Другая литература


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Другая литература» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Другая литература


Обратите внимание: Список открытых библиографий авторов-нефантастов (FictionLab).

Модераторы рубрики: suhan_ilich, Kons, sham, volga, Pirx

Авторы рубрики: chivel, Papyrus, Petro Gulak, suhan_ilich, sham, Kons, ula_allen, WiNchiK, baroni, votrin, PetrOFF, Jacquemard, Кечуа, Vladimir Puziy, voroncovamaria, LadyKara, Sfumato, Apiarist, k2007, Мэлькор, primorec, Славич, DeMorte, Pirx, Вася Пупкин, saga23, e-Pluto, glupec, ziza, Берендеев, volga, Evil Writer, evridik, atgrin, Edred, isaev, Тиань, vvladimirsky, Алекс Громов, sibkron, ЭльНора, Вертер де Гёте, SeverNord, Арлекин, NataBold, borch, монтажник 21, domenges, Кел-кор, AkihitoKonnichi, Zivitas, georgkorg



Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 209  210  211

Статья написана 28 декабря 2018 г. 23:51
Размещена также в авторской колонке Алекс Громов

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.




«Первыми металлическими изделиями были украшения, а самым «технологичным» металлом для их изготовления – золото. Оно стало первым металлом, который научились обрабатывать холодной ковкой, паять и полировать, из которого стали получать проволоку и отливать изделия. Золото впервые подвергли рафинированию, к нему впервые были применены технологии гидрометаллургии и металлотермической обработки.

В древнеегипетских и шумерских текстах часто находят упоминания о разновидностях употреблявшегося в древности золота. Усматривалось различие в его происхождении: «речное», «горное», «скалистое», «золото в камне», а также по цвету. Цвет нерафинированного золота зависит от его природных примесей – меди, серебра, мышьяка, олова, железа и пр. Древние металлурги принимали все эти сплавы золота за разновидности самого металла. Археологами найдены древние золотые изделия, охватывающие большую гамму цветов: от тускло-желтого и серого до разных оттенков красного. Золото различных желтых оттенков по своему составу приближается к чистому золоту, оно содержит лишь небольшие примеси серебра или меди. В сером золоте высока доля серебра, которое на поверхности изделия со временем превращается в хлорид, разлагающийся на свету с выделением микрокристаллов серебра, которые придают поверхности сероватую окраску. Розовые и пурпурные оттенки золота обусловлены присутствием в нем примесей меди. Золото красно-коричневых цветов содержит в значительных количествах и медь, и железо.

Технология очистки золота от примесей была изобретена шумерами в начале 3-го тысячелетия до н. э. Ее описание содержится в рукописях библиотеки ассирийского царя Ашшурбанипала. Согласно этой технологии, золото плавили вместе со свинцом, оловом, солью и ячменными отрубями в специальных горшках из глины, смешанной с костной золой. Образующийся шлак впитывался пористыми стенками горшка, а на его дне оставался очищенный сплав золота с серебром. Таким образом, из золота удалялись все примеси, кроме серебра. В одной из рукописей библиотеки Ашшурбанипала содержится гимн богу огня Гибилю: «О, Гибиль, ты расплавляешь медь и свинец, ты очищаешь золото и серебро…»

Отдельные этапы работы золотых дел мастеров изображены в стенных росписях некоторых египетских гробниц эпохи фараонов IV–VI династий. Известность получило изображение процесса изготовления золотой отливки, найденное в гробнице фараона Мереруба, на котором можно видеть чиновника, отвешивающего необходимую порцию золота, и писца, записывающего его количество. Далее следует изображение шести человек, раздувающих горн специальными дутьевыми трубками. Затем видим мастера, разливающего расплавленный металл из тигля в форму, стоящую на земле, и его помощника, задерживающего шлак. На завершающей стадии два кузнеца отбивают слиток камнями, придавая ему товарный вид.

Уже в 3-м тысячелетии до н. э. жильное золото добывалось на территории Европы, Азии и Северной Африки практически из всех известных его месторождений. Значительные запасы находились на Балканском полуострове и островах Эгейского моря. О месторождениях золота во Фракии в античных источниках имеется множество свидетельств, подтверждающих их особое значение. Существует версия о том, что добыча золота на горе Пангее была начата финикийцами, и с этим связано легендарное богатство их царя Кадма. Самым знаменитым из фракийских рудников был Скаптегила (Скаптесула), он продолжал разрабатываться в эпоху Римской империи и неоднократно упоминался в произведениях римского поэта Лукреция!»

Металлургия и время: энциклопедия. Т.1. Основы профессии. Древний мир и ранее средневековье.

Металлургия и время: энциклопедия. Т. 2. Фундамент индустриальной цивилизации. Возрождение и Новое время.

Металлургия и время: энциклопедия. Т. 3. В авангарде инноваций. Промышленная революция и индустриализация.

Металлургия и время: энциклопедия. Т. 4. Русский вклад.

Ю.С. Карабасов, П.И. Черноусов, Н.А. Коротченко, О.В. Голубев

История человечества неразрывно связана с историей обработки металлов. Даже названия эпох, что в античной мифологии, что в современной археологии – «металлические»: золотой век, серебряный, медный, бронзовый… Уже в древности люди, работавшие с металлом, его получением и изготовлением из него различных изделий, считались посвященными в сокровенные тайны.

Какой же металл был в древности самым технологичным? Золото, которое «научились обрабатывать холодной ковкой, паять и полировать, из которого стали получать проволоку и отливать изделия. Золото впервые подвергли рафинированию, к нему впервые были применены технологии гидрометаллургии и металлотермической обработки».

Именно золото сделало на короткий миг истории Испанию самой великой и богатой державой мира, хозяйкой Европы... О власти золота писал Фрейд, связывания ее ни с чем иным, как подсознательным эротизмом. Может быть, поэтому испанские конкистадоры и стремились переплавить чудесные золотые изделия индейцев – не только чтобы груз был компактнее, а чтобы таким образом подчинить себе «душу народа», выраженную в его прекрасных религиозных символах. Известно, что индейцы рассматривали сплав металлов с золотом как плодотворное соединение мужского и женского начал. Желтое золото символизировало мужскую силу, а красноватая медь — подвластную ему женственность...

Индейцам доколумбовой Америки было известно и золото (многие уверены, что те знали даже и железо, но это действительно был «тайный металл»), и его сплавы с медью, серебром и даже с платиной. В этом сплаве золота и меди можно было менять цвет изделия, варьируя соотношение компонентов. При создании сплава золота с медью, называемого томпак, изделие нагревали до тех пор, пока не появлялось окисное покрытие, а затем его опускали в сок растений (заменявший кислотный раствор).

Все это золото, огромное количество которого нам сейчас даже трудно представить, добывали в виде слитков, намывали в лотках, а потом выплавляли в специальных «ветряных плавильных печах», достигая при этом температуры свыше тысячи градусов, и выплавляя множество изделий — различные ожерелья, диадемы, серьги, браслеты, броши, булавки, сосуды, копья, шлемы и статуи. Ношение золота было привилегией знати, поэтому по обычаю в захоронение вельможи клали множество разнообразных золотых украшений, а также вкладывали в глаза, рот и ноздри золотые шарики. Золотые фигурки также использовались для подношения богам. Уникальными, не имеющими аналогов в мире, являются найденные золотые инкрустации на зубах. Индейцы, не пользующиеся деньгами, использовали золото в меновой торговле. Своеобразной «разменной монетой» служили золотые «пуговки», дошедшие до наших дней...

