КИНОрецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «КИНОрецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

КИНОрецензии


Рубрика для отобранных и качественных рецензий на кинофильмы.

Модераторы рубрики: Barros, fox_mulder, sham

Авторы рубрики: jacob.burns, Клован, SarButterfly, Слартибарфаст, tema.cheremuhin, Econom, swordenferz, grief, kim the alien, Lena_Ka, glupec, armitura, fox_mulder, Aleks_MacLeod, alexsei111, Barros, rusty_cat, Ригель_14, Mierin, Fadvan, atgrin, InterNet, febeerovez, Timsviridov, Вертер де Гёте, V.L.A.D.I, Paf, TOD, kraamis, Вареный, angels_chinese, coolwind, sergeigk, Frodo Baggins, Fearless, Kuntc, Kons, Petro Gulak, creator, Сноу, streetpoet, Kiplas, Optimus, xotto, WiNchiK, Мэлькор, skaerman, Энкиду, Salladin, 777serg777, Green_Bear, DukeLeto, Rainbow, Лилия в шоколаде, ergostasio, tencheg, sid482250, imra, mikereader, Samiramay, Rubin1976, demetriy120291, beskarss78, iRbos, Evil Writer, Nexus, zmey-uj, Samedy, PiterGirl, Haik, vovun, ДмитрийВладимиро, vrochek, Russell D. Jones, isaev, Karnosaur123, ХельгиИнгварссон, killer_kot, Ugrum-75, Pouce, osipdark, Igor_k, Толкователь



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 130  131  132  133 [134] 135  136

Статья написана 1 августа 2010 г. 18:45
Размещена также в авторской колонке fox_mulder

Поп (2010)

Россия,  продолжительность — 124 мин.
     жанр — очередная попытка переписать историю Великой Отечественной Войны
                                  на этот раз — согласно современному православному канону



режиссер                         Владимир Хотиненко
сценарий                          Александр Сегень, Владимир Хотиненко
композитор                      Алексей Рыбников
оператор                         Илья Дёмин
продюсеры                      Вера Малышева, Наталия Гостюшина, Сергей Кравец

в ролях: Сергей Маковецкий (отец Александр Ионин), Нина Усатова (матушка Алевтина), Анатолий Лобоцкий (Фрайгаузен), Лиза Арзамасова (Ева), Кирилл Плетнев (Алексей Луготинцев), Юрий Цурило (Митрополит Сергий).

Здравствуйте, уважаемые кинозрители! Мы рады приветствовать Вас на ежегодном чемпионате среди российских кинематографистов по плевкам в прошлое собственной страны. Сегодняшние финалисты не нуждаются в представлениях: вот, под вашими трибунами идет к стартовой линии всенародно любимый Главный Дворянин российского кинематографа Никита Сергеевич М., на коротком поводке тянующий за собой сразу всех "Утомленных солнцем -2". Финальный отсчет, свисток судьи — и режиссерское видение полетело к искомой цели! Добрые и справедливые немцы, физиологические опорожнения на историю Великой Отечественной Войны, новый термин "карающее православие"- такой глубины режиссерского понимания, мы с Вами, дорогие кинозрители, не видели уже давно! Судьи в шоке — расстояние и глубина михалковского кинопослания достойны книги рекордов Гиннеса! Впрочем, как Вы сами видите, на второй дорожке сейчас разминается главный конкурент Никиты Сергеевича, его давний соратник и друг, Владимир Хотиненко, который пришел на соревнование не один, а привел с собой за руку собственного  "Попа".  Весь стадион замер в предвкушении, Мастер завершает последние приготовления перед плевком, выходит на финишную прямую и оценивает расстояние до цели мрачным взглядом настоящего Творца.Удастся ли Хотиненко повторить сенсационный результат Михалкова или даже его переплюнуть в буквальном значении этого слова? Ответ Вы узнаете всего через несколько минут, а пока — рекламная пауза!

Усвоив очевидную истину, о том что "умом Россию не понять", отечественный кинематограф решил переквалифицироваться из Монте Кристо в управдомы. Смолкли извечные игры со взрослыми, сопровождаемые умопомрачительным количеством восклицательных знаков "Наш мальчик из песка и глины уже умеет строить маленькую копию Эйфелевой башни!!!!!!!!!1111111", утих сокрушительный грохот недавних коммерческих провалов. Всемирный экономический кризис бесцеремонно прикрыл большинство финансовых кормушек и заставил кинематографистов искать счастья в освоении смежных профессий. Длинноногая девушка, соблазнительно улыбающаяся всем прохожим мужского пола или суровый юноша в богартовской высокой шляпе, с выставляющейся из-под пиджака рукоятью шестизарядника — по сути, две стороны одной и той же монеты, на которой по-прежнему отчеканен девиз "Любой каприз- за Ваши деньги". У настоящих художников, сила искренности теперича зависит от размеров оплаты: накинете стольник — пустим скупую мужскую слезу, по форме и составу, ничем не отличающуюся от настоящей. Если сойдемся лишь на полтиннике, то придется ограничиться лишь грустными глазами и лирическим пошмыгиванием ноздрями. А если согласитесь к финальному счету на оплату услуг  дорисовать пару жирных нулей, то будут Вам и православные чудеса, и выглядывающие из-за каждой тучи крестные знамения, разбитые пред алтарем в кровь колени и потрескавшиеся лбы, всенародно любимые артисты, смотрящие из поповской рясы с чисто ленинским прищуром и по-ницшеански философствующие, рассудительные немцы. Иными словами, тогда у Вас получится фильм под названием "Поп".    



История сего кинопроизведения весьма причудлива и противоречива. В 2005 году, с личного благословения Патриарха Алексия II, в недрах принадлежащей РПЦ кино и телекомпании "Православная Энциклопедия" началась работа над полнометражным фильмом

цитата

посвященном подвигу и трагической судьбе православного духовенства на оккупированной территории в годы Великой Отечественной войны под рабочим названием «Псковская миссия»

Всего две строчки из официального пресс-релиза скрывают под собой целое разливанное море из отборной лжи.
Пройдет 5 лет, и после появления долгожданного фильма, сменившего название на более лаконичного "Попа", настрой уже древнего церковного пресс-релиза передастся его собственной ДВД-шной аннотации:

цитата

Фильм рассказывает об одной из малоизученных страниц истории Великой Отечественной войны — деятельности Псковской православной миссии.
И снова- неправда: деятельность Псковской православной миссии прекрасно изучена историками, конечно можно игнорировать их выводы и демонстративно отворачивать в сторону носы, вот только сами факты — вещь упрямая.

В августе 1941, указом митрополита Виленского и Литовского, экзарха Латвии и Эстонии митрополита Сергия (Воскресенского), на оккупированных нацистами территориях, действительно была учреждена «Православная миссия в освобожденных областях России», управление которой располагалось в г. Пскове, отсюда и исторически сложившееся название — Псковская миссия. Но не дадим себя обмануть сухому языку исторической справки: хоть в т.н. "Указе об учреждении" и стояла роспись литовского митрополита, само решение о создании принималось в совсем другом месте и на совершенно ином уровне. О том, кем и с какими целями, на самом деле создавалось сие церковное образование, лучше всего писал сам митрополит Сергий, в 8 номере, основанного Миссией журнала "Православный христианин" за 1942 год:

цитата

Германия вправе рассчитывать на то, что верующий русский народ высоко оценит подвиги освободительной германской армии и во всем окажет ей лояльную, деятельную, жертвенную поддержку. В ответном слове высокопреосвященный экзарх, принимая церковные книги на сохранение и для употребления в храмах на русской земле, дал заверения в том, что чувство благодарности разделяют с ним все православные русские люди, как уже освобожденные от советского ига, так и все еще под ним томящиеся. Это чувство вновь побудит их молиться о поражении большевиков и честно, усердно, жертвенно помогать германцам»
. Отец Сергий был несомненно очень одаренным человеком: более емко и четко сформулировать цели Псковской Миссии не получилось бы даже у ее наиболее высокопоставленного куратора — рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Германии, рейхсляйтера Йозефа Геббельса.

