КИНОрецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «КИНОрецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

КИНОрецензии


Рубрика для отобранных и качественных рецензий на кинофильмы.

Для пишущих в рубрику — помните, что писать рецензии о кино можно любые (только обязательно качественные!), но транслировать на главную страницу нужно только относящиеся к фантастике.

Модераторы рубрики: Barros, fox_mulder, sham

Авторы рубрики: Клован, SarButterfly, Слартибарфаст, tema.cheremuhin, Econom, swordenferz, grief, kim the alien, Lena_Ka, glupec, armitura, fox_mulder, Aleks_MacLeod, alexsei111, Barros, rusty_cat, Ригель_14, Mierin, Fadvan, atgrin, InterNet, febeerovez, Timsviridov, Вертер де Гёте, V.L.A.D.I, Paf, TOD, kraamis, Вареный, angels_chinese, coolwind, sergeigk, Frodo Baggins, Fearless, Kuntc, Kons, Petro Gulak, creator, Сноу, streetpoet, Kiplas, Optimus, xotto, WiNchiK, Мэлькор, skaerman, Энкиду, Salladin, 777serg777, Green_Bear, DukeLeto, Rainbow, Лилия в шоколаде, ergostasio, tencheg, sid482250, imra, mikereader, Samiramay, Rubin1976, demetriy120291, beskarss78, iRbos, Evil Writer, Nexus, zmey-uj, Samedy, PiterGirl, Haik, vovun, ДмитрийВладимиро



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 85  86  87  88 [89] 90  91  92  93  94  95

Статья написана 22 ноября 2010 г. 22:12
Размещена также в авторской колонке fox_mulder


Эд Вуд (1994, Ed Wood)

США, продолжительность — 121 мин
    жанр — замечательное кино про то, как снимается худшее кино на свете,
     слоган: "When it came to making bad movies, Ed Wood was the best.".



сценарий       Скотт Александр и Ларри Карашевски (по книге Рудольфа Грея "Nightmare of Ecstasy")
режиссер       Тим Бертон
оператор        Стивен Чапски
композитор     Ховард Шор
продюсеры     Тим Бертон, Дениз Ди Нови, Майкл Лиман

в ролях: Джонни Депп (Эд Вуд), Мартин Ландау (Бела Лугоши), Сара Джессика Паркер (Долорес Фуллер), Патриция Аркетт (Кэти О,Хара), Билл Мюррей (Банни Брекинридж), Винсент Д,Онофрио (Орсон Уэллс), Джеффри Джонс (Крисвел), Лайза Мэри (Вампира), Майк Старр (Джордж Уайз), Макс Каселла (Пол Марко), Брент Хинкли (Конрад Брукс), Джордж "'The Animal' Стил (Тор Йонсон).

Дамы и господа, сегодня я хочу поднять этот бокал, что бы почтить память одного выдающегося человека. Он был кинорежиссером, и несмотря на то, что немногим из здесь присутствующих ....кхе-кхе.....посчастливилось видеть воочию его фильмы, все Вы отлично знаете его имя. Его картины никогда не получали престижных кинопремий, не собирали денег, и вообще, между нами говоря способны вызвать у любого нормального человека единственную, абсолютно оправданную физиологическую реакцию. Зато, каждый раз вставая в полный рост после просмотра очередного низкопробного голливудского блокбастера, после того, как мы смачно сплюнув на пол, рвем на части злосчастный билет и клянемся себе, что "никогда больше" и "ни за какие коврижки", мы вспоминаем совсем не о суперкассовых режиссерах  и тех счастливчиках, что получили "Оскар". В это время, наш контуженный от просмотра отборных кинопомоев мозг доверительно нашептывает во внутреннее ухо: "А может быть, все еще не так плохо?", в качестве моральной компенсации упорно подсовывая своему обладателю лишь одно единственное имя. Эдвард Дэвис Вуд-младший, сегодня я поднимаю этот бокал в честь тебя!

Как Вы не знаете Эда Вуда? Никогда не слышали о "Глен или Гленде", "Невесте монстра" (в девичестве — "Невесте атома") и о САМОМ "Плане 9 из открытого космоса" и прочих "движущихся картинках", отснятых и собранных под его руководством? Тогда немедленно наверстывайте, однако сразу предупреждаю: кинематограф Эдварда Вуда-младшего покорится лишь подготовленному зрителю. Дело в том, что за время просмотра, его фильмы меняли людей. Нет, серьезно, всего лишь один час в компании с любым из его творений способствовал изменению цвета лица, учащал сердцебиения, улучшал память (правда, это в основном касалось запаса непечатных выражений), буквально принуждал зрителей к преодолению физических нагрузок, когда они начинали двигаться (чаще всего — держась за стены) в противоположную от киноэкрана сторону и способствовал принятию самых судьбоносных решений (добровольно сесть в тюрьму, покончить счеты с жизнью, сменить пол). Сказать, что Эд Вуд просто снимал плохие фильмы равнозначно утверждению, будто на улице немного сыро от человека, который стоит по колено в воде, в разгар самого сильного тропического ливня. Нет, он возвел создание микробюджетного < вырезано цензурой> в ранг подлинного искусства, где хуже последнего фильма Эда Вуда может быть лишь картина, которую он снимет в следующий раз. Не обладая даже мало-мальски развитыми профессиональными навыками, он писал сценарии за три-четыре дня, а за неделю мог создать уже завершенную картину, снимая по 25-30 эпизодов в день, причем в одних декорациях, и почти всегда — с единственного дубля. В 1980 году он был официально признан "худшим из когда-либо существовавших режиссеров в истории мирового кино", но эта награда, к которой он стремился всю свою карьеру нашла своего героя с опозданием на 2 года: Эдвард Вуд-младший скончался в 1978 году от сердечного приступа, спровоцированного хроническим алкоголизмом.



Продюсер:Ты наверное спутал меня с Дэвидом Сэлзником. Я не делаю больших картин, я продюсирую дерьмо.
              Эд Вуд:Да, но если взять дерьмо и добавить в него звезду, тогда кое-что получится.
              Продюсер:Ну да, дерьмо со звездой.

Сейчас сложно сказать, что настолько заинтересовало замечательного голливудского сказочника и выдумщика Тима Бертона в биографии создателя самых дешевых и омерзительных B-movies, что он в итоге решил придать его биографию того самому большому экрану, которому Вуд поклонялся всю свою сознательную жизнь. Может быть, сказались нереализованные амбиции — ведь каждому из режиссеров, более десятилетия работающих в кино, рано или поздно хочется создать свой 8 1/2, целиком и полностью посвященный собственному пониманию кинематографического процесса. Но возможно и другое: в этом лихорадочном блеске глаз и задорном огоньке, с которым Эд Вуд производил худшие фильмы в истории человечества, Бертон мог увидеть отдельные сполохи их своей собственной биографии. Так, дружба Вуда с великой звездой прошлого, эталонным исполнителем роли Дракулы 20-х годов — венгерским актером Белой Лугоши могла ему напомнить о собственных теплых отношениях, которые сложились у самого Бертона с "Мастером ужасов", культовым американским актером 50-х Винсентом Прайсом, которому он посвятил свой дебютный мультфильм "Винсент" и снял в роли Создателя "Эдварда руки-ножниц". Желая вернуть утраченную славу своему любимому актеру, Бертон некоторое время даже работал над документальным фильмом "Беседы с Винсентом", но неожиданная смерть Прайса в 1993 году поставила резкую точку в конце незаконченного предложения. Не тогда ли все это произошло, и вместо положенной на вечную полку, незавершенной документальной ленты, посвященной памяти отдельных энтузиастов, на своем горбу поднимавших кинематограф ужасов 50-60 -х годов, вдруг возникла черно-белая художественная лента, снятая по биографии одного из таких людей, причем наименее признанного? Увы, правильный ответ на этот вопрос известен лишь самому Бертон, но он по этому поводу предпочитает сохранять многозначительное молчание.

