Польская фантастика


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Польская фантастика» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Польская фантастика


Тематическая колонка, как это следует из названия, посвящена польской фантастике. Здесь будут появляться обзоры новинок, выходящих в Польше -- и переводов этих книг на русский и украинский; интервью, рецензии, новости, репортажи с польских конвентов. Будем рады авторам, которым есть что сказать о Леме и Сапковском, Зайделе и Дукае... Присоединяйтесь -- и сделаем мир чуточку разноцветнее. ;)

Модераторы рубрики: Vladimir Puziy

Авторы рубрики: ergostasio, Vladimir Puziy, Pouce, lekud, milgunv, Странник Ыых, Green_Bear, Славич, Wladdimir, Siroga, bvi, sham, ovawiss



Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 62  63  64

Статья написана 1 декабря 2017 г. 20:41
Размещена также в рубрике «Новинки и планы издательств» и в авторской колонке Vladimir Puziy

Между тем антология "Эпоха единорогов" -- четвёртая в серии -- уже вышла и вполне доступна, например, на сайте издательства.

Там же можно прочесть несколько страниц первого рассказа -- новой истории о любви и справедливости (и конечно, о единороге!) от Питера Бигля.

Я же выложу в колонке предисловие от составителя, а потом попытаюсь с более-менее внятной периодичностью дать ещё несколько отрывков из разных рассказов. По просьбам постоянных покупателей мы постарались избежать повторов: львиная доля текстов из книги впервые издаётся на русском.

цитата

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Эта книга, дорогой читатель, о том, что порой кажется нам невероятнее, чем любые драконы и единороги. О высшей справедливости, ее поисках, о дилеммах, перед которыми мы оказываемся во время этих поисков. О том, что бывает иногда выше и важнее справедливости формальной. О чуде, превозмогающем все.

Как и три прежних тома из нашей серии — «Век волков», «Странствие трех царей», «Девятнадцать стражей», книга эта включает в себя рассказы и повести авторов из разных стран. Мы стараемся познакомить вас в первую очередь с новыми текстами, которые показывают, насколько разной может быть современная фантастика во всем ее многообразии (и фэнтези, и социальная фантастика, и космоопера). Команда антологии состоит из авторов и переводчиков из Аргентины, Ирландии, Молдовы, Польши, США, России, Украины. Многие тексты были написаны специально для нашего издания, подавляющее большинство публикуется впервые.

Мы горды представить читателю новейший рассказ классика фэнтези, автора знаменитого романа «Последний единорог» Питера С. Бигла. Его «История Као Юя» — стилизация под средневековые китайские повести, но она же — трогательный, поэтичный рассказ о любви и справедливости.

Еще один автор из США — лауреат многочисленных жанровых премий, один из самых популярных сейчас авторов эпического фэнтези Брендон Сандерсон. Автор этих строк встречался с мистером Сандерсоном в Барселоне, на всеевропейском конвенте любителей фантастики «Еврокон-2016», и Брендон охотно согласился предоставить для нашей антологии одну из своих повестей — «Первенца». Это внесерийная история о бремени ожиданий и умении проигрывать, динамичная и увлекательная.

Добавим, что оба эти рассказа перевела Наталья Осояну, признанная в 2017 году в Дортмунде, на «Евроконе», лучшей переводчицей Европы.

Разумеется, не забываем мы и о современных польских фантастах — многих читатели уже знают и любят. На страницах антологии снова появляются Яцек Комуда с рассказом о временах Речи Посполитой и Томаш Колодзейчак с историей из мира Солярного Доминиона. Павел Майка в свойственной ему иронической манере изящно сочетает элементы космической и мифофантастики, а Пётр Гочек рассказывает вроде бы обыденную историю, в которой главное, как выясняется, таилось между строк и проступило только в финале.

Новых для читателя имен три. Анна Бжезинская знаменита в Польше благодаря своим фентезийным романам, а также научно-популярным книгам о польском Средневековье. «И любил ее хоть помирай» — дебютный рассказ Анны, положивший начало циклу о Бабусе Ягодке. Он же принес Бжезинской ее первую (но не последнюю) премию имени Зайделя — одну из двух престижнейших наград в Польше.

Большая повесть Радека Рака «Призвание Ивана Мровли» премий ее автору не принесла — но уже его второй роман, «Пустое небо», вышел в 2017 году в финал премии Зайделя и получил золото премии имени Жулавского. Украинскому читателю повесть эта будет особенно интересна и близка (и не зря подзаголовки ее даны, как и в оригинале, на украинском).

