Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «osipdark» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8 [9] 10  11

Статья написана 22 февраля 2016 г. 12:58

Когда приходишь к мысли о петле и начинается твоя настоящая петля

или немного о "Странной жизни Ивана Осокина"

"Пётр Демья́нович Успе́нский (1878 — 1947) — русский философ, теософ, эзотерик, оккультист, таролог, журналист и писатель, математик по образованию. Автор книг «Tertium Organum», «Новая модель Вселенной» и др., сподвижник Георгия Гурджиева. Проявлял интерес к метафизическим (космологическим) идеям четвёртого измерения, применяя логико-аналитический подход к изучению мистицизма. Одним из первых высказал идею плодотворности синтеза идей психологии и эзотерики." (Википедия)

"Если бы Вам предложили прожить жизнь заново, как бы Вы использовали эту возможность? Герой повести Успенского Иван Осокин с помощью волшебника возвращается на 12 лет назад, в школьные годы. Он надеется изменить свою судьбу и избежать тех ошибок, которые привели его в конечном итоге к мысли о самоубийстве. Но, попав в годы своей ранней юности, Осокин шаг за шагом проходит все тот же путь, что и в первой жизни. Есть ли выход из этого замкнутого круга?" (аннотация с Фантлаба)

Итак, ни в коем случае мне не хотелось бы тут изучать и обсуждать теологическо-мистико-оккультную деятельность этой необычной фигуры двадцатого века, коими последний наполнен вдоволь. Нет, хотелось бы вспомнить единственное художественное произведение, небольшое по объемам, Петра Успенского, которое, конечно, было написано в рамках его мистических воззрений, но, как по мне, вышло из них, дав начало чему-то совершенно иному. Да, именно так: думаю, незаметно для себя, мистик Успенский стал для современного мира одним из основателей НФ и хронооперы. И, собственно, далее о данной повести.

На самом деле, повесть очень необычная, по мне так, для тогдашней русской и мировой литературы.

Нет, конечно, были произведения с временными перемещениями у Э. Митчелла («Часы, которые шли вспять»), Вельтман с его «Предками Калимироса», «Машина времени» Уэллса, конечно, еще наш соотечественник, Булгарин, и «Янки при дворе...» Твена, но «Странная жизнь И. Осокина» мистика-оккультиста Петра Успенского явно выделяется среди числа первых произведений с хрооперными замашками.

Во-первых, способ перемещений. Это именно путешествие во времени в той самой классической форме, которая нам известна — отправиться назад, чтобы изменить свою жизнь в лучшую сторону. Во-вторых, значение темпоральных проделок героев для сюжета. В отличие от большинства перечисленных ранних работ в данной сфере нереалистичной литературы, здесь, у Успенского, перемещение главного героя не просто сюжетный ход для будущего выстраивания основной линии событий и всего текста рассказа/романа. Нет, тут — это не способ достижения, а основной элемент книги, о котором говорится, вокруг которого все вертится и закручивается, от чего не уходит автор ни на шаг вместе со своим персоналием. В-третьих, философский и психологический аспекты. В принципе, по двум предыдущим пунктам, легенда жанра, «Машина времени», догоняет и перегоняет данную повесть. Но только не насчет философских вопросов и развитии, переживаниях героя.

Ко всему этому добавить у меня остается малое. Ну, например, это первое произведение, где упоминается петля времени. При том же объяснение, почему нельзя или хотя бы так трудно изменить события случившегося, данные здесь, для своего времени просто великолепны. И еще — по духу и сюжету были ассоциации с «Подробностями жизни Никиты Воронцова» Аркадия Стругацкого.

Повесть Петра Успенского не велика объемами, красива сюжетом и слогом, так что быстро должна вам полюбиться или просто приглянуться.

Знать наших и классику надо, надо!

Итог: интересное, необычное произведение, с которым следует ознакомиться хотя бы для знания о развитие жанра.


Статья написана 17 февраля 2016 г. 18:13

Про обычных людей и Силы Истории

Очередным прочитанным реализмом от Филипа Дика стал роман «Время собираться». До полного прочтения творчества автора мне осталось всего-то еще три романа без непереведенного и «Экзегезы», но а пока — о данном конкретном произведении.