Разумеется, уход из мира ярких фантазий в отображение будничной повседневности давался ему нелегко. Взявшись за кинобиографию реального человека, режиссер был вынужден добровольно отказаться от всего того, что суммарно составляет такое уникальное явление, как Tim Burton Style: невероятные соцветия самых безумных оттенков сменила тусклая монохромная гамма, мастера по созданию гротескных декораций и визуальных эффектов были отправлены на перекур, затянувшийся до самого конца съемок (исключение сделали лишь для специалиста по гриму Рика Бейкера, который за свою впечатляющую работу был удостоен третьего "Оскара"). В погоне за реалистичностью восприятия поступков своего героя, Бертон жертвует даже самой неизменной константой своего режиссерского стиля, единственный раз за всю карьеру, отказавшись от услуг неизменно нервирующего саундтрека Дэнни Элфмана — в пользу лучше подходящей для байопика, более размеренной и традиционной музыкальной партитуры за авторством Ховарда Шора. Масштабы свершившихся перемен заставляют преданных поклонников беспокойно ерзать на стуле, вопрошая: "Тим, ты ли это?". Можете не беспокоиться: он самый, ведь под оболочкой из черно-белых красок, непривычно ровной операторской работы и музыки, которая с равным успехом могла увенчать жизненные пути любых исторических деятелей прошлого: от Авраама Линкольна до Мохатмы Ганди, по-прежнему пульсирует энергетическая бертоновская жилка и бьет тонкая струйка его необыкновенного чувства юмора. "Эд Вуд" не укладывается в ложе однотипных голливудских байопиков из серии "жизнь замечательных людей", а скорее наоборот — изящно их пародирует. Типичный голливудский фильм, посвященный выдающейся исторической личности должен быть посвящен сомнениям и терзаниям главного героя по поводу его Высокого Предназначения. Те же сомнения посещают и бертоновского героя, когда он просыпается посреди ночи в холодном поту, восклицая : "Неужели, я действительно бездарен?" — и уже через полминуты, вновь засыпает в счастливой сладостной неге -" ну, разумеется, нет, иначе бы мне об этом давно сказали! Можешь спать дальше — Хр-хр-хр-хр!".

    



«Если вы хотите узнать меня, посмотрите фильм „Глен или Гленда“. Это я, это моя история,     без вопросов. Но „План 9“ это моя красота и гордость. Мы использовали диски кадиллака для изображения НЛО.»
(реальный Эдвард Д. Вуд-младший о собственном творчестве)[/p]

Иронизирование над голливудскими жанровыми стереотипами достигает своей кульминации во время сцены, которая была полностью выдумана Бертоном и сценаристами, когда Эд Вуд в маленькой забегаловке «Musso & Frank Grill» якобы встречается с еще одним кумиром своей юности — великим (без шуток!) американским кинорежиссером Орсоном Уэллсом, автором одного из самых знаменитых фильмов за всю историю американского кинематографа — "Гражданин Кейн". Здесь Бертон мастерски обыгрывает один из устоявшихся штампов голливудского биографического кино, когда мучимый сомнениями по поводу своего Предназначения Великий Человек вдруг встречается с Еще Более Великим Человеком (ученым/писателем/киноактером/писателем/Президентом) который ему дает урок жизненной мудрости, изменивший всю дальнейшую судьбу. Уэллс устал постоянно выяснять отношения с продюсерами, которые ни черта не понимают в творчестве и изо всех сил противятся его творческой натуре на съемках не менее легендарной "Печать зла".В искаженном собственными иллюзиями, мозгу Вуда, это является почти зеркальным отражением его собственной истории, как он поссорился со священниками из Южной Баптистской Церкви, которых предварительно обманом заманил к себе в инвесторы, причина конфликта тоже сугубо творческая — они тоже не дают ему снимать фильм так, как он хочет, а именно — щеголяя по съемочной площадке в женском парике и любимом ангорском свитере. Погруженный в свои мысли, Более Великий Уэллс советует Просто Великому Человеку, подозрительно смахивающему на парня в женском платье , что "видение стоит того, чтобы за него драться", и Вуд, словно ужаленный мчится на площадку завершать свой разнесчастный "План 9 из открытого космоса". Авторская ирония сквозит в каждой строчке этого диалога, в каждой детали мизансцены: десятилетиями спустя, критики признают уэллсовскую "Печать зла" одним из наиболее недооцененных фильмов за всю историю американского кинематографа, в то время, как "План 9" официально присвоят звание "худшей картины из когда-либо снятых". Сидя на премьере своего фильма, бертоновский герой говорит себе: "Меня всегда будут помнить благодаря этому фильму". О, да, Эдвард, даже не сомневайся!

Но за исключением моментов ироничного подтрунивания над еще одним киножанром, утонувшем в болоте собственных клише, это все-таки фильм о любви. О настоящей страсти, всегда граничащей с одержимостью, которая оказывается выше платонических и не очень отношений с противоположным и не совсем полом, о сжигающем изнутри безжалостном  огне, о жажде легкого прикосновения к мягкому целлулоиду и желании, что бы он ответил тебе взаимностью, о бессонных ночах и красных глазах, о сладостной дрожи в полусогнутых коленях, на которых можно проползти за день целую пустыню, лишь бы получить в ответ звук аплодисментов, зрительский смех или одобрительное чавканье попкорна.  Эта страсть — и есть тот самый спасительный круг, который удержал весь личный кинематограф Эда Вуда от падения в глубокую бездну зрительского забвения, ведь в отличии от сотен, тысяч и сотен тысяч различного калибра халтурщиков от индустрии, он действительно был без памяти влюблен в то, что делал. У него не было ни таланта, ни денег, но одержимость самим процессом прикосновения к мягкому целлулоиду была выше признания собственных заблуждений, поэтому он снимал самые ужасные фильмы, какие только видело человечество, но снимал их сердцем, продолжая искренне любить каждого из своих "отпрысков", руководствуясь отцовским правилом, что "детей не выбирают". Ведь, что есть кино — как не божественная искра, внезапный взрыв креативного сознания, не важно — здорового или больного, акт любви Творца с собственным творением, в визуализации более всего напоминающий старые черно-белые фильмы про Франкенштейна. И Бертон это понял, прочувствовал, потому что сам прекрасно понимал, что от самого худшего режиссера всех времен его самого отличают лишь две вещи — наличие денег и таланта. Именно поэтому, Бертон так снисходителен к своему герою, изображая его лишь славным чудаком, в то время, когда можно было бы употребить и слово покрепче, смягчив все те издевательства и насмешки, которым его подвергали при жизни, и наконец — тактично умолчав о полном закате карьеры наихудшего из режиссеров, когда в глазах угас былой огонь, прежняя страсть умерла, и уставший от бесконечных провалов, герой камнем рухнул на самое дно низкопробнейшего порнобизнеса. Бертон жалеет Вуда, и потому предпочитает закрыть занавес на гораздо более приятном моменте: премьере в кинотеатре многострадального "Плана 9" и женитьбе на любимой женщине, таким образом позволив ему из этой схватки выйти относительным победителем. Через весь фильм пунктиром проходит мысль, вложенная режиссером в уста Великого Орсона Уэллса "Видение стоит того, чтобы за него бороться. Зачем тратить жизнь, исполняя чьи-то чужие мечты?" — и даже если видение самого Эда Вуда не отвечает эстетическим критериям абсолютного большинства из ныне живущих, оно от этого не становится менее интересным.  





