Колонка коллекционера


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Колонка коллекционера» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Колонка коллекционера


В этой рубрике мы станем публиковать статьи только о редких и коллекционных изданиях. Разумеется, для таких статей особое значение имеет визуальный ряд, поэтому просим авторов не забывать снабжать свои тексты иллюстрациями.

Модераторы рубрики: Vladimir Puziy, С.Соболев

Авторы рубрики: Vladimir Puziy, Karavaev, С.Соболев, Petro Gulak, Kons, atgrin, teron, Saneshka, slovar06, WiNchiK, ergostasio, iRbos, LadyKara, Вертер де Гёте, lordalex, sham, eonixa, febeerovez, isaev, killer_kot, Zivitas



Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 25  26  27

Статья написана 29 октября 2018 г. 19:14
Размещена также в авторской колонке Zivitas

Не предполагал я, легкомысленно взявшись полистать детскую книжечку, какие жуткие бездны таятся в "Теремке". Это вам не светлый пушкинский мир — страшно находиться рядом с пламенем славянского фольклора, которым оказались опалены и детские художники.




Была в детской иллюстрации особенная линия трансформации персонажей — примитивистко-лубочно-фантазийная. Представителем этой линии является Ю.Васнецов. Васнецов изначально тяготел к народному лубку, у него стезя была иная, чем у Чарушина (о котором мы поговорили тут). Но зверюшки-то умильные! Этим Васнецов сближается с Чарушиным и отличается от Мавриной, которая тоже работала в лубочно-фантазийном направлении.

У Васнецова огромное количество изданных вариантов его иллюстраций (и в книгах, и отдельными литографиями) — я давно оставил мысль собрать все их. Решил, что как у всякого художника, который начинал в золотую эпоху детской книги, потом попал под обвинения в формализме и пачкотне, а потом был прощён и обласкан — что у такого художника можно без труда вычленить периоды его творчества. Даже и наметил основные этапы Васнецова в изображении зверюшек в сказках: сначала он рисовал в примитивистской манере, в эпоху гонений — должен был рисовать в натуралистической манере, а после смерти Сталина — в празднично-лубочной манере. Но потом я спутал несколько раз датировку и понял, что периоды наслаивались друг на друга, Васнецов оказался хитрее. Пришлось срочно купить издание "Известный Юрий Васнецов" (2012), подготовленное при активном участии дочери художника. Давно пора было.

"Известный Юрий Васнецов" (2012)
"Известный Юрий Васнецов" (2012)

Теперь немного ориентируюсь в разных периодах. Главное отличие — не между Васнецовым-реалистом и Васнецовым-примитивистом (это и так видно), а между фантазийной манерой Васнецова довоенной и шестидесятых годов. Жаркие споры в отзывах на переиздания книг Васнецова, обвинения издателей в уродовании классика — это часто оттого, что издатель дал довоенные рисунки, а читатель сравнивает с картинками позднего периода. Примитивистские картинки разных периодов похожи, отличаются часто фоном, украшательством. Настоящий лубок — это любимые всеми и удостоенные Госпремии "Ладушки" (начало 1960-х, в этой книге есть некоторые сказки для маленьких, но не "Теремок") и "Радуга-дуга" (конец 1960-х). Открыл для себя довоенного Васнецова-примитивиста и понял, что он мне больше нравится, чем поздний Васнецов, ставший каноническим.




До войны Васнецов проиллюстрировал пьесу С.Маршака "Теремок" (издан в 1941 году). К народной сказке пьеса имеет отдалённое отношение: персонажи-то почти те же самые (зайца нет, ёж и петух добавлен), но они изначально разбиты на две группы: мелкие положительные зверюшки, живущие в теремке и его обороняющие, и враги-хищники (лиса, волк, медведь), которые держат теремок в осаде. Тем не менее, представление о довоенных васнецовских зверюшках эта книга даёт, и, более того, Медведя из маршаковского "Теремка" позднее поместили и в народный "Теремок". Довоенный персонаж нормально вписался в поздний период творчества Васнецова.

