КИНОрецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «КИНОрецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

КИНОрецензии


Рубрика для отобранных и качественных рецензий на кинофильмы.

Модераторы рубрики: Barros, fox_mulder, sham

Авторы рубрики: jacob.burns, Клован, SarButterfly, Слартибарфаст, tema.cheremuhin, Econom, swordenferz, grief, kim the alien, Lena_Ka, glupec, armitura, fox_mulder, Aleks_MacLeod, alexsei111, Barros, rusty_cat, Ригель_14, Mierin, Fadvan, atgrin, InterNet, febeerovez, Timsviridov, Вертер де Гёте, V.L.A.D.I, Paf, TOD, kraamis, Вареный, angels_chinese, coolwind, sergeigk, Frodo Baggins, Fearless, Kuntc, Kons, Petro Gulak, creator, Сноу, streetpoet, Kiplas, Optimus, xotto, WiNchiK, Мэлькор, skaerman, Энкиду, Salladin, 777serg777, Green_Bear, DukeLeto, Rainbow, Лилия в шоколаде, ergostasio, tencheg, sid482250, imra, mikereader, Samiramay, Rubin1976, demetriy120291, beskarss78, iRbos, Evil Writer, Nexus, zmey-uj, Samedy, PiterGirl, Haik, vovun, ДмитрийВладимиро, vrochek, Russell D. Jones, isaev, Karnosaur123, ХельгиИнгварссон, killer_kot, Ugrum-75, Pouce, osipdark, Igor_k, Толкователь



Страницы:  1  2  3  4  5  6 [7] 8  9  10  11 ... 126  127  128

Статья написана 6 мая 20:42
Размещена также в авторской колонке Pouce

  

Отсмотрел два фильма, поставленные по детской фантастической повести Яна Ларри "Необыкновенные приключения Карика и Вали":

1. "Необыкновенные приключения Карика и Вали", СССР, 1987 г.

2. "Необыкновенные приключения Карика и Вали" (мультфильм), Россия, 2005 г.

Для тех, кто не читал, напомню вкратце содержание повести. Карик и Валя, брат и сестра младшего школьного возраста (Карик старше) приходят в лабораторию соседа по дому профессора Енотова, чтобы посмотреть на обещанный им интересный эксперимент. Не застав профессора, дети, как положено, начинают лезть куда не надо и выпивают то, что кажется им лимонадом. Однако жидкость оказывается приготовленным профессором для обещанного эксперимента эликсиром, уменьшающим живых существ. Карик и Валя уменьшаются и, против своей воли, улетают на подвернувшейся стрекозе в неизвестном направлении. Профессор, как и положено рассеянный, узнаёт об исчезновении детей и догадывается, что с ними произошло. Он направляется за пятнадцать километров к ближайшему пруду (поскольку стрекозы тяготеют к воде), выпивает упомянутый эликсир, уменьшается и приступает к поискам пропавших. Героев ждут многочисленные, порой весьма опасные приключения, в ходе которых они знакомятся с удивительным миром насекомых. В конечном итоге все принимают оставленный профессором на берегу пруда специальный порошок и возвращаются к привычным размерам.

Повесть написана в тридцатые годы и была призвана вызвать у детей интерес к науке вообще и энтомологии в особенности. И должен заметить, что в моём случае, так и получилось — энтомологом я не стал, но интерес к насекомым сохранил до сих пор. Фильм 1987 года снят в совсем другую эпоху — время, когда вера в науку утратила безграничность, а стремление изучить природу, чтобы использовать её тайны на благо человеку, сменилось стремлением эту природу от человека защитить. Соответственно, авторы фильма не стали снимать его точно по книге, назвав фантазией на тему. Общий ход сюжета остался тем же (хотя многие приключения пропущены), но события, происходящие в "большом мире", заняли гораздо больше времени и по большей части не имеют отношения к исходному тексту. Повесть посвящена, в первую очередь, миру насекомых, а фильм миру людей, точнее советских образованных горожан конца восьмидесятых. Так что получилась, скорее, комедия с социальным оттенком. Опять же, в повести насекомые это просто насекомые, а в фильме намекается, что всё, мягко говоря, не так просто. В фильме снялись весьма популярные актёры тех лет — Василий Ливанов, Леонид Ярмольник, Михаил Светин — что, несомненно, плюс. Авторы сценария придумали, как убрать некоторые логические нестыковки книги, и объяснили странное имя мальчика (по их мнению Карик — ласкательная форма Оскара), что тоже хорошо. Но технический уровень комбинированных съёмок, увы, в наше время совершенно не впечатляет. Хотя съёмки насекомых крупным планом неплохи. В общем, фильм сейчас представляет в основном исторический интерес.