(рассматривая в архиве три подборки кадров документальной хроники: армейские взрывы на полях WWII, несущиеся вдаль стада быков и снятого под водой гигантского осьминога).

Эд Вуд:Да если бы я захотел, то смог бы сделать целый фильм из одних только архивных кадров. Он начинается с серии таинственных взрывов. Никто не знает, что их вызвало, но  они подействовали на стада быков, поэтому правительство вынуждено привлечь к расследованию армию.
      Монтажер:Ты забыл про осьминога.
      Эд Вуд:Нет, нет, я приберегу его для грандиозного подводного финала!

Актерский ансамбль фильма великолепен. Удивительно точный подбор актеров приводит к уникальной слаженности всего коллектива лицедеев, который напоминает хрупкий механизм наподобие швейцарских часов. Несмотря на участие феерического Эда Вуда, ой простите, Джонни Деппа, фильм отнюдь не выливается в неизбежный "театр одного актера", позволяя каждому из присутствующих в кадре вдоволь раскрыть своего персонажа: блистателен Билл Мюррей , исполняющий роль актера-трансвестита Банни Брекенриджа, великолепен Джеффри Джонс в роли жуликоватого "экстрасенса" Крисвела. Однако, самое большое потрясение от актерской игры — это удивительное перевоплощение Мартина Ландау   в измученного жизнью и наркотиками, одинокого, всеми покинутого, но по-прежнего Великого Белу Лугоши. На наиболее эмоциональном уровне воздействия, фильм прослеживает печальную судьбу "павших голливудских идолов", которые некогда повелевали умами миллионов, но скатившись в полное забвение, удостаиваются в свой след лишь уничижительных междометий, да бестактных вопросов из серии: "Как, он еще не умер?" Примечательно, что для самого Бертона, судьба эталонного исполнителя роли Дракулы 20-х годов окажется хорошим жизненным уроком: спустя 5 лет, снимая "Сонную Лошину", он пригласит на эпизодическую роль актера Кристофера Ли, не менее Великого исполнителя роли Дракулы годов 50-х, вытащив его тем самым из когорты дешевых телешоу для домохозяек и вернув в крупнобюджетную голливудскую обойму. Спасибо, Тим или может Эд?!

Спи спокойно, дорогой Эдвард, знай, что твое дело отныне находится в надежных руках! Фильм Тима Бертона лишь подогрел колоссальную волну интереса к твоим фильмам, большинство из них ежегодно переиздаются на ДВД в коллекции с говорящим названием The Worst of Ed Wood, количество их поклонников исчисляется миллионами, а по твоим старым, трехстраничным сценариям регулярно переснимают римейки. За минувшие с твоей смерти 32 года, мир очень серьезно изменился. Помнишь, как ты мучился, пытаясь пристроить в прокат хоть один из своих фильмов? Сейчас тоже самое снимают за миллионы и с удовольствием поглощают с большого экрана вместе с попкорном и коллой. Но ты не расстраивайся: пришедшие тебе на смену, Уве, Ллойды, Джимы и Альберты никогда не смогут занять место на твоем Олимпе, ведь это лучших режиссеров могут быть целые десятки, а самый худший — только один.

И вообще, если уж совсем откровенно, современный Голливуд в этом никогда не признается, но он сейчас в большей степени ступает по твоим стопам, чем твоего легендарного кумира Орсона Уэллса. Правда, они конечно обходятся без услуг операторов-дальтоников и кражи реквизита с соседней студии, дабы доснимать финальную сцену. Зато, съемок по недописанным сценариям или с единственного дубля и в единственном комплекте декораций (плевать, все равно потом на компьютере переснимем!) — хоть отбавляй. Тебе бы здесь определенно понравилось, Эд. Ведь по сравнению с тобой, у поголовного большинства нынешних бэев, эмерихов и абрамсов есть всего одно отличие: деньги- при полном отсутствии любви.

За тебя, Мастер !  


Статья написана 20 ноября 2010 г. 03:54
Размещена также в авторской колонке fox_mulder


   Битва титанов (2010, Clash of the Titans)

США, продолжительность — 106 мин
       жанр — красноречивое свидетельство уровня познаний голливудских сценаристов
                                                          в греческой мифологии

        слоган : "Between gods and men, the clash begins"



сценарий     Трэвис Бичем, Фил Хэй, Мэтт Манфреди  по мотивам сценария Беверли Кросса (1981)
режиссер     Луи Летерье
оператор      Питер Мензис мл.
композитор   Рамин Джавади
продюсеры   Кевин Де Ла Ной, Уильям Фэй, Линн Харрис

в ролях: Сэм Уортингтон (Персей), Лиам Нисон (Зевс), Рэйф Файнс (Аид), Джейсон Флеминг (Акрисий), Джемма Атертон (Ио), Алекса Давалос (Андромеда), Мадс Миккельсен (Драко), Дэнни Хьюстон (Посейдон), Винсент Риган (Кефей), Полли Уокер (Кассиопея), Пит Постлетуэйт (Спирос), Элизабет Макговерн (Мармара).

Доброго Вам здравия, о благородные путники, случайно заплутавшие на длинной незнакомой дороге! Сбросьте с плеч свои тяжелые ноши, да переведите дух, ибо предстоящий Вам путь будет ничуть не легче того, что уже остался позади, за Вашими сильными плечами. А по сему — просто присядьте со мной в прохладном тенечке, испейте студеной водицы, что журчит из скалы поодаль, да выслушайте очередную байку от старого слепого музыканта. Занесу свою длань костлявую над преданной лирой и  ударю по струнам тугим, дабы зачерпнуть пригоршню звонких нот. Слушайте, слушайте очередную старческую песнь о благородных эллинских героях, подлых заморских злодеях-продюсерах, кровавых битвах за кассовые сборы и о том, в какие нехорошие места заводят простых голливудских киношников те благие намерения, которые кличут "съемками блокбастера на основе национальной мифологии". Слушайте — и не говорите, что Вы не слышали!

