КИНОрецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «КИНОрецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

КИНОрецензии


Рубрика для отобранных и качественных рецензий на кинофильмы.

Модераторы рубрики: Barros, fox_mulder, sham

Авторы рубрики: jacob.burns, Клован, SarButterfly, Слартибарфаст, tema.cheremuhin, Econom, swordenferz, grief, kim the alien, Lena_Ka, glupec, armitura, fox_mulder, Aleks_MacLeod, alexsei111, Barros, rusty_cat, Ригель_14, Mierin, Fadvan, atgrin, InterNet, febeerovez, Timsviridov, Вертер де Гёте, V.L.A.D.I, Paf, TOD, kraamis, Вареный, angels_chinese, coolwind, sergeigk, Frodo Baggins, Fearless, Kuntc, Kons, Petro Gulak, creator, Сноу, streetpoet, Kiplas, Optimus, xotto, WiNchiK, Мэлькор, skaerman, Энкиду, Salladin, 777serg777, Green_Bear, DukeLeto, Rainbow, Лилия в шоколаде, ergostasio, tencheg, sid482250, imra, mikereader, Samiramay, Rubin1976, demetriy120291, beskarss78, iRbos, Evil Writer, Nexus, zmey-uj, Samedy, PiterGirl, Haik, vovun, ДмитрийВладимиро, vrochek, Russell D. Jones, isaev, Karnosaur123, ХельгиИнгварссон, killer_kot, Ugrum-75, Pouce, osipdark, Igor_k, Толкователь



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 111  112  113  114 [115] 116  117  118  119 ... 130  131  132

Статья написана 29 марта 2011 г. 13:10
Размещена также в авторской колонке Вертер де Гёте


постер
Три шага в бреду (Tre Passi Nel Delirio, Италия-Франция, 1968). Фильм состоит из трёх новелл по мотивам произведений Эдгара По:

Метценгерштейн

режиссёр Роже Вадим; в гл. ролях — Джейн Фонда, Питер Фонда


Метценгерштейн

Уильям Уильсон

режиссёр Луи Маль; в гл. ролях — Ален Делон, Брижит Бардо

Тоби Даммит

режиссёр Федерико Феллини; в гл. роли — Теренс Стэмп

Вероятно, продюсеров картины вдохновил успех серии недорогих  фильмов, снятых  Роджером Корманом в 60-х годах по мотивам произведений Эдгара Аллана По с блистательным Винсентом Прайсом в главных ролях. Так возник грандиозный замысел экранизации рассказов По на более высоком уровне — с привлечением лучших сил мирового кино, знаменитых  режиссёров  и кинозвёзд. Фильм мог стать и более представительным по именам — планировалось, что одним из режиссёров станет Орсон Уэллс, поговаривали о привлечении к работе Бунюэля. Не вышло. Но список людей участвовавших в создании  итало-французского фильма "Три шага в бреду"  всё равно поражает:  гениальный режиссёр Федерико Феллини и его очень известные коллеги Роже Вадим и Луи Маль; суперзвёзды Ален Делон, Брижит  Бардо;  Джейн Фонда и её брат Питер Фонда; самый, наверное, модный на тот момент английский актёр Теренс Стэмп; известные итальянские операторы  Тонино Делли Колли и Джузеппе Ротунно; одним из композиторов, написавших музыку для фильма, был великий Нино Рота; авторский текст в английской версии читает Винсент Прайс. Фильм состоит из трёх независимых историй. Первая — «Метценгерштейн» — снята Роже Вадимом по мотивам одноименного раннего  рассказа Эдгара По, неплохого, хотя, конечно, не самого лучшего из произведений американского классика, написанного под очевидным влиянием немецких романтиков в духе "классической готики" со старинными замками и родовым проклятием.


Джейн Фонда


Питер Фонда
Киноновелла не слишком отличается от литературного первоисточника, только главного героя  Вадим заменил на героиню и снял в роли жестокой и развратной Фредерики Метценгерштейн свою тогдашнюю жену Джейн Фонду, пытающуюся тогда утвердиться в роли нового секс-символа кинематографа.  Её кузена, в которого она влюбляется, сыграл Питер Фонда.

