Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «osipdark» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 [10] 11  12

Статья написана 17 февраля 2016 г. 18:07

Дочитал трилогию Бакстера и Кларка «Одиссея времени».

Да, признаюсь, я падок на фантастические романы с оригинальным сеттингом, концепцией мира, особенно в виде циклов, как и данные три романа. Точно так же я приметил другой совместный проект Стивена Бакстера с Пратчеттом «Бесконечная Земля» — чтобы там не говорили, интересная вселенная с очень неплохими основными идеями, которые дают широкое поле на развитие фантазии двух авторов в своих текстов. Другое дело уже некоторые минусы данного проекта, а так же то, что его создатели почему ограничивают себя в широте фантастической мысли. Последнее особенно и сильно в этой некосмической, временной одиссеи.

Видимо, Артур Кларк, склоненный в последние годы старостью и треклятой болезнью, решил не только расширять из «ростков романов» (рассказов, повестей), собственно, сами романы («Песни далекой Земли», «Молот Господень»). Понимая, что «результаты подобного расширения» далеко не настолько удачны как «ростки», Артур стал заниматься и развитием уже имевшегося материала — вторгаться в свои персональные циклы и придумывать в них что-то новое. Ну, или высасывать из пальца. Таким образом и появились на свет продолжения «Рамы» (которые не сказать, что прямо очень были необходимы), заключительный роман «Космической одиссеи» (который не был лишним), «За падением Ночи» (роман-продолжение черновика «Города и Звезд») и многочисленные средненькие самостоятельные романы в соавторстве. Но одна серия книг привлекала Кларка особенно сильно; вселенная, которая постоянно призывала к себе своим широким простором для мысли и идей, но уже, правда, завершенная по своему внутреннему смыслу — «Космическая одиссея». И тут приходит неплохое решение, которое могло бы положить начало для нового цикла со своим оригинальным и интересным миром. А для такой кропотливой работы как раз нашелся прозорливый, но не бесталанный автор НФ Стивен Бакстер, который, видимо, многое вынес из участия в данном проекте для своего будущего дуэта с Терри Пратчеттом.

Так что, как бы там ни было, на свет появился хроно-аналог для четырех книг о встрече Человека со Сверхцивилизацией в космосе — «Одиссея Времени», из которой реально было интересно читать лишь первую ее часть. Да, к сожалению, из-за каких-то страхов, или издательских рамок, собственных или черт знает чего, вышла слабоватая трилогия без особых интриг и не самых интересных персонажей (тот же Джошуа Валиенте и многие другие герои «Бесконечной Земли» оказались гораздо интереснее Байсезы, или как там зовут героиню этих романов?). Опять же, повторюсь, лучше всего получилась первая книга и часть третьей, где речь шла о лоскутном мире под тавтологичным названием «Мир», где сплелись разные эпохи нашей старушки Земли (хотя и в наборе этих темпоральных кусочков можно было бы быть посмелее). Основная идея Перворожденных, «древних санитаров Вселенной», вышла далеко не оригинальной, а как интрига все их мотивы и они сами с треском провалились — сами авторы как-то быстро забили на это и выпалили все практически сразу в «Оке времени», повторяя потом одно и тоже из книгу в книгу, не добавляя ничего нового. Надежда на появление чего-то нового и интересного могла бы появиться в «Перворожденном», ан нет — опять же, сами Кларк и Бакстер на все подзабили и вместо эпического произведения о битве Молодой и Древней жизни вышел среднечек с крайне скомканным концом с какими-то Последышами, о которых нам почти ничегошеньки и не сказали. Сами смыслы «Одиссеи Времени» в заключительном романе совсем затерялись, и стало не понятно, зачем все это создавалось.

В итоге мы имеем три книжки более-менее среднего уровня, у которых был неплохой потенциал стать уровнем если уж не выше, то вровень с «Космической одиссей». Возможности эти авторы упустили, зациклились на совершенно иных аспектах и акцентах, забив на основное свое преимущество — «Мир». Ну и на все остальное. Зато любимые Кларком космические лифты имеются. А так, в принципе, и все.

Итог: семь баллов для всех книг в общем. Неплохо сделано, конечно, но специально читать с надеждой найти интригующий новый мир для себя — не стоит.


Статья написана 13 февраля 2016 г. 19:02

Экологический роман-картина, которой не хватает еще несколько мазков

"Заводная" Паоло Бачигалупи — это, безусловно, хорошая книга. Но, как лично мне кажется, такого количества громких премий эта работа автора все же не достойна.