Давным давно, в далекой-предалекой Галак....., ой, извиняюсь, это из другой песни. Но что  поделаешь: старость — не радость. Пожалуй начнем по-другому: почти три десятка зим назад, в далекой заморской стране жили-были люди, которые наших красавцев — эллинских богов видели только на картинах в красивых иллюстрированных журналах. Впрочем, они и древних римлян тоже видели лишь на картинках, что отнюдь не мешало им ежегодно снимать фильмы про мужественных красавцев в пластмассовых легионерских доспехах и потом получать за них золото: в виде звонкого твердого тельца или специальных молитвенных статуэток. Так чем же хуже мы- выходцы из благородной Эллады? Сказано-сделано, это только сказка скоро сказывается, а быстроте создания голливудских фильмов может вчерную обзавидоваться сам Гермес. Молодого длинноволосого красавца обрядили в застиранную простыню и велели откликаться на имя "Персей". Впрочем, ему еще повезло — на остальных актеров (среди которых зачем-то затесался и самый каноничный исполнитель роли скандинавского принца) вообще нацепили, оставшиеся с последнего банного дня полотенца и велели зыркать в камеру важными и зловещими взглядами, типа они — и есть те самые эллинские боги. Назвать сие представление решили "Битвой титанов", первым словом — в честь того, что в те времена, как и сейчас зритель обожал, когда на экране кто-то кого-то мутузит, причем неважно: в банном полотенце или даже без оного, а второе слово просто понравилось местным сценаристам — очень уж оно круто звучит. Однако, на свою беду, гении сценарной мысли не смогли разыскать в своих любимых красивых иллюстрированных журналах ни одного упоминания о первобогах греческого пантеона — суровых эллинских титанах, поэтому им пришлось под них загримировать Кракена (который, в знак протеста тотчас обмотал себя щупальцами и навсегда отбыл в свою Валгаллу) и "прокачать" до "титанического" уровня развития несчастную Медузу Горгону, которая сама об том — ни сном, ни духом. Впрочем, кому есть какое дело до пыльных эллинских мифов? Как Вы уже поняли, мои дорогие путники, фильм получился знатный — эдакий древнегреческий аналог популярной американской комедии "Голый пистолет", только снятый на полном серьезе, и от того выглядящий еще смешнее. Правда, свое золото он получил, ведь многие зрители с удовольствием смотрели, как обряженный в постельное белье юноша мужественно громил резиновых крабов и пластилиновых ворон на фоне невероятно эпичной музыки. Но если Вы думаете, что это и есть самое страшное в нашей истории, то ошибаетесь. Самое страшное — это то, что почти 30 зим спустя на него решили сделать римейк.



2010 год в Голливуде вообще можно смело именовать "годом издевательства над греческой мифологией". Сначала, лучший друг всех детей планеты Крис Коламбус в "Перси Джексон и похититель молний" поведал нам страшную тайну о том, что Персей на самом деле выглядел как занюханный американский школьник, а среди греческого божественного пантеона, за могучими спинами Зевса и его сотоварищей оказывается прятались не менее божественные афроамериканцы. Затем, бывший клипмейкер Тарсем Сингх должен был в декабре представить зрителю собственное понимание "Войны богов", а заодно — инфантильную "звездочку" "Сумеречной Саги" Келлана Латса — в роли (на минуточку!) аж самого Посейдона, но у проекта вовремя возникли проблемы с постпродакшеном, и его премьеру отложили до следующего года. Зато "Битва титанов" успела на свидание со зрителем точно в срок, точнее — доковыляла до него на своих калеченных 3D-ногах, прикрученных к ее и без того не шибко мускулистому телу, чисто для галочки и ШТО Б КАК В АВАТАРЕ. Впрочем, причина столь пристального интереса к легендам древней Эллады легко объяснима: знакомые современной публике исключительно в формате компьютерных игр "Titan Quest" и "God of War", они представляют благодатную почву для массового геноцида различных циклопов,  гарпий, сирен и прочих сатиров, именования которых более разнообразны, чем даже фантазия авторов большинства комиксов. В конце концов, зрительские барабанные перепонки еще не успели до конца восстановиться после экранного перефраза легенды о "300 спартанцев" в "СПАААААРТУУУУУУ!!!!!", так почему тот же фокус не проделать с "признанной голливудской классикой"? (необходимое примечание: к "признанной киноклассике", в современном Голливуде автоматически приравнивается любой фильм, исторически окупившийся в прокате более чем в 2 раза. "Битве титанов" 1981 года сказочно повезло — она окупилась почти в 2,5, а то не видать ей долгожданного римейка, как Горгоне — своих ушей.)



              — Аид, давно не виделись! Как идут дела в загробном?
              — Ну, как тебе сказать… Темновато, мрачновато, в час-пик горы трупов как всегда.


                                                    (диалог Аида и Зевса, "Геркулес" 1997)

Поначалу проект еще внушал какие-то надежды, щеголяя богатым на громкие имена актерским составом: тут тебе и носитель "Аватара" Сэм Уортингтон, и спаситель "Заложницы", вооруженный "Списком Шиндлера" Лиам Нисон, "Английский Пациент" "Красного дракона" Рэйф Файнс, незабвенный противник самого Джеймса Бонда за карточным столом "Казино Рояль" Мэдс Миккельсен и сбежавший "Из Ада" , прихватив с собой "Карты, деньги, два ствола" Джейсон Флеминг. Знакомые лица подмигивали из трейлера и ласково убаюкивали все нехорошие предчувствия, суля если не качественное развлечение, то по крайней мере развеселый актерский капустник. Однако, рыба гниет с головы, а плохой фильм почти всегда начинается с отвратительной проработки сценария. Казалось бы, невероятно сложно выиграть конкурс сцеарной глупости, если вместе с тобой в нем принимают участие люди, видевшие древних греков только на картинках в красивых иллюстрированных журналах и придумавшие, что Кракен является одним из системообразующих элементов греческой мифологии! Однако, тройка современных сценаристов изо всех сил поднатужилась и.....победила. Дело в том, что судя по проработке персонажей, у них просто не дошли руки даже до красивых иллюстрированных журналов, и в качестве гида по греческой мифологии использовался единственный авторитетный источник — диснеевский мультфильм "Геркулес" . Именно оттуда в сиквел приковылял злобный Аид, который по неизвестной прихоти собирается к такой-то греческой матери разрушить весь цивилизованный мир. Зачем? Почему,? Чем ему не хватает своей прямой работы в Царстве Мертвых? — не уточняется. Нет, эволюция понимания этого образа в головах современных сценаристов проста как три драхмы: Аид (Гадес) — повелитель подземного царства мертвых, а в современной христианской мифологии, под землей принято рисовать Врата Ада, хозяином которых является сам Люцифер. Одним словом, Люцик — познакомься с братом Гадиком, а теперь пошли вместе уничтожим этот мир ха-ха-ха-ха (пациент неумело имитирует смех доктора Зло, за что немедленно получает по лбу от ближайшего к нему санитара) И невдомек великим сценарным мыслителям, что мировоззрение древних греков серьезно отличалось от средневековой христианской парадигмы, поэтому Повелителя царства мертвых Аида считали Богом Жизни, не по своей воле выполнявшим крайне тяжелую и неблагодарную работу. И за изображение его в таком похабном свете можно было бы неплохо схлопотать по голове рукояткой  короткого бронзового меча (и не только рукояткой)- не говоря уже о последующих проблемах с водным круизом в компании Харона.



