Другая литература


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Другая литература» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Другая литература


Обратите внимание: Список открытых библиографий авторов-нефантастов (FictionLab).

Модераторы рубрики: suhan_ilich, WiNchiK, Kons, Календула, sham, volga

Авторы рубрики: Papyrus, Petro Gulak, suhan_ilich, sham, Kons, ula_allen, WiNchiK, baroni, votrin, PetrOFF, Jacquemard, Кечуа, Vladimir Puziy, voroncovamaria, LadyKara, Sfumato, Apiarist, k2007, Мэлькор, Календула, primorec, Славич, DeMorte, Pirx, Вася Пупкин, saga23, e-Pluto, glupec, ziza, Берендеев, volga, Evil Writer, evridik, atgrin, Edred, isaev, Тиань, vvladimirsky, Алекс Громов, odyssey, sibkron, ЭльНора, Вертер де Гёте, SeverNord, Арлекин, NataBold, borch



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 149  150  151

Статья написана сегодня в 09:36
Размещена также в авторской колонке k2007

Колонка представляет некоторые нефантастические и детские книги — как новинки, так и переиздания.

Переводные издания

Новинки

  1. Анк Мириам «Лао-цзы, или Путь дракона»
  2. Вольлебен Петер «Тайная жизнь деревьев»
  3. Дэвис Пол «Мир игры Horizon Zero Dawn»
  4. Конан Дойл Артур «Ночной патруль»
  5. Маквитти Энди «Мир игры Titanfall»
  6. Морло Фредерик «Озарения Альберта Эйнштейна»
  7. Райан Фрэнк «Таинственный геном человека»
  8. Санстейн Касс «Мир по "Звездным войнам"»
  9. Хоун Дэвид «Хроники тираннозавра. Биология и эволюция самого известного хищника в мире»
  10. Хобсбаум Эрик «Разломанное время. Культура и общество в двадцатом веке»

Переиздания

  1. Баум Лаймен Фрэнк «Изумрудный город в Стране Оз»
  2. Беван Том «Дорогой буканьеров»
  3. Брэдбери Рэй «Лето, прощай»
  4. Бютнер Генрих фон «Зигфрид — король чемпионов. Том 9»
  5. Бютнер Генрих фон «Зигфрид — король чемпионов. Том 10»
  6. Верн Жюль «Михаил Строгов»

Русскоязычные издания

Новинки

  1. Дробышевский Станислав «Достающее звено. Книга 1. Обезьяна и все-все-все»
  2. Дробышевский Станислав «Достающее звено. Книга вторая. Люди»
  3. Соколов Александр «Ученые скрывают? Мифы XXI века»

Переиздания

  1. Бажов Павел «Малое собрание сочинений»
  2. Раскатов Михаил «Последний перегон»
  3. Раскатов Михаил «Орленок»
  4. Раскатов Михаил «Из потока»
  5. Чеповецкий Е. П. «Непоседа, Мякиш и Нетак»
  6. Шварц Евгений «Лагерь»






Статья написана позавчера в 22:13
Размещена также в авторской колонке Алекс Громов

На Озоне вышло мое интервью с Г.Л. Олди.


Дмитрий Громов и Олег Ладыженский — Генри Лайон Олди – прославленные авторы произведений в жанре научная фантастика и фэнтези, отмечены многими престижными премиями, в том числе и званием лучшего писателя-фантаста Европы на конвенте «Eurocon».

Как вы начинаете работу над новой книгой — на бумаге или в компьютере?

Начинаем мы, как ни банально, в голове и сердце. Когда возникают тема, идея, наброски будущего сюжета, возникают какие-то яркие эпизоды и фрагменты – мы встречаемся и очень долго беседуем. При этом мы часто бродим по улицам, рискуя в увлечении попасть под машину, и обсуждаем, обсуждаем… А потом начинаем работать над планом будущей книги – в компьютере. И лишь после составления плана в общих чертах начинается работа над текстом – тоже в компьютере.

На бумаге работали до 1994-1995 года. Потом обзавелись компьютерами, и необходимость в бумаге отпала. Теперь она нужна для распечаток – финальную редактуру мы обязательно делаем с бумаги.

У большинства ваших главных героев есть нечто общее или они совсем разные?

Общее у героев наших книг одно – это мы. В каждого персонажа, будь он главным или третьестепенным, надо вложить частичку автора. Душу, сердце, привычки, манеры, жизненный опыт, жестикуляцию, мимику, биографию, комплексы, неврозы… Говоря высоким стилем, необходимо поделиться душой. Иначе персонаж не оживает. А картонные фигурки неинтересны никому, в том числе и читателю.