У меня вот такие издания пьесы "Теремок". Справа — качественное современное переиздание: Маршак С. Теремок (худ. Ю.Васнецов). — М.: Мелик-Пашаев, 2013. А слева — курьёз советского провинциального книгопечатанья, когда рисунки Васнецова не воспроизводились напрямую, а перерисовывались другим художником: Маршак С. Теремок (копийные рисунки художника Г.Куценко). — Фрунзе: Мектеп, 1984.

Оригинал и копия
Оригинал и копия

Вот сам Теремок и персонажи.

Все персонажи на фоне Теремка
Все персонажи на фоне Теремка
Хищники-бандиты
Хищники-бандиты
Главный бандит
Главный бандит

А вот отличие сюжета: у Маршака попытка Медведя проникнуть в Теремок жёстко пресекается коренными жильцами.

Медведя режут
Медведя режут




Народный "Теремок" у Васнецова существует в нескольких вариантах, которые создавались в разные периоды творчества. Вот образцы васнецовских "Теремков" в отдельных изданиях и в сборниках (по возможности) по сведениям альбома "Известный Юрий Васнецов".

Отдельные издания

1938 год

1946 год

1951 год

А вот здесь в альбоме прокол, что ещё больше запутывает вопрос о вариантах васнецовских книжек. Приведено описание изданного в 1951 году нового варианта маршаковского "Теремка", приводится пример иллюстрации. Однако видно, что это иллюстрация к народной сказке! Иллюстрация к пьесе Маршака нашлась в Интернете, но откуда картинка к народной сказке, я не смог установить. Пусть тоже идёт под 1951 годом (стилистика подходит).

Маршак "Теремок" (1951)
Маршак "Теремок" (1951)
Иллюстрация к Маршаку
Иллюстрация к Маршаку

Народный "Теремок". Откуда?
Народный "Теремок". Откуда?

Сборники сказок.

"Гуси-лебеди"1937 год.

Впервые народный "Теремок" Васнецов проиллюстрировал, видимо, в 1937 году в сборнике "Гуси-лебеди" (переиздавался с вариациями до начала 1950-х гг.). Эти варианты можно посмотреть в ЖЖ-сообществе "Музей детской книги" (здесь). В этом издании были два художника: Васнецов и Кузнецов, крепкий реалист. К "Теремку" четыре иллюстрации без указания конкретного авторства.

Насчёт авторства Васнецова в двух последних картинках появились у меня сомнения. И вроде бы изменение манеры в сторону реализма можно понять, и в книге про Васнецова приведён его набросок именно для "Гусей-лебедей".

А всё равно сомнения остаются...

"Русские сказки" 1947 год




Заняться углублёнными поисками меня заставила вот такая современная книга: "Первые сказки: Курочка Ряба, Колобок, Репка, Теремок". — М.:Лабиринт, 2017.

В целом, здесь воспроизводится издание 1952 года в тогдашней реалистичной манере. Но в сталинской книжке не было "Теремка" (он, как было показано выше, и так активно издавался). Редактор добавил "Теремок" в современное издание и добавил так, что теперь книжка стала памятником и учебным пособием. Памятник полному отсутствию вкуса и меры. Учебное пособие: в одном месте собраны разные периоды творчества Васнецова — видно, как рисовал зверей в натуралистической манере, а как — в фантазийной.

Нормальные сказочные персонажи
Нормальные сказочные персонажи
Натуралистичные скучные звери
Натуралистичные скучные звери
Разные стили на одном развороте!
Разные стили на одном развороте!
Яркие сказочные персонажи
Яркие сказочные персонажи

Теперь-то понятно, что иллюстрации чёрно-голубые из издания "Русские сказки" (М.-Л.: Детгиз, 1947), чёрно-белые — из числа иллюстраций к "Теремку" предположительно 1951 г. Цветные реалистичные звери — не могу найти источника (подозреваю даже, что это иллюстрации к другой сказке, например, к "Колобку" — лиса и волк смотрят куда-то вниз). Последняя яркая сказочная иллюстрация — скорее всего, автономная большого формата литография Васнецова (эти плакаты у букинистов не встречаются — их ещё сложнее классифицировать, чем книжные иллюстрации).




