FantLab ru

Все отзывы посетителя osipdark

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  5  ]  +

Юрий Арабов «Столкновение с бабочкой»

osipdark, 7 декабря 22:18

*Роман с довольно давних пор стоял в планах на прочтение, и вот, в рамках «рецензирования» литературы, каким-либо образом связанной с Русской революцией и поседовавшей Гражданской войной...*

Знаете, в альтернативно-исторических романах, не попаданческого поджанра, да и в них тоже, основа построения будущего базисного сюжета — некоторое событие, в котором расклад сил мог быть разыгран множеством способов. Где было великое множество вариантов развития событий, ну, или хотя бы как минимум два. И одна из альтернативных вариаций, собственно, и выбирается в качестве новой реальности произведения.

Так вот, Юрий Арабов в своей собственной альтернативной истории особо не парится, не зацикливается над тем, какой именно момент истории (или моменты) можно было по-другому разыграть. От чего этот момент зависел, от каких предпосылок; как эти предпосылки надо было перекомбинировать, видоизменить, чтобы мир Арабова стал возможен в качестве реалистичной *да, тавтология* и логичной реальности. Действительно, зачем задумываться над подобными мелочами? Это ведь «роман-сновидение, -парадокс». Тут никакой логики и некоторой продуманности исторической предрасположенности тех или иных событий быть не должно.

Поэтому, по писательской вольности Юрия, до Николая Второго просто не добираются эти бумаги по отречению. Поэтому благословенный император неожиданно приходит к мысли уйти от Антанты и заключить сепаратный мир с Германией в рамках Брест-Литовского мира. Поэтому Николай Второй начинает понимать свой народ и необходимость коренных изменений. Поэтому Николай Второй решает сотрудничать с большевиками и их Революцией. Поэтому в раздираемой десятками сил Россией возникает троевластие *позднее — коллаборация Никки и большевизма*. Поэтому Николай Второй довольно легко позволяет большевикам проводить свою радикальную политику, включая и классовые репрессии. Поэтому... Да тут еще столько этих «поэтому», что не счесть им числа, мама родная. Альтернатива так спокойно проворачивает свои кульбиты, что порой чувствуешь себя на американских гонках. Диалогам, монологам и внутренним переживаниям основных персоналиев — Николая Александровича ака «гражданина Романова», Ульянова-Ленина, Троцкого, Овсеенко — в большинстве случаев не веришь. В первой трети «Столкновения...» очень многое, связанное с Ульяновым, так и вовсе показалось некоторым образом позорным. Правда, в ходе прочтения, которое закончилось довольно быстро, от некоторых ситуаций и диалогов всерьез подумалось, что Арабов — невсерьез. Ну, что он сатиру пишет. Очень сюрреалистичную, альтернативно-историческую. Даже пару раз улыбнулся, но все-таки нет — это он серьезно...

И, честно, я могу его понять. Разноцветный террор, насилие, в том числе и сексуального плана, колоссальное сокращение населения страны, экономический апокалипсис, братоубийство — неполный перечень нашей, как, в принципе, и многих прочих гражданских войн и последствий революций. В принципе, мало чем отличается от той же Великой Французской. Логика истории, ибо. Поэтому, конечно же, хочется, чтобы этот период был иным. Чтоб тогдашняя имперская Россия, ее правители, поняли, что нужно народу. Просветили б его, накормили, земли дали, обучили, свободой одарили, войну завершили, все, абсолютно все сословные и национальные стены убрали, а потом со всем этим и вернули России ее величие, сверхдержавность бы учредили... Но нет, нет. К сожалению, так даже в мультивселенной, как мне кажется, невозможно. Ибо слишком нереалистично. Если режим веками ничего не предпринимал и двигался в истинно правильном лишь для него векторе развития, то о радикальных реформах в сжатые сроки говорить не приходится. Да и сцены с этими диалогами Троцкого и Ленина с Николаем... Боже, насколько они до идиотии невозможно нереалистичные. Ни капли. Да и образ Ленина — слишком он уж облитый грязью. Не то, чтобы совсем... Но вот Николая выставляют максимально доблестным рыцарем-прагматиком, который ради народа *духовно дорастая до этого* на все готов. Только где эта прагматика, доблесть и готовность для народа на все в бильярдной игре с кайзером Германии за территориальные репарации от России? Я уж молчу о том, что это и не логично как-то...

Не углубляясь дальше в исторический спарринг с сюжетом «Столкновения с бабочкой», который все же бессмысленен в виду его АЛЬТЕРНАТИВНОСТИ, просто скажу еще пару вещей. Большей части диалогов и мыслей героев просто не получается верить. Стилистика автора как не отталкивает от чтения, так и не втягивает в него. Середина романа и его конец наиболее сносные куски книги. Конец, не считая альтернативного флэшфорворда у гражданина Романова, даже показался чем-то интересным и цепляющим. Из-за этого средняя оценка в шесть баллов. И совет: в принципе, роман Арабова можно пропустить. А можно и прочитать. Тут уж сами решайте. Какого-то отвращения от прочитанного не имею — красивая, пусть и совсем не реальная фантазия.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Майкл Муркок «Византия сражается»

osipdark, 7 декабря 19:49

*Марафон отзывов о литературе, связанной с Гражданской войной и Русской революцией продолжается*

«И мы родились не в тот век, В холодной державе, не на том полушарии...» (современный классик)

«Если русские что и умеют, так это разваливать империи!» (его антагонист)

Да, вновь не смог не начать или хотя бы не упомянуть моего любимого поэта-исполнителя века 21 в рецензии (первая цитата) *до сих пор не отойду от его недавнего мощного концерта*. Тем более такую строчку, одну из моих любимых и запавших мне в душу и память, плюс изрядно подходящую для того, чтобы поговорить о содержании романа Майлка Муркока «Византия сражается» (которая, наверное, все же «терпит», исходя из споров по поводу перевода в вышедшем издании и собственных мыслей после прочтения).

По традиции, образовавшейся не так давно, начну чуточку издалека, если никто, естественно, не против *да, кстати, об определенном кол-ве политоты должен предупредить вновь*. Читая «Византию...», вспоминал фильм с Райаном Гослингом «Фанатик». Об американском еврее-нацисте. Думаю, кто-нибудь его смотрел. Только вот в отличие от главного (анти)героя произведения Муркока, полковника Пьята, киногерой произведения Генри Бина, Дэнни Балинт, понимает, КТО он на самом деле. И в стремлении уйти от своей сути, балансируя на краю между крайностями, он все-таки делает иной выбор. Опять же в противовес Пятницкому и моему другу, который по взглядам и речам очень близок основному персонажу «The Believer'а». Правда, не знаю, как у него по национальности. По словам, все трое — истинно арийцы-ромляне. Как на деле — бог весть.

А теперь вернемся к нашим баранам. Перед нами первый томик мемуаров неудачного трикстера и авантюриста, считающего себя самым русским и истинноверным христианином правильной ветви учения Христа из когда-либо живших, а также обманутым и оскорбленным злокозненными происками Сионского и Исламского миров, цивилизованным антисемитом и гениальным, не воплотившим свои инновационные идеи в жизнь под своим именем. Или одним из псевдонимов... О, да, этот товарищ *«тамбовский волк тебе товарищ»* еще и патриотичный славянофильский монархист и поклонник черносотенцев. Думаю, у большинства уже сложилось определенное мнение о данном персонаже после этих двух нагроможденных предложений-описаний-перечислений? Ну-с, обрадую — это еще не все. Ненавистник всего семитского и представителей иудаизма по вере и крови, Максим Артурович, чему *думаю, спойлером не будет — там это чуть ли не с первых страниц* подтверждений на страницах «Византии...» вагон и маленькая тележка, и сам будет из самой библейской национальности. И, на склоне лет, считающий себя не реализованным, да еще обманутым чуть ли не всем скатывающемся в упадок и новую смуту миром, полковник пишет о своей жизни. Оказывается, очень интересной и насыщенной — встретить, даже вести беседы за первые лет двадцать своего субъективного бытия со Сталиным, Махно, Петлюрой и другими известными личностями — не каждый живой, да и выдуманный герой сможет. И за этот короткий срок побывать в Киеве, Одессе, Петербурге и вновь на Украине, пройти через южные и северные богемы революционеров и поэтов, а также их синтеза, среди высших эшелонов украинской суверенной государственности, большевиков, григорьевцев, махновцев и интервентов, перепробовать алкогольные, кокаиновые и сексуальные утехи... В общем, мало кто может таким похвастать.

И за приключениями Максима Пятницкого наблюдать на фоне развивающегося хаоса революционных формационных сдвигов крайне интересно. Его слог *точнее, слог Муркока и переводчика Сорочана* не отталкивает, его запутанные духовно-религиозные selfmade догматы вперемешку с русским шовинизмом и имперскостью заставляют пытаться их распутать и понять, где его правда, а где начавшаяся старческая деменция. Последнее относится и к его *не Муркока* в чем-то диковинной, в чем-то типичной интерпретации и трактовки российской истории (в особенности 1917 года) самого рядового антисоветского великопатриота (которые, как показывает и Пьят, как всегда лишь временами и противоречиво, любят «возродившего великодержаность» Сталина). А так как события эти пропущены через призму его личных убеждений, обид, самообмана, отрицания, кокаинового бреда и обычного маразма преклонных лет, то не стоит забывать *думаю, никто и не забывал*, что Пьят — unreliable narrator, а его мемуары — литературный mockumentary.

По тексту раскидано множество понравившихся тонких и ярких, лаконичных и остроумных изречений. Не все из них я запомнил в точности, но вот некоторые: «с большевиками могло быть покончено, если бы не тот выстрел в Сараево». «Я принял цивилизацию, как дар и никогда не задумывался об этом. Теперь мой нравственный долг — принять варварство. И я не намерен задумываться и об этом». Последняя мысль, произнесенная Ермиловым, григорьевским сотником, в диалоге с Пьятом, в качестве части своих измышлений о скатывании России и всего мира в ходе Великой и Гражданской войн в новое Средневековье, а то и еще ниже, одна из самых интересных и глубоких частей всего романа. Некоторая параллель циклам модернизации-архаизации Ахиезера.

Перед подведением общего итога и прочих мелочей, хочу, вспоминая другой роман о русских и их революциях, но уже писателя русского, кое-что добавить. Как и в случае с «Бесами» Ф.М. Достоевского, где мне более приглянулся незатейливый, но тем и привлекательный Иван Шатов, чем интересный и противоречивый Николай Ставрогин, так и с «Византией сражается». Больше приглянулся и пришелся по нраву мне не эклектичный шовинист и «кайфолов» Пятницкий, а капитан Браун. Британец, которого черт знает каким боком занесло под Киев, к матушке главного героя и к нему самому. Маленький и одинокий на самом деле человек, грустный и уж точно себя не нашедший во время перемен в холодной украинской России.

Завершая, заключаю следующее. «Византия сражается» (ну терпит же, терпит!) — увлекательная, необычная и интересная книга Майкла Муркока, основной части творчества которого я не знал, не читал и вряд ли когда-то специально стану изучать. Прочитал только цикл «На краю времени» (или как-то так) — пришелся по вкусу, но средненько по сравнению с данной работой. Буду и дальше ждать новых приключений по миру зарождающегося фашизма с нацизмом и масштабным антисемитизмом необычного в своей типичности, порой несуразного, а по-моему убеждению посредственного изобретателя Максима Артуровича (который, видимо, пусть и банально, родился не в том веке и не в той стране) в следующих псевдодокументальных биографиях товарища Муркока *а Византия все терпит, терпит и терпит, временами сражаясь...*.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Марк Z. Данилевский «Дом листьев»

osipdark, 3 декабря 18:21

Первое, с чего, видимо, нужно начать, это фраза «я прочитал». Даже нет, так — «прочитал НАКОНЕЦ-ТАКИ». На целый год или около того растянулся мой библиофильский челлендж, личный джихад и, мягко говоря, не самый обычный читательский опыт с увесистым трудом Марка-почему-то-зачем-то-Z Данилевского под заглавием «Дом листьев». И цифра потраченного времени в размере «около года» вышла довольно своеобразным образом — я элементарно не всегда и не сразу брался осиливать данный тяжеловатый томик причудливого постмодернистского толка. Перебивался частенько, так сказать, чем полегче в плане осознования прочитанного. Правда, большую часть текстового объема «Дома листьев» я прочел за месяц. Опять же, около того, плюс-минус*...

* — первый свой «арифметический» опыт в поглощении алкоголя я получил в лет семнадцать, насколько могу помнить. Как известно, культура пития, которая переносит наше сознание в сферу «вы-бытия», а порой «вытия», а тело и вовсе «бития», сложна и многоаспектна. Особенно в своем русском, противоречивом формате. И, разумеется, порой имеет слишком индивидуальный окрас, зависящий от целей на данный конкретный момент. Именно ситуативность всего процесса выпивания и делает данный процесс крайне неустойчивым, разнообразным и почти всегда кончающимся в негативном ключе. Так или иначе придерживаться определенный правил, культурных матриц, в это случае, конечно же, стоит. Поэтому, как в случае соло-гитариста среднестатистической рок-группы средней полосы России (у которого электро-соло-гитара идет в наличие с пластмассовым медиатором из «Мира музыки» за пятьдесят пять рублей за штуку), для лица выпивающего необходимо не только наличествование бутылки крепкого, желательно, алкоголя, но и закуски. А без последнего, и в случае с смешиванием так называемого «пойла» с газированными напитками, и уж тем более в случае возвращения домой в столь непозволительном и незапланированном состоянии немудрено, как в моем примере, получить несколько сильных оплеух от отца. Зато после подобного вы наверняка научитесь даже в самом нетрезвом состоянии определять зависимость градуса в крови и степени необходимости возврата домой.

Продолжая и переходя к следующему, второму моменту, стоит написать, а за что, собственно, взялся я, и ты, будущий гипотетический читатель сия польско-эмигрантсткого. «Дом листьев» — точно не подходящая не под один из жанров фантастики и литературы в целом работа. Прежде всего — это вызывающая интерес головоломка, общие черты которой, пролистав данный талмуд (лишь по размером, а не по критерию «скучности»), в свою очередь вызывают непредвзятое удивление**. Постмодернизм, а то и вовсе постпостмодернизм (по общим описаниям, мне известным, наиболее точно книга вписывается именно в этот формирующийся наджанр), сливающийся с сюром, хоррором, некоторыми нотами саспенса, фантастикой, реализмом. Данный труд, безусловно, экспериментальная и эргодическая литература (настолько диковинная, что порой граничит с ар-брют произведениями), к которой как раз и тянешься из-за ее необычности, оригинальности , а также по причине колоссальной проделанной работы — почти тысяча страниц смыкающихся и расходящихся нескольких сюжетных линий, с десятками персонажей, использованием десятков же литературных приемов, стилей, жанров и шаблонов, а также не просто гипертекствость, но и работа с самим отображением текста на бумаге. И это забывая о всех тех изюминках и пазлах, которые переводчики с издателями по тем или иным не включили в итоговый вариант рукописи Данилевского. В конце концов данная работа — авангард современной литературы, который в пост-, или уже постпостмодерновом, метапрозаическом мире может вернуть былой, уходящий в сиюминутную, до первобытного простого обмена и получения информации в виртуальных игрушках вроде соцсетей. И, упомянув уже одну из основных фишек этого опус магнума *на данный момент* Данилевского, нельзя под конец сказать и про вторую — упоминания сторонних работ. Художественный, научных, публицистических... И в основном выдуманных, что ссылает нас к пану Лему и его циклу существующих рецензий на несуществующие книги.

