Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga, С.Соболев

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Календула, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон, Толкователь



Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 236  237  238

Статья написана 27 февраля 02:01
Размещена также в авторской колонке Igor_k

Джош Малерман "Птичий короб"


Это называется – обманутые ожидания.

Чтобы не создавать ложного впечатления, скажем так – обманутые ожидания в плохом смысле.

Это вам не книжка, которая случайно попала в руки, вам казалось, что ничего дельного, стали читать просто просто от скуки, а потом через триста с чем-то страниц поняли, что это если не шедевр, так уж точно качественная литература. Ситуация прямо противоположная. Во-первых, многообещающая аннотация. Имеем: страшных чудовищ, которые слоняются по опустевшей Земле, одного взгляда на них хватит, чтобы сойти с ума. В этих условиях мать-одиночка с двумя четырехлетними детьми должна совершить путешествие по реке, чтобы добраться до безопасного места. Единственный способ не сойти с ума – плыть с завязанными глазами. И вот она и дети в лодке, можно полагаться только на слух, а где-то рядом кружит чудовище, которое алчет их крови. Нетривиальная идея, сразу хочется почитать. Во-вторых, атмосферная обложка. Всем бы книгам такие качественные обложки. Одного взгляда на нее хватает, чтобы проникнуться гнетущим настроением призрачной тревоги. Первые главы, правда, настораживают: как-то не очень выразительно все тут описывается. Но пока еще есть надежда, что автор вот возьмет да как разойдется, тут-то у читателя в горле от страха и перехватит. Тем более, что у книги интригующая структура. В первой главе героиня с детьми покидают полузаброшенный дом, в котором прожила уже четыре года. В утреннем тумане она добирается до реки, садится в лодку, отчаливает. И тут оказывается, что нас ждет параллельное повествование. Вот вам сплав по реке, а вот воспоминания героини о том, как она дошла до жизни такой, мы узнаем подробности того, как на мир обрушилось столь странное бедствие, о ее сестре, о людях, с которыми она была вынуждена делить кров, нам намекают, что все они погибнут. Знание о том, что печальный конец неизбежен, должно усиливать саспенс. В общем, хорошая идея подачи материала. Увы, где-то на пятидесятой странице понимаешь, что ничего толкового у автора из этих задумок не вышло. Дочитываешь, чтобы только дочитать. А перевернув последнюю страницу, недоумеваешь, какого черта был столь настырен и последователен, надо было бросить всю эту затею еще на пятидесятой странице.




Статья написана 23 февраля 10:48
Размещена также в авторской колонке imra

Московский зомби-лэнд или Инструкция по выживанию среди немертвых

epoxa_mertvyx-vse

Не зря говорится, что с человеком не делай, он все равно ползет на кладбище. Но одному скучно, ползти, так уже всей планетой!

Казалось бы, ну что такого. Очередной вирус, им уже счет потеряли. Может даже полезным оказаться. В будущем. А легенды о вудуистских колдунах и зомби…, не смешите мои тапочки, мы же серьезные ученые.

Ведь никто не ожидал, что после первой же модификации мы получим  «идеальный вирус», не дающий своему носителю умереть. Точнее умереть-то дающий, только ненадолго.

И уж никто даже предположить не мог, что именно в это время группа юных придурков решит организовать взрыв под стенами лаборатории.

Никто не предполагал. Но это случилось. Зараженные животные разбежалась во все стороны. И началось.

Точнее закончилось.

Старый мир закончился.

Совсем.

Давненько я собирался написать отзыв об «Эпохе мертвых» Круза, серии, с которой началась настоящая известность этого писателя (по крайней мере для меня). К сожалению, повод оказался печальным.

Скажу сразу, мне цикл понравился, (хотя я не фанат классической бездумной мужской фантастики), и теперь попробую объяснить почему.

Первое, что меня порвало как хомячка, это описание начала угасания и смерти людской цивилизации. В фильмах этот процесс показывают частенько, а в литературе? По пальцам пересчитать. В основном события разворачиваются уже много после апокалипсиса.