Если же говорить о премиях, то, пожалуй, одна из самых титулованных жанровых писательниц Польши — Анна Каньтох. Только премий Зайделя у нее на счету пять, а вдобавок к ним — два Жулавских. Анна пишет одновременно в разных жанрах и с равным успехом публикует детективы, фантастическую прозу, мистические приключенческие романы для подростков. «Черная Сесса» — часть ее знаменитого цикла о Доменике Жордане, детективе, лишенном магических способностей в мире, полном волшебства.

Большинство рассказов и повестей польских авторов, как обычно, переводил Сергей Легеза — писатель и переводчик из Днепра, лауреат премии имени И. Ефремова (2015). Но в этот раз к нему добавились две талантливые переводчицы из Киева — Елена и Ирина Шевченко (прежде работавшие, например, с текстами Лема).

А Михаил Назаренко, выступавший в наших антологиях в роли переводчика (и получивший за работу над рассказами Джеймса Брэнча Кэбелла из «Странствия трех царей» премию имени Норы Галь (2017)), теперь предлагает нам короткий, хлесткий и очень актуальный рассказ.

Помимо новейших текстов, мы пытаемся напоминать читателю о призабытой классике, и в нынешнем томе она представлена двумя рассказами. «О страхе» Кира Булычева был создан в 1971 году, впервые увидел свет лишь в 1992-м и, увы, не устарел до сих пор. Что до рассказанной Шериданом Ле Фаню истории о ребенке, украденном фейри, — ей почти полтора века, и написана она в традиции столь любимых многими народных легенд. В нашем издании Ле Фаню представлен в переводе Людмилы Бриловой, которая работала со многими знаковыми текстами, от рассказов о Шерлоке Холмсе до филигранных романов Джона Краули.

Другой классик — живой и вполне здравствующий — предложил нам свой новый рассказ «Матренины пироги». Как всегда у Святослава Логинова, это мудрая и талантливо написанная история с двойным дном.

Ольга Онойко еще не столь знаменита, как Логинов, но многие читатели помнят и любят ее произведения: «Море имен», «Хирургическое вмешательство», «Летчик и девушка», «Образ жизни» и многие другие. Специально для этой антологии Ольга написала повесть «ХроноРоза» — историю взросления в весьма необычном, непредсказуемом мире.

От раза к разу мы пытаемся расширять географию наших антологий и с удовольствием представляем читателю писателя и редактора из Буэнос-Айреса Серхио Гаута вель Артмана. Автор множества книг, лауреат десятка премий, популяризатор фантастики, вель Артман представил нам миниатюру «Каббала» — пожалуй, одну из самых знаковых в его творчестве.

Конечно, это лишь малая толика того, что можно было бы рассказать о наших авторах, но справедливее всего будет предоставить слово им самим.

Добро пожаловать и приятного чтения!


Статья написана 30 ноября 2017 г. 10:07
Размещена также в рубриках «Литературные встречи», «Калейдоскоп фантастики» и в авторской колонке Aleks_MacLeod


Друзья! Не пропустите уникальную возможность пообщаться с автором "Сказаний Меекханского пограничья" Робертом М. Вегнером. Сегодня в 19:00 в Литературном кафе Центрального дома художника (Москва, Крымский вал, 10) в рамках московской ярмарки интеллектуальной литературы non/fiction вы сможете лично встретиться с автором, а завтра в 13:30 Роберт появится на стриме «Мир фантастики live» в группе журнала вконтакте. Мероприятия проводятся при поддержке Польского культурного центра в Москве.



Статья написана 30 ноября 2017 г. 00:18
Размещена также в рубрике «Новинки и планы издательств» и в авторской колонке Vladimir Puziy

Ну что, договор подписали -- можно и раскрыть карты. Вы хотели новые книги интересных польских авторов?

Тогда знакомьтесь -- роман "Мир миров", первая часть дилогии.

Автора этой книги, Павла Майку, некоторые читатели уже знают благодаря рассказам "Ночь слепых властителей" (антология "Книга запретов и тайн" издательства "Виват", 2016), "Там трудись, рука моя, там свисти, мой бич" (антология "Девятнадцать стражей", 2017) и недавно вышедшей "Необходимости чуда" (антология "Эпоха единорогов", 2017).

