Как издавали фантастику


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Как издавали фантастику» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Как издавали фантастику


Дорогие друзья!

Предлагаем вашему вниманию рубрику, в которой мы попытаемся поговорить о том, как издают фантастику.

Мы приглашаем к участию в рубрике всех тех, у кого есть желание рассказать об изданиях своего любимого автора, необычно оформленных книгах, знаменитых и не очень сериях, дизайнерских решениях и удачных находках, шрифтах, титулах, журнальных иллюстрациях, ляссе и далее до бесконечности.

Никаких ограничений по времени и пространству нет. Единственное пожелание: ваша статья обязательно должна содержать иллюстрации, потому как лучше один раз увидеть, чем сто раз прочесть.

Администрация сайта надеется, что фантлабовцам есть что сказать. Так давайте же сделаем рубрику познавательной и интересной!

Модераторы рубрики: sham, vad

Авторы рубрики: Волочара121, Стронций 88, Igor_k, Edred, Karavaev, Dark Andrew, тессилуч, silent-gluk, VitP, bvi, discoursf, Jaelse, С.Соболев, Vladimir Puziy, Gelena, Pirx, isaev, e-Pluto, Wladdimir, NataBold, монтажник 21, марко, mskorotkov, Толкователь



Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 101  102  103

Статья написана 19 ноября 06:47
Размещена также в авторской колонке Wladdimir

5. В рубрике «Библиофил – Киноман» напечатана статья Томаша Матковского “Artysta i śmierć” о французском писателе, художнике-сюрреалисте, драматурге, актере Ролане Топоре.

ХУДОЖНИК и СМЕРТЬ

«Вначале острый, пронзительный, пискливый смех – долгий, замирающий, чтобы тут же прозвучать снова. Обманчиво напоминающий смех развеселившегося нетопыря, а может быть – вампира. Затем, в окружении толпы фоторепортеров, женщин и девушек с цветами, молодых людей, жаждущих получить автограф, и попросту зевак, появляется низенький, широконький и кругленький человечек с огромной сигарой в зубах. Он то и дело вынимает сигару изо рта, чтобы разразиться странным нетопырьим смехом-писком. Глаза веселые, большие, немного на выкате, словно у жабы, и с интересом осматриваются по сторонам. Толпа на перроне растет, звучат приветствия, сверкают фотовспышки, стрекочут телекамеры. Таким я впервые вживую увидел Ролана Топора, когда он вышел из вагона поезда на варшавском вокзале. Он приехал в апреле 1996 года к открытию выставки его плакатов и на премьеру своего спектакля “Зима под столом”. Годом позже его не стало.

Кем он был, а точнее – кто он есть, ведь его произведения живут и будут жить? Ролан Топор – мастер черного юмора, прекрасный рисовальщик, писатель, автор ряда повестей и романов, экранизированных известными кинорежиссерами, рассказов, переведенных на десятки языков мира, пьес, поставленных на театральных сценах во многих странах, и бесчисленных юмористических рисунков, напечатанных во многих журналах.

Поляк по происхождению (с еврейской родословной) со звучной фамилией Топор. Его родители, словно предчувствуя, что в Польше они обречены на погибель, эмигрировали во Францию перед самой войной. Все остальные родственники погибли. Во Франции маленький Ролан пережил немецкую оккупацию в деревне. С тех пор он ненавидит деревню, луга, леса и вообще природу. Его стихия – город, движение, толпа, парижские кафе, в которых он просиживает часами. Это яркая и известная личность. Известная прежде всего весьма специфическим черным юмором. Его творчество -- как изобразительное, так и литературное -- буквально сочится кровью. Оно исполнено жестокости.

