Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma



Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9 ... 221  222  223

Статья написана 28 августа 09:38
Размещена также в рубрике «Материалы с конвентов и литературных встреч» и в авторской колонке vvladimirsky

Завершился пятый сезон "Новых горизонтов", сам Джордж Мартин вручил премию Эдуарду Веркину за роман "ЧЯП". Настало время собрать на "ФантЛабе" отзывы профессионального жюри на книги, номинированные в этом году на премию за самую нонконформистскую, "неформатную" фантастику России.

Шведов Алексей. Кризис на Ариадне-5 // Шведов. А. Кризис на Ариадне-5. — Липецк, Крот, 2016.


Номинировал Сергей Соболев:

цитата

«Богатство российской фантастики Сибирью прирастать будет», сказал бы Михайло Васильевич Ломоносов.

Киберпанк Алексея Шведова — живой как тайга. Такое ощущение, что Алексей живёт в далёком космическом XXII веке и записывает истории из окружающей его действительности.


ОТЗЫВЫ ЖЮРИ


Андрей Василевский:

цитата

Много персонажей, толкотня и суетня. Автор, кажется, не очень понимает, какую именно историю он нам рассказывает. Я тоже не понял. Если попытаться выделить, извините, «проблематику», то она — психологическая несовместимость, психологическое насилие, психологические манипуляции — не требует таких жанровых декораций. Некоторые забавные мелочи не окупают время, потраченное на чтение.


Валерий Иванченко:

цитата

Задорное любительское сочинение, проникнутое уверенностью, что писать — это очень и очень просто. Достаточно вспомнить несколько понравившихся книг и придумать нечто похожее, изложив как бог на душу положил — бодро, раскованно, ничтоже сумняшесе,  с шутками-прибаутками, молодецким посвистом и коленцами. В лучшем случае, могла получиться ухарская пародия на Шекли и Лема или, скажем, издевательское подражание их подражателям. Увы, никакая пародия не может быть такой нудной. Возможно, автора вели самые лучшие побуждения, но он сам не понял, что у него вышло в итоге.

Он, наверное, давал почитать своё произведение друзьям и знакомым, и многие сказали, что им понравилось. «Да ты прям настоящий писатель!» — говорили они и, конечно же, льстили. Ну да, ради забавного сюжета и шуток, даже дурацких, можно закрыть глаза на неумелость и безграмотность текста. Но здесь и с сюжетом всё очень плохо. Пусть он будет сатирическим, абсурдным, пародийным, глупым, наивным, но он должен хоть как-то развиваться, какие-то события должны происходить, чтобы мы могли за ними следить. В «Кризисе на Ариадне» не происходит ничего. Чуть ли не вся повесть состоит из того, что обычно считается экспозицией: нам объясняют, как завхоз отдалённой колонии из-за своего дурного характера отказался выдавать со склада продукты. Но что-то ведь автор рассказывает? — спросит кто-нибудь недоверчивый. Да, что-то рассказывает, бог знает зачем. Зачем две женщины болтают часами, так ничего нового не узнав и не высказав — с писательством Шведова загадка того же сорта. На многих страницах он излагает трудную судьбу захоза-самоуправца и подробности биографий ущемлённых им колонистов, расписывает их страдания из-за отсутствия человеческой пищи, посвящает нас в их увлечения и сексуальные пристрастия. Видимо, он так играет в писателя. Играть в его читателя далеко не столь увлекательно.

Некий сюжет восстанавливается уже после прочтения повести, и состоит он в том, что замкнутый коллектив придумывает себе угрозу в виде бывшего заключённого, который в итоге оказывается единственным достойным человеком среди придурков.


Константин Мильчин:

цитата

Замысел автора написать плохой советский научно-фантастический роман, как если бы он писался сейчас, можно считать блестяще реализованным. Но не очень понятно, зачем автор поставил перед собой столь амбициозный замысел.