Последние два рассказа, в общем-то, так или иначе связаны с дилогией, о которой пойдёт речь. "Там трудись..." происходит в том же мире, но лет на двадцать раньше, главные герои этого (и ещё одного рассказов) -- второстепенные персонажи дилогии. Это полицейские в Кракове, который (как и вся Земля) пережил появление марсиан и сильно изменился после того, как на него сбросили мифобомбу. Полицейским, кстати, помогает палач -- убитый несколько столетий тому и оживлённый, призванный на помощь государству. Этот рассказ-приквел можно читать и до дилогии (а вот другой приквел же лучше прочесть после второго тома, иначе будет неясно, почему он так заканчивается).

"Необходимость чуда" к этому циклу официально не примыкает, но уже здесь Майка пытался поработать с концепцией мира, в котором полёты в космос столь же обыденная вещь, как и существование богов. Получилось живо, с иронией и весьма душевно.

А что же сама дилогия? А вот она -- более сложна и многогранна. Позволю себе процитировать собственный же отзыв со страницы первого романа.

цитата

Дебютный роман Павла Майки на самом-то деле вовсе и не дебютный: космоопера «Пастбища небесные» была написана раньше, но задержалась в издательских лабиринтах на более долгий срок. Впрочем, премию Жулавского он получил за обе книги, -- и по-моему, вполне заслуженно.

О чём же «Мир миров» (само название которого на русский буквально переводить, пожалуй, не стоит: возникает лишняя коннотация)? Это книга о мести: главный герой ею буквально одержим и готов ради этого на всё, в том числе -- на то, чтобы пережить смерть (что мы и видим в прологе).

Это, безусловно, тот самый характерный для современной польской фантастики тип «wierd»-текстов, которые -- если разобраться -- представляют собой смешение нескольких классических поджанров: мифическое фэнтези, историческое фэнтези, альтернативка, немного стимпанка... Мир, который пережил атаку якобы уэллсовских марсиан, и с тех пор кардинально изменился. Мифические, фольклорные и литературные персонажи существуют рядом с людьми, как и «марсиане», которые в этой версии реальности отнюдь не вымерли из-за земных вирусов. Соединение «космоса» и «мифа» мы видели и прежде, у того же Колодзейчака -- но Майку эпигоном не назовёшь. Он скорее работает в традиции, причём восходящей к Желязны. Роман, безусловно, посвящён стереотипам: России, которой никогда не было, Польше, которой никогда не было, -- и т.д. Реальная история проступает сквозь облик призраков лишь иногда, в виде треснувших черепов и обожжённых лиц; а «сказочный», фэнтезийный мир не сулит на самом-то деле ни прекрасных чудес, ни избавления от тёмной натуры человека. Магию используют не для того, чтобы сделать людей счастливее, свободнее или лучше. Другое дело -- устроить катастрофу, чтобы в массовом жертвоприношении создать собственного карманного бога-на-шестерых. Или на землях богини Вечной Революции воплощать в жизнь сюжет замятинского «Мы». И даже в тихом, почти эдемском городке-утопии от судьбы не скрыться. (Да что там, даже как бы не единственный идеальный вторичный -- в рамках изображаемой реальности -- мир, мир живых картин, тоже в конце концов начинает меняться отнюдь не в лучшую сторону).

И оказывается, что именно идеалист-мститель Мирослав Кутреба и разношёрстная компания его помощников -- те, кто на самом деле способен вернуть миру хотя бы толику собственно мира. Или, по крайней мере, так кажется на первый взгляд...

Роман по-хорошему литературоцентричен (опять же, совершенно в традиции Желязны, Колодзейчака и прочих старших товарищей по профессии). Отсылки к «Руслану и Людмиле», «Мы», трилогии Сенкевича, Грабинскому, польским легендам, Уэллсу порой вполне очевидны -- и составляют ещё один важный для понимания книги слой.

Второй том вышел три года спустя и оказался весьма необычным продолжением, но обо всём в свой черёд...

Интересно, что "Мир миров" получил главный приз премии Жулавского -- в отличие от премии Зайделя, лауреаты которой избираются всеобщим голосованием на "Полконе", Жулавского вручают специалисты. Получить Жулавского за дебют -- это серьёзно; как и выйти с этим же романом в шорт-лист Зайделя.

Добавим, что год спустя Майка получил Жулавского ещё раз, за внецикловый (пока) роман "Небесные пастбища", но об этом поговорим как-нибудь в следующий раз...