** — скажу честно, ибо честным быть нужно. Нужно по системе различных религиозных установок и каких-то нравственных идеалов. Я же просто хочу быть честным с собой, а после и с другими просто так. Просто по своему желанию. Так вот, дабы быть честным, должен признаться, что в моей жизни открытие данной книги не было самым «не предвзятым удивлением». Может, и вовсе не было удивлением... Со мной случалось множество других переживаний различного толка, среди которых, благо на данный момент, не было наркотических *разумеется, запрещенных на территории РФ*. Но, наверное, самым непредвзятым, или лучше сказать неожиданным, но запоминающимся и глубоким удивлением, было мое переживание спустя больше года от моего первой алкогольной неудачи, описанной выше. Лето уже было не за горами, а я и Арья сидели в глубинах одного из парков моего родного города. День был солнечный и лишь совсем чуточку прохладный. Довольно резко наши обычные для публичных мест поцелуи и обнимая, обычные для первокурсной парочки вроде нас, переросли в кое-что другое. О, нет, первое соитие к тому моменту между нами уже давно состоялось. Случилось нечто иное. Одна рука Арьи аккуратно сбросила с меня мою легкую кофту матово черного цвета, висевшую у меня на плечах, на мои колени. А другой рукой, поначалу поглаживая мою щеку, опускалось все ниже. Дойдя до бедра, ее нежная кисть, покрытая бледной кожей, под которой по-дворянски проглядывались ее тонкие кровеносные линии, маскируясь лежавшей специально для этой цели на ногах кофтой, расстегнула пуговицу, а после и змейку на моих джинсах... Мы продолжали и дальше сидеть в людной парковой зоне, целуясь, и лишь мы с ней вдвоем, впитывая самые замечательные и искренние моменты прекрасной юности поры, знали, что происходит под моей черной накидкой. Наверное, именно этот момент, который мы после не обговаривали каким-либо образом, заставляет после всего произошедшего меня думать о всего лишь одной мысли. Очень чувственной, эмоциональной, но уж точно и отнюдь не рациональной. О том, что Арья была не только первой, но и лучшей.

И, наконец, о собственных впечатлениях и понимании прочитанного. Думаю, нельзя не напомнить, что главные цели любой книги — заставить думать и заставить чувствовать. Если думать она заставляет всегда, уже по своей сути, то вот с чувствами «Дом листьев» может и подвести, если вы будете вести отрывистое чтение, лишь время от времени. Поверьте. мне это подпортило общие впечатления. Но в целом времени потраченного я не пожалел. Ведь не просто владеть данным бриллиантом библиофила, но и читать его — нечто особенное и приятное. Особенно рождающееся напряжение во время событий спуска Нэвидсона внутрь «потусторонней» области дома, повествование о которых происходит на страницах с немногочисленным и бегущем тексте. Что же касается понимания задуманного и написанного Марком мною в прочитанном состоянии... Как и в размышлениях о ленте Нэвидсона в рамках текстуального уровня исследовательской работы Дзампано, который тот еще графоман, теорий у меня много. И о сущности дома, и о вопросе происхождения всего в книге, включая и ее выдуманных авторов. Не буду тут писать обо всем, ибо тогда и читать вам не захочется эту непростую книжку — ведь в раскрытии ее тайн и заключается ее основной шарм. Скажу лишь, что на одном из последних этапов прочтения мне показалось, что история, рассказанная в пленки Нэвидсона, которая размеренно переходит из какого медленного викторианского ужаса в *в конце* историю настоящей любви на фоне фантасмагорических событий, связанных с величественным в плане странностей домом, является историей литературы, рассказанной в довольно своеобразной форме. От модернизма через постмодернизм к метамодернизму. Но и других версий хватает. Возможно, что дом, чем бы он не был по своей природе, своеобразный литературный и, в рамках истории пленки Нэвидсона, опять же, бытийный макгаффин, который в итоге сильнее сплочает Нэвидсона и Кэрол, возвращая им потерянную любовь. О Джонни Труэнте, любителя наркотиков, алкоголя, секса с многочисленными девушками, которого судьба привела к изучению записок Дзампано, сказать можно не меньше. Особенно о последних описанных им событий собственной жизни... Но я этого делать не буду. И так сказал больше, чем было нужно. Скажу напоследок, что прочтение «Дома листьев» для истинного ценителя и любителя чтения — опыт уникальный. Который обязательно нужно пережить, дабы не упустить*** кое-что важное в этом сложном океане современной жизни. Жизни, в которой уже не только медным тазом неразличимых обмана и лжи накрылась почти вся сфера обыденных СМИ, но и души людей... Где все труднее отличить правду от лжи, ошибки от искреннего деяния, гениальной работы от бреда сумасшедшего/графоманского ничтожества.

*** — *здесь должен был быть финальный с P.S. отрывок-оммаж рецензента в подражании комментариям Данилевского от лица Труэнта, который, к сожалению, не сохранился. На оборванных клочках от страниц с ним остались несколько пятен, предположительно от слез, окурок с кусочками пепла от сигареты «Parlament. Дым Отечества нам сладок и приятен», закладка с ссылками на несколько стихотворений Есенина, нотный ряд начала песни «Танцуй» российской группы «Сплин» и бессвязный, размытый разлившейся непонятной жидкостью, набор слов, возможно о прочих недолгих и никчемных интрижках автора*.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Сергей Есенин «Страна негодяев»

osipdark, 26 ноября 22:08

*Продолжая марафон отзывов по произведениям, связанным с русскими революционными событиями...*

Еще со школьных лет, когда стала проявляться любовь к чтению и литературе в целом, возникла тенденция к тяге именно в сторону прозы, романов, повестей. Современных и классических, реалистичных и фантастических. Любовь же и устремление к стихам и поэмам же как была мизерной и ничтожной, так оной и осталось на довольно долгий срок. К слову, точно так же все обстоит и в плане моего «писательского» опыта, ибо если что-то сносное и выходит под ярлыком прозы, то вот стихи даже со сноской на их «белость» — корявые *бывшая, которой я их посвящал, подтвердит*. Лишь иногда в руки попадают подобные вещи из разряда поэзии, и лишь изредка возникает желание их читать. Так довольно неожиданно для самого себя натолкнулся на драматическую поэму Сергея Есенина «Страна негодяев», которую прочитал с превеликим удовольствием и взапой.

Короткая, но красивая и невычурная история-драма о первых трудных годах Советской России с колоритными живыми героями. Замарашкин, Чекистов, Рассветов... Даже появившиеся для нескольких фраз персонажи — все интересные и правдоподобные личности, свойственные тому времени. России, изрядно удобренной кровью Гражданской войны, еще с деревянными избами, но великими планами их перестроить. И с толпами тех, кто желает иного пути. А тут, конечно, вспоминается и главный лирический герой поэмы — бандит-повстанец, бунтарь-разбойник Номах. В котором, без особых затруднений, думаю, каждый узнает батьку Махно. Разочаровавшийся в революции, и по-своему старающийся изменить текущие порядки тех, «что на Марксе жиреют, как янки»: «утешить бедного и вшивого собрата» и «устроить для бедных праздник». Но и он, и чекисты в лице Рассветова, пусть с разными идеями, но в средствах схожи. И не гнушатся на самые разные далеко не нравственные поступки.

Кто из дихотомической пары Рассветова и Номаха более прав в строках у Есенина? Во всяком случае наиболее ярким вышел именно последний. Наверное, в те годы всеобщих проблем, нужд, необходимостей и всесторонне сложных проблематик абсолютно, да и немного правых *не в плане политических взглядов, конечно* было мало. А уж не запачканных и того меньше. Время конца эпохи и начало новой, где каждый хоть немного, но был негодяем. А возвращаюсь к самой «Стране негодяев» — прекрасно, блестяще и с целым рядом незабываемых цитат. И это не говоря уж о не совсем потерянной актуальности, выраженной в заглавии.

«В этом мире немытом

Душу человеческую

Ухорашивают рублем,

И если преступно здесь быть бандитом,

То не более преступно,

Чем быть королем...»

Цитаты: использованные строки из «Страны негодяев» Сергея Есенина *как неожиданно*.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Чайна Мьевиль «Октябрь»

osipdark, 21 ноября 01:20

*Минздрав Фантлаба предупреждает читателя о содержании в данном отзыве опасного количества политоты и графоманских абзацев крамольной субъективщины! Берегите себя!*

«Не дай Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!» (очень известный автор)

«Это же Ленин изобрел маркетинг ... Он нашел абсолютно уникальный способ продать людям Советскую власть; фабрики — рабочим, землю — крестьянам, мир — солдатам. Он предложил всем один товар — счастье» (один из самых странных фильмов «к столетию революции»)

Зайду издалека.

*Если кому не хочется этого «издалека», можно либо совсем не читать отзыв, либо перейти к двум последним абзацам*

Месяца с два назад в стенах одного из филиалов своего родного университета мне посчастливилось побывать на открытой лекции, чье название не могло меня не привлечь. А именно, содержание его говорило, что данное мероприятие расскажет о философии Русской (больше Октябрьского ее этапа) революции, ее предпосылках и творчестве Достоевского как зеркала революции большего, нежели чем Лев Николаевич, и в принципе его соображениях в собственных произведениях на тему грядущих перипетий нашей настрадавшейся Родины. Лекторами-организаторами на данном мероприятии выступило трое профессоров, с белеющей сединой в волосах и бородах, с лысинами и чрезвычайно басовитым и низким голосом единственной в этой троице женщины-достоевиста. Которая, сразу скажу, видимо, была еще и единственным форпостом среди этих двух мракобесных башен-близнецов, умудренной во всех планах. Особенно сохранения в черепной коробке всех положительных достижений советской школы. Вообще-мс, старички, за одним из которых явно значились качества великолепного лектора-оратора, пусть и с определенной, но не чрезмерной долей «православной державности» и «уникальной русской имперскости», и интересная мысль по поводу «языческого реликта» в русском бунтарском сознании, а за другим начавшаяся глухота, отрицание отречения царя, упоминание предсказаний о падении монархии в доме Романовых утверждали в своих речах примерно следующее (что характерно, забывая, что подать факты неплохо было б через призму взглядов и цитат Федора Михайловича): в Российской империи не было никакого угнетения по национальному и религиозному признаку, как и царской политики антисемитизма, выражавшейся в чертах оседлости и еврейских погромах *мои вопросы по этому поводу и не только заканчивались ответами по типу «прочитайте нужную литературу, молодой человек»*; разумеется, любой православный в славном царстве Святой Руси и ее владений был равен любому другому подданному царя, невзирая на его национальную и конфессиональную принадлежности; и, конечно, экспансия и реализация имперских амбиций царской России на протяжении веков имели лишь положительный и не в коем случае не агрессивный характер. А все эти ваши революции, страждущие евреи, голодные крестьяне, сожженные аулы периода кавказской экспансии — выдумки злостных, кровавых большевиков, финансировавшихся американскими евреями-сионистами, которые погубили русскую культуру и цивилизацию... Коль даже так и обстоят дела, то понять, что погубило адекватность, доказательность и логичность этих двух ученых дедушек родом из Советского Союза мне все равно тяжело.

А чуть ранее мне опять же «посчастливилось» (сразу отмечаю, что тут я проспорил) попасть на показ фильма, который я зарекся не смотреть — разумеется, «Матильда». Надо сказать, что шумиху (которая вполне могла быть добросовестно продуманной мощной и эффективной пиар-компанией) вокруг него как картины, порочащей святость Николая Второго, я понять так и не смог. Опуская тот факт, что, как и большинство дворянских мужчин до брачных отношений, будущий царь имел романтическую и сексуальную связь с представительницей такого вида искусств, как балет, нашего великомученника, дерьмового политика и последнего императора создатели фильма наоборот стараются всеми силами обелить. Даже в финале *да, спойлер* нашли способ простить его за Ходынку. Вот будущей жене-немке почему-то достается по полной — ее высмеивают и унижают более того, чем фрейлен того достойна. Но, забывая еще про целый ряд откровенных исторических глупостей и неточностей, мелких, в основном, но бросавшихся мне в глаза *упомянуть их тут означает усилить и без того тягостную громоздкость отзыва*, получилась довольно вялая и скучная картина...

...картина, снятая в столетие одних из самых тяжелых, кровавых, трудных, ужасающих, но, черт, самых интереснейших событий в русской истории, а уж поворотных так и вовсе для всего мира! И сняли в итоге фильмец про вялую любовную линию Николаюшки, которая взрывает общественное сознание, пятые точки думцев и кинотеатры с машинами. Правда, нужно быть честными, что к столетию же Великой Октябрьской социалистической революции создали и два масштабных телепроекта о предателе Ленине, и предателе Троцком. Но только вот называя Октябрь и Февраль — проплаченными постановками британских, американских, немецких, семитских или даже японских кураторов, а большевиков — агентами всех возможных иностранных спецслужб, предателями и служителями протокола сионских мудрецов *и доводя разговоры до красного террора, Гражданской войны, советского межвоенного и поствоенного бытия*, эти люди забывают о существовании такой науки, как история, и такой вещи, как здравый смысл. Конечно, увлекательно и здорово, наверное, *но не мне* говорить о великой РУССКОЙ цивилизованной империи, в которой была идиллия, экономический подъем и благоденствие, отсутствовал голод и пережитки крепостничества и сословной системы, об агенте германского Генштаба Ульянове-Ленине и сверхудачной операции свержения царя, а позже и Временного правительства *пусть первое проводили и вовсе без участия большевиков*, но, думаю, стоит вспомнить некоторые факты из отечественной и мировой истории. Например, про крепостничество, которое по сути дело было не феодальным правом, а рабовладельческим строем. Про то, как огромная аграрная империя с вкраплениями невольнонаемных мануфактур и заводов, самый конкурентноспособный товар которой был лес да пушнина, постоянно рвалась на Балканы и к Константинополю с проливами для пиршества в честь расчленения Османской империи. Ой, то есть для освобождения славянских братушек, которые о помощи и протекторате не просили *а некоторые, вроде болгар, и вовсе в мировых войнах выступали против своих освободителей*, и установления справедливого контроля над Царьградом да проливами византийскими наследниками. Правда, и то, и то в итоге заканчивалось каждый раз кровью русских солдат, политической и экономической блокадой объединенной Европы или же ее ведущих держав и поражением данного экспансионистского курса *который даже при своей реализации не факт, что привел бы императорскую Московию к благоденствию через обретенные проливы*. А при правлении Николая Первого данная великая идея фикс монархов России завела нашу по-настоящему, и тут уж без сарказма, великомученическую Родину в Нулевую Мировую Войну. И выходом из ее позорного поражения в светлое будущее *когда самая большая в мире армия не будет проигрывать даже в сумме меньшим человеческим силам* были лишь реформы либерального толка для создания прогрессивного общества и мощной экономики. Осознав данный путь, начав, но не доведя его до конца, Александр Второй вновь открыл дорогу реакции и консерватизму *а также революционному движению в России, которое достойно большего числа исторических фильмов и сериалов*. В итоге Российская империя вновь оказывается в океанах фронтовой крови за братьев-славян и турецкие проливы с усложнившемся после недоделанной крестьянской реформы наиострейшим земельным вопросом, голодом продовольственным и патронным.