Причем начала, случившегося не в далеком Нью-Йорке, или еще каком Чикаго, а в самой что ни на есть Москве. Что добавляет в это блюдо изрядно остроты.

Происходящее завораживает. Как опытный, здоровенный удав молодого глупого кролика.

Круз рисует картину гибели старого мира неторопливо, со вкусом, смакуя детали, описывая судьбы людей из разных социальных слоев.

Погружая читателя в атмосферу всеобщего недоверия и обреченности.

Точнее обреченности для слабых (и неудачников).




Статья написана 19 февраля 11:55
Размещена также в авторской колонке imra

Принцесса-контрабандистка, или Во славу Индры!

v_teni_trona

Принцесса Хейл Бристоль, убегая с родной планеты и бросаясь на поиски убийцы отца, не думала больше увидеть небеса Пашати. Но однажды, спустя много лет, повзрослевшая и заматеревшая Хейл, овеянная славой одной из лучших контрабандисток, узнает, что ее сестры погибли и она отныне наследница трона империи. Империи, стоящей на краю пропасти. Ведь ее повелительница больна, соседи потирают ручонки в надежде прирастить свои территории, и скрывается в тени загадочный и сильный враг, уничтоживший сестер Хейл и не собирающийся на этом останавливаться.

Космоопер с различными акцентами в фантастике хватало во все времена. И классики по типа Азимовского «Основания» , «Гипериона» Симмонса (или «Марса» Робинсона. И более современных вариантов таких как «Танцор Января» Флинна, «Звезда Пандоры» Гамильтона или «Новая Луна», Макдональда. Но свеженькие книги в этом поджанре всегда ожидаются с нетерпением и надеждой на качественное приключение. «В тени трона» вряд ли станет классикой, но вполне способно подарить вам приятное времяпрепровождение.

С ходу возникают ассоциации с «Звездными королями» Гамильтона (тока у Уэджерс труба пониже и дым пожиже) и еще одним прогремевшим циклом — «Слугами правосудия» Леки. Behind the Throne попроще, чем Империя Радча, автор обошлась без лингвистических игр, но гендерный акцент и протагонист в чем-то схожи (Брэк из Джерентэйта у Леки, мягко говоря, не совсем девочка, но все же). Героиня Уэджерс весьма резкая барышня, что абсолютно неудивительно в этом на всю голову матриархальном мире, точнее империи. Индрана – наследница земных народностей Индии, управляется женщинами, и половая иерархическая лестница полностью противоположна той, что сейчас наблюдаем мы с вами. На вершине представительницы некогда слабого пола, а мужчинам предлагается знать свое место, держать язык за зубами и выплескивать агрессию в спортивных состязаниях. Причем все доходит до того, что мужчина на высоком посту, к примеру, вызывает жуткое удивление, а следом брезгливо-снисходительное одобрение: «гляди ты! Тупой самец, а ничего так справляется». В общем, аналог земной истории эдак до середины 20-го века. А так при власти императрица и совет матриархов – лучшие женщины государства, представительницы 14 семей основателей. Как так случилось? Космическое безумие виной. Болезнь, которая практически уничтожила мужчин новорожденной колонии, бабский пол оказался к ней гораздо более стойким.

Вдобавок Индранская империя серьезно завязана на религиозные воззрения и ведический пантеон. Народ и знать часто молятся, наслаждаются ритуалами и празднествами. Велика роль священников, все искренне религиозны или притворяются таковыми, атеистов особо не привечают. Империя у Уэджерс вышла забавной — ударный коктейль из женского шовинизма и религиозности. А вот за индийские национальные, религиозные, ритуальные, кулинарные особенности вовсю применяющиеся в Индране, автору стоит поставит плюсик.