[/p]

Впрочем, одними лишь призывами к помощи нацистам, "благая весть" Псковской миссии не ограничивалась. Ее священники активно принимали пожертвования от германского командования, многие из них на совершенно добровольной основе сотрудничали с СД (желающие могут ознакомиться с текстами доносов, написанных пастырями на своих прихожан из любых открытых исторических источников). Пропагандистская деятельность "пастырей" была столь же утомительно-однообразной: от священной службы в честь годичного юбилея с начала

цитата

освободительной борьбы, которую ведет победоносная великогерманская армия с большевизмом во имя спасения человечества от сатанинской власти поработителей и насильников.
и вплоть до молебна, желающего "многая лета" самому  Адольфу Гитлеру. Весьма примечательна и история взаимоотношений Псковской миссии с другими иерархами Русской Православной Церкви: в 1943 году митрополиты Московский, Коломенский, Ленинградский, Киевский и Галицкий открыто осудили деятельность Сергия Вознесенского,Кирилла Зайца и их приспешников, приравняв ее к "Иудиному предательству".На этом самом месте, глаза читателя должны непременно поползти вверх: сперва, что бы отыскать выделенные в рамочку строчки из официального пресс-релиза РПЦ, а затем — просто, от удивления. Какие "подвиги" могут совершить люди, активно и по собственной воле сотрудничавшие с одним из самых страшных оккупационных режимов за всю историю их собственной страны? О какой "трагической судьбе" пастырей, писавших доносы на собственную паству может идти речь? Может быть, в этом пресс-релизе говорится о какой-нибудь другой Псковской Миссии — честно и благородно, исполнявшей свой христианский долг, а не призывавшей своих прихожан ставить свечки за здоровье фюрера всего германского народа? Увы, увы, об этой самой. *



Но идут времена, и прежние злодеи меняются местами с бывшими героями. В воздухе запахло горько-сладким привкусом перемен, а уши до самых перепонок наполнились мягким звучанием этого приятного и вкусного слова "реабилитация". Кого? За что? — а столь ли это важно, когда увлеченный самим процессом народ уже хлебом не корми, дай только кого-нибудь "отреабилитровать"! Не прошло и 20 лет, как всеобщая реабилитационная благодать долетела и до самого "заступника святых деяний Адольфа Гитлера" отца Сергия и всей его дружной компашки. Сначала идейку о богоугодности Псковской миссии и "героизме" ее участников решили внедрять в подкорку коллективного бессознательного с помощью литературного глагола, и с этой целью поручили писателю Александру Сегеню разразиться  очередным душещипательным романом на тему того, как же тяжела участь предателей в православных рясах — просто ужасъ! А для того, что бы эти идеи хорошенько утрамбовались внутри чугунных лбов и поскорее дали сочные побеги идеологической мысли, для полноты картины их решили увековечить на большом экране. Пригласили в темный уголок очередного народного режиссера (на этот раз — Хотиненко, очевидно, сам Михалков был сильно занят), пару любимых всей страной артистов, дрожащей рукой отслюнявили из большой газпромовской пачки несколько жирных купюр (их точное количество — есть тайна за семью печатями, о которой не любят говорить ни создатели картины, ни прочие в нее посвященные, о-о-от — скромняги!) и отправились снимать кино про тех, чьими героическими молитвами на территории СССР ковалась долгожданная победа над фашизмом.

Работенка и в самом деле предстояла очень пыльная: для того, что бы снять фильм о "героических" (увы, без кавычек) деяниях Псковской миссии, создателям картины — режиссеру Хотиненко и сценаристу Сегеню пришлось игнорировать любые письменные упоминания, открытые для всеобщего использования исторические справки, ловко уворачиваться от ответов на прямые вопросы, юлить и постоянно смотреть на своего зрителя чудесно-наивным взором. К примеру, авторы вообще стараются избегать ответа на казалось бы, вполне очевидный вопрос: "А зачем доброму дядюшке Адольфу вообще понадобилось возрождать православную миссию на оккупированных им территориях, какие цели он при этом преследовал?" Стараясь выстроить свой карточный домик, исходя из пожеланий заказчика, они размещают в его фундаменте такой заслуживающий всеобщего доверия источник, как воспоминания одного из бывших членов миссии, бежавшего с территории оккупации вместе с отступлением гитлеровских войск! Надо сказать, что автор сих мемуаров страдал от очень распространенного в своей среде заболевания: избирательности памяти, поэтому ни про молитвы во славу всемогущей германской армии, ни про доносы и добровольную помощь СД, в этой книге не содержится ни единого слова. Ту же чудесную амнезию подхватывают у своего героя и создатели картины, наивно и чуть подслеповато улыбаясь в глаза своему зрителю: "Не помним, так давно это было", продолжая краем глаза коситься на грозного заказчика в лице РПЦ. Вся простота и бесхитростность этих методов, наводят на мысль о том, что при соответствующем заказе, нашим заслуженным кинодеятелям можно было бы обелить даже самого Андрея Чикатило: достаточно всего лишь чудесно "позабыть" о некоторых не самых лицеприятных фактах из его биографии, во всем остальном обрисовав его как отзывчивого человека и прекрасного семьянина. Что, нет желающих?



Зато на елей для главного героя на поскупились. Поп Александр Ионин (Сергей Маковецкий) словно сошел в наш грешный мир с помазанной золотом православной иконы: всегда найдет доброе слово для ближнего, будь то даже красноармеец-атеист или сосед-иудей, не только не обидит и мухи, а наоборот -сразу заведет с ней очередной душеспасительный монолог. Создатели тонким слоем масла размазывают перед зрителем идейный посыл, мол не сам отец Александр виноват в том, что на его сельский двор пришла война, просто ему индифферентна любая идеология: и нацистов, и комиссаров, и из этих двух несомненных зол, его выбор был изначально отдан его ближнему, Человеку в самом философском значении этого слова, то есть — прихожанам собственного храма. Честно говоря, получается не очень. Все портят картины совместных трапез с гитлеровским офицером, помощи в колке дров на поповском дворе и задушевные беседы на темы высоких философских материй. Просто, в этом месте создатели картины вновь пытаются выдать черное за белое и натянуть зрителю на глаза широкую повязку: в отличии от Гражданской Войны, конфликт, начавшийся 22 июня 1941 года и перемоловший в себе жизни почти 27 миллионов наших соотечественников не являлся идеологическим. У любого человека, носил ли он армейские погоны, санитарную повязку или поповскую рясу был небольшой, но тяжелый выбор из всего двух пунктов, лишь один из которых являлся правильным. Создатели картины пытаются уверить зрителя, что отец Александр Ионин не понял всей категоричности этой дилеммы — в отличии, от многих сотен и тысяч священников, которые на территории оккупированных нацистами территорий приняли мученическую смерть вместе со всей своей паствой. Они выкручивают зрителю руку, подсовывая ему то эпизод, когда герой совсем не по-христански отказывается отпевать убитых партизанами полицаев, то — с крестом наперевес, устраивает истерику перед немецкими палачами, мешая им осуществить очередную партизанскую казнь. Но все это выходит как-то слишком неубедительно, напоминая рассчитанное лишь на очень доверчивую публику, балаганное представление. Ведь ни один из этих наигранных эпизодов не сможет сдвинуть с места застывшую стрелку морального барометра: как и любому человеку того времени, История предоставила отцу Александру Ионину право на собственный выбор, и он не смог справиться с этим испытанием.

Уже с первых кадров "Попа", не покидает ощущение, что над сим творением словно зависла тень другого, не менее прославленного кинодемиурга. Хотя любителям " полной михалковщины" советую дождаться премьеры третьей части "Утомленных солнцем", потому что ни голой задницы на бреющем полете, ни православной мины, разносящей в клочья баржу, нагруженную бюстиками ненавистного товарища Сталина, Вы здесь не увидите. Впрочем, отдельные элементы все же присутствуют : уже второй раз за этот год (а хронологически — даже первый), наши кинематографисты вновь пытаются втолковать отечественному же зрителю сомнительное объяснение нечеловеческой жестокости гитлеровцев по отношению к советским гражданам: оказывается, во всем виноват опять-таки, треклятый Сталин, вовремя не подписавший Женевскую конвенцию 1929 года, которую якобы гитлеровцы чтили почище "Майн кампфа"! Зато занесенный дорогим Никитой Сергеевичем "меч карающего православия" похоже обрел достойного оруженосца: как и в "Утомленных солнцем 2", в "Попе" принятие православной веры снова спасает человека от казалось бы неминуемой смерти: на этот раз — еврейскую девочку Хаву, которая таким образом избегает роковой участи собственной семьи. Нет, понятно, что напялив на себя мантии средневековых "Адвокатов Дьявола", господа Сегень и Хотиненко этим пытаются избавить своего героя от неминуемых обвинений в антисемитизме, но в итоге получается лишь очередной курьез.