Так что несколько столетий регрессивной или в лучшем случае никакой социальной политики, отсталости не то что промышленного, но и аграрного комплекса *при том же катастрофического*, плюс национальные притеснения, недальновидная внешняя политика привели огромную и исключительную империю Святой Руси к русскому бунту. Беспощадному, но далеко не бессмысленному. К всеобщему восстанию за переформатирование всего, поводом к которому стала кошмарная, позиционная, не кончавшаяся Первая Мировая война. И тут вопрос был уже не в том, получится ли остановить данную бурю Революции, и даже не в том, сможет ли аристократическое/буржуазное правительство вновь подчинить крестьянские толпы нормам Святейшего Синода и монархической идеологии. Вопрос заключался в том, кто из русских социалистов, наследников разных течений народничества, сможет правильно сагитировать народные массы, взять власть в свои руки и удержать ее. И так уж вышло, что это была партия большевиков. Ленин и сотоварищи, которые большевизировали Советы, смогли справиться с большей частью национальных сепаратистских движений, белым и черно-зеленым движением. Ну, и переформатировать общество, создав первую в мире систему массового в своей доступности и элитарного по начинке образования от яслей до университетов, завершить смертоубийственную для народа, экономики и вообще русского будущего войну, справиться с интервенцией, индустриализировать страну несколько раз, победить в новой мировой войне, провести аграрную реформу, электрофицировать страну и ввести ее в общемировую экономику. Правда, и забывать о неразумных депортациях целых народов, неудавшейся мировой революции, многотысячных невинных жертвах террора и чисток, которые были результатом когда *упомянул бы ужасающую неотвратимую необходимость, но...* политических интриг, когда бюрократической механистической бесчеловечности, а порой — логичным следствием-продолжением земельного вопроса и Революции, и, конечно, о новых имперских, ставших советскими, амбициях и замашках нельзя.

Именно в свете всего выше изложенного контекста, столетнего уже исторического вопроса, который в сознании масс под действиями пропагандистских инструментов так и не может устояться *продолжая барахтаться от крайности к крайности*, и может быть интересна первая публицистическая попытка Чайны Мьевилля. Первая его научно-популярная, историческая работа для широких, прежде всего западных, масс. Но, поверьте, и для русского *российского-постсоветского* человека она будет полезной в виде, скажем, краткого содержания событий 1917 года. Справочника с алфавитным, хронологическим указателем, изрядно приправленного довольно интересными маленькими фактами и подробностями (вроде первого съезда мусульманок России), которые вряд ли кардинально изменят ваши взгляды на те далекие события, но будут все равно полезны для широты зрения. Также данный труд позволит несколько уточнить и восстановить ваши знания Февраля и Октября, предпосылок данных этапов Русской революции и промежутка между ними. Несколько не мало интересных подробностей я для себя уж точно узнал.

Для меня новая книга, по сути роман Мьевиля — «Октябрь» — не просто то произведение, которое нужно было прочитать хотя бы из-за его автора. Это еще было и желание посмотреть на видение собственной истории со стороны западной, британской, левой и троцкистской, из замочной скважины фантастического гетто. И как человек, который считает, что знает историю своей страны и мира на должном уровне *да, я про себя* и некоторым образом ведет исследовательскую деятельность в рамках событий обозначенного периода, должен подвести следующий итог. А именно то, что несмотря на очень мелкие и редкие косяки (вроде того, что «отмена крепостного права — следствие крестьянских бунтов», хотя сие наоборот) Чайна смог создать последовательную, точную, интересную, хронологически и исторически достоверную летопись месяцев с января по октябрь 1917 года. С которой, если у кого будет на то желание, в качестве опять же справочника-путеводителя можно начать более детальное знакомство с Русской революцией и ее продолжением в виде Гражданской войны. Колебания народных масс, кочевание общественного мнения и поддержки от одной партии к другой, упоминание возможной сдачи Петрограда немцами, наиболее краткий и подробный исторический бэкграунд, составленный автором — упоминаются все важные факторы, события, фигуры и причины данного процесса; показаны в наиболее приемлемом объеме и красках для данного текстового масштаба и жанра. И пусть некоторые моменты в эпилоге отдают конъюктурной субъективщиной, последние, финальные строчки вышли отличными. А основное заключение данной работы верно, логично и не раз уже выведено различными специалистами и исследователями, но, видимо, в контексте нашей эпохи *памятники сепаратистам-коллаборационистам вроде атамана Краснова и отпевания любых жертв Гражданской войны, кроме падших от белого террора* должно прозвучать еще не один раз вновь. Большевики, именно большевики в ходе всех перипетий и препятствий тех лет смогли стать легальной властью над большей частью территорий павшей Российской империи *да и республики*, отбившись от кредиторов Антанты, империалистического невыгодного мира с Центральными державами *переиграв его* и своих внутренних оппонентов. А уж какой была цена, последствия семидесяти лет их самых разных «идейных наследников» — тема совершенно другая и еще более громоздкая. Скажу лишь напоследок, перефразируя для до сих пор верящих в «россию, которую мы потеряли» и немецких шпионов под личинами революционеров, что «народ не захочет, революция не вскочет».

PS. Менее массивные *надеюсь* отзывы по литературе, связанной с Гражданской войной и русскими революциями, впереди и не за горами ;)

PPS. Хоть, вроде бы, и защищаю власть Советскую *которую не только большевики устанавливали, мои дорогие*, большевиков, но более всего симпатизируют в разношерстной среде политических сил и течений начала двадцатого века мне не они. И, конечно, не безыдейные, пустые в плане предложений, лоскутные союзы белых. А «срединный путь», третья сила, если кому интересно...

PPPS. Кстати, если вам совсем надоел треп на тему красно-бело-зеленой России, кто и где накосячил, надоели откровенно пропагандистские и неаргументированные речи всяких там популязаторов-агитаторов, а хочется увидеть свежий, оригинальный, объективный и обоснованный взгляд на многострадальную русскую историю, советую полистать работы Александра Самойловича Ахиезера.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Джо Хилл «Пожарный»

osipdark, 12 ноября 14:26

О Кинге-отце и Кинге-сыне, иль про по-истине адский Зэ Энд.

Не малых габаритов томик Джо Хилла, сына легендарного Короля Ужасов и просто хорошего писателя не без своих провалов Стивена Кинга, под заглавием-аллюзией-отсылкой к более легендарному творцу, «Пожарный», и вправду вышел адским. Но не адски крутым, интересным, оригинальным, прекрасным и т.д. Нет, просто постапокалипсис тут, довольно шаблонный в плане общего развития сюжета, и впрямь грозится превратить мир и грешное человечество в во истину Ад. И подана данная история скатывания в пламя конца света скучновато и чересчур претенциозно. Да, кстати, графоманство тоже присутствует, а после в свое время прочтения расширенной версии «Противостояния» Кинга-старшего так и тянет к мысли о наследственности данной болезни. При том же именно по мужской линии.

Особо пересказывать сюжет смысла не вижу. Скажу только, что в общих чертах совпадает с уже названным «Противостоянием» и в принципе напоминает кинговский слог. Насчет слога самого Хилла я без понятий — это первая, и, наверное, последняя прочитанная мной его труд. Нет-нет, это не полный провал, это не плохая книга. Просто она скучная и слишком шаблонно-предсказуемая, хотя, по сути дела, главная идея романа оригинальна. Собственно, вирус непроизвольного самосгорания, человек, который может контролировать свое «самогорение», возможная мистическая подоплека всего этого и ребенок, который должен появиться на свет у зараженной женщины. Из этой комбинации можно было вывести что-то более лучшее, как лично мне кажется. Жаль, что красивый и перспективный замысел потерпел кораблекрушение об айсберг самоповтора и самокопирования. И, черт его возьми, графоманства — болезнь творцов, что уж и сказать.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Грег Иган «Как она улыбается, что она говорит»

osipdark, 11 ноября 19:50

Один из ранних рассказов Грега Игана под заглавием «Как она смеется, что она говорит», можно отнести к тому типу творчества данного «сверхтяжелого» от научной достоверности пласта писателя, в котором он доказывает в первую очередь свое писательское, а после уже фантастическое начало. Примерно также, как и в другом его рассказе — «Ров», где Иган, в прочем, как и здесь, поднимает проблемы не проблемы прогресса и воздействия его на общество, не экологические моменты, не ИИ/Контанктные нотки, а вечные проблемы человеческого бытия. Только вот в уже названном «Рве» это была проблематика чужого и многочисленных границ, которые так охотно воздвигает человек между представителями своего вида кровью, идиотскими мировоззрениями и экономическими интересами, а здесь тургеневского толка и высоты вопрос конфликта, непонимания поколений. В данном случае главного героя, отца, и его сына, плюс сопутствующие вытекающие — жизнь в эпоху перемен, маленький человек и уже фантастического разлива Иган успел затронуть и проблему ИИ с самосознанием. Но вот только если «Ров» с одной глобальной проблемой по-чеховски справляется гениально и кратко, то в данном случае небольшой объем такие социально-личностно-бытийные вопросы не помогает решить, да и показать лаконично и во всей красе. Повествование обрывается чуть ли не на полуслове. Хотя, безусловно, «Как она смеется, что она говорит» — лишь начало творческого пути Грега Игана, и далее краткость и емкость у него в малой прозе совмещаются гораздо лучше, поэтом рассказ и заслуживает высокой оценки.

И да, добавлю, что в данном случае «отцы и дети» — люди и почти-постлюди, время перемен — наступающая Технологическая и Биологическая Сингулярность, а маленький, и в чем-то лишний человек — немодифицированное «мясо», которому найти свое место в мире, захватываемом волной автоматизации и трудового замещения, все сложнее и менее реалистично... Таки наше ближайшее дивное и не столь новое будущее.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Роберт Сойер «Квантовая ночь»

osipdark, 20 октября 20:31

А земляк актуального и хард-сайфайного Питера Уоттса, многоуважаемый Роберт Сойер, продолжает заниматься все тем же, чем в чуть более ранних работах — самокопированием. Это, конечно, у него неплохо получается, но черт — это уже начинает несколько надоедать и приедаться. Все же Сойер не так хорош в эффективных перестановках в новые литературные коды как, rest in peace, Клиффорд Саймак, мною обожаемый еще в самом начале моего книжно-червивого пути в данном пространственно-временном континууме... Да, кстати, речь идет о последней книге канадского писателя — «Квантовая ночь» (как всегда благодарности Слободяну за очередной качественный и добровольный перевод).

«Квантовая ночь» — это «Факторизация человечности», только если из нее убрать суть сагановского «Контакта», своеобразным ремейком которого она является, и добавить вместо нее политического триллера со спасением мира от нового Карибского кризиса, который, вот те на, можно назвать Канадским. И на самом деле, я не утверждаю, что это плохо, но вот вышло несколько... Несколько лоскутно и не ахти как ровно. Именно в плане восприятия всего материала «Квантовой ночи», а не связок в сюжетных линиях самого текста. Просто в итоге, по прочтении романа, мне трудно сказать, о ЧЕМ он именно-то повествовал. Ибо, да, теория двухпалатного разума, которую, видимо, очень популярно упоминать среди канадцев (хотя она в принципе становится все более популярной, и, на самом деле, мне симпатична, в следствие чего я жду перевода теоретической работы «Возникновение сознания в процессе краха бикамерального разума»), сойеровская фантастическая идея фикс, так сказать, о квантовой взаимосвязи всех людских мозгов и другие вещи. И в качестве популяризации научных идей «Квантовая ночь» — крайне удачная книга. Узнал и для себя кое-что новое. Но вот литературная составляющая слабее, чем бывает у Сойера. Хотя главный герой, Джеймс Марчук, вышел и прописанным, и интересным. И да, сюжет, между прочим, не обошелся без клюквы!.. Тьфу, не клюквы, а пророчества. Надеюсь, не (само)сбывающегося. Видимо, Роберту уже известно, кто победит на наших ближайших выборах снова... Ой, спойлер.

Подводя некий итог потока мыслей выше, заключаю следующее. «Квантовая ночь» мне понравилась. Хорошая книга, с добротной популяризаторской стороной. В этом плане поработал автор на славу. Но сюжет и вся литературная суть текста — ну, не знаю, лично для меся остались не до конца осмысленными. Я не увидел там ключевых идей и авторских замыслов посреди его фантастических допущений. Антивоенщина имеется, но появляется лишь под конец, и куда девать тогда большую часть книги? Вышло не совсем доработано, как мне кажется. Обертка есть, а вот сути, к сожалению, маловато будет. Но не читать и не обращать внимание из-за этого на очередное творение Сойера лично для меня — греху близко. Так что поскорее идем проверять на коллайдере с применением технологии для анализа движения ваших глаз кто вы — психопат, нормальный человек или один не мало известный философский эксперимент?

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Виктор Пелевин «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами»

osipdark, 11 октября 23:10

Начну, наверное, с очередной анекдотичной крылатой пелевинской фразы, позаимствованной мной из романа «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов и масонов»:

» — Что такое феминизм?

— Читали «Капитал» Маркса? Если проституция — это прибыль из п*зды, то феминизм — сверхприбыль оттуда же».

Не связанная эвфемизмами и цензурой, в своей откровенной, пусть и пошлой в критерии откровенности, цитата-то глубже и шире, чем кажется. Не упрек в борьбу за права женщин, гендерное равноправие, которое, безусловно, необходимо отстаивать в странах с феодальными пережитками, а намек на то, к чему пришло данное движение, даже скатилось. Инструмент манипуляции в политических игрищах и отличный бренд истинных демократий, с помощью которого можно отлично наживаться. К сожалению, даже передав контекст, один мой либеральный... нет, не чекист, а просто друг, правда, друг отличный, братан... нет, не масон, в смысле, а просто братик, таки увидел здесь лишь сортирную пошлятинку необразованного писаки, который глумится над бедными представительницами крайне древней жреческой профессии.

Возвращаясь конкретно к комментированию данного произведения Виктора Пелевина, должен сказать, что это что-то великолепное, настолько же масштабное, во истину постмодернистское, искусное и интересное, как и такие его вещи, вроде «S.N.U.F.F.» с «Чапаев и Пустота». И, самое главное, лучше «Т», который пусть и был, как и любая другая работа автора, с оригинальными концепциями (каббалистика для попадания в рукописные миры; души писателей, перерожденные в литературных персонажей; человеческая душа и мир в целом как сменяющие друг друга актеры на сцене, которые есть античные и иные боги), долей юмора, цитатами в народ и т.д., и т.д. *прочие не оспоримые плюсы пелевенщины*, был все же книгой чересчур занудной и монотонной, с крайне тягомотным развитием сюжета. И, по сути, дублированием «Чапаева и Пустоты», только, в отличие от того же «S.N.U.F.F.», плюсов у данного апгрейда аля модернизации самой известной и сильной работы Пелевина, в сравнении, конечно, не было. В этом смысле, как и в других, «Лампа Мафусаила...» — явное, бесспорное движение, даже мощнейший толчок вперед. И в плане концептов, и в плане персонажей, и в плане формы.

Перед нами четыре повести, четыре эпизода чуть ли не эсхатологического противостояния двух сверхсил человеческой истории — альянса масонских лож и светлого ордена чекистов, которое разворачивается во времени, в пространстве, в Пустоте, в экономике, голове, подсознании, политике, оккультизме и т.д., и т.д. *пелевенщина*. Четыре повести, которые умело как все вместе, так и по отдельности (особенно «космическая драма», где есть место политической сатире, исторической прозе, русской повести примерно так 19 века, хроноопере, научной фантастике и т.д, и т.д.) комбинируют и образуют отменные пастиши. Четыре повести, каждая из которых гладко и неожиданно нетривиально переходит в другую, образуя метапрозаический роман, а обращая внимание на многочисленные отсылки к предыдущим произведениям Виктора Пелевина («Т», «Чапаев и Пустота» — и это как минимум, самое что на поверхности), так и вообще его межпроизведеченский, общетворческий метароман. Метароман, в котором понимание реальности в очень обобщенном виде уже давно потерялось в постоянно изменяющихся даже не картинах на расстановку сил в мировой шахматной доске Человечества, не исторических вариаций тех или иных событий, а в сменяющих друг друга устройств мироздания made in the Pelevin's mind, где реальности лишь иллюзии в море Пустоты, где миры лишь взгляд Великого Ока на само себя, где все написано либо каким-то писателем, либо его творением, где реальность лишь сон кокаинового наркомана времен Гражданской войны, где реальность лишь книга бытия вневселенской сверхцивилизации, где реальность лишь одна из возможного бесконечного квантового множества возможностей, где реальность очередное изменение в темпоральных войнах, где реальность продукт войны древнейших цивилизаций галактики, и т.д., и т.д. *пелевинщина ж*. Не счесть числа этим потенциям, которые рождаются и занимают свое законное место в литературном Универсуме Виктора Олеговича по его душевному настрою. Или настрою коллектива авторов, которые пишут за тенью придуманного ими же лейбла-проекта (хорошо над этим поиронизировал сам Пелевин, кем или чем б он не был, в «Т»).