Мультфильм 2005 года мог бы превзойти фильм 1987 года графически, но, несмотря на то, что мультипликация позволяет творить чудеса, не сделал этого. Создан, он, наверно, на компьютере, но эта компьютерная графика недалеко ушла от нелюбимой детьми графики кукольных мультфильмов. Авторы явно отталкивались не только от книги, но и от фильма 1987 года — при том, что мультфильм в целом ближе к первоисточнику, некоторые моменты явно повторяют фильм. Забавна проявленная авторами стыдливость. В фильме 1987 года дети после уменьшения, как и в книге, показаны в голом виде (вполне целомудренно — со спины издалека), что вполне естественно, учитывая, что эликсир профессора Енотова действует только на живые объекты. В мультфильме же, где учитывая уровень графики, персонажи выглядели бы обычными игрушечными пупсами, они уменьшаются прямо в одежде, включая сандалики, а профессор вместе с канотье. В общем, получился не слишком интересный приключенческий мультик. Правда со своей фишкой — профессора Енотова озвучивает многолетний ведущий передачи "В мире животных" Николай Дроздов. Но и эта деталь нивелируется графическим решением — мультяшный профессор выглядит точь в точь, как старик Хоттабыч, и голос Дроздова ему совсем не идёт.

В общем, моим надеждам, что средствами кино удастся лучше донести до нового поколения детей смысл и содержание старой книги, увы не суждено было сбыться. Книга, по-прежнему, не превзойдена.


Статья написана 6 мая 18:00
Размещена также в авторской колонке ХельгиИнгварссон

Аннигиляция, Великобритания — США, 2017.

В поисках подобия.

Фильм «Аннигиляция» стал для меня тем, что можно выразить понятием «Ding an sich», или «ноумен», или «вещь сама по себе». Звучит достаточно загадочно, но с этим произведением иначе нельзя. Попробую выразить своё отношение многословнее и точнее. Во-первых, я не прочёл «Зону Икс» Джеффа Вандермеера, и потому не вижу диалог автора и режиссёра, который, возможно, смог бы осветить многие недостаточно полно представленные сцены. С другой стороны, мне именно так было легче воспринять этот сложный и тяжёлый фильм как нечто отдельное и самостоятельное, и именно это позволило мне самому находить ассоциации и выстраивать парадигмы, не отвлекаясь на спор пера и камеры. Во-вторых, эта картина ноуменальна в отношении как зрителей, так и персонажей. Не вызывая поначалу никаких особенно сильных чувств, кроме, разве что, недоумения, она и её смыслы в основном и внешне умопостигаемы. В-третьих, сюжет «Аннигиляции» наглядно иллюстрирует философские проблемы соотношения восприятия явлений окружающего мира и их сущностей, субъективного и объективного, толпы слепцов и слона. Ну что же, уподоблюсь одному из этих слепцов, включу группу Apocalyptica и начну тактильное исследование.

Первая и самая пошлая ассоциация, попавшаяся мне под руку – цикл «Ареал» Сергея Тармашева. Не братья Стругацкие, не Тарковский Андрей Арсеньевич, а женский вариант этого вторичного – или даже третичного – цикла. Прошу обратить внимание: именно женская, а не феминистическая его вариация! Не приключения супермена с грудями и вагиной, а юла любви, измен, ошибок и потерь, раскрученная в голове одинокой несчастной женщины. И у Тармашева, и у Гарленда на кордоне Зоны монстры, внутри уже вполне себе ничего, а в центре живёт Хозяин. «Любит – не любит – плюнет – поцелует – к сердцу прижмёт – к чёрту пошлёт». Гадания на суженого на пути к чёрту. Не без этого, конечно, но и одним этим сюжет, к счастью, не исчерпывается.

Ухватил ещё что-то. На что похоже это? На роман «Биос» Роберта Чарльза Уилсона. Там генетически модифицированная и технологически усовершенствованная девушка Зоя исследует полностью несовместимую с земными формами жизни экосистему далёкой планеты, одновременно знакомясь и борясь с только что разблокированными в ней самой эмоциями и чувствами. Дитя из пробирки в итоге приходит к неутешительному выводу, что человеческая цивилизация в целом морально и духовно обделена и искалечена гораздо больше её. Лена в «Аннигиляции» также поняла, что одной науки для выстраивания цельной картины мира мало.

Следующая ассоциация – Саймон Грин, роман «Кровь и честь». Помните его восхитительно изображённый прорыв хаоса в замке? Некоторые сцены из фильма иначе и не объяснить. Все эти шевелящиеся внутренности, разросшийся и вросший в стену труп, древовидные олени, люди-кусты и полуразложившиеся медведи… Поневоле пошёл по накатанной и стал ждать появления мага-отступника и Врат Хаоса, которых надо к ногтю и закрыть. Схема, в принципе типичная для кинематографа США. Обманулся, но общее всё же есть. В книге актёр за деньги изображает принца крови в стране, где лишь король на троне удерживает ирреальность в узде порядка, но в конце познаёт истинное значение слов «честь» и «долг». В фильме полуучёный-полусолдат неожиданно для себя находит причину вернуться, как и её религиозный муж.