У Васнецова нет варианта "Теремка", переработанного в поздней манере, выдержанного в стиле "Ладушек". Есть только скомпонованный вариант в "Русских сказках" (1974). Эта книга — "Русские сказки" — вышла на следующий год после смерти Васнецова. Книга тоже собрана из разнородных картинок на живую нитку, хотя, наверняка, делалась под наблюдением родственников художника. Но разница между картинками разных циклов и периодов всё же не так бросается в глаза — все картинки в одном стиле. Чувство вкуса редакторов не покинуло.

У меня переиздание 1991 года.

"Русские сказки" (1991)
"Русские сказки" (1991)

Ну а сами картинки — микс из народных "Теремков" (вероятно, не нарисованных заново, а взятых из прежних изданий, в том числе из книг 1938 г. или 1946 г.) и маршаковского "Теремка" (1941 г.).

Сборище насекомых:муха, блоха, комар
Сборище насекомых:муха, блоха, комар
Насекомые и мелкие звери. Где блоха?
Насекомые и мелкие звери. Где блоха?
Инородные крупные хищники из другой оперы
Инородные крупные хищники из другой оперы
Мощный аккорд. Блоха вверху справа
Мощный аккорд. Блоха вверху справа


Статья написана 19 октября 2018 г. 19:09
Размещена также в рубрике «Другая литература» и в авторской колонке Zivitas

Приближаются осенние каникулы (осень на фото — слева; нетипичное для октябрятско-пионерской литературы изображение грустных детей, бредущих в школу).

"Круглый год-1961". Форзац
"Круглый год-1961". Форзац

Надо отдохнуть: Пушкина отложить, совсем детскую сказочку полистать — пусть это будет "Теремок", к которому у меня много иллюстрированных изданий (само так вышло).

Для начала определимся с текстологией "Теремка" — это важно, потому что художник иллюстрирует определенный вариант текста; меняться могут не только детали, но и сам сюжет (точнее, концовка). Изначальные варианты смотрим в академическом издании сказок Афанасьева в серии "Литературные памятники" (1984). Приведены три варианта (нумерация Афанасьева):

1) «Терем мухи», № 82. Записано в Архангельской губ.

2) «Терем мухи» («Ехал мужик с горшками...»), № 83. Место записи неизвестно.

3) «Терем мухи» («Лежит в поле лошадиная голова...»), № 84. Записано в Московском уезде.

В первом варианте — теремок без уточнения, во втором — кувшин, оброненный с телеги мужиком, в третьем — лошадиная голова (череп). В примечаниях к академическому изданию "Теремка" сказано, что "такие детские сказки, полные юмора, близкие по стилю шуточным песням, замечательны затейливым словесным узором. Они имеют свои традиционные формулы, свои постоянные эпитеты (комические прозвища персонажей)". Юмора, в "Теремке", конечно, много. Но вот что заметно нам — цивилизованным потомкам: ни в одном варианте сказки у Афанасьева жильцы не спасаются (в дореволюционной литературной обработке Ушинского тоже). Может, для крестьянских детей это было естественно...

В первом варианте медведь лапой разбивает терем (про судьбу жильцов не уточняется). Во втором и третьем — прямо указано, что медведь сел на теремок (кувшин и лошадиную голову) и при этом "всех раздавил", т.е. жильцы однозначно гибнут. Никто не смог противиться медведю, хоть порознь, хоть вместе. Напротив, зверюшки как будто специально скучились для того, чтобы медведю одним движением задницы было сподручнее всех их подавить.

