КИНОрецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «КИНОрецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

КИНОрецензии


Рубрика для отобранных и качественных рецензий на кинофильмы.

Модераторы рубрики: Barros, fox_mulder, sham

Авторы рубрики: Клован, SarButterfly, Слартибарфаст, tema.cheremuhin, Econom, swordenferz, grief, kim the alien, Lena_Ka, glupec, armitura, fox_mulder, Aleks_MacLeod, alexsei111, Barros, rusty_cat, Ригель_14, Mierin, Fadvan, atgrin, InterNet, febeerovez, Timsviridov, Вертер де Гёте, V.L.A.D.I, Paf, TOD, kraamis, Вареный, angels_chinese, coolwind, sergeigk, Frodo Baggins, Fearless, Kuntc, Kons, Petro Gulak, creator, Сноу, streetpoet, Kiplas, Optimus, xotto, WiNchiK, Мэлькор, skaerman, Энкиду, Salladin, 777serg777, Green_Bear, DukeLeto, Rainbow, Лилия в шоколаде, ergostasio, tencheg, sid482250, imra, mikereader, Samiramay, Rubin1976, demetriy120291, beskarss78, iRbos, Evil Writer, Nexus, zmey-uj, Samedy, PiterGirl, Haik, vovun, ДмитрийВладимиро, vrochek, Russell D. Jones, isaev, Karnosaur123, ХельгиИнгварссон, vlad1303vlad1303, Ugrum-75



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 85  86  87  88 [89] 90  91  92  93 ... 106  107  108

Статья написана 21 мая 2011 г. 00:11
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

Сегодня я хочу завести в колонке новую рубрику, в которую буду стараться писать каждую неделю. Речь здесь пойдет о фильмах, числящихся в сокровищнице мирового кинофонда, о картинах, считающихся классикой еще во времена молодости наших бабушек и дедушек :-) Первую статью рубрики я хотел бы посвятить одному из моих самых любимых фильмов — "Касабланке".


Касабланка

Режиссер: Майкл Кертиц

В главных ролях: Хамфри Богарт (Рик), Ингрид Бергман (Эльза), Пол Хенрейд (Виктор Лазло), Клод Рейнс (капитан Рено), Конрад Фейдт (майор Штрассер) и другие.

Композитор: Макс Штайнер

Оператор: Артур Идисон

Дата выхода: 26 ноября 1942 года

Декабрь 1941 года. Европа охвачена войной. Из захваченных гитлеровцами стран течет непрерывный поток беженцев. Один из основных маршрутов к свободе ведет через Французское Марокко и Португалию в Соединенные Штаты Америки. Последним перевалочным пунктом на пути в Португалию является Касабланка. Город наводнен теми, кто стремится улететь в Америку, теми, кто старается на этом заработать, теми, кто уже отчаялся и никуда не спешит, неудачниками, несчастными и прочей публикой, а также французскими и немецкими военными. По вечерам вся эта разношерстная публика собирается в кафе "У Рика", которое становится центром местной общественной жизни. Здесь рушатся надежды и спасаются жизни, покупаются выездные визы и проигрываются состояния, продаются последние драгоценности и любые другие ценности, которые могут привести к свободе. Владельцем кафе является таинственный мистер Рик, обаятельный, но жутко циничный американец.

Однажды в кафе Рика появляются известный борец с фашизмом Виктор Ласло и его верная жена Эльза. Виктор изо всех сил стремится покинуть оккупированные территории и сбежать от нацистского режима, но немцам известно о его пребывании в городе, и офицеры гестапо стремятся сделать все возможное, чтобы задержать Ласло в Касабланке. Перепробовав все возможные способы покинуть страну, Виктор приходит к выводу, что единственным человеком, кто может помочь ему, является Рик, в руках которого волей судьбы оказалось два билета на свободу. Положение Виктора осложняется тем, что, как выясняется, у Рика в прошлом был роман с Эльзой, о котором не забыли ни тот, ни другая...

Вся интрига в основном строится вокруг этого образовавшегося любовного треугольника. Что объединяло в прошлом Рика и Эльзу? Почему он реагирует на нее с такой ненавистью? Остались ли у них друг к другу какие-либо чувства? Не являются ли внешняя холодность и циничность Рика попытками защитить разбитое сердце и израненную душу? Не попытается ли Рик устранить соперника, благо у него есть немало способов это устроить?

По мере того, как развиваются события, даются ответы на большую часть вопросов, но самое главное режиссер картины, Майкл Кертиц, умело припасает под самый конец, так что зрители до самых финальных кадров не могут догадаться, чем же все закончится. Во многом это стало возможно благодаря шикарно прописанным характерам персонажей и мастерской игре актеров. Хамфри Богарт, Ингрид Бергман, Пол Хенрейд и Клод Рейнс создают настолько глубокие и неоднозначные образа, что поначалу и не разберешься до конца, что из себя представляет тот или иной герой.

