Музыкальная рубрика


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Музыкальная рубрика» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Музыкальная рубрика


Модераторы рубрики: Paf, geralt9999

Авторы рубрики: Мэлькор, Paf, wayfarer, Sfumato, Fadvan, kon28, Blaine, Thunder, Dragn, Metternix, Вареный, Icipher, Felicitas, iXaOs, пан Туман, NHTMN, Volot, atgrin, necrotigr, Saneshka, geralt9999, fox_mulder, mcallen, Silvester, Evil Writer, Securitron, Roland23



Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 13  14  15

Статья написана 31 января 2017 г. 22:48

Артист: https://www.facebook.com/arcturusnorway>ARCTURUS (Norway)

Стиль: avantgarde metal/black metal

Дата: 4 марта 2017

Город: Москва

Клуб: http://voltaclub.ru/afisha/arcturus/>Volta

Начало: 19:00

Билеты: http://deltamekong.ru/event.html?id=201&N...>Delta Mekong Concerts

Встреча ВК: https://vk.com/arcturus2017moscow>vk.com/arcturus2017moscow

ARCTURUS — впервые в России! В легендарном составе!

Двадцать лет назад в Норвегии несколько уважаемых джентльменов записали альбом Aspera Hiems Symfonia, перевернувший представления о тяжелой музыке. С ним в мир дисторшна и бластбитов ворвался дьявольский маскарад, на смену которому пришли лживые зеркала, а завершилось все кораблекрушением космического корабля где-то в районе Осло.

Каждого из участников этого карнавала можно назвать настоящей легендой норвежского металла.

Ударник Jan Axel Blomberg побывал и в "звездном" составе Mayhem, и в давно исчезнувших Emperor, и в эпатажных Dimmu Borgir.

Вокалист Simen Hestnæs, более известный как ICS Vortex, персона не менее знаковая — он успел поучаствовать и в тех же Dimmu Borgir, и в прогрессивных Borknagar, а огромное количество эпизодических участий в самых различных записях так вообще сделало его одним из самых узнаваемых норвежских вокалистов.

За гитару и бас отвечали господа более скромные, но не менее легендарные: Knut Magne Valle отметился сотрудничеством с Ulver, а Hugh Stephen Mingay помимо этого еще и поучаствовал в деятельности сумасшедших Ved Buens Ende.

И, конечно же, клавишник Steinar Sverd Johnsen — человек, без которого не существовало бы одной из самых странных групп в истории тяжелой музыки.

Когда все эти люди собрались вместе — появился демон под названием ARCTURUS.

Об ARCTURUS трудно говорить спокойно. Да и сохранять спокойствие, слушая их, тоже сложно. Когда безумное кабаре сталкивается с нечестивым бластбитом, и все это проваливается в симфоническую бездну, становится как минимум очень интересно наблюдать за происходящим. Когда из этой бездны возвращается роскошный прогрессивный металл — понимаешь, что происходит нечто по-настоящему магическое. А когда в хитросплетениях музыки начинаешь путаться, и боишься даже представить, что будет дальше — остается лишь следовать за этой музыкой до самого конца альбома. И возвращаться к ней снова и снова.

Потерявшийся в далеком космосе цирк, участники которого промышляют пиратством, прерываясь только для наблюдения за звездами и уклонения от астероидов — единственная возможная в данном случае ассоциация.

Какое-то время назад о том, что ARCTURUS выступят в России, не приходилось даже мечтать — группа распалась после выхода четвертого по счету альбома. Впрочем, к счастью, триумфального возвращения не пришлось долго ждать — вышедший в прошлом году пятый в их биографии альбом Arcturian наглядно продемонстрировал, что ARCTURUS снова с нами, и они так же сильны, как и прежде.