Мы попадаем в империю отнюдь не во времена ее рассвета. Императрица серьезно хворает, наследницы престола «отправились в храм» (местный эвфемизм слова «померли»). Серьезных стратегов в государстве днем с огнем, а коварные саксонцы ждут не дождутся хорошенько двинуть империю по сусалам, и уже начали поглощение пограничных миров. Плюс террористы распоясались. Гадкие мятежники апджа ишь чего удумали! Социального, экономического и политического равенства полов требуют, а заодно, чтобы два раза не вставать, отмены классовой системы.




Статья написана 17 февраля 13:51
Размещена также в рубрике «Хоррор, мистика и саспенс» и в авторской колонке Evil Writer

Впервые опубликовано в онлайн-журнале "DARKER" (20 февраля 2016); ссылка на ккарточку рецензию в базе фантлаба: Жизнь живого существа

Ганс Гейнц Эверс "Альрауне. История одного живого существа"

Никто никогда не задавался вопросом — почему человека тянет создать свою искусственную копию? Что такого привлекательного может быть в недочеловеке, искусственном воплощении самого совершенного создания на земле? Любой клон, синтетический образец, созданный по образу и подобию, будет лишь напоминать нам о своем собственном несовершенстве. Ученые не задумываются об этом как о тупиковом варианте человеческой расы. А вопрос искусственного человека стоит перед нами с античных времен — вспомните миф о Галатее. Поговорить об опасности вторичной формы человеческого бытия не преминул и мастеровитый немец Ганс Гейнц Эверс, создатель романа «Альрауне».

Магистральная тема романа: отображение жизни искусственного человека в обществе времен самого писателя. Книга начинается с событий, развернувшихся за приличный срок до рождения самой Альрауне. Откровенно говоря, роман очень долго раскачивается, и пока автор подходит к рождению героини, не замечаешь, как пролетает треть книги. И не стоит сетовать на писателя за такое долгое вступление, великолепный язык повествования — насыщенный, образный, льющийся подобно ручью, завораживает своей красотой. Редкое произведение может похвастаться таким смачным стилем, изобилующим множественными метафорами и аллегориями. Языком Эверса можно восхищаться до бесконечности, перечитывая моменты и пробуя на вкус сочные фразы.

Куда любопытнее авторского стиля — идея романа. С момента знакомства с Альрауне у читателя пойдет гамма смешанных чувств и, скорее всего, преобладать будет отвращение. Героиня не вызывает ни капли симпатии — властная, гордая, привыкшая требовать и получать желаемое, да еще планомерно использующая людей вокруг себя ради собственной выгоды. Читатель имеет право рассчитывать, что автор сломает антипатию к Альрауне, но нет, вместо этого он противопоставляет ей современное ему общество со всеми его многочисленными грешками. Фактически весь остаток романа мы наблюдаем личностные конфликты между героями. Наблюдать за такими мизансценами — это истинное удовольствие, они емкие, живые и до ужаса правдоподобные, пробирают прямо до костей! Чего только стоит сцена, где Блан решает покончить жизнь самоубийством по наущению Альрауне. Этот момент можно перечитывать не единожды, и каждый раз будет становиться не по себе. Не менее живо и жестко Альрауне обходится и с кавалерами, которые буквально умирают из-за неё.

Все деяния жестокости проходят через роман красной нитью. Хотя, к финальным главам романа куда больше проникаешься образом Альрауне как беспощадного существа, которое олицетворяет насущную жизнь обывателей начала XX века. Второстепенные герои романа поданы очень хорошо, симпатизируешь неоднократно Манассе и Гонтрам, а особенно — Франку Брауну, неутомимому исследователю, чье любопытство отчасти и породило Альрауне.

Этот роман куда больше вызывает отвращения и мерзости, пока бредёшь по его бесчисленным ступенькам к концу. Ядовитая желчь общества наглядно противостоит холодной жестокости Альрауне. И мы видим столкновение человека настоящего и искусственного. Чью сторону выбрать, решать только вам, но решить, кто прав — сложно. Видение картины Эверсом заключается в том, что ни правых, ни виноватых в конфликте нет. Не права Альрауне своим отношением к людям, как и homosapiens со своим фирменным эгоцентризмом и неисчислимыми пороками. Судить здесь можно почти всех, даже Франка Брауна за его любопытство к эксперименту. И куда ни глянь, везде на протяжении романа мелькает злая сатира.