Возьмем, например Рика. По первым кадрам кажется, что это очень холодный, циничный и бессердечный персонаж. Он старается сохранять нейтралитет, ему все равно, кто побеждает в войне и каких политических взглядов придерживается его оппонент. Однако довольно скоро выясняется, что он далеко не всегда был таким, да возможно и сейчас равнодушие является лишь маской или броней, за которой скрывается истинный Рик. Когда сюжет возвращает нас во времена, когда Рик и Эльза были вместе, герой Хамфри Богарта предстает перед нами совсем другим человеком — веселым, улыбчивым, открытым и любящим. Возникает ощущение, что именно расставание с Эльзой сделало его таким, какой он есть и поставило крест на человеке, который в свое время воевал против Франко в Испании и возил оружие в Эфиопию. Впрочем, глубоко внутри Рик все еще любит Эльзу и способен на добрые поступки, за которые его так любит персонал кафе. Но хватит ли у Рика мужества признать свои чувства к женщине и что делать с тем фактом, что она теперь замужем?

Не менее неоднозначными персонами поначалу выглядят и сама Эльза, и капитан Рено. В начале фильма непонятны ни мотивы Эльзы, ни ее чувства к обоим мужчинам, ни причины, по которым в свое время она бросила Рика. Однако когда эта тайна раскрывается, к женщине проникаешься только безграничным уважением, и тем больнее становится ждать конца, ведь понятно, что она сможет остаться только с одним из своих возлюбленных.

По-другому обстоят дела с капитаном Рено. С виду это мягкий и бесхребетный приспособленец, которому очень хорошо живется под каблуком у немцев. Он выполняет все их пожелания и распоряжения, а в свободное от этого время получает выгоды от своего высокого положения и возможности делать людям выездные документы. Но так ли бессердечен Рено на самом деле, или же и он способен на благородные поступки? Время покажет.

Ну и наконец последний главный герой фильма, Виктор Ласло, не скрывает никаких секретов. Это честный, открытый, смелый и благородный человек, который всегда идет до конца, всегда борется, никогда не сдается и никогда не может смириться с несправедливостью. Возможно, порой эти поступки мешают Виктору мыслить здраво и задумываться о последствиях, но его целеустремленность и отважность, опять же, вызывают только уважение. Чего стоит только знаменитый эпизод с "Марсельезой".

Собственно, эпизод с Марсельезой — лучший эпизод фильма — самый трогательный, самый эмоциональный, показывающий характеры сразу нескольких ключевых персонажей. В принципе, этот эпизод можно назвать экстрактом картины — здесь представлены самые сильные стороны ленты. Потрясающая игра актеров, отлично подобранные ракурсы, великолепная работа оператора и полная искренность всех участников сцены.  

А ведь только этим список достоинств фильма не ограничивается. Нашлось в картине место и блестящему юмору, и шикарным диалогам, и крылатым фразам, и детективным интригам, да всему, назовите любое составляющее хорошего фильма, и оно наверняка найдется в "Касабланке". Если, конечно, вы не подразумеваете под непременными атрибутами любой отличной картины дорогие спецэффекты и моднейшее 3D. О нет, "Касабланку" снимали в другие времена, когда зрителей в кинотеатры завлекали замечательная игра актеров, мастерски поставленные сцены и увлекательный сюжет.

Резюме: Блестящий фильм, с потрясающим актерским составом, гениальным сюжетом и интригой, держащей в напряжении до последней минуты. Идеальный баланс детектива, драмы и мелодрамы, показывающий развитие человеческих отношений на фоне величайшей трагедии XX века — Второй Мировой войны.


Статья написана 19 мая 2011 г. 11:48
Размещена также в авторской колонке armitura

Много раз приходилось слышать о том, что «Пираты Карибского моря» — это на 100% продюсерский проект, в котором личность режиссера никого особенно не интересует — ну как это было, скажем, со «Звездными войнами», которые прежде всего связывают с именем Джорджа Лукаса, а никак не Ирвинга Кешнера или Ричарда Маркуэнта. Однако по факту оказалось, что уход Гора Вербински для «Пиратов» оказался фатальным. Режиссер Роб Маршалл абсолютно не прочувствовал атмосферу франшизы и корабль под его руководством прочно сел на мель.

Джонни Депп играет Джека Воробья без особого вдохновения, однако запас прочности у персонажа пока удерживает его на плаву — за ужимками капитана (которому здесь, правда, так и не дали покомандовать даже завалящей шлюпкой) все еще интересно наблюдать, однако прежнее ощущение праздника и феерверка ушло, похоже, насовсем.

Мне очень нравится Джеффри Раш в роли капитана Барбосы, однако в этом фильме его персонаж безбожно слили, и только на последних секундах, под финальные титры он немного напомнил о себе.

Пенелопа Крус — яркая, страстная, однако ей напрочь забыли прописать персонаж. В итоге она вроде и много времени проводит на экране, а все впустую. Впечатлений от ее Анжелики не остается никаких, только и остается, что скучать за Элизабет Суон да Биллом Тернером.