Константин Фрумкин:

цитата

Алексей Шведов пишет в шутливой манере, иногда даже при его чтении вспоминается интонация лучших юмористических произведений Станислава Лема, однако повесть Шведова посвящена очень тяжелой, болезненной теме, причем теме очень российской, постгулаговской — о лагерных (или  близких к лагерным) отношениях между блатными и интеллигентами, о том как люди унижают и унижаются,  как издеваются друг над другом, пытаются доминировать в небольшом коллективе, попутно ломая волю друг друга. Безусловно, все это достойно литературной рефлексии, любопытным примером которой в новейшей отечественной фантастике могут служить «Боги богов» Андрея Рубанова. Но, Рубанов вполне серьезно отнесся к своей роли литературного патопсихолога, в то время как Шведов попытался уместить опасный материал в формате юморески. И это несоответствие амбициозной темы и поверхностного письма производит очень неприятное впечатление. Как если бы отечественный юморист, из числа постоянных авторов программы «Аншлаг» решил вместо Голдинга написать «Повелителя мух». Удивляет, почему автор решил выбрать такой сюжет. Легко представить, что таким стилем, каким написан «Кризис», пишут что-то легкое, «Дневники Йона Тихого», может быть космооперу, или остросюжетный киберпанк, но Алексей Шведов взялся за сложную, и крайне неблагодарную, практически «бессюжетную» тему психологического кризиса в небольшом коллективе. Признаться, очень давно не встречал большего контраста между дарованием и предрасположенностями писателя и избранным им для изображения предметом. В некотором смысле именно это несоответствие и открывает «новые литературные горизонты» — но такие горизонты, которые хочется «развидеть». Ведь чтобы сказать что-то путное о причинах и движущих силах конфликта в отдаленной космической колонии, надо уметь изображать человеческую психологию, как-то описывать человека. Между тем, единственное, что у Шведова получается хорошо — это придумывать полупародийные технические реалии далекого будущего, вроде электронной совести на виске приговоренного преступника. Именно на это и обращает внимание номинатор Сергей Соболев. Но что касается людей — то тут вся «рефлексия» происходит на уровне разговоров в курилке, в которой злые и закомплексованные люди сплетничают о своих коллегах. «А эта-то! Стукачка, и у начальника отсасывает».  Алексею Шведову вообще нравится тема унижения. Ключевые фразы в его повести «Она получала удовольствие, унижая его» — «никогда его еще так не унижали». Технических новинок изображено много, но когда автор касается социальных реалий будущего, то, как и многие коллеги по цеху, не придумывает ничего, кроме рецидивов архаики, при этом обязательно таких, которые связаны с унижением достоинства: рабство, кастовость, сексуальная эксплуатация подданных, принудительное уплотнение. Возможно, автор хотел написать сатиру на человеческий род,  который морально устарел, так что на смену ему идут всякие искусственные интеллекты (коих в повести много).


Галина Юзефович:

цитата

Повесть как будто из альманаха «Уральский следопыт» за, скажем, 1984 год (визуальный, с позволения сказать, ряд намекает на то же). Автора переполняет, с одной стороны, детский восторг от только что прочитанной фантастической классики (Кларк, Каттнер, возможно, Азимов и почти наверняка Булычев), а с другой стороны, горячее и наивное желание сразу сделать «не хуже». В результате получается образцово беспомощный текст с хлипким сюжетом и нечетким месседжем, главным достоинством которого можно считать то обстоятельству, что самому автору явно было очень весело и интересно его сочинять.


Отзывы на другие произведения, номинированные на "Новые горизонты" см. на официальном сайте премии.


Статья написана 25 августа 10:00
Размещена также в рубрике «Хоррор, мистика и саспенс» и в авторской колонке Nexus

Благодаря роману Бентли Литтла "Университет" мы узнали о том, с какими опасностями иной раз сопряжено получение высшего образования в США.