Эверс написал идеальную историю как поучение всем будущим экспериментаторам и ученым, желающим получить искусственного человека. Мы не можем заранее знать последствия вживания в нашу среду искусственного человека. И предложенная изнанка науки, полная мистического холода, пугает не на шутку. Современные идеи о клонировании могут тоже привести к побочному эффекту, подобному Альрауне и её магнетизму, с помощью которого она усеивает свой путь смертями. Главная героиня — в некоторой степени, вполне себе человек, только холодный и опустошенный, лишенный эмоций и человечности. И это поколение искусственных людей?

Грандиозный замысел Эверса напоминает в итоге камерную театральную постановку с длинным вступлением. Читать его книгу — сплошное эстетическое удовольствие для любителей языковых причуд, содержание тоже радует своими поворотами и колкими ситуациями. Книгу можно настоятельно советовать любителям качественной литературы и тем, кто хочет прочесть что-то по теме искусственных людей. Увлекательная история, рассказанная настоящим мастером слова, способна увлечь вас долгим камерным представлением, длящимся до последних строк.


Статья написана 11 февраля 09:12

Будущее, Дмитрий Глуховский, 2013.

«Я – скорбный дух, над бездною парящий,

Со всем, что вечно, ставший наравне.

Оставь надежды, всяк сюда входящий».

//Данте Алигьери.

***

«Я боюсь будущего. Я не хочу жить в таком будущем. Оно нежизнеспособно».  Дмитрий Глуховский будто твердит это снова и снова, но иносказательно и в многочисленных вариантах. Действительно, написанная им картина грядущего мира ужасает, как полотна Иеронима Босха. Чем дольше вглядываешься, тем больше замечаешь деталей, тем яснее видишь их значения и взаимосвязи, и тем страшнее и омерзительнее становится.

Мир без мечты, труда, цели и смысла.

Вертикально организованные мегаполисы-«свечки», нехватка натуральной пищи и рециркуляция отходов, социальное расслоение вплоть до степени «смертный – бессмертный», диктатура и грызня политических партий и корпораций, неумелое вторжение в человеческую ДНК, «человек-винтик», «таблетки счастья», химическое подавление эмоций и инстинктов. Всё это уже было, и много раз. Но чтобы всё вместе и в таком освещении – не припомню. Человечество, застрявшее на количестве без перехода на иной уровень качества. Больше людей, больше благ и лет жизни для них – но какой ценой? Государство не просто позабыло о духовной составляющей своих граждан в погоне за всё усложняющимся обеспечением их базовых материальных потребностей или бросило все силы ради всепоглощающей Идеи или Великой Цели. Нет, оно сознательно и на законодательном уровне отказало в самом праве на существование мечте о выходе в космос, стремлению куда либо вообще, любви, семье и деторождению. Это временная, вынужденная и обусловленная необоримыми причинами мера? Нет, в романе упоминается ещё два не менее значимых государства, которые пошли по другому пути и по-своему преуспели. Был сделан сознательный выбор, он оказался ошибочным, но признавать это, исправлять и менять что-то никто не собирается. «Мы живём хорошо, у нас всё есть». Самодостаточный самодовольный  коллапс. Форма, сохраняющая свою структуру не из-за устойчивости её компонентов, а только благодаря полному исчерпанию всех источников и запасов внутренней энергии.

Идея человеческого «муравейника» тоже не нова. Жёстко организованное общество с набором узкоспециализированных каст в большинстве своём стерильных особей. Похоже? И да, и нет. «Улейного» сознания нет. Нет чувства сопричастности чему-то большему. Главное же отличие в том, что нет развития. Здесь инертны и бесплодны все, от «рабочих» до «трутней», и рой отсюда не вылетит никогда. Это не единый живой организм, стремящийся к адаптации, самоулучшению, самовоспроизведению и освоению новых территорий, а, скорее, механизм. Механизм не из тех, что производят или делают хоть что-то помимо поддержания собственного состояния существования, а сложная настольная конструкция со множеством шарниров и противовесов. Движение есть, толку нет. Топтание на месте. Вечный двигатель, замкнутый на самом себе.