Перебираю руками по слону дальше, пытаюсь опознать следующие ставшие доступными мне необъятные формы. Ба, какая встреча! Да это же Евгений Гуляковский, «Сезон туманов»! Посыл принят и понят. Зачем прятаться, чего бояться? Туман не убивает, а перерождает в новом, бессмертном и улучшенном теле! Спасибо надо сказать цивилизации Старших, а не огнём заразу инопланетную выжигать! Фабула фильма сходна с этим произведением советской фантастики, наблюдается то же движение от страха и агрессии к непротивлению, принятию, растворению и осознанию изменений как начала понимания. Сходна – но не более. «Сезон туманов» однозначен и полностью материалистичен, «Аннигиляция» же пытается материалистически обосновать идеальное и не даёт никаких ответов.

Сел перед слоном, сижу, мыслю. По-нашему – думу думаю крепкую. Неспроста всё это, ой неспроста! Раз за разом сквозь каждую новую ассоциацию проглядывает нечто идеальное и духовное, религиозное даже, пытается пробиться, достучаться до сознания. А сознание это напрочь окостенело, закоснело даже, погрязло в расчётах и формулах. Главный герой вообще зашорен дважды: преподающий учёный и военнослужащий. Хорошо, что режиссёрскую подсказку смог уловить. Теперь буду ходить вокруг слона не слева направо, а справа налево, и не с метром, а с бубном. Встал и пошёл, танцую, бью в бубен.

Стоп, нашёл что-то новенькое. Это ведь уже сноходчество какое-то, или даже религиозно-метафизическое путешествие получается. Джордж Макдональд, роман «Лилит». Почему бы и нет? В фильме нет помощника – библиотекаря Рэйвена, но чем Кейн не такое же привидение-проводник? Именно он стал причиной похода Лены, его изображение всегда с ней в кулоне у сердца, видео с его участием регулярно попадаются по дороге. Если смотреть с этого ракурса, то в фильме полно христианских символов и смыслов, которые проходят мимо персонажей и зрителей – атеистов незамеченными. Например, крокодил в христианстве является воплощением демонических сил, пасть его символизирует адские врата, а само проглатывание – спуск в преисподнюю. Медведь в том же освещении становится дьяволом, жестокостью, жадностью ко всему плотскому, пагубными влияниями, греховной телесной природой человека. Что особенно интересно в контексте фильма, укрощение медведя толкуется в христианстве как преображение верой невежественных людей (язычников). Чудесный куст, покрытый всеми возможными цветами – Богоматерь, взрастивший Древо Жизни райский сад и вестник рая. Олень – христианский символ уединения и праведной жизни, набожности, жаждущей Бога души, религиозного воодушевления и рвения, идущего на сражение с дьяволом Христа. Именно в христианстве самоубийцы, погибнув, обращаются деревьями, которые потом когтят и ломают гарпии. Слишком системно и часто для простого совпадения, не находите? Уэйн в книге Макдональда в конце концов познал священное таинство: смерти нет, но истинно жив лишь тот, кто умер и воскрес. Что открылось Лене и Кейну, режиссёр нам не сообщил – думайте, ребятушки, сами.

Спасибо тебе, Великий Слон Алекс Гарленд, за откровение! Внимать надо было, а не лезть руками и щупать. Основные вехи обозначены словами Вентресс в самом начале фильма: «Что это – религиозный апокалипсис, внеземная атака, высшее измерение? Теорий у нас масса, а фактов едва-едва». Религия, наука и фантастика в их соединении – вот две конкретные, заданные режиссёром директивы. От себя могу добавить некоторые формальные черты женского романа. Теперь можно оставить в покое отмассажированного, прямо лучащегося довольством от такого внимания слона и заняться собственно фильмом.

В поисках смысла.

Любопытно, что и автор, и режиссёр – мужчины, а фильм так навязчиво напоминает произведение именно женской литературы. Возможно, это связано с переосмыслением и развитием изначально греховной роли женщины в христианстве, но настаивать не буду. Помимо пола главной героини и основных персонажей, хочу указать некоторые другие узнаваемые черты женского романа (не путать с феминистическим!) по классификации филолога Оксаны Бочаровой («Формула женского счастья. Заметки о женском любовном романе»). Это схематичность художественного мира, практически полное отсутствие знаков (реалий) времени, неопределённость конкретной культурно-временной принадлежности и обозначение лишь универсальных (общих) признаков окружающего пространства. По-моему, совпадение близко к полному. Центр и причина конфликта – героиня и её борьба с собой, мучительное противоречие между её влечением к любимому и якобы враждебными чувствами к нему, часто (и в фильме это есть) выражающееся в измене. Лена, как и всякая другая героиня женского романа, начинает играть чужую и несвойственную ей гендерно роль – фактически, она «переодевается» Кейном и идёт его путём, чтобы лучше узнать его и разобраться в своих чувствах к нему. «Аннигиляция» также представляет женский взгляд на мужчин, секс и любовь. Например, в сценах метания Лены между любовниками акцентированы именно её переживания, они отделены от сексуальных ощущений и превалируют над ними даже в самых откровенных кадрах. Фильм, как и всякий женский роман, утверждает необходимость дополнения секса любовью в качестве нормы женского сексуального поведения. Секс есть, он является обязательным атрибутом любви, но его легитимность признаётся только при наличии этого чувства. В мужской и феминистической литературе отношение к сексу обычно проще и физиологичнее. Давайте теперь присмотримся к самому Кейну: высокий, атлетического сложения, чёрные вьющиеся волосы, смуглая загорелая кожа, крупный нос с горбинкой, чувственные полные губы, вечная лёгкая небритость… Морда просит кирпича, но типаж вписывается в образ повзрослевшего и откормленного мальчика с обложки или плаката. Красавец! Он старше и опытнее Лены, он целен, и она весь фильм лишь догоняет его в развитии, решившись пройти его путём, чтобы в конце концов стать равной ему и слиться с ним в страстном и публичном поцелуе… Красотишша!