Однако и предшествующие обучению в ВУЗе годы также могут оказаться для молодых людей далеко не простыми.

Именно об этом и рассказывает роман "Академия", а конкретно, о старшей школе имени Джона Тайлера, которая однажды обретает независимость от окружного управления образования, после чего в ее стенах начинают происходить различные странные и пугающие события.

Очень скоро среди учеников и преподавателей находится несколько человек, не желающих мириться со сложившейся ситуацией и стремящихся вернуть прежний порядок.

Причем, стремящихся не только на словах, но и на деле, что выгодно отличает "Академию" от "Университета", в котором герои только и делали, что обсуждали друг с другом план борьбы со злом, тем самым позволяя последнему укреплять свои позиции.

Кстати говоря, зло, захватившее школу, понравилось мне гораздо больше сущности, обитавшей в ВУЗе, поскольку оно имеет обоснованную природу, в то время как университет "прогнил" внезапно и практически сам по себе.

И даже традиционно простенький для произведений Бентли финал меня нисколько не смутил.

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

А что, всё логично.

Главный символ независимого учебного заведения и источник, подпитывающий творящуюся в нем чертовщину — его устав.

Если его уничтожить, то вслед за ним спадет и морок.

Конечно, можно посетовать на то, что в книге мало ужасов и что некоторые сюжетные моменты не были раскрыты в полной мере (например, богатой истории школы было уделено преступно мало внимания).

Но, на мой взгляд, все эти придирки не критичны.

Самое главное, что в "Академии" есть увлекательная история, живые персонажи и фирменный гротескный хоррор Литтла.

Пожалуй, этого вполне достаточно для приятного чтения.

Особенно если вам пришлись по душе роман "Университет" и фильм "Факультет" (The Faculty, 1998) Роберта Родригеса.

Оценка: 9/10.


Статья написана 22 августа 08:49
Размещена также в авторской колонке beskarss78

РЕФЛЕКСИИ АМЕРИКАНСКОГО ИНТЕЛЛИГЕНТА...

Бывают фантастические романы, которые в принципе невозможно отделить от политики. Разве что совсем наивный человек, для которого история последнего полувека совершенно неинтересна – может смотреть на текст, как на чисто шпионский триллер с элементами мистики.

И поначалу его всё устроит.

.

Завязка романа откровенно хороша. Есть неизвестный мир, ощутимо рельефный, живой. Есть героиня – умная, решительная, мотивированная. И есть большая тайна земель, где теперь не живут боги. Всё очень динамично – хотя царит атмосфера стимпанка, автор умеет вовремя дать картинку из прошлого, сменить рассказчика или ввести новую фигуру. Мир постоянно усложняется…

Но даже наивный читатель, прояви он чуточку внимания, к середине романа начнёт задавать вопросы.

Почему боги взялись будто ниоткуда, не имели своих прародителей, пращуров –  хотя бы вымышленных?

Когда фантасты используют реальную мифологию и добротные теоретические работы – Олди "Герой должен быть один" – в их текстах читаются системы и классификации. Между богами разных поколений тлеют разногласия, новичкам приходиться пробиваться наверх. А что делать с героями-людьми? Да и старые чудовища не дают покоя...

В «Городе лестниц» мы видим шестерку богов, а уровнем ниже — никого. Есть потомки богов, которые, однако же, никак не похожи на героев. Отчего они так легко проигрывают главную войну своей жизни? Почему совершенно не стремятся занять место отцов? И если старые боги истреблены – отчего не родились новые?

Внятных ответов не будет.

Несколько лучше обустроен низший уровень мистического: сохранились редкие фамильяры – монстры и оборотни. Довольно много волшебных предметов — проклятых или благословенных подарков людям. Но и с ними вопрос – отчего так мало используются они местными ворами и проходимцами?