Статья написана 19 декабря 2016 г. 23:33
Размещена также в авторской колонке geralt9999




Тэги: 2016
Статья написана 15 сентября 2016 г. 20:07
Размещена также в авторской колонке geralt9999


Кардинальные изменения музыкального курса или творческого подхода – могут, как положительно изменить карьеру и творческий потенциал индивидуума, так и полностью сломать ее из-за одной ошибки. Особенно, если музыка этого индивидуума строится на общей интимности и камерной мрачности. С другой стороны – кто не рискует, тот, как известно, не пьет шампанского. Так, видимо, подумал и Мэтт Эллиотт, прежде чем основательно перевернуть все для себя с ног на голову.

Творческая личность Эллиотта четко делится на две части – одна часть делает мрачный драм-энд-бас под логотипом “The Third Eye Foundation”, но ее мы отложим в сторону сразу – она, безусловно, добавляет общего богатства портрету музыканта, но в контексте данного текста – нас эта часть интересует постольку-поскольку.

Интересует нас его творчество под именем собственным. Оно представляет собой мелодичный, атмосферный, и донельзя мрачный авант-фолк, подразделения “sad bastard folk”. Будучи великолепным акустическим гитаристом и не менее талантливым сочинителем, занимался он этим в одиночку – ну так, разочек позвал кого-то там на пианине сыграть. Отсутствие группы поддержки на качество выдаваемого материала не влияло никак – тупым бренчанием он не страдал, щедро разбавляя свою игру как электронными и эмбиентовыми фишками родом из иного своего проекта, так и всякими фламенко, да балканским и славянским фолком (благо, его мать – родом из Эстонии, а самым сильным музыкальным впечатлением сам Эллиотт называет услышанный им в детстве православный хор – и даже одна из лучших его песен посвящена подводной лодке “Курск”).


Lie in your own bed

The one that you've made there

Wrap yourself up in the comfort of despair

That way you need never share

You'll never be forced to care

You can just sit there and stare

At your own beautiful hair

Because there's little else there
[/i][/center]


Однако же, если бы так все и продолжалось, то этот текст мне пришлось бы начинать как-то иначе, а сам Эллиотт так бы, наверное, и не реализовал свой полный потенциал. Но для подготовки альбома 2013-го года, “Only Myocardial Infarction Can Break Your Heart” он все же пошел ва-банк и группу музыкантов собрал.

Изменения слышны сразу – если раньше кто-нить Эллиотта периодически и сравнивал с Леонардом Коэном, после выхода этого альбома эти сравнения подзатихли. Мэтт смог сохранить все элементы, которые делали его любимым среди поклонников, добавив очень много богатства своим аранжировкам – пианины, мелотроны, контрабас (!) – это все пошло только на пользу, не разбавив эстетику его музыки, а лишь углубив ее, добавив новое измерение.

Это углубление становится очевидным с первой же песни – 17-тиминутной “Right to Cry”. У Эллиотта уже были до этого могучие и развернутые композиции, достаточно вспомнить уже упоминавшуюся “The Kursk” или песню с лучшим названием на Земле “If Anyone Tells Me “It’s Better to Have Loved and Lost Than to Never Have Loved at All” I Will Stab Them in the Face”. Но тут-то и находится ключевое различие – на всех своих предыдущих альбомах, и в особенности на трилогии Songs – Эллиотт представал человеком настолько глубоко находящемся в депрессии, что это даже и чудо, что он еще и музыку записывал.

“The Right to Cry” сходу этот тренд меняет – тут вроде и присутствуют все стандартные элементы Эллиотта – постепенное нагнетание атмосферы, еле слышное многоголосье на заднем фоне (состоящее только из самого Эллиотта), изящная гитара, проникновенный баритон самого Эллиотта. Но благодаря добавившимся в общую картину элементам и благодаря, видимо, каким-то личным решениям Мэтта – тут не найти той бездонной тьмы, в которой он прежде топил свою музыку (как пьяницы топят печаль в алкоголе). Он не избавился от общего sad bastard-настроя, но позволил себе добавить в свое царство луч света – пусть даже и довольно злой и ироничный луч (название альбома, в принципе, характеризует его суть лучше всего).