Как бы там не обстояли дела творческие на самом деле, перед нами четыре классных и мощных, безусловно, по всем критериям, постмодерновых законченных произведений, сводящих все, кроме пародирования и разрушения собственных жанров (как, for example, «исторический очерк» «Храмлаг», второй по крутости у меня после «Самолета Можайского», который деконструирует (пост)советскую архивно-историографическую документалистику; а как он объясняет корни зоновского российского блатняка — это так и вовсе сказка) и прочих чисто постмодернистских задач, говорят о главном. Через черно-юмористические и иронические, не скрыто сатирические, моменты, «Лампа Мафусаила» доносит до нас размышления, в не очень-то и законспирированном облике, из второй части названия романа. Да-да, не последняя, а лишь крайняя битва нас, бравых чекистов, и их, лицемерных масонов. Восток и Запад, Россию и прочую Европу + Америку, нашу и их(нюю) цивилизации. Вечное, действительно глупое, непрогрессивное историческое противоборство*, где амбиции обеих сторон, кои стоит обозвать ненаучно, как говорит один мой знакомый профессор, понтами, заставляют нас повторять одни и те же матрицы-программы, лезть, возвращаясь и скатываясь, в одни и те же отхожие ямы и анналы истории, более похожие для нашей исстрадавшейся Родины именно что на аналы. И, как по мне, тут Пелевин не за какую-то одну сторону, пусть он и человек антисоветский, в том числе и в некоторых изречениях конкретно в данной книге, а за пагубность и откровенную глобального масштаба глупость обоих субъектов конфликта. Показать эту неизбежную данность у Виктора Олеговича вышло блестяще. Все аллюзии на современные политические коллизии и происшествия, исторические и прочие вещи видны, так сказать, не вооруженным глазом под всей этой эмалью из иронии и порой порнографической сатиры. Ведь, как ни крути, а масонам «по*бать на русский космизм».

Для меня «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами» — яркая, новая и довольно неожиданная ступень в творчестве автора, явная эволюция по восходящей через несколько падений в неудачное самокопирование. Книгу надо читать, обязательно, ибо где еще без всяких там политкорректностей и фальсификаций исторической науки можно узнать неподдельную и искреннюю, наполненную отвагой и доблестью, цепь схваток чекистов с масонами?

* — противоборство, как мы видим, продолжается не только в политике и экономике. То есть, конечно, в последнем мало вероятно, что оно вообще имело место быть и начиналось хоть в какой-то из реальностей, но что оно перешло вновь в культурную сферу, точнее в подкультурную, подземную, точнее андеграундную, это точно. Да, я про «битву рэп-сверхдержав», про баттл Oxxxymiron'а** и Dizaster'а, которая скоро состоится на исконно масонских землях.

** — настоящий участник «холодной» рэп***-войны, который скоро станет воителем в «горячей», также сыграет роль Митру в новой, второй, российской экранизации Пелевина. Так как для меня это будет первый российский фильм в этом году, в который я направлюсь на просмотр именно в кинотеатр, думаю, и на кинематографическом поле скоро состоится очередная крайняя битва. Разумеется, оная есть часть военных действий, объявленных Министерством культуры англосаксонским масонским ложам против продвижения на наши территории их информационных орудий массово пропагандистского поражения.

*** — «И мы родились не в тот век, В холодной державе, не на том полушарии». Хм, возможно, рано мы товарища Мирона Яновича записали в чекистские первые ряды. Нужно вновь проверить на наличие связей с вольными каменщиками, только на этот раз не через вай-фай и розетку. Видимо, и авторскую литературу стоило пролистать. Под носом ведь все оставил, экий масон хитрож...

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Роберт Чарльз Уилсон «Хронолиты»

osipdark, 28 сентября 20:12

От разных авторов ждешь совершенно разного. Одни неожиданно хорошо удивляют, другие настолько же внезапно огорчают. Третьи верно и с закрепленным уже в умах своих постоянных читателей качеством выдают раз за разом работы одного и того же уровня. Наверное, именно последнюю типологическую характеристику я бы дал для Роберта Ч. Уилсона. Этот писатель, большая часть романов и прочих произведений которого не переведены на наш великий и могучий, в моей голове остается сильным и отличным автором-фантастом, который и фантастические допущения новаторские даст, и покажет нашу реальность, от них исказившуюся реалистично и во всех сферах, и персонажей живых нарисует в красивом сюжете.

Именно эти пункты я своевременно и в положенном количестве всегда получал в таких его вещах, как небезызвестном «Спине», таинственном мрачно-научном «Blind Lake», в фантастическом антураже реалистичной драме о кризисе среднего возраста и маленьких людях «A Bridge of Years», в крайне диковском «Мистериуме», в антиутопии об эволюции социальных сетей «The Affinities» и в других его книгах. И в одной моих любимых произведений Уилсона — в «The Harvest». Романе, который я прочел в определенном смысле сложном периоде своей жизни и который даже помог мне его пережить, осмыслить и преодолеть с нужным опытом.

«Хронолиты», обладатели самой значимой для меня премии в мире литературной фантастики — «Мемориальной премии Джона Кэмпебелла», попали мне в руки в момент аналогичный «The Harvest». Поэтому, в связи с предыдущим моим опытом, в принципе из-за значимости персоны Роберта Чарльза для меня и, собственно, потому, что книжка вышла на русском языке в значимой для жанра книжной серии, и надежды возлагались высокие на прочтение. К сожалению, во многом они не оправдались.

В любом случае уровень данной работы выше самого неудачного на данный момент и по моему «скромному» мнению романа писателя — «Биоса». Но и до высот «The Harvest» и еще пары других шедевров Уилсона ей далеко. «Хронолиты» — очень средняя книжка, пусть и с крайне необычной, привлекательной фабулой, которая для меня определила ее как нестандартную хронооперу с обычным для Роберта Уилсона семейно-психологическим и социальным подтекстами. И сразу видно, что данное произведение вышло до «The Harvest», ибо ситуации более-менее идентичны. Главные герои в неудержимом потоке трансформирующегося во что-то ужасно непонятное мире, чьи дети и близкие отвернулись от всего старого, включая и их самих (фантастическая интерпретация тургеневской проблематики, хех). Только вот в более поздней работы переживаниям главного героя действительно сочувствуешь на все что, чуть ли не принимая его за самого себя, и ужасающее отрицание и непонимание грядущего воспринимаешь таким же образом. В «Хронолитах» же рассказчику не очень хорошо получается сопереживать и ассоциировать себя с ним. Конечно, как вариант, герой из мира Хронолитов просто вышел менее однозначным и менее, что неудивительно, похожим на меня любимого, но тем не менее. Сами персонажи вышли не такими живыми, как в других работах Уилсона, концовка оказалась послабее ожидаемой. Столь же ожидаемого эпохального столкновения с Диктатором из Будущего и его собственного Мира также не вышло. Да и фантастический элемент в целом подкачал...

Но опять-таки, все выше изложенное — следствие из сравнение с большей остальной частью романного творчества Роберта Ч. Уилсона. Все это вовсе не означает, что книга плохая, читать ее не стоит. «Хронолиты» лишь чуть слабее других книг писателя, но не более того.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Нил Гейман «Сыновья Ананси»

osipdark, 24 сентября 01:08

В младшей и средней школе, да и до школы вообще, обожал читать (или слушать, касательно дошкольного возраста) легенды и мифы разных народов. Осилив и более-менее закрепив классические античные греко-римские, скандинавские и остальные наиболее известные из них, в наиболее удобоусваиваемом варианте, я с интересом открыл для себя чуть позже иные этнические сказания. В школьной библиотеке стояло несколько томиков-сборников сказок-мифов по их географическому происхождению, и именно тогда я узнал об удивительных историях происхождения мира по мнению племен Океании и Африки. И о боге-пауке Ананси, который был настолько древним, что его собственного отца пришлось похоронить в его хитрой и очень мудрой голове.

И роман Нила Геймана «Дети Ананси» как раз и посвящен колоритной мифологии родом из Западной Африки. С континента, откуда не только вышло все человечество в виде многочисленных миграционных волн по мнению ученых мужей с их чистым, лишь знающим, а не верующим, разумом, но и откуда, по мнению тамошнего народонаселения, вышли Истории. А богом историй, где слушатель преклоняется не перед страхом и охотой, а перед Хитростью, Ловкостью мысли и слова, Юмора и Остроумия, как раз и является восьмилапый хитиновый Ананси. Африканский трикстер, один из самых древних богов, смешной и умный, словоохотливый и довольно семейный...

Но книга Геймана, которая расширяет границы вселенной, положенной в «Американских богах» (при том же расширяет не только засчет интегрированной африканской мифологии, но и с помощью новой информации о сложности иерархического мироустройства данного мира, в котором, видимо, люди — далеко не первые существа, которые придумали рассказывать Истории и верить в них), не о самом пройдохе Ананси, а о его ребенке. Детях. *Тут уж вам решать, кхм* И, казалось бы, рассказываемая история крайне шаблонна в своей сути. Предсказуема, заштампованная... По сравнению с «Американскими богами», во всяком случае, именно такое впечатление и создается. Но лишь поначалу. Да, первая книга цикла, безусловно, серьезная, захватывающая, эпичная, с интересным поворотом сюжета, который Гейман умело завернул в виде пары-тройки фраз-намеков. Но в «детях Ананси» он же умудрился сделать из романа-шаблона красивое с отменным юмором повествование, в котором место найдется не только для закономерного с самого начала хэппи-энда, но и для нескольких интересных сюжетных разворотов. И, в отличие от тех же «...богов», в «Детях...» все герои, все персонажи получают должное раскрытие и живость. Даже второстепенные, в отличие от в который раз упоминаемой книги (все-таки там единственный герой — Тень Мун).

«Дети Ананси» — отличное, незатейливое, легкое, красивое и смешное дополнение для полидиаспорнобожественной геймановской книжной вселенной. Что-то вроде романа-фильма, который, думаю, и экранизировать можно будет гораздо проще, нежели основную книгу цикла (при том же именно в виде фильма, для которого оригинал с линейным повествованием уже является готовым сценарием). И с которого, как мне кажется, можно, собственно, начать знакомство с этим миром. Хотя особой разницы лично для меня между «Американскими богами» и «Детьми Ананси» нет. Ведь какая разница, с какого конца одной палки начинать? Все равно в итоге познать мир богов-мигрантов, работающих таксистами и гробовщиками ради веры в американскую мечту (а тут зарыт панчлайн), стоит обязательно.

ПС. И про яркий, стильный, местами (и, извиняюсь за тавтологию заранее) очень к месту трешовый и сюрный, не потерявший основную смысловую колею книги, недавно вышедший сериал тоже забывать не стоит. Обязательно узрите гениально сыгранного Иэном МакШейном Мистера Среду и еще больше самых разных богов с их возможным ребрендигом под запросы нашего крайне потребительского мира.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Элеанор Лерман «Radiomen»

osipdark, 15 сентября 12:52

«Мемориальная премия Джона Кэмпебелла», на мой взгляд, остается самой актуальной в мире литературной фантастики на сегодняшний момент. Актуальной из-за своей непредвзятости, ведь номинантами и обладателями ее становятся авторы, чьи произведения действительно можно назвать красивыми, неординарными, впечатляющими и интересными (т.е. данная премия не те более известные в нашем литературном гетто бренды, к сожалению скатившиеся в подбор победителей под политически корректную значимость). Поэтому я, не боясь разочароваться, частенько использую данный ресурс в качестве поиска новых романов, которые стоит прочитать. И пока что примеры в виде «Первых пятнадцати жизней Гарри Огаста» Норт, «Странных тел» Теру, «Осама» Тидхара лишь подтверждали мой выбор премии Кэмпебелла как путеводной нити в новинках научной (или не совсем) качественной фантастики. А это еще не считая целого ряда книг, выбор которых в качестве победителей или даже номинантов совпал у меня с мнением жюри (призовые места тут занимали «Загадка трех тел» Цысиня, «Город перестановок» Игана, «Город и город» Мьевиля, «Островитяне» Приста, «Заводная» Бачигалупи и многие, многие другие), и еще большего списка лишь готовящихся к прочтению...

В этот раз я решил прочесть роман, взявший премию в прошлом году, за авторством ранее мне неизвестной писательницы Элеанор Лерман, под заглавием «Radiomen» («Радисты»). И, к некоторому моему разочарованию, видимо, в этот раз выбор премиальной коллегии несколько сбился с пути истинного. Дал сбой. Черт, в их перечне была «Новая Луна» Макдональда! Настоящий же шедевр! Да и еще несколько вещей, которые на русский не переведены, мною не изучены, но могут оказаться более интересными, нежели чем данная книга.

Нет, «Радисты» — неплохой роман. Не плохой, но и не идеальный. И уж точно не шедевриальный. Небольшая по объему, но вместе с тем затянутая и чересчур монотонная история, где смешались мифы о мифах догонов, ирония над сектами по типу саентологов и несколько неудавшийся Первый Контакт. В центре истории — девушка по имени Лори Перцин, в детстве встретившая в квартире своего любимого дяди Ави, радиолюбителя и искателя инопланетных посланий, размытый образ чего-то из явно не нашего мира. И уже в зрелом возрасте, в почти что нуарных пейзажах бедных районов Нью-Йорка с частыми отключениями отопления и сносом домов отдыха для рабочего американского класса, после сеанса у экстрасенса и звонка с любительского ночного радио-шоу, ей вновь придется вспомнить полузабытый случай из детства. Случай, который слишком серьезно интересует общества «Голубое Осознание», всерьез считающее человечество потомками высокоразвитой инопланетной цивилизации. А с появлением в этой истории догонской собаки все обернется и того более необычным поворотом в виде инопланетного богоискательства в космическом радиоэфире...

Жаль только, что с подобной интригующей фабулой, «Радисты» Лерман сильно сдают позиции в итоге. Персонажи, к сожалению, мало раскрываются. Даже главная героиня. Кажется, что повторений описания ее обычного рабочего дня бармена слишком много, чем всего остального — поиска инопланетных посетителей, разгадки догонских секретов, деятельности псевдорелигиозной секты Осознанников, раскрытия тайны пришельцев-теней... Мало фантастики. Чуть больше литературы, но не настолько, чтобы стало многим лучше. Как мне думается, планировавшегося романа-иронии о сомнительности веры что людей, что пришельцев, что всех разумных существ не вышло. Точнее, вышло не совсем так, как надо было. Вместе с тем все равно читалось с интересом, и каких-то иных конкретных минусов назвать не смогу. Зато дополнительный плюс можно втиснуть — про советскую космическую программу еще помнят за бугром.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

osipdark, 11 сентября 23:32

«Знаете, что о нем просто сразу все говорит? Его любимая книга — «Мастер и Маргарита». Бл*, ни*уя не избито!

... Михаил Афанасьевич плачет, бл*ди, поставьте книгу «Белая Гвардия», «Собачье сердце», «Роковые яйца», «Зойкина квартира», гниды!»