Режиссёром второй новеллы стал Луи Маль. "Уильям Уильсон" — экранизация  одного из лучших рассказов Эдгара По, трагической истории о человеке,  преследуемом собственной совестью, получившей материальное воплощение.


Брижит Бардо


Делон и Бардо
Ален Делон прекрасно смотрится в образе  циника и садиста, собственно,  главного героя — Уильяма Уильсона. Главная женская роль — у обворожительной Брижит Бардо.

Наконец, третья ( и лучшая!) новелла создана Федерико Феллини. За основу сюжета взят сатирический рассказ По "Не закладывай чёрту своей головы", но история очень существенно переработана, действие перенесено в  наше время. Популярный английский киноактёр Тоби Даммит (в русском переводе рассказа-первоисточника Н. Демуровой — Тоби   Накойчерт, так как его фамилия созвучна "damn it"— черт подери!), Enfant Terrible кинематографа, наркоман и алкоголик (его играет Теренс Стэмп), прилетает в Италию для съёмок в "католическом вестерне".  Тоби понимает, что его популярность проходит, он окончательно спился, ему является дьявол в образе маленькой девочки, новых ролей почти не предлагают, поэтому  предложение итальянцев для Даммита — последний шанс, тем более, что за съёмки ему пообещали последнюю модель Феррари. Стэмп блистательно сыграл человека, которому осточертели дежурные диферамбы, его тошнит от фальши шоу-бизнеса ( в переносном и прямом смысле, ибо напился он сразу же по прибытию в Рим), он смертельно устал кривляться перед камерой и давать скандальные интервью. В сатирическом ключе показана "изнанка шоу-бизнеса", "шоу-биз-тусовка".


Теренс Стэмп


Теренс Стэмп

Критика высоко оценила работу Феллини, но не высказала  особых восторгов по поводу новелл Вадима и Маля. В целом фильм не полностью оправдал надежды, возлагавшиеся на него создателями, тем не менее "Три шага в бреду" — безусловно, входит в число лучших фильмов, основанных на произведениях Эдгара По. Две последние новеллы мне  понравились, история, рассказанная Роже Вадимом, показалась менее интересной,  неплохой, но упростившей идеи литературного первоисточника.  Похоже, для Вадима участие в проекте стало поводом просто ещё раз заявить: Смотрите какая красивая у меня жена! "Уильям Уильсон" Маля мог бы показаться несколько академичным, но шикарная литературная первооснова, хорошая игра Делона, красота Бардо и несколько ярких садистских сцен не дают соскучиться. Что же касается истории Феллини, то я уже говорил, что она — лучшая в фильме. Хотя от сюжета По в ней осталось не так много. Но свойственная писателю едкая сатира присутствует с лихвой.


Статья написана 25 марта 2011 г. 14:44
Размещена также в авторской колонке febeerovez

Вряд ли, боксируя примерно три тысячи лет назад до нашей эры, некие шумеры догадывались, чем станет бокс на сегодняшний день. Этот вид спорта превратился не просто в культурную пропаганду насилию, но в один из самых дорогих, опасных и сложных видов спорта в мире.

Недостатком практически всех фильмов о боксе стала потребность выразить схожие вещи, поскольку эти фильмы в какой-то степени, пропагандировали одни и те же ценности и идеалы – силу духа, веру в себя, в победу. А история в двух случаях их трех заканчивалась победой героя, которой он достиг, опираясь на семью, любовь, идеалы, или сразу на все вместе. Эти вещи практически заковали историю боксера в рамки одного жанра – драмы. И хотя с одной стороны понятно, почему сложно делать из “бойцовских историй” другой жанр – все те вещи, о которых говорят эти фильмы, достаточно серьезны, и чаще всего это проблемы, с которыми мы можем столкнуться в повседневной жизни, а не только в спорте. Но с другой стороны, этот факт не дает жанру развития. Были некоторые попытки – такие как “Млечный Путь” или “Малышка на миллион”, но они не смогли сдвинуть представления зрителя о таких историях.