А нас-то учат, что мораль "Теремка" — хорошо вместе жить дружно (на каком-то сайте для мамочек разъясняется). Это потому что читаем не подлинный текст — в литературных обработках конец "Теремка" смягчен. Попадались варианты без смертоубийства и до революции в книжках с картинками: "Никого медведь не подавил — только себе больно сделал" (Теремок : Сказка / Рис. А.В. Неручева. — М.: Издание В.М. Саблина, [1909] — в РГБ в открытом доступе). Но массово детская книга стала издаваться в советское время. Со второй половины 1930-х гг. после реабилитации народной сказки потребовалась её литературная обработка хорошего качества. Уже у А.Н. Толстого (автора "Буратино"), который очень удачно переложил афанасьевские сказки для советских детей, медведь теремок раздавил, но зверей не убил, а просто "распугал". Позднейшие переработчики (развивавшие больше концепцию А.Толстого, чем дававшие собственную интерпретацию) приделали к "Теремку" и вовсе счастливые концы: малые звери не расстались, построили новый теремок, а кое-где и медведь разрушил теремок не умышленно, а по косолапости, и потом помогал новый терем строить.

Напрасно. Такие переделки вообще не имеют идеи, это просто анекдоты. Идея есть у сказки в ее жёстком варианте: будь осторожен, берегись медведя, спасайся. У юного слушателя (скорее, горожанина) возникают и другие чувства: горечь от беспомощности хороших персонажей, острое ощущение неправды, жажда справедливости... В общем, такая сказка — "вы жертвою пали в борьбе роковой" — готовила бойцов для борьбы с зарвавшимися извергами-самодурами.

Это первая концепция "Теремка" — по настоящему народная, в смысле крестьянско-низовая. А то как эту идею понимает интеллигенция, очень ярко показывают предреволюционные иллюстрации Г.Нарбута (1910 год).

1) "Теремок" (худ. Г.Нарбут)

Издание, которое есть у меня, такое: "Сказки и потешки: Иллюстрации Э.Э.Лисснера, Г.И.Нарбута". — М.: Издательский дом Мещерякова, 2013 (в серии "Дверца в сказку"). На Фантлабе этого издания не нашёл.

А вот картинки Нарбута к "Теремку" в первоначальной редакции. И по технике, и по настроению очень сильные иллюстрации. Статус зверей показан их одеждой и аксессуарами.

Череп-теремок
Череп-теремок
Затравленный заяц
Затравленный заяц
Медведь — слуга режима
Медведь — слуга режима
Подавление свободы
Подавление свободы

Ужас: на последней картинке видна лужа крови от замученных животных (и хвост торчит, чтобы сомнений не оставалось). Медведь на картинках в полном соответствии с медведями Салтыкова-Щедрина ("Медведь на воеводстве" и проч.): тупое ограниченное создание, и очень злобное притом. Да, отличался Нарбут по своему психическому состоянию от Билибина и прочих сказочников русского модерна.

Конечно, подобного не будет в картинках для советских детей, поскольку нет больше ни кровавого медведя-сатрапа, ни тёмной крестьянской психологии. "Теремок" для взрослых сделал через сто лет И.Олейников (https://fantlab.ru/edition225887), но всё-таки без лубочной политизированности. Ну и черепа-теремка в советских сказках больше не будет.




Но как всё-таки рождались народные сказки? Знаменитый писатель Бианки, вероятно, считал, что в основе лежит народное наблюдение над повадками животных. Его "Теремок" (1928 год) — это дупло, которое вмещает всё более крупных животных, поскольку имеет свойство расширяться. Звери при этом живут в теремке последовательно, выгоняя друг друга. Понятно, что в этой истории нет не зайцев, ни волков — они в дуплах не живут. Медведь-разрушитель есть. Разрушать старые трухлявые деревья — это повадка медведя. Медведь не виноват — но и ждать от него другого нельзя. Это вторая концепция "Теремка". Поучительно и в лучших просветительских традициях. Ориентировано уже больше на городских детей.

2.1) Бианки "Теремок" (худ. Е.Чарушин)

Первая публикация под названием "Терем" и с первоначальной редакцией текста была напечатана в журнале "Ёж" (1928. № 6) с иллюстрациями Е.Чарушина. У меня этот текст и картинки в таком издании: Архив журнала "Ёж". Том 1. — М.: ТриМаг, 2016 (на Фантлабе пока не представлен).