Невероятно, но факт: чрезвычайно одаренным голливудским сценаристам Трэвису Бичему, Филлу Хэю и Мэтту Манфреди удалось не только бережно сохранить все маразматические оплошности оригинала, но и увеличить их количество в несколько раз. Так, в компанию к скандинавскому Кракену (Титану. Титану! извините, уже умолкаю) теперь еще добавили целую стаю арабских джиннов, очевидно что бы зверушка не скучала в одиночестве. Персей, как и в оригинале продолжает нарезать круги в небе верхом на Пегасе — летающем коне другого греческого героя — Гиппоноя (ну вот уже просто не знаете, к чему придраться! ну имена у них похожи "Персей" — "Пегас", да и вообще лошадка прикольная!). На зависть бедолаге Орфею, Персей проникает в местный ад загробный мир и покидает его невредимым (опять придираешься! зато все в сполохах, в дыму — ты сюда на спецэффекты пришел смотреть или бухтеть?). Семейные и любовные связи эллинов, героев и богов перетасовали с небрежностью карточной колоды из заурядного бразильского сериала: Акрисий из дедушки главного героя превратился в "рогатого(причем — во всех смыслах), отчима", мать Персея, Данаю ,по-быстрому утопили в глубоком синем море, дабы она фактом своего существования не испортила такой проверенный временем сюжетный поворот, как "враги сожгли родную хату" (снова умничаешь? лучше бы сам придумал герою мотивацию получше и подсказал ее трудящимся в поте лица сценаристам, а то критиковать то все горазды!) Ио не могла стать возлюбленной Персея, так как по возрасту годилась ему в прапрапрабабушки (опять бухтит и  бухтит! Ну и что? Зато имя короткое, всего из двух букв — легко запомнить!),  у Медузы Горгоны согласно преданиям несчастных эллинов змеи вились только в волосах (позор джунглям — ведь об этом знает даже Крис Коламбус!), женщиной-змеей была другая мифологическая гадина героиня — Ехидна (ну и зануууууда! тебе же русским языком говорят: все ради спецэффектов, то есть — все для тебя, для родимого, что бы ты не скучал. Компьютерная женщина-змея с лицом российской фотомодели — это же так красиво). Ну и на самый десерт — население греческих полисов, устроившее себе поголовную реформацию язычества на пару тысяч лет раньше Мартина Лютера, под девизом "не хотим служить богам, они — бяки", и главный герой, который в новом фильме совсем не служит пантеону, а наоборот старается принести от него всему человечеству долгожданный FREEEEDOOOOM (простой шотландский крестьянин Уильям У. и римский легионер М. от восхищения вытирают чуть мокрые глаза —  до ТАКОГО понимания демократии они очевидно еще духовно не доросли, оттого и померли по-голливудски мучительной смертью).  



                                                                        — Я буду биться, как обычный человек.
                                                                        — Ты не просто человек, запомни это!


                                                                                            (типичный диалог из фильма)

Нет, ну сколько можно, в самом деле? Быстро вытри слезы и посмотри на афише имя режиссера: неужели, ты всерьез полагал, что человек, снявший два фильма по продюсерскому заказу Люка Бессона и один высокобюджетный трэш про зеленого детину, высотой с десятиэтажный дом, снимет специально для тебя по-шекспировски серьезную экранизацию греческих мифов? Даже чисто гипотетически: что может получиться из 125 миллионного римейка 12-миллионного трэша, кроме опять-таки 125 миллионного трэша? Зато — с веселым срубанием голов со всего, что шевелится, с юмором и задором, можно и с песней, ведь трэш — он и есть трэш. Но не получилось. Точнее — даже никто не пытался. Несмотря на такую коллекцию маразмов в сценарии, в кадре — ни единой шутки, на лицах — ни тени улыбки, так и хочется спросить: "Братцы, а кого хороним?" И пафос — такой знакомый, что уже почти родной — голливудский, который можно солить в трехлитровых банках, разливать по канистрам, поджигать в металлических цистернах, но там откуда его закачали, всегда останется еще столько же и много больше. И постановка отдельных эффектных экшен-эпизодов не спасает, потому что их на весь фильм — всего три штуки,  в перерыве между которыми...... Послушайте, Вам и в самом деле так интересно знать, что происходит в фильме в перерыве между немногочисленными битвами? Ради эксперимента сходите в младшую группу детского сада, когда мальчишки играют во "Властелина колец" и просто понаблюдайте. Мальчик, призывающий остальных идти на битву чистого и благородного Бобра с черным и отвратительным Ослом — это стало быть и есть Персей, причем и диалоги соответствующие, с полным сохранением пунктуации оригинала.



И увы — не только пунктуации. Вопреки всем ожиданиям, звездный актерский состав  не спасает картину, а наоборот утаскивает ее поглубже в зловонную трясину. Почти идеально смотревшийся в роли Джейка Салли , Сами-Знаете-Где, австралиец Сэм Уортингтон снова изображает того же бритого под ноль морского пехотинца, иногда кажется, что надень на него вместо доспехов бронежилет из кевлара, замени короткий меч на армейскую штурмовую винтовку, и всем эллинским мифическим гадам- точно хана! Великий Зевс ленивой походкой дефилирует по экрану — в отличии от его предшественника не менее великого Лоуренса Оливье, новый исполнитель этой роли Лиам Нисон предпочитает не демонстрировать наличие своих актерских способностей в откровенно коммерческих проектах.  Лицо Джейсона Флеминга в гриме ужасного Акрисия обременяет какая-то древнегреческая тоска: очевидно, актер прикидывает сколько еще уродливо загримированных крокозябр он успеет сыграть до конца этого года ("Соломон Кейн" -раз, "Битва титанов" — два. Джейсон, не расслабляйся, мы ждем рекорда!) И лишь англичанин Рэйф Файнс — единственный и неповторимый Принц Тьмы среди этих самых серых оттенков серого, играючи и непринужденно выдает на суд зрителя своего уже привычного Волан-де-морта, и от того кажется единственным живым человеком в этом, несомненно мертвом царстве. Где-то к финалу, уважение перед этой единственной приличной актерской работой перерастает в неестественное сочувствие к судьбе самого персонажа, у которого вместо мотивации — одна известная фраза робота Бендера. Ну убьет он всех человеков сразу — эка невидаль? Ну и разрушит весь мир — пускай, раз ему так хочется! Лишь бы только больше не видеть, словно вылепленное из цельного куска мрамора лицо Персея -Уортингтона, не слышать этих пафосных монологов, не лицезреть безусловно красивые, но такие кукольно-безжизненные лица актрис — профессиональных фотомоделей. Сделай это, Аидушка, не подведи — пусть только все это поскорее закончится!

А вот -хрен Вам, дорогие мои эллины!  При уже упоминавшемся мной бюджете в 125 миллионов, фильм собрал в мировом прокате свыше полумиллиарда долларов, что означает лишь одну неизбежность: через год или два, "Битва" обязательно продолжится. А значит  снова будут современные люди, закутавшиеся в простыни, пафосные речи километровой длины, еще больше спецэффектов ради спецэффектов и трэша ради трэша.. Говорю Вам, милые мои путники — это так же неизбежно, как стол, ломящийся от сочных оливок после очередного летнего подношения богам. Кстати, добрые мои слушатели, если Ваша длинная и запутанная дорога вдруг приведет Вас прямо в Голливуд, не сочтите за тягость — зайдите к их самому главному начальнику и поинтересуйтесь, какими мифологиями они планируют заняться уже в следующим году? Скандинавской, славянской, египетской? Ну, что бы  людей предупредить — соседи все-таки. Добрые путники, сделаете это для старого слепого музыканта, а? А? Здесь еще остался хоть кто-нибудь? Люди, ау?  