Ощущения взрослого дяди, ненароком угодившего на "детский утренник" лишь усиливает непомерно напыщенная игра актеров, как молодых ("папина дочка" Лиза Арзамасова), так и не очень. Грустно наблюдать, как некогда действительно прекрасный российский актер Сергей Маковецкий, пройдя через шпицруттены отечественного коммерческого кинематографа, променял тонкую выразительность и глубокое погружение в образы на набор собственных персонажей-масок, которые он лишь меняет от случая к случаю: одна — для злодеев, другая — для героев, третья — для новогодних капустников, четвертая, пятая, шестая..... Герой "Попа" с вечно надутыми щеками, глаза, которого умеют выражать лишь добродушие и праведный гнев, мазан настолько жирными красками, которые больше подходят для священной иконы, чем для человека (тем более — такого). Те немногие моменты, в которых сценаристы заставляют Маковецкого выходить из образа "разговаривающего иконостаса" и явить зрителю настоящие эмоции, оказываются полностью погребены под весом актерского переигрывания: глицериновые слезы и истерически-юродивые интонации на экране смотрятся столь ненатурально, что внутренний Станславский тут же встает со своего зрительского места и покидает зал, вежливо закрыв за собой входную дверь.



Впрочем, Хотиненко можно похвалить лишь за то, что задействовав на съемочной площадке грозную тень своего давнего шефа и соратника, он в очередной раз отказался в нее полностью перевоплотиться. В отличии от Михалкова, уже давно сражающегося с собственными ветряными мельницами, Хотиненко на этом поле православной битвы с нелюдями был и остается всего-лишь наемником, из личной хитрости, всегда оставляющим свое личное отношение далеко за кадром. Наверное этим можно объяснить и саму смену названия картины, ведь Хотиненко как профессионалу, с самого начала было очевидно, что отдельного "Попа" Александра Ионина гораздо проще оправдать на экране, чем всю "Псковскую миссию" в полном составе. Однако, если вернуться с отдельных частностей на глобальный уровень картины, весь несомненный профессионализм самого Хотиненко, оператора Ильи Демина и композитора Алексея Рыбникова начинают отчетливо играть ПРОТИВ "Попа" как единого художественного произведения с очень сомнительным историческим и моральным посылом. Действительно великолепные размашистые крупные планы, величественная партитура и виртуозная постановка отдельных эпизодов, в данном случае не укрепляют художественно-смысловой ряд картины, а лишь усиливают его полное убожество, рождая в голове совсем ненужные ассоциации с представителями тех самых смежных профессий, которым уже давно наплевать, что и для кого делать, главное — что бы за это платили хорошие деньги. И вынесенный в заголовок данной статьи, знаменитый вопрос Остапа Бендера, заданный им отцу Федору Вострикову, уже в пору заменить другим, более уместным вопросом: " С кем Вы — мастера культуры?", которым уже более 80 лет назад задавался великий пролетарский писатель, Максим Горький. Только, кто ж из этих мастеров, в нынешнее время, согласиться честно на него ответить?




------------------------------------------------------ ------------------------------------------

* При написании данной рецензии был использован исторический материал из статьи Александра Ракова "Псковская миссия невыполнима".


Статья написана 27 июля 2010 г. 17:39
Размещена также в авторской колонке Barros

Если бы я рванулся писать рецензию сразу после того, как вышел из кинотеатра, вы читали бы совершенно другой текст. Это была бы не столько рецензия, сколько эссе. Повышенная впечатлительность толкает критика к подбору рифм. Сейчас мне, право, даже самому было бы интересно почитать, что бы я тогда написал. Ощущение эмоционального заряда от фильма было сильнейшим.


Может быть, в некоторых случаях действительно имеет смысл писать двойной отзыв: сначала транслировать impression, и только через недельку, поостыв, приступать к аналитике. Для одного из этих жанров взять псевдоним и публиковать оба текста под разными именами. Рецензент Джекилл и эссеист Хайд. Получилось бы не только смешно, но и поучительно – прежде всего, конечно, для меня.


Так или иначе, отзыв на несколько дней отложился, впечатления от фильма потеряли эмоциональный накал, а кое-какие узелки умозаключений затянулись и затвердели. Но кое-что осталось неизменным.



Для начала: Кристофер Нолан ещё раз подтвердил, что чуть ли не главным его достоинством как постановщика является внятность изложения. В любой момент фильма он точно знает, какую локальную задачу решает именно этот кадр, как он связан с тщательно осознанной общей задачей фильма, какими тайными и явными крючками и с какой наживкой он снаряжён и как сделать так, чтобы зритель цеплялся за эти крючки и чувствовал всё возрастающую причастность к происходящему на экране. Строго говоря, это азы режиссерского профессионализма, и остаётся только поражаться, как много постановщиков, доросших лишь до его личиночной стадии, считаются «неплохими», «популярными» или даже «культовыми», и как много действительно хороших режиссеров теряют с возрастом жёсткий контроль над внятностью своих фильмов и позволяют им превращаться в семантический кисель, расплёскиваться между «как сделано» и «что сказано», жертвовать общим смыслом ради эффектного эпизода или строить визуально эйфорический фильм с содержанием, которое явно недостойно такой роскошной упаковки. Я изо всех сил надеюсь, что Нолан такого себе не позволит – во всяком случае, не в ближайшие годы. Сейчас он если и не на пике профессионализма, то в отличной форме, которая позволяет ему решать творческие задачи любой сложности.


Но отличное владение киноязыком вовсе не означает, что режиссёр готов браться за действительно сложный материал. В «Inception» Нолан показал, что для него это почти не проблема – вряд ли у кого-то из умеющих обосновывать своё мнение язык повернется назвать структуру сюжета его фильма «простой» или даже «простоватой», а центральных героев обвинить в уплощенности или эмоциональной глухоте. И пока материал строится на логике и эмоции – Нолан абсолютно в своей стихии.


В этом же кроется его главный недостаток (или «недостаток»): Нолан, если судить по фильмам, отличный «прозаик», но совершенно не «поэт». Он великолепен в расчётах, но чувствует себя неуверенно в стихии свободного полёта вдохновения. Он не фонтанирующий музыкальными чудесами Моцарт, он тщательный строитель оперных арий Сальери. В «Inception» он сознательно вводит тему «ограничения» сюрреализма снов: пространство грёз у него проектирует архитектор, и на эту работу его герой точно не взял бы Гауди: тот был слишком иррационален, его миры вышли бы из-под контроля и строили бы себя сами.


Как раз этого Нолан и стремится избежать.


Одной из самых сильных черт его «Тёмного Рыцаря» было как раз столкновение рационально устроенного (хотя и несовершенного) миропорядка с вдохновенных хаосом, воплощенном в Джокере. «Inception» выстраивает сходный контрапункт: ментальное пространство становится ареной столкновения созидательного сознания и разрушительного подсознания. Упорядоченное против хаоса.


При этом Нолан в выстраивании этого противостояния предельно честен. Как и в «Темном рыцаре», битва идёт на равных, но в совершенно несопоставимых категориях. Там было неимоверное обаяние зла против обыденной структуры миропорядка. Здесь же сложнейшей инженерной архитектуре сознания Кобба противопоставлен бушующий в его подсознании ураган. Маль, женщина, имя которой с почти любого европейского языка переводится одинаково. Любовь Кобба, поддавшаяся саморазрушению, и пытающаяся разрушить его самого во имя сохранения их любви.


Фильм Нолана – это противоборство клинка и стихии, детальная хроника боя мечом против вихря опавших листьев (viva, «Герой», твоя рифма всё-таки меня догнала). Но если в «Герое» Чжана Имоу все слои реальности свободно пересекаются и порождают почти бескрайнее поэтическое буйство метафор и прочтений, то Нолан держит смысловую структуру своего фильма под жестким авторским контролем – иначе не умеет. Эта структура поразительна по сложности, она чертовски интересна для рассмотрения и анализа, но она почти полностью познаваема. Стоит выделить несколько зацепок, которые Нолан настойчиво повторяет (существенные узлы резервируются: а вдруг с первого раза не сработает?), как авторский вывод становится очевиден, формулируется как будто сам собой. (Для пущей гарантии он даже произносится в «Inception» вслух, хотя и не на основном языке фильма).


Забавно, что сам Нолан ясно видел эту избыточную «явность» ответа и честно попытался её замаскировать вопросом – увы, совершенно второстепенным. Хотя даже здесь он находит изящный жест и превращает отвлекающий финт в почтительный поклон предтечам…


«Культовое кино»? Да, культ родился – создание Нолана обречено, благодаря теме и исполнению, на внимание популярных философов, которые в последнее время взяли моду использовать порождаемые масскультом образы для иллюстрации своих концепций, как правило, довольно банальных. «Inception» достаточно сложен и даёт для таких толкований обширный материал, к тому же его тщательная выстроенность провоцирует на самозабвенное разбирание и собирание конструктора. Наверное, и пусть их. Да и зрителю приятно.


Я же на этом закончу, напоследок поставив всего одно воображаемое многоточие.