В энциклопедии также имеется раздел «Божественный творец (место и роль кузнеца в мифологической картине мира)». У многих народов умение обрабатывать металлы считалось даром богов. С кузнецами связано множество мифов и преданий. Так «в Армении существует поверье, согласно которому по воскресеньям кузнецы должны трижды ударять молотом по наковальне. От звуков ударов кузнечных молотов укрепляются оковы Артавазда – проклятого героя мифологического армянского эпоса «Випасанк», который силится выйти из пещеры, в которой он закован в цепи, и овладеть миром».

В завершающем томе, посвященном отечественным мастерам, рассказывается о византийском наследии, колокольных мастерах Пушечного двора, и конечно, не обойден вниманием Царь-колокол и Царь-Пушка: «Отливка Царь-Пушки была сложнейшей технологической операцией. Традиционная форма особо крупных орудий того времени, в том числе и изготовленных А. Чоховым, характеризуется ступенчатым внешним контуром, повторяющим внутреннюю форму ствола. Это существенно облегчает изготовление формы и позволяет уменьшить разность толщин стенок ствола и казенной части». Среди тем: стрелецкие самопалы и Тульский оружейный завод, реформы Петра I и зарождение династии Демидовых. Одна из глав посвящена немцам в России, в ней попутно рассказывается о честных шотландцах, точнее – тех, кто происходил из старинных шотландских родов. Впрочем, за границей не только учились и приглашали в Россию лучших специалистов, но и успешно конкурировали. Так в 1855 году произошли соревнования крупповской и обуховской стали. Для этого в Златоуст были привезены несколько крупповских кирас для сравнительных испытаний, и обуховские кирасы испытание выиграли…

В издании приводиться биография Николая Ивановича Путилова, металлурга, выдающегося инженера и изобретателя, крупного предпринимателя, отечественного пионера рельсопрокатного дела. 12 января 1868 года Путилов выкупил у казны убыточный простаивавший завод Огарёва, и за 18 дней смог организовать на нем масштабное рельсовое производство. Этот завод вошел в историю как Путиловский.

…Еще громыхали бои Великой Отечественной войны, а на едва освобожденных территориях СССР началось восстановление промышленности, в первую очередь – металлургической. Предприятия в южной европейской части СССР до войны были основными производителями качественного металла, и в особенности высоколегированных сталей. Заводы сильно пострадали от боевых действий и немецкой оккупации, поэтому после освобождения на их восстановление были брошены значительные силы. Постановление Государственного комитета обороны «О мерах помощи чёрной металлургии Юга» предписывало партийным руководителям соответствующих регионов лично контролировать поставку необходимых для этого материалов, оборудования и сырья.

Да и в быту современного человека трудно хотя бы перечислить предметы, изготовленные из различных металлов. Более того, одна из основополагающих дат Евросоюза — День Европы, иначе называемый День Декларации Шумана связан именно с металлургией. Ведь 9 мая 1950 года министр иностранных дел Франции Робер Шуман предложил объединить металлургическую промышленность Франции и Западной Германии, а также систему предприятий по добыче железной руды, что положило начало грядущему объединению всей Европы.

«Литьё первых христианских колоколов долгое время приписывали известному духовному писателю Понтию Меронию Павлину Милостивому, епископу города Нолы в итальянской провинции Кампанья, жившему в 353-431 гг. и причисленному к лику святых. Предание передаёт легенду о полевых цветах–колокольчиках, мелодичным шелестом которых заслушался епископ, возвращаясь однажды с обхода своей паствы. В просторном саду он построил печь и сделал из глины форму точь-в-точь как цветок колокольчика. Потом он залил в форму сплав меди, олова и висмута и таким образом изготовил первый священный христианский колокол.

Однако в сочинениях самого святого Павлина упоминаний об этом нет. В конце XIX в. археологи пришли к мнению, что организованное в Ноле епископом Павлином производство колоколов не было принципиально новым, а основная его заслуга заключалась в увеличении размеров колоколов.

Кампанья изобиловала залежами руд и глины и стала признанным центром колокольного производства. Производимые в Ноле колокола направлялись в различные страны Европы, и название города стало своеобразным товарным знаком, означающим колокол, аналогично тому, как в наши дни название фирмы Xerox стало обозначать копировальные аппараты. Отсюда и произошли латинские названия колоколов campana и nola (маленький колокольчик). Впоследствии дисциплина, изучающая историю, технологию изготовления и особенности звучания колоколов, получила название «кампанология»…

Пока колокола имели небольшой размер, они изготовлялись в признанных литейных центрах, как правило, при монастырях. Изготовление колоколов расценивалось как священнодействие, и с VI в., когда был основан орден бенедиктинцев, находилось в ведении состоящих в нём монахов. Как центры мастерства славились в последующие века монастыри в Сен-Галлене, Рейхенау, Зальцбурге, Фульде.

Небольшие колокола вешали на фронтонах церквей. По мере увеличения массы для них стали сооружать небольшие башенки на крышах храмов. Звонили в колокола с земли, дергая за верёвку, привязанную к рычагу, торчавшему из вала, на котором укреплялся колокол. По этой причине в большинстве стран Западной Европы, а после и в Новом Свете, звон производится посредством качания самих колоколов, в то время как в России при звоне ударяют языком в неподвижно привязанный колокол».


«В эпоху возвышения Персии многие греческие тираны в Малой Азии и на соседних с нею островах признавали себя данниками персов, и Поликрат сам был в числе вассалов «великого царя», как греки называли государя обширной Персидской монархии. В VI в. до Р. Х. азиатские колонии греков утратили национальную независимость, так должны были подчиниться власти сначала Лидии, потом Персии, персы же стали везде поддерживать тиранию, видя в ней лучшее средство держать в зависимости от себя подвластные им города. Конечно, «великий царь» не всегда доверял подручным государям, и сам Поликрат на себе это испытал. Один персидский сатрап заманил его на материк и умертвил. Тираном Самоса сделался личный секретарь Поликрата Меандрий, но его с персидской помощью сверг брат Поликрата Силосонт, сам когда-то изгнанный с острова Самоса».

Н.И. Кареев. Город-государство античного мира

Книга известного русского историка городам-государствам Древней Греции и Рима – эпох, когда, по мнению Кареева, тип города-государства имел наибольшее распространение и достиг наивысшего расцвета.

На острове Самос, расположенном в Эгейском море (на путях из Греции в Малую Азию), и упоминающийся Геродотом, в своей «Истории» были расположены три из чудес света: храм богини Геры, акведук и дамба.

Пришедший к власти в 538 году до н. э, во время празднования, посвященного богине Геры, местный аристократ Поликрат с братьями Пантагностом и Силосонтом, напал на безоружных вождей, взял их в плен и захватил власть на острове. Возжелав единоличной власти, Поликрат приказал убить Пантагноста, а изгнанный Силосон отправился к двору персидского владыки.

Сформировав сильное войско и флот, Поликрат попытался захватить другие острова и контролировать судоходство в Эгейском море, нападая и захватывая чужие корабли, причем – и союзников. До наших дней дошла якобы сказанный Поликратом ответ на упреки: «лучше заслужить благодарность друзей, возвратив им отнятое, чем вообще ничего не отнимать у них».