Обо всем по порядку. "Заводную" я читал не зевая и с интересом, практически не пропуская ни одного слова. Роман вышел действительно на уровне — на добротном срединном уровне; книжка молодого автора, очень удачная и хорошая для начала писательской карьеры, с хорошо проработанным миром, и... Да в принципе и все.

В этом, наверное, главная беда и вместе с тем преимущество данной книги — необычный мир, устройство будущего. Видно, что Бачигалупи существенное внимание уделил описаниям быта постуглеводородного Таиланда, общего устройства будущего через несколько веков... Все эти моменты и сделали книгу читабельной и интересной, помогли ей замахнуться на столь фундаментальные в фантастике награды. И все же, "Заводная" с этими многочисленными плюсами для меня шедевром не стала. Чем-то ее прочтение напомнило мне "11/22/63" Кинга (обзор романа) — хорошая, нешедевриальная работа, с многочисленными описаниями Америки конца 50-ых — начала 60-ых, но читаемая на ура и без перерывов. Только вот упомянутый роман Короля Ужасов еще выделяется и проработанными персонажами, поднятием довольно важных социально-исторических тем... И вот в этих пунктах у "Заводной" начинаются проблемы.

Кроме добротного мира, у данного произведения особых плюсов нет. Герои? Ну да, есть разные, в разных сюжетных ветках. И вроде бы рассказывает нам о них автор, дает о них всю информацию, характеры, диалоги, флэшбеки даже иногда, и все-таки ан нет. Не совсем то. Поднимаемые социальные, философские темы? В основном говорим мы об экологии — упор в большинстве своем на нее и делается. Это роман об экологических проблемах современности, вполне реальных и опасных... И на самом деле отсутствие должного развития двух данных тематик — персоналия и социальной проблематики. А все это, в свою очередь, исходит из другого минуса, который явно противоречит тому, что я говорил по поводу главного плюса "Заводной".

Мир ее не такой уж и прописанный. Да-да, главная заслуга книги все же является стопроцентным плюсом. Скорее уж на процентов семьдесят, а так... Нет, тут речь пойдет не о каких-то научно-логических неточностях в построении общества, переходящего с технической на биологическую фазу развития, хотя не без этого. Все недоговоренности, который оставил Бачигалупи, видимо, чтобы не превышать немалый объем книги и оставить какие-то детали своей вселенной на потом, на следующий раз, не делать из своего произведения какой-то научный тракт, именно в данном конкретном случае еще как бы пригодились. Честно, в книге, которую по большей части и читаешь из-за описанного в ней будущего или еще чего, что создает картину ее мира, и читаешь именно из-за картины мира. Все детали становления подобной реальности, прихода к событиям, разворачивающимся на страницах данного и любого другого подобного произведения мне и многим другим были бы очень интересны. Нет, я понимаю, что, например, изобретение пружин, или, как их, Паоло уже описал в рассказе, прилегающем к роману, но мне хотелось прочитать об этом здесь. Мир в первые годы после окончания нефти-газа, начала распада государств и всей экономики, открытие выхода из этой проблемы, начало угольных войн и все-все остальное — очень хотелось, чтобы это было в книге. Тем не менее в защиту автора наверняка скажут, что это слишком большой и лишний материал, сделавший бы "Заводную" излишне подробной и масштабной, "без важных писательских недоговорок"... Но этот материал как раз мог бы придать большей глубины героям книги и лучше выразить часть, касающуюся проблематики романа. Как? Просто. Через более часто встречающиеся флэшбеки персонажей мы подробнее рассказываем о планете после Экспансии и Свертывания, о процессе становления этого мира. Так мы и лучше бы узнали самих героев "Заводной": Андерсона, Эмико, Хок Сена, Джайди... Больше было бы и мотировки в их действиях. А уже благодаря этому могла бы выйти более заметная проблематика вместе с авторской позицией, которая либо совсем отсутствует в "Заводной", либо совсем уж бледная и незаметная. Тогда получилась бы отличная вещь, которая и в этой своей форме так и просится рассказать о тяжестях и трудностях времени перемен, которыми бы были воспоминания и книги об Экспансии Старой, и события романа о становлении Экспансии Новой; о людях, живущих в сжимающихся тисках истории, на тонкой границе между двумя эпохами и о многом другом.