Следующий по возрастанию значимости пласт визуализированного повествования – религиозный. Предлагаю обратиться за разъяснениями к православному экуменисту и философу, протоиерею Георгию Флоровскому и его проповеди «Долина смертной тени». Лена, как и пророк Иезекииль, оказалась в конце своего необычного путешествия в долине смерти и запустения, в которой не было ничего, кроме иссохших костей. «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной». В Писании с Богом, в «Аннигиляции» вслед за Кейном и с Кейном в сердце – может быть, с одним только и Кейном, но отнюдь не обязательно. «Оживут ли кости сии?» Человек знает, что смертен, и что смерть – конец всего, и что возвращение невозможно. Но в христианстве смерть – это лишь следствие первородного греха, результат грехопадения Адама и Евы. Смерть не создана Богом изначально, и сперва не было её в мироустройстве вовсе. Смерть противоестественна, она – лишь пятно позора. «Большинством современных христиан такое библейское понимание смерти утрачено. Смерть воспринимается скорее как освобождение бессмертной души от непосильного бремени тела. И хотя такое отношение к смерти широко распространено, оно совершенно чуждо духу Св. Писания. И в самом деле, это – греческая, языческая точка зрения». Эхехе, дать бы цитату сплошным текстом на пару абзацев – так ведь пролетарскими кепками закидают. Уже слышу скрип кожаных комиссарских курток… Кто заинтересовался, тому предлагаю читать указанный источник самостоятельно, для остальных попробую изложить покороче. Человек – это неразрывное целое души и тела. Одна душа лишь тень, бездушное тело лишь мёртвая плоть. Иезекиилю было дано видение соединения, покрытия плотью и оживления сухих костей, а всему человечеству был дан Спаситель, который показал общий путь, умерев и воскреснув. От себя добавлю к этой метафизике немного ономастики. Лина, Лена, Елена – это избранная, светлая, факел, огонь, свет, по другой версии – гречанка. Можно применить в контексте фильма все значения, включая её «греческое язычество» по версии Георгия Флоровского. Можно даже вспомнить маяк, в который прилетел метеорит. Кейн, он же Каин – приобретённый, создавать, производить на свет. С ним будет сложнее, так как без религии в его случае никак не обойтись. Каин – первый рождённый на земле человек, и именно это я считаю основополагающим значением его имени в контексте фильма. Он – первый вернувшийся из Мерцания. Чей там он сын – Адама, Самаэля или дьявола и почему в фильме он изрыгает кровь – не столь важно, предпочту не залазить в эти дебри. Уже вижу аудиторию, заваленную живописно разбросанными, сражёнными в борьбе со сном кошачьими – простите, человеческими – телами. При чём тут всё это, раз говорим о фильме? При том. Есть разговор Лены и Кейна в постели. Он не только для того понадобился, чтобы эротическую сцену занять между двумя половыми актами. Приведу этот диалог в спойлере ниже.

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

— Ты со мной не говоришь.

— Прости, задумался. Просто смотрел на луну. Всегда так странно видеть её средь бела дня.

— Будто Бог совершил ошибку, забыл выключить свет в коридоре.

— Бог не совершает ошибок. Это ключевая фишка того, что ты Бог.

— И он ошибается.

— Ты же в курсе, что Он сейчас это слышит?

— Берёшь клетку, обходишь предел Хейфлика, и можно предотвратить старение.

— Я хотел сказать то же самое.

— Это значит, клетка не стареет, становится бессмертной, продолжает делиться, не умирает. Говорят, старение – естественный процесс, но по правде это сбой в наших генах.