Иэн Макшейн в роли Черной Бороды понравился, наверное, больше остальных, хотя вспоминаю Барбосу из первого фильма, и понимаю, что то ли деревья были выше, то ли трава зеленее, а то ли просто «Пираты Карибского моря» получше.

Четвертая часть начинается с места в карьер с бодрого, хотя и несколько театрального трюкового эпизода, в котором Воробей активно напоминает молодого Джеки Чена, однако затем на ближайшие полчаса можно смело выходить из зала покурить — ничего интересного на экране не происходит. Далее начинается, вроде, пободрее, однако впечатление уже безнадежного испорчено и даже бодрая концовка, которая происходит в слегка переработанных декорациях первого фильма (или это только мне показалось, что пещера с источником живой воды до ужаса похожа на пещеру с сокровищами из «Проклятия Черной Жемчужины») абсолютно не спасает.

Не добавляет также плюсов фильму 3D, которое хоть и дает некоторой объем (в отличии от того же «Тора»), но при этом изрядно затемняет картинку. «Пираты Карибского моря» всегда были веселым ярким аттракционом, даже в не самом лучшем третьем фильме есть что вспомнить не без удовольствия. И, казалось бы, от режиссера зажигательного карнавального «Чикаго» именно такого аттракциона стоило бы ждать. Однако полностью потерявшаяся пиратская атмосфера, невнятный сценарий, который не позволил хорошим актерам развернуться в весьма характерных ролях, полностью смазали картинку. Только и остается, что слушать шикарную музыку Циммера и вспоминать Дэйви Джонса, пиратский совет и «Черную жемчужину». Потому что ничего взамен «На странных берегах» просто не в силах предложить…


Статья написана 9 мая 2011 г. 01:38
Размещена также в авторской колонке fox_mulder

Утомленные солнцем 2: Цитадель (2011)

Россия (эх, щедрая душа!) -Фр-Герм, продолжительность — 160 мин,
       жанр — Великий фильм о великой войне, дубль второй или It's alive! Alive!!!
       слоган: «Ни шагу назад!»



сценарий            Никита Михалков, Глеб Панфилов, Владимир Моисеенко, Александр Новотоцкий
режиссер            Никита Михалков
оператор             Владислав Опельянц
композитор          Эдуард Артемьев
продюсеры          Никита Михалков, Леонид Верещагин

в ролях: Никита Михалков (Котов), Олег Меньшиков (Митя), Надежда Михалкова (Надя), Максим Суханов (Сталин), Сергей Маковецкий (Лунин), Дмитрий Дюжев (Ваня), Виктория Толстоганова, Владимир Ильин, Артур Смольянинов, Анна Михалкова, Михаил Ефремов, Андрей Мерзликин, Павел Деревянко, Инна Чурикова.

Пасмурное майское небо плевалось белыми снежными хлопьями. Крестьяне покидали свои избы, мрачно взирали тьму, которая разверзлась над их головами и смачно плевали в морозную грязную слякоть: " Не иначе, Барин снова на нас будет с самолета какать, тьфу ты!". Не отставала от морозного майского неба и сама Мать-Природа в своем едином воплощении, щедро и без всякой меры, забрасывая окружающих пророческими знаками и мрачными знамениями. Где-то поодаль, затяжно навзрыд завыла одинокая собака, и все в деревне вдруг застыли немыми столбами, прекрасно понимая всю суть послания, доставленного конечному адресату. "Значит, снова будут трясти сиськами, ух, што б их" — мрачно процедила сквозь зубы попадья и отправилась в свою избу жечь священный ладан. Но не тут то было — небо затянуло черной скатертью, на которой то и дело угадывались оранжевые прожилки планет совершивших дружный коллективный оборот вокруг своих осей и принявших построение в форме православного креста. И в тот самый момент, когда небесные гиганты закончили свое торжественный обход, корова деда Захара отелилась двухглавым уродливым мутантом. Дед размазывал по щекам соленые слезы, рыдая даже не от жалости к буренке и своему, и без того тощему подсобному хозяйству, а скорее от полнейшего бессилия, осознания своей абсолютной неспособности что-либо исправить и предотвратить. Будут бесполезны любые телодвижения — и сформированные для удобства в стаи, подводные мины вновь ринутся с экрана к зрителям, в надежде их "отправославить" с огоньком. Пусты любые слова, пролетят мимо цели ненужные уговоры — и тотчас рикошетом вернуться назад кадрами пылающих деревень, в самых смелых и воспаленных фантазиях, уничтоженных лично Великим Кинорежиссером, при помощи его собственного Креста Карающего Православия! Что бы не делали, мы уже заранее проиграли — ведь, несмотря на все разгромные рецензии, уничижительные и даже оскорбительные частные мнения, многочисленные фотожабы, пародийные стишки, шутки, анекдоты и даже обыкновенные улюлюканья,  5 мая 2011 года, ОНО вернулось!  