Если действия прошлых его мейнстриймовых работ происходило в Штатах, в разных периодах и сложных социальных, бытовых и исторических обстановках, то основным фоном и полем действия здесь является новый коммунистический Китай. Странная Азия, которая теперь стала не только еще более странной, но и опасной для европейца иль американца. И вот последние и покидают медленно, но верно ее. В том числе это делает и некая Компания (далее — подробнее), которая оставляет на переходное время в своем комбинате трех случайно выбранных рабочих. Вокруг и между ними и вертится основной сюжет романа.

И несмотря на, казалось бы, ограниченность места действия, не считая флэшбэков, идти по линии повествования менее интересно не становится. Перипетия сложных отношений между героями, Верном, Карлом и Барбарой, заставляли меня не применять скорочтения, не бегать от секунды к секунде к новому абзацу, а медленно шествовать за линией повествования.

И что же в этой линии происходит? Мы узнаем наших героев, их истории, их мысли, их чувства и цели. Наблюдаем за юным Карлом, истинным романтиком, словоохотливым, но пока еще немного застенчивым, но наверняка с задатками на интересное и насыщенное будущее. Далее мы знакомимся с Барбарой, уже не молоденькой девушкой, а женщиной, опытной и довольно... Нет, не прагматичной, но уставшей от жизни. Неудавшаяся первая любовь, какие-то боязливые шаги освоения мира вокруг, в отличие от ее почти ровесника Карла, такого смелого и энергичного во всем, разве что кроме женщин. И, напоследок, читатель встретится с Верном. Почему-то прошлый рецензент чуть ли не в темное альтер-эго Дика его записал, или просто в антигерои, хотя никаких «анти» или «неанти» персонажей во «Время собираться» нету — это ведь произведение об обычных людях и их судьбах. И Верн тоже обычный человек. Самый старший среди трех оставшихся на временной вахте, Верн олицетворяет собою неудовлетворенность в жизни, результат неправильных, в основном вынужденных выборов. Выборы эти убили в нем тот задор, того мальчишку с выливающимся за края романтическим духом с каплей максимализма и примесью любопытства. Загубив все эти качества, всю свою юность, Верн стал потихоньку дальше плыть по течению жизни, которая несла его от женщине к женщине, от бутылки к бутылке, от одного рабочего места к другому. Постепенно жизнь без всяких страстей, без настоящей любви и чувств его погубит — и это-то печально лично для меня. Из всей тройки именно он тот герой, которому я искренне сочувствовал. Если и у Барбары, и у Карла так тем более, будущее имеется, то у Верна его уже нет. К сожалению свою жизнь он упустил.

Теперь о другой составляющей романа. Немного вначале, чуточку в середине и побольше уже в конце можно увидеть сначала игру, а потом уже и размышления Филипа о Китае, социализме и капиталистической системе. О политических воззрениях самого Дика сказать довольно сложно — в разные годы его жизни и творчества было одно, потом другое. То и с женой вместе они в соцрядах, то уже пишет что-то, записульку какую-нить в ЦРУ, на «красных ведьм». Тем не менее здесь автор если и не целиком, но в чем-то за подобное движение. Так или иначе уже в начале «Времени...» есть игра слов, картин — какая-то Компания, очень старая и сильная, почти как Рим, наверное, видя пришествие новой силы, сдает свои крепости и уходит куда-то к себе в даль. Эффекту добавляет и запустение, разрушение металлообрабатывающего завода, которое сам Дик сравнивает с римскими колоннами. Далее игра эта продолжает свое развитие, переходя в явный контраст после встречи Верна с бывшим китайским военным, представителем новой власти Красного Китая. Здесь уже окончательно старая история о падении Римской империи и приходе христианства передается с новыми именами, но с тем же смыслом. Только вместо Рима — весь остальной мир и Компания в частности, ну, а вместо христиан — коммунисты. Ну и бросок подаренной Верном китайцу зажигалки в землю являет собой игру понятий и образов а после заканчивает ее, оставляя нас с не очень-то мыслями о новых Темных веках и ложной вере, на которые, правда, есть контрмнение того самого китайца. Для начала, не во всем были плохи Темные века и были в них свои открытия разные (были, и побольше, чем в умиравшем Риме). И самое интересное — да, тот согласился с Верном, что возможно вся их новая идея обычная замена старого бога новым с никуда не исчезнувшими минусами. Более того, они и сами знают, что их новая вера — лишь вера, но новое поколение воспримет их как факт, который, возможно, они и смогут воплотить в жизнь. Кстати, а отношение главных героев-мужчин, Верна и Карла, к социализму, довольно трудно определить. Опять же, не буду уподобляться примеру прошлого рецензента. Нету здесь никаких, во всяком случае касательно Верна, свидетельств, доказывавших его левые взгляды. Так в разговоре с китайцем он вообще так взял мнение отличное. А с юным Карлом не все так чисто — вроде бы и не скажешь особо, что левацкий, но в школе активно был за Лигу социалистов, и не говорится, потерял ли он влечение к этому политическому курсу в итоге или нет.