И вместе с тем это не жестокость ради жестокости. Это скорее жестокость-провокация, выволакивание на дневной свет того, о чем мы не хотим без нужды говорить: смерть, мучения, разложение, увядание, бессмысленность нашего существования. Если бы мы об этом думали, то в конце концов очутились бы в психиатрической лечебнице. Топор делает это за нас, он живет со смертью, осваивает ее, описывает на разные лады, превращает свои свидания с нею в смешарики: игрушки, забавлялки, написанные и нарисованные диковинки -- и каким-то образом проскальзывает мимо врат психушки. Его острые блюда были бы несъедобными, и он сам бы, наверное, помер бы, их накушавшись, если бы не вездесущая приправа – юмор. Юмор и страдание. Это замечательное сочетание, только таким образом и можно проглотить ту дозу пессимизма, которую всаживает в нас этот странный провожатый по континентам мрака. Шутливая смерть – это самое то, что надо. Что вы скажете о таком вот примерчике? Место действия – горы. Сошедшая лавина заперла трех альпинистов на скальной полке, у одного из них отморожена нога. Сильный ветер, метель, помощи ждать не приходится. Спустя несколько дней – жуткий, чудовищный голод. Двое здоровых альпинистов предлагают окалеченному совместно съесть его отмороженную ногу – ведь ему она уже не пригодится, а может спасти всю троицу! Хозяин конечности поначалу сопротивляется, но затем уступает нажиму. Они карандашиком размечают ногу на порции, чтобы подольше хватило, и каждый день отрезают по одному кусочку на троих. Тем временем хозяин конечности, плюнув на лояльность, втихомолку выедает дальнейшие порции мороженого мяса и, разумеется, он-то и выживает единственный из троих. Рассказ называется «Горный шницель». Здóрово? Может быть да, может быть нет. Наверняка можно сказать лишь то, что людям без чувства юмора, без полета фантазии, делать в стране Топора нечего. Топор известен среди интеллектуалов всего мира и вместе с тем совершенно не известен так называемой широкой публике. Как-то однажды репортер французского телевидения шутки ради ловил прохожих перед домом Топора в Париже и спрашивал у них, знают ли они, кто в этом доме живет? Ни один из опрошенных не ответил на этот вопрос утвердительно.

У нас, в Польше, мы познакомились с ним поначалу благодаря его рисункам, которые в свое время часто печатал журнал “Przekrój”, затем благодаря рассказам.

Том рассказов «Cztery róże dla Lucienne/Четыре розы для Люсьен» издало на газетной бумаге в 1985 году “Wydawnictwo Literackie” – у меня самого лежит дома совершенно зачитанный, распадающийся на части экземпляр.

Учительница из Гданьска как-то рассказывала мне, что ее ученики вырывают друг у друга из рук старые экземпляры «Четырех роз», зачитываются ими и используют цитаты оттуда в непринужденном разговоре – так некогда любители фильма «Касабланка» перебрасывались между собой репликами Хэмпфри Богарта.

Издали у нас и роман «Chimeryczny lokator/Химерический жилец» (1980) – странное произведение о молодом человеке, который въезжает в банальный скромный кирпичный дом и постепенно обнаруживает, что этот дом – ловушка, захватывающая новых жильцов подобно тому, как известное экзотическое растение ловит мух; только эта ловушка – интеллектуальная западня, жертвы которой погибают, захлестываясь сильными чувствами.

Книгу прекрасно экранизировал Роман Полянский в содружестве со Свеном Никвистом – одним из величайших операторов современного кино.

В последнее время у нас напечатали и другие книги Топора (“Cafe Panika. Historyjki taksówkowe/Кафе “Паника”. Таксистские побасенки”, 1995; “Trzy dramaty paniczne/Три панические драмы”, 1995;

“Najpiękniejsza para piersi na świecie/Прекраснейшая в мире пара грудей”, 1995; “Księżniczka Angina/Принцесса Ангина”, 1996),

а телевидение показало замечательную экранизацию пьесы “Zima pod stolem/Зима под столом” со Збигневом Замаховским в главной роли. Топор вошел в моду, а его пребывание в Польше стало чем-то вроде триумфального марша – интервью, встречи с поклонниками, празднества.

И вот, как бы в предчувствии того, что надо его увековечить, поскольку потом будет поздно, я предлагаю Институту Франции (Французскому институту) воспользоваться приездом Топора в Варшаву и провести с ним фотосессию, материал которой можно будет оформить в виде выставки. И получаю согласие. Мне предоставляют возможность провести с ним несколько часов вдали от суеты, журналистов и фоторепортеров с лампами-вспышками. Для проведения сессии я предлагаю ему поначалу парк возле Военного музея, где хватает разных странных, жутковатых экспонатов – он не соглашается, ему не нравится этот мой замысел. Я не хочу тащить его в студию, настаиваю на пленэре. Наконец мы выбираем для съемки тротуар перед Кафе литераторов и сад за особнячком, в котором располагаются Союз архитекторов и один из лучших варшавских ресторанов. Если кому-то приходит в голову догадка, что выбор пал на это место потому, что оттуда до разных хороших спиртных напитков рукой подать, – эта догадка правильная. Ролан любит себя потешить: огромная сигара, коньяк, шампанское – неразлучные его атрибуты. Атрибутом является также фломастер, с которым он не расстается и которым рисует, пока готовится съемка, автографы своим поклонникам. Владелица ресторана получает замечательную картинку – наполовину цветную, раскрашенную тем, что было под руками: остатками еды и выжатым из использованного заварочного мешочка чаем.