Появление электронных книг сильно повлияло на литературу или оказалось, что ридер – всего лишь новый носитель, принципиального влияния не оказывающий?

Сам гаджет вряд ли может повлиять на литературу, ее цели или идеи. Носитель, не более того. Тут мы видим скорее влияние интернет-общения вообще, в целом. Клиповое мышление, потребность в коротких текстах, коротких формулировках, неумение долго концентрировать свое внимание на чем-то одном, вытеснение текста картинками – все это привело к тому, что романы становятся все короче, превращаясь в повести или сериалы (блок коротких историй), а писатели начинают работать в манере киносценария, постепенно смещаясь в синопсис.

Вы активно переводите свои книги в аудиоформат, что побудило вас к этому?

Побудили нас к этому издатели и чтецы аудиокниг. Сначала на нас вышли представители ряда фирм, которые записывают аудиокниги, и предложили сотрудничество. Разумеется, мы с радостью согласились. Позднее у нас установились контакты с замечательными чтецами, которые озвучивают книги – и кое с кем из них мы стали сотрудничать напрямую. Одну аудиокнигу мы начитали сами.

Вообще, аудиокниги в последнее время – все более востребованный формат (хотя и менее популярный, чем бумажные и электронные книги). Мы с удовольствием осваиваем это относительно новое для нас поприще – и, как показала практика, наши читатели это только приветствуют.

Что, на ваш взгляд, чаще всего ищут в фантастике современные читатели?

Читатели разные. И ищут они разное. Одни хотят отдохнуть, развлечься интригой и действием. Другие хотят убежать от скучных и серых будней, где им неуютно, в буйный карнавал фантастики. Третьи хотят ярких переживаний, нестандартных ситуаций, необычных персонажей – короче, хотят нового. А есть такие, которые хотят получше разобраться в себе и окружающем мире, а для этого им нужна фантастическая изюминка, возможность взглянуть на привычные вещи с непривычной точки зрения, под неожиданным углом.

Вы в своем творчестве часто обращаетесь к классическим мифам — достаточно вспомнить «Ахейский цикл». Или к историческому антуражу, как в «Пути Меча» или «Ойкумене». Какое значение мифология и история, которая часто тоже пронизана мифами, имеют для вас самих и для людей нашего времени?

Мы полагаем, что наша с вами история – не история, а мифология. Набор мифов, которые мы считаем истиной и с завидной регулярностью разочаровываемся в них, чтобы создавать новые. Поэтому, говоря о крахе колоссальной империи, который сами однажды пережили, мы обращаемся к «Махабхарате». Рассуждая о бессмысленности войны, о тихой гавани семьи, о родине и возвращении, мы берем «Одиссею». Таким образом, мы говорим: все уже было, мы не первые и не последние. Мы – одни из ряда, и Одиссеи с Арджунами живут на соседней улице. Новых мифов нет. Есть вечные. Осада крепости: мы в кольце врагов, плечом к плечу – или еще один штурм, и цитадель зла падет. Ну, это смотря откуда смотреть. Золотой век – он всегда в прошлом и всегда по нему скорбим. У врага рога, копыта и хвост, у союзника нимб и белые перышки в крыльях. Бог с нами, черт с ними. Мы тасуем эту колоду карт уже которое тысячелетие и все никак не наиграемся.

Сейчас часто бывает так, что в одном произведении смешаны черты разных жанров. Бывает ли так у вас – и какие жанры лучше всего сочетаются с фантастикой?

Мы всегда писали на стыке жанров. А с фантастикой чудесно смешиваются любые формы литературы: исторический роман, сатира, утопия или антиутопия, сказка, притча, и наконец, реализм. Да-да, реализм фантастике необходим, иначе ничего не получится. Реализм поступков и действий, мотиваций и помыслов, причин и следствий.

Как связаны в ваших книгах Прошлое и Будущее?

Как связаны? Через Настоящее. Собственно, у нас нет прошлого – его столько раз переписывали в угоду политике или пропаганде, что мы и сами не знаем, как оно там было вчера или позавчера. О том, как из-под людей выдергивают прошлое, мы даже написали несколько книг. А будущее нас всех тоже интересует как прогноз, прорицание, ответ гадалки, задача которого – напугать нас или успокоить, не более того.