Таким образом, вышел интересный реалистичный роман с историями трех людей, типичных не только для Америки, но и для нашей страны. И итогом из всего этого будет лишь одного — не бойтесь жить, мечтайте и не отказывайтесь от своих грез. Нельзя, чтобы весь мир поступил иначе и стали мы все бедными, замученными и несчастными Вернами.

Итог: качественный нефантастический роман, рекомендуемый к прочтению всем, будь то поклонники Филипа Дика или люди, еще его не читавшие.


Статья написана 17 февраля 2016 г. 18:07

Дочитал трилогию Бакстера и Кларка «Одиссея времени».

Да, признаюсь, я падок на фантастические романы с оригинальным сеттингом, концепцией мира, особенно в виде циклов, как и данные три романа. Точно так же я приметил другой совместный проект Стивена Бакстера с Пратчеттом «Бесконечная Земля» — чтобы там не говорили, интересная вселенная с очень неплохими основными идеями, которые дают широкое поле на развитие фантазии двух авторов в своих текстов. Другое дело уже некоторые минусы данного проекта, а так же то, что его создатели почему ограничивают себя в широте фантастической мысли. Последнее особенно и сильно в этой некосмической, временной одиссеи.

Видимо, Артур Кларк, склоненный в последние годы старостью и треклятой болезнью, решил не только расширять из «ростков романов» (рассказов, повестей), собственно, сами романы («Песни далекой Земли», «Молот Господень»). Понимая, что «результаты подобного расширения» далеко не настолько удачны как «ростки», Артур стал заниматься и  развитием уже имевшегося материала — вторгаться в свои персональные циклы и придумывать в них что-то новое. Ну, или высасывать из пальца. Таким образом и появились на свет продолжения «Рамы» (которые не сказать, что прямо очень были необходимы), заключительный роман «Космической одиссеи» (который не был лишним), «За падением Ночи» (роман-продолжение черновика «Города и Звезд») и многочисленные средненькие самостоятельные романы в соавторстве. Но одна серия книг привлекала Кларка особенно сильно; вселенная, которая постоянно призывала к себе своим широким простором для мысли и идей, но уже, правда, завершенная по своему внутреннему смыслу — «Космическая одиссея». И тут приходит неплохое решение, которое могло бы положить начало для нового цикла со своим оригинальным и интересным миром. А для такой кропотливой работы как раз нашелся прозорливый, но не бесталанный автор НФ Стивен Бакстер, который, видимо, многое вынес из участия в данном проекте для своего будущего дуэта с Терри Пратчеттом.

Так что, как бы там ни было, на свет появился хроно-аналог для четырех книг о встрече Человека со Сверхцивилизацией в космосе — «Одиссея Времени», из которой реально было интересно читать лишь первую ее часть. Да, к сожалению, из-за каких-то страхов, или издательских рамок, собственных или черт знает чего, вышла слабоватая трилогия без особых интриг и не самых интересных персонажей (тот же Джошуа Валиенте и многие другие герои «Бесконечной Земли» оказались гораздо интереснее Байсезы, или как там зовут героиню этих романов?). Опять же, повторюсь, лучше всего получилась первая книга и часть третьей, где речь шла о лоскутном мире под тавтологичным названием «Мир», где сплелись разные эпохи нашей старушки Земли (хотя и в наборе этих темпоральных кусочков можно было бы быть посмелее). Основная идея Перворожденных, «древних санитаров Вселенной», вышла далеко не оригинальной, а как интрига все их мотивы и они сами с треском провалились — сами авторы как-то быстро забили на это и выпалили все практически сразу в «Оке времени», повторяя потом одно и тоже из книгу в книгу, не добавляя ничего нового. Надежда на появление чего-то нового и интересного могла бы появиться в «Перворожденном», ан нет — опять же, сами Кларк и Бакстер на все подзабили и вместо эпического произведения о битве Молодой и Древней жизни вышел среднечек с крайне скомканным концом с какими-то Последышами, о которых нам почти ничегошеньки и не сказали. Сами смыслы «Одиссеи Времени» в заключительном романе совсем затерялись, и стало не понятно, зачем все это создавалось.