Читал, как и абсолютное большинство, данное самое известное произведение Булгакова по прихоти школьной программы, второпях, и, если уж быть честным, без особого желания и интереса. Хотя уже тогда я воспринимал этот роман как действительно сильное, проработанное и многослойное литературное творение, чья архитектоника заставляет восхититься, прочитанные чуть позже (или же наоборот раньше) другие работы автора вроде «Собачьего сердца» и «Белой гвардии» понравились мне куда больше данной сатиры/горькой иронии в одеждах мистики и магического реализма. И, если честно, данный сложный по строению и смыслам роман Михаила Афанасьевича даже после повторного прочтения уступает место уже обозначенным выше другим его вещам, которые мне по-настоящему понравились. Да и оммаж Стругацких в виде «Хромой судьбы» впечатлил меня куда больше. Поэтому, а также в связи с 23 страницами комментариев разных объемов только на фантлабе, не считая университетского уровня научных трудов о данном произведении, не думал вставлять свои пять копеек в возвышенные речи об этой книге.

Не думал до сравнительно недавней просьбы о помощи в написании эссеистской заметки к «Мастеру и Маргарите». И чтобы выполнить ее, было необходимо, разумеется, вновь взять в руки томик Булгакова. Это и некоторые новые для меня сведения из его биографии подтолкнули к новому взгляду на мироздание, выстроенное Булгаковым в его романе.

Темы творца и творения, творчества, роли и судьбы автора в сотворении нового являются одними из основных в книге. Об этом говорит как выбор имени для одного из главных героев (Мастера, вынесенного, собственно, в заглавие), так и структура «Мастера и Маргариты» (деление на «внешний, основной» роман и «внутренний, вложенный»). Как известно, «основной, внешний роман» — часть о Мастере, Маргарите и событиях, происходящих в советской Москве во время посещения Воландом. «Вложенная, внутренняя» — та самая рукопись, созданная и уничтоженная Мастером, действия которой разворачиваются в подконтрольной Риму Иудее два тысячелетия назад. Части эти, конечно, перекликаются. В основном с помощью персонажей, которые «перекочевывают» из «внутреннего» во «внешний» романы.

Идя далее, стоит отметить, что и роман Мастера, и он сам — идеальные формы, т.е. «настоящая, правильная книга» и «настоящий, правильный писатель». Если по поводу «вложенного» произведения это можно вывести только исходя из параллелей с Евангелием и тому, что это действительно красивый и стройный элемент большого романа, то вот насчет Мастера все проще. Обезличенный персонаж, о прошлом которого известны лишь самые крохи, а вот главной деталью которого являются его страсти, коих всего две. Маргарита — тайная жена, возлюбленная (муза), и, собственно, его роман (рукопись о Понтии Пилате и последних днях Иешуа Га-Ноцри). Который, к слову будет сказано, не просто очередная книга в его профессиональной карьере, а его Главная и Самая Важная Работа, его шедевр. Но Судьбой и Целью Мастера как идеала настоящего автора было не только создать творение, но и принести его людям, дать его миру. И вот последнее у него как раз-таки и не вышло. Не выдержав сопротивления и нападок со стороны элиты писательского сообщества столицы, а потом и последовавших прочих ударов непростой жизни, Мастер разочаровывается на всем и уходит со сцены.

Предав свои собственные идеи, он ушел от своего рока. Отправив свою рукопись в пламя, он проявил слабость. Мастер не смог выполнить возложенной на него самим собой судьбы, отказавшись и отрекшись от всего — от работы всей жизни, возлюбленной и обычной жизни. Таким образом, он потерял путь к свету (то бишь славе, успеху, признанию, увековечиванию), заслужив (в качестве и наказания, и поощрения) лишь покой (в смысле увядания в палате для душевнобольных).

Правда, если не забывать про мистический антураж «Мастера и Маргариты», «потеря пути к свету...» приобретает и дополнительный смысловой пласт, меняя понимание и роли Мастера в произведении, и роли «внутреннего», да и «внешнего» романов. Возможно, не только и не столько сам Мастер возложил на себя ношу в виде создания и распространения своего труда, и у него, так сказать, были свои заказчики.

Во вселенной, созданной Булгаковым, присутствуют вполне реальные потусторонние силы. Владыки мироздания, мощные сущности, представляющие Свет и Тьму, Добро и Зло. Пусть в произведении Михаила Афанасьевича данное деление весьма условное и размытое, все-таки представителем и повелителем темных сил является Воланд, булгаковский аналог Сатаны, а светлых – Иешуа. Видимо, именно вторым и была возложена в качестве испытания и миссии всего существования на Мастера написание рукописи о житие Га-Ноцри, его настоящей жизни. Нового Евангелия для новой, советской России. К сожалению, со своей участью Мастер справиться не смог. Поэтому света, то есть исполнения своего предназначения и награды со стороны Иешуа, он не заслужил. Но в мире романа Михаила Булгакова зло и добро не являются абсолютно христианскими (скорее гностическими), то есть онтологическими противоположностями, а скорее наоборот, лишь дополняют друг друга. Поэтому еще до обращения в финале книги Левия Матвея, посланника Иешуа, к Воланду с просьбой о награде для Мастера и Маргариты, сам Князь Тьмы помогает ей наказать виновных в невыполненном предназначении и жизни Мастера, найти его самого и восстановить из пепла утраченную рукопись, уже позже отправляя их двоих на вечные покой и уединение. Несмотря на положительную для них двоих развязку, надо заметить, что Мастер не выполнил своей миссии, то есть отрекся от Иешуа и от Света. От первоначального варианта своей судьбы. Из-за этого отречения он автоматически перешел под «юрисдикцию» сил Тьмы, то есть Воланда, который за исполнение роли хозяйки бала у Сатаны Маргаритой наградил их обоих покоем. При том же в данном случае «покой» тоже можно рассматривать и как в качестве наказания, и как в качестве дара, награды.

Вот такие новые смыслы можно увидеть, заново открывая уже изрядно пропитанную пылью книгу. Так что, безусловно, второе прочтение «Мастера и Маргариты» было произведено не зря, с пользой, и, что самое главное, с интересом. И в будущем я не сомневаюсь, что еще раз прочту данный роман Булгакова. Только не стоит забывать, что читать, так скажем, главные вещи в библиографии любого писателя, конечно, хорошо и полезно, но вот забывать про все остальные его работы все же не стоит. Особенно если речь идет про Михаила Афанасьевича, у которого таковые в наличии уж явно имеются.

(Приведенная цитата: Oxxxymiron)

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Йен Макдональд «Бразилья»

osipdark, 9 сентября 12:19

«Если Вселенная бесконечна действительно, значит есть куча копий нашей планеты...»

«Бразилья» Йена Макдональда — сплав детектива, романа-квеста и дивного квантово-метафизического киберпанка в крайне красивых и экзотических мультикультурных пейзажах Бразилии разных эпох. Столь разных, что они кажутся иными Вселенными, иными Реальностями, отделенными в квантовом мировом древе точками бифуркации. Или так оно и есть? А может быть, все еще сложнее.

«Где-то сейчас происходят те же события, копия меня пишет копию песни этой...»

В этом романе Макдональд смог создать три независимые сюжетные линии, якобы и одновременно с этим на самом деле располагающиеся в разных временных пластах истории Бразилии, одинаково интересные, колоритные и наполненные отсылками и сносками друг на друга таким образом, чтобы быть грамотно объеденными в самом финале данной книги. Получилась довольно сложная и закольцованная структура под обложкой квантовой многомировой интерпретации с мазками иллюзорности даже такого бытия. Но самое главное у автора получились живые, разные и столь не похожие друг на друга герои, но все-таки схожие в главном — они люди, которые просто хотят жить обычной счастливой жизнью в этом дико странном мире, который постепенно заполняется их загадочными двойниками, ножами, разрезающими саму ткань пространства-времени и организациями на подобие азимовской «Вечности» или бэнковского «Концерна», с маниакальным желанием сохранить статус-кво мироздания по своему усмотрению.

«Если вселенная бесконечна и в правду, то прямо следует из этого факта, что ты точно так же ждешь когда я вернусь обратно, где-то там в глуби далеких галактик...»

Но, наверное, главный герой книги не паренек Эдсон из недалекого киберпанкового будущего грез Большого Брата с пристрастием мнить себя Билли Миллиганом, не медиа-бизнесгерл из настоящего Марселиа Хоффман, которой, видимо, очень не хватает обычной любви, а не славы с успехом, и даже не иезуит-монах с темным прошлым Льюис Квинн вместе с французским ученым нового времени Фальконом, а само место действия всех событий романа — Бразилия. Когда-то колониальная мозаика европейских государств, потом существенная часть огромной империи, потом сама империя и наконец независимая республика, но все с теми же фавелами, синкретическими религиями на стыке христианства и язычества с Богоматерями-Чего-Угодно, смешением всех рас и национальностей в южноамериканской версии мультикультурного плавильного котла и, что самое главное, всенародной любовью к футболу. Как сказал (не совсем прямая цитата) один российский известный деятель искусства и не только, если Россия литературоцентричная страна, то Бразилия — футблоцентричная. Да и разве в этом лишь «центризме» вокруг чего-то одного и наплевательское отношение ко всему остальному наше сходство? Майкл Суэнвик говорит о сходстве Америки Штатовской и нашей Родины, а вот Макдональд, по-моему, показывает схожесть судеб нас и южноамериканских братьев. Ведь от Бразилии в одноименном произведении Йена зависит будущее не одной Реальности и Вселенной, а вот свой собственный путь найти и выстроить, как и всегда, гораздо сложнее...

«То есть не ты конечно, а твоя копия и не меня, а мою копию, конечно, если, конечно, все это не утопия и вселенная действительно бесконечная!»

В итоге Макдональд создал очередной шедевр наподобие «Новой Луны». Только это не романтическая ода первооткрывателям и строителям новых миров (хотя в финале романа...). Это история одного очень интересного места на Земле в разных временах, в разных версиях мира, в разных лицах, с нелегкой и запутанной судьбой. Это история, которая в чем-то схожа с «Дарвинией» Уилсона, Макдональда же «Ночью всех мертвецов», а в чем-то и с «Бесконечным убийцей» Грега Игана. Да и с целым рядом других фантастических и постмодернистских работ, ведь она ставит ставит уже довольно старый и классический, практически риторический вопрос, о том, что есть реальность, а что есть иллюзия, и если иллюзия так уж неотличима от реальности, то есть ли между ними в таком случае хоть толика разницы? И в таком случае что может быть целью существования маленького иллюзорно-реального разумного существа в одном из этих бесконечных мирков? Осознать все это или самому стать творцом? Возможно, с большой буквы, и, конечно, только возможно, еще одной неповторимой и эклектично прекрасной Бразилии.

(Цитаты: слова песни Noize MC «Вселенная бесконечна»)

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Чайна Мьевиль «В поисках Джейка»

osipdark, 28 августа 15:04

...Чайна Мьевиль... Парень со странным именем из Британии. А если забыть про это, то кто он вообще такой? Фантаст, «новый странный», социалист-троцкист и просто интересный и оригинальный писатель.

Как и для многих, для меня он долгое время оставался именно романистом. Автором «Посольского города», «Рельсов», «Города и города», а также других произведений, которые я еще не успел прочесть из его творчества. Каждый его роман уникальный, оригинальный и атмосферный. Каждая книга так или иначе поднимает либо остросоциальные темы, либо общечеловеческие и вечные, либо все вместе и сразу. И везде чувствуется самостийный авторский стиль на рубеже и стыке нескольких жанров, между которому у писателя с довольно необычным именем получается гладко переходить. Но это большая проза. А не так давно в русскоязычном книжном пространстве появились и два сборника его малой и средней прозы — «В поисках Джейка» и «Три момента взрыва». О составе первого и хотелось бы рассказать.

Говоря о данном сборнике в целом, наверное, сразу стоит выделить две вещи. Первая — отсутствие тех глобальных тем, что бытовали в романах Мьевиля. В этих рассказах не найти проблемы человеческого равнодушия, завернутой в метафору двух не замечающих друг друга городов, как было в «Городе и городе» (на данный момент, лучшем для меня романе Чайны). Или вопроса взаимосвязи языка и реальности, знаковых систем и мироздания, их взаимном влиянии друг на друга («Послоград»). Максимум в рассказе «Самое время» в утрированном и ироничном варианте показывается победный шаг капитализма по европейской культуре. И показано это довольно неплохо. Второй момент, который хочется отметить, это общая концепция концовок. Почти во всех произведениях в сборнике «В поисках Джейка» автор выбирает открытые финалы и недосказанность. Но далеко не во всех случаях такая стратегия работает в лучшую сторону.

Более всего из всей книги приглянулись две вещи, написанные в псевдоэнциклопедическом (псевдодокументальном) стиле, который у Чайны Мьевиля получился очень здорово и реалистично. Это рассказы «Статья из медицинской энциклопедии» и «Отчет о неких событиях в Лондоне». Самые лучшие элементы всего сборника, с лучшей передачей чисто «мьевильской» мрачной и таинственной атмосферы и безумных фантастических допущений. Слова, катализирующие образования червеобразных существ в человеческом мозге, и целая экосистема из телепортирующихся улиц... Черт, вот он, настоящий Мьевиль!

Чуть-чуть ниже в моем образовавшемся личном топе идут рассказы в классическом повествовательном стиле — «Детали» и «Победа над голодом». Первый более мистический, второй чуть ли не реализм чистой воды (разве что концовка ставит вопрос над его жанровой характеристикой в данном случае). Безусловно, история в «Деталях», «новая странная» и приглянулась мне чуть более, чем «Победа над голодом», но в последнем случае поднимается остросоциальная проблема.

Далее идут несколько вещей, которым чуть-чуть не хватило до чего-то большего. Не дотянули, не вытянули. Где-то отрытый финал явно лишний. Это «Основание», «Разное небо», «Фамильяр», «Посредник», ну, и «Амальгама». Последняя, повесть, вышла какой-то слишком сумбурной, хоть и вполне «новой странной», но по мне так ей бы хватило и формата обычного рассказа. Остальным, в основном, как по мне, помешала не достаточно сильная концовка.

А в последнюю очередь выделяю «Игровую комнату», «Джек», «В поисках Джейка» и «По дороге на фронт». Первые три элементарно сырые, а «Джек» как-то и вовсе не выглядит раскрытым и полным. Видимо, читать его в отрыве от цикла нельзя. «По дороге на фронт» совсем не понравился. Как-то и вовсе ни о чем, и графический Мьевиль — это явно не то.

Вышел вполне себе средний сборник рассказов и повестей, со своими сильными и слабыми сторонами, из которого можно сделать довольно четкий вывод — Чайна Мьевиль в качестве автора крупной прозы явно лучше, нежели чем в малой и средней.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Виктор Пелевин «S.N.U.F.F.»

osipdark, 18 августа 00:32

Как раньше было просто. В том числе и сама простота. Ведь были лишь один язык, одна вера, один пантеон богов и система ритуалов для поклонения им. Одна идентичность, одна ментальность и одна история, рассказываемая вечерами у костра. С одним героем и одним подвигом. И была только одна реальность, или, во всяком случае, одно наиболее реальное представление о ней. Точнее, наиболее простое.