Вниманию тех, кто провел весь предыдущий год вдали от кинотеатров и интернета, не читая газет и не заглядывая в телевизор, предлагается краткое содержание предыдущей серии. 8 лет отечественного зрителя/слушателя/читателя/интернет-пользователя стращали упоминаем о Сверхсекретных Таинственных Архивах, чьи двери закрыты для всех простых смертных, но которые не способны остановить мощный поток Всей Правды о Великой Войне, подгоняемой наружу Великим Кинорежиссером под старосоветским лозунгом: "Все для фронта, все для Победы". Целых 8 лет в умах поклонников отечественного кино рисовались картины НЕРЕАЛЬНО масштабных батальных сцен, от одного взгляда на которые этот ваш Спилберг только жалобно пискнет, осознав свою полную творческую и техническую ущербность и немедленно отправится к ближайшей табуретке, на ходу завязывая вокруг шеи собственные шнурки. Но пришел апрель 2010 года, в котором случилось полное "Предстояние"— и та самая Сверсекретная Истина на проверку оказалась набором старых постперестроечных баек про трусливых солдат с лопатой наперевес, вечно пьяных командиров-идиотов и диаблоподобного товарища Сталина, который руководил советской армией, не высовывая носа из собственного торта. Обещанные эпичнейшие баталии потонули в дымке компьютерного тумана, откуда изредка доносились звуки двуручной пилы, с помощью которой некое неопознанное лицо совершало противоправные (но отнюдь не противоестественные) действия в отношении НЕРЕАЛЬНО большого производственного бюджета картины. Впрочем, дело было совсем не в потраченных деньгах, и не в том, что Спилберг в очередной раз выжил после встречи с очередным блокбастером от всенародно любимого российского режиссера. Возведя в ранг абсолюта чисто физиологическую сторону процесса, Михалков проделал с военной историей тот же безвкусный фокус, который филейная часть немецкого летчика пыталась совершить над баржой Красного Креста в наиболее одиозном эпизоде картины. В результате, история Великого Кино о Великой Войне окончилась Великим Фиаско, так и не сумев предложить зрителю ни одного внятного ответа на закономерный вопрос: "Кто же все-таки  выиграл войну среди поголовно тупого и трусливого стада, представителей которого в фильме изображали абсолютно все актеры, не носящие фамилию Михалков(а) ?" Сам вопрос с подвохом, и ответ на него можно получить двумя способами. Самый элементарный — просто угадать фамилию Спасителей, на худой конец — подсмотреть на афише фильма, где она встречается никак не меньше 5 раз, набранных огромными буквами и самым увесистым шрифтом. Второй вариант предназначен лишь для законченных экстремалов, которые по жизни не ищут легких путей и требует от них наличия большого количества лишнего свободного времени (три часа — на просмотр, плюс столько же- на постравматическую релаксацию), очень здоровой психики и словаря русскоязычной ненормативной лексики потолще. Только настоящим фанатам законченной михалковщины покорится очередная недоступная доселе вершина из режиссерских фантазмов и пограничных образов, увитая вялотекущими работами, вроде бы самых известных российских актеров. Снимем шапки и поаплодируем безумству храбрых, ведь их ждет сама "Цитадель"!  



Если год назад, оригинал михалковской нетленки приветствовали хлебом, солью и всей страной, то сегодня, его выкидыша с умопомрачительной надписью на бирке "сиквел позорного сиквела некогда культовой картины" встречает лишь заплеванный железнодорожный полустанок, да немногочисленная толпа, углядевшая в новоприбывшем очередного веселого скомороха.  Вместо приветственной речи — новая порция насмешек над киноафишей, которая на этот раз напоминает гибрид обложки ДВД с отечественной трэш-игрой "Сталин против марсиан" и постера другого монструозного кадавра отечественного кинопрома, "Обитаемый остров: Схватка". Вместо праздничного оркестра — презрительный свист и громкие пожелания режиссеру почаще принимать прописанное ему успокоительное. Искренне обеспокоенные финансовым благополучием ленты, кинопрокатчики из "Централ Партнершип" долго ждали, пока иссякнут все молнии, утихнут споры, и ветер спокойно разнесет в разные стороны пепел, оставшийся от "Предстояния" после его первой и последней встречи с благодарным зрителем. Именно с этой целью, премьеру "Цитадели" переносили аж 4 раза подряд, отсрочив новую встречу с прекрасным более чем на целый год. Находились даже отдельные чудаки, которые фантазировали о том, что за минувший между премьерами 12-месячный срок, Великий кинорежиссер осознает всю глубину собственных заблуждений, залатает тонущую посудину и развернет ее носом к своему зрителю. Увы, их мечты так и не стали действительностью, и если "Цитадель" в чем-то отличается от своего одиозного предшественника, то лишь в сущих мелочах. Исчезли карикатурно поставленные сцены МЯСО-КРОВИЩИ, из-за которых известный российский кинокритик Михаил Трофименков причислил предыдущую картину Михалкова к новому слову в киножанре "порнографии смерти". Улетучился в неизвестном направлении неподдельный интерес к различным сторонам фекально-генитальной тематики. По сравнению с первой частью, второй фильм немного похудел в области хронометража, и вместо бессловесных общих планов, снятых с высоты Божественного Озарения уделяет гораздо больше времени выяснению отношений между героями и диалогам. Однако, во всем, что касается сомнительно религиозной и псевдоисторической трактовки, лед так и не тронулся:  вся советская армия привычно нажирается до передвижения по окопам в позе гиббона и с пьяных глаз, без оружия прет прямо на немецкие пулеметные доты. Немцы — аристократическая "белая кость", оплот европейской мудрости и цивилизации, безумно страдают от необходимости отправлять на тот свет все новые и новые партии аборигенов, которые лезут прямо на их высококультурные пулеметы с чаркой спирта, саперной лопатой и нехорошими словами. Что, Вам уже раньше встречалась подобная картина? Всем поклонникам американского суперфильма "Враг у ворот" — срочно смахнуть с щеки скупую  ностальгическую слезу!  