В итоге мы имеем три книжки более-менее среднего уровня, у которых был неплохой потенциал стать уровнем если уж не выше, то вровень с «Космической одиссей». Возможности эти авторы упустили, зациклились на совершенно иных аспектах и акцентах, забив на основное свое преимущество — «Мир». Ну и на все остальное. Зато любимые Кларком космические лифты имеются. А так, в принципе, и все.

Итог: семь баллов для всех книг в общем. Неплохо сделано, конечно, но специально читать с надеждой найти интригующий новый мир для себя — не стоит.


Статья написана 13 февраля 2016 г. 19:02

Экологический роман-картина, которой не хватает еще несколько мазков

"Заводная" Паоло Бачигалупи — это, безусловно, хорошая книга. Но, как лично мне кажется, такого количества громких премий эта работа автора все же не достойна.

Обо всем по порядку. "Заводную" я читал не зевая и с интересом, практически не пропуская ни одного слова. Роман вышел действительно на уровне — на добротном срединном уровне; книжка молодого автора, очень удачная и хорошая для начала писательской карьеры, с хорошо проработанным миром, и... Да в принципе и все.

В этом, наверное, главная беда и вместе с тем преимущество данной книги — необычный мир, устройство будущего. Видно, что Бачигалупи существенное внимание уделил описаниям быта постуглеводородного Таиланда, общего устройства будущего через несколько веков... Все эти моменты и сделали книгу читабельной и интересной, помогли ей замахнуться на столь фундаментальные в фантастике награды. И все же, "Заводная" с этими многочисленными плюсами для меня шедевром не стала. Чем-то ее прочтение напомнило мне "11/22/63" Кинга (обзор романа) — хорошая, нешедевриальная работа, с многочисленными описаниями Америки конца 50-ых — начала 60-ых, но читаемая на ура и без перерывов. Только вот упомянутый роман Короля Ужасов еще выделяется и проработанными персонажами, поднятием довольно важных социально-исторических тем... И вот в этих пунктах у "Заводной" начинаются проблемы.

Кроме добротного мира, у данного произведения особых плюсов нет. Герои? Ну да, есть разные, в разных сюжетных ветках. И вроде бы рассказывает нам о них автор, дает о них всю информацию, характеры, диалоги, флэшбеки даже иногда, и все-таки ан нет. Не совсем то. Поднимаемые социальные, философские темы? В основном говорим мы об экологии — упор в большинстве своем на нее и делается. Это роман об экологических проблемах современности, вполне реальных и опасных... И на самом деле отсутствие должного развития двух данных тематик — персоналия и социальной проблематики. А все это, в свою очередь, исходит из другого минуса, который явно противоречит тому, что я говорил по поводу главного плюса "Заводной".