Look at you now

Pretty and lonely

Float way above the lost and lowly

Far too proud, too gorgeous for us down below

And so you find yourself alone

It’s such a lonesome throne

Empty eyes will follow wherever you go

Until you find you're on your own

Then you'll know

You've reaped what you've sown
[/i][/center]


Позволив себе допустить в музыку немного богатого, даже порой барочного тепла и успокоив, в большинстве случаев, ее темп, дальнейший путь у Эллиотта был только один, по сути своей – ведь возвращаться назад к стилистике чистого-пречистого себя – на данном этапе это было бы нечестно и даже противно его собственному творческому началу.

Нет, развиваться стоило согласно заданному курсу – и его альбом этого года выхода, “The Calm Before” – таким развитием и стал. Еще больше неоднозначности, еще больше спокойствия и размеренности, еще больше просто прекраснейших аранжировок.

Спокойствие это, впрочем, обманчиво, что обозначается и названием альбома. Да, большую часть времени Эллиотт не разгоняет песни (единственным исключением можно назвать “I Only Wanted to Give You Everything”, которая выполнена вполне в стиле традиционных для Мэтта ультрамрачных вещей родом с его трилогии), но даже без этого ему удается создать атмосферу тревожную и, так сказать, предвещающую. Придерживаясь концепта, Эллиотт весь альбом проводит, балансируя на грани между этой самой тишиной и грядущим апокалипсисом, который грозит если не разрушить все стоящие на пути жизни, то, по крайней мере, снести все устои и переделать по новой, под себя, не оглядываясь ни на чьи мнения. Сам Эллиотт, впрочем, в интервью признавался, что не считает эту грядущую бурю чем-то обязательно плохим – и весь альбом эту его позицию подтверждает, демонстрируя в полной мере его новообретенное смирение – яростных протестов вроде “Zugzwang”, которые были даже на прошлом альбоме – тут уже не обнаружить, и это, в какой-то мере, делает альбом только лучше и целостнее.


Here comes a storm

The dust & papers dance around the room

It tells of a storm

The sky is a painted viscous swirl of troubled hues

There’s a storm

The branches rock & dance & creak & wave

We’re in for a storm

I’ve got this headache that I’ve had for days

Here comes the rain

The first few drops caress & gently dance

They light up your face

You smile in wonder looking through the eyes of a child once again

But soon the gentle drops become the deadly wolf of a gale

Our voices become lost beneath the chaos

Here comes a storm

The way the wind it starts to play and race

It whispers a storm
[/i][/center]


Сам Эллиотт особо отмечает две песни на альбоме – упомянутую “I Only Wanted to Give You Everything”, которая ему далась легче всего (неудивительно, опыт-то в написании и исполнении таких вещей у него немалый уже), и философскую “The Allegory of the Cave”, которую, по его словам, пришлось переписывать чуть ли не двадцать раз (и он все равно остался в итоге не слишком ею доволен).

Но на ней, на самом деле, стоит остановиться подробнее, как и на небольшой зарисовке “The Feast of St. Stephen”. Тут надо сказать следующее – я немного приврал, ну или просто прикрыл правду, когда сказал, что яростных протестов-взрывов энергии нет. Нет, музыкально-то их нет, а так как и сам Эллиотт считает себя музыкантом, а не поэтом (что доказывает и ранняя его лирика – слишком развернутых текстов у него не было до недавнего времени) – я счел возможным сфокусироваться на этом. Но на деле, лирика “The Feast of St. Stephen” – это именно обоснованный гнев в адрес всяческих религий, культов и прочей этой мишуры, и гнев этот весьма обоснован.

Но заведем же речь о “The Allegory of the Cave”. Как я замечаю, многие любимые сингеры-сонграйтеры любят вставить чуть ли не самую эмоционально мощную и глубокую песню в самый конец альбома, причем всенепременно – после того как музыкальная кульминация вроде как бы уже и произошла и место остается лишь для эпилога. Так и здесь – кульминация случилась на цыганской “Wings & Crown”, но самой эмоционально наполненной и показывающей все способности Эллиотта, как поэта – можно смело назвать именно задумчивую закрывающую песню. Она не самая музыкально развернутая и разнообразная здесь, несмотря на присутствующую сквозь трек виолончель, да и сам Эллиотт здесь играет с предельной сдержанностью, но, в конце-то концов – в том числе это песню и рекомендует.