Тенденция продолжается, что и доказывает вышедший на экраны фильм Дэвида Рассела “Боец”. Первым ударом для зрителя оказался сценарий, который, не мудрствуя лукаво, в очередной раз прибирает к рукам все стандартные моральные установки, плюс часть сюжетных ходов ‘Рокки”, умудряясь, правда, преподнести зрителю какие-то отдельные оригинальные моменты. Основная завязка сюжета такова – Мики Уорд (Марк Уолберг), молодой и достаточно перспективный боксер, таится в тени старшего брата, бывшей “звезды” ринга, а ныне наркомана — Дики Эклунда (Кристиан Бэйл). Параллельно он пытается начать свою сольную карьеру, и устроить личную жизнь с местной девушкой из бара (Эми Адамс), чему рьяно мешает его семья в лице мамы (Мелисса Лео) и множества сестер, заставляющих вспомнить скотный двор с его толпой куриц. Помочь же ему, помимо девушки, пытается его отец и местный шериф, до поры до времени ударяющиеся о безвольность Мики перед желаниями остальной части семьи.

История возвышения Уорда не просто банальна, но еще и затянута, чего режиссер Дэвид Рассел даже не пытается скрыть. Он, почти как сам Мики, безмолвно плывет по течению, и лишь иногда “просыпаясь”, разбавляет повествование различными приемами, миксуя кадры “под документальное кино” с обычным стилем съемки, да заигрывая иногда со светом. Но то, что неплохо смотрится в первый раз, на десятый, уже не впечатляет.

Сам персонаж Уолберга вызывает ассоциации с ягненком, который слова не может сказать без поддержки своей семьи или подружки. Причем это впечатление держится до конца фильма, хотя по идее к финалу он должен был стать самостоятельным человеком – бойцом на ринге и в жизни. Или не должен был? Нет, фильм же все-таки называется “Боец”. Стоп, а кто тогда должен? — Дики, в исполнении Кристиана Бэйла? Так не он же главный герой, а его брат. Или нет? Так, а про кого собственно фильм?

Благодаря сценарию, легко погрязнуть в таких вопросах –  история фокусируется то на Мики и его неудачах, то опять возвращается к Дики, то наоборот. По идее они оба в какой-то степени преодолевают преграды, чтобы стать лучше, но парадокс в том, что это только по идее. В реализации пересилить себя получается, как ни странно, у Дики, в то время как Мики до конца фильма остается ведомым, а не ведущим.

Настоящие бойцы

Из-за такого отношения к истории, множество интересных линий остаются лишь незавершенными штрихами – отношения Дики с сыном, с друзьями-наркоманами, подсознательное соперничество Мики с братом ради одобрения матери. Все это здесь не развивается, а только подразумевается, одной-двумя сценами. Но такие вещи бы усложнили постановку, и потребовали от режиссера каких-то усилий, а парень и так явно переработал.

Таким образом, продолжая опираться на свою сюжетную канву, ближе к финалу, фильм настолько погрязает в классических клише, что зритель может вперед текста пересказать последние несколько диалогов. Предшествующей кульминации сцена, в которой герои общаются фразами в стиле “Ты мой брат, брат!”,  является квинтэссенцией штампа в ветке отношений между братьями.

Все действительно светлые моменты истории обычно связаны с судьбой, Дики, и людей, окружающих его младшего брата. То количество упрямства Мики, с которым сталкиваются любящие его люди, заставить взвыть не только волка, но и любого зрителя. Зато благодаря этому можно откровенно сказать, что эффект фильм производит. Только вот добивались ли создатели того, чтобы у человека в кинотеатре возникло стойкое желание дать Уорду подзатыльник и пожелать ему “перестать быть мямлей” – сложный вопрос.

На фоне своего брата, герой Дики не только быстрее перебарывает свои недостатки, но и быстрее, чем Мики, осознает, что пуповину семьи нужно перерезать вовремя. Во многом это заслуга Кристиана Бэйла, который, будто бросая вызов всем кинонаркоманам, закатывает глаза и беззастенчиво курит крэк, моментально заставляя поверить в своего персонажа. Но если Бэйл является светлой стороной лица фильма, то Уолберг определенно является ее фингалом.