Мир ее не такой уж и прописанный. Да-да, главная заслуга книги все же является стопроцентным плюсом. Скорее уж на процентов семьдесят, а так... Нет, тут речь пойдет не о каких-то научно-логических неточностях в построении общества, переходящего с технической на биологическую фазу развития, хотя не без этого. Все недоговоренности, который оставил Бачигалупи, видимо, чтобы не превышать немалый объем книги и оставить какие-то детали своей вселенной на потом, на следующий раз, не делать из своего произведения какой-то научный тракт, именно в данном конкретном случае еще как бы пригодились. Честно, в книге, которую по большей части и читаешь из-за описанного в ней будущего или еще чего, что создает картину ее мира, и читаешь именно из-за картины мира. Все детали становления подобной реальности, прихода к событиям, разворачивающимся на страницах данного и любого другого подобного произведения мне и многим другим были бы очень интересны. Нет, я понимаю, что, например, изобретение пружин, или, как их, Паоло уже описал в рассказе, прилегающем к роману, но мне хотелось прочитать об этом здесь. Мир в первые годы после окончания нефти-газа, начала распада государств и всей экономики, открытие выхода из этой проблемы, начало угольных войн и все-все остальное — очень хотелось, чтобы это было в книге. Тем не менее в защиту автора наверняка скажут, что это слишком большой и лишний материал, сделавший бы "Заводную" излишне подробной и масштабной, "без важных писательских недоговорок"... Но этот материал как раз мог бы придать большей глубины героям книги и лучше выразить часть, касающуюся проблематики романа. Как? Просто. Через более часто встречающиеся флэшбеки персонажей мы подробнее рассказываем о планете после Экспансии и Свертывания, о процессе становления этого мира. Так мы и лучше бы узнали самих героев "Заводной": Андерсона, Эмико, Хок Сена, Джайди... Больше было бы и мотировки в их действиях. А уже благодаря этому могла бы выйти более заметная проблематика вместе с авторской позицией, которая либо совсем отсутствует в "Заводной", либо совсем уж бледная и незаметная. Тогда получилась бы отличная вещь, которая и в этой своей форме так и просится рассказать о тяжестях и трудностях времени перемен, которыми бы были воспоминания и книги об Экспансии Старой, и события романа о становлении Экспансии Новой; о людях, живущих в сжимающихся тисках истории, на тонкой границе между двумя эпохами и о многом другом.

Но это всего лишь мои пожелания и в некотором смысле претензии к хорошей книге П. Бачигалупи "Заводная", которая собрала чуть более премий, чем того достойна; книге, которой не хватает проработанности, которая, я уверен, еще успеет проявиться в других трудах этого молодого автора с накоплением в нем должного опыта. Вполне достойное прочтения произведения с достойными восемью баллами.

Очень надеюсь, что Бачигалупи будет развивать и прорабатывать свое мастерство и покажет нам новые миры с живыми и интересными персонажами и новым удивительным миром, где будет и атом, и возможность для становления чего-то лучшего и светлого.


Статья написана 1 февраля 2016 г. 16:25

Чтобы данная статья представляла не только скопированный вместе с картинкой (картинку вставил такую из-за безысходности — ничто другое не подходило к теме)  из интернетов комментарий, вот, порылся и нашел пару цитат о сути новаторского жанра литературы под именованием "турбореализм" от, собственно, его творца (может, надо с большой буквы писать — не знаю...) и из Википедии, где суть его описана самую чуточку менее пафосно. Так, чтобы наиболее реалистичные представления о турбореализме у вас сложились.

цитата "Википедия"

Турбореали́зм — самоназвание направления, возникшего в российской фантастической литературе в начале 1990-х. По мнению некоторых критиков и не участвующих в движении писателей явился результатом попытки отмежеваться от считающейся «низким жанром» фантастики как таковой.

Турбореализм можно определить как философско-психологическую интеллектуальную фантастику, свободно обращающуюся с реальностями. Произведения, относимые к этому направлению, находятся на стыке фантастики и «обычной» литературы, фантастические допущения являются отправной точкой для произведения, выполненного по канонам социально-психологической прозы.

Турбореализм характеризуется его теоретиками по таким отличительным чертам, как «надтекст», «эпикатастрофичность» и «метарелигия».

Суть принципа «надтекста» — представление о литературе в целом как об информационной волне, катящейся из прошлого в будущее. Для того, чтобы сказать что-то действительно новое, автор должен находиться впереди этой волны, писать с опережением собственного времени. Достигается это повышенной смысловой и эмоциональной насыщенностью текстов произведений турбореализма, из чего естественным образом проистекает множественность трактовок. Принцип «надтекста», который был важен для «турбореалистов» на этапе формирования их движения, носил не столько философско-эстетический, сколько политический характер — он наглядно показывал, почему турбореализм находится в авангарде современной литературы.

цитата "Лазарчук о созданном им жанре"

Турбореализм подразумевает следующее: наш мир, в основном, представляет собой коллективный вымысел или, по меньшей мере, описание, текст, информационный пакет; непосредственно в ощущениях мы получаем малую толику информации о нём (да и ту, зная кое-что о механизмах восприятия, можем ставить под сомнение), значительно же больше — в виде сообщений, прошедших через многие руки.