Но это всего лишь мои пожелания и в некотором смысле претензии к хорошей книге П. Бачигалупи "Заводная", которая собрала чуть более премий, чем того достойна; книге, которой не хватает проработанности, которая, я уверен, еще успеет проявиться в других трудах этого молодого автора с накоплением в нем должного опыта. Вполне достойное прочтения произведения с достойными восемью баллами.

Очень надеюсь, что Бачигалупи будет развивать и прорабатывать свое мастерство и покажет нам новые миры с живыми и интересными персонажами и новым удивительным миром, где будет и атом, и возможность для становления чего-то лучшего и светлого.


Статья написана 1 февраля 2016 г. 16:25

Чтобы данная статья представляла не только скопированный вместе с картинкой (картинку вставил такую из-за безысходности — ничто другое не подходило к теме) из интернетов комментарий, вот, порылся и нашел пару цитат о сути новаторского жанра литературы под именованием "турбореализм" от, собственно, его творца (может, надо с большой буквы писать — не знаю...) и из Википедии, где суть его описана самую чуточку менее пафосно. Так, чтобы наиболее реалистичные представления о турбореализме у вас сложились.

цитата "Википедия"

Турбореали́зм — самоназвание направления, возникшего в российской фантастической литературе в начале 1990-х. По мнению некоторых критиков и не участвующих в движении писателей явился результатом попытки отмежеваться от считающейся «низким жанром» фантастики как таковой.

Турбореализм можно определить как философско-психологическую интеллектуальную фантастику, свободно обращающуюся с реальностями. Произведения, относимые к этому направлению, находятся на стыке фантастики и «обычной» литературы, фантастические допущения являются отправной точкой для произведения, выполненного по канонам социально-психологической прозы.

Турбореализм характеризуется его теоретиками по таким отличительным чертам, как «надтекст», «эпикатастрофичность» и «метарелигия».

Суть принципа «надтекста» — представление о литературе в целом как об информационной волне, катящейся из прошлого в будущее. Для того, чтобы сказать что-то действительно новое, автор должен находиться впереди этой волны, писать с опережением собственного времени. Достигается это повышенной смысловой и эмоциональной насыщенностью текстов произведений турбореализма, из чего естественным образом проистекает множественность трактовок. Принцип «надтекста», который был важен для «турбореалистов» на этапе формирования их движения, носил не столько философско-эстетический, сколько политический характер — он наглядно показывал, почему турбореализм находится в авангарде современной литературы.

цитата "Лазарчук о созданном им жанре"

Турбореализм подразумевает следующее: наш мир, в основном, представляет собой коллективный вымысел или, по меньшей мере, описание, текст, информационный пакет; непосредственно в ощущениях мы получаем малую толику информации о нём (да и ту, зная кое-что о механизмах восприятия, можем ставить под сомнение), значительно же больше — в виде сообщений, прошедших через многие руки.

<…>

Можно сказать так: турбореализм есть литература виртуального мира, в котором мы существуем.

Ну, а теперь к "Зеркалам" и сие жанру:

Сомнительная повесть Лазарчука в жанре сомнительного "турбореализма".

"Зеркала" — довольно плохо скрепленное внутри себя произведение, которое включает сразу несколько фантастических идей, что кажется плюсом для повести, ан нет. Несколько этих идей, мало связных друг с другом, да и еще весьма странного характера (последнее фантдопущение строится целиком и полностью на размышлениях рассказчика и опровергаются им же — так что сами зеркала, от которых и получила повесть название, и вся вторая половина работы А. Лазарчука оказались недосказанными и непонятными). Портят и так очень тонкую и хрупкую связность текста разные скорости повествования частей сие произведения, логики в колебании которых мне лично было видно мало. Концовка в принципе ничего не объяснила из снежного кома сюжета, поставив лишь несколько вопросов, одним из которых, основным, для меня стал: "Зачем?"

Зачем нужна была вся эта повесть?.. Никакой связи между параллельными мирами и бюрократической нечеловечески разумной машиной коммунистов я не увидел во время прочтения. Никакой глубины нет — все это так, лишь псевдоинтеллектуальность и псевдофилософия. Герои, правда, вышли живыми, а сами фантастические идеи, если бы между ними была положена автором какая-то связь, ну, и скажем, логика со смыслом... Ничего подобного я не увидел. Зато конъюнктурность, как уже упоминали в комментариях, тут не скрываемая и всеобъемлющая. И вот она-то, вместе со всей нелогичной массой нагромождений "возвышенной философии" и называется самим Андреем Лазарчуком, а также некоторыми критиками и другими авторами "турбореализмом — фантастикой, через которую очень живо и правдиво передается вся глубина проблем современного общества". В общем, типо реализм через НФ-популярную-литературу.