Ведь когда ты делаешь альбом, который должен хоть как-то охарактеризовать грядущую бурю – на бурю ты должен пусть отчетливо, но намекнуть, а не вбить ее слушателю в голову молотом.

Это и характеризует Мэтта Эллиотта лучше всего – он мастер мрачной музыки, мастер своей гитары, но прежде всего – он мастер нюансов, которые на первый взгляд могут пройти незамеченными. Но находятся эти нюансы во всем – как в метаидее, так и в небольшом гитарном переборе. Может быть, в этом и заключается гениальность.


Eternity in the dark is such a long time

Either path is lined with darkness

The crushing pain/the endless void

Repeat the same painful mistakes or

Slowly rot into the soil

Oh darkness please whisper my name

Whisper the rules of this here game
[/i][/center]


Статья написана 12 сентября 2016 г. 23:45
Размещена также в авторской колонке geralt9999

Три года назад Ник Кейв (и The Bad Seeds, конечно же) выпустил в свет свой лучший альбом, “Push the Sky Away”. Не все, конечно, согласятся с подобным утверждением, более того – не все даже согласятся, что это был хотя бы просто хороший альбом. Но одно можно утверждать с уверенностью – редко когда человек делающий музыку уже более 35-ти лет находит в себе силы настолько мощно и уверенно изменить свой творческий курс и свои музыкальные ориентиры.


Black road long and I drove and drove

And came upon a crossroad

The night was hot and black

I see Robert Johnson with a 10-dollar guitar

Strapped to his back looking for a tomb

Well here comes Lucifer with his canon law

And a hundred black babies running from his genocidal jaw

He got the real killer groove

Robert Johnson and the devil, man

Don't know who is gonna rip off who

Driving my car, flame trees on fire

Sitting and singing the Higgs Boson Blues
[/i][/center]


При создании Push the Sky Away Кейв окончательно отказался как от мелодично-фортепианного звучания (которое он продвигал на протяжении четырех альбомов), так и от своего краткого “гаражного” этапа. Перемена должна была быть серьезной и заставляющей удивленно вскинуть брови каждого слушателя знакомого с предыдущим творчеством группы. И это, несомненно, удалось.

Драйв? А на кой он нужен — как бы восклицают Кейв с Эллисом. Напитаем альбом постоянным нагнетанием атмосферы, ощущением какого-то разворачивающегося триллера – и нормально выйдет. И ведь и правда – так только лучше.

Хуки? Ну нет уж. Придется вам цепляться за то малое, что соизволим оставить – продолжают издеваться творцы. За скрипичные и гитарные и синтовые лупы Эллиса, которые добавляют альбому призрачное качество, по словам самого Кейва. И ведь цепляемся! И так цепляемся, что через какое-то время после начала прослушивания начинаешь и задумываться – а так ли уж мелодии вообще нужны были Кейву все это время?


And all the ones who come

And all the ones who go

Down to the water

And all the ones who come

And all the ones who go

Down to the sea
[/i][/center]


Мрачняка вам в текстах? Ну ладно, тут уж Ник пожалел фэнов, решил не изменять себе окончательно. Есть вам мрачняк, есть. Но как-то не так, как прежде. То ли соответствуя общей концепции, то ли действуя по чистому наитию – но Кейв и лирику сделал такой себе прекрасно-призрачной – при этом в нужной мере добавил туда традиционных своих мест и персонажей (вроде Джубили Стрит и девушки по имени Би), ну чтоб поддержать этот самый триллер. Но глядя на ситуацию в целом – он, наверное, со времен “The Good Son” не был настолько светел в своей традиционной меланхолии. А вещи вроде “Mermaids” или титульной песни, в сочетании с их мягким и задумчивым музыкальным исполнением – вообще представляют собой чуть ли не воплощение чистой красоты в музыке.