Еще Флинн Райдер из мультфильма “Рапунцель” познал тот факт, что выражение лица “бровки домиком” не спасет его от удара сковородой. Примерно в такую же ситуацию попадает и Марк Уолберг. Будто это и не он играл неудачливого полицейского (Копы в глубоком запасе) или отчаявшегося отца (Милые Кости) – насколько органично Уолберг смотрелся в этих ролях, настолько у него не получается роль Мики Уорда. С одной стороны понятно, почему именно Уолберга пригласили на роль – показать “морду кирпичом”, характеризующую закоренелого боксера, ему удалось, но совершенно иная ситуация разворачивается вне ринга, в тот момент, когда нужно не смотреться в роли, а играть ее. Уолберг конечно пытается это сделать – мы прекрасно видим все те мучения на его лице, которые характеризуют собой какие-то эмоции. Он будто ментально пытается крикнуть “Смотрите! Я могу! Могу!”. Но такие невероятные старания актера вызывают лишь желание похлопать его по плечу со словами в духе матери Мики “Ну конечно можешь, мой маленький”. В фильме есть момент, когда Микки, после того, как защитить честь Шарлин, стоит и смотрит на нее. В эту минуту камера, будто случайно, ловит лицо Уолберга, который профессионально играет настоящего боксера —  показывая зрителю пустое лицо без сложных эмоций. Действительно, какие тут переживания, когда ты только что мужественно ударил парня о стойку бара.

Фильм хороший снимешь? Ну валяй !

Зато по-настоящему неплохую работу проделали актеры второго плана, что справедливо отметили многие кинолюбители. В номинации “за роль второго плана’ фильм собрал больше всего наград на разных церемониях. Кристиану Бэйлу достался заслуженный “Оскар”, Мелисе Лео одновременно и “Оскар” и “Золотой Глобус”, а Эми Адамс получила награду Британской Киноакадемии. Плохо то, что глядя на хорошую работу этих актеров, хочется требовать того же и от исполнителя главной роли.

Казалось бы, что количество негативных сторон уже перевешивает, и можно было бы остановиться,  но нет —  наши, абсолютно безжалостные, локализаторы  добивают фильм подлым ударом в челюсть. Финальным штрихом, отправляющим этого бойца на покой, является превосходный отечественный дубляж, от которого может возникнуть непреодолимое желание засунуть себе палки в уши – благо, это будет намного гуманнее.

Увы, но “Боец” не только не смог вырваться из цепей, захвативших боксерские фильмы, но даже проиграл свой бой. Правда, нельзя сказать, что он не попытался – некоторые сюжетные особенности действительно содержали в себе определенный потенциал. Просто вина создателей в том, что развивать они этот потенциал не стали, пустив историю по стандартной ветке. Поэтому мне кажется, что возможно, для того чтобы прорвать эту жанровую блокаду, нужен более сильный удар, от которого будет не так-то просто оправиться. Нужен некий фильм, который бросил бы вызов застоявшимся понятиям. Возможно, он вышел бы на ринг, переступив через тело предыдущего “Бойца”, лежащего всего в кровоподтеках, со съехавшей набекрень каппой, под свет софитов и крик толпы. Вышел бы, и нанес тот беспощадный удар, от которого бы сломались рамки, и зажглись огнем борьбы зрительские глаза.


Статья написана 19 марта 2011 г. 23:13
Размещена также в авторской колонке Вертер де Гёте

Теорема (Teorema), 1968, Италия, 98 мин.