Для того, чтобы противостоять на море персидской державе, Поликрату удалось заключить союз с египетским фараоном Амасисом (Амасисом II, Яхмосом II, правившем 44 (по другим источникам 42) года. Этот фараон прилагал усилия, чтобы составить коалицию против ожидаемого персидского вторжения. Он укреплял союз Египта с царем Вавилона – Набонидом — и Крезом, царем Лидии. Также он рассчитывал на поддержку греков, прежде всего, Спарты. Однако, когда персидские войска под предводительством Кира II Великого вторглись в пределы Лидии и Вавилона, египетский владыка то ли не сумел, то ли не захотел помочь союзникам. Фараон скончался за полгода до вторжения персов в Египет, которое произошло под предводительством уже другого властителя – Камбиза II. Египетские силы были разбито в сражении при Пелусии в 525 году до н. э.

При этом упомянутый выше Поликрат предпочел принять сторону более сильного из противников. Он послал 40 кораблей в помощь персам, у которых своего флота практически не было. В экипажах судов были те уроженцы острова, которым он не доверял, а потом рассчитывал, что после военных действий они навсегда останутся в Персии или на подвластных ей землях. Но моряки восстали и приведя корабли обратно к Самосу пытались свергнуть Поликрата, предварительно разгромив верную ему часть флота. Первое нападение Поликрат отбил, тогда его противники обратились за помощью к грекам. И при поддержке спартанцев снова высадились на Самосе, но были опять разбиты.

Поликрата одолел хитростью в 522 году до н. э. персидский сатрап Сард Оройт, заманивший его в Магнесию. Сатрап сообщил Поликрату, что узнал о планах Камбиза убить его, Оройда, и теперь просит переговоров на предмет приюта. За это он обещал половину своих богатств. Недоверчивый Поликрат послал верного человека, чтобы тот убедился, что богатства у Оройда и правда есть. Ему показали сокровищницу, тогда в путь со свитой двинулся сам Поликрат. В Магнесии по приказу Оройта он был схвачен и жестоко убит.

На Самосе оставался наместник Маяндрий, но власть удержать он не смог. С 520 года до н. э. Самос стал частью державы Ахеменидов. При поддержке персов Самосом стал править брат Поликрата – Силосонт.

Рассмотрев точку Аристотеля на государство, и подчеркнув, что города преимущественно создавались войной и торговлей, Кареев переходит к анализу составных частей города-государства и его образования, подчеркивая, что Древний Рим и Афины представляются нам союзами отдельных родов, а деление членов гражданских общин на знать и простонародье древнее самих этих общин.

Одна из глав книги посвящена организации государственной власти и трем политическим силам: единому главе государства, совету старейшин, и народному собранию. Перейдя к рассмотрению сакрального характера древнейшего права и религиозному значению царской власти, ученый делает вывод, что каждая гражданская община имела свою религию, являясь тем самым и политическим, и религиозным целым. Отдельные разделы посвящены положению личности, рабству и пролетариату в античном мире, политически и социальным идеям античной Греции.

Рассматривая разные формы объединения городов-государств в союзы и державы, Кареев подчеркивает роль фактора внешней угрозы, которую играла Персидская держава. В главе «Муниципальный быт Римской империи» подчеркивается, что в римской самоуправление городов органично сочеталось с подчинением их единой центральной власти.

«Со времени образования Персидского царства до превращения Греции в римскую провинцию прошло четыре века, в течение которых лишь два первых века европейские греки пользовались национальной безопасностью, а их малоазиатские братья – лишь полстолетия…

Подчинение греков Македонией и завоевание в союзе с греками, Персидской державы внесло существенное изменение во внутренний быт эллинской нации. Полное расстройство государственного бытия греческих городов греческих городов, социальная борьба и распри политических партий, материальная необеспеченность неимущих и жестокости партий-победительниц над партиями побежденными заставляли массу народа покидать родные города, превращаться в бродяг и разбойников, наниматься в войска или идти в пираты.

Греческие наемники после окончания Пелопоннесской войны уже играли видную роль в самой Персии. Вспомним знаменитое «отступление десяти тысяч», описанное в «Анабасисе» учеником Сократа Ксенофонтом, который сам участвовал в этом отступлении греков из глубин Персии. В середине IV века персидские цари справились с восстаниями в Египте и Финикии тоже лишь при помощи греческих наемников».


«О Средних веках в Европе можно судить по множеству памятников. Они несут информацию разного рода и различной степени достоверности и насыщенности. Огромное значение, особенно для периода раннего средневековья, имеют памятники археологические. Поскольку в ту эпоху ощутимо сократилось количество грамотных людей, да и сама потребность что-либо читать или писать не была главной, период V–XI вв. отмечен относительно небольшим числом текстов, дошедших до нас. Свою роль сыграли также политическая обстановка и частые войны: это мало способствовало сохранению письменных материалов. Особенно беден ими период V–VIII вв., так называемые Темные века. Поэтому археологические находки выступают зачастую единственными свидетельствами событий прошлого.

Важные данные обнаруживаются при раскопках погребений, которые относятся к началу Средних веков, а также при исследовании сельских центров. Это позволяет проследить пути и особенности становления деревни того времени. Понимание же бытового уклада раннесредневековых городов весьма затруднено. Как правило, их остатки покоятся под толщами напластований; на них высятся современные поселения. Изучение возможно лишь в ограниченных масштабах, в ходе капитальной реконструкции существующих ныне кварталов, причем на небольшой площади. Такие раскопки всегда вызывают большой интерес и нередко преподносят массу интересного материала, как, например, произошло в Йорке в 1970 гг.

Ценнейшие данные о переходной эпохе в истории Европы обнаруживаются при исследовании римских центров в зоне германского лимеса. По мере удаления от границ Империи значение археологии возрастает – наиболее информативны результаты раскопок в Скандинавии, на Британских островах и т. д.

А. Хлевов. Краткая история Средних веков: Эпоха, государство, сражения, люди

Более тысячи лет человеческой истории принято называть периодом Средневековья. В это время были совершены Великие географические открытия, началось массовое применения пороха и книгопечатания, сложились многие современные европейские этносы и языки, и даже исторические границы многих государств.

Официально Средневековье «стартовало» в 476 г. В этот год один из военачальников, Одоакр, смещает последнего римского императора Ромула Августула, и отсылает инсигнии власти (внешние знаки могущества) в Константинополь. История Западной римской империи завершилась… Рим превратился в символ – но уже не императорского величия, а духовной столицы христианского мира.

Что же представляло собой классическое Средневековье? Его основой была уникальная общественная система – феодализм, базировавшийся на передачи собственником земли другому лицу при условии несения тем воинской службы (и содержании определенного количества воинов), и соблюдении иерархичности правящего класса. Эта практика получила распространение в эпоху Карла Великого.

Именно его правление и ознаменовало окончание периода Темных веков – уровень грамотности в империи Каролингов повысился настолько, что даже возросла потребность в увеличении числа переписчиков. При этом возросли «тиражи» не только античных философов, но и вполне «современных» сочинений по агрономии и моралистических сентенций. Так началась Средневековая культурная революция, вошедшая в учебники истории под названием каролингское Возрождение.

