Другая литература


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Другая литература» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Другая литература


Обратите внимание: Список открытых библиографий авторов-нефантастов (FictionLab).

Модераторы рубрики: suhan_ilich, Kons, Календула, sham, volga, Pirx

Авторы рубрики: chivel, Papyrus, Petro Gulak, suhan_ilich, sham, Kons, ula_allen, WiNchiK, baroni, votrin, PetrOFF, Jacquemard, Кечуа, Vladimir Puziy, voroncovamaria, LadyKara, Sfumato, Apiarist, k2007, Мэлькор, Календула, primorec, Славич, DeMorte, Pirx, Вася Пупкин, saga23, e-Pluto, glupec, ziza, Берендеев, volga, Evil Writer, evridik, atgrin, Edred, isaev, Тиань, vvladimirsky, Алекс Громов, sibkron, ЭльНора, Вертер де Гёте, SeverNord, Арлекин, NataBold, borch, монтажник 21, domenges, Кел-кор, AkihitoKonnichi, Zivitas



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 175  176  177  178 [179] 180  181  182  183 ... 205  206  207

Статья написана 21 апреля 2013 г. 10:36
Размещена также в авторской колонке sham

«Иностранная литература» №4, 2013


Содержание номера:

Как явствует из заголовка — «Круговорот масок: мистификация или фальсификация?» — нынешний тематический номер обещает быть принципиально двусмысленным.

  • Рубрику «В тени псевдонимов» открывают несколько рассказов Онорио Бустоса Домека. Под этим псевдонимом «баловались» два классика аргентинской литературы – Хорхе Луис Борхес (1899 – 1986) и Адольфо Бьой Касарес (1914 – 1999). Абсурдная атмосфера происходящего в рассказах пребывает в гармонии с их неоднозначным авторством. Перевод с испанского и послесловие Александра Казачкова.

  • В той же рубрике – «Жуткие чудо-дети» Линды Квилт. «Сборник “правдивых историй”, — пишет в заметке «От переводчика» Наталия Васильева, — вышел в свет в 2006 году в одном из ведущих немецких издательств “Ханзер”. Судя по указанию на титульном листе, книга эта – перевод с английского… Книга неизвестной писательницы была хорошо принята в Германии, выдержала второе издание, переведена на испанский, итальянский, французский, португальский и японский языки… На обложке английского издания книги… интригующе значится: “Линда Квилт, при некотором содействии Ханса Магнуса Энценсбергера”». Поэтому в разделе «Авторы номера» нет биографических сведений о писательнице-англичанке, зато есть – о ее немецком коллеге, хотя в своем коротком послесловии Ханс Магнус Энценсбергер (1929) в том, что касается его «содействия», последовательно уклончив.

  • Рубрика «Имитация почерка» дает самое общее представление о такой стороне литературного искусства как стилизация и пародирование. Серб Бора Чосич (1932) предлагает новую версию «Записной книжки Музиля». Перевел опубликованные «ИЛ» фрагменты Василий Соколов.

  • На перевоплощение в чужой стиль, а именно этим занимается испанка Каре Сантос в книге «Посягая на авторство», — писательницу подвигла, по ее же признанию, страсть к творчеству учителей — испаноязычных классиков. Три из восьми таких литературных «приношений» – Хорхе Луису Борхесу, Хулио Кортасару и Хуану Рульфо – «ИЛ» печатает в переводе Татьяны Ильинской.

  • Высочайшая образованность позволила классику итальянской литературы Джакомо Леопарди (1798 – 1837) вводить в заблуждение не только обыкновенную публику, но и ученых. Несколько его стихотворений, выданных за перевод с древнегреческого, стали образцом высокой литературной мистификации. Подробнее об этом пишет переводчица Татьяна Стамова во вступительной заметке «Греческие оды и не только».

  • Рубрику «Переводческие вольности» открывает довольно обширная подборка стихотворений французского поэта Фастена Ла Мармеля (1842 – 1892), фантастического неудачника и горемыки, всю жизнь коллекционировавшего отказы несметного количества журналов и альманахов, – если верить переводчику и автору вступления и примечаний Валерию Кислову. Именно «если верить», потому что сами стихи подозрительно смахивают на расхожее новаторство начала ХХ столетия… Впрочем, такой розыгрыш был бы вполне уместен в нынешнем апрельском (!) выпуске «ИЛ».