Всё, что я сказал выше о логичности и инженерной выстроенности фильма, для меня очевидно. Неочевидно то, почему вопреки всему этому в архитектуре «Inception» всё-таки чувствуется Гауди. В этой рассудочной прозе есть поэзия. Она слаба, но сердце бьётся. Может быть, дело во мне, а не в Нолане. Может быть, правы те, кто утверждает, что смысл фильма кроется в разрывах между кадрами, над которыми не властны ни режиссёр, ни оператор, ни монтажер.


Если я выдаю желаемое за действительное, я тем самым делаю его существующим.


Может быть, дело как раз в этом.


Статья написана 24 июля 2010 г. 20:38
Размещена также в авторской колонке fox_mulder


Начало (2010, Inception)

США, Warner Bros, жанр — сказ о том, как режиссер Нолан искал собственный вход в Матрицу
         продолжительность — 148 минут
         слоган: «Твой разум — место преступления.»



сценарий                                          Кристофер Нолан
режиссер                                          Кристофер Нолан
оператор                                           Уолли Пфистер
композитор                                        Ханс Циммер
продюсеры                                        Закария Алауи, Крис Бригхэм, Джордан Голдберг

в ролях: Леонардо ДиКаприо (Кобб), Джозеф Гордон-Левитт (Артур), Эллен Пейдж (Ариадна), Том Харди (Имс), Кен Ватанабе (Сайто), Киллиан Мерфи (Роберт Фишер мл), Марион Котийяр (Мэл), Пит Постлетуэйт (Морис Фишер), Майкл Кейн (Майлз), Том Беренджер (Браунинг)

Что бы Вы сегодня не прочитали на этой странице, главное — не паникуйте и ничему не удивляйтесь. Весь мир Ваших оценок, ощущений и вкусовых пристрастий — это всего лишь глобальная Иллюзия, в центре которой сидит могущественный Некто и помыкает сложными нейронными импульсами Вашего мозга с помощью гигантской каучуковой киянки. Взгляд в сторону — боль, взгляд прямо — вкусная конфетка, и никак иначе. Только, я очень прошу Вас не вскакивать резко со своего стула и не бежать сломя голову в неизвестном направлении, этим Вы только спугнете тех. кто за Вами наблюдает. А разве я еще не сказал? О, они наблюдают постоянно, и их глаза никогда не закрываются. Кто они? Чего от нас добиваются? Сложный вопрос, но мы с Вами попытаемся совместно отыскать на него ответ. Главное помните: до конца чтения этих строк у Вас еще есть классический выбор, состоящий из Синей и Красной таблеток. Примите синюю — и весь этот текст испарится из Вашего компьютера, оставив лишь приятное ощущение иллюзорности происходящего, будто бы все прочитанное случилось с Вами лишь в неприятном ночном кошмаре. Однако стоит вкусить красную — и весь мир иллюзий и чужих манипуляций с Вашими вкусами станет суровой и неотвратимой реальностью. Но еще не время паниковать: вытрите со лба предательскую струйку холодного пота, откиньтесь на спинку кресла, расслабьтесь перед Вашим монитором. Помните: пока перед глазами не иссякнут бесчисленные хороводы этих строчек, у Вас еще есть время — и есть выбор......



                                                                                                                               The Matrix has you
                                                                                                                               (Сами-знаете-откуда)

Хотим мы это замечать или нет, но фильмов, книг, игр, музыкальных произведений на тему иллюзорности человеческого бытия снято/написано/сыграно/записано уже предостаточно, однако количество их будет только неуклонно расти. Уж 12 лет минуло с тех пор, как отздоровался со всеми соседями наивный американский парень Труман Бирбонк, 11 — как смолкло печальное соло джазовой трубы на нуарном "13 этаже", 10 — со звука последнего выстрела, поставившего жирную точку в финале гениальной кронненберговской "Экзистенции". И это даже если не трогать само Святое Писание, по мнению некоторых излишне впечатлительных фанатов — лучшее воплощение Ветхого и Нового Завета в одном флаконе (от себя добавлю -вероятно еще и Корана, Талмуда, Священных Вед, Книги перемен, Тхеравады и Краткого Курса Истории ВКП (б).), Альфу и Омегу...... представлений современных школьников об иллюзорности, и наконец просто всем известную "Матрицу" братьев ( по крайней мере -на момент создания сего фильма) Вачовски. Легкая и невесомая, словно жвачка с модными зелеными полосками, она брала зрителя за шкирку и подобно стремительному сюжетному броску главного героя в кроличью нору, швыряла его прямо в фокус эффектного слоу-мо, с роскошно поставленными драками и молниеносными перестрелками. Стремительность операторских ракурсов и  нарочитая рваность монтажных склеек так убаюкивала сознание при просмотре, что между этими зелеными вертикальными полосками, равномерно и стремительно движущимися вниз по экрану, начинало действительно мерещиться ОНО — Целое Кинематографическое Откровение.

Но к счастью, уже на выходе из кинотеатра, стремительный порыв свежего воздуха быстро освежал некоторых индивидуумов, которые вдали от молниеносных рапидов и оглушительных звуковых эффектов вдруг начинали вспоминать, что эти замедленные перестрелки с двух рук они уже раньше видели в ранних фильмах Джона Ву, новизна использования поединков кунг фу в китайских боевиках вообще сравнима, разве что со свежестью последнего открытия Америки, а те самые шелестящие по экрану полоску переползи на экраны "Матрицы" прямиком из анимационного шедевра Момору Осии "Призрак в доспехах". Кровожадные машины шагнули в будущее из пробегавшего неподалеку "Терминатора", подземная база повстанцев опустилась на глубину геологических пластов непосредственно из далеких галактических просторов классической трилогии "Звездных войн". Если же попробовать истолочь в ступе  бесформенные философские претензии, являющие собой почти бессистемную, эклектичную подборку образов из всех мировых религий (за исключением разве что Ктулху), философских и эзотерических учений, то но самом дне останется лишь жженый сахар — приторный, вязкий с неприятным вкусом и еще более устойчивым послевкусием — бррррр..... Впрочем, как водится самым беспристрастным судьей для чужого культового статуса оказалось Время: сокрушительный провал заключительной части матричной трилогии поставил жирный крест на дальнейших квадрологиях, пенталогиях и гексалогиях, круглые черные очки и длинные плащи постепенно вышли из моды, полоски вернулись обратно к Осии, рапидные перестрелки — к Джону Ву, большинство фанатичных приверженцев "Церкви Нео" успели повзрослеть и сейчас уже с иронией воспринимают свои былые увлечения. Впрочем, разумеется кое-кто и по сей день пребывает в Матрице, разучивая прыжки с кухонных табуреток на фоне узнаваемого скринсейвера с зелеными полосками, но речь сейчас не о них. Ведь мировая индустрия развлечений в последние лет 10 напоминает заряженный револьверный барабан: стоит одному патрону отправиться к своей цели для покорения очередных кассовых вершин, как чей-то большой палец взводит курок, и через некоторое время его место занимает следующий. Так встречайте же приемника!



— Сколько всего создано миров?
           — Тысячи, но ваш — единственный, который создал имитацию внутри имитации.

                                                                                                               (The Thirteenth Floor)

Трудно представить себе более исчерпывающую информацию о фильме, его целях и используемом режиссерском инструментарии, чем огромная зазывная надпись на афише: "от режиссера "Темного рыцаря"". При смаковании ее лаконичной конструкции, в ушах сразу же начинает играть громкий хор из незнакомых голосов: "Ой, Люсь гляди, это же от того дядьки, что снял о махаче черного Бэтмента с этим, как его, Жогером,о! Слушай, я хочу сходить, ведь тот фильм был таким умным, там было стоко философии -даааа..... Я в интернете читала". На самом деле, этот слоган оказывается палкой о двух концах: для аудитории, уверенной в качестве предыдущего нолановского "шедевра" (на 11 из 10, а если кто че скажет — пусть со мной сначала встретится и попробует сказать это мне в лицо, если чо меня Лехой зовут!), даже спустя 2 года после окончания его тщательно продуманной и на редкость, беспринципной рекламной компании — это безусловно зеленый свет и билет на премьеру, причем в первый ряд. Однако для тех, кто предпочел оценить сие произведение более взвешенно, не желая мириться с его многочисленными недостатками — лишь повод для нудных рассуждений из серии: под силу ли постановщику переосмыслить свой предыдущий урок, даже если его мировые кассовые сборы превысили миллиард долларов? Тем более, что рекламная компания "Начала" уже с самых первых дней начала приобретать подозрительно знакомые очертания. Тут тебе и рейтинг пользовательских оценок 9.3/10, выставленный на крупнейшем американском киносайте IMDB при 52,050 проголосовавших, и третье место в топе самых лучших фильмов всех времен и народов, переплюнув такие всенародные кинохиты как "Хороший, плохой, злой", "Крестного отца" и "Криминальное чтиво" (а между прочим,  2 года  назад Темный рыцарь спикировал прямо на первое, причем после нескольких дней проката, ай-ай-ай — налицо недоработка, господа маркетологи!) и пафосные лозунги о лучшем фантастическом фильме ever ever ever, ну или на худой конец- последних десяти лет. Все это рождает смутно знакомые ощущения, будто мы уже недавно плавали в этих водах, кэп!

