Юбилеи и памятные даты ФиФ


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Юбилеи и памятные даты ФиФ» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Юбилеи и памятные даты ФиФ


Дни  рождения писателей, да и всех, имеющих отношение к жанрам ФиФ. Памятные даты в истории фантастической литературы.

Модераторы рубрики: Мэлькор

Авторы рубрики: Мэлькор, Petro Gulak, WiNchiK, Кечуа, sham, Kons, medvmai, Vladimir Puziy, С.Соболев, Календула, volga, Mitson, Sprinsky, Ny, Кел-кор



Статья написана 25 июня 2015 г. 03:49

Клод Сеньоль

Клод Сеньоль, родившийся 25 июня 1917 года (его предки по отцовской линии были родом из Салиньяка, стало быть, и сам он является потомком Антуана Шодрю де Рейналя, «нотариуса и консула»), с самого детства и всех своих начинаниях был движим одним: неутомимой любознательностью. Любовь к доисторическим пещерам родного края свела его, тогда еще 16-летнего юношу, с аббатом Брёем, который снабдил Клода рекомендациями, необходимыми для вступления во Французское доисторическое общество. Сейчас, в свои 98 лет, он является старейшим членом ФДО.

Из плодотворной деятельности Сеньоля родился огромный труд, поскольку он отмечал несколькими произведениями каждую из исследуемых дисциплин: путешествия, пропитанные авантюрным духом, или же этнографические исследования во всех французских провинциях, под руководством Арнольда Ван Геннепа. Будучи автором фантастических новелл и романов, он по праву считается одним из мэтров фантастики, признанным не только на его родине, во Франции, но и за рубежом.

Клод Сеньоль, будущий рассказчик и мэтр фантастики

Самые различные ископаемые, кремень, древние монеты из года в год украшают его личный музей, результат того микроба, lithos которого он подцепил когда-то, микроба камня.  

«Непонятная страсть связывает меня с камнями, которые я люблю как за их твердость, так и за их чувствительность, за их секреты».

Малыш быстро пристрастился к звукам легенд, рассказываемых его бабушкой Мари Одбер, к тайнам прошлого. Именно бабушка ввела его в новый край тьмы, новых берегов страха, где полновластно правит Дьявол.

По решению отца, в девятилетнем возрасте Клод вынужден оставить родные края, населенные деревнями и тайнами, и переехать в столицу. Однако lithos уже укоренился в нем и теперь неизменно растет, с каждым днем все больше и больше проникая в его душу. Едва Клоду исполняется двенадцать, как его родители переезжают в Шатне-Малабри (департамент Сены); природа, деревня зовут Клода, непреодолимо влекут к его страсти и судьбе. Неутомимо продолжая свои исследования, он находит и раскапывает столь дорогие его сердцу пережитки былых времен, старые камни, не забывая и об учебе в лицее Лаканаль.  

Именно тогда Клода замечает его преподаватель истории г-н Пантье, такая же жертва этого загадочного Lithos, как и сам Клод, — он-то и помогает юноше уже окончательно встать на путь археологии.

«Он вложил мне в руки лопату и кирку, отправив копать землю, вместо того, чтобы вынуждать его тратить на меня свое время, объясняя историю Франции».

Эта жажда свободы положит конец учебе Клода, дав рождение его первой книге, посвященной раскопкам в Шатне и Плесси-Робинсоне, но ничуть не помешает ему слушать старших товарищей из Французского доисторического общества, например, все того же аббата Анри Брёя из Института Армана Вире, бесстрашного исследователя морских глубин.

«Раскопки в Робинсоне» выйдут в свет в 1937 году (переиздание в 1945).