Под стать героям, вечно витающим в алкогольных парах, с трудом вяжет лыко и сам сюжет "эпохальной" дилогии. О единстве замысла остается только мечтать — события разных лет скачут по экрану безумной блохой, причем совсем без пояснительных надписей и прочих глупостей, таким образом у желающих соотнести происходящее на экране с реальными военными операциями, единственный выход — срочно развивать телепатию. Отрывочность сюжета доходит до полного абсолюта: главные герои фильма движутся сквозь время и пространство, из ниоткуда в никуда, то на какое-то время растворяясь в астрале, то вновь высовывая из него головы для того, что бы немедленно нырнуть обратно — и уже навсегда. Каким образом, дочка репрессированного врага народа, выброшенная с санитарной баржи в самом начале войны, вдруг дослуживается до лейтенантских погон? Кто и по какому спецзаказу изготовил репрессированному командарму его чудесную стальную перчатку с модными металлическими коготками? Куда постоянно исчезает и откуда вновь снова появляется в сюжете юродивый герой Дюжева? И тишина — ответы на эти вопросы и еще с десяток аналогичных, сценарием не предусмотрены. Зато сменив Карающий Крест на друидский посох, режиссер Михалков решил отказаться от массированного наведения Божьих Кар в пользу магии, контролирующей живую природу. Сначала зрителю предложат заглянуть в царский окоп глазами обыкновенного российского комара, затем — пройти за своей Цокотухой по прицелу немецкого пулемета лапками паучка-старичка неопределенной национальности, а под наступление заветного grand finale — залезть в шкуру той самой несомненно русской мышки-норушки, которая бежала, бежала, хвостиком махнула, яйцо упало — и обрушило к такой-то матери всю немецкую Цитадель. Позади — огромная толпа из радостных советских граждан, которые счастливо размахивают своими грозными черенками от лопат, поют и пляшут под гармонь. Во главе — умиротворенный, довольно посмеивающийся в усы бывший репрессированный, командарм Котов. Впереди Берлин, отступать некуда! Главное, что бы хватило  шапок и не иссякал запас магического зверья!



Вообще, последние полтора часа "Цитадели" оставляют устойчивое впечатление сытого воскресного пикника на поляне засеянной галлюциногенными грибами. Психоделичность происходящего нарастает ударными темпами: если на первых порах, зритель еще недоумевает, как главному герою удалось по запаху определить приближение своего давнего врага Мити (очевидно, все дело в специальном одеколоне с легким ароматом серы, который по чину полагался каждому полковнику НКВД), то финале уже не поведет бровью, даже когда весь честной народ отправится на борьбу с нацистами по воде как посуху — за два с половиной часа, и не к такому привыкнешь! Тем более, что остановив кровавые жернова смертельной порнографии, так пугавшей зрителей на протяжении первого фильма, Михалков попытался спрятаться за фанерным щитом русской народной сказки. Все атрибуты налицо: присутствуют и местная Избушка на Курьих Ножках (Цитадель), и добрый молодец, вооруженный волшебной уткой-кладенцом (угадайте Кто), и разумеется попыхивающий трубкой Кощей, который с неизменным кавказским акцентом поручает молодцу очередной mission impossible. Метафорический подход к трактовке исторических событий (Цитадель = Сталинград, 15 тысяч штрафников = цена в более миллиона человеческих жизней, которую пришлось уплатить за перелом в ходе войны), безусловно мог бы стать той самой спасительной соломинкой, за которую Михалков, словно чудо-Мюнгхаузен  за волосы вытащил бы обе части кинопроекта из поглотившего их зловонного болота. Но в конечном итоге, этого не происходит — уж больно избирательно смотрится эта "сказочная реальность" в "Цитадели", и особенно в "Предстоянии". Да, под соусом "условностей фэнтезийной мифологии" можно со скрипом закрыть глаза на избирательные чудо-мины, которые поражают плохих людей и не трогают хороших. Но что прикажете делать с совершенно "несказочными" элементами обеих картин:  прицельным воздушным фекалометанием или дружеской поркой пленного немецкого офицера? Сказка — ложь, но для режиссера Михалкова она еще и является удобной ширмой от критиков, которая все равно не выдерживает массированного натиска. Трудно избавиться от ощущения, что "режим народного эпоса" в обеих картинах включается лишь когда это максимально удобно самому режиссеру — для попытки обоснования трусости, подлости и жадности целой страны, где на весь народ найдется один единственный витязь — богатырь, да и тот- Котов!