Но не так страшен Нолан как его малюют. Над всем его кинотворчеством, незримо кружит по воздуху, уже знакомая нам зеленоватая матричная дымка: в саму структуру "Помни" он заложил ответ на типичный вопрос братьев В "что есть Матрица?", озвучив его сухим менторским тоном фрейдистского учебника по психоанализу.  В "Престиже", каждый из двух героев по сути является Архитектором, создающим незримое полотно иллюзий на потеху скучающей публики, и когда ткань выдуманных образов слишком въедается в реальность — разрывающим его, с помощью экстренной "перезагрузки". Главный аттракцион "Начала" — это полная синхронизация Нолана с его внутренней Матрицей: ее расширение и углубление с помощью приемов, оставшихся в  режиссерском инструментарии еще со времен Memento. Сюжет нового творения- снова Матрица по Фрейду: там, где Нео с товарищами скользили по компьютерному отражению человеческого сознания, нолановский герой Кобб (Леонардо ДиКаприо) и его команда предпочитают непосредственное внедрение вглубь чужой черепной коробки. Цитаты из полюбившегося режиссеру творения столь же демонстративны, как развешанные прямо по стенам огромные плакаты: Тринити- Ариадна, а вместо знаменитой Ложки-Которой-Нет, Вашему вниманию предлагается не менее символически-значимый Волчок.  Проникнув в здание просторного  матричного комплекса, где с легкой руки Вачовски всегда было пусто, как в разграбленном склепе, Нолан меняет его под себя и проявляет фирменное внимание к деталям: чуть усложняет структуру, добавляет психологизма и выпадающих из своих шкафов скелетов. Одна беда: если смотреть на них с улицы, высоко задрав голову, то оба здания: его и то, что создали почти одиннадцать лет назад, братья-поляки, смотрятся абсолютно идентично.





                                                                 Память обманчива. Она интерпретирует, а не фиксирует..
                                                                                                                               (Помни)

Пиар-релизы давятся от умиления: впервые основная задумка фильма о преступлении, совершаемом в сознании другого человека, посетила Кристофера Нолана аж в 12 летнем возрасте! Когда юный вундеркинд подрос и превратился в преуспевающего режиссера, та самая юношеская забава начала постепенно превращаться в сценарий, на создание которого ушло почти 10 лет! Спору нет — сама идея хороша, и придумавший ее мальчик бесспорно заслужил внеочередную порцию теплого молока с вкусным хрустящим печеньем. Только вот похвалить взрослого дядю, который в течение 10 лет ее утрамбовывал, утрамбовывал, да так и не доутрамбовал, при всем желании не получится. Разместив в первой половине несколько жирных отсылок к "Помни", Нолан тем самым убивает в  своем фильме любое подобие интриги: с тем же успехом, ему можно было просто наклониться в темноте кинозала к уху ни о чем не подозревающего зрителя и сообщить радостную новость, что убийцей является парикмахер. Впрочем, финальный твист — это лишь дело десятое: в том же Помни знание концовки нисколько не мешало все новому и новому пересмотру, потому что кроме неожиданной развязки картина содержала запоминающиеся диалоги, убедительно прорисованных персонажей и оригинальную концепцию. И именно здесь кроется самый главный неприятный сюрприз Начала: увидев над головой фокусника огромные ниточки, знакомый с нолановской творческой кухней зритель решает повнимательнее приглядеться к окружающим типажам, но стоит лишь дотронуться пальцем, как они тут же распадаются в небольшие пепельные кучки. Все персонажи фильма, за исключением главного героя напоминают аватаров из непропатченной компьютерной игры: за внешним обликом и дежурным набором реплик не скрывается ни проработанных характеров, ни интересных личностей, да и сами реплики, по большей части скучны и вряд ли после окончания просмотра, украсят чей-то цитатник. Выстраивая в подсознании собственную модель всемогущей Матрицы, режиссер заменил хоть какую-то имитацию жизни — театром одного актера в огромном зале, сплошь заполненном пластмассовыми манекенами. Когда от обилия людей без следов какой-либо мотивации и внутренних конфликтов, уже начинает рябить в глазах, на ум приходит забавная филологическая загадка: каким словом, уместнее всего назвать человека, который потратил целых 10 лет на развитие собственного сюжета, сумев при этом создать в нем лишь одного, по-настоящему живого персонажа. Хммм, дайте подумать.....

Не сумев добавить ничего нового к собственным психологическим пазлам 10 летней давности, режиссер решает слегка разнообразить их жанровую структуру. Если "Помни", несмотря на режиссерские игры в "начало-конец, конец-начало", все же оставался в четких рамках психологического триллера, то в "Начале" таких границ не существует вообще: фильм о коллективном ограблении, футуристический триллер, фантазия о путешествии в вымышленные миры, психологическая драма, слишком подозрительно отдающая в голове описанием соответствующих сцен из бессмертного лемовского "Соляриса"— слишком уж эклектичен набор местных ингредиентов, а ведь вдобавок к ним, фильм еще частенько вспоминает, о том что по жанровому паспорту, он значится фантастическим боевиком. И зря, потому что боевые сцены с прыжками, кульбитами и перестрелками — это самое скучное, что есть во всем фильме: неудачные операторские ракурсы и  вялая постановка этих эпизодов, неуклонно заставляет ползунок на шкале "зрелищность" перемещаться к позорной отметке "ноль". Вот где мог пригодиться опыт с подражанием братьям В, благо великолепные операторские ракурсы и замедленные рапиды с нанесением удара пяткой в нос — это было одно из тех редких достоинств Матрицы, которое невозможно оспорить. Но Нолан — не Вачовски и даже не Бэй, что впрочем было отчетливо видно еще по квелой постановке сцен, которыми он 2 года назад пытался предать зрелищности своему "Темному рыцарю". Непонятен смысл этого повторного демарша по одним и тем же граблям, разложенных в том же месте и все той же заботливой рукой. Однако, сама настойчивость 40-летнего британца не может не восхищать.




                                            Мы принимаем реальность такой, какой нам ее преподносят. Элементарно.
                                                                                                                                 (Шоу Трумана).

Впрочем, хождение по граблям, разложенным добрым и заботливым ЧеловекоМышем, на этом не заканчивается. Помнится, 2 года назад, редкие по-настоящему критические обзоры на Темного рыцаря отмечали, что чрезмерно увлекшись концепцией, Нолан позабыл про задействованных в фильме шикарных актеров (за исключением лишь одного, который все время удивлялся, почему все вокруг такие серьезные), которые на протяжении всего фильма стояли неподвижными столбами, лишь изредка радуя репликами наподобие "Кушать подано". Дабы подчеркнуть непохожесть на предыдущий фильм Нолана, в актерский состав Начала не завезли ни Кристиана Бэйла, ни Гэри Олдмана, ни Моргана Фримана, трагически ушедшего Хита Леджера заменили очень внешне похожим на него Джозефом Гордоном-Левитом, и только  Киллиану Мерфи и Майклу Кейну похоже не дали даже переодеться.  Но старые болячки, по-прежнему с нами: 90% задействованных звезд, как и прежде [q= fox-mulder Черный плащ, отзыв-рецензия на фильм Кристофера Нолана "Темный рыцарь"]играют лишь роли говорящей мебели

[/q]
Изначально, режиссер дарует право на раскрытие своего персонажа исключительно исполнителю главной роли: у Кобба, в отличие от прочих болванчиков, населяющих 148-минутный мир "Начала" есть биография, жизненные цели, черты характера наконец. Однако, самую злую шутку над очередной нолановской концепцией сыграли даже не зрители и не придирчивые критики, а его прославленный коллега Мартин Скорсезе, выпустивший в феврале этого года фильм "Остров проклятых", где по несчастливому для режиссера "Начала" совпадению. главную роль исполнил.... все тот же Леонардо ДиКаприо. Злой рок и всего 6 месячный перерыв между выходами двух фильмов на экран оказали детищу Кристофера Нолана медвежью услугу: имея общее лицо на двоих, персонажи "судебного исполнителя"Тедди Дэниелса и "ментального взломщика" Дома Кобба сливаются в единое целое, и отодрать одного от другого уже не под силу ни автора литературного первоисточника "Острова" Деннису Лихейну, ни самому сценаристу Кристоферу Нолану. Напоминает сцену из детства, когда друзья родителей дарят Вам на день рождения подарок в необычайно красивой и яркой упаковке. Предвкушая огромное наслаждение, Вы его распаковываете и под всеми этими завлекательными леночками, завитушечками и очень красивой оберточной бумагой ...... обнаруживаете подарок, который у Вас уже есть. Нет, нет, разумеется сами дарители ни в чем не виноваты, но вот как быть с оставшимся неприятным осадком?[/p]