Персонажи приходят к банальному выводу о происхождении богов из человеческой веры. Это «замечательно» – в мире, где боги зримо присутствовали, менялись сами и меняли жизнь целых стран, подобные гипотезы будут сродни изобретению велосипеда.

Героиню-оперативницу должен заботить целый букет проблем, которые давным-давно стали следствием фразы «боги питаются верой». Стихийные культы новых божков. Самозванцы и еретики всех оттенков, причем не всегда осознающих свои «заблуждения». Сверхъестественные делишки очередных «пророков», с паствой в несколько сотен душ.

Это провалы в логике построения мира. О них можно рассуждать ещё долго, но куда интереснее рассматривать причины нестыковок.

.

Легко читается комплекс вины, который для себя сконструировал социум американских университетов.

Если вы гуманный человек, представляете себе масштаб военных предприятий своего государства, но не считаете оправданной бомбежку очередной страны — у вас проблема. Когда-то всё можно было затушевать великим созиданием: на смену солдатне приходили чиновники, начинали Реконструкцию или составляли Маршалла. Но в последние десятилетия проигравшие страны отчего-то перестали становиться своими, их больше не превращают в цивилизованные области "первого мира".

Интеллигенция государства-гегемона ощущает покалывание совести...

Автор мастерски играет на этом чувстве:

— победа Сайпура в войне над бывшей метрополией обеспечена подлостью и матереубийством. Малопонятным фокусом, каким-то ружьем удалось буквально перебить старых богов. Столица противника не взята штурмом – она провалилась сама в себя. Жители наполовину вымерли от эпидемий, которые раньше сдерживали боги. Цивилизация верующих буквально схлопнулась, утратила смысл существования.

Получается метафора победы в Холодной войне – неожиданной, потрясающе легкой и густо замешанной на предательстве. Ради сходства с реальностью автор жертвует «полубогами»: стоило переломить не злую, но созидающую волю бога-строителя – рухнуло всё;

— как теперь живут побежденные? Когда-то это были «Святые земли», а теперь просто «материк». С тонким намёком на Евразию, которой противостоит торгово-промышленная «цивилизация моря». У жителей материка славянские имена. Один из падших богов требует носить паранджу. Победители заставляют забывать прошлое,  и любые знания о богах – преступны. На экономической доске с местными жителями тоже играют нечестно. Колония лишена новой цели развития. Есть остатки прошлых идей и пустота в сердцах;

— автор, не жалея светлых красок, рисует образ исследователя, который придавлен комплексом вины уж совершенно неприличных размеров. Ефрем Панъюй жаждет понять культуру побежденной  территории, буквально заболевает ею. Правдоискательство на фоне тотальной разрухи континента постепенно приводит к самоотрицанию. И вот его убивают;

— тяжелейший комплекс слабости имперско-прогрессисткой идентичности перед идентичностью этническо-религиозной.  Люди на побежденных территориях остро ощущают себя «не такими», у них своя правда, своя вера, пусть и растоптанная. У победителей — прогресс, расцвет изобретательства, позитивизм во всех его проявлениях. Сайпурцы снова и снова ищут моральных оправданий в своём прошлом, когда сами были периферией и вели «войну за независимость». Но она давно кончилась, а прогресс воспринимается жителями Сайпура как что-то само-собой разумеющееся. Ну, изобретаем, ну и что с того? Даже когда цивилизация делает свою работу, силою вещей меняя вкусы побежденных – представители «страны-гегемона» не понимают до конца, как же это происходит. Эти сомнения кристаллизуются в отношениях героини и её давешнего любовника. Встретились они ещё студентами, а теперь Воханнес Вотров богач, он практически олигарх на побежденной территории. Хотя принимает технику и желает стать магнатом в новой империи, но у героини полное ощущение, что на него невозможно повлиять доводами, манипуляциями – они равно умны, равно циничны, и взаимная страсть у них тоже вполне равновесная.

«Политической корректности – недостаточно». Вот та главная мысль, которую несёт роман.

