Другая литература


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Другая литература» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Другая литература


Обратите внимание: Список открытых библиографий авторов-нефантастов (FictionLab).

Модераторы рубрики: suhan_ilich, Kons, Календула, sham, volga, Pirx

Авторы рубрики: chivel, Papyrus, Petro Gulak, suhan_ilich, sham, Kons, ula_allen, WiNchiK, baroni, votrin, PetrOFF, Jacquemard, Кечуа, Vladimir Puziy, voroncovamaria, LadyKara, Sfumato, Apiarist, k2007, Мэлькор, Календула, primorec, Славич, DeMorte, Pirx, Вася Пупкин, saga23, e-Pluto, glupec, ziza, Берендеев, volga, Evil Writer, evridik, atgrin, Edred, isaev, Тиань, vvladimirsky, Алекс Громов, sibkron, ЭльНора, Вертер де Гёте, SeverNord, Арлекин, NataBold, borch, монтажник 21, domenges



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 190  191  192  193 [194] 195

Статья написана 7 октября 2011 г. 17:14

В московском издательстве "Ad Marginem" выходит единственный прозаический опыт французского артиста Сержа Генсбура — раблезианский мини-роман под названием "Евгений Соколов", написанный в 1980 году.

Маленький, по тогдашней французской моде, сатирический роман Сержа Генсбура о французском художнике русского происхождения и его удивительной творческой методе стал первым и остался единственным прозаическим опытом знаменитого поэта-музыканта-провокатора. И, как все первые-единственные романы, несет на себе откровенный след не только личности, но и биографии создателя. Генсбур щедро делится со своим героем подробностями собственный жизни. И это не только российское происхождение (родители Сержа — выходцы из Одессы), ярко выраженные художественные способности (Генсбур учился живописи и мечтал стать прославленным художником — как стал им его герой) и склонность к "красивой жизни".

Автор дарит герою и менее очевидные черты сходства. Например, как признает в предисловии жена — в то время — Генсбура Джейн Биркин, Серж действительно таскал за собой бультерьера, на которого сваливал вину за испорченный воздух. А одной из героинь — девочке, с которой у героя завязываются не вполне невинные отношения, автор придал имя кузины Биркин — Абигайль.

Но ключевую метафору романа — Соколов может создать свою очередную великую абстрактную картину только тогда, когда его руку с зажатой в ней кистью подбросит очередной мощный выброс кишечных газов, усиливаемый особым креслом на пружинке — все-таки не стоить сводить исключительно к медицинским подробностям биографии автора (как известно, особой любовью к здоровому питанию не отличавшегося). Небольшой роман — конечно же, откровенная раблезианская сатира, злая издевка над парижским бомондом, готовым принять за "современное искусство" любое не пойми что (если оно достаточно пикантно).

Евгений Соколов умирает, в буквальном смысле надорвавшись во имя искусства — и арт-бизнеса, требовавшего от него все новых "шедевров", ни на йоту не отступающих при этом от старых. Сам Генсбур скончался десятилетием позже, едва перешагнув шестидесятилетний рубеж — так и оставшись до конца дней героем телешоу, эстрадным ниспровергателем, мэтром безобидного эпатажа. Вспоминая об этом при чтении романа, задумываешься: только ли над бомондом издевается вечный фигляр Генсбур? И так ли беззаботна его бесстыдная насмешка?

Михаил Визель

________________

Источник: Lenta.ru




Статья написана 7 октября 2011 г. 15:53

Биография основателя корпорации "Apple" Стива Джобса, скончавшегося в среду после продолжительной болезни, за прошедшую ночь стала хитом сайта Amazon.com, заняв там второе место по числу заказов, хотя сама книга, написанная бывшим редактором журнала "Time" Уолтером Айзексоном (Walter Isaacson), выйдет только 21 ноября.

По информации "The Hollywood Reporter", число предварительных заказов на жизнеописание Джобса под названием "iSteve: The Book of Jobs" за ночь выросло на 22 тысячи процентов.

Труд Айзексона, ранее выпускавшего биографии Альберта Эйнштейна и Бенджамина Франклина, — единственная на сегодняшний день авторизованная биография создателя Apple: она основана на сорока интервью с самим Джобсом, а также беседах с его родными, близкими, коллегами и конкурентами.

В России эту книгу выпускает издательство "Corpus": одновременно четыре переводчика работают над текстом, который должен выйти из печати уже в декабре.

________________

Источник: "РИАНовости"


Статья написана 7 октября 2011 г. 14:43

За последние двадцать лет существенно сократилось количество выходящих за рубежом изданий русской классической и современной литературы на иностранных языках. И если увидеть на прилавках зарубежных магазинов Толстого, Достоевского, Чехова еще возможно, то имена авторов нашего времени почти не встречаются.

Между тем переводы, сделанные в XIX и начале XX века, не воспринимаются современными иностранными читателями. Новые выходят крайне редко, и, как правило, в этом списке всегда одни и те же названия.

С современной литературой сложилась другая ситуация: ее не издают в связи с высокими рисками тех немногочисленных издательств, которые на это идут. Авторские и переводческие гонорары за рубежом намного выше российских, а практика компенсации расходов и снижения рисков издателей отсутствует.

Для решения этих проблем и был учрежден "Институт перевода". Возглавит его, правда, пока только на один год, заместитель руководителя Роспечати Владимир Григорьев.

