Другая литература


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Другая литература» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Другая литература


Обратите внимание: Список открытых библиографий авторов-нефантастов (FictionLab).

Модераторы рубрики: suhan_ilich, WiNchiK, Kons, Календула, sham, volga

Авторы рубрики: Papyrus, Petro Gulak, suhan_ilich, sham, Kons, ula_allen, WiNchiK, baroni, votrin, PetrOFF, Jacquemard, Кечуа, Vladimir Puziy, voroncovamaria, LadyKara, Sfumato, Apiarist, k2007, Мэлькор, Календула, primorec, Славич, DeMorte, Pirx, Вася Пупкин, saga23, e-Pluto, glupec, ziza, Берендеев, volga, Evil Writer, evridik, atgrin, Edred, isaev, Тиань, vvladimirsky, Алекс Громов, odyssey, sibkron, ЭльНора, Вертер де Гёте, SeverNord, Арлекин, NataBold, borch, монтажник 21



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 176  177  178

Статья написана сегодня в 19:33
Размещена также в авторской колонке Календула

Порою обитаю на природе

Порою обитаю в городке

Порою блажь великая приходит:

Дай прыгну я… и утоплюсь в реке.


В издательстве "Иностранка" вышло переиздание романа американского писателя Кена Кизи "Порою блажь великая".

«Веселый проказник» и глашатай новой реальности, Кен Кизи прославился первым своим романом «Над кукушкиным гнездом». Второй роман писателя явился не меньшим событием в мировой литературе. В орегонских лесах, на берегу великой реки разворачиваются события, накал которых сравним разве что с древнегреческой трагедией, а герои вырастают до всесильных гигантов. Они живут по собственным законам, и нет такой силы, которая способна их сломить. Эта история любви, непомерно тяжкой работы и борьбы со стихией оборачивается величайшей притчей современности.

Центральным объектом повествования является семья Стемперов, упрямый клан лесорубов. Они живут на границе леса, отделенные от остальных жителей Ваконды рекой. В книге одновременно развиваются два конфликта — внешний и внутренний. В книге постоянно используется особая техника изложения, когда несколько персонажей ведут речь от первого лица без указания на говорящую персону. Однако при более внимательном рассмотрении видно, кому принадлежит монолог. Этот прием позволил Кизи раскрыть внутренние мотивы персонажей без использования диалогов.

Название романа взято из текста известного фолк-стандарта «Goodnight, Irene», приобретшего значительную популярность в 1930-е годы в исполнении певца Лидбелли.

По роману в 1971 году был поставлен одноименный фильм с Полом Ньюменом и Генри Фондой в главных ролях, сам же Ньюмен выступил еще и режиссером. Картина была дважды номинирована на Оскар: за лучшую мужскую роль второго плана (Ричард Джэкел) и за лучшую песню к фильму.


Статья написана сегодня в 18:13
Размещена также в авторской колонке evridik


"Мятежные ангелы" Робертсона Дэвиса открывают "Корнишскую трилогию", но, как оказалось, открывают вполне самостоятельно, по окончании откланявшись и не выходя на бис. Иными словами, если вам нужен лёгкий, ни к чему не обязывающий роман с остроумными диалогами и колоритными персонажами, то он перед вами.

Аннотация. Наследство богатого мецената и коллекционера Фрэнсиса Корниша притягивает самых разномастных, если не сказать непримиримых персонажей: Симона Даркура — добросердечного священника и ученого; Клемента Холлиера — профессора, знатока темных аспектов средневековой психологии; Парлабейна — монаха-расстригу и скандалиста; Артура Корниша — молодого бизнесмена, который назначен исполнителем завещания; а также Марию Магдалину Феотоки — красавицу-аспирантку, имеющую над ними странную власть. Уж не приворожила ли она их своими чарами? Недаром говорят, что все цыганки — колдуньи....

С такой аннотацией ждёшь тайн и их раскрытий, а ещё грызни из-за наследства, но ничего этого нет в «Мятежных ангелах». Есть поименованные люди, а также университет, где все они работают, и этого оказалось достаточно, чтобы сварганить роман. Нет, Дэвис, конечно, нашпиговал свою работу цитатами из святых писаний, но мудрёней от этого книга не стала. Он чуть ли не в каждой главе кунал читателя в прорубь времени то одного научного деятеля, то другого, однако умнее я от прочтения «Ангелов» не сделалась. Все эти кивки Парацельсу, Рабле и прочим, а также прикосновение к цыганской тематике призваны подсветить образы персонажей, сделать их объёмными и занимательными. Уж к чему к чему, а к героям у меня претензий нет! Отличная работа проделана Дэвисом ровно с каждым, и ни один не повторяет другого хоть в чём-то. И хотя героиня, которую в аннотации сделали чуть ли не коварной соблазнительницей, называет мятежными ангелами только двоих из героев, я бы присвоила это «почётное» звание каждому из компашки.

Роман выстроен по принципу параллельных линий, но сюжетными я бы их не назвала, скорее – персонажными. Происходят не события, а люди, знаете ли. Разбираются мотивы их поступков, бросается взгляд в их детство и недалёкое прошлое. Немного обсуждается университет как средоточие умов. А с наследством всё что-то никак и никак. Дэвис явно ставил не на него.