Вообще-то, обычно я предпочитаю прям уж чересчур про отдельные песни не расписывать, но в данной ситуации, я нахожу необходимым сказать кое-что конкретное по двум идущим подряд трекам. Сначала про самый, эээ, энергичный трек альбома. “Higgs Boson Blues” собой не то чтоб представляет какой-нить панковый взрыв динамики – это все же было бы абсолютно неуместно в этой общей картине. Но в контексте альбома он выглядит поистине грандиозно-неумеренным опытом, подводящим все темы к эмоциональному концу, под аккомпанемент упорного и настойчивого spiritual groove-а (с).

Но заканчивать все так, вопреки остальному материалу – было бы неправильно, конечно же, поэтому заканчивается все на минорной ноте, которая дает больше оптимизма и уверенности в себе, чем какие-нить ноты мажорные – речь о самой “Push the Sky Away”. Эта вещь заставляет бороться и “отталкивать небо” (смерть, то есть) и идти по своему пути до конца, не взирая ни на что – ни на друзей, ни на врагов, ни на судьбу, ни на самого себя.


And if you feel you got everything you came for

If you got everything and you don't want no more

You've got it, just keep on pushing and, keep on pushing and

Push the sky away
[/i][/center]


К сожалению, судьба иногда заставляет обратить на нее внимание очень жестокими способами. Поговорим теперь о свежем альбоме The Bad Seeds – “Skeleton Tree”.

Сперва придется оговорить контекст создания и значения этого альбома. Избежать этого не удастся, хоть задача и абсолютно безрадостная.

В июле 2015-го года погиб (упал с обрыва) 15-тилетний сын Ника Кейва, Артур. Работа над следующим альбомом Bad Seeds к тому времени уже велась и даже некоторые песни уже были готовы. Но это трагическое событие изменило все. Каким бы вышел “Skeleton Tree” иначе? Об этом трудно и бесполезно рассуждать, ибо понятно, что любые сходства между гипотетической и финальной версиями имеют не столь много значения, как различия между ними.


The phone, the phone, the phone it rings, it rings, it rings no more

The song, the song, the song it spins since nineteen eighty-four

The phone, the phone, the phone, it rings, the phone, it rings no more

The song, the song it's been spinning now since nineteen

And if you want to bleed, just bleed

And if you want to bleed, just bleed

And if you want to bleed, don't breathe a word

Just step away and let the world spin
[/i][/center]


Ник Кейв, как известно, всегда создавала образ мрачного человека – и его музыка, и его тексты всегда этому образу отвечали. Можно сомневаться в стопроцентной правдивости подобного самопредставления (и вряд ли эти сомнения будут полностью неоправданны), но творческий человек, человек искусства, артист, музыкант – он же и должен заставить нас поверить в происходящее, в открытость его эмоций, в их искренность – и Кейву это тоже всегда удавалось (что как бы и говорит, что и фальшивкой он никогда не был).

Но никогда еще Кейв не представал столь открытым, откровенным, и незащищенным на записи. Он выплескивает свою безграничную скорбь на слушателя. Он действительно выкладывает всю свою душу на обозрение – пытаясь, наверное, хотя бы и таким образом немного ее исцелить. Если вы думаете, что при этом тяжело присутствовать – вы абсолютно правы. Если вы думаете, что это нечестно и несправедливо по отношению к слушателям – задумайтесь, кто сейчас может говорить что-то о справедливости скорбящему отцу. Если вы думаете, что от “Skeleton Tree” можно просто так оторваться и не принимать участия в настолько личном и горьком моменте – подумайте еще раз.


Cause nothing really matters

On the night we wrecked like a train

Purring cars and pouring rain

Never felt right about, never again

Cause nothing really matters

Nothing really matters anymore, not even today

No matter how hard I try

When you're standing in the aisle, and no, baby

Nothing, nothing, nothing

I need, I need, I need you
[/i][/center]


Музыкально, если попробовать отстраниться от всепроникающего чувства того, что все не так и никогда уже не будет, так как должно быть, мы имеем во многом логическое продолжение “Push the Sky Away” – но логичное, опять же, только учитывая трагедию. Тут есть и хоры, и приглашенная вокалистка, и куча скрипичных партий – но, естественно, не стоит и надеяться, что хоть что-то из этого здесь использовано в ключе оптимистичном или хоть сколько-нибудь светлом (как это бывало на Push the Sky Away”).