Но во все времена основной заботой королей и императоров было не просвещение народа, а борьба с непокорными вассалами. В этой борьбе владыкам приходилось идти на крайние меры. Так в 1085-1086 гг. по приказу Вильгельма Завоевателя была создана «Книга Страшного суда». Этот уникальный документ представлял собой перепись всех земельных владений в королевстве с указанием их доходности и владельцев. Красноречивое название книги ссылается на библейский Судный день, когда всем людям должен быть предъявлен полный список их деяний. Теперь подданные должны были отвечать за свои деяния (и имущество) не только перед богом, но и перед королем, своевременно уплачивая подати – поскольку власть короля над населением традиционно выражалась во взимании разного рода поборов…

Одной из характерных особенностей Средневековья была война. С распадом империи Карла Великого в Европе началась череда сражений, мятежей, бунтов и возведения оборонительных сооружений (крепостей и замков). В конце XI века начались крестовые походы — экспансия европейских государств в Азию. При этом сугубо военные мероприятия постепенно сменились колонизаторской деятельностью. Классическое Средневековье началось с крестовых походов и ими же завершилось. Но, не достигнув своей цели, — установления христианского контроля над Святой землей, движение крестоносцев оказало влияние на судьбы самой Европе, которая сильно изменилась благодаря тесному общению с Востоком. Многие из ересей (ставших позже зародышами еванлельско-реформаторского движения) впитали в себя восточную мудрость и древние парадоксы. Крестовые Походы познакомили европейских ученых с трудами арабов. Запад близко ознакомился с целым рядом стран, мало известных ранее; широкое развитие торговых отношений с Востоком дало возможность европейцам проникнуть в такие отдаленные и малоизвестные тогда страны, как Китай и Центральная Азия.

Почему исчезло Средневековье? На месте варварско-римских владений стали образовываться национальные государства, постепенно превращавшиеся в абсолютные монархии. А возвращение «королям статуса верховных правителей всех земель создает принципиально иную политическую и социальную атмосферу, исключающую существование феодальной иерархии…». Но с каждым веком Средневековье все больше и больше очаровывало потомков – рыцарской романтикой, преданиями о Прекрасных дамах и чарующих своими песнями менестрелях.

«Сближение католической церкви и франкских королей завершилось тем, что в благодарность за поддержку папы во время мятежа в Риме на Рождество 800 г. понтифик увенчал Карла императорской короной. Этот беспрецедентный акт символизировал восстановление Империи на Западе.

Несмотря на коренное различие государства франков и Римской империи, историческое значение такого жеста трудно переоценить. Показательно, что Византия признала за Карлом титул базилевса, который носили восточные императоры. Монархи Галисии, Астурии, короли Англии, Шотландии и Ирландии в той или иной форме признавали верховенство Карла Великого над собой.

Он вошел в историю как преобразователь государственного, социального, культурного уклада своего государства. Канцелярия Карла активно занимается законотворческой деятельностью: количество королевских, а потом и императорских капитуляриев многократно увеличивается. Оформляется система графств – крупных административных единиц, управляемых доверенными людьми императора. В новоприсоединенных областях, где еще только предстояло наладить жизнь по франкскому образцу, возникают марки (пограничные графства), возглавляемые маркграфами. Большое значение имела также отправка императорских посланцев на места, чтобы там они следили за исполнением указов.

В эти годы знать концентрирует в своих руках большинство земель. И тысячи безземельных крестьян попадают в зависимость от владельцев угодий. Прежняя общинная собственность выглядит исключением, повсеместно замещаясь частной.

Дальнейшее развитие получает раздача бенефициев в условное владение за военную службу. Именно с эпохой Карла Великого связывают превращение подобной практики в полноценную и многоуровневую феодальную систему – с иерархичной служилой прослойкой из числа тех, кому принадлежала власть, и обеспечивающей ее нужды массой зависимого крестьянства. Позднее историки назовут эту стадию феодализмом.

Время Карла Великого знаменовало окончание в Европе периода Темных веков. Дошедшие до нас в изрядном количестве документы показывают, что уровень грамотности в империи Каролингов повысился, а сама потребность в создании и копировании текстов возросла. Тиражируются античные произведения разнообразной тематики – от агрономических сочинений до трудов философов. Своего рода культурная революция, совершенная Карлом, носит название каролингского Возрождения.

Она сопровождалась не только открытием множества новых школ и увеличением числа интеллектуалов, но и вполне зримыми достижениями. Разворачивается церковное и светское строительство, возникает некое подобие римского двора. Появляется круг выдающихся людей своего времени, среди которых видное место занимал духовник Карла Великого – англосакс Алкуин. Сам император был весьма образованным человеком, говорившим на нескольких языках. Хотя вся его жизнь прошла в войнах, походах и государственных делах, к ее концу он вознамерился научиться писать и читать, но не успел овладеть грамотой. Поэтому, утверждая документы, пользовался трафаретом.

Вместе с тем великая империя располагала крайне примитивным – натуральным – хозяйством. Почти отсутствовала внутренняя торговля, да и пестрый состав подданных не помогал ее развить. Государство Карла – результат завоеваний, а не объективной потребности. Неслучайно под закат жизни императора его указы нередко игнорировались на периферии».


«Выдающийся археолог из Чикаго Уильям Макнилл отмечает не только научные заслуги Мусейона, но и считает, что «Александрийский мусейон Мусейон и Пергамская библиотека представляли собой богатые государственные учреждения, которые управлялись находившимися на жалованье сотрудниками, занимавшимися литературной и научной работой. Почти в каждом эллинистическом городе функционировала определенная система образования, опиравшаяся на общество и работавшая на общественные средства. Более крупные учебные заведения обеспечивались за счет общественных средств, поступавших от податей или пожертвований меценатов. Кроме того, в прошлом образование в той или иной степени было ориентировано на подготовку воинов, которым, в соответствии с греческой традицией, преподавались также литература, философия и риторика. В области литературы была проделана большая работа по редактуре и стандартизации текстов древних авторов, что, в особенности, касается Александрии».

Именно из этого научного центра по всему эллинистическому миру распространилась астрология, которая стала одним из факторов, способствовавших утверждению представления о связи между судьбой человека и небесными сферами. Александрия не была средоточием одной только греческой культуры и учености, а представляла собой среду, в которой происходило столкновение греческих и восточных воззрений. Таким образом, этот город приобрел космополитичный характер, демонстрируя откровенную тягу к восточной мысли. Плодом подобных изменений и интерпретаций греческой и семитской культур стала новая цивилизация, сочетавшая в себе греческие и негреческие культурные элементы, которая получила название эллинистической цивилизации, отличавшейся от сугубо греческой цивилизации. Эллинизм добился господства не только в Александрии и Сирии, но и повсюду в Западной Азии».

Сейед Абутораб Сияхпуш. Бейт ал-хикма. История академии наук на Востоке

Как появилась наука и научное сообщество в виде, уже похожем на современные исследовательские институты? Ученые собирались вместе, работали над переводами античных трактатов, создавали собственные труды. Обсуждение их в кругу коллег имело важное значение, именно так намечались и развивались новые научные направления…

Именно о том, как и где это происходило, повествует труд иранского исследователя, вышедший в свет на русском языке под эгидой Института Востоковедения РАН. Традиция формирования научных сообществ неразрывно связана с Востоком. В центре внимания исследователя — знаменитый Дом мудрости в Багдаде.