режисер: Пьер Паоло Пазолини

сценарий: Пьер Паоло Пазолини

в ролях: Сильвана Мангано, Теренс Стэмп, Массимо Джиротти, Анн Вяземски, Лаура Бетти, Андрес Хосе Крус Сублетт, Нинетто Даволи, Карло Де Мейо, Аделе Камбрия, Луиджи Барбини




Обычно в своих обзорах я пытаюсь познакомить читателей с фильмами, не слишком известными широкой киноаудитории. Но в этот раз речь пойдёт об одной из самых спорных и скандальных кинокартин 20 века. Каждый, кто интересуется мировым кинематографом хоть разок, хоть краем уха, но слышал о "Теореме" Пазолини, "самом загадочном фильме в истории". Понятное дело, что это не развлекательное кино, а "фестивальное" — манера киноизложения нетороплива, фильм полон аллегорий, цитат из Библии и Льва Толстого. Кинолента была отмечена критикой на Венецианском фестивале, затем объявлена "непристойной" — Пазолини был привлечён к суду, но оправдан. Со временем скандальность фильма ушла на второй план (да и  по сравнению  с некоторыми современными фильмами "Теорема" просто образец благочестия), теперь он входит в "золотой фонд" кинематографа. Бесспорное влияние "Теоремы" прослеживается во многих  фильмах самых разных жанров — от лёгкой комедии ("Без гроша в Беверли Хиллз" Пола Мазурски, 1986 г.) до жёстких (куда более жёстких, чем сама "Теорема") и "трэшевых" версий ("Крысятник" Франсуа Озона, 1998; "Посетитель Q" Такаси Миике, 2001).

Фильм начинается с небольшой вступления, стилизованного под документалистику, рассказывающего о том, как один капиталист отдал свой завод рабочим. Затем зритель знакомится с семейством миланского фабриканта (в роли фабриканта — суперзвезда итальянского кино Массимо Джиротти), беззвучные  кадры в тонах сепии символизируют бессмысленную и пустую жизнь членов семьи. Но ситуация меняется. Жизнерадостный почтальон Анджелино и впрямь как ангел приносит благую весть — телеграмму о приезде загадочного гостя. Роль Анджелино исполняет Нинетто Даволи, известный отечественному зрителю как кладоискатель Джузеппе в «Невероятных приключениях итальянцев в России».


Посетитель

С прибытием гостя — беззаботного голубоглазого красавца  (его играет известный английский актёр Теренс Стэмп) меняется весь окружающий мир — появляется цвет и звук. Мы не знаем ни имени гостя, ни причины его появления, в титрах он назван просто Посетителем. Обитатели дома настолько очарованы гостем, что полностью теряют над собой всякий контроль и последовательно отдаются ему — сначала служанка средних лет, затем сын хозяина, молодой художник; хозяйка дома (актриса Сильвана Мангано), хозяйская дочка (французская актриса русского происхождения Анна Вяземски) и, вероятно, сам фабрикант (момент сближения его с Посетителем остался за кадром). Признание Посетителю  в своих чувствах для каждого из героев оказывается мучительным и стыдливым, сам же  Посетитель не проявляет сексуальной инициативы и словно бы делает одолжение  партнёрам, жалеет их.


Режиссёрское мастерство Пазолини превратило Посетителя-Стэмпа  в настоящего небожителя (ангела? демона?), которому все земные проблемы кажутся мелкими. Посетитель раскрывает героям глаза и после его внезапного отъезда они понимают, что не могут жить по-старому, вся прежняя жизнь была бесцветна и бессмысленна. Но теперь все их недостатки раскрываются только ещё ярче: робкая Дочь погружается в кататонический ступор; Жена, испытывавшая нехватку любви, внимания, предаётся разврату; Сын, понимает, что совершенно бездарен как художник и пытается изобрести "новую технику письма", его циничный монолог о "творчестве" — один из самых сильных эпизодов фильма, звучит как обвинение в адрес "псевдоискусства": "Нужно создать собственную школу, которую нельзя будет оценивать по старым меркам — никто не должен знать, что художник ничего не стоит, что это просто ненормальный... , с этими словами псевдохудожник создаёт псевдошедевры при помощи собственной мочи или с закрытыми глазами выливает на холст взятую наугад краску. Хозяин дома отдаёт свой завод рабочим и раздевшись догола уходит в пустыню. Такую же безжизненную как и его душа.


И только верующая служанка (Лаура Бетти — приз за лучшую женскую роль на Венецианском кинофестивале) после общения с Посетителем становится святой, исцеляет, взлетает над родной деревней, а потом просит живой закопать её в землю. За весь фильм произносится (кто-то не поленился подсчитать) только 923 слова.

