FantLab ru




рекомендует:

Лорд Дансейни, собрание сочинений







Аннотация: Цикл рассказов о далеких странах, рухнувших империях, погибших и давно забытых городах других миров, которые иногда «пересекаются» с историей нашей Земли.

Жанр:

  • «Дотолкиновское» фэнтези
  • Мифологическое фэнтези
  • Героическое фэнтези

Мнения экспертов:

  • Uldemir: Жутковатая история с изрядной долей висельного юмора. Наверное, именно так и должна выглядеть страшилка на морскую тему. (оценка: 8)
  • jamuxa: Чудесная, прекрасная сказка. (оценка: 10)
  • Horn: Читал в переводе Лихачёвой, в этом переводе рассказ просто потрясающий, язык автора непередаваемо прекрасен, особенно советую тем, кто хочет познакомиться с произведениями Лорда Дансени. (оценка: 10)
  • "Энциклопедия Fantasy" Джона Клюта: рассказ «Неприступная для всех, кроме Сакнота, крепость» ... практически с нуля создал жанр фэнтези меча и колдовства
  • Petro Gulak: Дансени создал мифологию в полном значении этого слова: не просто набор текстов о богах, людях и мирах, но систему, которая подчиняется определенным законам и остается внутренне целостной, несмотря на противоречия. [к сборнику «Боги Пеганы»] (оценка: 10)

Примечание:

Имя Лорда Дансейни в России известно не слишком хорошо, хотя для фэнтези Дансейни сделал не меньше, чем Герберт Уэллс или Жюль Верн для научной фантастики.

Рассказы цикла «Боги Пеганы» (изданные в первом томе собрания) оказали огромное влияние на эпическую разновидность жанра. В сборнике «“Меч Веллерана” и другие истории» (вошедшем во второй том, «Рассказы сновидца») Дансени, по словам Джона Клюта, «чуть ли не единолично создал направление «меча и магии». А в финальном томе собрания будет издан знаковый роман «Дочь короля эльфландии», влияние которого видно в творчестве десятков авторов, от Хоуп Миррлиз, до Нила Геймана.

Лаборатория Фантастики никак не могла пройти мимо трёхтомника этого замечательного автора, тем более, что книги сделаны самым налучшим образом: первый том открывался вступительной статьёй о творчестве автора; на последних страницах каждого тома комментарии к книгам, и, вдобавок, все издания украшают работы Сидни Сайма, лучшего иллюстратора Дансейни.

Выход впервые на русском языке столь полной подборки произведений автора – настоящий праздник на улице поклонников фэнтези. И «Фантлаб» всецело рекомендует эти книг всем тем, кому интересны истоки жанра, и тем, кто ценит короткие парадоксальные и необычайно красивые истории.




Отзывы и оценки экспертов:


Uldemir: Жутковатая история с изрядной долей висельного юмора. Наверное, именно так и должна выглядеть страшилка на морскую тему. Бедный старина Билл! Так и представляю его горящий взгляд и мрачную улыбку, переходящую в зловещий оскал. Эх, нет у нас подходящего смайлика!

оценка: 8



jamuxa: Ну, что вам рассказать о Каркассоне....

Восемнадцатый барон Дансени погружает нас в волшебную, но страшную от своей безысходности и безжалостности сказку (но такую красивую...) о Граде, Который Недостижим, о Людях, Незнающих Вовсе Покоя...

Начинаясь из бесконечного в своём величии замка, барон безжалостно бросает своих великих и непобедимых героев (а заодно и нас, читателей) в бесконечный путь по безграничному миру, населённому не только Королями, Поэтами, Воинами и Драконами, но и людьми (да-да с маленькой буквы)...  И это уровень далеко не сказочных персонажей, а таких и нам знакомых обывателей... (а не зеркальце ль это, для нас...)

Чудесная, прекрасная сказка! Но это не только сказка.

И не зря Борхес упоминает именно её, делая «разбор полётов» (или провешивая путь) кошмарных сновидений Франца Кафки.

оценка: 10



Horn: Читал в переводе Лихачёвой, в этом переводе рассказ просто потрясающий, язык автора непередаваемо прекрасен, особенно советую тем, кто хочет познакомиться с произведениями Лорда Дансени.