По-прежнему, незрелищно поставленные битвы (зато Спилберг может смотреть спокойно!) и вялотекущие разборки Котова с нынешними и бывшими членами своей семьи, изредка перебиваются различными вставными эпизодами: то сельская баба (подозрительно похожая на старшую дочь самого Михалкова) под шквальным немецким бомбометанием, рожает мальчика, которого тут же нарекает Иосифом. Все окружающие весело смеются, пьют спирт, поют крамольные частушки и играют на гармони. То — деревенская девушка (к счастью, ни на кого непохожая), выходит замуж за безногого солдата. Все окружающие целуются друг с другом взасос, после чего — правильно Вы угадали: весело смеются, пьют спирт, поют частушки и играют на гармони. Очевидно, благодаря именно этим сценам, сам Михалков называет свою картину "метафизикой жизни" (в противовес "Предстоянию", где он пытался изобразить "метафизику смерти"- кстати, Вы заметили, что слово "метафизика" звучит куда благороднее и интеллигентнее, чем "порнография"?). Увы и ах — это тот самый случай, когда режиссерская трактовка произведения серьезно расходится с ее сторонним восприятием. И жизнь, и смерть отступают на второй или даже третий план, когда Котов вновь возвращается в свою старую усадьбу, хорошо знакомую зрителю по самому первому фильму и почти на целый час устраивает своим домочадцам допрос с пристрастием при посильной помощи Мити (Олег Меньшиков), Маруси (Виктория Толстоганова) и все того же резинового гусика. И актеры вроде бы хороши, и для самого Михалкова, камерная стихия — это тот кислород, которым дышат лучшие из его фильмов, но в итоге получилась лишь часовая "метафизика сплошного занудства". Фальшивые эмоции, вторичная попытка прожевать уже однажды выплюнутый каравай 17 лет давности, да крайне ненатурнальная игра артистки Толстогановой, из которой (придется это констатировать) не вышло не только русской Шарон Стоун, но и второй Ингеборги Дапкунайте — ставят жирный-прежирный крест на том самом эпизоде, который по мысли создателей должен был стать кульминацией всей дилогии. Иногда кажется, что в ходе этой невероятно затянутой сцены, Михалков пытается надавать увесистых оплеух себе молодому, отмотавшему человеческий срок на 17 долгих лет назад, и еще в глаза не видевшего заманчивую улыбку золотого дядюшки "Оскара". Но в итоге получается лишь набор несильных хлопков по щекам, которые совсем не напоминают жесткие пощечины: для этого наш режиссер, актер, в одном флаконе- сценарист, продюсер и главный герой любит себя и свое собственное творчество.



В отличии от своей предшественницы, вторая часть второй серии "Утомленных солнцем" может дать ответы на гораздо большее количество вопросов, исключая самый главный: "Для чего их обе вообще потребовалось снимать?" Разгоревшиеся вокруг фильма словесные баталии лишь подливают масла в огонь: согласно многим авторитетным товарищам, единственное разумное объяснение событий "Предстояния" и "Цитадели" (внимание!) лежит на самой поверхности: главных героев фильма так и расстреляли в тот самом 1936 году, а все показанное Михалковым на большом экране в 2010-2011 выполняет функцию коллективной предсмертной галлюцинации. Что ж, эта версия хороша тем, что многое объясняет: и утрированность трактовки, и сказочный элемент, и огромное количество исторических и географических неточностей — все, кроме ответа на тот же самый единственный и главный вопрос: "А для чего (кого) это вообще нужно было снимать?". Акт некромантии провалился: главные герои первой части остались такими же мертвыми, какими они представали перед зрителем на финальных титрах самого первого фильма. А все остальное — есть процесс шестичасового ковыряния в очень жирных тараканах, когда-то очень талантливого человека, который на старости лет так и не может определиться, кем же он хочет стать: новым Солженицыным или сразу Толстым. С тоской взирая на печальные результаты отечественного кинопроката, он уже давно определился с ответами на два извечных русских вопроса "Кто виноват?" и "Что делать?", причем по первому пункту он скорее призовет к ответу не один вагон провинившихся зрителей, критиков и интернет-блогеров, чем хоть раз догадается с укоризной посмотреть в собственное зеркальное отражение. Но что еще больше пугает — так это габариты творческих планов, до которых далеко даже Наполеону: проект про жизнь Грибоедова, фильм про взятие красноармейцами белогвардейского Крыма. И вновь в ушах играет знакомая гармонь, где-то поодаль воет злосчастная собака, и из самых темных закоулков подсознания вновь выползают  картины уже знакомых двухглавых мутантов: подводные мины, уничтожающие баржи с бюстиками товарища Ленина, передвигающаяся в позе гиббона пьяная матросня, смертельный трюк для самолетов эпохи Первой Мировой — прицельное мочеиспускание, и конечно же очень много фекально-генетического материала всех доступных мастей и пропорций. Уважаемый Никита Сергеевич, а может не надо?