В этом обществе будущего забыли о смерти, старости и болезнях, но взамен оно оказалось поражено пандемией разнообразных и вроде бы взаимоисключающих фобий. Боязнь замкнутых и открытых пространств. Боязнь толпы и одиночества. Отторжение лиц даже с первыми признаками старения и детей. Ксенофобия и отвращение к себе подобным. Тотальный, довлеющий страх, ставший небом нового мира и привычным для всех состоянием. Как следствие – наркотики, антидепрессанты, алкоголь, сексуальная раскрепощённость. Горы таблеток, море алкоголя и многокилометровые траходромы с тёплой водичкой, со скруглёнными углами и водяными горками, чтобы слишком часто в них не застревали и не давили в толчее насмерть. Одна беда – ко всему вырабатывается устойчивость. Необходимая доза «успокаивающего» уже способна убить, а тереться с противоположным или даже со своим полом надоело до полной физической дисфункции и атрофии. Куда идти и что делать? Некуда бежать, буквально некуда. Пространство и само небо над головой вытеснены, их уже века как имитируют на мониторах. Заняться нечем: нет ни работы как таковой, ни развлечений, поскольку всё давно автоматизировано, надоело или устарело. Никто не видит результатов своего труда. Бездумное вечное общество, как биомасса мяса крупного рогатого скота в питательном растворе. Немногочисленная прослойка всё ещё осознающих своё существование особей ярится и рвёт на части себе подобных, как кормовая саранча в узких стеклянных колбах. Бессознательное довольство и слепой гнев – вот два полюса нового мира. Первый заменил счастье пассивным обывателям, второй дал иллюзию выхода деятельным и сильным людям. Право выбирать между ними тоже отсутствует, государство всё сделало за тебя и без твоего ведома, ещё в раннем детстве. Ничего не изменить. Ни-че-го. Государственный механизм настолько отлажен, что давит любой бунт в зародыше, ещё на уровне идей и эмоций.

Герой, любовник, психопат.

Главному герою сложно даже думать о себе по имени. Зато у него есть личный порядковый номер и работа. У него есть жилая ячейка, куб со стороной в два метра. Кровать, шкаф, полка, стул и монитор во всю стену. Он ещё хорошо обеспечен. Жаль, что у него клаустрофобия. Ничего, уже терпимо. Он научился, едва переступив порог, запивать текилой снотворное и отключаться до следующего оперативного вызова. Он представитель силовых структур, он в Фаланге. Надевает маску Аполлона, как все, и делает то, что должно. Он с детства в неоплатном долгу у государства. Он рождён незарегистрированным, изъят у родителей и выращен в детдоме воспитателями в масках гневного Зевса. Общество потратило на него ресурсы, он отрабатывает, изымая детей и отдавая их представительницам парной своей службы в масках Афины. Вся его жизнь в службе. Уйдя с неё, он потеряет абсолютно всё и сразу. Он ненавидит себя, службу, государство, своих родителей, вопреки закону родивших его, людей, заставляющих его служить своим нежеланием сопротивляться скотскому инстинкту размножения. Спрессованный гнев, копящийся годами, как раздражение, лишь заставляет его лучше исполнять свои обязанности. Только развитая химическая промышленность не даёт ему окончательно сойти с ума.