А что же второй том? Майка сделал паузу между первым и вторым романом в три года, за это время отвлекшись на польскую ветвь межавторского проекта "Метро". Правда, польские авторы не так массово страдают от участия в межавторских проектах, но опасения всё равно были. Как оказалось, безосновательные.

цитата

Второй том начинается неожиданно -- с 2125 года. Это бодрит. :) Как и первая же сцена: оживление скелета богини Тиамат в космосе, рядом с Каллипсо.

Сперва создаётся впечатление, что автор прыгнул слишком далеко вперёд -- после семидесятых-то лет прошлого века! Но уже с третьей главы становится ясно, что нас ждёт, по сути, две истории: одна происходит через несколько лет после завершения «Мира миров», вторая -- в далёком для них и для нас будущем. Но по сути, всё это части единой истории, и -- как и в случае с «Миром миров» -- обе линии очень аккуратно и рационально совмещены одна с другой.

Следует отдать Майке должное: при кажущемся эклектизме он ухитряется сплавить в единое целое полёты в космосе, древних богов, мир живых картин, оживших персонажей из различных книг и даже авторов этих книг. Получается задорно, весело и гармонично. Пожалуй, в последний раз настолько же удачный «капустник» я читал только у Желязны, в его «Ночи...»

При этом Майка, когда ему нужно, может перейти от юмора к вполне серьёзным материям (здесь, при всей несхожести приёмов, тем, интонаций, он, пожалуй, сродни зрелому Пратчетту). Без умения выйти на по-настоящему серьёзный тон книги Павла, пожалуй, были бы забавным развлечением на один раз, прочитал и забыл; что само по себе тоже не так уж и плохо. Однако способность говорить о сложных и трудных вопросах делает эти романы чем-то большим. Разумеется, не «литературой высокой полки»; на это Майка и не претендует. Вместе с тем это качественные книги, к которым лично мне хочется возвращаться время от времени.

Второй том закрывает линию мести Кутребы, но оставляет несколько серьёзных вопросов и сулит продолжение. Насколько знаю, автор над ним уже активно работает, и учитывая то, насколько непохожими были первый и второй том цикла, можно только предвкушать, что же нам готовят в третьем...

Ах да, и ещё есть рассказы, посвящённые второстепенным персонажам основной линии. Первый из этих рассказов, увы, будет понятен лишь после прочтения второго романа цикла, более того -- он сюжетно не завершён, похоже, автор планирует сделать нечто вроде книги-вбоквела из рассказов, по примеру того же «Рыцаря Семи королевств». Второй же рассказ вполне самодостаточен и атмосферен, с него и началось знакомство наших читателей с этим циклом Майки. Но им, к счастью, не закончится... ;)

В личном разговоре Павел признался, что он планирует ещё как минимум один рассказ-приквел и работает над третьим романом в цикле. Автор он довольно продуктивный (что, как ни удивительно, не сказывается на качестве его произведений), так что надеюсь, продолжение не за горами.

Добавлю, что оба тома вышли в молодом (на тот момент) издательстве "Genius Creations". Издательство известно тем, что работает в первую очередь с молодыми авторами и не хочет ограничиваться рамками какого-либо конкретного жанра. Долгое время их слабой стороной было оформление, но вот промоцией они в последнее время занялись вплотную -- да и с художниками работают получше.

Так уж получилось, что мне посчастливилось побывать на презентации "Мира миров" на (кажется) "Полконе"; там всем желающим вручали книгу в твёрдом переплёте. Позже оказалось, что этих экземпляров отпечатали совсем немного, и большая их часть сгорела на складе. Второй тираж сделали уже в мягкой обложке, а я -- к собственному удивлению -- оказался счастливым обладателем уникального издания, вдобавок с автографом. Но, признаюсь, ждал, пока выйдет окончание дилогии: часто бывает так, что классный рассказчик в крупной форме "вязнет" или попросту теряет интерес к продолжению. К счастью, с Майкой этого не случилось, так что после прочтения стало ясно: это тот автор, которого обязательно нужно предлагать на перевод.

Осталось подождать и посмотреть, согласится ли с этим читатель. ;-)


Статья написана 19 ноября 2017 г. 23:21
Размещена также в рубрике «Новинки и планы издательств» и в авторской колонке Vladimir Puziy

По доброй традиции, к концу года в издательстве "Клуб семейного досуга" (Харьков) выходит очередная международная антология. Называется она "Эпоха единорогов".