Статья написана 7 мая 2011 г. 12:31
Размещена также в авторской колонке armitura

Тут доводилось слышать о том, что франшиза «Форсаж» безнадежно устала (причем возможно, уже после первого фильма) и не способна порадовать зрителя по-настоящему крутым фильмом. Однако на мой взгляд, это ерунда — пока среди мужчин (и не только) в моде красивые женщины, харизматичные мужики и крутые тачки, до тех пор «Форсаж» будет актуален. А то, что среди героев по-прежнему Вин Дизель и Пол Уокер, так это только в плюс. Сейчас не так много актеров, у которых по венам течет чистый адреналин, и создателям пятого «Форсажа» удалось почти всех их собрать в этом фильме.

Отдельный бонус — участие Дуэйна «Скалы» Джонсона, позволивший режиссеру устроить эпичную схватку двух Йокодзун. Конечно, двухсекундная встреча Шварца и Слая в недавних «Неудержимых» производит куда большее впечатление, чем битва Скалы и Дизеля, однако таковы уж новые герои. Для полного счастья не хватало разве что Стэтхема — тогда уж полированные головы ослепили бы любого фаната бронебойного боевика. Но и так получилось неплохо — сцена с поездом была самой зрелищной экшн-сценой 2011 года вплоть до погони с сейфом за шкиркой.

Вообще следует отметить, что любителям ненаучной фантастики на фильм стоит идти однозначно. Режиссеры подготовили для них много сюрпризов, начиная от того, что Дизель в рукопашной настрелял по щщам Скале и заканчивая той самой гонкой с большим железным ящиком, доверху набитым баблом который на первом же крутом повороте вынес бы две тачки с нашими героями в красивый, но крайне непродолжительный и печальный полет. Впрочем, к черту реалистичность, это смотрелось нереально круто.

Да, кино местами больше напоминает «Друзей Оушена» чем, собственно, «Форсаж», однако и для фанатов Джастин Лин подготовил много вкусняшек — тут тебе и гонки на четверть мили по прямой (с особым шармом и мигалками), и каноническая закись азота, о которой, слава Богу, не забыли. Не хватало разве что неоновых подсветок. И еще хотелось увидеть хоть один шикарный дрифт — все-таки режиссером токийской части тоже был Джастин Лин, однако не судьба.

Кстати о географии. Рио де Жанейро оказалось благодатнейшей фактурой для съемок — тут тебе и старая архитектура, и колоритные фавелы, и холмистая дорога а-ля Сан-Франциско, и бесконечные шоссе, и мосты над морем — полный набор под огромной статуей раскинувшего руки Христа.

Фильм получился зрелищным, с хорошим юмором… Кроме того. здесь есть красивые женщины, харизматичные мужики и крутые тачки. Чего еще надо?


Статья написана 7 мая 2011 г. 12:11
Размещена также в авторской колонке febeerovez

На экраны страны выходит продолжение нашумевшей комедии Никиты Михалкова “Утомленные Солнцем 2: Предстояние”, гордо озаглавленное “Цитадель”.

Фсем радоваться !

Летящий комар изображает метафизику войны. Напившийся генерал, наплевав на логику, отправляет штрафбат в самоубийственную атаку. Растерявшийся комбат идет спрашивать совета у Котова, но тот занят – определив по запаху, что его старый знакомый Митя уже близко, он в панике сам ведет войска на штурм Цитадели. У вас есть какие-то вопросы? А ведь заметьте, я почти ничего не добавил от себя, это — всего лишь краткий пересказ первого получаса нового фильма Никиты Сергеевича.

Самое обидное, что с технической стороны все выглядит неплохо – хорошая операторская работа, декорации, взрывы и огромные массовки. Но само наполнение не соответствует форме. С художественной точки зрения уже сама идея о возращении погибших персонажей была мертва в зародыше, потому что этим, Михалков перечеркнул идею, мораль и заодно финал первой картины.