Благодаря музыке двух известных композиторов — Моцарта и Эннио Морриконе — у фильма прекрасный саундтрек. Отличная операторская работа, с использованием симметричных образов подчёркивает "математическую" красоту "Теоремы". Симметрия присутствует и в сюжете, некоторые сцены словно бы дублируются.

Многие вопросы в фильме остаются ез ответа, но ощущения недосказанности не возникает. Одна из подсказок (с точки зрения коммуниста Пазолини) звучит в начале фильма: представитель буржуазии, что бы он ни делал, всегда не прав...

Теорема Пазолини сформулирована. Нуждается ли она в  доказательстве? Возможно, доказательство у каждого своё?




Статья написана 19 марта 2011 г. 08:05
Размещена также в авторской колонке kraamis

Жанр Романтическая фантастика

Режиссёр Джордж Нолфи

Автор сценария Джордж Нолфи

В главных ролях Мэтт Дэймонд, Эмили Блант, Энтони Маки, Джон Слэттери, Теренс Стэмп

Композитор Томас Ньюман

Кинокомпания Media Rights Capital, Universal Pictures

Длительность 105 мин

Бюджет $51 000 000

Сборы $66 619 147 (прокат не окончен)

Страна США

Год 2011

Я выбрал свободу!

Рабинович

Жил да был на белом свете конгрессмен Дэвид Норрис, и очень ему хотелось быть сенатором. Но вот вдруг газетчики раскопали его молодые грехи простительный простому смертному, но непростительные политику. И вроде на карьере можно ставить жирный крестик и медный тазик. Но тут снисходит к нему муза вдохновляющая его на импровизированную речь. Влюбляется он значит в музу, но агенты Смиты таинственная сила судьбы их разделяет с заслуживающей лучшего применения настойчивостью.

************************

Неведомая рука, ведущая мир по плану не особо оригинальная идея, но при желании из нее можно выжать много интересного. К сожалению об этом фильме этого сказать нельзя. Собственно от рассказа Филлипа Дика осталось не очень много, только фантдопущение, уснувший агент и сцена в офисе. Бюро корректировки, которое в рассказе было, хоть и серьезной, но не особо кровожадной конторой, превратилось в данном случае в не особо логичную бригаду карателей. Вместо стирания памяти он них, что было бы логично, они грозят все и каждому полным занулением, хотя если они столько ставят на Норриса, то какой смысл делать его тихим идиотом? Прекраснодушный Гарри (Энтони Маки) поставивший свою жизнь на кон, ради своего подопечного, тоже не особо логичен, я могу допустить. что его замучила совесть, но подозреваю что если бы Верховный не одобрил этот цирк, Гарри бы сильно не поздоровилось.

Из всех персонажей наиболее убедителен был Томпсон (Теренс Стэмп) такой служака, который просто делает дело, уже не задумываясь. Мэтт Деймонд как всегда играет красиво, аккуратно, но интроверт-Борн в нем виден до сих пор, а в политика-интроверта верится слабо. Эмили Блант радует глаз, но не более, эмоции все же надо выражать более конструктивно нежели воплями и эффектными поворотами спиной к собеседнику. Энтони Маки как уже говорилось выше играл не совсем логичную роль, но справился с ней хорошо.

Хэппи-енда как такового в фильме нет. Ну заставил Дэвид верхнюю шарашку поменять планы, но никто не застрахован что все снова не переменится как было уже далеко не раз.

Из плюсов фильма можно отметить лишь проработку диалогов, которые действительно сделаны на отлично, что редкость по нынешним временам. А так, сам фильм ничего конструктивного из себя не представляет. Его можно посмотреть один раз с попкорном в руках, но пересматривать вряд ли стоит.

Личная оценка 5/10


Статья написана 13 марта 2011 г. 19:38
Размещена также в авторской колонке Вертер де Гёте

Безумие (Sílení) (Чехия, Словакия, Япония, 2005, реж. Ян Шванкмайер, сценарий Ян Шванкмайер по мотивам произведений Эдгара Аллана По и Маркиза де Сада, 123 мин.)