Как водится, героя находит неожиданный покровитель из правящей верхушки – Олимпа – и даёт ему особое задание на грани политики и криминала. Это послужило катализатором для начала многих событий и, главное, пробуждения его личности. Прямо сказать, не самой приятной личности. Читателя проводят по кругам его ада: подробности воспитания, экзаменов, службы. Ни детства, ни дружбы, ни любви. С виду здоровый ампутант, не знающий даже, каково это – быть целым, но болезненно переживающий и ощущающий свои уродство и неполноценность. Он полностью слился бы с общей безликой массой, не будь у него нескольких мучительных и навязчивых воспоминаний: деревянное распятие с Христом и пара коротких фраз матери о религии. Непрекращающийся внутренний монолог о вере и ненависти, раскрученное до предела и уже перегретое динамо. Вот это действительно интересный и новый ход Дмитрия Глуховского: использование религии без морали, мистики, откровений, чудес и фанатизма. Его герой наделён чувством сродни инстинкту, чем-то подсознательным и привитым с детства. Чем-то, что можно выразить словами: «Я не знаю, как должно быть правильно, но то, что сейчас, неправильно». Это даже совестью назвать в полной мере нельзя, но на том он и стоит, тем только и интересен.

Очень жёсткое, намеренно жестокое и эпатажно бесстыдное повествование. Дмитрий Глуховский не использует иносказания, не замолкает при описании многочисленных отвратительных моментов из прошлого и настоящего своего героя. Он будто упивается чернухой. Если за ним в детдоме гонится, чтобы изнасиловать его, старший воспитанник, это чувствуешь. Если он пошёл к проститутке, то уж будьте уверены, что полка будет навешена на все три дырочки. Бьют беременную женщину в живот – это видишь. Герой получает по морде – читатель, имеющий этот  опыт, узнаёт свои ощущения. «Любовный» треугольник – их тут висит целых два на одном герое – изображён в том же стиле. Никакой возвышающей любви и никаких нежных чувств. Вместо диалога влюблённых – один его безумный монолог. Мысли, чувства и желания женщин не важны настолько, что отсутствуют в фокусе книги. Им приходится раздеваться, как-то по-особенному отдаваться, изменять, отбиваться, скандалить и орать только для того, чтобы их заметили. В чём ценность и особость женщины, если деторождение под запретом, а заниматься сексом можно с кем угодно? «Заткнись и двигай телом!» Намотать волосы на кулак и по лицу отхлестать, чтобы в крик, чтобы в слёзы, чтобы тушь потекла. Женщина – жертва? Нет, обоюдный эгоизм и взаимное непонимание во всём. У обоих полов только телесное, только низменное. Грубо и изощрённо удовлетворяемая похоть, больше похожая на издевательства. Хирурги будущего всё зашьют. Что это, демонстрация бездумной трансляции порно, теперь уже из мозга в реальность? Может быть. Зависть, ревность, обида, гнев. Желание либо полностью обладать, либо растоптать, унизить и уничтожить. «Я тебя люблю – я тебя убью – я себя убью». Деградация налицо. Вопрос в том, только ли общество будущего деградировало?

***

Я действительно удивлён, встретив антиутопию столь высокого уровня, и рад, что её написал именно российский автор. Рано, рано ещё заколачивать гвозди в крышку гроба современной отечественной литературы. Форма не та? Ну да, согласен, отнюдь не классическим слогом писано. Так ведь и мы с вами уже давно не дамы и господа. Порой, чтобы прийти в себя, просто необходимо получить хорошую полновесную затрещину. Некоторым помогает. Что такое страх будущего? Это боязнь неизвестности, любых перемен, и прежде всего – смерти. Дмитрий Глуховский в этом романе возвёл страх будущего в принцип, сделал его законом существования. Но убежать от будущего невозможно, как нельзя остановить само время. Стремление контролировать абсолютно всё, и даже смерть, лишило общество развития, привело его к ступору, следом погрузило в кому, которая, в свою очередь, грозит перейти в смерть. Парадокс: смерть от желания её избежать. «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Смешно, вот только почему-то никто уже не смеётся.

Опубликовано на странице книги: https://fantlab.ru/work384361#response345471


Сад земных наслаждений, Иероним Босх


Аполлон


Афина


Зевс


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 236  237  238




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 696

⇑ Наверх