<…>

Можно сказать так: турбореализм есть литература виртуального мира, в котором мы существуем.

Ну, а теперь к "Зеркалам" и сие жанру:

Сомнительная повесть Лазарчука в жанре сомнительного "турбореализма".

"Зеркала" — довольно плохо скрепленное внутри себя произведение, которое включает сразу несколько фантастических идей, что кажется плюсом для повести, ан нет. Несколько этих идей, мало связных друг с другом, да и еще весьма странного характера (последнее фантдопущение строится целиком и полностью на размышлениях рассказчика и опровергаются им же — так что сами зеркала, от которых и получила повесть название, и вся вторая половина работы А. Лазарчука оказались недосказанными и непонятными). Портят и так очень тонкую и хрупкую связность текста разные скорости повествования частей сие произведения, логики в колебании которых мне лично было видно мало. Концовка в принципе ничего не объяснила из снежного кома сюжета, поставив лишь несколько вопросов, одним из которых, основным, для меня стал: "Зачем?"

Зачем нужна была вся эта повесть?.. Никакой связи между параллельными мирами и бюрократической нечеловечески разумной машиной коммунистов я не увидел во время прочтения. Никакой глубины нет — все это так, лишь псевдоинтеллектуальность и псевдофилософия. Герои, правда, вышли живыми, а сами фантастические идеи, если бы между ними была положена автором какая-то связь, ну, и скажем, логика со смыслом... Ничего подобного я не увидел. Зато конъюнктурность, как уже упоминали в комментариях, тут не скрываемая и всеобъемлющая. И вот она-то, вместе со всей нелогичной массой нагромождений "возвышенной философии" и называется самим Андреем Лазарчуком, а также некоторыми критиками и другими авторами "турбореализмом — фантастикой, через которую очень живо и правдиво передается вся глубина проблем современного общества". В общем, типо реализм через НФ-популярную-литературу.

Как я понимаю, Лазарчук и сотоварищи просто забыли, что для подобного жанра уже есть свое название — социальная фантастика он именуется, кстати говоря. Довольно популярное и интересное направление в фантастике, которым еще Стругацкие активно пользовались. Только вот, думается мне, сами братья навряд ли стали называть себя турбореалистами, или, как их... Ведь под собой это, с позволения сказать, "литературное направление" подразумевает лишь обильные объемы пустого текста, наполненные уже перечисленными мною всякими псевдостями, с раскручиваемыми в русскоязычном книжном, киношном и других пространствах однотипными темами: "ужасная Россия 90-ых", "ужасная Россия, не вышедшая из 90-ых", "ужасный Советский Союз, где только репрессии миллиардов человеков с тоталитарными усатыми режимами" и т.д., и т.д., и т.д. И да, чуть не забыл... Для настоящего турбореализма просто необходимо упоминания по типу "у него были такие газоиспускания, что коллеги предлагали одеть ему на задницу противогаз" или "Боб с трудом устоял от показа Тане и Инночке своего коронного трюка — выныривания голой задницой из воды вверх" (цитаты из повести Лазарчука "Зеркала").

Безусловно, гениальнейшие литературные решения для показа окружающей реальности читателю в столь сложном, запутанном жанре "не для всех"

5/10.

Итог: я честно не понимаю, зачем нужно выделение данного жанра, даже в виде ПОДжанра социальной фантастики. Точнее, почему же, знаю — чтобы очередные не самые "кудышные" наши авторы могли набить себе имя и объяснить неказистости своих текстов отпечатками жанровых требований. Вот и все. Но я ни в коем случае не говорю, что Лазарчук, вокруг которого вся эта турбохренотень раскрутилась, плохой автор и не ахти какой фантаст. Нет, разумеется, у него есть достойные работы, вроде некоторых повестей (не считая этой) и романа "Мост Ватерлоо", которые не лишены своих минусов. Лазарчуку и другим нашим писателям есть куда стремиться, но пусть эти стремления не уходят в дебри искусственных пустых нагромождений турбореализма. Нам и обычных фантастики и реализма вполне хватает)


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8 [9] 10  11




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 39

⇑ Наверх