Сами картинки в непередаваемой чарушинской манере. Симбиоз автора и художника очень характерный для той эпохи детской литературы: эти картинки составляют с текстом одно целое.

В 1920-х годах и в первой половине 1930-х годов такая концепция прочтения народных сказок была востребована педагогической политикой советской власти. Но интерес к бианковскому "Теремку" не пропал и позднее. У меня две книжки позднесоветского времени, иллюстрированные хорошими художницами-анималистами. Обе книжки сейчас переизданы.

2.2) Бианки "Теремок" (худ. Т.Капустина)

Бианки В. "Теремок" (худ. Т.Капустина).- Л.: Художник РСФСР, 1977. На Фантлабе есть другое советское издание: https://fantlab.ru/edition158679. Современное переиздание (издательство "Речь", 2014): https://www.labirint.ru/books/439082/.

Это теремок
Это теремок
Белка гонит сыча
Белка гонит сыча
Медведь за мёдом полез
Медведь за мёдом полез
Медведь и разруха
Медведь и разруха

2.3) Бианки "Теремок" (худ. Т.Васильева)

Бианки В. "Теремок" (худ. Т.Васильева).- М.: Советская Россия, 1987 (в издании три рассказа: Теремок, Люля, Терентий-тетерев). Этого издания на Фантлабе нет. Расширенное современное переиздание (издательство "Стрекоза", 2017): https://www.labirint.ru/books/622265/.

Новенький теремок
Новенький теремок
Куница гонит белку
Куница гонит белку
Медведю тоже не сладко
Медведю тоже не сладко

Художники, понятно, рассказ Бианки иллюстрировали строго в реалистичной манере. Очень хорошее наглядное пособие. Такая манера изображения персонажей свойственна именно для рассказов писателей-натуралистов. Но идея натуралистически изображённых животных встречалась изредка и в картинках к сказочному "Теремку" (условно — "неочеловеченные (неодетые) звери").




Третья концепция — концепция сказки-праздника, сказки-волшебства — это поздняя Маврина.

3) "Теремок" (худ. Т.Маврина)

Собственно сказки с циклом картинок художницы я не нашёл. Мотив "Теремка" есть в "Сказочной азбуке". У меня вот такое современное переиздание очень хорошего качества: Маврина Т. "Сказочная азбука". — СПб.-М.: Речь, 2016 (на Фантлабе ни одного издания не нашёл).

Всего один рисунок, но какой восторг для детей!




Ну а теперь четвёртая концепция "Теремка" — нормальной детской сказки для современных детей.

В примечаниях к академическому изданию указано, что русских вариантов — 25, украинских — 10, белорусских — 3. В целом сюжет локализован у этих народов (у соседей "встречается изредка"). Украинская и белорусская версии "Теремка" уже литературно обработаны, в них обходятся без смертоубийства. Первоначальные редакции мне неизвестны (есть сведения, что в одном варианте украинской сказки охотник стреляет в зверей). Украинская версия называется "Рукавичка", белорусская — " Муха-певуха".

В "Рукавичке" — варежка, оброненная селянином, которую заселяют звери от мала до велика (вплоть до медведя — он здесь одной крови с мелким зверьём). Но селянин находит свою потерянную варежку, и звери разбегаются, освобождая её. Здесь мораль — "Пикник на обочине", соприкосновение с иным чуждым разумом — хорошо хоть не злобным (забрал подарочек, но никого не пришиб). На Западе знают эту сказку, не русский "Теремок" — зарубежные художники иллюстрируют "Рукавичку".

Белорусским считается вариант "Муха-певуха" ("муха-хахавка"). В академических примечаниях к "Теремку" белорусская версия названа особой разновидностью сюжета. Удивительно, но этот сюжет — первая половина "Тараканища" Чуковского. В общем, звери, постепенно присоединяясь к мухе, "едут и смеются", пока их недружелюбный волк не разгоняет.