Пришла пора подводить итоги, и они признаться, слегка разочаровывают. Первый фильм Нолана, снятый им по самостоятельному сценарию, увы — обернулся лишь дорогостоящим перефразом его самого лучшего творения. Слепой Нео, незримым духом в виде зеленых строчек, по-прежнему витает себе в своей Матрице, а покрытый татуировками по самые брови Леонард все еще бродит по белу свету, тщетно пытаясь настигнуть убийц собственной жены. Превосходная задумка, яркая идея корчатся в мучениях на грязном полу, получив поддых от не самой качественной реализации, рождая в голове незамутненные каламбуры, о том, что лучше бы Нолану забросить подальше весь этот матрично-бэтмановский Голливуд и вернуться назад, к малобюджетному кино с четкой структурой и полным отсутствием необоснованных амбиций. Впрочем, посмотрим правде в глаза: какой здравомыслящий человек захочет  добровольно слезть с кассового Олимпа, на котором он восседает рука об руку с самыми яркими кинозвездами и баснословными гонорарами, что бы вернуться обратно — к блеску и нищете низкобюджетного кинематографа, пусть и в поисках давно утраченных творческих ориентиров? Нет, господа такое возможно лишь в кино. Или в какой-нибудь вечно зеленой Матрице.



Вы начинаете искать разгадку, но не находите, потому что не особенно стараетесь. Вы не хотите её знать. Вы хотите быть обманутым.
                                                                                  (Престиж)  



Заранее предвижу, как у читателей, добежавших глазами до этих строк, начинают стремительно расширяться зрачки. А как же Синяя и Красная Таблетки, как же мировой заговор и кто те самые загадочные ОНИ, с помощью которых Автор попытался построить дешевую интригу, дабы заставить несчастного читателя дочитать до конца свой скучнейший обзор? Спокойно, дорогие мои. Как и подобает интриге Настоящего Фильма о Выдуманной Реальности, в роли тех самых ИХ, контролирующих и навязывающих Вам некие вкусовые пристрастия выступаете...... исключительно Вы сами. Радио, телевидение, интернет, сарафанное радио, мнение знакомых, коллег и знакомых наших знакомых — это и есть та образная каучуковая киянка, которой мы сами себе загоняем в прокрустово ложе общих представлений о прекрасном/безобразном/ужасном — общих, но не персональных. И за длинной пространной и насквозь субъективной статьей о том, почему одному человеку не понравился этот фильм, обязательно нужно сказать пару слов о том, почему он понравится лично Вам, отчего Вы дважды (нет,лучше трижды) посмотрите его в кинотеатре, потом обязательно приобретете на ДВД и будете всем рассказывать, что это лучший фильм в Вашей коллекции! Вы никогда не задумывались, почему ни "Темному городу" Пройаса, ни "13 этажу" Руснака, ни "Экзистенции" Кроненберга, ни гениальному "Авалону" Осии, вроде рассказывающим каждый по своему, одну и ту же историю, так и не удалось покорить таких вершин, какие открылись пресловутой "Матрице" братьев В? Потому что, ловко сочетая в себе весь опыт предыдущих наработок, братья-поляки сняли именно тот фильм, который в 1999 году хотел увидеть массовый зритель: от темы — одна оболочка, обертка, зато обертка настолько красочная и привлекательная, что ее так и не терпится взять и проглотить. Та же участь уготовлена и  "Началу", ведь из фильма Вачовски Нолан усвоил наиболее главный принцип: "Главное — это не то, что в фильме есть на самом деле, главное — это то, что в нем увидит каждый, отдельно взятый среднестатистический зритель". И пока фильм с сильной идеей, но прихрамывающей реализацией, отчаянно ковыляет к вершинам кассовых сборов и всевозможных топов (на известном российском сайте "Кинопоиск" вон доковылял аж до первого места), перед просмотром, У Вас по-прежнему есть право на две таблетки.



Красная таблетка

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

активирует скрытый в голове каждого зрителя ген, отвечающий за критичность мышления. Открывая его, Вы автоматически перестаете слушать других людей, читать обзоры и рецензии (включая и эту), подмечаете все неточности, недоделки и недостатки, одним словом — раз и навсегда, бесповоротно покидаете Матрицу Общественного Сознания.

Синяя таблетка

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

ничего не активирует. Да и незачем: итак все хорошо. Надо почаще слушать мнения других людей, читать рецензии критиков или отзывы рядовых пользователей на Кинопоиске, они там люди умные сидят, если че непонятно — сразу объяснят. Сама статья — редкое УГ, ее автор — идиот с сильно завышенной самооценкой и комплексом не реализовавшегося критика. Нолан — молодчина, самый лучший режиссер на планете. А фильм — гениальный, гениальный, ГЕНИАЛЬНЫЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!    


И каким бы ни был Ваш личный выбор, пусть для Вас он навсегда останется  правильным.

Статья написана 22 июля 2010 г. 22:54
Размещена также в авторской колонке alexsei111


А жизнь — только слово,

Есть лишь любовь и есть смерть...

Эй! А кто будет петь,

Если все будут спать?

Смерть стоит того, чтобы жить,

А любовь стоит того, чтобы ждать...

Виктор Цой "Легенда".




Вы когда нибудь оказывались в негативной ситуации? Вы бежите по густо населенному мегаполису, за вами гоняться ваши недоброжелатели и стреляют вам в спину…

Или может быть вы падали с крыши огромного небоскреба, сами не зная почему…

А потом вдруг испытывали чувство легкого недолгого головокружения и неожиданно и неожиданно для себя …оказывались у себя в постели.

Н знаю как вы уважаемые господа, а я несколько раз в жизни испытывал подобные ощущения.

При любом негативном воздействии на наше я которое находиться во сне наш мозг выбривает нас в реальность, пытаясь на с защитить от негативных эмоции.

Именно это наблюдение, сказанное главным героем самого ожидаемого фантастического фильма этого года "Начало" Кристофера Нолана. Кобом (Леонардо ди Каприо) окончательно убедило меня, что 22 июля 2010 года около трех часов дня по Москве я одним из первых в России посмотрел лучший научно-фантастический фильм нового века.

Я сознательно не буду раскрывать сюжет, думаю подробный анализ будет впереди и сделан не мной , но я скажу что перед нами может быть гениальный и абсолютно оригинальный фантастический пазл из нескольких сотен кусочков ,которые скрывают грандиозную картинку.

Если говорить о чем-то сопоставимом в жанре научной кинофантастике, то мне на ум приходит только «Бегущий по лезвию бритвы" Ридли Скотта.

Это не «Транформеры» Бея и даже не пресловутый «Аватар» с его размытой мыслью о том, что надо жить в единении с природой (желательно заработав несколько десятков миллионов долларов) и посредственным пинком в сторону американского правительства.

Это фильм под который не получиться жевать попкорн и не думать (Хотя черт знает что в головах у этих попкорножевателей). Зная перед просмотром что мне предстоит не самый легкий фильм, я сознательно включил свою как я смею надеяться не самую попкорную голову на полную мощность, и все равно я не понял фильм до конца .У меня возникло стойкое желание пересмотреть его через пару месяцев, после того как спадет первый поверхностный аромат (а такое со мной впервые, если не считать фильмов с Анной Софией Робб и Эбигейл Бреслин).

Я хочу остановиться на том чего нет в этом фильме.

В этом фильме нет необоснованного, тупого экшена и борьбы плохого с хорошим.

В этом фильме также нет дешевой и сиюминутной политической ангажированности.

Этими двумя недостатками страдают практически все фантастические блокбастеры, и исключения можно пересчитать по пальцем одной руки.

После просмотра «Начала» у меня возникло тоже ощущения безвременья и безпростраственности, которое возникает при прочтении «Пикника на обочине» братьев Стругацких и прослушивания песен Башлачева.

Так о чем же этот фильм?

Это фильм о дружбе.

Это фильм о любви.

Это фильм о боли.

Это фильм о радости творчества.

Это фильм о зависти.

Это фильм о надежде.

Но в первую очередь это фильм о человеке, который несмотря на все свои недостатки иногда звучит…Нет не гордо, но не так противно и гадливо как мне иногда кажется.

И еще это фильм о снах, и еще это фильм о поезде жизни который везет нас в неизвестность, а не туда, куда мы хотим.

P.S.Кстати а у вас есть талисман, о котором не знает никто???

P.P.S. И он точно ваш???