Благодаря этому, казалось бы, совершенно лишнему разговору ни о чём «Аннигиляция» плавно переходит с женского романа и метафизики на третий и, я полагаю, основной смысловой пласт. Изучение жизни, естественная наука, генетически программируемый цикл клетки, и, наконец, фантастика. Главная героиня – биолог, весь фильм пестрит записями с электронного микроскопа. Приближение метеорита к Земле запараллелено с кадрами деления клетки, и этот факт заслуживает самого пристального внимания. Хорошо, давайте вспомним генетику: сперма и забег по трубам, сперматозоиды и яйцеклетка. Это все помнят. Но вот дальше начинается то, что можно рассмотреть и в заявленном планетарном масштабе. Давайте представим, что Мерцание, эта загадочная сфера, распространившаяся от места падения метеорита, является своего рода «донорской» яйцеклеткой, внедрённой извне в экосистему – или даже ноосферу – Земли. Пусть это будет космический аппарат биологического типа или разумное одноклеточное, не суть важно. Представили? Вот Оно прибыло, случайно или целенаправленно, на Землю, развернулось из споры или законсервированного состояния в состояние активности, привело себя в соответствие с нашим измерением. Какие должны быть следующие действия Пришельца? Сбор данных, адаптация, приспособление, развитие по законам мира, в котором он оказался. Пошло изучение местных форм жизни и их генетического материала. Смесовые пробные варианты представлены достаточно широко при продвижении группы к эпицентру, но эти существа совсем не выглядят удачными. И тут в Мерцании появляются люди. Будем считать, что Пришелец посчитал именно наш вид наиболее подходящим для копирования и своего дальнейшего развития. Наиболее удачным – но неполным. Мужская Y-хромосома «виновата» или половое размножение было признано более результативным? Не суть важно. Мы видим только результат: «новый Адам» вышел наружу, и внеземному существу теперь требуется материал для создания «новой Евы». Импульс дан и принят «коллективным бессознательным» человечества, в зону заражения послана группа, сформированная из одних женщин. Неизвестно, почему Оно из всех мужчин выбрало именно Кейна, это данность, оставшаяся вне сюжета фильма. В генетике «выбор» сперматозоида кажется таким же случайным событием. Известно, что сперматозоиду для слияния с яйцеклеткой необходимо пробиться через две оболочки – «бронированный» лучистый венец и блестящую оболочку – причём для разрушения первой возможностей одного сперматозоида недостаточно. Почему бы не сравнить исчезающие одну за другой исследовательские группы с партиями гибнущих в забеге и на «броне» сперматозоидов? Мерцание даже внешне напоминает яйцеклетку в лучистом венце. Идём дальше. Пусть группа претенденток на «новую Еву» будет группой «сперматозоидов женского пола», да простится мне эта вольность. Раз эта внеземная яйцеклетка обладает разумом, она вполне может вести более тонкий отбор нужных ей генов в сравнении с обычной земной клеткой. Почему бы и нет? Абсолютно нормальное фантастическое допущение. Повторяю – неизвестно, почему из всех людей первым был выбран именно Кейн, это осталось вне фильма. Но то, что некий отбор вёлся тогда и ведётся сейчас, видится мне несомненным на примере злоключений женской группы. Перехожу в спойлер, поскольку могу испортить удовольствие лицам, ещё не знакомым с «Аннигиляцией».

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

Я уверен, что внеземному существу нет никакого дела ни до официальных отношений Лены и Кейна, ни до их «великой и чистой любви с препятствиями». Предлагаю обратить внимание на следующий факт. Каждая из отбракованных спутниц Лены по-своему ущербна. Касс «потеряла дочь и себя», и это буквально проявилось в поистине жутком образе «мёртвого беременного медведя», кричащего её голосом о спасении. Анна имеет проблемы с алкоголем (бывших алкоголиков не бывает), и в стрессовой ситуации получила в реальности такую «белочку», какая ей и не снилась. Буйство было уничтожено ещё большим буйством. Джози, неоднократно пытавшаяся покончить с собой, стала растением в лучших христианских традициях. Кто не читал Библию, пусть вспомнит «Божественную комедию» Данте Алигьери. Наконец, волевая и цельная Вентресс, умирающая от рака и верящая лишь в конечное уничтожение после смерти, успешно проходит все испытания, финиширует первой, и даже копируется (обратите внимание на первоначальное отсутствие у неё глаз, как и у копии Лены), но распознаётся как носительница «дефектных генов» и уничтожается. Интересно, что раковая больная была отторгнута тем, что сама считала подобием раковой опухоли. Наконец, сама Лена вовсе не идёт по Зоне победным маршем, теряя боевых подруг и утирая скупую слезу. Нам показывают её сны, тревожащие её видения, но она всё же справляется с ними, приводит себя в порядок. Неизвестно, что видели другие, поскольку нам этого не показали, но они явно не справились и были отбракованы. Каждая своим индивидуальным страхом, слабостью, дефектом, грехом – назовите, как хотите. Хорошо, вот Лена и добралась до ядра яйцеклетки. Что случается с оплодотворяющим сперматозоидом? Да почти то же, что и со всеми остальными. Он растворяется, погибает, отдавая себя новой жизни, становясь вторым пронуклеосом. Гм, погибает, чтобы воскреснуть? Ещё раз гм... Следующий момент я сам не вполне понял – это танго с фосфорной гранатой. Попробую дать вариант, но настаивать на его правильности не могу. Не уверен. С одной стороны, Кейн сжёг себя и Кейн же вышел из-за камеры в кадр, Кейн появился в доме и обнимался с женой под занавес со светящимися глазами. Получается, выжила копия. Лена вроде как сожгла копию, но тоже мало что помнит по возвращении, и у неё тоже светятся глаза. Кто кого перехитрил? Сожгли ли они репликантов и заразились, или Кейн и Лена сожгли сами себя и были воссозданы вместе со своими личностями? Мне кажется, что оба супруга сожгли именно себя, свои тела, и взамен получили новые, улучшенные. Почему? Да элементарно весовые категории слишком разнятся с внеземным Нечто. Ждём второго фильма, однако. Новые Адам и Ева должны чего-нибудь отчебучить!