В главных ролях: Павел Лишка, Ян Тришка, Анна Гейслерова, Ярослав Душек, Мартин Губа, Павел Новы

оф. сайт http://www.ceskatelevize.cz/specialy/sileni/


постер

постер

Давно собирался написать об этом фильме, но не получалось, видимо, внутреннее состояние было недостаточно "безумным" для разговора об этой замечательной картине. И вот решился. Гениальность Яна Шванкмайера бесспорна, этот чешский режиссёр прославился своими анимационными картинами, он поднял мировую анимацию на совершенной иной уровень, его работами восхищаются Тим Бёртон и Терри Гиллиам. К полнометражным фильмам Шванкмайер перешёл только в конце 80-х и каждый его фильм становится редким подарком кинолюбителям, не только благодаря неизменно высокому качеству, но и потому что фильмы "от Шванкмайера" в самом деле выходят редко: "Безумие" вышел в 2005, а следующий (пока последний) фильм режиссёра "Пережить самого себя: Теория и практика" — только осенью прошлого года.

Фильм "Безумие"  снят по произведениям Эдгара По и маркиза Де Сада (дьявольская смесь!). Основой сценария послужил рассказ По, но не "Преждевременные похороны", как почти повсеместно  пишут в интернете (хотя образы из этого произведения По тоже используются в фильме), а "Система доктора Смоля и профессора Перро", и уже в эту основную сюжетную линию искусно вплетены второстепенные, но не менее интересные —  линия "Преждевременных похорон" и "де-садовские" философствования и забавы. Экранизацию де Сада Шванкмайер задумывал ещё в начале 70-е, но в ЧССР реализовать эти идеи было затруднительно. Что касается Эдгара По, то это один из любимых писателей режиссёра и Шванкмайер уже обращался к его творчеству (короткометражки — "Падение дома Ашеров, "Маятник, колодец и надежда"). Работа над "Безумием" началась в конце 1999 года и продолжалась несколько лет, хотя непосредственно сами съёмки заняли около полугода.


Жан (Павел Лишка) и Шарлота (Анна Гейслерова)

Картина начинается с небольшого вступления: Ян Шванкмайер появляется перед зрителями и объясняет, что его фильм "это — хоррор" и "произведением искусства он не является, ибо искусство почти мертво, оно — рекламная наклейка", фильм — это "посвящение Эдгару По и маркизу де Саду, предлагающий философскую дискуссию о методах управления сумасшедшим домом".  Шванкмайер говорит, что "существует два основных метода — абсолютная свобода или метод контроля и наказания; но есть ещё и третий метод объединяющий самое худшее из первых двух. Вот в таком сумасшедшем доме мы с вами сегодня и живём". С этими словами под бодрую мелодию на основе "Марсельезы" появляются вступительные титры на фоне игральных карт с изображениями жестоких пыток.

Конечно, Шванкмайер умышленно немного путает зрителя: по внешним признакам фильм совсем не похож на традиционный "хоррор" и  пугает здесь не то, что на поверхности, пугают выводы к которым приходит  режиссёр, пугает открытая им картина мира. По форме же фильм — это  скорее приключения с немалой долей сюрреализма и "чёрного юмора", злая и беспощадная сатира. Шванкмайер не мог обойтись без анимации — события фильма  чередуются с  традиционными для режиссёра шокирующими анимационными мини-заставками, цинично комментирующими происходящее: ползают тут и там похотливые и голодные говяжие языки; куски мяса радуются жизни, бегают, прыгают, играют на сцене, совокупляются и гибнут в мясорубке.


мясо-марионетки

Немного о сюжете картины: главный герой Жан Берло (актёр Павел Лишка) — молодой человек страдающий лунатизмом и ночными кошмарами (кстати, более точный перевод названия Sílení — "Лунатизм"), он панически боится провести всю жизнь в сумасшедшем доме, как это случилось с его несчастной матерью. Возвращаясь домой с похорон матери, Жан застигнут очередным приступом  в придорожной гостинице; экстравагантный Маркиз (Ян Тришка) оказывает ему помощь, а потом предлагает свою карету и своё гостеприимство.