Нет, на этот раз Кейв уже окончательно отказался даже от создания подобий мелодий и прочей шелухи – так же как и практически полностью отказался от пения, в большинстве песен просто интонируя текст. В некоторых моментах прямо слышно, как он заставляет себя запеть (в “I Need You”, например) – и эти моменты разбивают сердце, даже если оно до этого умудрилось уцелеть.

Разные инструментальные лупы Эллиса – это то, что больше всего связывает новый альбом с предыдущим, но в этот раз они не являются призрачным сердцем альбома – нет, тут нет места для подобной романтики. Это жилы, которые хоть как-то сдерживают вместе эмбиентально-дроновые зарисовки, производящие впечатления прямо-таки кусков плоти, которые были беспощадно вырваны из больных мест и были принуждены к какому-то последующему существованию.


Here they come now, here they come

Are pulling you away

There are powers at play more forceful than we

Come over here and sit down and say a short prayer

A prayer to the air, the air that we breathe

And the astonishing rise of the Anthrocene

Come on now, come on now

Hold your breath while you're safe

It's a long way back and I'm begging you please

To come home now, come home now
[/i][/center]


Сложно, на самом деле, подходить к этой работе критически – даже если вы не являетесь поклонником творчества Кейва в целом. Тут другой совершенно уровень открытости, другой уровень эмоциональности, другой уровень самой музыки, которая как бы и не требует вообще существования слушателя (подозреваю, что и самому Кейву по большей части абсолютно все равно, как альбом будет воспринят – не для того он делался).

Не буду прикидываться кем-то, кем я не являюсь – я тоже неспособен оказался, по большей части, подойти к “Skeleton Tree” с должным критическим взором. Может и стоило бы сказать, что даже тот же “Blackstar” (тоже история одной трагедии) относился к слушателю с большей снисходительностью. Может и стоило бы сказать, что, скорее всего, я полюбил бы все эти песни и не зная ничего о причинах их существования в нынешней форме – но все же, идеальными их не назвать. Может и стоило бы покритиковать тот факт, что Кейв не поет.

Но кем бы я после этого был? Вот уж не знаю. И не думаю, что это имеет особое значение, когда ты сталкиваешься лицом к лицу с настолько глубокой скорбью облаченной в музыкальную форму.

Хотим мы того или нет, хочет Кейв того или нет, хотят ли его коллеги по группе того или нет – но “Skeleton Tree” – это музыкальное событие. Искреннее, сумрачное, эмоциональное до предела, за которым эмоций нет вообще – только пустота.

Но, боже мой, я бы променял это все на десяток Grinderman-ов, лишь бы Нику Кейву не приходилось переносить эту невозможную боль, свидетелями которой мы все стали.


Sunday morning, skeleton tree

Oh, nothing is for free

In the window, a candle

Well, maybe you can see

Fallen leaves thrown across the sky

A jittery TV

Glowing white like fire

Nothing is for free

I called out, I called out

Right across the sea

But the echo comes back in, dear

And nothing is for free
[/i][/center]


Статья написана 11 июля 2016 г. 13:43

Любите ли вы протест в музыке, так как люблю его я? Да, наверное, любите, скорее всего – даже сильнее, чем я. Потому что выражение протеста через свои песни – это обоюдоострый меч. С одной стороны – благодаря этому артисты могут добавить в свою музыку практически беспредельное количество жизни и энергии. С другой стороны, не менее важной – за этим самым бунтом против машины иногда может скрываться совершенно пустая музыка, а может и вообще – лицемерие творца, что еще хуже.