Топор позирует умело – как профессиональная фотомодель или опытный актер (впрочем, он снимался в кино – и чего он только ни делал!). Он принимает живейшее участие в сессии, по собственной инициативе принимает самые разнообразные позы. В результате рождается образ романтичного, тонкого, исполненного мягкой меланхолии человека. Ни на одном из снимков нет ничего похожего на кровожадного изверга, каким мы могли бы представить себе автора столь ужасающих произведений. Насколько далеко простирается деликатность, тактичность и мягкость этого человека иллюстрирует тот факт, что в конце сессии он спрашивает у меня, не обиделся ли я на него из-за отказа сниматься в том парке со старыми пушками. Я отвечаю, что не только обиделся, но и пришел в ярость – и мы оба покатываемся с хохоту. Ролан иллюстрирует мою мнимую ярость: стучит кулаком по столу, пинает ногой соседнее кресло. И вновь звучит странный смех – словно стая нетопырей пролетела над садом Дома архитекторов. Таким я его запомнил. Смерть была к нему милостива, словно хотела отблагодарить его за то, что он посвятил ей столько своего внимания. Избавила человека от болезней, страданий, увечности, долгой и мучительной старости. Забрала его в расцвете сил, прямиком со светского приема, на котором он ел, пил и курил свои любимые сигары. Ролан Топор попросту потерял сознание в какой-то из моментов этого приема. И в себя уже не пришел – через несколько дней умер».


Статья написана 19 ноября 04:54
Размещена также в авторской колонке тессилуч

Думаю, что с переводными фантастическими произведениями столкнулся впервые в 1958 году. Это были сказки Перро, бр. Гримм и Андерсена. Настоящая НФ это конечно- Э Гамильтон "Невероятный мир" (ЮТ №1 1956), а первый мой переводчик Зинаида Бобырь. Эта женщина была увлеченной фантастикой советской переводчицей и начала переводить её с английского и французского ещё во время ВОВ (Ж Верн, Р Хайнлайн и др.). Также она перевела полностью Толкина. https://fantlab.ru/edition20679

С английского, польского и японского переводили и советские писатели-фантасты А и Б Стругацкие ( Д Уиндем "День триффидов", Акутагава "В стране водяных",

Абэ Кобо "Четвертый ледниковый период"), И Можейко ( Г Грин "Наёмный убийца") https://fantlab.ru/edition191519

А Громова ( С Лем "Непобедимый"), М Пухов ( Л Кэролл "Охота на Снарка"), Ал. Щербаков (Е Жулавский "Победоносец") и др.

Есть ещё много современных переводчиков НФ на русский, но эти для меня наиболее близки.:-)




Статья написана 30 октября 07:06
Размещена также в авторской колонке тессилуч

Литературовед специализировавшийся на приключениях и фантастике. По биографиям авторов приключенческих произведений написаны отличные книги, которые неоднократно переиздавались.

https://fantlab.ru/edition64490

Развитие сюжетов повестей о Ж Верне и А Дюма позволило создать тома серии "Жизнь замечательный людей"

Участвовал автор в создании интересной под-серии "Мягкая рамка" (Детгиз 1943-1948 гг)




Файлы: IMG_5090[1].JPG (4045 Кб)
Статья написана 26 октября 06:24
Размещена также в авторской колонке тессилуч

Встретил этого автора — библиографа аж в 1959 году, когда прочитал в журналах ЮТ за 1957-58 годы его статьи для школьников "В мире мечты" о фантастической литературе.

Оказалось, что им в соавторстве написан сценарий художественно-документального фильма "Дорога к звездам" (1959 г). Этот фильм посмотрел в кино. В журнале "Наука и жизнь" в 1963 году опубликовали обзор н-ф фильмов о космосе.

https://fantlab.ru/film4852

Затем были журналы "Искатель" в которых он писал предисловия в рубрике "Листая старые страницы" и публиковал популярные статьи с фантастическим уклоном. Купил ещё вот такую книжечку.

https://fantlab.ru/edition109460

Печатался в журналах "Наука и жизнь", "Знание-сила" и "Техника-молодежи"

https://detectivebooks.ru/img/book/m/?src...