  • Следом – «Ямбы и эпиграммы неизвестного эллина», а, в сущности – уловка, к которой прибег выдающийся классический филолог Готфрид Герман (1772 – 1848), выдав собственную сатиру на наполеоновскую власть за переводы с древнегреческого. Перевод с немецкого и вступление Александра Эстиса. Но и здесь кое-какие совпадения могут навести читателя на мысль, что его разыгрывают…

  • Рубрику «Мистификатор как персонаж» представляет рассказ известного чешского писателя Иржи Кратохвила (1940) «Смерть царя Кандавла». Герой, человек редкого шарма, но скромных литературных способностей, втайне от публики пишет рискованные эротические стихи за свою красавицу жену. Успех мистификации превосходит все ожидания, что заставляет рассказчика усомниться в литературных ценностях как таковых и еще во многом. Перевод и послесловие Нины Шульгиной.

  • В рубрике «Классики жанра» философ и филолог Елена Халтрин-Халтурина размышляет о личной и литературной судьбе Томаса Чаттертона (1752 – 1770). Исследовательница находит объективные причины для расцвета его мистификаторского «parexcellence» дара: «Импульс к созданию личного мифа был необычайно силен в западноевропейской литературе второй половины XYIII– первой половины XIXвеков. Ярчайшим образом тяга к мифотворчеству воплотилась и в мистификациях Чаттертона – в создании “Роулианского цикла”», будто бы вышедшего из-под пера поэта-монаха Томаса Роули в XYстолетии. А литературовед Евгения Шатько в статье «Читать Павича – обманываться и верить…» пишет о популярнейшем современном мистификаторе.

  • А в рубрике «Документальная проза» — «Нат Тейт (1928 – 1960) – американский художник» известного английского писателя Уильяма Бойда (1952). Несмотря на обильный иллюстративный материал, ссылки на дневники и архивы, упоминание реальных культовых фигур нью-йоркской богемы 1950-х и участие в повествовании таких корифеев как Пикассо и Брак, главного-то героя – Ната Тейта – в природе никогда не существовало: читатель имеет дело с чистой воды мистификацией. Тем не менее, по поддельному жизнеописанию снято три фильма, а картина вымышленного художника два года назад ушла на аукционе Сотбис за круглую сумму. Перевод и послесловие Ольги Варшавер.

  • В рубрике «Мемуар» опубликованы фрагменты из «Автобиографии фальсификатора» — книги английского художника и реставратора Эрика Хэбборна (1934 – 1996), наводнившего музеи с именем и частные коллекции высококлассными подделками итальянских мастеров прошлого. Перед нами довольно стройное оправдание подлога: «… вопреки распространенному убеждению, картина или рисунок быть фальшивыми просто не могут, равно как и любое другое произведение искусства. Рисунок – это рисунок… а фальшивым или ложным может быть только его название – то есть, авторство». Перевод Михаила Загота.

  • Рубрика «БиблиофИЛ». Писатель, кинорежиссер и правозащитник Алексей Симонов (1939) в эссе «Дю Вентре в эпоху джу Гашвили» рассказывает, как мистификация, облеченная в сонетную форму, помогала двум талантливым зекам ГУЛАГа «оставаться самими собой», не утратить собственной личности.

  • Переводчица Лариса Васильева в статье «А. П. Чехов и Иштван Бака. Имя свое и чужое» говорит от двух удачных русско-венгерских литературных мистификациях.

  • Литератор Алексей Михеев знакомит со своей короткой трагикомической утопией «Бозон Лемма, или Библиобыль».

  • В заметке «”Ненастоящие картины – настоящие деньги”, а может быть, все наоборот?» переводчица Наталия Васильева возвращается к неоднозначной теме фальсификации в искусстве.

  • А в заключение – фрагменты «Энциклопедии фальсификаций» от Ксенофонта до наших дней немецкого писателя и литературного критика Вернера Фульда (1947). Перевод Наталии Васильевой.


  • Статья написана 16 апреля 2013 г. 16:35
    Лауреаты Пулитцеровской премии


    Самая престижная американская награда в области журналистики и литературы обрела победителей за работы 2012 года.