Как я понимаю, Лазарчук и сотоварищи просто забыли, что для подобного жанра уже есть свое название — социальная фантастика он именуется, кстати говоря. Довольно популярное и интересное направление в фантастике, которым еще Стругацкие активно пользовались. Только вот, думается мне, сами братья навряд ли стали называть себя турбореалистами, или, как их... Ведь под собой это, с позволения сказать, "литературное направление" подразумевает лишь обильные объемы пустого текста, наполненные уже перечисленными мною всякими псевдостями, с раскручиваемыми в русскоязычном книжном, киношном и других пространствах однотипными темами: "ужасная Россия 90-ых", "ужасная Россия, не вышедшая из 90-ых", "ужасный Советский Союз, где только репрессии миллиардов человеков с тоталитарными усатыми режимами" и т.д., и т.д., и т.д. И да, чуть не забыл... Для настоящего турбореализма просто необходимо упоминания по типу "у него были такие газоиспускания, что коллеги предлагали одеть ему на задницу противогаз" или "Боб с трудом устоял от показа Тане и Инночке своего коронного трюка — выныривания голой задницой из воды вверх" (цитаты из повести Лазарчука "Зеркала").

Безусловно, гениальнейшие литературные решения для показа окружающей реальности читателю в столь сложном, запутанном жанре "не для всех"

5/10.

Итог: я честно не понимаю, зачем нужно выделение данного жанра, даже в виде ПОДжанра социальной фантастики. Точнее, почему же, знаю — чтобы очередные не самые "кудышные" наши авторы могли набить себе имя и объяснить неказистости своих текстов отпечатками жанровых требований. Вот и все. Но я ни в коем случае не говорю, что Лазарчук, вокруг которого вся эта турбохренотень раскрутилась, плохой автор и не ахти какой фантаст. Нет, разумеется, у него есть достойные работы, вроде некоторых повестей (не считая этой) и романа "Мост Ватерлоо", которые не лишены своих минусов. Лазарчуку и другим нашим писателям есть куда стремиться, но пусть эти стремления не уходят в дебри искусственных пустых нагромождений турбореализма. Нам и обычных фантастики и реализма вполне хватает)


Статья написана 31 января 2016 г. 14:00

Стивен Кинг в роли среднего российского автора жанра "попаданцев"...

Только выше среднего


По сути, после небольшого рассказа «Послежизнь», мое первое знакомство с творчеством Стивена Кинга. И надо сказать, что удачное.

Уже давно хотел взяться за какую-нибудь книжку Короля Ужасов, и решил, что «11/22/63» прекрасно для этого подходит. Тем более и его экранизация уже не за горами, а я люблю сначала ознакомиться с оригиналом, что и сделал опять.

Роман вышел не маленько объема. Так, для сравнения: весь роман-эпопея (или роман-«эпопея») Андрея Лазарчука равен по объему этому отдельному произведению Кинга, переполненному огромному множеству сносок по американскому быту и культуре времен Кеннеди. Последнее, как уже замечали, иногда кажется через чур излишним. Это где-то половина всех примечаний уж точно. Да и вообще, без всего этого уточняющего материала «11/22/63» вышел книгой, очень точно и ясно передающей дух прошлых времен, американского «золотого века». Все эти подробности обыденной жизни обыденных граждан, настроя общества помогают понять странноватый американский народ получше учебников мировой истории. Это-то особенно мне и нравится что здесь, что в мейнстрим-романах Филипа Дика. Да и по истории книга тоже отлично помогает. Например, я сейчас как раз изучаю подробно хрущевские Советы, а тут подробное описание Карибского кризиса, некоторые детали которого я тут узнал впервые (навскидку — психологические и информационные атаки СССР по заокеанскому «партнеру» по «холодной войне»). Да и название романа Кинга теперь позволит не путаться мне с датой того кризиса; 62, а не 64, ибо смерть Джона Кеннеди в... Думаю, теперь и вы ее знаете.