А на что же тогда? О чём вообще роман? О том ли, что людям свойственно терять лежащее под носом? О том ли, что происхождение может как калечить, так и лечить душу? Уж не о том ли он, что в каждом из нас живёт тот самый ребёнок, которого любили или не любили родители?

Если Дэвис и хотел сделать акцент на этих философских вопросах, то он сделал это так походя, что я лично не могу присвоить роману ни звание психологического, ни звание хоть сколько-нибудь калорийного произведения. В нём как бы всё есть, но от этого всего не толстеешь. И все его персонажные линии завершены (ну и хворая сюжетная тоже), то есть тянуться в следующие романы трилогии как бы нечему. И Дэвис то острит, то становится серьёзным (но сквозь улыбку), и читаются «Мятежные ангелы» легко и быстро. Идеальный слог, симпатичные герои, разбавленная философия — и вот как после такого не рекомендовать его на выходные, в отпуск, в поезд, а?

8/10


Статья написана позавчера в 09:47
Размещена также в авторской колонке k2007

Колонка представляет некоторые нефантастические и детские книги — как новинки, так и переиздания.

Переводные издания

Новинки

  1. Ноулз Джон «Сепаратный мир»
  2. Оруэлл Джордж «Фунты лиха в Париже и Лондоне. Дорога на Уиган-Пирс»
  3. Пулли Д. М. «Похороненный дневник»

Переиздания

  1. Бронте Эмили «Грозовой перевал»
  2. Верн Жюль «Граф де Шантелен»
  3. Грегори Филиппа «Еще одна из рода Болейн»
  4. Даррелл Джеральд «Моя семья и другие звери»
  5. Лондон Джек «Время-не-ждет»
  6. Мураками Харуки «Мужчины без женщин»
  7. Мюссо Гийом «Ты будешь там?»
  8. Перес-Реверте Артуро «Фалько»
  9. Цвейг Стефан «Нетерпение сердца»
  10. Шоу Ирвин «Нищий, вор. Ночной портье»
  11. Этвуд Маргарет «Она же Грейс»

Русскоязычные издания

Новинки

  1. Соловьев Алексей «Спецназ князя Дмитрия»
  2. Усачева Елена «Большая книга ужасов 73»

Переиздания

  1. Балашов Дмитрий «Похвала Сергию. Книга вторая»
  2. Балашов Дмитрий «Похвала Сергию. Книга вторая»
  3. Васильев Борис «В списках не значился»
  4. Первольф Иосиф. «Славяне. Их взаимные отношения и связи»






Статья написана 16 февраля 23:32
Размещена также в авторской колонке Алекс Громов

О моей книге "Враги народа — враги Сталина? Анатомия репрессий" — в "НГ-Экслибрис". Там же опубликован фрагмент книги.

"Таких подлецов на куски резать!"


В работе историка, лауреата премии им. Пикуля рассказывается о том, как пришедшее из глубокой древности понятие «враг народа» впервые появилось в отечественной истории вскоре после Февральской революции. А после победы большевиков, тем более когда началось утверждение власти Сталина, поиски «врагов народа», гонения на них стали масштабными, вылились в Большой террор. Последним «врагом народа» оказался Лаврентий Берия. На основе многочисленных документов и свидетельств в книге анализируется сложившаяся тогда «культура доноса», особенности пропаганды того времени и механика репрессий в целом.

Рецензия на книгу  "Враги народа — враги Сталина? Анатомия репрессий" в "Комсомольской правде".

Зачем нужны были репрессии?

Сталин запугивал и уничтожал собственных конкурентов на пути к власти или репрессии – это визитная карточка тоталитарного государства? Можно ли было с этим потерявшим веру в любой другой закон кроме упреждающего выстрела народом иначе, кроме как путем репрессий? Слишком много противоречивых вопросов и слишком мало ответов. Однако историк Алекс Громов в своей книге анализирует и проясняет очень многие эпизоды репрессивной истории СССР.

История ХХ века в нашей стране, да и во всём мире – тема сложная и неоднозначная. Но есть в ней периоды, до сих пор вызывающие особый интерес и горячие споры не только среди специалистов. Тема репрессий в СССР занимает среди них особое место. Но, если вдуматься, то в широком смысле эта тема имеет отношение ко всему миру, поскольку затронула большинство стран. И речь не только об общепризнанных тоталитарных режимах ХХ века, но и о том, как интеллектуалы, симпатизировавшие СССР, подобно Сартру заявляли впоследствии, что не считали необходимым задумываться о самом существовании ГУЛАГа и тем более о его природе.

Презентация книги в "Библио-Глобусе" — с президентом ТД «Библио-Глобус» Б.С. Есенькиным

Презентация в Доме книги "Молодая гвардия"




Статья написана 16 февраля 01:43
Размещена также в авторской колонке DeMorte

#свободныйдоступ #оккультизм #герметизм #эзотерика #Нидерланды #НиколяФламель




Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 176  177  178




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 290

⇑ Наверх