Кстати, в Доме мудрости, как и в других подобных сообществах, трудились не только сами ученые, но и нужные для научной работы и сохранения знаний специалисты. Были каллиграфы, живописцы и переплетчики, которые работали над оформлением книг. Имелись библиотекари, которые ведали хранением уже готовой литературы и занимались реставрацией старинных рукописей. Были и мастера, которые изготавливали необходимые для исследований и наблюдений приборы.

Особое значение придавалось искусству перевода. Ведь первоначальную основу для будущего расцвета персидской и арабской науки составили переведенные на соответствующие языки античные трактаты. Собственно, это спасло наследие Древней Греции и Рима от уничтожения и забвения. Впоследствии, благодаря ученым Востока классические труды вернулись в Европу. С ними вместе пришли и новые, уже оригинальные исследования и философские построения ученых из Дома мудрости и других научных сообществ Востока.

«Точность и качество переводов с греческого и сирийского на арабский язык зависели от нескольких факторов: во-первых, от текста оригинала, который, в случае текста на сирийском, был не очень точным и достоверным. Иначе говоря, переводы, которые выполнялись с греческого на сирийский, были слабыми и дословными по причине ограниченности аудитории носителей сирийского языка и отсутствия атмосферы критического изучения. Разумеется, если аудитория малочисленна, то безответственный переводчик не думает о качестве своей работы и не опасается того, что его слабые переводы будут подвергнуты критике. В этом отношении, сирийские переводы имели не так много сильных сторон. Напротив, арабские переводы чаще всего были достаточного высокого и приемлемого качества, потому что имели многочисленную аудиторию, и переводимый текст подлежал проверке, критике и анализу. Еще один момент состоял в большой ёмкости арабского языка, который позволял переводить на него с других языков, в данном случае, с греческого, хотя оба этих языка обладали совершенно разной грамматической структурой. Было весьма трудно и сложно находить словарные эквиваленты и адекватные термины. Поэтому переводчики старались по возможности пользоваться несколькими рукописями. Третий момент состоял в словообразовании и поиске подходящих терминов».


«Великое ассирийское искусство, по преимуществу светское, выразилось в парадных исторических рельефах, украшающих стены царских дворцов. Подданные могли узнать из них о военных походах и охотничьих трофеях правителей. Ассурнасирпал II правил Ассирией с 883 по 859 г. до н.э. Он открывает период ее военного и политического могущества. Этот царь первым стал украшать тронный зал своего дворца рельефными фризами на плитах из алебастра и известняка».

П. Рапелли. Символы власти и великие династии

Ореол власти тысячелетиями зачаровывал людей. Неслучайно владыки могучих держав считались благословенными и избранниками небесами. Это подчеркивалась не только в хрониках, но и рыцарских романах и прочем увлекательном чтиве. Но именно живопись и скульптура ярко, наглядно отражают внутреннюю сущность власти, то к чему стремились, и то, что имели владыки. «Язык власти – это язык ее символов, атрибутов, стереотипов: они дошли до нас из глубины веков почти без изменений». Их происхождение порой трудно проследить, они всегда сопровождают те или иные проявления власти.

Среди персонажей книги: владыка Византии Юстиниан; создатель Священной Римской империи Карл Великий; средневековые государи; правитель Османской империи Сулейман Великолепный; отечественные владыки (Иван Грозный, Петр I, Павел I, Александр I и Николай II).

Символы власти претерпевали изменения вместе с самой властью. «Переход от венца как символа временных полномочий к короне – атрибуту верховной власти был связан с политическими переменами второй половины I в. до н.э., когда честолюбцы типа Помпея и Цезаря узурпируют власть и получают уже не auctoritas (республиканскую должность), а potestas, эмбрион будущей императорской власти». В древней Греции, а позже – и в Риме, венками награждали победителей Олимпийских игр. Римские венки различались в зависимости от проявленной личной доблести. Корона в те времена была символом высшей власти на Востоке, в сатрапиях. Порой само происхождение слова имело «властные корни» — так от слова «венец» происходит название обряда «венчания на царство», т.е. коронации русского царя.

Скипетр происходит от древнегреческого посоха, которым пользовались старики для опоры при ходьбе или пастухи, подгонявшие свое стадо. Пастырский посох олицетворял покровительство по отношению к «пастве верующих».

В Европе скипетр обычно украшался яблоком, символизирующим власть над миром. Не менее характерны другие завершения скипетра – в виде цветка ириса, служившего символом света и очищения, или орла, украшавшего римские скипетры или короткие жезлы военачальников. Твердость и линейная вертикальность сближают скипетр с «мировой осью» и такими предметами, как меч.

Всегда ли правители претендовали на абсолютную власть, приписывая себе божественные функции? После падения Римской империи и нашествия варваров в Европе имидж правителя «не дотягивал» до подлинного величия. При императоре Константине Великом был произведен водораздел между духовной и светской властью. В отличие от своих предшественников — римских императоров-язычников, он не стал понтификом (верховным жрецом, возглавляющим культ), сделав им папу Римского. При этом Константин сохранил лишь светскую власть.

Большинство традиционных символов власти уже стали достоянием истории: трон (возвышение власти), горностай (символ достоинства, чести, правосудия), корона (символ, олицетворяющий успех и превосходство), меч (символ соединения земли и неба).

Но в цивилизованные времена большинство правителей потеряли не только абсолютную власть над своими народами (а следовательно – и моральное превосходство не только над «быдлом» и благородными торговцами), но и ореол избранности. Поэтому последним «живым» символом власти (подобно тому, каким в древности был Александр Македонский) историки называют Наполеона, сумевшего на короткий срок не только возродить имперские традиции, но заставить половину Европы поверить в них.

«Рудольф II. нерешительный и упрямый, нетерпимый и малопригодный для управления государством, Рудольф больше интересовался тайнами вселенной, чем политикой: он верил в полезность эзотерических знаний… Рудольф II считается одним из самых ревностных приверженцев и покровителей оккультизма, алхимии, чернокнижия и астрологии».


«Она была полькой, но осталась в памяти русской царицей. Сохранился приписываемый ей «Дневник», но страниц этого «Дневника» никогда не касалась ее рука. Она имела нескольких мужей, но они на самом деле не были ее мужьями. Она жила в домах, в которых никогда не бывала. Ее смерть связывают с заточением в «Маринкиной башне» Коломенского кремля, но умерла она совсем в другом месте… «Девка-иноземка» из народных песен, обернувшаяся сорокой, она выступает в русских былинах подручницей Змея-Горыныча – а ведь ее небесной покровительницей была Святая Дева Мария! Всего девять дней пробывшая на русском престоле, она в течение девяти лет – с 1605 по 1614 год – находилась в самом центре своей эпохи.

Так кто же она – первая русская императрица или самозванка? Прав ли Пушкин, называвший ее «гордой полячкой», «надменной Мариной»…

У этой исторической героини, названной современным писателем Леонидом Бородиным «царицей Смуты», существует стойкое отрицательное обаяние, изменить которое вряд ли когда-нибудь удастся. Писать о ней трудно. Слишком много штампов приходится преодолевать, оставаясь на почве исторических фактов.