Маркиз — самый обаятельный  из всех де Садов

В аннотации к фильму сказано, что действие происходит во Франции XIX века. Это не  так — в начале картины мы замечаем современные автомобили и автострады, но герой (истинный романтик) выбрав карету Маркиза, а не пассажирский автобус, фактически отказывается от своей  эпохи, современность промелькнёт за окном, а на смену придут костюмы, декорации, антураж романтического позапрошлого столетия.

Очень скоро добропорядочный Жан с ужасом обнаруживает, что его новый друг Маркиз (очевидный намёк на де Сада) — развратник и богохульник, организующий в своём замке кощунственные обряды и  разнузданные оргии. Вот на этой многообещающей фразе можно и закончить . Дальнейший рассказ будет сопровождаться суровыми  спойлерами.


Свобода!

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

После тщетных попыток обратить Жана в  свою антигуманную, но свободолюбивую  веру, Маркиз организует жестокую шутку с собственным мнимым погребением, а потом объясняет ошеломлённому Жану, что это необходимая терапия от страха, преследовавшего Маркиза — "клин клином вышибают". Маркиз предлагает Жану руководствоваться тем же принципом, лучший способ перебороть страх перед дурдомом — это самому туда отправиться. Добровольно. У Маркиза есть знакомый доктор, который руководит очень необычной психиатрической клиникой — пациентам здесь предоставлена абсолютная свобода и клинику они могут покинуть в любой момент. Жан ложится в больницу (символ всего нашего мира), но вскоре узнаёт от медсестры Шарлоты (в которую, конечно, влюбляется. Не будем забывать, Жан — романтик), что весь настоящий персонал клиники (кроме неё) заперт в клетках в подвале, а больницей управляют взбунтовавшиеся психи, Маркиз также сумасшедший. (Собственно, вот эта идея о сумасшедших, управляющих психушкой и взята из рассказа Эдгара По "Система доктора Смоля и профессора Перро", являющегося острой сатирой на тогдашнюю американскую демократию). Находиться среди психов становится всё опаснее, но Жану удаётся освободить медперсонал. Вернувшийся к власти настоящий главврач сторонник жёстких мер и зловещей системы "тринадцати терапий" ( в зависимости от степени болезни): Маркиза и его сподручных (для их же блага) подвергают жесточайшим, чудовищным наказаниям. Тоталитаризм не лучше полного хаоса; девушка — аллегория Свободы оказывается продажной шлюшкой, всегда готовой услужить тому, кто у власти; а страшный сон Берло о смирительной рубашке становится явью.

Куски мяса расфасованы, снабжены этикетками и разложены на полках супермаркета.

Есть ли иной способ управления нашим всемирным "сумасшедшим домом" кроме перечисленных?

Фильм удостоен двух высших ежегодных национальных кинонаград — "Чешских львов" — "лучший режиссёр"- Шванкмайер и "лучший актёр" — Ян Тришка.  Знаменитый чешский актёр Тришка (немало поработавший и в Голливуде) превосходно сыграл Маркиза — безумного, циничного но невероятно обаятельного грешника-философа, провозвестника и апостола "абсолютной свободы", "порочного наставника". Отмечу также известную чешскую актрису Анну Гейслерову в роли Шарлоты (я уже упоминал о ней в статье о фильме "Букет") и  постоянно снимающегося в фильмах Шванкмайера Павла Новы ("Конспираторы наслаждений", "Полено") в роли немого слуги Маркиза. В целом все занятые в фильме актёры выглядят  убедительно.

Резюме: Шедевр от одного из лучших режиссёров современности. Умная социальная сатира с интересным сюжетом (это выгодно отличает Шванкмайера от многих "мастеров большого кино", фильмы которых порой просто скучны). Правда, надо заметить, что "Безумие", несмотря на название,  не столь "безумен" и   сюрреалистичен, как предыдущие работы режиссёра, но в данном случае на качестве это не сказалось.


"фирменные фишки" Шванкмайера


санитары "психушки" — самый страшный кошмар Жана


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 111  112  113  114 [115] 116  117  118  119 ... 130  131  132




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 365

⇑ Наверх