.

Но что дальше? Как перейти от сожалений к действиям? Тут автор отступает на второй план, а проблемы за него начинает решать героиня.

Её образ – заточенный маркетинговый стилет, который должен поразить читателя в сердце:

– привычка к подобию кофе. Одна из мелких страстей, через которые можно отождествить себя с персонажем;

– она «синий чулок», зубрила, каких поискать. Патриотка, которая имеет всё меньше оснований для патриотизма – старые лозунги попросту опротивели ей. Но Шара готова стоически нести добро миру.  Без развития континента дела не сдвинутся, а на родине должен идти прогресс. В результате она становится представительницей как бы двух сторон;

– низкий поклон в сторону феминизма. Мало того, что протагонистка – личность незаурядная, её окружают не менее выдающиеся женщины. Начальница  по разведывательной линии, влиятельнейший политический деятель – тётушка Винья. Командир гарнизона, она же губернатор Мулагеш – опытнейший офицер и просто отличный боец. Героиня местного сопротивления Ирина Торская. Неграмотная уборщица, однако же искренняя в своих порывах и сомнениях. На фоне этого неявного матриархата мужчины могут быть или наивными ассистентами, вроде Питри, или молчаливыми вассалами-убийцами как Сигурд, или фанатичными врагами. Единственное живое исключение, её старый любовник  – он бисексуал;

– в бою торжествует если не философия, то уж точно – полевое религиоведение. Внимательность и контроль, помноженные на работу Шары в архивах и толику её сочувствия к местному населению.

Образ-мечта для барышень с высшим образованием и политическими амбициями. Икона для совестливых интеллигентов.

Потому чем ближе  к финалу, тем грубее выступают разнообразные нестыковки и штампы. Всё больше анахронизмов и не реализованных намёков.

.

Развязка — торжество морали над интригой. Буквально фейерверк правильных решений, которые помогают очистить душу и принести благо людям.

Если автор хотел написать книгу, соразмерную его таланту — надо было заранее выбрать жанр: политическая проповедь или мистический детектив. В итоге второй оказался лишним.


Статья написана 21 августа 17:59
Размещена также в авторской колонке Evil Writer

Маргарет Этвуд "Мадам Оракул"

Когда в первый раз входишь в сад слов Маргарет Этвуд, то теряешься. Изменчивость в её прозе – это скорее плавность и лёгкость текста, зато амплитуда сюжета редко сильно колеблется. Крупная проза Этвуд всё больше кажется закрытой подчинённой авторской системой, нежели хаосом и оригинальной энтропией в мире большой литературы.

Выхолощенные и почти сладковатые романы канадки – смотрятся отлично. Только одно «но»: больно они плавные, мягкие и текучие; выстроенные по принципу классического романа, внутри собственного микрокосма Этвуд. Плохо или хорошо – решать не мне. Но «Мадам Оракул» не обошли все классические минусы и плюсы произведений букеровской лауреатки.

Прежде всего, перед нами не magnum opus из разряда «Слепой убийца» (пожалуй, один из лучших романов Этвуд), но и не коммерческая поделка в стиле «Ведьмино отродье». И в коем-то веке надписи на русском издании не обманули: действительно самая жизнерадостная и светлая книга писательницы, притом довольно забавная и добрая. Только смешно не было. В остальном можно легко согласиться с высказываниями на задней обложке от Newsweek, Washington Post, Time. Книга лёгкая и вполне забавная, нет в ней этвудовских стандартных депрессивных настроений.

Сюжет больше всего похож на автобиографию: местами скучноватую, местами интересную, и даже как ни странно, достаточно правдивую. Но всё натуральность происходящего постепенно смещается. В роман проникает свет ирреального мистицизма, святое таинство расплывается во все стороны по страницам. Жизнь главной героини при этом приобретает новый оттенок. Как бы живой интерес сталкивается с неподатливой реальностью и происходит конфликт, из которого рождается новая ткань мира. И именно из неё – этой ткани – сплетается особый мир «Мадам Оракул».