Статья написана 16 ноября 2010 г. 20:31

Justice League (2001 — 2004)

Жанры: боевик, фантастика, приключения
Мультсериал
Кол-во серий 52
Длительность 20-23 минуты
Пр-во Warner Brothers
Создатели Брюс Тимм, Пол Дини, Алан Бернет, Стэн Берковиц, Дуэйн МакДаффи, Джеймс Такер
Трансляция 17 ноября 2001 — 29 мая 2004

Если кратко сформулировать, о чем этот мультфильм, в двух словах — то получится примерно так: те же Watchmen'ы, только без иронии. Но мрачноватость и реалистичность присутствуют  — и это очень хорошо. Можно сказать, этот мульт был "первой ласточкой", предвещающей появление современных кинокомиксов с претензией на нестандартность.
Фанаты помнят: попытка "скрестить" в одном фильме всех самых популярных героев вселенной DC уже была — сериал "Супер-друзья" начала 80-х (тоже мультяшный). И то был истинный кинокомикс — даже по самой рисовке видно. В противоположность этому, в "Лиге Справедливости" рисовка угловатая и подчеркнуто "некрасивая" (неизящная, не-кавайная — назовите, как хотите. Местами она даже кОвайная — кто в теме, тот знает). Бэтмен, например, выглядит просто "ужасно" (я не случайно взял это слово в кавычки — понятно, что таким пра-а-ативным его нарисовали специально. Концепция сериала такова. Сюда же — и преобладание в цветовой гамме м\ф "бледного хаки" в сочетании с шоколадным и пр. не радующих глаз тонов. Но, право же, это лучше, чем охристо-серая гамма "Batman Begins").

Что самое важное — при всей общей комиксности сюжета, героям всё время приходится реально плохо. Ощущение, что они ведь могут и не победить, не отпускает — из серии в серию, на протяжении ленты. При этом как бы заранее и знаешь, что "всё кончится хорошо" — но это знание... ну, скажем так, "вынесено за скобки". Про обязательность хеппи-энда не думаешь, пока он не наступит. А это, на мой взгляд, высший пилотаж (в большинстве современных медиа-продуктов уже считающийся необязательным) — заставить нас если не волноваться, то хоть переживать за героев. При всем том неоспоримом факте, что они — нарисованные.
Не скажу, что абсолютно все персонажи мульта воспринимаются как люди (а не ходячие воплощения той или иной добродетели — напр., Флэш именно такой и получился: обычный себе "весельчак-сорвиголова"). Но, по крайней мере, про двух можно сказать, что они прежде всего люди, живые характеры: Зеленый Фонарь (я бы лично перевел как "зеленая лампа"), и марсианин Д'жон Д'жонз. Также много места в фильме уделено некоей Орлице (Hawkgirl. И куда, спрашивается, отлучился переводчик?), которая наделена откровенно неброской и непривлекательной внешностью (в отличие от милашки Чудо-Женщины, чья красо... и добро... вполне себе анимешны, няшны и пр. Вот именно поэтому Чудо-Женщина действует не во всех сериях, а драчливо-невоспитанная, "не совсем" симпатичная Орлица — во многих).
Вот вам и ответ, что надо сделать, т. ск., "чтобы Лига стала высшей": оставить всё так, как мы привыкли, по классическим рецептам а ля тот же "Бэтмен" Бертона, но при этом — постоянные намеки, что "так-то оно так, да чуть-чуть не так". Все положенные жанровые штампы соблюдаются — но аккуратно и грамотно, без напора на то, что это именно штампы. Что и позволяет авторам фильма на некоторые из них смело наплевать, даже оставаясь "в рамках формата".

Скажем, такая вещь, как secret identity героев (казалось бы, совершенно обязательная), в этой истории напрочь забыта. С Бэтмена не снимают маску, даже когда его раздевают, чтобы осмотреть раны. Марсианин может превращаться в кого угодно, но только не в свое земное альтер эго (создатели фильма делают вид, что вообще про его двойную жизнь "не знают"). Разумеется, это тоже сделано нарочно — мол, какая разница, что Бэтмен еще и Брюс Уэйн? Бэтмен — это Бэтмен; чего ж вам более? И вот так один из самых долгоживущих комиксовых штампов оказывается аккуратно "обойденным". Не перечеркнутым вовсе (как в Watchmen'ах, где личности героев известны с самого начала), но — тоже "за скобками".
Или вот: понадобилось авторам фильма ввести "артурианскую" тему (уже давно заезженную, набившую оскомину и намозолившую глаза). Можно было перенести Бэтмена сотоварищи во времена Артура (в другом мультсериале, "The Brave and the Bold", именно так и происходит) — а можно, наоборот, перенести фею Моргану в наши дни, заставить ее действовать в "чужом" антураже. В первом случае получается очередной пересказ всем известных событий, во втором — какой-то свой сюжет. Ясно, чтО выбрали сценаристы.
Хотя, справедливости ради (уж простите за каламбур) надо сказать, что традиционно комиксные герои в этом фильме тоже есть — в одной из серий участники Лиги переносятся в мир некоей Гильдии (где вместо Бэтмена — Кэтмен, вместо Супермена — Том Турбина, и пр. У каждого героя — свое соответствие). Так вот, именно эти герои Гильдии — нарисованы вполне себе няшно, "по-детски" и по-доброму. Как мы привыкли еще со времен "Супер-Друзей", т.е., с 80-х. Зачем это нужно? Чтобы подчеркнуть: они — не настоящие (в отличие от более "угловатых" героев Лиги).

Итог: сериал хороший. Скорее для юношеской аудитории (16-18 лет), чем для детей\тинейджеров\взрослых. По большому счету — не дотягивает, допустим, до образца — того же "Темного рыцаря"; но в своем жанре — выгодно отличается от большинства других, значительно более легковесных (не считая м\ф "Batman Gotham Knight", где ощущение "не-детскости" достигается только и только через графику. Тут — как-то поровну и "внешнего", и "внутреннего").
Если Вы такой же упертый фанат Бэтмена и пр., как я, то, наверное, всё-таки предпочтёте старых "Супер-друзей". Но всё хорошо по-своему; иногда неплохо посмотреть то, иногда — это.

Учитывая всё вышесказанное — оценка стандартная.

8\10.


Статья написана 15 ноября 2010 г. 18:42
Размещена также в авторской колонке Mierin

Фильм «Любимая» (Beloved, 1998 г.) мне попался случайно. Попался и затронул, даже зацепил. Захотелось непременно досмотреть до конца, чтобы узнать все тайны, которых по мере развития сюжета, все прибавлялось и прибавлялось. О чем он? О страхах, о прошлом, о страхах из прошлого, о прошлых страхах. И о том, что прошлое, как говорит слоган фильма, живет своей собственной жизнью («The past has a life of its own»).




Статья написана 14 ноября 2010 г. 23:51
Размещена также в авторской колонке febeerovez

                                                                                             

Все меняется с течением времени. Прогресс никогда не стоит на месте, преподнося нам новые и новые открытия в разных областях. Есть время, которое неумолимо двигает жизнь вперед. Есть вещи, которые меняют представление человека о чем-либо. Есть события, которые привносят фурор, меняя так или иначе упорядоченный однажды порядок. И наконец, есть люди. Люди-гении, которые и преподносят миру такие идеи, воплощая их в жизнь. В разное время их называли по-разному – от сумасшедших до гениев. Но с такими людьми никогда не бывает ничего простого. Их нельзя загнать в рамки, приклеить ярлык. Это бесполезно, потому что обычно, такие люди оказываются намного сложнее, чем мы могли бы себе представить.