Институт будет осуществлять помощь в развитии и формировании более совершенной системы художественного перевода литературных произведений по трем направлениям: поддержка научной и образовательной деятельности; создание систем материальных и нематериальных стимулов для поощрения работы иностранных и отечественных переводчиков и издателей; создание и пополнение баз данных, содержащих переводы произведений литературы различных этносов Российской Федерации на русский язык, и переводы произведений русской литературы на другие языки.

На пресс-конференции в РИА Новости один из учредителей "Института перевода" директор Пушкинского дома Всеволод Багно рассказал, что они готовы предложить для этого проекта "Школу начинающих переводчиков". Она подразумевает проведение семинаров для молодых переводчиков с участием известных и квалифицированных специалистов по теории перевода.

Одним из поощрений стала организация премии "Читай Россию", о которой рассказала Татьяна Восковская, выступившая от имени одного из учредителей — Фонда "Президентский центр Б.Н. Ельцина".

Премия будет присуждаться в четырех номинациях: современная проза и поэзия (произведения, созданные после 1990 года), классическая русская литература и литература XX века (соответственно до 1990 года).

Победитель получит вознаграждение в размере 5 тысяч евро, а издатель — грант на покрытие перевода следующего произведения в размере 3 тысяч евро.

Первая премия будет вручена в июне 2012 года за опубликованный в течение последних двух лет перевод с русского языка на английский, арабский, испанский, итальянский, китайский, немецкий, французский или японский.

________________

Источник: "РГ"


Статья написана 7 октября 2011 г. 14:33

"Российская Газета" (РГ) продолжает печатать интервью с финалистами литературной премии "Большая книга".

В 2010 году писатель и журналист Дмитрий Быков выпустил роман "Остромов, или Ученик чародея", завершивший трилогию, в которую ранее вошли его романы "Оправдание" и "Орфография". В интервью "РГ" Дмитрий Быков рассказал о своих отношениях с этой книгой и о значении литературных премий.

Российская газета: Роман "Остромов, или Ученик чародея" уже выиграл премию "Национальный бестселлер" и попал в шорт-лист "Большой книги". В чем причина успеха этого романа? Мистика, левитация, масоны? Или есть еще какой-то секрет этого текста?

Дмитрий Быков: Премия как раз не показатель успеха. Ее ведь присуждает чаще всего не экспертное сообщество, а жюри, состоящее из разных людей с разными интересами. Даже тиражи не самый надежный критерий, хотя у "Остромова" в этом смысле неплохие цифры — четыре издания ушли за полгода. Никакого сенсационного успеха нет, а есть, судя по отзывам важных для меня людей и по самоощущению, попадание в некоторые болевые точки.

Мистика сама по себе вряд ли способна привлечь читателя, особенно российского — у нас эта традиция по разным причинам не очень сильна, разве что Гоголю и Булгакову удалось написать оригинальную русскую готику. А вот левитация как образ жизни — это, кажется, действительно вовремя, потому что больше сейчас по большому счету заниматься нечем. Возможно, читатель чувствует совпадение, которое там действительно есть: вещь о поисках предела личных возможностей написана на пределе моих тогдашних способностей. Я и сам на этой книге многому научился и многое преодолел, так что и с читателем она что-то такое делает, не совсем объяснимое. Никому не посоветую проходить через описанные там практики, но прочесть про них невредно. Сейчас, может быть, я умею больше и написал бы иначе, и следующий роман будет совсем другой, но этим ростом я обязан "Остромову" и очень эту книгу люблю.

РГ: Существует ли некая писательская ответственность за тех, о ком написали? Ведь персонажи "Остромова" — реально существовавшие люди, чьи образы хранятся в общей исторической памяти. Где проходит та грань, которую лучше не переступать, работая с реальными персонажами? Или писателю все дозволено?

Быков: Почти у всех моих героев есть прототипы, но никто из героев не тождествен реальному лицу: Варченко — не Барченко, Остромов — не Астромов, Галицкий — не Жуковский, Михаил Алексеевич все-таки не совсем Кузмин и даже Одинокий не совсем Тиняков. События происходят в параллельной реальности и лишь иногда пересекаются с тем, что было на самом деле... Некоторые читатели это заметили, спасибо им...

РГ: В чем вы видите основное значение литературных премий и всевозможных писательских соревнований и состязаний для литературного процесса в целом?

Быков: Это привлекает внимание некоторых (не самых квалифицированных) читателей, иногда позволяет раздуть скандал вокруг достойной книги, чаще — вокруг недостойной. Иногда хороший писатель получает деньги, тоже не последнее дело...

РГ: Назовите главное, на ваш взгляд, литературное событие этого года.

Быков: Для меня такими событиями бывают только книги — скажем, новый роман Александра Житинского "Плавун", книга Алана Кубатиева о Джойсе в ЖЗЛ, в ноябре обещан новый Пелевин.

РГ: Можно ли назвать сегодняшний литературный процесс сугубо прозоцентричным? Какое место в нем отведено поэзии и ее влиянию на общественное мнение?

Быков: Проза как раз, по-моему, сдает позиции — сейчас время интуиции, все в тумане, зыбко, неопределенно, и тут поэзия с ее обостренной интуицией многое может. Проза пишется, когда эпоха определилась, закостенела — года два нам еще сейчас до настоящей прозы, и то она будет наверняка вязкой, как "Обломов". Много было хорошей прозы в 1855 году? Второй том "Мертвых душ" был сожжен не просто так — новую эпопею можно будет написать, когда у страны начнется новая жизнь. Страстно жду этого момента.

________________

Источник: "РГ"


Статья написана 6 октября 2011 г. 18:17


Андроид Каренина









Наша трагическая вселенная


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 190  191  192  193 [194] 195




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 298

⇑ Наверх