Поэтому мы часто пишем о времени – о том, что оно нелинейно, что у каждого человека свое время, отличное от времени других, что жить надо сегодня и сейчас…

Какие темы вас, как писателей, больше всего интересуют?

Как это ни банально прозвучит, темы нас интересуют вечные. Жизнь и смерть, любовь и ненависть, верность и предательство, дружба и вражда, взаимопонимание и нетерпимость, жажда нового, неизведанного и закукленность в собственном ограниченном мирке. А вот декорации, в которых мы разворачиваем эти темы, могут быть совершенно различными: прошлое, настоящее и будущее, выдуманные миры и наша старушка-Земля самых разных эпох, далекий космос и земная мифология, фэнтези, научная фантастика и мистика, гротеск, фантасмагория и подчеркнутый реализм...

Над каким произведением вы сейчас работаете?

Мы только начали работу над новой книгой, и поэтому говорить о ней вслух еще рано. Но летом, в конце июня, у нас выходит в свет новинка – роман «Свет мой, зеркальце». О нем говорить можно и нужно, но лучше всего прочитать аннотацию: «Борис Ямщик, писатель, работающий в жанре «литературы ужасов», однажды произносит: «Свет мой, зеркальце! Скажи…» — и зеркало отвечает ему. С этой минуты жизнь Ямщика делает крутой поворот. Отражение ведет себя самым неприятным образом, превращая жизнь оригинала в кошмар. Близкие Ямщика под угрозой, кое-кто успел серьезно пострадать, и надо срочно найти способ укротить пакостного двойника. Удастся ли Ямщику справиться с отражением, имеющим виды на своего хозяина – или сопротивление лишь ухудшит и без того скверное положение? В новом романе Г. Л. Олди, как в зеркале, отражаются темные и светлые уголки человеческой души, и временами свет меняется местами с тьмой».

Есть ли у вас «настольные» любимые книги, и что именно они вам дают?

В разные периоды жизни это могут быть самые разные книги: Гоголь и Диккенс, Стругацкие и Желязны, Алексей Толстой и Булгаков, Ремарк и Конан Дойл, Марк Твен и Роберт МакКаммон, эпосы разных народов... И дают они нам разное. Эмоциональное настроение, восхищение (в очередной раз!) стилем и образностью, толчок для собственной фантазии — и просто увлекательное чтение.

Что бы вы хотели пожелать читателям?

Человечности. Сейчас, когда ненависть и корысть пронизывают все вокруг, человечность – редкое и необходимое качество.


Статья написана 22 июня 22:37
Размещена также в авторской колонке DeMorte

На официальном сайте Свято-Троицкой Сергиевой Лавры размещено в открытом доступе 14 568 рукописей. Их оцифровка осуществлялась в рамках совместного проекта Лавры с Российской Государственной Библиотеки. Среди материалов сайта можно выделить собрание рукописных книг Е.В. Барсова, собрание рукописных книг Иосифо-Волоцкого монастыря, собрание рукописных книг В.Ф. Одоевского, архив Платона (Левшина), митрополита Московского, собрание рукописных книг святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского и многое др.

Источник


Статья написана 22 июня 10:40
Размещена также в рубрике «Детективная литература» и в авторской колонке sham

цитата

Издательство «ГрандМастер» входит в холдинг «Эксмо» на правах импринта и независимо определяет собственную редакционную политику. Главный редактор издательства — Евгений Соловьев.

Книги издательства «ГрандМастер» — это лучшие образцы мировой остросюжетной, исторической и общественно-политической прозы и интеллектуальной публицистики. В центре каждого издания — яркая харизматическая личность, с которой читатель может ассоциировать себя, поставить себя на ее место, «проиграть» в собственном воображении роль героя. Яркие эмоции без сентиментальности, жесткость характера и вместе с тем — ироничность и уважение общечеловеческих ценностей, напряженная динамика повествования наряду с логическими загадками — вот непременные составляющие книг нового издательства.

Перед запуском в печать книги проходят жесточайший отбор, чтобы соответствовать запросам самого взыскательного и искушенного читателя. А переводы произведений иноязычных авторов выполняются только лучшими переводчиками страны.

Книги «ГрандМастера» приятно не только читать, но и просто держать в руках: качественное издание книг на хорошей бумаге и в современном дизайне — один из ключевых приоритетов нового импринта.




Страница издательства теперь есть в базе Фантлаба. Следите за новинками, уже запущена интересная историческая и детективная серии, а также нонфикшен.