Вся сцена в доме комдива является квинтэссенцией вопроса “зачем это снято?”. Например, молодому поколению, не смотревшим первую часть трилогии будет непонятно, почему же этот эпизод такой важный. Если же Михалков рассчитывал вызвать ностальгию у поколения старшего, то такую возможность на корню убило то, что часть старых ролей играют другие актеры. Из-за этого атмосфера непринужденности, царящая в доме комдива в первой части безнадежно теряется. Герои здесь напоминают клоунов, которые остались в цирке, несмотря на то, что он сгорел. На зрителя смотрят усталые лица, пытающиеся изобразить былой задор, но не получается – и от картины сразу начинает веять какой-то натянутостью и постановочной театральностью. Кульминацией этого грустного эпизода является попытка Виктории Толстогановой “щелкнуть” так же, как это делала Ингеборга Дапкунайте в первой части. Да вот только нет уже той легкости – все искусственно, все натянуто. Эти сцены наводят тоску, но не ту, на которую рассчитывал автор. Лишь появляется желание снова посмотреть первую часть, потому что жалеть персонажей не хочется – все равно они не настоящие.

Пожалуй, самое печальное в этой ситуации то, что эпизоды в доме комдива – единственное, на что можно смотреть в “Цитадели” без саркастической улыбки. Начало фильма продолжает серию баек, рассказанных Михалковым в “Предстоянии”, а то, что происходит после – вообще не поддается разумному описанию. Потому что дальше идет кульминация всей сказки, начавшейся еще во второй серии. Судя по последним минутам “Утомленных солнцем 1”, Митя думал, что уничтожил идеальную жизнь комдива, и сломал его как человека. Но он просчитался. Как показало нам “Предстояние”, и теперь доказала “Цитадель” —  Котов, на проверку оказался не человеком, а терминатором, которого невозможно не ранить, не убить.

Уворачиваясь от пуль и взрывов, и наконец-то добравшись, домой, наш герой узнает, что время упущено, и он, расстроенный, устраивает показательный сеанс кунг-фу, трем личностям непонятной национальности. Затем он демонстрирует настоящий мастер-класс молодому поколению, присоединяясь к празднованию какой-то свадьбы, и целуя незнакомую ему девушку. Тут экран темнеет, и, видимо, фильм должен был бы закончиться, но Михалков безжалостно отвергает эту обходную дорогу, созданную им самим. Феерия продолжается — доказывая свою неуязвимость и демонстрируя настоящий порыв русской души, комдив плюет на команды начальства, берет в руки черенок от лопаты и идет в лоб на Цитадель. Вдохновившись своим командиром, за ним следуют все офицеры и солдаты, а дальше подтягивается и простой люд. Пророк Моисей, ведущий людей через море, тихо плачет и завидует Котову – такой силы убеждения не было даже у него.

И пока наш комдив спасает где-то мир, все остальные герои мучаются, не зная как уж себя занять. Олег Меньшиков ходит из стороны в сторону, кричит, моется, работает психологом, пытается изнасиловать Викторию Толстоганову, и наконец, утомившись, со скучающим видом ложится на фортепиано, не понимая — что же ему еще поделать в этом фильме. Надежда Михалкова, видимо контуженная после стриптиза из финала второй серии, теперь молчит, но так как она по-прежнему дочь своего отца, то ее героиня снова избегает ранений, взрывов и вражеских атак. Так же, благодаря своей божьей силе, она спасает грузовик с ребенком – тот остается совершенно нетронутым посреди немецкой бомбежки. Все остальные актеры в фильме играют роль статистов, которые обязаны подчеркивать профессионализм и героизм этих трех человек, и в особенности Никиты Михалкова.

Если вас интересуют вопросы в духе “почему ” и “зачем”, то не ждите на них простых ответов. Все намного, намного сложнее. Завесу тайны над личностью Котова мог бы приоткрыть Иосиф Виссарионович Сталин, дав какие-то объяснения, но он, будто герой шпионского боевика, хитро прищурившись, предпочитает отвечать на такие вопросы “потому” и “затем”, заставляя зрителя и Котова мучиться неизвестностью.

Если бы фильм остался без послесловия, то такой финал можно было бы посчитать счастливым – это было бы достойное и реалистичное завершение сказки о похождениях настоящего героя и мачо в лице комдива Котова. Но Михалков не жалеет зрителя, и своим поскриптумом убивает последние сомнения в том, что он – супермен. Финальные минуты фильма вполне могут послужить началом новой трилогии, и это будет даже логично, ведь хорошей истории много не бывает. Впереди маячит оккупированная дорога и Берлин, а там глядишь, Котов и до Гитлера уже доберется. Благо, теперь ведь все мы знаем – кто настоящий герой этой войны.

P.S. Этот фильм обязательно стоит посмотреть, хотя бы ради того, чтобы узнать — как Михалков разобрался с Цитаделью. (А он разобрался, не сомневайтесь).


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 85  86  87  88 [89] 90  91  92  93 ... 106  107  108




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 346

⇑ Наверх