На "ЛиТерраКоне" в Киеве мы поговорили о всей линейке антологий с переводчиками и авторами, в том числе -- с Томашом Колодзейчаком. Там же немного рассказали о содержании антологии и о планах на будущее.


Так что раскрою-ка я кое-какие карты и здесь.

Содержание антологии:

цитата

Питер Бигл (США). История Као Юя. – перевод Натальи Осояну /Peter S. Beagle. The Story of Kao Yu, 2016/

Анна Каньтох (Польша). Чёрная Сесса. – перевод Сергея Легезы /Anna Kańtoch. Czarna Saissa, 2005/

Брендон Сандерсон (США). Первенец. – перевод Натальи Осояну /Brandon Sanderson. Firstborn, 2008/

Яцек Комуда (Польша). Забытая дума. – перевод Сергея Легезы / Jacek Komuda. Zapomniana duma, 1995/

Шеридан Ле Фаню (Ирландия). Ребёнок, которого увели фейри. – перевод Людмилы Бриловой. /Joseph Sheridan Le Fanu. The Child That Went With the Fairies, 1870/

Серхио Гаут вель Харман (Аргентина). Каббала. – перевод Владимира Аренева /Sergio Gaut vel Hartman. Cabalah, 2006/

Павел Майка (Польша). Необходимость чуда. – перевод Сергея Легезы /Paweł Majka. Potrzeba cudu, 2007/

Кир Булычёв (Россия). О страхе. /1992, написано – 1971/

Михаил Назаренко (Украина). Настоящая жизнь Ивана Ильича. /2017/

Анна Бжезинская (Польша). И любил её, хоть помирай /Anna Brzezińska. A kochał ją, że strach, 1998/

Томаш Колодзейчак (Польша). Головоломы. – перевод Елены и Ирины Шевченко /Tomasz Kołodziejczak. Głowobójcy, 1995/

Святослав Логинов (Россия). Матрёнины пироги. /2017/

Владимир Аренев (Украина). Терпение жнеца. /2017/

Пётр Гочек (Польша). Парень с плакатом. – перевод Сергея Легезы / Piotr Gociek. Chłopiec z plakatem, /

Ольга Онойко (Россия). «ХроноРоза». /2017/

Радек Рак (Польша). Призвание Ивана Мровли. – перевод Сергея Легезы /Radek Rak. Powołanie Iwana Mrowli, 2014/

Владимир Аренев (Украина). (миниатюра) Пустышки. /2015/

Премьера -- в ноябре-декабре.

Чуть позже будут отрывки из некоторых рассказов и предисловие составителя.


Статья написана 16 ноября 2017 г. 12:55
Размещена также в авторской колонке Pouce


      

Яцек Инглот (Jacek Inglot) "Польша 2.0 (Polska 2.0)"


Политическая фантастика ближнего прицела. Меритократическая/технократическая утопия, точнее две утопии под одной обложкой. Соответственно, оба главных героя призваны излагать авторские идеи и временами для оживления сюжета иллюстрировать их своими наблюдениями и поступками. Думаю, отзыв об этой книге лучше всего начать с цитаты из авторского послесловия, где Инглот пишет, что побудило его за неё взяться: "Уже много лет существует убеждение, что большинство поляков это люди без воображения, которые, к тому же, боятся думать о будущем — мысль о чём-то отдалённом более, чем на неделю, причиняет им почти физическую боль. Сегодня просто нельзя поверить, что собственно в Польше жил и творил такой титан научной фантастики, как Станислав Лем, непревзойдённый мастер создания миров будущего. Многие современные поляки живут исключительно сегодняшним днём, так словно будущее никогда не наступит. И, собственно, эта, вызывающая тревогу и свидетельствующая о близорукости, тенденция вынудила меня задаться вопросом — если поляки не хотят задуматься над будущим, может стоит им его показать? Наглядно продемонстрировать при помощи литературных образов, как сложится судьба страны в зависимости от того, что сделают или не сделают её жители? Ведь будущее всё равно наступит, со всеми драматическими последствиями сегодняшнего действия или бездействия".