Самый распространенный образ Марины Мнишек – это роскошная фурия, обольстившая сначала самозваного царевича Дмитрия Ивановича и продолжившая в России «темное дело» приведения в католичество доверчивой «москвы» (так поляки звали тогда всех русских). Примерно такую Марину, по виду предтечу Екатерины Великой (в варианте популярного исторического романиста), изобразил классик исторической живописи XIX века А. Шарлемань на известном полотне под названием «Марина Мнишек возбуждает калужан к мести за смерть Тушинского вора». Там матери с малыми детьми убегают от нестерпимого света факела, который держит в своих руках представленная с непокрытой головой и распущенными волосами царица, властным перстом указующая казакам рубить головы изменникам. Хочется сразу предупредить читателя: ничего похожего в попавшей к нему в руки книге не будет. В этом, может быть, слабость исторического исследования, но в этом и его сила: ведь факты значительно прочнее личных пристрастий. Хотя иногда даже факты не в силах разрушить устойчивые мифы.

В чем же тогда состоит смысл настоящей биографии Марины Мнишек? Где тот магический исследовательский ключ, обладая которым только и можно оправдать еще одно обращение к истории одной из самых ярких героинь первой русской Смуты? Думаю, что до сих пор мало задумывались над внутренней эволюцией Марины Мнишек, прошедшей свой путь от Самбора до коронации в Москве и далее, через Ярославль и Тушино, Калугу и Коломну, до крушения всех надежд и трагического конца. Как она переживала свои взлеты и падения? Как относилась к первому и второму самозванцам? Как повлияли на нее рождение «царевича» Ивана и его страшная казнь?»

Вячеслав Козляков. Марина Мнишек

С Мариной Мнишек связано множество мифов и преданий, хотя и исторических документов о ней, отце и «мужьях» до наших дней дошло немало. Когда она была еще совсем юной, был заключен брачный договор в Польше о женитьбе московского царевича Дмитрия Ивановича, по достижении им московского престола, на Марине Мнишек.

В июле 1605 года в Москве состоялась коронация царя Дмитрия Ивановича, а осенью этого же года прибывший в Краков московский посол Афанасий Власьев обращается от царя Дмитрия Ивановича к польскому королю Сигизмунду III с просьбой (переданной устно!) о разрешении на брак с Мариной Мнишек. Через несколько дней проходит обручение (по доверенности) Марины Мнишек с царем Дмитрием Ивановичем в Кракове. Спустя несколько дней появляются подробные инструкции от царя, как следует обращаться с его женой-царицей и как его встречать на территории Российского царства. В апреле следующего года царица уже на границе, в самом начале мая – торжественно въезжает в Москву. Через шесть дней — коронация царицы Марины Мнишек в Успенском соборе в Кремле и свадьба с царем Дмитрием Ивановичем.

Проходит всего девять дней, в Москве вспыхивает восстание. Царь, названный самозванцем, убит, а коронованная царица, лишившись всего, вместе с отцом попадает в плен.

Далее – ссылка в Ярославль, «тушинский вор», рождение сына, уход с атаманом с Иваном Заруцким в Астрахань. Тем временем царские воеводы собирали войска и засылали в город лазутчиков, которые должны были собрать сведения о численности мятежных ратных людей, и про отношения Заруцкого с «Кизылбаши», то есть с Персией. Смутное время закончилось…

«В России к концу Смутного времени все беды связывали с иноземным нашествием. Марина, первой пришедшая из Речи Посполитой, более всех вызывала ненависть. Ее соотечественники тоже прошли своеобразную эволюцию: когда-то они восхищались и завидовали ее судьбе, потом защищали «царицу» в Москве и воевали во имя освобождения дочери сандомирского воеводы из русского плена, а еще позже были готовы разменять ее в Тушине на деньги самозванца или короля.

Сама Марина никого не казнила и не грабила. Даже наоборот, спасала от гибели. Она много размышляла о своем долге (как она его понимала) и следовала внушенным ей с детства христианским добродетелям. Ненависть к ней современников и потомков во многом несправедлива. Эта ненависть основана не на ее личных качествах, а на чем-то другом – на неприятии чужой гордыни, на нарушении привычных устоев. Но все ее преступления лишь воображаемые, а упреки в недостойном поведении не выдерживают критики. Ей нечего приписать, кроме того, что она попыталась занять место в русской истории.

От Самбора до Калуги ее путь прослеживается лишь пунктиром. О дороге же от Коломны до Астрахани можно с уверенностью сказать только одно: это было падение. Вообще, весь ее путь, так ярко начинавшийся в Кракове в обществе короля Сигизмунда III, королевны Анны, канцлера Льва Сапеги, нунция Клавдия Рангони и кардинала Бернарда Мацеевского, напутствовавших ее перед отъездом в Москву, завершался ужасно и поучительно в астраханских степях в окружении каких-то Трени Уса, Верзиги, Истомы Железное Копыто, Борова и Лысого – атаманов волжских казаков. Она пала в самую бездну, в пучину. В этот момент она и ведет себя как загнанный человек, не сдерживая эмоций: рвет зубами на клочки грамоты, запрещает ненавистный колокольный звон, в котором ей чудится всполох московского бунта 17 мая 1606 года, убившего ее надежды. Все, что придумывала себе Марина Мнишек о России и о себе как русской «царице», разбилось о непонимание традиционного в своих основаниях московского общества. Слишком рано она пришла в русскую жизнь, слишком экзотическим цветком оказалась в ней. Поистине «розой в снегах».

Не случайно спустя столетия возникнет перекличка с ее судьбой у ее тезки и «наследницы» по линии страшной ломки судьбы – Марины Цветаевой. «Если бы я писала ее историю, – говорила она, -…то написала бы себя – любящую и себя – мать». Ничего подобного о любой другой русской царице XVII века сказать невозможно.

Очутившись в России, Марина Мнишек пропала, непонятая и отторгнутая людьми и временем. Только в облике колдуньи она стала близкой и понятной своему новому народу, и он тут же заточил ее навеки в Коломенскую башню. Но осталось присутствие Марины Мнишек в русской истории, осталось связанное с нею чувство пережитой трагедии Смуты».


«В противовес общепринятому мнению в настоящее время в мире наблюдается заметное снижение количества войн и вооруженных конфликтов, что в последние десятилетия привело к совершенно беспрецедентному в истории человечества улучшению ситуации в области международной безопасности. С окончанием «холодной войны» отмечалось неизменное сокращение, практически на 60 %, по всем видам вооруженного противоборства. В 2007 г. в мире был зафиксирован самый низкий показатель количества войн за период с 1950 г., а затем и вовсе стал близок к нулю, что сохраняется и по сей день. Межгосударственные военные столкновения практически полностью прекратились с 2003 г., но именно в этот год было осуществлено американское вторжение в Ирак. Количество гражданских войн с начала 1990-х гг. и по настоящее время сократилось, по разным оценкам, на 40–80 %. Данная тенденция сохранялась до самых последних лет. Так, число наиболее кровопролитных гражданских конфликтов неуклонно снижалось: с 12 конфликтов в 2002 г. до восьми — в 2005 г. и двух — в 2008 г. С 2011 по 2016 г. уровень жестокости вновь вырос одновременно с началом гражданской войны в Сирии, самого кровавого конфликта после 1989 г. и снова пошел на спад с заключением перемирия в декабре 2016 г. и началом мирных переговоров под руководством «тройки» — Россия, Турция и Иран. Таким образом, всплеск насилия 2011–2016 гг. не прервал основную тенденцию: мирные соглашения продолжали подписывать в Африке и в других частях света, и их число выросло с шести в 2013 г. до десяти в 2014 г. Казавшиеся безвыходными кризисы, как Сирийский или Колумбийский, например, продвинулись к разрешению. Глобальные военные расходы продолжили тенденцию к уменьшению доли в ВВП. Проявления позитивного мира стали все более частым явлением.