* * *

Сам Клод Сеньоль,  закрывая главу своего детства, вспоминает такую забавную историю:

«Мне было девять, когда, в Дузенаке, что в Коррезе, кто-то впервые указал мне на эту зарождающуюся страсть… Ситуация вышла довольно-таки комичной, немало позабавив гостей той свадьбы какого-то нашего дальнего родственника, на которую мы были приглашены (…) была там одна славная, уже порядком увядшая женщина, полупастушка, полузнахарка: сказительница комплиментов на старый манер и холодная шутница с натянутой улыбкой (…)

Степенно взяв обе мои руки в свои, она смерила их долгим, изучающим взглядом, затем обследовала мой затылок, поскребла его кончиками своих жестких пальцев, острых, как зубцы крюка для выпалывания травы, и потом, в тягостной тишине, серьезно объявила: «Ты, малыш, когда-нибудь станешь ученым, сведущим в древних камнях и древних людских знаниях… Ты будешь питаться предметами из прошлого и все тем, что совершенно безвозмездно упадет тебе в руки… Все будет так, как я и сказала!.. (…) старушка не ошиблась, и сегодня, спустя столь лет, я помню эту сцену так, будто она происходила лишь этим утром…»

* * *

Определяющая встреча

Эта страсть и частые посещения коридоров Французского археологического общества привели к встрече с Арнольдом Ван Геннепом, великим фольклористом, катализатором тысяч знаний, который вскоре взял Клода под свое покровительственное крыло и называл не иначе, как своим «племянником». Ван Геннеп внушил своему юному протеже другую страсть – фольклор.

«Прекрасно, вы собираете доисторические камни, но эти камни ждут там 3000, а то и все 10000 лет. Когда-нибудь их так или иначе найдут, они могут подождать еще лет 50 или 100. И напротив, что больше ждать уже не может, так это знания и традиции наших деревень».

Так, следуя рекомендациям и советам мэтра, Клод Сеньоль и его брат Жак решили спасти эти знания от вечного забвения. По примеру Жерара де Нерваля, ста годами ранее отправившегося изучать регион Валуа, первое свое исследование они проведут в Юрепуа. В течение двух лет, пятнадцати- и шестнадцатилетний парни на велосипедах будут объезжать все тамошние деревни, расспрашивая местных жителей о все еще бытующих или сохранившихся в людской памяти обычаях и нравах.

Не только народные предания, связанные с рождением, женитьбой, похоронами, наиболее значительными праздниками, вроде праздника святого Жана или Сретения, но и суеверия, заговоры знахарей и ведьмаков будут тем самым спасены от забвения, чтобы оказаться увековеченными на страницах «Фольклора Юрепуа», первой книги длинной серии, посвященной фольклору. После Себийо и Ван Геннепа, Клод Сеньоль подхватит факел и станет памятью уже вставших на путь исчезновения народных преданий.

После ужасной войны 39-45 гг., когда повсюду царили голод и смерть, периода, который окажет на Сеньоля сильнейшее влияние и различные аспекты которого он опишет в «Gueule» (1959), он издаст свой первый роман, «Круг чародеев», историю колдовства, которую автор переделает, после того как разбросает последние двести экземпляров книги вдоль чертова болота Жорж Санд в Берри, оставшись недовольным фольклорным тоном книги, «поглощающим», как ему покажется, все прочее.

***

Касательно Жорж Санд Клод Сеньоль говорит следующее:

«У меня была косвенная связь с Жорж Санд. Конечно, саму Жорж Санд мне целовать не доводилось, но довелось поцеловать ее внучку Аврору. Я познакомился с ней в Ноане, лет пятьдесят назад, она была уже в возрасте. Я приезжал к ней для того, чтобы она написала предисловие к одной книге, которую я написал о Берри. Она показала мне кровать своей бабки и сказала: «Когда я была маленькой девочкой, моя бабушка брала меня на руки и целовала здесь, на этой кровати, в час завтрака. Как подумаю, что здесь же она страстно целовала Мюссе и Шопена, то косвенно ощущаю их прикосновение…»

И я тут же пожелал продлить этот контакт с волшебным прошлым. Прежде чем уйти, там же, возле этой волшебной кровати, я поцеловал Аврору двумя легкими почтительными поцелуями, которые она приняла, возвратив их мне. Я вышел от нее немного не в себе. Я подобрал эти два поцелуя, словно два реликта, происходящие от этой женщины, которая и сама была плотским реликтом Жорж Санд.