оценка: 10



"Энциклопедия Fantasy" Джона Клюта: В сборнике «Меч Веллерана и другие истории» (1908), иллюстрированном Саймом, собраны наиболее сложные и возможно наиболее совершенные из рассказов Лорда Дансейни. Например, рассказ «Неприступная для всех, кроме Сакнота, крепость», впервые опубликованный в этом сборнике, практически с нуля создал жанр фэнтези меча и колдовства...

оценка: -



Petro Gulak: Более всего «Боги Пеганы» схожи с первыми главами «Сильмариллиона», и даже не с окончательным компендиумом преданий Первой Эпохи, а самой ранней его редакцией, созданной всего через десятилетие после Дансени, — «Книгой Утраченных Сказаний» (1916-20).

Различия также очевидны: мир Толкина, хоть и «вторичный» (то есть плод воображения), неразрывно связан с нашим, будучи его неизмеримо глубоким прошлым. Мир Дансени совершенно автономен: на острова Срединного моря (не «Средиземного», как в русском переводе!) наши корабли не прибудут; и пустынная страна «Afrik», где на черных скалах сидит вечно мучимый жаждой бог Амбул, — не наша Африка.

Дансени создал мифологию в полном значении этого слова: не просто набор текстов о богах, людях и мирах, но систему, которая подчиняется определенным законам и остается внутренне целостной, несмотря на противоречия. Рассказы «Пеганы» могут расходиться друг с другом — особенно когда речь идет о грядущем конце миров. Это создает замечательный эффект достоверности: «Пегана» становится не авторским текстом, а собранием разнородных (то есть объективно существующих!) преданий.

Вскоре Дансени доведет этот подход до предела в повести «Путешествие Короля» из сборника «Время и боги» (1906): каждый из пророков неведомых земель излагает свою версию космогонии и свои предначертания будущего, — но единственно верным предсказанием оказывается изреченное Смертью; ибо КОНЕЦ ожидает всех. (Ближайший аналог этой повести в фантастике ХХ века — многосложные беседы королей, мудрецов и конструкторов в лемовской «Кибериаде»; интересно, читал ли поляк ирландца?)

Творец, который спит и не вмешивается в жизнь созданной им вселенной; боги, чьими трудами явились на свет земля и люди, — боги, чье бытие продлится лишь до тех пор, пока не пробудится МАНА-ЙУД-СУШАИ; люди, подражающие богам и способные даже занять их место, пока те, в свою очередь, не проснутся... Модель, на которую опирался Дансени, очевидна: это гностические учения, которые уже почти две тысячи лет пронизывают культуру.

Интерес к язычеству, столь свойственный культуре рубежа XIX-XX веков, не минул и Дансени. Но писатель не приводит древних богов в наш мир — в отличие от многих коллег, зачарованных образом великого Пана, и в отличие от Лавкрафта, начинавшего с прямых подражаний Дансени. Не привносит он и «нашу» (европейскую, христианскую) этику в мир вымышленный — в отличие от Джорджа Макдональда и, в меньшей степени, Уильяма Морриса. Дансени выстраивает собственный мир на основаниях, не вполне привычных для читателей того времени: каждый элемент хорошо знаком, но целое — удивляет. Мир — откровенно не-христианский, но при этом описанный языком «библии короля Иакова» — классического перевода, вошедшего в плоть и кровь английского языка.

Вероятно, здесь сказалось влияние колониальной прозы, не в последнюю очередь Киплинга, также широко пользовавшегося «библейским английским». «Колонизаторы» открыл чудесные страны, живущие по своим законам и во власти своих богов, — Дансени убрал точку отсчета (наш мир, Европу); так возник самодостаточный и странный мир. Мир, управляемый не этикой, а эстетикой: у Дансени совершенно отсутствует моральная оценка событий, они важны лишь как «прекрасные» или «ужасные», — а красота может быть и в ужасе.

Борхес писал о Дансени: «Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г.Дж.Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны».  Аргентинец, по сути, говорит о фэнтези, которая отлична и от басен, и от научной фантастики. То, что рассказы Дансени не имеют отношения к НФ, очевидно; автор «Пеганы» (как и автор «Властелина Колец») подчеркивал, что не пишет и аллегории. Но все же Дансени пришлось подчиниться законам сотворенного им мира: законам, от которых он бежал в страну неуемной фантазии.

оценка: 10






Другие рекомендации «Лаборатории Фантастики»: