Железный пар» – роман размышляющий. О современном обществе и цивилизационных различиях, об имперских инстинктах и о «солнечных русских» – странствующих с надеждой, возвращающихся с благодарностью.

Что же до исхода дела сторсменчелов, то он остаётся неясен. Финал открыт; и человечеству, быть может, повезёт.


ОТЗЫВЫ ЖЮРИ


Андрей Василевский:

цитата

Крусанов, конечно, мастер. Реставрация старинных книг, путешествие в Таджикистан — об этом просто здорово. Но… сюжетная связка (история двух братьев), склеивающая реставрацию старинных книг и путешествие в Таджикистан, сама по себе не захватывает. Сверхценные идеи (термин, наверно, неточный, я не специалист) больного Грошева меня мало впечатляют. Чем закончится его платоническая любовь к незнакомке в окне — слишком предсказуемо. Эпилог — в кабинете «гаранта конституции» — как будто из другой книги гораздо более слабого сочинителя.


Валерий Иванченко:

цитата

Повесть Крусанова рассказывает о сложных отношениях двух братьев. Один имеет историческое образование и прозябает на зарплату продавца букинистического магазина. Другой из-за травмы головы образования не получил, но освоил хорошо оплачиваемое ремесло реставратора и переплётчика книг. Оба брата в разной степени блаженны. Букинист грезит о «солнечном русском», переплётчик написал трактат о переустройстве человечества и необходимости его замены усовершенствованными людьми. Трактат он рассылает сильным мира сего, но тот почему-то не действует, и вскоре приходит понимание, почему. Чтобы книга была прочтена и возымела своё действие, в переплёт её следует добавить особые вещества из горящих угольных копей в горах Средней Азии. Поэтому брат-букинист снаряжён в экспедицию и отправляется, присоединившись к друзьям из Новосибирска, в предгорья Тянь-Шаня. Записки туриста составляют половину «Железного пара». Другая половина – дневник брата-домоседа, перемежаемый фрагментами старинных руководств переплётного дела. Пишет Крусанов как всегда отлично, временами белым стихом. Читать в его исполнении можно даже переложения служебных инструкций.

Больше сказать о «Железном паре» почти что и нечего (к фантастике там относится лишь коротенький эпилог). Важно только отметить, что фамилия братьев – Грошевы, и её стоит запомнить. Такую же фамилию носит главный герой другого номинированного в этом году произведения, куда более интересного, чем прекрасная повесть Крусанова, но имеющего с ней перекличку не только однофамильцами.


Константин Фрумкин:

цитата

Очень странный роман. Написанный странным стилем — то наивно-лаконичном, то пародийно-патетическим, с попытками ритмизиции. Это почти верлибр. Кажется еще немного — и роман превратится в написанную белым стихом поэму. При этом он наполовину состоит из не имеющих прямого отношения к сюжету, хотя и небезынтересных вставок: тут и заметки о путешествии по Таджикистану, и секреты переплетного мастерства, и даже цитаты из ученых книг. И при этом роман политически ангажирован. Этакая мифопоэтическая производная от отечественной публицистики. Крусанов — не сторонник и не противник империи, он эстетически привержен имперскости как красивому стихийному бедствию. В общем, при всей своей политической актуальности, этот роман — просто красивая словесная игра, стилизация.

И еще какая игра!

Бывают странные сближения. В 1930-х годах Борис Пильняк создает роман «Двойники», большая часть текста которого — не имеющие прямого отношения к сюжету и написанные еще до романа очерки о Таджикистане. Главные герои романа — братья-близнецы. У Крусанова — тоже половина романа — очерки о Таджикистане, и главные герои — близнецы. Зная склонность Крусанова к литературным реминисценциям, можно предположить, что это сходство не случайно.


Галина Юзефович:

цитата

Муторная, тягучая и тяжеловесная история двух братьев – книжника и странника. Похоже, автор никак не мог решить, что же он пишет – философский трактат, травелог или все же настоящий роман в духе «Элементарных частиц» Мишеля Уэльбека, и в результате замер где-то на равном удалении от всех трех точек, то есть буквально in the middle of nowhere. Таджикские сцены местами очень хороши, но все же определенно это не та книга, которую станешь читать для удовольствия или, допустим, советовать друзьям.