На этом история не заканчивается. Как-то раз одна из моих любовниц сказала мне: «С тех самых пор, как ты мне рассказываешь эту историю и покрываешь меня сотнями поцелуев, я мечтаю о том, чтобы получить хотя бы один на могиле Шопена». Пришлось нам отправиться на кладбище Пер-Лашез, и пока мы стояли там у могилы этого знаменитейшего человека, подошла группа девочек, нет, скорее целый букет молодых девушек, щебечущих, одетых в цветастые платья. Это были польки! Небольшая группка пестрых птичек, слетевшихся на могилу Шопена. Моя подруга сказала, что я должен рассказать им эту историю. И вот, я ее рассказываю и добавляю: «Так с тех пор я и ношу на своих губах немного того, что вполне может оказаться слюною Шопена!» И я перецеловал весь этот вольер. Они убежали в полном восторге. Два года спустя одна из этих девушек прислала мне письмо, в котором говорилось: «Я самая уважаемая из учительниц Кракова, так как раз в год я награждаю лучших учеников подлинным поцелуем Шопена; тем самым, который вы были так любезны мне доверить».

***

Восторженный поклонник Стивенсона, Клод Сеньоль решает проехаться по тому же маршруту, но не на осле, а на велосипеде. В течение десяти лет он будет собирать народные предания Гара, Эро и Лозера, чтобы издать в 1960 г. «Фольклор Лангедока». 1963 год станет годом фольклора Прованса и, наконец, 1969-й – годом преданий Берри. В этом долгом труде, где Сеньоль обрабатывает грубый, неотделанный язык деревень, он сам является персонажем, который никогда не покидал его во мраке, — могущественным дьявольским монархом. Этот последний отметит в 1959 году своим сабо его книгу о «Дьяволе в народных преданиях», этюд, посвященный провинции Гийенна, чтобы всецело овладеть наконец в 1964 году «Евангелиями от Дьявола», воспроизводящими панораму инфернального мира в соответствии с французскими народными повериями.

Клод Сеньоль сегодня

«Я не писал на протяжении десяти лет, так как хотел глубже узнать личную жизнь величайших людей. Узнать, как они писали, прикоснуться к ним пальцем, как я прикасался к следу, оставленному мулом Сен-Мартена, говоря себе: «Ах!.. Если бы я мог унести его с собой...»

Но еще и потому, что я не находил уже крестьян, способных удовлетворить мое любопытство, я принялся коллекционировать автографы: письма Вольтера, Руссо, Бодлера, Стендаля и многих других…

За 10 лет моей жизни я собрал более 50.000 автографов, которые ранжированы в 1300 томов, классифицированных в алфавитном порядке, и эта коллекция представляет все сферы, в которых можно найти авторские рукописи: историю, народные предания, путешествия, изящные искусства, музыку, литературу.

Это очень сильный сенсорный опыт: я в буквальном смысле прикасаюсь пальцем к тому или иному человеку или эпохе, просто представив, что я состою в близких отношениях со всем этим.

Это в то же время и настоящий источник воображаемого, который может стать предметом десятков книг.

На их написание ушло бы несколько жизней. Впрочем, сама история приобретения некоторых из этих документов — уже сказка!»

1998 год. За свою деятельность новеллиста и этнографа Клод Сеньоль (слева от него – сын Патрик, справа – дочь Мари-Ноэль) получает крест кавалера Национального ордена «За заслуги».

Произведение его дочери Мари-Ноэль Сеньоль, «Мальчик с пляжа. Тропическая иллюзия» (Изд-во «Kailash»).

Время размышлений для спасителя традиций.

1967 г. Клод Сеньоль в гостях у Эрика Лосфельда в парижском «Terrain Vague».

1958 г. На острове Санторини, в Эгейском море, между двумя землетрясениями.

Клод Сеньоль в 1945 году во время своего открытия в местности под названием «Le Maublat», Монтюрё-сюр-Саон (Вогезы).