Статья написана 4 мая 10:02
Размещена также в авторской колонке imra

"Я — Агамемнон, герой богоравный и славный! Более тысячи стадий два пальца моих разделяют!", или Погостим в Илионе?

troja

Отправляясь за сбежавшей коровой, сын пастуха Парис (Хантер) аж никак не ожидал встретить в лесной чаще трех богинь, избравших его арбитром в споре, кто из них прекраснее. Парис выбирает Афродиту, пообещавшую ему любовь самой красивой женщины на земле.

Вскоре выясняется, что Парис на самом деле Александр – сын царя Трои Приама. Который отправляет новообретенного сына с посольством к спартанскому владыке Менелаю. Менелаю, жену которого Елену, называют прекраснейшей женщиной мира.

Вслед за «открытиями» на тему жизни средневековой Франции и тех, «кто во всем виноват» — «Падение Ордена», телевизионщики обеспечили нам визит в еще более мифические времена. Под стены Трои.

С одной стороны этим они избегают обвинений в неисторичности. Ну, какая к олимпийцам историчность в мифах? С другой – описание троянской войны звучит как минимум в классической Иллиаде, и слишком вольное обращение с первоисточником все равно может вызвать поток критики.

Создатели Troy поступили ожидаемо. Большинство ключевых моментов на месте. Основная канва ленты выдержана в классическом стиле мифа и творения Гомера, и вполне угадывается, а в ее широкие объемы сценаристы долили изрядно отсебятины. Когда вменяемой, когда не очень.

Во-первых, они сместили акцент на троянцев, что свежо и приятно, ведь обычно в фокусе историй и мифов — греки. Что у Гомера. Что в картине с Брэдом Питтом. Что в абсолютно шикарных книгах Г. Л. Олди «Одиссей» и Валентинова «Диомед». И вот мы поимели возможность познакомиться поближе с жителями крепкостенного Илиона.

Именно отсюда возникает следующая сильная сторона сериала.

Ведь постановщики уделили массу внимания героям и наполнили образы, знакомые из мифов. Причем по большей части удачно.

Парис (Хантер), оказывается не хлюпик и мямля, выезжавший всюду на загривке Афродиты, а нормальный, адекватный парень. Страшный бабник, балагур и весельчак, любящий вино, женщин и внимание (что порадовало – Парис с Еленой даже пытались поспорить с богами и избежать развития отношений. Понятно, что не вышло, но они хотя бы попробовали). Причем такой он лишь поначалу. Потом образ Александра активно развивается. Он начинает понимать, что именно его неудержимый лингам навлек на Трою разорение и кровопролитие. Что именно он виновен в смерти тысяч горожан, пытающихся остановить греков. Он старается приносить пользу городу, умнеет и становится крепче. К финалу это уже не тот смазливый пацан, считающий себя любимчиком богов, а битый жизнью мужик.

Объемным вышел и образ Елены (Дэйн). Несчастная женщина, используемая мужиками как вещь и символ собственной мужицкой крутости. Бросившаяся как в омут во впервые пришедшую к ней любовь. Желающая простого человеческого счастья. Чувствующая себя приживалкой в Трое. Послужившая невольной причиной падения Киликии и ввязавшаяся в откровенно шпионскую историю. К завершению придавшую образу слишком ужу неожиданно-спорную трактовку. Финальные измышления постановщиков насчет Елены стали одним из самых неоднозначных моментов сериала.




Статья написана 3 мая 16:49
Размещена также в авторской колонке beskarss78

Что будет, если скрестить Дж. Мартина и мистера Бина?

Именно такой сценарий и получится.


Шутка — труп. Труп — шутка. Шутка-шутка-шутка-труп. Труп-шутка. Труп-труп-шутка. Труп, разумеется, не просто так, но как рельтутат очередной мини-коллизии, локальной развязки. А шутка жизненно необходима, чтобы оттенить пафос.

Конспирологи найдут в этой морзянке своё послание. Я же скажу, что если вложить такие силы пусть не в разработку смысла, но в работу над деталями и постановку схваток — что-то, да получится.