Оценка из-за некоторых непоняток 9 из 10 .Пока.


Статья написана 22 июля 2010 г. 19:49
Размещена также в авторской колонке fox_mulder


Алиса в стране чудес (2010, Alice in Wonderland)

студия Walt Disney, жанр — "Алиса в стране ночных кошмаров Льюиса Кэррола" время — 108 минут
           слоган: "You've got a very important date"




режиссер                          Тим Бертон
сценарий                          Линда Вулвертон,  по мотивам произведений Льюиса Кэррола
оператор                          Дариуш Вольски
композитор                       Дэнни Элфман
продюсеры                       Крис Лебензон, Ричард Занук, Сьюзанн Тодд, Дженнифер Тодд

в ролях: Миа Васиковска (Алиса), Джонни Депп (Безумный Шляпник), Хелена Бонэм Картер (Красная Королева), Энн Хэтэуэй (Белая Королева), Криспин Гловер (Стэйн), Стивен Фрай, Алан Рикман, Майкл Шин, Тимоти Сполл, Кристофер Ли. (озвучка).

                               
— С чего начинать, Ваше Величество? — спросил он.
— Начни с начала, — важно ответил Король,  —  продолжай, пока не дойдешь до конца. Как дойдешь — кончай!!

Их встреча была предначертана небом, даже не взирая на разницу в образовании, воспитании, отделяющие их друг от друга тысячи и тысячи морских миль и почти столетнюю разницу в возрасте. Худосочный британский математик, страдавший от немного неестественной тяги к детям и взбаламученный, вечно растрепанный американский киношник, сами того не зная синхронно двигались на встречу друг другу сквозь время, и весь мир затаил дыхание в тот момент, когда пальцам двух великих фантазеров предстояло слиться в единое целое. Увы, в самый не подходящий момент, из облака эфира вынырнул неприятный толстяк с монограммой WD, выгравированной прямо на поверхности увесистого мешка с наличностью. Застыв в картинной позе поодаль, как и подобает настоящему злоумышленнику, он дождался момента рокового соприкосновения, после которого сразу же обрушил на головы обоих странников все содержимое своей поклажи, с наслаждением ломая хрящи, выдавливая внутреннюю структуру и душа останки фантазии весом огромного количества зеленых бумажек. И можете не надеяться на чудо: у этой сказки будет очень грустный финал.

Есть книги, которые только книги: переплет, бумага, количество страниц, помноженное на множественность письменных знаков: разбери единое целое по отдельным деталям и уже не поймешь: где радоваться, чему огорчаться, о чем скорбеть и как от этого разобщенного по частичкам дерева, краски и бумаги можно поумнеть. Но есть и книги, которые Книги, у которых твердая деревяшка переплета, сухость страницы и отпечатанный на ней яркий типографский оттиск — как Врата в иное измерение, через которые  партизанской тропой в разум читателя украдкой проползает сам автор и свивает себе гнездо. Именно там, внутри читательских рассуждений, измышлений и чувств сидит малюсенькая копия Чарльза Лютвиджа Доджсона, творившего под творческим псевдонимом Льюис Кэрролл, ведь его двухтомная "Алиса" — это больше чем просто собрание гениально чудаковатых персонажей, набор знакомых с детства афоризмов и цитат, даже шире и глубже, чем Книга (если такое вообще возможно). Скорее это тот самый невидимый глазу перекресток, где затемно, при бледном свете луны встречаются лоб в лоб сухопарые математические законы, высоколобые философские теории, сюрреалистическое мышление самых невероятных форм и пропорций и очень живой, тонкий и искрящийся британский юмор. Именно это удивительное сплетение всего и со всем, в итоге подарило белому свету явление эдакого книжного Бармаглота, которого можно читать и перечитывать, заучивать, декламировать и засыпать щедрой горстью в личный цитатник, но полностью осознать и понять суть каждого образа и произвольного афоризма — никогда.




-Мы здесь все сумасшедшие. Я сумасшедший. Ты сумасшедшая.
— Откуда вы знаете, что я сумасшедшая? — спросила Алиса.
— Ты безусловно должна быть сумасшедшей, — ответил Кот,- иначе ты не попала-бы сюда...

За последние 20-30 лет, студия Диснея из доброго Оле-Лукойе, рассказывающего детям добрые сказки и ласково кутающего их одеялом перед сном мутировала скорее в огромного и прожорливого Карабаса Барабаса, рыщущего по свету с огромной плетью в руках, в поисках хорошо забытых сказок, из которых еще можно выжать звонкую монету. Пройдясь походкой типичного рейдера по мощам Виктора Гюго, пинками расшвыривая по сторонам останки древнегреческих эпосов, злобный великан вдруг заметил под ногами хрупкую маленькую англичанку и не побрезговал. Свистнув на подмогу верного пиявочника в лице сценаристки Линды Вулвертон (в портфолио которой уже значатся такие проекты этой студии как "Король Лев", ""Красавица и чудовище", "Мулан"), они совместно распотрошили бедную девочку, извлекли из нее все парадоксальные идеи, вкупе с умопомрачительными диалогами и незабываемыми цитатами, после чего исправили характеры и поведение героев, путем нежной лоботомии.  Изредка, во время процесса дружного ковыряния, тишину и покой сценарного морга разрезали громкие вскрики следующего содержания: " А это что еще за Шляпник такой? К чему он тут вообще сдался, к тому же Безумный? Нечего детям всяких сумасшедших показывать! Пусть тоже за добро сражается, а то развелось тут, понимаешь, дармоедов! У них там в Мордо.... то есть, в Красном Королевстве, на дворе практически тоталитаризм, а они видите ли, сидят себе в своем лесу и чаи гоняют! "

Увы, но это было лишь начало. С помощью тайного мутагена, чей секрет известен лишь мерзко гогочущим карликам, обитающим в подвальных лабораториях Walt Disney Studios, обе кэрроловские повести решили скрестить в одну особь, а то, что карточная Страна Чудес и шахматное Зазеркалье — это два совершенно разных мира, ни сценаристку, ни ее подручных совершенно не беспокоило. Результатом этих непотребных действий стала замена целостного сюрреалистического мироздания на полнейшую эклектику, в которой главным подручным шахматной Красной Королевы стал...... карточный Валет, but who cares? Все кэрролловское остроумие было безжалостно вырвано из контекста, порублено в мелкую сахарную пудру и засыпано внутрь огромных стаканов с колой или попкорном. В образовавшуюся в результате удаления щель, была вставлена удобная резиновая трубка, через которую героев накачали Первостатейным Отборным Голливудским Пафосом. Стоит любому персонажу едва приоткрыть рот, как эта елейная патока тут же выливается наружу: про Свободу, Борьбу Добра со Злом (все- с заглавной буквы) и предстоящую победу над угнетателями. Доходит до нелепого: когда Безумный Шляпник поднимается на эшафот, то подсознательно ожидаешь от него гортанного выкрика "FREEDOOOOOM!!!!!", брошенного в толпу с героическим оскалом всеамериканского любимца Уильяма Уолласа. Грустно, но факт: распрямленные из кэрролловских причудливых загогулин, персонажи превратились в расхожий набор самых дремучих фэнтезийных клише: от Темного Властелина ( в данном случае — Красной Властелинши, но ни расцветка, ни пол сути не меняют) до Избранного Спасителя Всея Королевства, страдающего (сюрприз-сюприз!) от временной амнезии, окончание которой чудесным образом приведет к стократному увеличению скиллов. Помилуйте, сегодня подобное убожество уже стесняются использовать даже создатели самых дешевых китайских РПГ, но только не представители одной из наиболее могущественных корпораций в истории мировой киноиндустрии!




— Нельзя поверить в невозможное!
— Просто у тебя мало опыта, — заметила Королева — В твоем возрасте я уделяла этому полчаса каждый день. В  иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака.

Маленькая Алиса Лиддел была определенно неправа, ей стоило внимательнее прислушиваться к словам Красной Королевы, ведь вера в невозможное зачастую избавляет от серьезных жизненных разочарований. К примеру, Ваш покорный слуга тоже не верил, что постановщик искрометного "Марса атакует", озорного "Биттлджуса", мрачно-стильного "Суини Тодда" или почти метафизической "Большой рыбы", в один прекрасный момент сможет вот так насупиться позади работающей кинокамеры, сложить руки лодочкой и..... выдать на суд поклонников запредельную серость вроде "Алисы в стране чудес".. И у кого это вызвало наиболее сильный культурный шок: у поклонников книг Кэррола или кинотворчества самого Бертона — это вопрос, над которым еще не один год будут трудиться целые консилиумы лучших ученых планеты. На повестке дня, как водится стоит всего 2 извечных вопроса "Что делать?" и "Кто виноват?", причем на первый из них отвечать уже поздно: фильм прошел по всем киноэкранам мира  в кассе сборов — миллиард с копейками, диснеевцы ликуют, остальные — плачут. А ответ на второй вопрос нужно сопровождать неизменным мефистофелевским смехом и арией из одноименной оперы Шарля Гунно с прямо таки намекающим, говорящим, нет даже орущим заголовком.: Металл. Бумага. Строчка в банковском документе — выбирайте кому, что больше по душе. Да, да Вы не ослышались: именно четверть миллиарда уродливых маленьких бумажек с изображениями почивших в бозе американских президентов вновь призвали к себе человеческую жертву — и разумеется ее получили.