Итак, действие обоих частей книги ("Польша 2.1. Война дронов" и "Польша 2.2. Всепланетная буря") происходит в один и тот же день 14 апреля 2037 года в разных версиях будущего (по замыслу автора, альтернативная история прошлого альтернативна относительно реальной истории, а для альтернативной истории будущего надо показать как минимум одну альтернативу). Развилка наступила 21 ноября 2022 года. К этому моменту Польша находилась в достаточно плачевном состоянии, предысторию которого излагает один из персонажей: "- Просто после 1989 года, после падения коммунизма, мы [поляки] начали вести себя как стадо выпущенных из пещер в гипермаркеты взбесившихся троглодитов, для которых потребление оказалось единственной ценностью.  Как народ, мы победили коммунизм, отбросив его партийную идеологию, но как общество мы оказались слабы и потерпели поражение в схватке с коммерцией и глобализмом. [...] Через четверть века после падения коммунизма дошло до психологической катастрофы, поскольку уровень взаимного доверия и способность к сотрудничеству упали до нуля. Когда мы начали вести себя по отношению друг к другу как голодные псы в колодце, конец стал только вопросом времени. Здесь социолог скажет, что мы не смогли создать общественного капитала, на котором могло бы базироваться дальнейшее развитие. И в результате случилась имплозия Польши, схлопывание страны. [...] Польша легла в дрейф, из которого не смогла вырваться. В результате оказалась на скалах. [...]
- Дрейф в сторону гибели начался, по моему мнению, после 2000 года — продолжал бывший политик. — Поляки, из народа активистов, смело двигавшихся вперёд, избавляясь от коммунизма, превратились в народ растительный, не стремящийся ни к чему, кроме удовлетворения потребительских желаний за чужой счёт. Такая ситуация развращает общество. [...] Это совпало с культурной катастрофой [...] Именно так, мы морально и культурно опускались, а растление распространялась на всё новые области жизни. Ясное дело, сначала на политику, которая стала в Польше истинным царством лжи. Хуже того, это происходило при полном согласии общества, которое с энтузиазмом участвовало в этом процессе. Ибо развращённый избиратель хочет сказок, а не правды. Отбросив коммунистическую ложь, он возжелал новой, обещающей потребительский рай. Бесплатный и для всех. Тогда и появились Друзья Народа с видением "справедливого завтра", или благосостояния для всех и даром, точнее, за поддержку тех, кто его обещает. К этому пришёл народнокатолический изоляционизм".


В "Польше 2.1" этот губительный дрейф прерывает государственный переворот. Военный Совет Национального Спасения приостанавливает действие конституции, интернирует Сейм и назначает на должность Главы Государства, концентрирующего в своих руках законодательную, исполнительную и судебную власть, бывшего эмигранта Владислава Сидорского. После чего самораспускается. Сидорский, человек не имеющий никаких личных интересов, кроме возрождения величия Польши, использует обретённую власть для воплощения в жизнь идей, изложенных в книге никому не известного учителя истории Адама Тарковского "Проект 'Ягеллония 2.0'". Просвещённая диктатура Руководителя приводит к экономическому расцвету, вслед за которым следует восстановление исторической справедливости, в результате чего Польша становится лидером Вышеградского Договора, объединяющего страны Восточной и отчасти Центральной и Южной Европы.


В "Польше 2.2" переворот оканчивается неудачей. Государство продолжает деградировать, а лучшие люди постепенно тайно перебираются в Польшу 2 — подводный город, организованный успешным предпринимателем Адамом Тарковским на дне океана с целью добычи газогидратов. Причём со временем перебираться становится всё труднее, поскольку Польшу отгораживает от остальной части Европы новый "железный занавес", ибо иначе население разбежится из страны, где еда по талонам, а об окончательном решении пенсионерского вопроса я лучше промолчу, чтобы не подавать соблазнительных идей нашим руководителям. В отличии от реваншистской утопии "Польши 2.1", утопия "Польши 2.2" гораздо ближе к классической НФ ближнего прицела. Правда, победа сил разума и прогресса в ней наступает гораздо позже и в сильно изменившемся мире.


В Польше, насколько я могу судить, книга Инглота вызвала, как и надеялся автор, оживлённую реакцию и даже получила в этом году престижную премию имени Ежи Жулавского (серебро). Не думаю, что её переведут на русский язык (возможно, на украинский, хотя тоже не уверен), но, если бы вдруг такое случилось, то, полагаю, во многих описательных местах книги у российских и украинских читателей могло бы возникнуть ощущение, что речь идёт об их стране — стоит только подставить другое название.


Могу рекомендовать любителям специфических утопий, владеющих польским языком.


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 62  63  64




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 87

⇑ Наверх