«11/22/63» как научно-фантастическое произведение о путешествиях во времени, изменении истории, всяких парадоксах и странниках, наблюдателях из других реальностей и времени далеко не самое идеальное. Это надо признать. Книга в принципе не шедевр что фантастики, что литературы вообще — просто качественный, добротный и интересный роман. Без особых оригинальностей. Но «11/22/63» и не должна быть шедевром, не претендует на это звание. Ведь цель у романа другая. Кинг попытался создать произведение, что у него вышло, о возвеличивании человеком прошлого. Любого — минувшей эпохи, века, недели или месяца, которые ему запомнились как нечто прекрасное и неповторимое, без каких-либо изъянов и негативных моментов. Конкретно в этой книге описывается всенародная любовь к президенту Кеннеди, которая сохраняется в Штатах до сих пор, спустя уже полвека с его трагичной смерти. Сколько обычных американцев, писателей и киношников фантазировали на излюбленную у нас тему «а что, если...». Только у них эта фраза заканчивалась не «... Российская империя/СССР не распались или что-нибудь тому подобное», а «Кеннеди остался жив». И ни у кого нет сомнений, что если бы промахнулся Ли Харви Освальд, то зажила бы Америка счастлива и припеваючи; закончилась бы сегрегация общества и расистская политика, не было бы войны в Корее, кризисов всяких и противостояние с Советами. Весь мир был бы радужным и замечательным... Только почему-то все забывают, что именно при Кеннеди весь мир чуть не стал выжженной ядерной пустыней, ведь именно Штаты разместили в Турции ракеты «Юпитер», вынудив Советы сделать тоже самое на Кубе. А Берлинский кризис? Тоже забыли? Видимо, забывают и про доктрину Кеннеди. Да и во внутренней политике у Джона Ф. дела шли далеко не самым лучшим образом — было достигнуто очень малое, особенно в рабочем вопросе, медицине и образовании. Но «рутбир тогда был лучше», как заметил главный герой романа в своем первом путешествии в прошлое.

Так что народы, что американского континента, что наш российский, запоминают только лишь все лучшее из прошлого. Боже, как же мы этим похожи с ними! Сразу вспоминаются слова Майкла Суэнвика по этому поводу: «Русские, сильно отличаясь от нас, всё же во многом похожи на американцев, как хорошим, так и плохим. Как будто мы братья-близнецы, разлучённые при рождении». Поэтому и заполнен наш книжный сектор сплошными попаданцами то в Советы, то в Российскую империю, то к самим русам. И поэтому, для осознания явной нелогичности и несерьезности такой генетической памяти, прочитать «11/22/63» стоит, ибо последствия действия людей, живущих и грезящих лишь прошлым, могут быть самыми катастрофичными.

Изучайте историю и не делайте ее только белой, или черной — она бывает лишь черно-белой, как немое кино. И сказать за себя она ничего не может, так что выводы из нее мы можем сделать лишь сами. В том числе и с помощью этой работы Стивена Кинга.

8/10


Статья написана 21 января 2016 г. 20:37

После перерыва длиною в месяц с прочтением «Солдат Вавилона», наконец дочитал оных и весь цикл, роман-эпопею Андрея Лазарчука «Опоздавшие к лету».

Послевкусие от прочитанного осталось довольно неоднозначное. Да, это точно не халтурщина и не чтиво, но и до званий «бриллиант современной научной фантастики РФ» или сверхинтеллектуальная фантастика данной серии произведений тоже далековато. Насчет последнего сразу хочется сказать, что если автор (любой) пишет витиевато, не до конца объясняет все моменты в своей работе и, в конце-концов, вы мало что поняли, это не обязательно должно означать нахождение перед вами интеллектуальной сложной прозы. Нет, все гораздо прозаичней (немного тавтологии и длинных полусогласованных предложений от меня).

Нет-нет... Это не совсем псевдофилософичность, которую я в принципе не могу выносить и не чрезмерная пафосность. Элементами и то, и другое в работе А. Лазарчука присутствуют, но и сам слог произведений из «Опоздавших...», с закосом под Стругацких (ну, нельзя, что ли, как-то самому писать, собственный стиль вырабатывать...), создает подобное ощущение. Вся эта авторская недосказанность, якобы глубокомысленность, которая, даже если копнуть поглубже, отсутствует на практике в большинстве случаев, к сожалению, снизила лично для меня общую оценку романа-эпопеи и некоторых его частей. Отрывистость сюжета, пусть и с через раз повторяющимися героями, также повлияло на мою оценку, но что самое главное и обидное с такой читаемостью и интересностями «Опоздавших...», так это отсутствие четко выраженных авторских идей; ведь за всей метафизической фигней, битвой разных надчеловеческих сущностей должно прятаться что-то еще, более земные, но крайне важные смыслы. О них же автор просто забыл, но подробнее об этом уже к концу рецензии — сейчас отдельно о составляющих грандиозного по страничному размаху произведения А. Лазарчука.