Он также составил первый сборник изд. Молодая Гвардия "Невидимый свет" (1959 год).

Затем было составлено С/С А Беляева (1963-64 годов) с библиографией. Примерно в это же время взял в библиотеке его книгу "Мечте навстречу" (1957 г).

В 1960 году в том же издательстве вышла книга "По следам Жюля Верна".

https://fantlab.ru/edition49720

Также в альманахах "Мир приключений" он размещал библиографические обзоры книг вышедших за год, а в сборниках "На суше и на море" научно-популярные статьи.

https://fantlab.ru/edition45390

В 1967 году вышла его монография "Александр Беляев".

https://data.fantlab.ru/images/editions/p...

И главной его книгой был обзор отечественной фантастики "В мире мечты" с книжной библиографией начиная с 1958 года.

Уже посмертно она была дополнена и переиздана в 1975 году по названием в "В мире фантастики".

В ежегодниках "Фантастика-" постепенно размещалась библиография НФ, которую он смог составить после ВОВ.

https://fantlab.ru/edition6542

Ляпунов писал статьи и очерки и для журнала "Уральский следопыт".

Для меня его библиографии вместе с "Бугровскими" являлись до 1995 года своеобразным информаторием советской научной фантастики.

Ляпуновым написано несколько научно-популярных книг о космических полетах.

Приложение: Иллюстрация Н.Гришина из научно-популярной книги "Открытие мира".

http://booksonline.com.ua/pic/6/3/7/3/4/l...


Статья написана 18 октября 05:14
Размещена также в авторской колонке тессилуч

Челябинская область наполовину уходит в Великую Азиатско-Европейскую Степь. Поэтому всегда имела близкие связи с Казахстаном и Средней Азией. Недаром на гербе города имеется верблюд-к нам доходили караваны из Персии и Китая.

Поэтому в Челябинск частенько попадали книги изданные в Казахстане, Киргизии и Узбекистане. Некоторые были фантастикой.

В этих республиках издавалось довольно много классической фантастики на русском языке. Например одними из первых НФ книг у меня были "Победители недр-Изгнание владыки" Г Адамова переизданная в Киргизии.

https://fantlab.ru/edition5014

"Земля Санникова" В Обручева переизданная в Алма-Ате (1955 г)

https://fantlab.ru/edition126960

"Человек-луч" (Ёш гвардия) М Лященко

https://fantlab.ru/edition97951

и "Клодиус Бомбарнак" Ж Верна изданная в Ташкенте.

Потом познакомился с писателем-фантастом из Алма-Аты В. Ванюшиным "Желтое облако" (1964 г)

и прочитал книгу Э Зорина "Следы ведут в Караташ" (1965 г) изданную в Ташкенте.

https://fantlab.ru/edition60021

Выходила в Киргизии и такая книга, но я о ней узнал только из серии "Фантастический раритет".

https://fantlab.ru/edition55000

Затем фантастику начали писать и издавать книги местные национальные писатели Ш Алимбаев, С Ахметов, Н Гацунаев, Т Малик и др.

https://fantlab.ru/edition53729

https://fantlab.ru/edition47142

Наиболее известны его повести "Алмаз "Шах", "Соискатели" и воспоминания об И. Ефремове.

https://fantlab.ru/edition67721

Некоторые их книги попадали в наш областной книжный магазин. Там был отдел татаро-башкирской литературы. Туда попадали и книги из Средней Азии. Я покупал там Кобо Абэ "Женщина в песках".

В 80-х годах фантастику начал писать классик советской литературы Чингиз Айтматов: "Буранный полустанок" (1980г) и "Тавро Кассандры" (1994 г).

https://fantlab.ru/edition187668

Рано дебютировала Светлана Касымкулова

В 80-х годах начал читать журнал "Звезда Востока" (Ташкент) публиковавший зарубежных и местных писателей-фантастов. Сборники "Фантастика-"знакомили с молодыми писателями из Средней Азии.

БСФ в 80-х годах также выпустила пару сборников.

https://fantlab.ru/edition29498

Выпускались во Фрунзе и Ташкенте и "псевдорамки".

https://fantlab.ru/edition37234

И наконец в 1989 году в Казахстане и Киргизии начал печататься Сергей Лукьяненко.

https://fantlab.ru/edition32450

В 21 веке там мало издается местных фантастов.


Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 101  102  103




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 134

⇑ Наверх