    1. За лучшее произведение американского автора — Адам Джонсон «The Orphan Master's Son» (Сын повелителя сирот) (действие книги происходит в Северной Корее во времена Ким Чен Ира и начинается как история сироты, воспитанного в духе служения государству),
    2. За драматическое произведение для театра — Айад Ахтар "Disgraced" ("Обесчещенный"). Главный герой пьесы, Амир, довольно быстро двигается по карьерной лестнице и чем дальше, тем больше забывает собственные пакистанские корни. Его жена-европейка, напротив, очень вдохновляется исламской поэтикой. Однажды на вечеринке их разговор, начинавшийся как совершенно обычная беседа, перерастает в настоящую катастрофу.
    3. За книгу по истории Соединенных Штатов — Фредрик Логваль «Embers of War: The Fall of an Empire and the Making of America's Vietnam» ("Зола войны: Падение Империи и сотворение Вьетнама для Америки"), в которой автор рассказывает о причинах, которые заставили Францию, а затем и Америку пытаться удержать Вьетнам в сфере своего влияния, и о том, как эти попытки закончились для французов концом колониальной империи, а для американцев — незажившей до сих пор политической раной.
    4. За биографию или автобиографию американского автора — Том Райс «The Black Count: Glory, Revolution, Betrayal, and the Real Count of Monte Cristo» ("Черный князь: Слава, революция и предательство настоящего графа Монте-Кристо"), посвящённой генералу Александру Дюма — фигуре времен французской революции, близкому другу Наполеона Бонапарта, отцу автора «Трех мушкетеров» и деду драматурга, написавшего «Даму с камелиями».
    5. За стихотворение — Шэрон Олдс "Stag's Leap".
    6. За нехудожественную литературу — Гилберт Кинг "Devil in the Grove: Thurgood Marshall, the Groveland Boys, and the Dawn of a New America" («Дьявол в Гроув: Тургуд Маршал и ребята из Гроувленд»), рассказывающем об одном из ранних дел первого чернокожего американского адвоката.

    Вручение наград лауреатам 2013 года пройдет 30 мая в здании Колумбийского университета в Нью-Йорке.


    Источник: газета.ру


    Победители премии Норы Галь


    В московской Библиотеке-читальне имени Тургенева 15 апреля назвали лауреатов премии Норы Галь, которая вручается за перевод рассказов с английского на русский. Как отмечается на сайте «Вавилон», учредители премии — наследники Галь — не смогли единогласно выбрать победителя, а потому решили не вручать первую премию, а присудить несколько специальных.


    Премией «За выразительность русского языка» была награждена Надежда Казанцева из Екатеринбурга, которая перевела рассказ Стивена Винсента Бене «Плачущие девы», написанный в 1937 году, но стилизованный под XIX век. Этот рассказ послужил основой для фильма-мюзикла «Семь невест для семерых братьев», снятого в 1954 году.


    Специальная премия «За близость к своеобразию подлинника» ушла к Некоду Зингеру (Иерусалим), выполнившему перевод повести британского писателя Денниса Силка «Молинью и Костиган», живущего в Израиле. Третья специальная премия была присуждена за перевод детской литературы, получила ее Татьяна Боровикова (Торонто) — она перевела книгу Кьяртана Поскитта «Агата Воробей и летающая голова», написанную от лица девочки-школьницы.


    Все три лауреата стали обладателями премий в размере 20 тысяч рублей каждый.


    Источник: лента.ру


    Короткий список Национального бестселлера


    Организаторы литературной премии «Национальный бестселлер» объявили короткий список претендентов на награду по итогам 2012 года.


    1. Максим Кантор «Красный свет»,
    2. Евгений Водолазкин «Лавр»,
    3. Ильдар Абузяров «Мутабор»,
    4. Софья Купряшина «Видоискательница»,
    5. Ольга Погодина-Кузмина «Власть мертвых",
    6. Фигль-Мигль «Волки и медведи».


    Также, стало известно, что премия лишилась спонсора и поэтому, позможно, пройдёт в изменённом формате.


    Источник: газета.ру


    Отмечу, что "Лавр" Водолазкина уже вошёл в шорт-лист и фантастической премии.


    Статья написана 12 апреля 2013 г. 11:02

    12 апреля исполняется 190 лет со дня рождения великого русского драматурга Александра Николаевича Островского (1823-1886).

    Его современник Иван Гончаров писал в одном из писем Островскому: "После вас мы, русские, можем с гордостью сказать: "У нас есть свой русский, национальный театр". Он, по справедливости, должен называться "Театр Островского"..."

    Будущий драматург родился в Москве, в семье чиновника. Учился на юридическом факультете Московского университета. С юных лет мечтал стать писателем. "Самый памятный для меня день в моей жизни,- вспоминал он позднее,- 14 февраля 1847 года. С этого дня я стал считать себя русским писателем..." В тот день он читал свою первую комедию "Картина семейного счастья" на квартире профессора С. П. Шевырёва, где обычно собирался литературный кружок. Вскоре эта пьеса была напечатана в газете "Московский листок". А следующую его комедию "Свои люди — сочтёмся!", которую Островский читал у М. П. Погодина, одобрил сам великий Гоголь. И хотя эту пьесу запретили для постановки и за автором был установлен тайный надзор полиции, популярность Островского всё возрастала.

    Среди героев его пьес больше всего купцов, но есть и чиновники, и простолюдины, и представители дворянства. Он показывал широчайший социальный спектр российской жизни, сочетая идеи народности, развиваемые Белинским и Добролюбовым, с теориями славянофильства. "Самая лучшая школа для художественного таланта есть изучение своей народности",- утверждал Островский. Наряду с обличительно-сатирическими комедиями он создавал и позитивные пьесы, например "Не в свои сани не садись", где показаны образы благородных купцов — Русакова и Бородина. А не менее благородный пьяница Любим Торцов из пьесы "Бедность не порок" как бы оттенял образы купцов-самодуров вроде Тита Титыча из пьесы "В чужом пиру похмелье".

    Островский работал в разных жанрах, создавая комедии, драмы, исторические драмы, трагедии ("Гроза") и даже сказки ("Снегурочка"). Он, конечно, был реалистом, бытописателем, но, как сказал А. И. Южин о его "Снегурочке", "драматург вплетал в серую ткань быта золотые нити романтизма". Положительные герои его пьес восставали против окружающей среды. Катерина из "Грозы" бросается в Волгу. Бедный актёр Несчастливцев из "Леса" восклицает: "Вы комедианты, шуты, а не мы!.." "Я просвещаю, а вы развращаете!" — говорит молодой учитель Мелузов ("Таланты и поклонники"). Отрицательные персонажи тоже предпочитают высказываться просто и прямо, без лукавства и словесного тумана. Режут правду-матку в глаза, без лишних слов ("Я не люблю, когда рассуждают!.."). В этом смысле Островский отличается от Чехова с его подтекстом и скрытым лиризмом. Островский обычно избегает полутонов.

    Пьесы Островского всегда были актуальными, и поэтому ставили их не только на сценах академических театров. Ранний Эйзенштейн, Мейерхольд, Марк Захаров — кто только из режиссёров-новаторов не пытался модернизировать эти пьесы! Актуальным Островский остаётся и в наши дни...


    Статья написана 5 апреля 2013 г. 15:13
    Размещена также в авторской колонке sham

    «Иностранная литература» №3, 2013


    Содержание номера:

  • Мартовский номер «ИЛ» открывается романом чилийского писателя Эрнана Риверы Летельера (1950) «Фата-моргана любви с оркестром». Сюжет напоминает балладу или городской романс: душераздирающая история любви первой городской красавицы к забубенному трубачу. Все заканчивается, как и положено, плохо. Время действия – 20 – 30-е годы прошлого столетия, место — Пампа-Уньон, злачный городишко, окруженный селитряными приисками. Перевод с испанского и примечания Дарьи Синицыной.

  • Рассказы македонских писателей с предуведомлением филолога, лауреата многих премий Милана Гюрчинова (1928), где он, среди прочего, пишет: «У писателей полностью исчезло то плодотворное противостояние, которое во все времена было и остается важной и достойной одобрения отличительной чертой любого истинного художника слова». Рассказы Зорана Ковачевского (1943 – 2006), Драги Михайловского (1951), Димитрие Дурацовского (1952). Перевод с македонского Ольги Панькиной.

  • «Литературный гид»: Гарольд Пинтер (1930 – 2008) – “Суета сует”, пьеса. Ужас истории, просвечивающий сквозь историю любви. Перевод с английского и вступление Галины Коваленко. Здесь же – «Как, вы уже уходите?» (Моя жизнь с Гарольдом Пинтером). Отрывки из воспоминаний Антонии Фрейзер, жены драматурга — перевод Анны Шульгат; и в ее же переводе – «Первая постановка “Комнаты”» Генри Вулфа (1930), актера, режиссера, друга Гарольда Пинтера.

  • Рубрика «Другая поэзия» — Майкл Палмер – американский поэт, переводчик, эссеист. Перевод и вступление Владимира Аристова, перевод А. Драгомощенко, Т. Бонч-Осмоловской, А. Скидана, В. Фещенко.

  • В рубрике «Статьи, эссе» — Вера Калмыкова: «Назад к историческому материализму, или Классика и натура». О монографии Е. Л. Херсонской «Изобразительное искусство Италии ХХ века».

  • И в заключение – «Новые книги Нового Света» с Мариной Ефимовой, а также – «По материалам зарубежной прессы» с Мариной Черняк, Татьяной Батыревой и Валентиной Степченковой.


  • Статья написана 31 марта 2013 г. 09:48
    Размещена также в авторской колонке sham

    «Новый Мир» № 4 2013


    Светлана Шенбрунн. Гуси-лебеди. Повесть. Повесть про маму и про папу, и про себя в самой середине 50-х, когда писательские семьи еще жили в коммунальных квартирах, в одной или двух комнатах, а государственные премии давались за романы с названиями типа "Шлак и сталь", предполагающие продолжение в романе с названием "Вскипающая сталь", но при этом, в семьях их уже шли споры про идею Октябрьской революции (скажем, пишущая в стол мама героини твердо считала ее катастрофой, а папа, писатель функционирующий, – осторожно говорил, что, нет, так не считает). Да и сами творцы "Вскипающей стали" если и отбивались от "мещанских панических разговоров" в своем ближнем окружении, то делали это скорее лениво, с главным аргументом: такие разговоры могут нас далеко завести, «далеко» — в географическом смысле. Повествование про быт, про стиль жизни и содержание той жизни, далеко не черно-белой и выстроенной по идеологическим лекалам; про фразы из радиоприемников про счастливый ударный труд страны и про то, как жили на самом деле «ударники» на бескрайних просторах великой страны, про что говорили, что ели и пили, как их лечили в сельских больничках и т. д. Проза лирическая, как и полагается воспоминательной прозе, и одновременно ироническая — мы слышим голос шестнадцатилетней девушки, отнюдь не советской инфантилки или избалованной писательской дочки, но голос созревающего самостоятельного человека, уже умеющего держать дистанцию с окружающим миром, и дальним и близким; проза светлая, горькая и мужественная.

    Сергей Соловьев. Фрагменты местности разных дней. Рассказ. Бессюжетный (внешне) текст, построенный отчасти по законам поэтической речи со сложным образным/метафоричным рядом, в котором естественно чувствуют себя цитаты из Розанова, Кьеркегора, Симоны Вайль – стилистика: «Лао Цзы казалось… Бабочке казалось… Казалось Набокову – вот уж кому – с обеих сторон Земли, до последнего дня он ловил свою бабочку-детство… Пыльца. Как ты приблизишься, чем? Чем роза приблизилась к маленькому насекомому принцу? Даром благоуханья, отвагой пыльцы. «И заметьте, сказала она ему, я родилась вместе с солнцем». Бабочка, присевшая на страницу Мейстера Экхарта, где «Бог смотрит на тебя тем же глазом, что и ты на Него», бабочка с глазами на крыльях, распахивающая их и смежающая – глаз к глазу. «Будьте как дети» – как хлопок одной ладони. Почему дети крылаты, во сне летают? Почему мы – чем дальше в жизнь, тем короче крылья? Почему мы растем сверху вниз – от небес до могилы? Почему говорят: под звездою родился? Там – рожденье, здесь – см. библиографию.».

    Ольга Покровская. Московская ностальгия. Рассказы. 90-е годы, тема, которая в нашей литературе, похоже, надолго, – рассказ про трех молодых банкиров, пытающихся после краха банка раствориться в пространстве, и рассказ про московскую пенсионерку, сдавшую квартиру и начинающую как бы жить заново в маленьком домике с участком подмосковного дачного поселка.

    Владимир Маканин. Художник Н. Рассказ-размышление о феномене «стукача» советских времен, который не так однозначен, в котором может присутствовать парадоксальная (и тупиковая) попытка совместить несовместимое для достижения общественной гармонии в России советской, да и постсоветской — тоже.

    Подборки стихотворений Евгения Карасева «В конце ледохода», Анатолия Наймана «Бранденбургские концерты», Андрея Гришаева «Птицы летят на выход», Владимира Губайловского «Ода футболу».

    НОВЫЕ ПЕРЕВОДЫ. Франц Петер Кин. Чумной город. Перевод с немецкого Инны Лиснянской. Предисловие Елены Макаровой. Стихи поэта, которому судьба отвела для жизни двадцать пять лет, из коих три последних — необыкновенно плодотворных – провел он как еврей в немецком концлагере, и откуда его отправили на смерть; «За выкупленное у жизни время Кин успел создать более 2000 рисунков, сотни картин и стихов, десятки рассказов и сказок, два киносценария, пять пьес и либретто оперы «Император Атлантиды». Большая часть литературных произведений была написана им в концлагере».

    ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ. Юрий Кублановский. Десятый. Окончание. Дневниковые записи, начало в № 3. «17 августа. Любить Россию, верить в Россию, верить в себя как в русского человека… Не от хорошей жизни такая педалируемая вера. На противоположном полюсе – террористы, освободительное поле как таковое, захватившее не только интеллигенцию, но и- даже – епископат. «Россия слиняла в три дня» — Розанов. Но готовилась эта линька полвека. А консервативные силы оказались не способны на живую консолидацию. И вот заклинания: «верить в Россию» и т. п. Верить в США, верить во Францию, верить в Англию, верить в Россию… Не след верить в земные царства. Такая вера – от… неуверенности, такое заклинание – не от хорошей жизни.»

    ДАЛЕКОЕ БЛИЗКОЕ. Максим Д. Шраер. Илья Сельвинский, свидетель шоа. Перевод с английского автора. О теме Холокоста в военной лирике Сельвинского и о том, как появление этой темы определило полуопальное положение поэта в СССР на долгие годы.

    ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА. Илья Фаликов. Поэт. Национальный. Русский. Статья о премии «Поэт». Хоть автор и оговаривается в начале, что не намерен давать развернутые портреты лауреатов премии, тем не менее он пишет эти портреты, и делает это с ориентацией на создание некой «литературной типологии», в построении которой используются задействованные в названии понятия «поэт», «национальный», «русский». Статья построена как поиск ответов на сформулированные в зачине ее вопросы о сюжете самой премии и сюжете той поэзии, «который возникает в результате ее деятельности. Какую картину мы имеем? Соответствует ли она действительности? В каком соотношении находятся те фигуры, на которые направлен луч национальной премии? Совершенно ясно: все они – из прошлого века, из 60-х – 70-х годов. Там и заложен внутренний конфликт длящейся эволюции. Произошел ли (пост)перестроечный взрыв? Отменил ли Кибиров Кушнера, а Гандлевский Чухонцева?» И так далее.

    РЕЦЕНЗИИ. ОБЗОРЫ.

    1. Денис Безносов. Трехкнижие Анри Волохонского – о книгах: Волохонский А. Собрание произведений: В 3-х томах. Составление, предисловие и примечание Ильи Кукуя. М., «Новое литературное обозрение», 2012.

    2. Григорий Стариковский. Бедность словаря — о книге: Ян Сатуновский. Стихи и проза к стихам. Сост., подг. текста и комментарии И.А. Ахметьева. М., «Виртуальная галерея», 2012,

    3. Александр Чанцев. Музыка бомбоубежищ и тишины — о книге: Алекс Росс. Дальше – шум. Слушая ХХ век Пер. с англ. М. Калужского и А. Гиндиной. М., «Астрель»; «Corpus», 2012

    4. Евгений Добренко. Родные космополиты – о книге: П. А. Дружинин. Идеология и филология. Ленинград, 1940-е годы: Документальное исследование. В 2-х томах. М., «Новое литературное обозрение», 2012.

    Книжная полка Олега Дарка. Представлены:

    1. Евгений Клюев. Translit: Роман-Петля. М., «Время», 2012, 640 стр.