А потом, спустя тысячелетия, настали дни странствий и переселений. А вместе с ними и метаморфоз. Открытий, войн, разных языков и народов, Великих Книг. Великих Идей. И когда-то одна история, рассказываемая у одного костра, о Герое и его Подвиге, трансформировалась и преобразилась, приумножилась обрела новые черты. Теперь она превратилась в несколько базисных сюжетов и сами эти сюжеты, доносящиеся до нас сквозь века и прямо сейчас из сказок, мифов, священных писаний, рассказов и романов, игр и книг, сериалов и фильмов. И вот теперь, спустя столько столетий и поколений, все эти тысячи версий одной истории, основанные друг на друге, в Информационной-Постиндустриальной Эпохе переплетаются и смешиваются с новыми историями из уже не одной, а разных реальностей. Реальностей, которые все дальше уходят от той изначальной и простой ее версии, ее видения Первыми Людьми. Лишь симулякры симулякров, сплошные знаковые системы, воздвигаемые на уже имеющихся. Поэтому неудивительно, что в рамках так называемой Литературы, в результате жанровой эволюции, скрещивания, гибридизации и селекции, от классицизма с романтизмом и реализмом через модернизм, возник постмодернизм. Ибо только литературе постмодерна посильно разгрести и систематизировать все культурное наследие человечества, свести разрастающийся информационный хаос с множеством интерпретаций к чему-то. Постмодерн в литературе — это Конечный Библиотекарь, Великий Классификатор текстовых комбинаций, начинающихся от полузабытых мифов островных народов и оканчивающихся творениями мировых классиков и современной беллетристикой. И секрет упорядочивания кроется в авторском ключе, который писатель-постмодернист передает читателю, меняясь с ним ролями и давая ему возможность найти свой вариант реальности. А лучше всего ковать эти ключи, чуть ли не штампуя их, получается у Виктора Пелевина.

Получается не только из-за того, что он отличный писатель и рассказчик, один из лучших современных российских сатириков и прозаиков, умело и изящно передающий проблемы из обычного обывательского жития на бумагу на ровне с глобальными кризисами и нерешаемыми вечными вопросами, но и из-за, собственно, самого ключа. Ведь ключ этот — универсальный. Во всех имеющихся смыслах. Даже в самом понятии «универсальности». Ведь, как истинный постмодернист, Пелевин предлагает не только качественный юмор, пародию, иронию, красивые и запоминающиеся цитаты, элегантные переходы от одного жанра к другому. Он предлагает выход из мыльного пузыря хаотичного переплетения многообразий символов и цифр, а именно отказаться от реальности. Что с большой буквы, что с маленькой. Что реальности социума, что и реальной («реальной?») реальности. Что реальности текстов, что реальности текстов, основанной на других текстах. Ибо как писал сам Виктор Пелевин, еще в романе «Чапаев и Пустота», реальность лишь в голове. В сознании. А сознание состоит из набора культурных схем и шаблонов поведения и восприятия, привносимых из реальности. Поэтому проходя через эти искусственные, а также естественные органы чувств, от Реальности или реальности, той самой, истинной и единичной, не остается ровным счетом ничего...

...Именно это доносит незадолго до финала романа Кая, очень качественная и высокотехнологическая секс-игрушка пилота-оператора Дамилолы Карпова, своему владельцу. При этом ставя его и читателя не только перед проблемой «философского зомби», высокого искусственного интеллекта и парадокса китайской комнаты, но и перед вопросом реальности бытия и собственного «я». Ведь в этом очередном книжном мире Пелевина, в принципе, как и всегда у него, трудно найти что-то настоящее. Крах прошлого, нашего «нового», мирового порядка из-за окончательного смешения информационных правды и лжи (приведших мир к асфиксии в художественно-новостной удавке), постановочные войны и убийства, Маниту, бог, состоящий из экранов и денег, творцы, которые не творят (сами называя себя таким сладко-звучащим словечком, как «сомелье»), выдуманные истории и культуры целых народов (работа ребяток из офшара похлеще и порадикальней будет, чем у азимовских психоисториков), ради удовлетворения тяги к сексуальным и убийственным жертвоприношениям нью-эйджеского божества продвинутых и изнеженных богачей сверху. И, в конце концов, черт, порнуха, которая представляет собой запись просмотра записи порно! Что за чудовищный симулякр... И в сменяющих друг друга сюжетных линиях о судьбах Дамилолы, Каи, Грыма, Оркланда-Уркаины и офшара Бизантиума, с политическими аллюзиями-предвидениями о России и Украине Пелевина и историческими экскурсами (и, разумеется, историческими аллюзиями и политическими экскурсами), читатель видит, что культуры, что человеческая личность (так называемое «я»), что реальность — все они состоят из кирпичиков шаблонов, стереотипов и структур. Из одних и тех же, общих для всех моделей общества, кирпичиков. И Кая, как и Чапаев из другой книги автора, как и другой писатель, американский брат Виктора, Филип К. Дик, говорит нам если и не разрушить, то хотя бы выглянуть за Черную Железную Тюрьму, которую мы кличем Реальностью. В Пустоту, которая и является истинным миром. Девственным, правдивым, честным, счастливым и незапятнанным страданиями. Во Внутреннюю Монголию. В счастье. Туда, где можно создать свой мир и найти себя самого.

«S.N.U.F.F.» Виктора Пелевина — это такой же очередной шедевр, как и его «Чапаев и Пустота», во многом похожий на него, но скорее лишь дополняющий и расширяющий данное классическое произведение новой российской литературы (а также добавляющий еще несколько глав в огромный пелевинский же метароман, состоящий из всего его творчества). С оригинальными крылатыми фразами и выражениями, очередными интересными размышлениями и аллюзиями на современный мир, заставляющие задуматься и посмотреть в другом направлении. С увлекательным сюжетом, живыми героями и чарующим юмором. И идеей всесокрушающей и побеждающей Пустоты, которая, как-таки и в «Чапаеве и Пустоте», одержит верх над симулякрами насилия и страданий. Идеей, которая должна побудить тебя, читатель, не к индуистско-буддистским паломничествам или искать иллюзорные высокие замки, а к тому, чтобы задуматься над содержанием собственной жизни. А именно перестать принимать регулярные дозы дозволенного в клетке СМИ-правительства-общества и продолжать бесконечный бег в их кабалическом колесе, а начать мыслить, обрести независимость и начать творить свой собственный мир и своего собственного себя.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Йен Макдональд «Новая Луна»

osipdark, 13 августа 14:42

Одни сюжеты уходят, другие приходят.

Что в мире большом, что в литературе, что в любимом нашем литературном гетто — научной фантастике.

Красивые, яркие, красочные и прочие положительно-привлекающие эпитеты, обрисовывающие прекрасно-доброе космическое будущее человечество, где великие державы рука об руку, ну, или не всегда так, осваивают новые копии или почти-копии Земли, где тысячи счастливых переселенцев ищут и находят свою новую лучшую жизнь, где земляне встречают тысячи удивительных, интересных, пусть и не всегда похожих на себя инопланетных разумных видов, вливаются в большую галактическую семью, ушли. Хотя и эти сюжеты в нашем любимо-старом-добром жанре были не вездесущи. Но они действительно ушли. Изменился мир, литература, наше гетто.

Космические гонки в реальном мире надолго закончились. И начались вновь, но не так, как думали остальные. Великие державы заняты внутренними распрями, спорами о демократичности и/или тоталитарности чего-то, спонсированием и борьбой с терроризмом и прочими земными политотными, даже не политическими, игрушками, пока проблемы исчерпания ресурсов, наступления климатических глобальных изменений и перенаселенность с бесконтрольными миграциями становятся все более насущными. И, пусть я еще надеюсь, что былые и чуть поновее космические державы стряхнут пыль и вновь начнут покорять новое, а не перемещаться на старых давно оседланных кобылках типа «Союз» и «Протон», но успехи и реальные достижения Илона Маска говорят мне об обратном. О том, что мир, рисуемый более черными и грязными красками в романе Йена Макдональда «Новая Луна», становится все более и более реальным, чем ранее. И безусловно, среди новых символов и столпов фантастического жанра уже которой волны данная книга по темным краскам заслуживает место рядом с Уоттсом и его «Ложной слепоты».

Анархо-капитализм в своем самом говорящем и истинном виде; грызущие друг другу глотки корпорации-Драконы; абсолютное беззаконие при наличие системы, более напоминающей «правовую структуру» Дикого Запада, нежели чем что-то государственнообразное, только в высокотехнологических одеяниях; еле-еле сводящие концы с концами тысячи бедняков-лунников, готовые на любой контракт, как бы он не принижал их гордость, честь, свободу... И, разумеется, куда же без прогнившей в интригах, разврате и сверхпотреблении новой буржуазной аристократии с феодально-династическими замашками. Но Луна Макдональда, конечно, и красива. Он описывает ее по-разному. Она разная с тех пор, как на ней появились люди. Это теперь не пыльный камень, обращающийся вокруг голубой обнищавшей Земли. «Луна — это люди», как неоднократно упоминается в романе. Самые разные люди, с разными целями, Родиной, достатком, комплексами, национальными и языковыми идентичностями, сексуальностями. Всех их объединяет новый дом, для кого-то временный, для кого-то постоянный, в котором у них есть второй, пусть и крайне сложно осуществимый шанс на новую жизнь. Плацдарм для будущего, как их личного, так и человечества, ведь Луна — это лишь начало. Порой отталкивающее и ужасное, но это первый шаг из нашей планетарной колыбели. И самое главное, чтобы уроки, которые получат люди что в событиях «Новой Луны», что последующих книжных событий, привели их к мысли, к которой пришла основательница «Корта Элиу», Адриана Корта, под конец своей жизни:

» ... жизнь — не та задача, которую можно решить. Мои дети — это достижения, которыми я больше всего горжусь. Деньги — на что мы здесь можем тратить деньги? Принтер побыстрее, пещера побольше? Империя? Там, снаружи, одна пыль. Успех? У него самый короткий период полураспада из всех известных веществ. Но мои дети: как думаете, я создала их достаточно крепкими, чтобы выдержать десять тысяч лет?»

Надеюсь, что таки да, создала. Ибо мне понравилась эта история. Истории каждого из Корта, короткие и большие, трагичные и счастливые, наполненные обязательствами, тяжелыми решениями, удовольствиями, радостями, болью и страданиями. Каждый рассказ, каждая сюжетная ветка, наполненная интригами, амбициями и желаниями всех персонажей этого большого и одного из самых лучших прочитанных за последнее время произведений, оказался для меня важным и интересным. Йен Макдональд создал великолепное полотно, лоскутное и синкретическое одеяло из культур, национальностей, языков, стран и людей, создающих новую цивилизацию в суровом мире всего-то в нескольких тысячах километрах от нас. Полотно, похожее на упомянутую здесь «Дюну» (есть даже отрывок насчет Сестринства и его планов на Пять Драконов, который чуть ли не прямая отсылка к шедевру Фрэнка Герберта) и «Игру Престолов», но прежде всего «Новая Луна» похоже на саму себя и наше ближайшее будущее. И какое оно для вас лично, плохое или хорошее, решать лишь вам самим.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ларри Нивен, Грегори Бенфорд «Корабль-звезда»

osipdark, 20 июля 13:25

Странствия по бороздящей черную пустоту от звезды к звезде величественной Полусферы Дайсона продолжаются.

Продолжаются во второй части романа-эпопеи писательского союза Бенфорда и Нивена под заглавием «Звездокорабль» («Звездна-корабль», «Корабль-звезда» — по вашему желанию), где на все мрачные тайны и загадки первого романа будут найдены свои логичные, а иногда довольно неожиданные ответы.

Странная система Глории, чуть ранее цели путешествия колонизаторов с «Искателя звезд», становится все ближе, а гравитационные волновые последовательности, идущие от нее, становятся все более понятнее. Только вот расшифрованные части посланий, почему-то адресованные именно людям, а не Птицам, мягко говоря ставят в недоумение и уж точно пугают (зато более ясного и прямого ответа от чужаков быть, наверное, не может). Тем временем кризис, разразившийся из-за появления представителей человечества на Мире-Чаше, усиливается. Пернатый Народ готов применить одно из самых мощных, видимо, видов оружия в известной Вселенной, способное вывернуть на изнанку как классическую, так и квантовую механику. Люди же, часть которых так и осталась на Чаше, пытаются решить, что им делать далее. Присоединиться ли на условиях сильной стороны, то есть Птиц, или искать способ победить их, пользуясь помощью восставших Народа Сил и змеепальцев, а также других более удивительных и фантастичных инопланетных рас? Для того, чтобы выйти из сложившийся ситуации победителями, главным героям-людям предстоит продолжить свое путешествие по Чаше, выйдя за ее внутреннюю полость, на внешний обод. И столкнуться там с садами вакуумных цветов и величественными негуманоидными Ледоразумами. При этом мимолетом можно узнать про Филосов, Камнеразумы и другие разумные и не очень диковинные формы жизни на Чаше. И все это приблизит и откроет нам тайну происхождения как самой этой конструкции, так и Народа, который ей верховодит. Тут не обойдется без помощи Ледоразумов, появления Призрачных, раскрытия завесы таинственности над Глорией и еще многого, многого другого.

В итоге имеем добротное и ни чем не более худшее продолжение «Чаши небес», которое логично завершает ее историю. В принципе, я получил от романа то, чего хотел. Сверхцивилизации, которые почти не отличимы от мифических богов, фантасмагоричные пришельцы, победа человеческого острого ума и любопытства. Конечно, не самые интересные и проработанные персонажи, но среди таких вселенских масштабных пейзажей любой человечек, кем бы он ни был, всегда будет лишь блохой на теле кита.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ларри Нивен, Грегори Бенфорд «Чаша небес»

osipdark, 15 июля 13:33

В свое время «Мир-Кольцо» Ларри Нивена, найденный чуть ли не в подготовленном ящике для утиля в одной городской библиотеке, когда я только начинал свой путь познания огромной и неизведанной страны чудес под названием Фантастика, довольно сильно впечатлил меня. Роман неким шедевром для меня не стал, но что его, что последующие сиквелы оригинальной истории изучения и странствий по удивительной вариации Сферы Дайсона из «Освоенного космоса» я читал с упоением. Ибо эти прекрасные и необычные пейзажи кольцеобразного мира с копиями-континентами из других миров, человекоподобные виды, Защитники и вампиры, Древо Жизни, тайна Строителей и происхождения нашего вида, Кзины и Кукольники просто не могут не впечатлять и нравиться поклоннику космической НФ.

Чуть позже даже большее впечатление на меня произвело уже совместное произведение Пурнелла и Нивена «Мошка в Зенице Господней» и сопутствующие этой книге продолжения. История расы ассимметричных пришельцев со странным физиологическим циклом, который делает их при любом уровне технологического развития замкнутыми в Мальтузианской тюрьме собственной планетарной системы, и их Контакт с человечеством, которое владеет ключом к решению этой проблемы — сверхсветовыми перелетами разыграла во мне больший интерес, чем более-менее вторичные путешествия по Миру-Кольцу, чьи тайны разгадываются слишком долго. И хоть у сольного творения Нивена есть еще такой положительный момент, как запоминающиеся главные герои (чего у «Мошки... нет), повествование о судьбах двух инопланетных рас и выборе одной из них понравилось мне больше своей фантастической проработанностью. Конечно, подразумеваются именно Мошкиты и именно их историко-биологические Циклы.

И вот, спустя год или более откладывания прочтения, совсем недавно я дочитал «Чашу небес» Нивена и Бенфорда (с сольным творчеством последнего из данного писательского дуэта я вообще не был знаком — все опять же лишь в планах, довольно далеких), некоторый синтез идей циклической расы и астроинженерного, нетривиального и нового, объекта. Вместо Мошкитов — Пернатый (Птичий) Народ, а вместо Мира-Кольца — Мир-Чаша аля Звездокорабль, а также новая история, новый сюжет, лишь в мелочах сходный с чем-то ранее виденным в произведениях выше.