4) "Теремок"-"Рукавичка"-"Муха-певуха" (худ. Е.Рачёв)

Посмотрим вот такие книжки одного издательства и одного художника: "Теремок" (рисунки Е.Рачёва). — СПб.-М.: Речь, 2016; "Рукавичка" (рисунки Е.Рачёва). — СПб.-М.: Речь, 2016; "Муха-певуха" (рисунки Е.Рачёва). — СПб.-М.: Речь, 2016 (на Фантлабе отдельных изданий этих рачёвских сказок не обнаружил).

Очень удачно получилось, что все три варианта сказки проиллюстрировал замечательный художник Е.Рачёв. Он же задаёт и тон для этой концепции доброй сказки, принятый в позднее сталинское время: звери очеловечены, но не окарикатурены и не политизированы. Условно можно назвать манеру, в которой Рачёв рисовал персонажей как "одетые звери" — они в человеческих костюмах, подходящих к ситуации. Для народных сказок — это народные костюмы. Есть у Рачёва разные варианты иллюстраций (в первом комментарии ув. Artstasya примеры приводит), но все варианты выдержаны в рамках принятой им однажды манеры. Большинство художников и в после-сталинские времена будет придерживаться такой же подачи персонажей в сказках про зверей.

У Рачёва в этих сказках персонажи, соответственно, в русских ("Теремок"), украинских ("Рукавичка") и белорусских ("Муха-певуха") народных костюмах. Фамилии у зверей тоже разные (только у русской и украинской мышки одинаковые). Белорусская сказка без медведя — там волк досрочно олицетворяет злобного самодура.

мышь/миша/мыш

Русская мышка-погрызуха
Русская мышка-погрызуха
Украинская мышка-погрызуха
Украинская мышка-погрызуха
Белорусская мышка-по полкам скреботуха
Белорусская мышка-по полкам скреботуха

заяц/заєць/заяц

Русский заюнок-кривоног — по горке скок
Русский заюнок-кривоног — по горке скок
Украинский зайчик-побегайчик
Украинский зайчик-побегайчик
Белорусский заяц — через дорогу скок
Белорусский заяц — через дорогу скок

волк/вовк/воўк

Русский волк-волчище — из-за куста хватыш
Русский волк-волчище — из-за куста хватыш
Украинский братец волк — зубами щёлк
Украинский братец волк — зубами щёлк
Белорусский голодный волк
Белорусский голодный волк

медведь/ведмідь/----

Русский медведь — вам всем пригнётыш
Русский медведь — вам всем пригнётыш
Украинский медведушко — ваш соседушко
Украинский медведушко — ваш соседушко

конец/кінець/----

Русский конец: медведь всё испортил
Русский конец: медведь всё испортил
Украинский конец: собака просит всех на выход
Украинский конец: собака просит всех на выход




Ну, раз уж начал про "Теремок", то в ближайшее время посмотрим имеющиеся у меня картинки к нему, во всём многообразии (или однообразии) концепций прочтения этой сказки. Может быть, выявятся ещё какие-нибудь новые направления в теремковедении.


Статья написана 19 сентября 2018 г. 16:34
Размещена также в авторской колонке С.Соболев

В декабре 2007 года в здании Роспечати на Страстном бульваре в Москве была выставка Русская книжная графика ХХ века из частных собраний", на которой были представлены книжные и иллюстративные пары — оригинал картинки — и сама книга, изданная с этой иллюстрацией. Выставка охватывала 1900-1960 гг., надеюсь когда-нибудь что-то подобное будет и по фантастической тематике. Вот например:

В собрании сочинений воронежского фантаста-криптоисторика Василия Щепетнёва наличествуют прекрасные иллюстрации веселого духа от москвича Ивана Иванова, оригиналы которых он любезно уступил мне в коллекцию, чему и радуюсь сегодня.

Это иллюстрация к повести "Темная сторона игры"




Статья написана 15 сентября 2018 г. 20:03
Размещена также в авторской колонке Zivitas

В 2010 году помимо дувидовской сюиты иллюстраций к "Пиковой даме" был опубликован ещё один цикл иллюстраций (тоже посмертный). Бывало такое уже с "Пиковой дамой" — в один год два иллюстрированных издания — в 1969 году (Поляков и Епифанов). Пятьдесят лет назад оба издания можно было купить и сравнить. В 2010 году вторая книга, которую сегодня посмотрим, вообще в магазинах не всплывала. И сейчас она очень редко появляется на Алибе. Несколько месяцев висело два экземпляра за тыщу, потом один экземпляр кто-то купил, ну и я второй экземпляр скорее взял. Вот он.

Художник известный — Ю.Игнатьев — был у нас с "Евгением Онегиным" два раза (тут и тут).

Год издания поздний. Поэтому даю собственное библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Пиковая дама. — М.: Палеограф, 2010. — 76 с.; 19,5 см.

ИГНАТЬЕВ Ю.: цв. наклейка на переплёте, иллюстрированные форзацы, 23 тонированных ил. (из них 13 страничных).

Тираж 500 экз.

На Фантлабе книга не представлена.




Для "Онегина" конца пятидесятых сюита Игнатьева оказалась знаковой. Картинки к "Пиковой даме" вроде бы тоже создавались в то время, раз частично демонстрировались "на знаменитой выставке 30-летия МОСХа в 1962 году". Опубликованы полностью были только один раз спустя много лет в нашем редком издании.

Большинство картинок, конечно, тщательно отделаны (из тех, наверное, что выставлялись). Но всё же, как кажется, иллюстрации к "Пиковой даме" не были доработаны именно как цикл: заметна диспропорция в распределении иллюстраций по темам (некоторые очень подробно отражены, другие — вскользь). Вероятно, художник затормозился на стадии выбора вариантов и охладел к самой идее сюиты. Это производит грустное впечатление. Дело не в том, что сюита не была отшлифована (часто издают работы, прерванные смертью художника), а в том, что она была заброшена Игнатьевым.

Ну и редакторы посмертного издания оказались не на высоте. Вот две концовки.

Концовка к Третьей главе
Концовка к Третьей главе
Концовка к Четвёртой главе
Концовка к Четвёртой главе

Видно, что художник пробовал, как лучше умершую графиню изобразить в концовке к Третьей главе: с Германном или без Германна. Редактор не стал выбирать. Это ещё ничего — из этого могло бы получиться нечто оригинальное. Умершая графиня в кресле с Германном — это, конечно, конец Третьей главы, там и последняя фраза на это указывает: "Германн увидел, что она умерла". А графиня без Германна подошла бы к концовке четвёртой главы: Германн сбежал из дома, а мёртвая графиня осталась одна. А редактор не в те главы рисунки всунул и получилось совершенно нелепо (особенно учитывая, что текст непосредственно над картинкой всё выдаёт).

Вот какой-то набросок (возможно, к эпиграфу), который сунули в книгу вне всякого контекста.

Ни к селу, ни к городу
Ни к селу, ни к городу

Так-то я с удовольствием рассматриваю наброски и варианты, но, видимо, наброски хороши, когда они прилагаются к завершённому произведению как дополнение.




На переплёте маленькая картинка (вручную вклеенная) сделана в стиле русского авангарда: у Германна глаз в виде значка масти пик. Но это случайность — внутри традиционная манера, очень спокойная. Эх, жалко!

Авангардный Германн
Авангардный Германн

Пушкин присутствует среди своих героев — это, вроде бы, вторично даже для шестидесятых годов. Но он помещён в самой первой сцене при завязке повести. Слушает рассказ Томского — а потом домой прибежит и сразу запишет. Так что внедрение Пушкина у художника получилось свеженьким. А уж сама картинка по технике — прелесть, глаз радуется.

Пушкин (слева) получает сюжет из первых рук
Пушкин (слева) получает сюжет из первых рук

Вот только эта же картинка помещена редактором не только к первой главе, но и к последней! Ладно, если просто пустоту надо было занять (даже какая-то концепция есть — повесть у Пушкина зеркальная, можно это подчеркнуть прямолинейно). Но ведь, наверняка, не на ту иконку ткнули, а оригинальная иллюстрация, которая полагалась к последней главе, теперь навек для нас пропала. Вот такие выкрутасы очень обидны.

Что к первой главе...
Что к первой главе...
...что к последней
...что к последней




Пройдёмся по узловым точкам. Содержание цикла традиционное, техника — вроде бы не гравюры, но кое-где штриховка как на ксилографиях. Видимо, это какой-то посыл. Если это первая половина 1960-х, когда ещё не были созданы сюиты Епифанова и Полякова, то тогда, возможно, это поклон в сторону ксилографий Кравченко (ещё не были опубликованы, но могли быть известны профессионалам).

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Тема подробно развита: такое множество рисунков о XVIII веке было, пожалуй, только у Бенуа. Молодой графине посвящён разворот на форзаце, страничная иллюстрация и концовка всей книги. Рисунки на форзацах по манере отличаются от основного корпуса — и тоже напоминают монохромные картинки Бенуа.

Форзац
Форзац
Иллюстрация в тексте главы
Иллюстрация в тексте главы
Концовка
Концовка

Концовка, на которой отображение в зеркале дамы XVIII столетия. В прибалтийской "Пиковой даме" тоже мотивы зеркал в связи с графиней имеются. Это потому что зеркала связаны с мистикой?

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

И бродит, и караулит. Игнатьев эту тему отработал шаг за шагом.

Оказался у дома графини
Оказался у дома графини
Дальше бродит
Дальше бродит
По Петербургу бродит
По Петербургу бродит
Записку Лизе суёт у дома графини
Записку Лизе суёт у дома графини
Дождался отъезда графини и Лизы на бал
Дождался отъезда графини и Лизы на бал

3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

На удивление мирная сцена, без уродств.

4) Германн с пистолетом. Третья глава

Рисунок с форзаца. Пистолет должен быть — он в игре теней и света затерялся.

5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

Прекрасная по композиции и по настроению картинка. Причём сделанная в лучших традициях — многие послевоенные художники эту сцену игнорировали, а я, оказывается, соскучился по уютной комнатушке Лизы с полукруглым окном.

6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Эта иллюстрация очень хороша. Одна из лучших во всём огромном иллюстрированном "пиководамье". Хорошо получился контраст жёсткого чёрного силуэта Германна и аморфных очертаний белого призрака.

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

Вот как в юношеском цикле к "Онегину" Игнатьев не стал рисовать Евгения на коленях перед Татьяной (чтобы не быть банальным), так и здесь он не стал рисовать Германна за карточным столом. Нашёл драматизм в другой сцене.

Всё кончено — Германн покидает игровой зал
Всё кончено — Германн покидает игровой зал


Статья написана 8 сентября 2018 г. 10:41

В сборник включены краткие биографии и работы художников, фамилии которых начинаются на букву «Б». Справочный материал расположен в алфавитном порядке. Задача издания — наиболее полно показать наследие известных мастеров книги и вернуть в культурный и научный оборот работы незаслуженно забытых художников. В издание включено около 8000 изображений (книжные обложки, иллюстрации, элементы оформления, развороты, портреты художников).

https://www.fantlab.ru/edition228987






В книге широко представлены работы художников к НФ-произведениям.


цитата

Дальнейшие планы серии. Планируется выпуск 12 томов, по 2-3 тома в год. Работы над томами " В " и " Г " идут ускоренными темпами, и они опять будут примерно как том " А" И что особо радует — теперь уже ясно что " Д, Е, Ж, З, И " — будут объединены в один общий том ! — не много фамилий на эти буквы ...а там уже и " К " не за горами... а после К будет ещё несколько объединённых. Процесс идёт и остановить его ничто не может.

Источник: https://www.babyblog.ru/community/post/ki... © BabyBlog.ru


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 25  26  27




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 211

⇑ Наверх