1. «Колдун» — странноватый рассказ-пролог, который, как я понял, должен был показать безумие, начавшее охватывать мир (один из миров) романа-эпопеи. Тут и Америка куда-то исчезла, и война, и алкоголики... Хотя последнее, конечно, об обыденности. Вскоре безумства мира сего, правда, в следующих частях «Опоздавших...» забудутся и заменятся другими. Психологизм отдельных персонажей, на который Лазарчук также старался уделить как можно больше внимания, вышел каким-то нелогичным с точки зрения сюжета, и недосказанным, впрочем, как и многие другие элементы этой эпопеи. Не ахти, в общем, но, как пролог метафизического эпического романа о мире, скатывающемся в хаос и неразбериху на всех уровнях, сойдет.

2. «Мост Ватерлоо» — мощная антиутопия. Мощная именно «анти-частями». Имею в виду я, конечно, образ, созданный Лазарчуком — абсолютно отталкивающий мир, в котором перемешалось идеологическое безумие нацистов-гиперборейцев и социальная «идиллия» стран Восточной Европы и России в рамках массового сознания. В наличии, разумеется, будет много алкоголя, маразматичных мега-идей и -проектов, а также качественной военной прозы, перемешивающейся с регулярными репрессиями и странноватыми разматериализациями и разрушением «четвертой стены». Так что намешал тут автор всего и побольше, но вышло вполне симпатично, разве что без особых идей, с типичными тоталитариями и сопутствующими этому штампами; а что самое главное, с вписыванием в общий ход цикла-эпопеи-романа вышло... Об этом уже в заключении.

3, 4, 5, 6. «Аттракцион Лавьери», «Путь побежденных», «Приманка для дьявола», «Жестяной бор» — четыре повести подряд. Разноплановые и разножанровые, в них тем не менее мелькают время от времени знакомые герои, что хотя бы немного сплетает их нити повествования в одну общую ткань. Правда, помогает это мало — они слишком разные, поднимаются в них разные проблемы общества, футуристические и не очень. Порядок хронологический имеется — все эти отдельные главы романа-эпопеи, вполне самостоятельные, явно рассказывают все новые последующие эпизоды истории государства, которого Андрей Лазарчук так и не назвал; противоречивое, пережившее монархов, соци-нацистских и оккупационных диктаторов, оно напоминает всего понемногу, но отдает чем-то нашим, российским. Думаю, что подобная отсылка имеет место быть. Кстати, насчет последних — их тут тьма-тьмущая, и иногда становится не очень понятно... Ну, вдруг, мало ли, конечно, но все эти знакомые места «Опоздавших...» — грубые заимствования и плагиат? Навскидку привожу примеры: «Аттракцион...» — способность главного героя и шоу, которое он раскрутил вокруг нее, напоминают подобную же из рассказа Филипа Дика «Золотой человек»; «Путь побежденных» — не заметить общее сходство с «Гадкими лебедями» Стругацких представляется мало возможным; «Приманка для дьявола» — опять Дик с его «Полным расчетом» и «Мы вам все припомним». И, напоследок, по поводу все тех же странных схожестей... Один из радикальных социальных режимов, описанных, насколько я помню, в «Жестяном боре», очень напоминает «протез бессмертия» в одном из «Путешествий Йиона Тихого».

7. «Солдаты Вавилона» — малое разочарование. Странно, ведь, казалось бы, такой же грандиозный лазарчуковский размах повествования — а то, уже не только ведь социально-политическо-метафизические темы поднимаем, а уже структуру авторской мультивселенной!.. Ну, и эти же проблемы в них, только с той же мало объясняемой терминологией, кучей, просто ужасающим множеством разрывов сюжетной линии, которая в конце сходится, но не подводит под себя остальные пути повествования из остальных частей-глав романа-эпопеи. Но точка поставлена, безумие мироздания объяснено, и все же...