Не секрет, что стоимость голливудских проектов ААА класса, с каждым годом все более и более увеличивается, угрожая в один прекрасный день окончательно перекрыть цифру годового бюджета, какой-нибудь не очень процветающей страны (например, России). Было время, когда кино в Голливуде снимали режиссеры, а их основу писали сценаристы, и эта пора розово-мечтательной ностальгией еще долго будет являться нам в самых сладостных снах. Однако, с подорожанием самого процесса до стоимости продукции американской суперкорпорации: "Боинг", приоритеты изменились, а прежнее руководство за ненадобностью списали на берег. Без утверждения предстоящей финансовой сметы не будет написано не единой сценарной строчки, не снято ни единого дубля. Сценарист волен сколь угодно и долго излагать свои соображения, а режиссер — доказывать право на свое собственное видение, но это все пустая трата времени, пока за этими соображениями и режиссерскими видениями не появится увесистого мешка с наличностью, который был бы готов дать за них звонкую монету. И будь ты хоть трижды заслуженным, всенародно любимым кинорежиссером, ты все равно будешь снимать так, как тебе это покажут, а в самом запущенном случае — еще и прикажут.




Видала я такую чепуху, по сравнению с которой эта чепуха — толковый словарь!

Секрет Полишинеля прост: деньги тянутся к деньгам, и для того, что бы достать до кассовой вершины, надобно просто скопировать шаблоны из наиболее коммерчески успешных лент для аудитории того же возраста  и распихать их в произвольном порядке, до полного слияния огромных денежных масс. Хороший фильм, претендующий на место в истории у Вас ни за что не получится, но очередной, взращенный на шаблонных стероидах кассовый чемпион — определенно.  В результате, в тонкий интеллектуальный мир кэрролловских персонажей, бряцая оружием и доспехами, не разбирая дороги вваливаются сбившиеся с пути воины из джексоновского "Властелина колец", на встречу которым уже вовсю несутся армии клонов из "Звездных войн". Согласно пророчеству небывалого кассового успеха, Бармаглот мутирует в Баллрога, а четверка главных героев, опять-таки диснеевских "Хроник Нарнии", поразительно съеживается, прямо на глазах сжимаясь до размеров одинокой Алисы Кингсли. Отдельными цирковыми номерами в этом балагане смотрятся демонический Валет на вздыбленном коне и компьютерный задник с нарисованными на нем развалинами взорванной мельницы: Бертон самозабвенно цитирует собственную "Сонную Лощину", пытаясь языком тайных знаков и секретных паролей донести до своего зрителя, что он еще жив, пусть и придавленный 240 миллионным весом формы компьютерной книжки-раскраски и его невероятно приторно-пафосным содержанием. С другой стороны, в свете всего выше изложенного: а что ему еще остается?

Словно боясь остаться наедине с отделом реализации Диснея, Бертон решил окружить себя толпой проверенных соратников: актеры Джонни Депп (в сотрудничестве с Бертоном, это уже его седьмой фильм), Хелена Бонэм Картер (всего-навсего шестой фильм, а помимо этого — еще брачные узы и двое детей), Кристофер Ли (совместный проект №4), Алан Рикман, Тимоти Сполл, оператор Дариуш Вольски  (пока по второму заходу), ну и разумеется, самый давний из друзей-приятелей, композитор Дэнни Элфман (просто запустите наугад любой фильм из бертоновской фильмографии — и не ошибетесь! ). Помогли ли друзья-сотоварищи? На этот вопрос, трудно дать однозначный ответ. Вероятно без участия Деппа, фильм мог стать и еще безобразнее, но отменяет ли это выражение невероятной усталости, которое постоянно мелькает в его глазах, даже под гигабайтами нанесенного компьютерного грима? Или к примеру, Картер, которая отчаянно старается вдохнуть жизнь в тот сгусток штампов, что по сценарию представляет собой ее героиня, но в результате и ей не удается спрятать подальше от зрительского взора страшную правду: на месте ее или Деппа (а заодно и самого Бертона, для полноты компании), в этом фильме мог быть задействован любой безвестный голливудский статист, и никто не заметил разницы (за исключением, фанток Деппа, разве что). Даже уж на что всегда самобытная элфмановская музыкальная партитура — и та, стремится постоянно сползти в заезженную колею "Пиратов Карибского моря": если это пример тонкого композиторского юмор, то пожалуй на его счет можно записать единственную удачную шутку на протяжении всего фильма. А про исполнительницу главной роли, лолитоподобную Мию Васиковски можно сказать лишь то, что полтора часа ее стенаний по нарисованным компьютерным задникам с полуотвисшей челюстью (практически, в лучших традициях любимицы всех вампиров планеты) являются самым удачным воплощением тоскливой атмосферы, характерной для всего фильма в целом: серость, она и есть.




— Если в мире все бессмысленно, — сказала Алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

К двум озвученным выше, извечным вопросам, так и подмывает присовокупить еще и третий: " Зачем диснеевцам нужно было вообще выделять деньги на эту, с позволения сказать — "экранизацию"? Ведь поди остались  еще в их богатом загашнике всевозможные сказки народов мира, мифы, легенды и басни, которые только и ждут своей очереди быть озвученными с американским акцентом, в компании неизменных госпеловских хороводов и несмешных шуток, от которых начинают биться  в унисон об стенку даже сценаристы самых дремучих американских ситкомов! Да, под уровень среднего американского ребенка, взращенного на интеллектуальных семенах "Черепашек ниндзя" необходимо все упрощать, вынимать изо рта, пережевывать стальными челюстями, привыкшими перекусывать даже стальную арматуру, а потом запихивать обратно, с пожеланием приятного аппетита. Но причем здесь Кэрролл и его тонкий уютный мир затейливых фантазий? И можно персонально посмотреть в глаза человеку, который сказал диснеевцам, что Алиса — это сказка для маленьких детей?

Ведь за 150 лет, прошедших с момента ее первого появления на свет — в типографии лондонского издательства Макмиллан и Ко, Алиса Лидден и чудный мир ее фантазий давно шагнули с книжных страниц Льюиса Кэрролла, превратившись в универсальный культурный феномен. Сейчас этот мир скорее похож на сильный ураган, закрутивший в своих могучих объятиях известных музыкантов, писателей, аниматоров, дизайнеров компьютерных игр и авторов комиксов. Этой хрупкой англичанке, в разное время посвящали свои творческие порывы такие разноплановые люди, как польский фэнтезист Анджей Сапковский, американский фантаст Филлип Жозе Фармер, американский певец Том Уэйтс, джазовый пианист Чик Кореа, дизайнер компьютерных игр из Сами-Знаете какой страны Американ Макги...... Полный список культурных влияний кэрроловского творчества на современную культуру, по своему объему наверное превзойдет саму "Алису в стране чудес" и "Алису в Зазеркалье" вместе взятые. А вот с волшебным миром кинематографа, дружба маленькой мисс Лидден как-то не задалась: несмотря на 12 полнометражных экранизаций (первая — аж 1903 года выпуска!), в память врезаются лишь мультипиликация: анимационный фильм Клайда Джероними 1951 года (по мрачной иронии, выпущенная опять-таки на студии Диснея) и советская анимационная картина 1981 года, поставленная режиссером Ефремом Пружанским, озвученная великолепным актером Ростиславом Пляттом. Увы, но 250 миллионов бюджета, миллиард кассовых сборов и 108-минутный набор компьютерных задников, поставленный Тимом Бертоном, в данном раскладе ничего не изменят.

Завершая сию безразмерную статью, я вдруг задумался: А что бы интересно сказал сам Кэрролл по поводу данного фильма? Печально улыбнулся и сымпровизировал очередной бессмертный афоризм? И каковы были бы его слова по поводу целей и содержания данной статьи: для чего писать столь длинный и пространный текст, пронизанный исключительно чувством обиды  и глубокого внутреннего разочарования? И ответ не заставил себя ждать: :



— Этой ужасной минуты я не забуду никогда в жизни.
— Забудешь, если не запишешь.

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 130  131  132  133 [134] 135  136




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 367

⇑ Наверх