Статья написана 20 июня 22:44
Размещена также в авторской колонке Алекс Громов

Новый обзор, опубликованный на Озоне.

Владимир Хотиненко. Зеркало для России


В своей книге известный режиссер рассказывает о том, как ему довелось быть солистом одной из первых отечественных рок-групп, об учебе в архитектурном институте, службе в армии, встрече с Никитой Михалковым и первых работах в кино. По словам самого Хотиненко, он в актеры никогда не рвался, но был не прочь появиться на экране – чтобы родители увидели, — и поначалу практически в каждом фильме снимался «для родителей». В «Гибели империи» продюсеры предложили Хотиненко попробовать себя на роль генерала Деникина, но, просмотрев пробы, режиссер сам себя не утвердил, и роль Деникина досталась Федору Бондарчуку. «Сложно даже себе представить, сколько мировых событий может поместиться в одну человеческую жизнь! Лев Толстой дожил не только до появления пулеметов, но и первых самолетов. Ямщики, тройки, кремневые ружья и поезда, автомобили и самолеты, — это просто два совершенно разных времени. Точно так же обстоит дело и с кино, поскольку это технический вид искусства. И когда я снимал свой первый дирижабль в «Один и без оружия», еще и речи не было о какой-то компьютерной графике, все это делали комбинаторы. Был цех комбинированных съемок, операторы комбинированных съемок. Сначала делались макеты…». В тексте подробно описаны съемки картин «72 метра», «1612: хроники Смутного времени», «Поп», «Достоевский», «Бесы».

Владимир Торин. Амальгама


Издавна людям было свойственно желание преодолеть все преграды и попасть туда, куда, казалось бы, невозможно — в том числе в далекое прошлое, а уже там, в другом времени, найти что-то необычное, дающее поистине чудесную власть над миром. В этом захватывающем романе мастерски переплетены события разных эпох, объединенные темой венецианских зеркал, скрывающих уникальные возможности. Поверья о том, что зеркала — не просто украшение интерьера, по мысли автора, имеют под собой реальные основания. «Зеркала были очень дорогими, и позволить себе их приобрести могли только самые богатые и знатные семьи в европейских странах. Иметь в доме зеркало было очень престижно. В Венеции быстро сообразили, что за люди покупают их товар и как важно иметь над этими людьми власть. Путем какого-то непонятного воздействия на стекло, из которого зеркала изготовляются, венецианцы научились не просто их делать (чего больше никто в мире не умел), но влиять на тех, кто в эти зеркала смотрится». С удивительными артефактами тесно связан тайный орден Хранителей, который не только воздействует с помощью зеркал на ход мировой истории, но и оберегает саму тайну их создания. Немалая часть загадочной истории венецианских зеркал имеет прямое отношение к Советскому Союзу и России. Недаром Берия по приказу Сталина организовал изучение такого зеркала в своей секретной лаборатории. Но и в наши поездка в Венецию оборачивается для героя книги чередой незапланированных и весьма опасных приключений.

Василий Кандинский. Звуки


Уникальное издание впервые представляет отечественному читателю всемирно знаменитый альбом ксилографий и стихотворений в прозе прославленного художника и одного из основателей абстракционизма. Кандинский выпустил его на немецком языке в 1912 году, а самый первый русский вариант альбома до сих пор не выходил. В нынешнем издании собраны русские тексты и переводы из немецкой версии. Этот литературно-художественный эксперимент Кандинского был высоко оценен современниками за новизну и яркость образов. Так в «Неизменном» есть  следующие строки: «Моя скамейка – синяя, но не всегда она здесь. Лишь позавчера я снова ее обнаружил. Около нее, как всегда, торчала остывшая молния. На этот раз трава около молнии была несколько обгоревшей. Вероятно, молния ударила внезапно, тайно, острием в землю. Других изменений я не заметил: все на прежних местах. Все было как всегда. Я сел на свою скамейку. Справа молния в земле – с погруженным в нее острием, которое одно, должно быть, еще было раскаленным. Передо мной большая равнина…». В альбоме, для которого был разработан особый шрифт 38 текстов, 44 черно-белых и 13 цветных гравюр на дереве. В обстоятельном послесловии Б. Соколова рассказывается о Кандинском как авторе новых языковых и литературных форм, его художественной системе и истории создания этого альбома.