Изобретение интернета буквально перевернуло все. Миллионы человек устремились из реального мира в виртуальный, в поисках новых возможностей и открытий. Изменились позиции и приоритеты. Интернет объединил существующие в то время сети в одну, и сделал очень важную вещь – он позволял пользоваться им, при отсутствии единого руководства, и дарил независимость, так как не принадлежал ни к одной крупной компании в целом. В течение нескольких лет интернет достиг огромной популярности в мире, вобрав в себя практически все сферы деятельности людей от бизнеса до отдыха.

Но кое-чего все еще не хватало. Интернет упростил общение между людьми, но до сих пор оставалось неравенство. Не каждый мог попасть на какой-то определенный сайт для общения, без нужных для того требований. Но все изменилось в 2004 году. Студент Гарварда Марк Цукерберг создал то, что навсегда стерло границы общения. Он создал Facebook.

Как ни странно, сам Facebook занимает не очень много места в фильме, больший акцент идет на главного героя, и принципа самой идеи, как таковой.  

Что такое идея? Как она рождается, чего стоит ее реализация, и так уж ли она важна?

Может идея — это нечто монументальное, готовящееся долгие годы?  Или все-таки идея это просто случайность? Где правда?

И фильм предлагает ответы на эти вопросы.

Идея рождается из череды случайностей. Обыкновенное событие служит катализатором механизма, приводящего в действие цепочку событий, результатом которой становится создание некого открытия. И обновления для этого открытия тоже может подарить случайно пришедшая в голову мысль. Но не все зависит от случайностей. Главное, на чем держится идея – это ее создатель. Без Цукерберга Facebook просто бы провалился как проект, несмотря на поддержку сторонних помощников. Именно он, пускай благодаря стечению обстоятельств, придумал, и что более важно, воплотил идею фейсбука в жизнь. Он приносил в проект что-то новое, все более улучшая работу его детища. Другие полировали проект, он же его обновлял.  

                                       

История знаменательна тем фактом, что это не просто рассказ о конкретном человеке, но повесть о целом поколении. О детях двухтысячных, а не девяностых годов, по большей части, выросших на интернете и социальных сетях. О проекте, ставшем феноменом, не только в конкретном случае Фейсбука, но и любой социальной сети, в общем. Это не просто игрушка поколения – это мода, тенденция, образ жизни. И фильм является своеобразным маяком этого направления, отмечающим его наличие и важность.                      

Самое интересное, что режиссер не дает оценки этому увлечению. Он отмечает важность такого явления, оставляя его без своей оценки, предоставляя право выбора зрителю. Вы можете воспринимать Цукерберга как положительного героя, можете как отрицательного. Можете ненавидеть социальные сети, можете поддерживать. На все найдутся свои аргументы “за” и “против”. Но однозначно высказаться на этот счет нельзя, так как каждый решает для себя сам. Но уже сейчас нужно сказать о том, что история такого феномена вылилась в информационную перепалку двух сторон. С одной стороны стоит более молодое поколение, и люди, принявшие идею и понявшие ее, а с другой – консерваторы, старающиеся не признавать полезность этого феномена. Но такие войны происходят каждый раз при любом открытии в принципе. Другое дело, что, как нам тонко намекает фильм, даже противники социальных сетей высказывают протесты, в основном, в интернете. Они ведут блоги, ЖЖ, твиттеры – все что угодно, но этот факт доказывает, что в информационный и современный поток вливаются вообще все, независимо от того замечают ли они это, хотят они этого или нет. Особенно забавно смотрится кнопка Фейсбука “ like ” под такими статьями. Поэтому как бы такие люди не старались — волна поколения слишком большая, чтобы противостоять ей.

Однако с одной стороны консерваторов тоже можно понять – они боятся, что социальные сети заменят реальное общение. Но это не так. Потому что социальные сети не заменяют, а лишь дополняют и упрощают общение, изменяют его вид, заставляя людей раскрываться. Однако раскрываться хочется не всем, и в меньшей степени тем, кто уже создал себе определенный круг знакомств, и не хочет из него выходить. Здесь мне видятся аналогии с закрытыми клубами из фильма. Такие общества еще есть, но их стало намного меньше, чем раньше. К тому же отрицать полезность интернета и социальных сетей было бы довольно нелогично – слишком уж очевидны их преимущества.  

Как можно заметить фильм вызывает неоднозначное отношение у зрителя, и во многом этому способствует сам главный герой. “Социальную сеть” не зря сравнивают с “Гражданином Кейном”, ведь в обоих случаях рассказывается история не персонажа, представленного всем в масс-медиа структуре, а история самого человека. Рассказ о том, каким он был на самом деле, а не тем, как его принято представлять.  Фильм точно так же, как и “Кейн”, выставляет на общее обозрение личность известного человека, давая повод для объективных и субъективных выводов общественности. И оба образы неоднозначны, противоречивы.  Цукерберг, к примеру, так же как и Чарльз Кейн, решает, о чем будут думать люди, чем они будут заниматься. Но в отличие от Чарльза, Цукерберг изначально до конца не осознаёт этого. И только спустя какое-то время, Марк начинает добавлять в Фейсбук обновления, понимая, что люди, так или иначе начнут ими пользоваться. То есть строго говоря – осознание того факта, что он направляет людей, приходит к нему не сразу.  Помимо этого в “Гражданине Кейне” рассматривал всю жизнь человека, который уже умер, а здесь нам рассказывают лишь о нескольких годах из жизни молодого Цукерберга, реального человека, который на данный момент жив и здравствует.

                                                       

Цукерберг –  не герой и не злодей. Он исключительная личность – гений. И в то же время Цукерберг просто человек. Он далеко не идеальный, но таких людей и не бывает в реальной жизни. Он раздражителен, закрыт в себе, немного эгоистичен, но он в любой момент может помочь своим друзьям, и абсолютно не интересуется деньгами. Но в то же время он, как часто бывает у гениев, очень одинок.

Цукерберг не закрыт от общества – в нем есть что-то от мизантропа, но он точно не ненавидит людей и общество. Просто он общается со всеми, на понятном и удобном для него уровне. Другое дело, что такой уровень не доступен для всех людей, с которыми он общается в реальном мире. И отсюда появляется разница в приоритетах, интеллекте и отношениях. То, что для Цукерберга является очевидным, для просто человека – непонятные слова. И таким образом, создав фейсбук, Цукерберг просто перенес общение в более понятную ему среду.

Но стоит отметить важный факт – он не сделал это исключительно из-за своего стремления быть понятым. Да, такая причина есть, но его идея несла в себе задачу облегчить общение между людьми. Стереть социальные рамки и границы. Ведь когда его самого не хотели принимать в тайное общество Гарварда, он прекрасно понимал,  что он такой не один, и в мире существует множество обществ, вход в которые для простого человека запрещен. Поэтому то — он и создал проект, который уничтожил “порог вхождения” в такие клубы по всему миру. Фейсбук сам по себе является неким содружеством, но для того чтобы пройти в нем регистрацию, человеку не требуется каких-то особых навыков или вступительных испытаний. Регистрация проста, удобна, а главное – доступна для всех и каждого, независимо ни от чего.