В любом случае, вне зависимости от вашего или моего отношения к музыкальному протесту, стоит признать один факт – в роке он больше невозможен. И это не вчера случилось – уже довольно продолжительное время в роке при практически любых попытках бунтарства и призывов к революциям – слышится лишь грохот машины и радостное потирание рук в предвкушении денежных дождей. Где же сейчас честному пассионарию найти себе отдушину? Ну, как очевидно – прямо здесь, в “Горгороде.” Сразу оговорюсь, чтоб не было сомнений каких-то – протесты и призывы к революциям – не главное достоинство этого альбома, и вообще – Мирон работает тоньше и предоставляет право слова нескольким заинтересованным сторонам.


Глаза у нимф пусты, все бухают, эго набухает как лимфоузлы.

Вот за этим ты шел к Олимпу? Стыд!

Но через тебя Бог не вызволит нас из лап египтян, подпалив кусты.

Там ты был, ух, смелым и вслух высмеивал культ сделок,

Хруст денег, плюс как система лузгает дух с телом.

Луч света! Был из тех, за кем все идут следом,

Но едва вернулся как тут же сузил свой круг тем

До тус и девок — сюжетов устье опустело!

Ты литературной фигурой собственный пуп сделал.

Пусть! Но если вокруг взят курс на войну с изменой,

То не проповедовать бунт, хули, кощунственно!

Эй, почему пока тут растут стены, мрут зеки, судят за пару карикатур с мэром,

Врут слепо, для тебя табу сделать вдруг слепок с общества,

Ты трус или просто сдулся нех**ственно?!


Первым делом первое – то есть музыка. Друг OxxxymironPorchy (догадайтесь сами, почему его так зовут) – неплохой, на самом деле, битмейкер. То есть, когда вы слушаете альбом – претензий к битам практически не возникает. Все они вполне хороши и сами по себе, и находки там бывают всяческие интересные, дьявол-то в деталях, как говорится. Но стоит сразу понимать (и я это хочу обозначить прежде, чем мы пойдем дальше) – вы эти биты не вспомните через неделю. За исключением пары моментов. И биты совсем неплохи, повторюсь – просто не они тут основные создатели погоды – это скорее вишенка на торте, которая смысла без торта не имеет и вообще – хватит переедать. Окей? Окей.

Погоду тут делает сам Мирон. Я не думаю, что имеет особый смысл его сравнивать или ставить в один ряд с различными зарубежными МС-титанами. Но, его разнообразная читка, способность резко менять настроение и подачу, умение использовать различные интонации для разных героев (властный мэр, например, выражается размеренно и с ленцой, а безумный фанат – спешит выказать свои претензии писателю с ощутимой обидой в голосе) – в общем, все это, хочешь-не хочешь – а заставляет все же вспомнить про некоего Кендрика Ламара, который тоже славится всеми вышеперечисленными достоинствами. И это тот случай, когда я не сказал бы, что “наш” хуже “ихнего.” В общем, Мирон – это звезда этого представления, вы слушаете альбом, чтобы слушать его – и он не даст вам об этом забыть или пожалеть. Как минимум половина из понравившихся песен (а понравится там способны почти все, что со мной и случилось) – врезаются в память именно благодаря умелому и увлекающему флоу.

Все переплетено, море нитей, но.

Потяни за нить, за ней потянется клубок.

Этот мир — веретено, совпадений — ноль.

Нитью быть или струной, или для битвы тетивой.

Все переплетено, в единый моток.

Нитяной комок и не ситцевый платок.

Перекати поле гонит с неба ветерок,

Все переплетено, но не предопределено.

Это картина мира тех кто,

Вашей давно противится, как секта

Ведь у всего не единый архитектор.

Все переплетено, мне суждено тут помереть еретиком,

Ваши картина мира — сетка, полотно, текстильная салфетка.

Будто работала ткачиха или швейка.
[/i]

Раз уж вспомнили про разнообразных героев – пора перейти к главной отличительной черте альбома. У него есть сюжет! Как завлекательно-то звучит, правда? Нет? Не завлекательно? Ну, да и правда – сейчас везде есть сюжеты разной степени бредовости. Ну, может в русском рэпе и победнее с этим делом, не зря ж Oxxxymiron хвалился, что это первая такая концептуальная работа в хип-хопе, которая повествует не про жизнь автора, а показывает выдуманную историю. Он, правда, позабыл при этом самовосхвалении про легенд вроде MF DOOM или Masta Ace – но творческим людям простительно.