Впервые в истории человечества в самых богатых и густонаселенных регионах планеты — в Европе, в Северной и Южной Америке, а также в Восточной Азии, где проживает свыше 60 % населения земли и сосредоточен приблизительно такой же процент мировых богатств, практически не наблюдается значительных конфликтов, а мир как внутри государств здесь расположенных, так и на межгосударственном уровне с течением времени становится все более прочным. Гражданские войны, считавшиеся прежде одним из самых распространенных бедствий данных регионов, ныне в большей степени характерны для Центральной Африки, Ближнего Востока, Южной и Центральной Азии».

Пино Арлакки. Обман и страх: Миф глобального хаоса

Как изменилась ситуация на Земле в XX веке? Какую роль продолжают играть войны? Выживет ли современный цивилизованный мир, погрязший во множестве конфликтов? В монографии приводятся данные о войнах, геноциде, террористических актах и тенденциях к их сокращению. Автор книги – профессор социологии (ранее занимавший пост заместителя Генерального секретаря ООН), анализирует «великий обман нашего времени» — «идеологию страха». В тексте рассказывается о том, индустрия страха штампует вымышленных монстров смертельных врагов всего цивилизованного мира, и выдающая за смертельные угрозы, нарушающие равновесие, процессы трансформации различных сообществ. Один из разделов книги посвящен традициям Востока, среди которых – пацифизм и непротивление злу насилием, а также – маргинальность войны в истории китайской цивилизации.

Рассматривая нелинейный ход человеческого развития (и апеллируя к И. Канту), лучшие и худшие стороны человеческой природы, Арлакки обращает внимание на динамику войн и конфликтов в прошлом и современности. «Миф Ж.-Ж. Руссо о благородном дикаре был почти полностью развенчан массой опровергающих его археологических находок, а также результатами полевых исследований. Этот миф подразумевает, что лишь с появлением «цивилизации» и сложных обществ война приобрела центральное для человеческого общества значение, распространившись по всей планете и став излюбленным инструментом завоеваний. Исследования первобытных войн показывают, однако, что уровень их частоты, жестокости и разрушительности был чрезвычайно высок». В XX веке именно окончание «холодной войны» и эпохи колониализма (практически исчезнувшей за 30 лет, с 1945 до середины 1970-х гг.) стали причиной резкого сокращения количества войн.

В приложениях приводятся данные, демонстрирующие причинно-следственную связь между миром и экономическим развитием в истории человечества, и данные по наиболее крупномасштабным проявлениям массового насилия. Первое место в списке занимает Вторая мировая война, а второе – Китай режима Мао.

«Британские колонии в Северной Америке как до, так и после независимости захватывали другие нации, безжалостно истребляли народы, населявшие территории, которые попадали в зону их влияния, и вели войны с демократическими странами. Они действовали в духе своего времени, исходя из экспансионистских и империалистических воззрений. Отцы нации Джордж Вашингтон и Бенджамин Франклин рассматривали свою страну как наследницу и продолжательницу дел Британской империи в Новом Свете. Американская исключительность глубоко укоренена в религии и является очередным вариантом европейской империалистической идеологии, в основе которой представления о расовом превосходстве и покорении народов во славу Божью. Концепция «Предначертанной судьбы» не содержит в себе ничего принципиально нового. Были до американцев и другие народы, которые на определенном этапе осознавали свою причастность к выполнению небесного поручения. Теми же понятиями оперировали в своей политической культуре все народы, которыми когда-либо создавались империи. Русские цари, португальские и испанские конкистадоры были также убеждены в том, что их гегемонистские устремления разворачивались по воле Всевышнего. Существовали и светские варианты империализма, в рамках которых экспансионистские планы утверждались законами о прогрессе и эмансипации народов. Первым значимым эпизодом подобного экспорта демократии и современных свобод стала как раз череда наполеоновских нашествий на страны Европы в начале XIX столетия».


«Корпоративное племя» начинается с утверждения, что проблемы, с которыми мы сталкиваемся в организациях, являются одновременно и новыми, и древними; они уникальны и вместе с тем универсальны для человеческого опыта. Взгляните на культуру разных народов мира. Предводители кочевых племен сотни лет управляли сетевыми организациями, где ни у кого не было фиксированного рабочего места. Бесчисленные племена по всему земному шару придумывали, как им осуществить успешные слияния. В Мали люди выяснили, что давать и получать обратную связь проще с помощью юмора. А вождь одного бразильского племени переключается между управлением непрерывностью бизнеса и преобразованиями. По правде говоря, наша человеческая природа подсказывает нам, как решить эти вечные проблемы; мы просто забыли, как справляться с ними в условиях офисов и переговорных…

Тех, кто строит гипотезы о других культурах, глядя на них издалека, часто называют «кабинетными антропологами». Но в начале двадцатого века «настоящие» антропологи покинули свои дома, библиотеки и кабинеты, чтобы подолгу жить среди аборигенов в деревнях и общинах по всему миру. Таким образом ученые надеются изнутри узнать местные привычки и обычаи, лучше понять, каким аборигены видят мир, и более глубоко разобраться в том, как они выражают свое видение с помощью символов, поведения и ритуалов. С 1990-х годов методы, заимствованные из классической культурной антропологи, все чаще применяют к группам людей, живущим ближе к нам. Сегодня антропологические концепции применяются ко всему что угодно от маркетинга и дизайна до медицины и развлечений».

Даниэль Браун, Итске Крамер. Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера

Совершенствуются технические устройства, дома, улицы и города, меняются способы общения. Но в каждом из изменяющихся времен есть свои традиции, в том – унаследованные и отчасти из жизненной мудрости уже превратившиеся в суеверия. Что же регламентирует поведение людей в обществе, в первую очередь – на работе? Авторы предлагают узнать о корпоративном племени, и об изменениях в культуре, происходящих постоянно, но обычно – безо всякого плана и нашего желания.

Рассматривая сложившиеся веками отношения аборигенов, авторы рассказывают о формировании традиционных родственных связей, нейтрализации табу (возможности пересмотреть список табу и отменить недействующие). Рассматривая культуру кочевников, можно отметить, что в их домах на первом месте стоит удобство, а не красота, а для демонстрации своего статуса кочевники демонстрируют сокровища, которые носят и выставляют на видном месте. И, для кочевников, разделенных расстояниями, важны личные встречи, которые проходят оживленно и эмоционально. Именно так и должны проходить встречи членов корпоративного племени, многие в котором работают удаленно вне офиса.

Для кочевников большее значение, чем книжная, имеет устная традиция, рассказываемые истории, предания. Тоже самое относиться и к новичкам в современных организациях – хорошая (и хорошо рассказанная) история более впечатляет и воодушевляет, чем скучное помпезное описание миссии и корпоративных ценностей.