Из-за этого нельзя говорить, что идея фейсбука родилась исключительно из личных побуждений героя. Увы, их влияния на идею не заметить нельзя – ведь изначально, Facebook позиционировался как сеть для учеников Гарварда, а не как общая социальная сеть, и выросла отчасти из зависти Цукерберга по отношению к Эдуардо. Но и спустя время Марк расширил свою сеть лишь на самые престижные вузы мира, и только потом сделал еще общедоступной.

                                                         

Проблема Марка в том, что он в основном рассматривает людей на его пути, с точки зрения могут ли они принести ему пользу или нет. И когда он извлекает какую-то пользу, или новый опыт, он фактически перерастает их и двигается дальше, в то время как окружающие его люди стоят на месте. И те, кому он изначально завидовал, уходят на второй план. Так и случилось с его друзьями и коллегами – Эдуардо и Шоном Паркером. Но Марк не бросает этих людей, несмотря на этот факт, а продолжает работать с ними. И отсюда и возникает конфликт в сюжете. Паркер понимает гениальность Цукерберга, и не требует чего-то большего, а лишь старается подкупить его обаянием, но вот Эдуардо представлен как человек, которому не очень-то везет в жизни. Перещеголяв Цукерберга в Гарварде, Саверино совершенно отстал от его уровня потом. Да, он внес свою лепту в создание фейсбука, как и Паркер, но в отличие от Шона, Эдуардо переоценивал свои возможности, считая свою долю зарплаты справедливой. Однако опять, нельзя говорить однозначно о полной вине Эдуардо, ведь кроме того что ему не везло с работой и девушкой, Марк отодвинул его на второй план, увлекшись новым кумиром – Шоном Паркером. И хотя создатель известного файлообменника “Napster”, изначально кажется зрителю уверенным в себе, обаятельным, но немного странным бизнесменом, то позже зритель осознает, что Паркер – это лишь нагловатый бизнес-игрок, который поймал нужную волну и влился в удачный проект, благодаря в основном своим личным, а не профессиональным качествам.

Вторые противники Марка в суде – братья Винклвоссы и их сокурсник, являются одновременно доказательством того, что идея о такой сети была востребована, и показателем различия целей создания такого проекта. Марк самобытен, он хочет контролировать свою идею сам, а братьям он нужен был лишь в качестве инструмента создания. Сами они как были “гребцами”, таковыми в итоге и остались, ведь на протяжении фильма они упорно пытаются отыскать справедливость напрямую, пока им наконец не высказали в упор настоящую ценность справедливости на сегодняшний день.

История довольно сложна и неоднозначна, и в первую очередь – именно из-за своих героев. Но не получилось бы такого качественного зрелища, если бы не великолепная игра актеров. Джесси Айзенберг великолепен в роли Марка. Прекрасно показана его гамма отношений, неоднозначный характер, эмоции и гениальность. Отдельно стоит упомянуть потрясающую манеру разговора Айзенберга, когда он на несколько шагов опережает собеседника в диалоге. В фильме идет сильнейший акцент на Цукерберга, и Айзенберг прекрасно справляется с этим, приковывая внимание к своему персонажу. В первую очередь вы смотрите на Джесси, а уж потом на остальных участников сцены.

Лестных слов так же заслуживает Джастин Тимберлейк. Неожиданно хорошо показавший свои актерские таланты в “Альфа Доге”, известный певец и здесь не роняет планку. Харизматичный, хитрый, умный, с небольшой долей безумия — герой отлично смотрится на экране.

Единственный к кому есть претензии – это Эндрю Гарфилд. Порой он делает слишком простовато-глуповатое выражение лица, которое напрочь портит впечатление. И на фоне Айзенберга, одетого в халат, постоянно ходящий вылизанный Гарфилд смотрится немного выпендрежно. Одно дело если персонаж такой, и другое, если он фактически “светит” в кадре своими модными вещами.

Руни Мара, в роли первой любви Цукерберга смотрится неплохо, но особо не выделяется актерской игрой. Возможно, это потому что уделенного ей экранного времени досталось не очень много.  С другой стороны отлично отыграл свою роль Эрми Хаммер, сыграв сразу двух человек – братьев близнецов Винклвоссов. Характеры братьев действительно различаются, и сложно поверить в то, что обоих играл один человек.

                                                                    

Каждый диалог точно поставлен, каждый жест персонажей выверен, детали учтены. И в этом заслуга режиссера – Дэвида Финчера, одной из главной привычек которого является пересъемка одной и той же сцены по множеству раз. По словам Айзенберга, только к начальной сцене они сделали около 90 дублей. Сложно представить, сколько их всего было за весь фильм.

Фильм строится на истории двух судебных разбирательств, происходящих параллельно. Во время какого-то разбирательства герои вспоминают некие ситуации, которые флешбэками демонстрируются зрителю. Вообще сюжет Аарона Соркина очень сильный и захватывающий, несмотря на, казалось бы, простую историю. Два часа пролетают со свистом, заставляя жаждать продолжения. Единственной не очень хорошей линией, мне показалась история с девушкой Эдуардо. Этот момент выглядел немного не вписывающимся в общую картину.

Конечно, нельзя судить насколько реальная такая история, ведь все настоящие подробности истории Цукерберга скрыты, и достать их невозможно. Тем более что реальный Цукерберг воспринял фильм довольно неоднозначно, изначально критиковав его производство, а затем называвшего его “забавной историей”.

Но хотелось бы, чтобы было именно так. И хотя видно, что драматургия явно добавлена от себя, но менее интересно от этого не становится. Потому что несмотря ни на что, в финале фильма Марк кое-что извлек из этой ситуации – и попытался исправить свою давнюю ошибку, пускай тем единственным образом, который для него знаком.

Финчер уже второй раз попадает в “самую точку” настроения современного общества. В первый раз это был “Бойцовский Клуб”, ярко ударяющий в сущность современного общества потребления, в этот же раз Финчер снова затрагивает популярную и актуальную на сегодняшний день идею о сути интернета и социальных сетей. Однако в отличие от “Клуба”, “Загадочной истории Бенджамина Баттона”, или “Семи”, в “Социальной Сети” очень мало фирменных Финчеровских приёмов.

Знакомый любителям стиль съемки Финчера можно увидеть в эпизоде с гонкой на веслах – в остальном типичные приемы отсутствуют. Режиссура в фильме отличная, но более простая, нежели в предыдущих работах Финчера.

Общая цветовая гамма специально выглядит серо и блекло. Ярких цветов мало – нам словно демонстрируют происходящее в реальности с точки зрения Цукерберга, для которого реальность малоинтересна. Идет то снег, то дождь. Марк в основном проводит время в помещениях, проводя меньше времени на улице. Всю эту атмосферу прекрасно дополняет музыка Резнора и Росса, ярко обрисовывая настроение событий, происходящих на экране.

У Дэвида Финчера получился фильм, отображающий целое поколение. Холодный и беспристрастный взгляд на современное явление, определяющее стиль жизни многих людей, позволяющий принять участие в споре “за” или “против”. Фильм не критикует, не одобряет, а лишь отображает настоящее время, предоставляя зрителю ценную возможность выбора. Фильм заставляет поверить в ценность идеи и дарит очень интересную мысль о ее рождении. Он заставляет оценить масштабы такой идеи, принять участие в истории, затрагивающей судьбы известнейших людей мира.

Facebook не просто поменял представление об общении — он изменил сам способ общения. А плохо это или хорошо – выбирать вам.

like


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 85  86  87  88 [89] 90  91  92  93  94  95




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 335