Действие и картинка — больше всего напоминают сокращение математических дробей. Лишние персонажи вычеркиваются все быстрее и быстрее. Но как бывает, чтобы не делить на ноль, и не получать бесконечности в числителе и знаменателе — периодически приходиться "откатывать" ситуацию.

Множество героев, полубогов, богов, титанов, шнырей и волшебников. У каждого за душой (если она есть) какой-то козырный туз и бесконечность узкого профиля.

Кто сильнее — правда или космос? Метр или килограмм, джоуль или секунда?

В комиксах это можно выяснить только мордобоем. Ведь человек там — мера всех вещей.

Потому любое оружие — это лишь способ совместить руки и лица враждующих персонажей в одном кадре. Корабли, лазеры, пулеметы, силовые поля, этажерки (почему не было этажерок? Будут), боевые колесоходы — они расходуются почти даром. Всё равно приходиться махать кулаками. И только после обязательной порции ближнего боя можно выкинуть противника в космос (пусть и с помощью ракеты), зашвырнуть под тот самый колесоход или жахнуть молнией.

Что-то вроде могучего замаха руки (Л. Толстой "Война и мир"), которая бессильно падает — только тут падает все остальное, а руки ещё вертятся, как лопасти сумасшедшей ветряной мельницы. Это, конечно, очень смешно и составляет главную шутку фильма.

Но.

Перед нами хорошо поставленная битва при Ведре из "Бога света" Р. Желязны. Неплохо показаны проколы реальности, которые лучше всего назвать путешествием через отражения, только в спрессованной форме. Отлично разработаны нечеловеческие или же получеловеческие персонажи. Пусть енот и ходячее дерево уже малость приелись, тут смогли хорошо поработать над альтернативными детьми Таноса. Есть архитектурные решения и чертовски хорошие пейзажи.

То есть я смотрел фильм глазами опытного автомеханика, который при виде новой машины в автосервисе (покрашенной в розовый цвет) думает, что бы от неё отвинтить и куда приспособить.

Такой способ восприятия резко примиряет вас с идиотизмом происходящего.

Некоторым персонажам хочется дописывать реплики. В стиле "Мы крови не жалеем... Биореакторы у нас на всю катушку  рожают пашут", — то есть толпа агрессивных звероящеров это не популяция, но продукция. Они не выращены, но произведены. Товарная партия из корабликов, которые приземлились с другой стороны леса. Без таких дополнений юмор уж совсем плоский.

Хотя есть в фильме и своя претензия на философию.

Главный антагонист — мальтузианец. Причем вполне откровенный, волевой, последовательный. Надо уполовинить население нашего космоса, тогда всем хватит ресурсов. Чувствуется, что первоисточники комиксов, задавшие общие модели поведения персонажей, писались в глубоко индустриальную эпоху. Поэтому герои не предлагают антагонисту заняться продажей презервативов или пропагандировать гомосексуализм. Так же совершенно никто не говорит о новой производительности труда, новых ресурсах, источниках энергии (хотя там есть промышленник, как раз специалист по таким вопросам).

Идёт выход на максимально тупое противоречие: я убью половину разумных — нет, не убивай! И последующее махалово.

Кто другой начал бы рассуждать про открытие окна Овертона, я же скажу, что давненько оно распахнуто, ничего принципиально нового тут нет.

Даже мотив жертвы — а Танос собственную дочь жертвует, и он даже любит её — не то, что вторичен (Троя, ахейцы, Агамемнон — блин, компьютер просить переделать "Агамемнона" в "Агафоновича" :) ), а показан так шаблонно и безыскусно, что только диву даешься.

Но фильм смотрится в бодром темпе. Постоянно что-то взрывается, проваливается, кого-то уносят вперед ногами или выбрасывают в другой мир.

Зрелище однако. баланс между юмором и схваткам — не найдет, есть лишь пропорции. Попытка раскрыть личность антагониста — умеренная. Какие-то лица уже запомнились, какие-то сюжетные линии нуждаются в завершении (Мартин и его сценарные ножницы — другой мойры у меня для вас нет).

Итого: мордобой вселенских масштабов, который устраивает группа пестро вырядвшихся дурдомовцев. Визит в Бедлам, спецэффекты прилагаются.


Статья написана 2 мая 20:20

Автор сценария и режиссер:  Алекс Гарленд. По роману Джеффа Вандермеера.

В ролях: Натали Портман, Дженнифер Джейсон Ли, Тесса Томпсон, Джина Родригес, Тува Новотны, Оскар Айзек

Лина (Портман) — биолог. Ее муж Кейн (Айзек), военный, пропадает без вести в какой-то секретной операции, и с тех пор Лина не живет, а существует. Через год после исчезновения Кейн таинственным образом оказывается на пороге их спальни, но не помнит ничего из своего прошлого, кроме лица Лины. После напряженного, хотя и бессмысленного (из-за пассивности одной из сторон) выяснения отношений Кейну становится плохо, его забирает скорая, которую перехватывают зловещие черные джипы. На секретном объекте Лина наконец выясняет, что это была за операция.