Стивен Пинкер. Как работает мозг


Книга видного ученого, специалиста по экспериментальной психологии и психолингвистике, доступно и увлекательно повествует об особенностях человеческого мышления. Автор рассказывает, под влиянием каких факторов формируется наш интеллект, как он меняется от детства к зрелости. Особое внимание уделено абстрактному мышлению, которое часто признается одним из важнейших отличий человека от животных, и тому, что представляет собой творческий подход с точки зрения науки. «Мы все не лишены творческих способностей. Каждый раз, когда мы подсовываем попавшийся под руку предмет под ножку качающегося стола или придумываем новую хитрость, чтобы заставить ребенка переодеться в пижаму, мы применяем эти способности, чтобы достичь невиданного ранее результата. Однако обладателей творческого дара отличают не только их неповторимые творения, но и уникальный подход к работе; предполагается, что они мыслят не совсем так, как мы с вами. Такой человек ураганом врывается в привычную жизнь и становится известен как вундеркинд, «анфан террибль» или реформатор». Пинкер исследует особенности искусственного интеллекта и его отличие от человеческого, феномен лжи, природу развлечений и юмора.

Стэнли Милгрэм. Подчинение авторитету. Научный взгляд на власть и мораль


Проблема подчинения во многом связана с формой общества и направлением его развития. Милгрэм, проведший серию знаменитых научных экспериментов по изучению подчинения, продемонстрировал способности социальных ситуаций влиять на человеческое поведение. По мнению ученого, дробление общества на людей, исполняющих очень узкие задачи, привело к тому, что многие видят ситуацию не в целом, а лишь отдельную ее часть, привыкли подчиняться авторитетам и тем самым отчуждаются от собственных поступков. В книге рассказывается о различии между ролевыми перестановками и групповыми эффектами, процессе подчинения, напряжении и неподчинении. «Путем словесных манипуляций можно сделать так, чтобы поступки не вступали в противоречие с общими моральными принципами. Здесь велика роль эвфемизмов – не ради фривольности, а как средства защиты человека от нравственных последствий его деяний. Подчиненный неизменно слагает с себя ответственность. Он может снова и снова согласовывать свои действия. Вообще такие повторные запросы – один из первых признаков того, что в глубине души человек чувствует: налицо нарушение какого-то нравственного правила». Порой именно добродетели – верность и дисциплина – могут «привязывать» людей к бесчеловечным системам власти. Книга отвечает и на вопрос, как далеко может зайти человек в своем подчинении бесчеловечному авторитету.

Пол Смит. Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй


Зачем в офисах XXI века рассказывать истории? Зачем во многих корпорациях существует должность «корпоративного рассказчика»? Еще до появления книг во множестве мест Земли существовал свой эпос, который на примерах героев воодушевлял людей. Прошли столетия, и в 1960-1970-е годы в мире стало возрождаться искусство рассказывания историй, прошли первые фестивали.

В книге описана структура такой истории. Нужна завязка, которая дает возможность понять предысторию событий. Для истории нужен главный герой и объяснение, чего он хочет, и – кто или что ему мешает? Для того, чтобы история увлекла слушателей, необходима интрига и действие. «Эта часть, в которой вы рассказываете о том, что случилось с вашим главным героем. Самое главное: в этой части герой сражается со злодеем. Возникает конфликт. В попытках найти решение героя подстерегают неудачи. Эти взлеты и падения на пути персонажа держат слушателей в напряжении. Но что еще важно для руководителя – из этого можно извлечь уроки. В отличие от голливудских сценариев, в корпоративном рассказе не нужно сильно углубляться в описания. Конечно, хорошо, что у вас есть катализатор, первый поворотный момент, кульминация, а также заключительная конфронтация, но это не обязательно».

Заключительным этапом истории является результат, в котором объясняется, какой урок слушатели могут извлечь из повествования.

Анна Вырубова. Страницы моей жизни. Романовы. Семейный альбом


В иллюстрированное издание включено множество старинных фотографий. Вырубова подробно описывает дворцовую атмосферу, в которой немаловажное место занимали различные интриги, путешествие на императорской яхте, жизнь вместе с царской четой в Ливадии, знаменитые зимние балы 1903 года в костюмах времен Алексея Михайловича, празднование трехсотлетнего юбилея династии Романовых в Санкт-Петербурге и Москве, события, предшествовавшие Первой мировой войны, и будни тыла.