Отзывы на другие произведения, номинированные на "Новые горизонты" см. на официальном сайте премии.


Статья написана 28 октября 15:57
Размещена также в авторской колонке atgrin

На обложке книги выведено «Чужой: Легендарное коллекционное издание» — и это самодеятельность русских переводчиков, на английском название звучит менее претенциозно и более точно – Alien the Archive: The Ultimate Guide to the Classic Movies, что-то наподобие «Архив "Чужого": Полный путеводитель по классическим фильмам».

Книга посвящена классической кинотетралогии франшизы «Чужой», и действительно является наиболее полным рассказом о том, как создавалась эта вселенная. Её появления на русском языке ждали три года (впервые альбом был издан компанией Titan Books в 2014-м), дождались. За это спасибо «Эксмо», а дальше разберём подробнее, что это за фолиантище такой.

Книга большая и, внимание — тяжёлая, весит более двух килограмм. 320 страниц, формат 70х100/8 (ширина – 24,5 см, высота – 34 см), бумага белая, плотная, печать качественная, книгу приятно держать в руке и разглядывать – снимки и иллюстрации чёткие, не говоря уже о том, что уникальные. Но вот читать текст приятно гораздо меньше – с переводами у издательства частенько большая беда, не обошлось без этого и в данном случае.

Перевод – это единственный, но существенный, недостаток книги. Достаточно косноязычный для того, чтобы это заметить и почувствовать некоторое разочарование, временами он ещё может блеснуть и такими жемчужинами: «запечатлённые (вместо пленённые) экипажем "Бетти"», «Фильм не был сложен с точки зрения дизайна. С точки зрения фотографии (вместо операторской работы) он был намного сложнее», «наша цель как дизайнеров всегда быть верными оригинальному искусству (вместо оригинальных работ)» и так далее, разбросано по тексту много подобного. Можно было бы и ещё годик подождать, чтобы смогли перевести нормально, если и не литературным, то хотя бы просто нормальным языком. Жаль не случилось. Хотя, возможно, что и сам оригинал не страдал стилистическим изяществом, потому что главное здесь, без сомнения, визуальные материалы.

Множество эскизов (от униформы до ксеноморфов, от интерьеров космических кораблей и строений до пейзажей планет, от эмблем до набросков оружия и различных не вошедших в фильмы предметов), раскадровки, фотографии со съёмок, рекламные плакаты – всего этого много и хватит на небольшую энциклопедию, чем, по сути и является это издание. Особенно значимым персонажам, событиям и явлениям каждого фильма посвящены небольшие статьи. О создании каждой части франшизы – от написания сценария до процесса сьёмок – в начале соответствующего раздела (которых всего, понятно, четыре штуки) повествует обширная статья.

Ещё о каждом фильме рассказывает «главная по чужим» Сигурни Уивер, бессменная Рипли, прошедшая через всю тетралогию, и ставшая, наряду с самим чудовищем, символом этой франшизы. Чем заинтересовали её режиссёры (Скотт, Камерон, Финчер, Жене), как менялся образ её героини от фильма к фильму, какой смысл она пыталась передать зрителю своей игрой.

Ярые поклонники вселенной Чужого, уверен, знают, что «Ностромо» изначально планировалось назвать «Снарк», а позже «Левиафан», но я вот не знал. Как не знал и о том, что действие третьего фильма планировалось изначально на искусственной планете, целиком сделанной из дерева. Не случилось, а было бы интересно взглянуть. А ещё, оказывается, в первом «Чужом» должна была быть интимная сцена между Рипли и капитаном «Ностромо», знание это объяснило, почему так яростно, совершенно не соблюдая субординацию, спорили эти двое о приоритетном положении андроида Эша.

В общем, книга была бы просто отличной, если бы её не портил перевод. А так — неплохой альбом с иллюстрациями, который всем поклонниками вселенной Чужих – обязательно иметь в библиотеке.


Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 226  227  228




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 683

⇑ Наверх