И все же романа-эпопеи не вышло. По сути, вся это разрозненная тонна текстов, собранных под одну обложку — совершенно разные и самостоятельные произведения, в которых может раз-два мелькнуть знакомое имя или общая проблематика. В остальном не наблюдается никакой четкой связи, которая должна была бы быть — это «роман-эпопея», следуая классификации на фантлабе и других электронных ресурсах. Но это более цикл, объемный и не очень связный. А оценка хоть и та же стоит, что и у «Моста...», для меня первый роман цикла вышел получше этого заключительного.

Итак, подвожу. Рецензия (отзыв), к сожалению, вышла такой же разрозненной, как и монументальное по объему произведения Лазарчука. Если говорить об оценивание, то, со всей палитрой выставленных за отдельные «главы» оценок, в целом циклу ставлю твердые семь баллов. Эти работы автора действительно служат свидетельством попытки создать нечто новое в российском фантастическом секторе, что-то с эпическим размахом, глубокой философией и социальными проблемами. Естественно, что выглядеть и быть это нечто должно оригинально. На выходе, к моему глубочайшему сожалению, вышло по закону Старджона, то бишь пошло не так, как хотелось. Или пошло...

Чего ожидал я? Связного, не псевдо-философичного и -глубокомысленного, эпоса по человечеству, с описаниями наших ошибок, неудач, их причин, несчастье общем людском, а после их решением. Разумеется, что без штампов, копирок всяких... Картина не меняющейся ситуации с одной властью, что нацистско-социалистической, которая как и наши нацисты бросало детей и стариков на танки перед своим падением, что с демократами, «мирными», в сравнении, диктаторами, западными (?) интервентами проиллюстрирована добротно. Верится в созданную писателем неизменяемость, неизбежность всех гадостей, всех бед, бедствий, в глубинную одинаковость всех режимов (крах всех идей — не отсылка ли к «Граду Обреченному?..), в это нелогичное безумие. Но и без ляпов из-за гипертрофирования этого образа не обошлось. Чего стоят одни опыты, проводимые новой властью в поствоенное время в «Пути...» по использованию биологического оружия на своей собственной территории, которые постоянно ведут к обширным заражениям и массовым смертям, да еще кое-как сляпанным объяснениям подобного в виде «выходок террористов». Ну, глупость ведь — есть биологическое оружие, так примени его на пространствах врага! оно ведь компактно, незаметно, смысл своих гробить, даже если это происходит из-за внутренних свор силовиков. Также одним большим логическим ляпом остался для меня «Мост Ватерлоо» — своим разрушением «четвертой стены» и другим видением основной идеи романа-эпопеи, и так еле-еле скрепленного внутри себя, это конкретная работа Лазарчука ну совсем выходит из общей колеи повествования (имеется в виду, что тут вместо «надчеловеческого разумного бессознательного» появляется вархамерский Бог-Машина — опять же, вопрос, плагиат-с ли это).

Таким образом, вышло ну очень, очень неоднозначно. С разными стилями повествования, кучей ляпов, слишком большим числом заимствований, лишь тонкой стенкой отгороженных от клейма плагиата, данная работа автора меня впечатлила. Ведь даже в финальном романе кое-как, но постарался ведь Лазарчук свести все к чему-то одному, например, довести идею уже названного «надчелоческого», подробно описанного в «Жестяном боре»; к сменяющим друг друга реальностям, создаваемым бессознательно-разумными энергиями, за миры которых две мощные метафизические сущности ведут долгую, скорее всего вечную, бесконечную войну, люди в которой — пешки. Но ожидал я ведь каких-то более трезвых ответов, да и решений — их-то не появилось в финале цикла. Вышло что-то наподобие анекдота о теории струн, когда физик рассказывает другому человеку о ней, об одиннадцати измерениях Вселенной, а после тот спрашивает у физика-рассказчика: "ну и что?". Физик лишь пожал плечами. Вот и я делаю тоже самое применительно к ответам Лазарчука. И кучу всех минусов никуда же не выкинешь. Но прочитать этот талмуд стоит, хотя бы из-за повестей, находящихся между двумя эпичными романами, «Мостом...» и «Солдатами...» — они красивы и читабельны, несмотря на явные закосы под Стругацких и Дика («Мост...», отбрасывая и его грехи, тоже хорош). Так что читаем цикл, выносим свое мнение по одному из немногих достижений современной российской фантастики.

7/10


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 [10] 11  12




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 42

⇑ Наверх