Некоторое время назад вокруг некоего маяка возникает зона, ограниченная красивым свечением. Из-за него зону назвали "Мерцанием". Ни одна из групп, посланных внутрь Мерцания (включая дроны, животных и людей) не вышла на связь и не вернулась. Исключение — Кейн. Теперь психолог Вентресс (Ли) формирует группу из женщин-ученых, в которую Лина охотно вступает...

У любого законченного произведения есть контекст. Определить его в данном случае довольно затруднительно. По наполнению и атмосфере происходящего Аннигиляция — кошмар. Если бы создатели хоть чуточку намекнули, что Лина покончила собой, не выдержав боли утраты, и все это путешествие в Зону — ее предсмертное видение, все в этом фильме было бы на своих местах. Бредовый, но красивый антураж Мерцания, странные события внутри Зоны, поведение товарищей по экспедиции, даже возвращение мертвого мужа (вот уж черта, заимствованная и у Лема, и у Стругацких, а через них всех у Тарковского) — все ложится в эту картину.

Если же мы подходим к Аннигиляции как к научно-фантастическому произведению (или даже как к философской фантастике) возникает слишком много вопросов.

Прежде всего удивляет состав группы (обеих групп, показанных в фильме). Одинаково бессмысленно посылать в такое опасное и странное место как солдат без ученых, так и ботанов без охраны. И кстати, почему в группе Вентресс только женщины? Потому что феминизм?

Персонажи ведут себя несообразно ситуации – не как ученые в самом сердце тайны, а как беженцы в эпицентре урагана. Они не исследуют, они выживают. Неадекватное отношение к делу, к долгу проявляется во всем – так Лина пытается анализировать, почему ее муж-спецназовец согласился принять участие в самоубийственной миссии, ищет же причины она в их браке. И разговоры с боссом-психологом она ведет в этой плоскости (причем, босс эту тему поддерживает, читая лекции про саморазрушение). И ни одного шага в ту сторону, где подобные операции называют службой. Кейн пошел в зону не потому, что ему надоела жизнь с Линой, или он был слишком счастлив и хотел все разрушить, а потому, что это была его работа. И группа Лина оказалась в зоне не из-за травм в их прошлом, а потому что это жизненно важно для всего человечества. Ну и они ученые в конце концов, а Мерцание, извините, — научный феномен.

Итак, зачем эти нервные дамочки отправились в зону? Очевидный ответ – исследовать тайну и спасти человечество. Но именно его приходится отбросить.

Хочется задать простой вопрос – какой план у Лины? Предполагается, что она пытается найти информацию, которая спасет ее мужа. Но какую? В фильме нет ни кадра, в котором она бы изучала болезнь Кейна как ученый. С пробирками, микроскопом или хотя бы с его медицинской картой в руках. Зато множество флешбеков о ее совместной жизни с Кейном и об ее интрижке с коллегой.

Лина, как и все ее товарищи, не думает ни о науке, ни о роде людском.  Только о личных  психологических проблемах. И получается, что для них поход в зону нечто вроде тренинга, на котором им предстоит вытащить на свет божий скелеты в шкафу своего сознания и похоронить.

И отношение к походу такое: почему тренинг так плохо организован? В этом кстати смысл истерики одной из участниц: нам не обеспечили безопасность на тренинге. Нас используют, заставляя двигаться к маяку, вы все – орудия системы, которая обманом заманила нас в ад. Это не ее личное безумие, это настрой всей команды – они не имеют высокой цели, они погружены в себя, они оценивают ситуацию с позиции жертвы.

Грустно, что так себя ведет их лидер. Она, даром что психолог, вообще не управляет командой, она просто прет как танк к маяку, предлагая остальным либо тащиться в ее кильватере, либо сгинуть в зоне любым понравившимся им способом. И это опять же решение личных проблем — Вентресс умирает, и экспедиция — роскошное самоубийство.

Именно поэтому невозможно относиться к "Аннигиляции" как к научной фантастике. Слишком мелкая, слишком локальная постановка вопроса. Значение имеют только переживания героев.  Не наука, не судьба цивилизации, но их бесценное душевное состояние. Что низводит фильм в плоскость психологического триллера. И тогда надо было исходные данные делать другие. Например, как в Лосте, где герои попадают в зону против своей воли. Или уже вспоминаем Сталкера, в котором люди в Зоне ищут Золотой шар, чтобы найти себя.

Визуально же Мерцание решено очень красиво (позабавил, кстати, олень, сбежавший из рассказов барона Мюнгхаузена, с вишневым деревом во лбу). В этом плане фильм прекрасен.

7/10


Файлы: Аннигиляция.jpg (92 Кб)

Страницы:  1  2  3  4  5  6 [7] 8  9  10  11 ... 126  127  128




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 362

⇑ Наверх