Клод Сеньоль, искатель странностей, спаситель традиций и мэтр фантастики  в 1963 г.

1992 г. «Сентиментальная библиографическая прогулка в страну Клода Сеньоля» («Библиотека девяти музеев» Алена Николя). Библиография Сеньоля, состоящая исключительно из первых изданий.

1985 г. Вилли Лассанс, «Касательно Клода Сеньоля и прочих» (Издания «Дриады»).

«…никогда не следует пробуждать легенды». Изд-во «Les Silènes», Париж 1993 г. Предисловие Клода Сеньоля.

  1. «Предпоследнее и последнее путешествия Жана Рэя», (Брюссель, 1964 г.)

  2. «Отдано на хранение в качестве предисловия» (Париж, «Гран Альбер», 1965)

  3. «Мой друг Томас» (в память о Томасе Оуэне) (Брюссель, 1966 г.)

Клодин Бреле и Клод Сеньоль. (Фото Евы Ротгольд, г. Париж) (Сен-Манде, июнь 1973 г.)

Клод Сеньоль и Блез Сандрар (Сен-Сеган, август 1949 г.)

Лоуренс Даррелл и Клод Сеньоль.

Клод Сеньоль с одной из своих биографов, Мари-Шарлоттой Дельма.

Сеньоль и его приятель Гомер (муляж работы Шопена).

Сеньоль любуется Гомером.

С Полем Факетти, фотографом-галеристом, выставлявшем работы известных художников 1950-1980-х гг.

На Ибице, в минуту жажды.

Материал подготовил: apin74.


Статья написана 9 июля 2012 г. 16:50



Сегодня же, 9 июля, исполняется 68 лет знаменитому писателю Глену Куку.

Cвой первый рассказ он написал уже в седьмом классе. Рассказ назывался «The Hawk» и повествовал о событиях столь любимой американцами Гражданской войны.

В конце 60-х Глен Кук подал заявку на участие в Кларионском писательском семинаре, который представлял собой шестинедельный курс для начинающих писателей-фантастов. К своему неописуемому удивлению он был тут же принят. Кук участвовал в Кларионских семинарах два года подряд — в 1969 и 1970 годах. Это обучение оказалось весьма полезным, и в том же 1970 году Куку удалось опубликовать свой первый профессиональный рассказ — «Silverheels».

В 1982 году Глен Кук решил обратиться к научной фантастике. Сам он отмечал, что «научная фантастика — это чаще всего замаскированная фэнтези» и, написав роман «Теневая линия» наглядно это всем продемонстрировал.

Наступает 1984 год. На счету Глена Кука уже порядочное число хороших романов, но именно написание «Хроники Черного Отряда» сделало его знаменитым.

Глен Кук продолжает писательскую карьеру и в его планах на ближайшее время стоят как минимум четыре романа: "A Pitiless Rain"; "Port of Shadows"; "Wicked Bronze Ambition"; "Working the Gods' Mischief".

Поздравляем с Днем Рождения!


Статья написана 9 июля 2012 г. 16:29
 Именинник

Сегодня, 9 июля, исполняется 67 лет знаменитому американскому писателю Дину Кунцу. C чем мы его и поздравляем!
Кратко можем сказать об имениннике, что он всегда мечтал о писательской карьере и начал свои первые шаги в этом направлении, с произведений традиционной научной фантастики.

Лучшим научно-фантастическим произведением Кунца считает, до сих пор не переведенный на русский язык, роман «Кошмарное путешествие» / Nightmare Journey 1975 года, в котором Земля далекого будущего — радиоактивный и населенный мутантами мир после катастрофы превращается в угрюмую «тюрьму» для человечества, вытесненного со звезд неким высшим космическим Разумом.

Из-под его пера вышли десятки увлекательнейших романов, переведенных на 38 языков, ставших бестселлерами во многих странах мира. Среди них наиболее известны: «Ангелы-хранители», «Нехорошее место», «Холодный огонь», «Логово», «Полночь», «Фантомы».





  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 79

⇑ Наверх