Итак, перед нами случайная встреча человеческой экспедиции на корабле «Искатель солнц» с первым в истории людской расы артефактом инопланетной (явно) сверхцивилизации и, собственно, разумными инопланетянами. Но как всегда все оказывается не так просто. Колонизационная миссия экспедиции людей под угрозой из-за непредвиденной остановки своего судна возле срезанной на половину Сферы Дайона, чью чашеобразную тушу несет вперед хитрым способом «пришвартованная» звезда и исходящий из нее поток плазмы. Небольшой пробужденный от криосна отряд сначала попадает в плен на Мире-Чаше, потом сбегает из него, потом понемногу знакомится с местностью и ее экосистемой, строят предположения и под конец встречается с иными пришельцами, настроенными чуть более положительно к людям, нежели Пернатый Народ. Несколько резко оборванная линия повествования явно намекает на то, что со своим сиквелом «Чаша Небес» представляет единый роман, чей разделенный сюжет, конечно, интересен... Но вот герои выходят просто функциями, почти как в «Мошке...». Я даже не особо обращал внимание на имена во время прочтения (максимум запомнились капитан Редвинг, Клифф и Бет). Да и главы с ними я читал довольно бегло, в отличие от глав про Пернатый Народ от самого Пернатого Народа — от персонажа по имени Мемор (можно адаптировать как «Вспоминающий»/«Помнящий», который постепенно становится «которой», то бишь «Помнящей» и «Вспоминающей»).

Ее рассказ о себе самой, событиях, разворачивающихся с приходом людей (с ее стороны), описанием расы Пернатого Народа и быте Мира-Чаши был для меня самой лакомой частью всего произведения. Да, их кастовое общество (Меморы, Наблюдатели, Астрономы, Танцоры, Инженеры, Фермеры, Ученые, Чашемастера, Глубокомысленные, Хранители и др.) со сложной иерархией и запрограммированной физиологией сменой пола роднит их с Мошкитами, но все же их кастовый диморфизм выражен менее чем у вида, созданного совместными усилиями Пурнелла и Нивена. Да и катастрофических Циклов с окончанием в виде перенаселенности и гибели цивилизации у Птиц нет. Тем более они обладают еще и одной интересной особенностью, также биологической. Их мозг, видимо, не имеет разделения на полушария, в отличие от людей, а бессознательное с сознанием представляет у них единое целое — Сверхразум. Правда, в Сверхразуме все равно наличествует Подразум (птичий аналог нашего бессознательного) и может играть самостоятельного игрока, но в составе единого разума (сознания?). То бишь их строение разума напоминает, насколько мне понятно, разум первобытного человека по теории двухпалатного разума, только с оговоркой на то, что отношения между несколькими разумами/сознаниями строятся не по вертикали, а по горизонтали. Из других особенностей можно выделить более биологическую, нежели технологическую направленность их цивилизации, а также то, что Птицы отказались от циклов и всего прочего, связанного со временем. Т.е. они давно перестали вести какие-либо отсчеты и хронологии.

Итак, уже очень и очень продолжительное время, возможно, десятки миллионов лет, Пернатый Народ, который является главенствующим на Мире-Чаше (так, во всяком случается, кажется, но являются ли предки Птиц Строителями или Основателями этого мира — вопрос; в этой части появилось предположение, что они могут быть эволюционировавшими потомками земных разумных динозавров, но некоторые детали из текста, вроде происхождения Сверхразума, отсутствия у Пернатого Народа подтвержденных теорий собственной родословной и упоминание Открытия, делают данную версию, да и вообще вариант равенства Птиц и Строителей, сомнительным), странствует по Млечному Пути в Вояжах на Целевые Миры. Находя обитаемые разумными и не очень видами планеты, Птицы производят Усыновление и подправляют генетику Усыновленных под условия Мира-Чаши, как было с живыми дирижаблями и змеепальцами. Или с Народом Сил (отсылка к Кзинам?), который был одним из немногих в долгой истории Звездокорабля «захватчиками» (самостоятельно прилетевшими на Чашу космическими инопланетянами в исследовательских и колонизационных целях). И теперь возникли новые захватчики. Люди. Которые, как и Чаша, следуют к Глории, потенциальному новому дому землян, вблизи коего замечены странные гравитационные волновые потоки. Доберутся ли человеческие герои-посланники до своей цели? В чем истинная цель Создателей Чаши? Кто в действительно ею управляет? Откуда происходит Пернатый Народ и как он в реальности связан с астроинженерной конструкцией, на которой проживает и командует? Насколько опасны для Мирового изобилия и священной для Птиц стабильности люди и как сильно они изменят баланс сил на Чаше? Какими будут Последние Миры и с чем в итоге придется столкнуться героям Нивена и Бенфорда?

Отличный научно-фантастической роман, который навевает той самой старой-доброй гуманитарной НФ. Коей осталось уже мало... Тайны и загадки, удивительные нечеловеческие цивилизации и громадные искусственные машины звездных масштабов — все это найдется в «Чаше небес».

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Лю Цысинь «Вечная жизнь Смерти»

osipdark, 30 июня 23:51

Эх...

После отлично исполненной в качестве фантастического сюжета и динамики развития событий, переведенных в художественный контекст («Загадка трех тел»), и прекрасно прописанного и интересного главного героя, которому взаправду сопереживаешь и пытаешься его понять в море политико-научных интриг и заговоров («Темный лес»), читатель получает очень бледный, лоскутный и чересчур ни о чем роман Лю Цысиня «Вечная жизнь Смерти».

К команде переводчиков и редакторов sonate10 и г-н Н никаких претензий, скажу заранее. Как всегда грандиозная и абсолютно на общественных началах проделанная работа. Ребята вновь постарались, за что им и снова сердечное спасибо. «Предъявы» лишь к самому произведению.

Повторюсь, что после двух первых романов трилогии ожидал увидеть нечто другое. Когда в первом романе, «Загадке...», Лю пофантазировал на славу с виртуальной реальностью Трисоляриан, а во втором романе, в «Лесу...», выступил как хороший и добросовестный писатель, у которого появились настоящие, живые герои, которым действительно сопереживаешь (точнее, один герой — Ло Цзи; довольно запоминающийся персонаж-образ, спаситель мира от Конца Света, который вовсе не герой), то с данным, финальным романом автор, на мой взгляд, залажал. Не знаю, видимо, планировалось что-то вроде стэплдианы, эпоса вселенского размаха, космологического, я бы даже сказал, но что до «Первых и последних людей» и «Создателя звезд» Стэплдона, что до других романов с похожей разверткой хронологии сюжета, Цысиню еще далеко. А уж про количество откровенных глупостей всех подряд я просто молчу. Здесь идиоты это все — и люди, как все человечество, как и его правители, так и вроде бы не тупой главный герой прошлой книги цикла. И Трисоляриане. И другие пришельцы. И вообще ВСЕ. Как таковой строгой линии сюжета нет. «Вечная жизнь Смерти» и вправду более сборник обрывков из истории будущего и прошлого нашей Метагалактики, нежели единое повествование. Основное фантастическое допущение, которое отсылает нас к пану Лему, и смежные с ним фант-идеи хоть и интересны, но не особенно оригинальны. И все чересчур обрывисто и бегло подано. Про прорисовку главных, не то что второстепенных героев, в этой книге я также помалкиваю. В «Загадке трех тел», как бы ее не ругали за персонажей-функций, они были более живыми и интересными, нежели здесь. Тут мне на всех плевать. Трусы, идиоты, предатели, непонятно-чего-желающие-мечтатели. Про глупое выпиливание из сюжета Трисоляриса... Да, тоже молчу.

Итог. Чего вы можете ждать, прочитав первую и вторую книгу саги в третьей, заключительной? Историю совместной борьбы человечества и Трисоляриса, объединенного в единую силу, за «электрификацию» «темного леса»? Создание с помощью силы любви Галактического Братства, которое сможет устоять даже перед угрозой тепловой смерти Вселенной? Не ждите. Это пересказ каких-то глупых, нелогичных и неинтересных историй из N-ых веков далекого-далекого будущего, где остались одни космические идиоты, бродящие в «темном лесу» и осознающие, что их лес — лишь опавший лист более могучего древа из другого, уже ушедшего в лету небытия «темного леса» с большим количеством струнных фракталов (ох, как намудрил). Шкловский и Лем машут с улыбкой в сторонке. Так что, в принципе, на отличном «Темном лесе» можно остановиться в своем знакомстве с данной трилогией. На месте и писателя, и читателя я сделал бы именно так.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Рэйнбоу Роуэл «Звонок в прошлое»

osipdark, 26 июня 11:02

Роман Рэйнбоу Роуэл «Звонок в прошлое», как сразу хочу заметить, по большей части — никакая не фантастика. Я бы даже сказал совсем не фантастика.

Да, разумеется, к прочтению данного произведения меня привлекла аннотация с указанием на возможный фантастический элемент — внезапно проявившаяся после ссоры с мужем у старого домашнего телефона главной героини соединять ее с Нилом двадцатилетней давности — с тем Нилом, который еще не стал ее мужем. И несмотря на то, что значительная часть всей книги посвящена именно этим самым разговором, «Звонок в прошлое» не становится из-за этого НФ-книгой или еще какой-либо фантастикой. Ведь разговоры с Нилом-из-прошлого хоть, казалось бы, и нужны сюжетно, на финал, эпилог романа, вполне предсказуемый, никак не влияют. Более того, из-за невероятно огромного наличия различных флэшбэков в произведении Роуэл, эти самые телефонные «передачи информации из будущего в прошлое (и наоборот)» можно рассматривать как воспоминания из прошлого, если вам так будет удобней. Так что, повторюсь в третий раз, «Звонок в прошлое» не о звонке в прошлое. Он об отношениях. И нет, это и не любовный женский роман, хоть роман действительно написан женщиной (но не только для женщин). Это довольно обычная, но важная история о том, с какими трудностями сталкивается любовь. Как любовь по-разному могут рассматривать оба партнера. Кто и сколько должен жертвовать ради любви, и вообще, стоит ли она того (мой ответ и Роуэл — конечно стоит). И не подумайте насчет сексизма, но женский взгляд на вот такие вот проблемы мне был всегда интересен.

Поэтому ставлю роману довольно высокий балл. Не фантастика, реализм, ну и что? Зато интересный, поучительный. Даже увлекательный, как ни странно. Без явных минусов, пусть и довольно предсказуемый. Прочесть стоит людям, которые таки переживают некоторые смятения и трудности в отношениях. Ну, как вариант ;)

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Рик Янси «Ученик монстролога»

osipdark, 24 июня 11:23

Давно в планах были отложены четыре книги, составляющие цикл Рика Янси «Монстролог» о докторе Уортропе и его ученике Уилле Генри, а также, собственно, об их тяжелой профессии — изучении и охоте на монстров самой различной страшности, природы и опасности. Первый прочитанный роман данной саги, «Монстролог» (или в другом переводе «Ученик монстролога») несколько надломил мою башню ожиданий от данной серии произведений. К сожалению.

Написанный в стиле, пусть и несколько заезжанном, но все таком же эффективном и интересном, найденных дневников-мемуаров-беллетристики, роман Янси был интересен мне лишь первую четверть книги. Потом ее подростковость, постоянные фразы «Уилл Генри! Уилл Генри!», затянутость с водой стали надоедать, и уже с половины книжного объема я дочитывал «Монстролога» беглым обзором страниц. Хотя ведь какие отличные идеи, исполнение ведь тоже довольно недурное, но не знаю... Мне лично роман не зашел, хотя отчетливо понимаю, что вещь не плохая. Просто данные минусы показались мне слишком явными, а чего-то в противовес я не получил.

Тем не менее цикл постараюсь закончить. Интересно, с кем дальше, после Антропофагов, будет бороться Доктор и его ассистент-подросток.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Стивен Кинг «Стрелок»

osipdark, 10 июня 14:42

Как многие знают, скоро выйдет экранизация (точнее фильм-сиквел к циклу, по заверениям режиссера и самого Стивена Кинга) книг уже легендарной эпопеи Короля Ужасов «Темная башня». Так как это случится уже совсем скоро, и, в основном, перед какой-либо экранизацией я привык читать оригинал (хотя, к сожалению, некоторые основные моменты самого книжного цикла для меня стали известны/заспойлерены уже давно), решил осилить перед выходом кинокартины данный книжный ряд. Ибо все равно он был в планах на прочтение.

Начал с первого романа — «Стрелок». И, пусть это может не понравится фанатам, даже фанатикам, данной саги, но лично мне первая часть «Темной башни» НЕ понравилась. По мне так, даже с довольно небольшим собственным опытом знакомством с творчеством Кинга, «Стрелок» по сравнению с «Оно» и «11/22/63» вышел довольно серой книжкой, ниже среднего, и с названными двумя шедеврами не может быть поставлен в один ряд (экранизации у них, надо признать, тоже вышли очень и очень добрытными, даже мини-сериал по роману о предотвращении убийства Кеннеди). И пусть и прочиталась книга влет, буквально за пару дней, но вышла она крайне серой. И дело не в атмосфере постапокалиптики «сдвинувшегося мира» — дело в скупости, бледности и бедности повествования, описания всего... Действий с гулькин нос, конкретики тоже. Герои ни коем образом не раскрыты. В том числе и сам Роланд Дискейн aka Стрелок. Никакой атмосферности мира, детализированного сеттинга и наурно-вестерной постапокалиптики я также не обнаружил. А прочитав послесловие довольно удивился, узнав, что этот коротенький и переполненный «водой» роман Стивен Кинг писал аж десять лет.

Тем не менее прочтение цикла бросать я не хочу. Завершу данное действие до конца. Возможно, очень в это верится, дальше начнется то самое, за что этот цикл стал культовым и обожаемым тысячами поклонников творчества писателя.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Тед Косматка «Мерцающие»

osipdark, 2 июня 23:49

«Мерцающих» Теда Косматки прочитал влет. Буквально за два дня. Особенно вторую половину романа, которую я, каюсь, по большей части пролистывал... В чем же дело? Обо всем по порядку.

Выхода книги ждал долго. Строил на нее планы, надеялся, что она-таки зайдет. И вот, роман вышел и я до него дошел. Главный герой — несколько шаблонный персонаж. Заблудший человек, ученый-гений, который пытается вернуться к нормальной жизни, а также вступил на дорогу к истине. Он совершил в своем туманном прошлом какую-то ошибку, за которую расплачивается своей никчемной жизнью с бутылкой чего покрепче в руке. Тем не менее вышел Эрик Аргус живым и интересным. Да и к остальному персоналию претензий не имею, как и ко всей первой части книги. Все интересно, последовательно, не напоминает сплошной монолог- или диалог-объяснялку какой-то сложной научной концепции для чайника. И вставшие вопросы в этой же начальной половине «Мерцающих» также были крайне волнующими и с еще той интригой. Но а как Косматка стал их решать... Пошло поехало. Тайная организация, все скрывающая, старая, ни чем не примечательная и уж тем более не оригинальная концепция множественных, в чем искусственных (в чем именно?) миров, две чуть ли не космические скопления сил Зла и Добра, которые борются за владение нашей реальности (в описании этой борьбы и ее очень, ОЧЕНЬ расплывчатых мотивов я даже заметил уход автора в дебри кульминации лазарчуковского турбореализма в финальном романе «Опоздавших к лету»). И все это объясняется читателю невнятно, с помощью волн повторяющейся и чересчур насыщенной «водой» информации, которые заполняют почти всю вторую половину книгу вместе с неинтересной и предсказуемой беготней. И да, про «предательство» одного из персонажей было понятно довольно-таки заранее. Действительно новое и новационное (вроде как) в «Мерцающих» — концепция самих мерцающих, не-наблюдателей. О ней не буду, ибо главный плюс и изюминка романа. Концовка, завершая мое описание, вышла несколько скучной и ни о чем.