«Мадам Оракул» – роман-синтез или даже симбиоз. В нём неустанно переплетается правда и вымысел, порождая новую, неизведанную реальность. Магический реализм приоткрывает двери в знакомый мир и со всей лёгкостью поражает всё, что нам известно. Новое полотно, или вернее – ткань, и есть миросозидание по Этвуд. Космос одного человека, который нам недоступен.

В чём же, прежде всего уникальность? В довольно чётком и увлекательном паззле. Понять кто такая главная героиня, можно только дочитав до конца и составив своё собственное мнение. Это всё классическая Этвуд, но уже вполне осознанно перешедшая от эмоциональности бытия к интеллектуально-мистическому восхищению и философским вопросом XX века о самоидентификации человека.

Забегая вперёд для читателя: не самый лучший вариант для знакомства с писательницей. Уж больно много магическо-интеллектуальных игр вокруг главной героини, и довольно добродушное настроение у всей книги.

Вердикт: вполне хороший, но не без провисов роман со своей индивидуально тёплой и мягкой атмосферой.


Статья написана 21 августа 12:18
Размещена также в рубрике «Хоррор, мистика и саспенс» и в авторской колонке imra

Борис в Зазеркалье, или Отражающий символ вечности

svet_moj_zerkalce

Ямщик, литератор пишущий «ужастики», аж никак не предполагал, что поездка с женой на встречу одноклассников закончится столь нетривиально. Практически в ключе книг жанра хоррор. И вскользь брошенная перед зеркалом фраза «Свет мой, зеркальце скажи» перевернет всю его судьбу.

Отныне в жизни Бориса Ямщика объявился его зловредный двойник, а самому писателю приходится осваивать самое настоящее Зазеркалье. И получится ли наследнику Кинга вернуть все на круги своя, неведомо никому в обоих мирах.

Генри Лайон Олди никогда не ограничивались каким-то одним поджанром Страны фантазии. Даже за крайние пяток лет в их активе появились давно ожидаемые мифологические древнегреческие зарисовки. Старое доброе фентези. Парочка визитов в Ойкумену. И даже вариации на тему Времени и якутского (!) эпоса.

И вот новый эксперимент от харьковского дуэта. Эксперимент с элементами хоррора.

Чем интересна стилистика ужаса и саспенса? Отнюдь не «пугательными» моментами, будоражащими ленивый мозг читателя, удобно устроившегося на диване. А, конечно же, отличной возможностью произвести психологический срез героев, поиграться с их страхами, комплексами, подсознанием, показать их истинную внутреннюю сущность. В критичных обстоятельствах вытащить на свет все похороненное глубоко под спудом воспитания, ханжества, условностей, морали. Причем не в далеких неведомых мирах, а у нас, под боком. На их примере продемонстрировать нам то, что автор желает нужным сказать данной книгой.  Бросить кальку с проблем героя на впечатлительного читателя. Заставить его задуматься о людской природе. О своих поступках мыслях, действиях. Даст бог что-то подправить в собственной консерватории. Причем возможно препарировать как одного протагониста, так и целый город (доказано Стивеном Кингом, возьмем хотя бы «Под куполом»).

Олди в этой книге на город не распыляются, уделяя практически все внимание одному персонажу – снобу средних лет, выписывая перед нами натуральное «учение о душе» Бориса Ямщика. Человека неглупого и образованного, но пустившего свой талант на мелочи. Человека не слишком приятного в общении, но и не монстра. Человека горделивого, но знающего свой шесток. Человека пренебрегающего другими, но не до ответного мордобоя. Человека саркастичного, но не до открытого хамства. Нормального, среднего гомо сапиенс, попавшего однажды в абсолютно ненормальные обстоятельства.  




Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9 ... 221  222  223




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 680