    2. Сергей Соколовский. Гипноглиф. М., «Книжное обозрение (АРГО-РИСК)», 2012, 152 стр.

    3. Анна Глазова. Для землеройки: Книга стихов. Послесловие Е. Сусловой. М., «Новое литературное обозрение», 2013, («Новая поэзия»)

    4. Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак. Я хочу в школу! М., «Время», 2012, 320 стр.

    5. Валерий Байдин. Сва. Роман. М., «Русский Гулливер», Центр современной литературы, 2012, 396 стр.

    6. Катя Капович. Вдвоем веселее. Рассказы. М., «Астрель», 2012, 380 стр.

    7. Сергей Дигол. Старость шакала. «Волга», 2012, № 11-12, стр. 78 – 125.

    8. Дина Гатина. Безбашенный костлявый слон. Предисловие Анны Глазовой. М., «Новое литературное обозрение», 2012, 144 стр. («Новая поэзия».)

    9. Виктор Солодчук. Совпалыч. Роман. М., Издатель Виталий Кивачицкий, 2012, 119 стр.

    10. Полина Андрукович. Осенний гербарий. М., «Крук», 2012, 75 стр.

    Non-fiction с Дмитрием Бавильским. Михаил Ямпольский. «Сквозь тусклое стекло». Размышления по ходу чтения книги Михаила Ямпольского «Сквозь тусклое стекло: 20 глав о неопределенности» — «…Так что же находится здесь перед нами, «простыми читателями? Фантазийное жонглирование первоисточниками (обильное цитирование прилагается), вдохновленное борхесовской «Энциклопедией китайского императора», в свою очередь спровоцировавшей М. Фуко на создание «Слов и вещей»? Или же это – попытка научной реконструкции в духе археологии гуманитарного знания самого Фуко? Монография или поэтическое волхвование? Воспоминания о пройденном исследовательском пути, кардиограмма исследования или же вышивание постструктуралистским бисером? Еще одна стрела в направлении «школы Анналов»? Еще одна «история ножниц», над которыми издевается Кортасар в «Игре в классики»: «Одна только история ножниц для стрижки ногтей – две тысячи книг надо прочесть для полной уверенности в том, что до 1675 года этот предмет не упоминался…»? Кажется, Ямпольский намеренно «подвешивает» метод и вместе с ним читателя, самостоятельно определяющего цель, петляющего от Парацельса к Хармсу, исследовательского плетения. …».

    Мария Галина: Фантастика\Футурология. Спруты в городе. «Кракен», «Кетополис» и другие. Литература и головоногие. Про то, как обживал литературу и читательское воображение — от первых упоминаний о морском чудовище в 1555 году епископом Олафом Магнусом до Виктора Гюго и Жюль Верна, и до Терри Пратчетта и Аркадия Стургацкого — гигантский загадочный обитатель морей «кракен»; про то, как образ его, созданный сначала зоологами, а уж потом писателями, соотносится с реальностью (реальностью тех же осьминогов, например); — после появления «Тружеников моря» Гюго и «20 000 лье под водой» Жюля Верна с описаниями агрессивных морских чудищ, — пишет автор, — начинает работать уже «запущенная симпатическая магия литературы: спруты как бы решают легитимизироваться, и сразу по выходе двух этих романов, между 1870 и 1880 годами гигантские кальмары во множестве выбрасываются на берег, особенно в окрестностях Ньюфаундленда. Однако с этих пор раз навсегда установлено: спрут, кракен, не столько октопод или декапод, сколько антипод — всему человеческому, земному. Эдакое поднявшееся из глубин (или затаившееся в глубинах) воплощение зла. К этим самоубийственным демонстрациям собственного существования, которые предпринимают гигантские спруты, приурочена и первая научно-популярная книга про осьминогов — она выходит в 1875 году, написал ее британский натуралист Генри Ли, и называется она «Осьминог – дьявольская рыба, правда или вымысел». Человечество наконец-то высвистало себе врага. И все равно, обитает ли он в глубинах океана или в глубинах космоса».

    Библиографические листки. Книги (составитель С. Костырко).

    Периодика (составитель А. Василевский).


    Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 175  176  177  178 [179] 180  181  182  183 ... 205  206  207




      Подписка

    RSS-подписка на авторскую колонку

    Количество подписчиков: 306

    ⇑ Наверх