«В Мексике День мертвых посвящен призракам предков. На могилах любимых родственников устраивают пикники. На кладбище приходят целыми семьями, с собой берут торты, украшенные черепами, детей одевают в лучшую одежду. В Мексике, как и в Папуа, как и в культурах по всему миру, как и в организациях, духи и призраки предков требуют внимания.

Призраки предков и другие духи, или, в терминах корпоративной культуры, наследие основателей и уволившихся сотрудников, часто преследуют организации. Они могут оказывать положительное влияние, напоминая сотрудникам о страсти, благодаря которой была создана организация, ее душе, истории. Добрые духи и предки-защитники живут в коридорах организации и служат незаменимым источником вдохновения для сотрудников. С другой стороны, организации, утратившие контакт с духами, например, в процессе слияния или поглощения, могут навсегда потерять свое лицо.

Иногда притаившиеся призраки препятствуют нормальной работе. Например, новый директор пытается вести организацию в новом направлении, но все продолжают говорить о старом директоре. Или менеджеры нового поколения чувствуют себя неспособными принимать независимые решения, потому что старый генеральный директор по-прежнему исполняет роль советника и продолжает регулярно появляться в офисе. Если в честь уволенного сотрудника не устроили прощальную вечеринку, у него нет возможности исправить ошибку, а у коллег — простить его. Сотрудник, нарушивший правила, и неприятные чувства, вызванные его поступком, остаются в памяти людей и в разговорах среди членов группы.

Иногда сотруднику или директору кажется, что кресло, которое он собирается занять, не совсем свободно. Иногда оказывается, что должность, на которую вы с таким энтузиазмом претендовали, вызывает неприязнь у сотрудников. И вы чувствуете, что у вас связаны руки. Вы не можете действовать свободно. В таких случаях необходимо изгнать злых духов. И здесь вступает в игру космология: ритуалы, религия и магия. Никогда не поздно устроить прощальную вечеринку для уволенного сотрудника. Уходящий основатель может передать символический ключ от компании новому генеральному и полностью освободить свой кабинет. Старые логотипы двух объединившихся компаний можно символически сжечь во время праздника компании и затем раздать печенье или пирожные, украшенные новым логотипом.

По всем миру люди почитают, боготворят и боятся призраков и духов предков. Основатели — это предки организации. Они являются движущей силой, формирующей культуру. Они создают первоначальный тотем. Тотемы символизируют энтузиазм, цели или миссию организации, а также мифические истории, ритуалы и установленные нормы.

Макроистория организации через фрактальные модели проявляется на микроуровне. В мышлении, поведении, культурных символах и выражениях. Иногда это происходит в неожиданных местах, посредством действий или событий, которые мы называем повторяющимися процессами.

Призраки или духи предков, основателей, ушедших лидеров или сотрудников иногда играют положительную, связующую роль в организации, но иногда и докучают членам племени. Поэтому они требуют внимания в форме ритуалов. Возможно, в форме историй у костра».


Статья написана 24 декабря 2018 г. 22:38
Размещена также в рубрике «Издательство «Азбука» и в авторской колонке Edred

В декабре 2018 года в серии "Мир приключений" издательства "Азбука" в рамках издания собрания лучших романов Эмилио Сальгари выйдет второй, заключительный том цикла "Антильские пираты". Первый том, в который вошли романы "Черный Корсар", "Королева Карибов" и "Иоланда, дочь Черного Корсара", был издан в конце весны этого года, а во второй том вошли романы "Сын Красного Корсара" и "Последние флибустьеры". Эти романы впервые собрались под одним переплетом и впервые публикуются с лучшими иллюстрациями, созданными художниками начала XX века.



Оформление обложки Валерия Гореликова. Перевод с итальянского Анатолия Москвина. Иллюстрации Альберто делла Валле. Составитель книги Александр Лютиков. 704 страницы. Тираж 3000 экз.




Статья написана 23 декабря 2018 г. 10:41
Размещена также в авторской колонке k2007

Колонка представляет некоторые нефантастические и детские книги — как новинки, так и переиздания.



Переводные издания

Новинки

  1. Бюттнер Нильс «Таинственный Босх: кошмары Средневековья в картинах художника»
  2. Рютер Паскаль «Барракуда forever»
  3. Шон Том «Тарантино. От криминального до омерзительного: все грани режиссера»

Переиздания

  1. «Во всем виновата книга»
  2. Майн Рид Томас «В дебрях Южной Африки»
  3. Манро Элис «Дороже самой жизни»
  4. Сакс Оливер «Музыкофилия»
  5. Сальгари Эмилио «Сын Красного Корсара. Последние флибустьеры»
  6. Флэгг Фэнни «Рождество и красный кардинал»
  7. Шмитт Эрик-Эмманюэль «Оскар и Розовая Дама»
  8. Янссон Туве «Невидимая девочка и другие истории»

Русскоязычные издания

Новинки

  1. Вакуленко Василий (Баста) «Приключения летучей мышки Бэллы, которая спала головой вверх»
  2. Веллер Михаил «Звон теней»
  3. Кучерская Майя «Библия для детей. Евангельские рассказы»
  4. Лекух Дмитрий «Мы к вам приедем»
  5. Лекух Дмитрий «Далёкие звёзды Севера»

Переиздания

  1. Астафьев Виктор «Прокляты и убиты»
  2. Карамзин Николай «Бедная Лиза»
  3. Сорокин Владимир «Капитал»





Статья написана 21 декабря 2018 г. 18:36
Размещена также в рубриках «Новинки и планы издательств», «Издательство «Азбука» и в авторской колонке AkihitoKonnichi

«Последние джедаи» в жанрах чистых фантастики и фэнтези уступают место в этом и грядущих анонсах авторам больших романов и большим авторам, для кого любые жанры по силам. Первый автор сегодняшнего анонса в будущем году подставит плечо Колин Маккалоу, чей цикл «Владыки Рима» в превосходном переиздании в серии «The Big Book. Исторический роман» весьма тепло принят читателями. Вы хотите больше Древнего Рима? Подброшенная монета выпала счастливой стороной.




Следующий анонс – в понедельник. Извилистой тропкой, настоящим лабиринтом он уведёт от будней в атмосферу близящегося католического Рождества. Останется несколько дней до двух по-настоящему больших объявлений.




Статья написана 20 декабря 2018 г. 11:59
Размещена также в рубрике «Новинки и планы издательств» и в авторской колонке vvladimirsky

И, пожалуй, последняя важная новость в уходящем году.

Я категорически против того, чтобы говорить «гоп», пока не перепрыгнешь — но вот, кажется, почти перепрыгнули, ттт. Теперь об этом можно сказать вслух.

В 2019 году вместе с питерским издательством «Аураинфо & Группа МИД» запускаем новую серию – «Лезвие бритвы», авторские книги критики-публицистики о фантастике в широком смысле слова. Первые два макета («Hiperfiction» Марии Галиной и «Координаты фантастики» Сергея Шикарева) готовы, обложки готовы, на днях отправляю в типографию и держу кулачки за печатников, чтобы в январе получить тираж. Подробности – под катом. А о книжках подробнее после праздника расскажу.




Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 209  210  211




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 306

⇑ Наверх