Вырубова рассказывает о том, как жилось в стране после обеих революций. «Летом 1918 года жизнь в России приняла хаотический характер: несмотря на то, что лавки были закрыты, можно было покупать кое-какую провизию на рынках. Цены были уже тогда непомерно высокие. Фунт хлеба стоил несколько сот рублей, а масло – несколько тысяч. Ни чая, ни кофе достать было нельзя, сушили брусничные и другие листья, а вместо кофе жарили овес или рожь. Большевики запретили ввоз в Петроград провизии, солдаты караулили на всех железнодорожных станциях и отнимали все, что ввозилось. Рынки подвергались разгромам и обыскам; арестовывали продающих и покупающих, но тайная продажа продуктов всё же продолжалась – за деньги и благодаря обмену вещей можно было не голодать».

В 1920 году Вырубова по льду через Финский залив покинула Россию, забрав с собой уникальные фотографии из семейного альбома Николая II, сделанные с 1907 по 1915 года, опубликованные сейчас в книге.

Мусульмане в новой имперской истории. Сост. и ред. Владимир Бобровников


В сборник включены научные работы, раскрывающие малоизвестные страницы отечественной истории, а именно – как в Российской империи центральная власть строила отношения с мусульманскими народами, обитавшими на присоединяемых к державе территориях. Разумеется, это был сложный процесс, иногда не обходившийся без проблем, а то и противостояния, но в целом государственная политика была направлена на организацию мирного сосуществования. Даже законы империи распространялись на новые земли с учетом региональных особенностей, обычаев и традиций их коренного населения. К примеру, официальное «Положение об управлении оренбургскими киргизами» от 1844 года гласило: «…киргизы, если пожелают, могут между собой разбираться словесным мировым судом при Пограничной комиссии; в противном случае комиссия разбирает оные, применяясь к киргизским обычаям…». Авторы сборника указывают, что свидетельством эффективности такого подхода может служить немалое число знатных дворянских фамилий, чьи родоначальники были мусульманского происхождения — Юсуповы, Тенишевы, Урусовы – и уважаемых купеческих семейств, как Хусаиновы в Оренбурге, Акчурины в Казани, Тагиевы в Баку. Выходцы с Кавказа с начала XIX века традиционно служили в Императорском конвое и гвардии.

Карина Сарсенова. Счастье вопреки


Сборник произведений профессионального психолога и известной писательницы посвящен вечным проблемам человеческой души и отношений. В поэтической и драматической форме автор рассказывает о том, с какими проблемами может столкнуться человек, особенно если он или она по собственной воле поддались зависти, злопамятству, ненависти. Например, в пьесе «Подпись» завидовать друг другу начинают родные братья, каждому из них кажется, что другого родители любили больше, что карьера теперь у него складывается удачнее. И теперь оба готовы на что угодно, лишь бы доказать свое превосходство. Они не слышат призывов к благоразумию: «Счастливая жизнь, как и настоящее творчество, рождается только в любви!.. Душа – она принадлежит только самому человеку… И если человек будет творить добро, то никакая тьма никогда не заполнит его душу». Шаг за шагом незаметный росток зависти превращается в неудержимую лавину, сметающую всё на своём пути. И вот уже нет ни творческих порывов, ни искренних чувств, рушится весь мир некогда счастливой семьи. И только любовь, которую сохранили в своих сердцах родители двух братьев, способна в последний момент отогреть заледеневшие души, дать надежду, что зло будет преодолено, и жизнь можно начать заново.

Аарон Бирман. Казино изнутри. Игорный бизнес Москвы. От расцвета до заката. 1991-2009


В издании подробно рассказывает о скрытой от большинства граждан, но при этом весьма бурной и разнообразной жизни московских казино с момента и появления и до вступления в силу закона, который прекратил этот бизнес в столице. Автор анализирует стереотипы, сложившиеся в общественном сознании, объясняя, что на самом деле казино и честная игра отнюдь не противоречат друг другу. А изначально московские игорные заведения создавались в расчете на долгую перспективу, крупье и другой персонал готовили по зарубежным методикам. Клиентов привлекали не только роскошной обстановкой, но и неожиданными бонусами, например, возможностью обеспечить своеобразное алиби, если звонок на мобильный заставал их возле рулетки. «Специально для этих целей были установлены телефонные будки красного цвета, сделанные по английскому образцу. С той только разницей, что там помимо необходимого аксессуара — трубки, имелось еще несколько кнопочек, нажатием которых воспроизводилась звуковая атмосфера аэропорта, железнодорожного вокзала, стадиона, ресторана, уличной площади». Благодаря этому игрок без труда мог убедить собеседника, что сидит в зале ожидания аэропорта или гуляет по улицам далекого города.


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 149  150  151




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 283