Да, в любом случае, про сюжет. Он есть, он не отличается какой-то особой оригинальностью, но в целом неплох – не хуже какой-нить “Стенки”. В этом самом Горгороде жил себе был писатель (тут Мирон явно следует старому правилу – пиши, о чем знаешь.) Жил и не тужил, вечеринки, алкоголь, наркота, девочки – все аксессуары успешного человека. О своих ранних бунтарских выходках и произведениях – даже и помышлять забыл. Но тут звонит надоедливый фанат – и все завертелось. На нервы начинает действовать литагент, находится та самая единственная, в его жизнь встревают злобный тиран-мэр и полусумасшедший революционер-идеолог, да и самого его начинает одолевать горечь и злоба.

Ты собрал только половину пазла,
[/i]

Картина маслом социальный лифт в пирамиде Маслоу.
[/i]

Толпа многоголова как гидра и цербер,
[/i]

Но она не делает погоду как гидрометцентр.
[/i]

Она, хоть я не Макиавелли Никколо,
[/i]

Благоговеет влекомо к плахе петле или колу,
[/i]

Страху, елею, иконам, хаке, игле и оковам,
[/i]

Ты умнее намного, нафиг плебеи такому.
[/i]

Тебе промыл мозги идиот под горой,
[/i]

Все переплетено который год — анекдот с бородой.
[/i]

Конспиролог-изгой, мы с Гуру знакомы с тех пор,
[/i]

Как этот горе-воин был чиновник, чье слово закон.
[/i]

То есть, как я и отметил – вряд ли вы вынесите что-то очень новое для себя из всего повествования. Но, несмотря на не особо уникальную канву, в итоге сюжет и альбом-то – получились. Потому что вышел в итоге хороший бунтарский альбом, который реально способен, хотя б на минуту захотеть взять винтовку и свергнуть кого-нибудь. Вышел хороший альбом про то, как слава и признание способны убить творческий гений. Вышел хороший альбом про возможные тонкости человеческих взаимоотношений. Вышел хороший альбом про давящую и крушащую атмосферу большого города, которая знакома любому, кто в большом городе когда-либо жил. И это все – всего лишь за сорок минут. Это краткость просто восхитительна, учитывая, что концепты в наше время обычно раздуваются как минимум на целый CD.

Самое главное я как-то не сказал – вокруг походил, но приберег напоследок. Я люблю нерв в музыке, люблю драму – естественно, не я один. И нерв этот может быть выражен собственно через музыку, через тексты, через посыл, да хоть через обложку даже. Но должна быть живая эмоция, я хочу слушать людей, людей которым есть что-то сказать. И Мирону явно есть что сказать – альбом действительно невероятно эмоционален, и насыщен широким спектром разных настроений. Заскучать тут не получится вообще, ни на одну минуту. Один трек заставить злостно сжимать кулаки, другой – призовет задуматься и прочувствовать параллели, третий – принудит поежиться от описываемой мрачной картины. А самый сок остается напоследок – в эпилоге, когда все перипетии уже позади и нам остается только оценить заключительный вывод.

В традициях великой русской литературы, да и культуры в целом – не принято давать хэппи-энды. Так уж исторически сложилось. И Мирон, в принципе, этим традициям и не изменяет. Но он смеет надеяться, он как творец смеет давать шанс не на счастье, может быть, но на покой, на что-то светлое и возвышенное:

Там, где нас нет, горит невиданный рассвет.
[/i]

Где нас нет — море и рубиновый закат.
[/i]

Где нас нет — лес, как малахитовый браслет.
[/i]

Где нас нет, на Лебединых островах.
[/i]

Где нас нет, услышь меня и вытащи из омута.
[/i]

Веди в мой вымышленный город, вымощенный золотом.
[/i]

Во сне я вижу дали иноземные.
[/i]

Где милосердие правит, где берега кисельные.
[/i]


Тэги: Oxxxymiron, Hip Hop

Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 13  14  15




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 123

⇑ Наверх