Подводя к некому итогу и совету читать/не читать, хочу сказать, что рассказы Косматки, перед моим знакомством с его творчеством (а оно началось именно с этой его работы), я упустил. И, видимо, зря, ведь по комментариям, отзывам и рецензиям явно выходит то, что Тед — блестящий писатель-фантаст именно малой прозы. Видимо, не для романов он заточен. Ничего плохого в этом нет, просто теперь перейду на «рассказо-повестевую» диету Косматки. А роман прочесть, наверное, стоит, если вы фан творчества этого автора и любите легкую «мягкую» современную НФ. Да, это именно «мягкая», а не «твердая», фантастика, ибо о природе света, на самом деле, тут мало чего сказано.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Феликс Дымов «Дети Твира»

osipdark, 22 мая 13:27

Около полугода назад, как и последний рецензент, я, прочитав первые комментарии и аннотацию к роману ныне почившего (земля ему пухом) Феликса Дымова «Дети Твира», решил приобрести данную книгу. И где-то четыре месяца назад начал ее прочтение. Долгое, нудное, неинтересное, полное разочарований прочтение данной работы.

Как же я так ошибся с покупкой произведение Дымова, и, что еще страшнее потери денег, и похоронами тонны количества свободного времени на столь убогий роман? Не знаю. Видимо, я до сих пор не отучился от идеализации самиздата (ну, не совсем самиздата...) и взгляда лишь на аннотацию. Как бы то ни была, «Дети Твира» мне не понравились абсолютно и полностью. Все темы избиты. Ничего нового Дымов не привнес. Очередные попаданцы в подземно-инопланетный мир, где буржуи-варвары-диктатуры, которые двое-спелеологов умудряются свергнуть и провернуть мировую гуманистическую революцию. Никаким духом Фармера тут и не пахло. Эротические моменты? Курам на смех. В принципе, даже если брать их в расчет (а всего подобных кусков текста штуки две, то бишь несколько абзацев), роман все равно выходит уровнем ниже даже подростковой литературы, против которой я ничего плохого не имею. Штамп на штампе, предсказуемость, благодаря которым я мог просто с небывалым КПД скорочтения пролистывать несколько страниц за минуту, выцепляя оттуда по несколько слов, не теряя сюжетной линии.

Вообще-мс, дело дрянь. Честно. Может быть, МОЖЕТ БЫТЬ, в лет десять книга бы зашла. Опять же, эти эротические моменты не делают книге не то, что ограничения в +18, а даже в +10. Но в моих «старческо-премудро-опытных» летах, когда уже прочитаны десятки и десятки схожих произведений, вид очередного штампованного коллажа с замудренными под инопланетянский слэнг языком не вызывает никакого удивления или какой-либо положительной реакции. Не покупайте и читайте — не тратьте свое время понапрасну. Я лишь следовал принципу дочитать до конца любой ценой. Миссия выполнена. Более постараюсь не лажать так с выбором литературы, которую я еще и покупаю за свои деньги.

ПС. Вот так и не переставай быть книжным пиратом :)

Оценка: 4
–  [  4  ]  +

Кристофер Прист «Груда камней»

osipdark, 18 апреля 21:36

Этот рассказ, точнее, небольшая повесть Кристофера Приста, «Груда камней», очень удивил меня. Не то, чтобы сильно понравился мне на фоне остальных элементов «Архипелага Грез», но уж что точно — удивил. В хорошем смысле.

Данное произведение не рассказывает нам ничего особо нового о параллельном мире сказочного архипелага, бесконечной и бессмысленной войны двух держав и временных аномалиях. В нем нет какого-то особого сюжета и крайне интересных персонажей с яркими, живыми историями. Нет. «Груда камней» — постмодернисткий маленький шедевр с очень хорошо проработанной структурой. Формой, или структурой, опять же, которая где-то ближе к концу полностью меняет восприятие всего прочитанного в повести ранее. Не скажу, что там такого случилось, ибо тогда прочтение данной работы станет просто бессмысленным. Скажу лишь, что у переводчика все вышло на ура. Я был очень удивлен и сначала подумал, что просто был невнимательным. Даже два раза перечитал коренной переломный момент. Ан-нет — все правильно.

Качественная и профессиональная работа, но именно в качестве эксперимента в постмодерновой литературе.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Фрэнсис Хардинг «Дерево лжи»

osipdark, 29 марта 17:48

2017 год начался, да и идет сейчас для меня не самым насыщенным в плане чтения. Зато и особых разочарований пока не было, впрочем, как и духовных восторгов. Средний Кафка, средний, пусть и добротный Бэнкс с «Безатказным арудием» и «Осиной фабрикой». Некоторые надежды на нечто большее были возложены на роман «Дерево лжи» Фрэнсис Хардинг, который я, наверное, около полугода ожидал. И... тоже получил свой середняк.

Хорошая книжка для подростков с определенной исторической достоверностью в плане рисуемой эпохи (да, один-два факта для себя узнал, но сказать, что исторический фон проработан и детализирован до невероятного качества — нет), живыми персонажами, сюжетом с интригами. И моралью, что является большим и немаловажным плюсом. Есть и проблема гендера в истории, читай феминизма — но в первой половине книги подается она очень грубо и чересчур не тактично, на мой скромный взгляд. Ближе к финалу, а особенно после удавшегося у Хардинг неожиданного сюжетного хода, данная проблематика уже смотрится очень даже к месту вставленной. Фантастический элемент — на уровне, но опять же были ожидания большего...

Книжка читается быстро и не без интереса. За ночь ее осилил. Другое дело, что роман вышел очень и очень средним. Ни коем образом не выдающимся. Где-то и недоработанным, особенно в плане фантастичности. Подростковое, одним словом, произведение. Но качественное.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Джо Уолтон «The Philosopher Kings»

osipdark, 8 января 15:34

Должен признать, что в сравнении с прошлой, первой частью романа-эпопеи Джо Уолтон, данный роман, «The Philosopher Kings» («Философские короли»/«Философские владыки») вышел чуть слабее, уровнем пониже (сразу скажу, что не только из-за моей субъективности и предпочтении утопии «Обделенных» Ле Гуин, нежели Платоновской Републике). Почему так вышло? Обо всем по порядку.

Во-первых, заявленная Уолтон целостность произведений (в классификации и типологии выбран термин «роман-эпопея», а не «цикл» или «трилогия»), которая подтверждалась и мной (на основе дат выхода каждой части — все расположены близко друг к другу, на протяжении менее чем двух лет), вышла весьма условной в реальности. В принципе, герои остаются теми же, что и в первой книге (даже замена главной героини почти незаметна из-за их схожей сути и функционала), но некоторая единая линия, связность, которая бы делала из всех этих произведений именно нечто единое, а не цикловое, отсутствует. Да и в акцентах и тематике книги несколько различаются. Например, вся ироничность «Справедливого Города» в «Философских королях» испарилась. Двоякость утопии Платона, ее изъяны практически не поднимаются и не озвучиваются в данной книге. Фактически, она признается истинным совершенством, а все получившиеся недостатки практически перекладываются на личности реализаторов данного проекта. Зато появляются сразу две временные петли, одна из которых засветилась еще в предыдущем романе.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Справедливый Город — осуществленный в реальном мире, в далеком прошлом утопический проект на основе мыслей Платона. В итоге, после того, как Город падет из-за извержения вулкана, он станет легендой об Атлантиде, которой и вдохновится Платон при написании «Государства»
.

Во-вторых, книга получилась менее интересной, менее масштабной по событийности, чем первый роман. Ожидания были велики. Настоящая распространяющаяся угроза изменения Истории по древнему миру от отколовшегося от остальных городов группы Кебеса, которая занимается прогрессорством и христианизацией еще до того, как христианство появилось. Экспедиция в самые дали континентальной Греции и цивилизаций древнего мира, находящиеся на грани великой катастрофы, которые могут избежать ее благодаря вмешательству извне. Вопросы правильности или неправильности подобного вмешательства. Сложный выбор и противостояние с богами на этой почве... Нет, все вышло гораздо более тускло. Несколько островов и решившийся чуть ли не в середине книги конфликт Кебеса и Аполлона (при том же довольно предсказуемо). Вот, в принципе, и весь конфликт «Философских королей». И да, все остальное текстовое пространство отдано на разрешение довольно надуманной и чересчур глобализированной и усложненной проблемы арт-рейдов.

В-третьих, как я уже упоминал в первом пункте, теперь Республика Платона, с ее классовой сегрегацией, отсутствием пожизненных социальных лифтов, манипуляциями тоталитарных властей и цензурированной литературой показывается как идеальный вариант по истине справедливого общества. Двоякости первой книги не осталось практически совсем.

Но, в целом, роман получился неплохим. Хуже, чем первая часть трилогии Уолтон, но придерживающийся некоторого уровня. Тем более было интересно узнать, что же будет после Последних Дебатов, на которых Афина, проиграв Сократу, превратила того в овода. Что станется с образовавшимися пятью городами-приемниками Справедливого Города, а именно с Психией (Сияющий Город, обитель неоплатоников), Сократией (признают победу Сократа на Последних Дебатах), Афинией (признают победу Афины на них же), Городом Амазонок (достигнуто почти полное равноправие между женщинами и мужчинами; официальной религией признана «Новая Симфония» Икароса, объединяющая в странном синкретическом учении все религиозные течения прошлого и будущего) и Осколочным Городом, а также загадочным Потерянным Городом, группой Добродетели под руководством Кебеса, способную изменить наступление на древний мир периода Троянской войны бронзовый коллапс. К чему могут привести арт-рейды за статуи, манускрипты и памятники. Что станется с полюбившимся с первой книги романа-эпопеи героями и самим разделенным Справедливым Городом.

Если вам понравилась первая книга и хотелось бы узнать, что будет дальше — да, «Философских королей» стоит прочитать. А вот если хочется сохранить хорошие впечатления от прочитанного «Справедливого Города» и потратить свои силы на что-то более интересное, можете и обойти данную книгу стороной. Мне же хочется узнать, чем закончится эпопея строительства платонического Рая на Земле (а после — вне ее), поэтому в обозримом будущем прочту и финальный, третий роман трилогии «Фессалии».

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Джо Уолтон «The Just City»

osipdark, 28 декабря 2016 г. 02:45

Построить Рай на Земле, то бишь Утопию с большой буквы, как известно, дело непростое. Сколько раз пробовали, столько раз строителей и постигал провал. Не думаю, что причиной является невозможность построения утопического общества, хотя бы потому что у предыдущих построителей и демиургов были свои проблемы (например, жили они не в вакууме), не говоря уже о далеко не всегда оправданных методах и самих целях... Но это о моем видении проблемы. Свою причину нашла британская писательница Джо Уолтон в романе «The Just City» («Справедливый город»), который номинировался на премию «Прометей», и решила ее довольно просто, всего-то и добавив бога из машины. В прямом смысле.

И именно в русле подобного решения «Вопроса Человеческой Утопии», вкратце «ВЧУ», и неизбежно возникающих смежных вопросов и проблематик и будет вестись повествование в первой части романа-эпопеи Джо Уолтон, одноименного, собственно, с самим «Справедливым Городом» (или альтернативное название — «Фессалия», в честь исторического региона на северо-востоке Эллады и одной важной в сюжетной плане локации). Ведь, действительно, а что, если не люди, а Бог, нет, боги возьмут руководство над утопическим строительством в свои руки? Сможет ли с использованием божественного вмешательства реализоваться и решиться ВЧУ?

Само наличие в данном произведении пантеона греческих богов, а точнее лишь двух из них — Афины Паллады и Аполлона, которые еще и являются одними из главных героев сей книги, придает его основной тематике явный оттенок ироничности, а жанровой характеристике должную неопределенность. Тут, видимо, сказалась карьера писательницы, имеющей богатый бэкграунд на выбор жанровой принадлежности. В библиографии Уолтон имеются и фэнтезийные, и альтернативно-исторические романы, а теперь и подобные жанровые «солянки». Ведь приписать «Справедливый Город» к какому-то одному жанру у меня рука не поднимется. Тут есть, безусловно, фэнтези с использованием греческой мифологии (и не только) со всеми вытекающими. Тут есть и путешествия во времени и персоналий, составленный из представителей самых разных эпох — от платоновской, собственно, до середины текущего века. Тут есть и утопия, и антиутопия, так как за основу для создания идеального и справедливого Города-государства взяли модель общества из диалога Платона «Государство», к коей можно относиться очень по-разному, особенно вспоминая, что данный мыслитель вдохновлялся спартанским опытом. Безусловно, и «мягкая»-гуманитарная, и социальная фантастика, ибо поднимаются многочисленные проблемы типа «личность-общества», например, можно и стоит ли поступиться свободой и правами человека ради построения Рая на Земле? Безусловно, это и философская фантастика, хотя бы из того исходя, что все персонажи, второстепенные и главные герои здесь — философы, и ничто философское им не чуждо. И, в конце концов, это и научная фантастика из-за присутствия роботов и классических вопросов и проблем об ИИ. Так что подобная жанровая мобильность книги, самый что ни на есть широкий фантастический антураж позволяют приобрести и всеохватность проблематики, особенно в социальных, общечеловеческих, глобальных и философских вопросах, что, естественно, является плюсом.

Но и без минусов, разумеется, не обходится. Начнем уже с самого выбора варианта утопии — Платоновская Республика, которая по факту является первой сформированной в одной конкретной работе теоретической базой для обоснования и построения тоталитарного государства (как, в основном, социалистическо-уравниловским странам, так и в чем-то фашистским). Возможно, сказано чересчур радикально и слишком сильно. Все-таки труду древнегреческого философа уже более двух тысяч лет будет, и «времена были не те», как поется в песне, да и предлагаются вещи не только плохие, такие как равенство полов, общественная и ни в коем случае не частная собственность (что мне особенно в связи с моими убеждениями импонирует), принцип «если уж и власть тоталитарная, то и мудрая, достойная, заслуженная и способная». Так что как минус такой выбранный вариант Утопии ставить не буду. Наоборот в плюс, так как Уолтон побудила меня подробнее познакомиться с «Государством», но не упомянуть следующих оснований такого общества я не могу: возможное существование рабского труда, сегрегация общества почти что от рождения, узаконенная и действующая евгеника с настоящей отбраковкой «бракованных человеков», запретная литература и цензура, манипуляция мнением населения, социальное неравенство, пусть и не наследственное. Более важным для меня изъяном романа стала его феминистичность, точнее излишняя феминистичность. Я не против элемента феминизма в литературе, нет, ни в коем случае. И, надо сказать, что к категории явно пропагандистских и слишком выпячивающих книг данного направления «Справедливый Город» тоже нельзя отнести, но все равно мне кажется, что здешние нотки феминизма были не к месту, расставленными не в тех акцентах. При том же в начале, когда поднималась тема дискриминации женщин в средневековых и т.д. обществах все было и к месту, и правильно, от дальше данная линия стала идти слишком криво. Из-за этого как-то не до конца получается сочувствовать главной героине произведения, Симмэе, несмотря на ее показанное и рассказанное трудное прошлое. И подобная проблема не доведенного до конца раскрытия персонажей есть и у других действующих лиц романа.

На этом, в принципе, минусы и заканчиваются, а начинается интересная, необычная и довольно ироничная книга, действия которой в основном происходят в довольно далеком прошлом на острове Тира или Санторини в архипелаге Киклады. Да, том самом острове, где произойдет небезызвестное Минойское извержение, которое уничтожит в том числе и критскую цивилизацию. Но это произойдет в далеком будущем для обитателей Тира, которых собрала Афина для проведения своего аналога Эксперимента Стругацких, с блэкджеком и... но тоже в Граде, только не в Обреченном, а в Справедливом, хотя сие довольно спорно. Исходя из своего научного интереса, Афина собрала сонму молящихся ей истинных и ярых фанатов «Государства» Платона со всех веков, чтобы всем вместе строить свой идеал, превращая мыслительный эксперимент во вполне настоящую практику. Помогать им в этом будут роботы, «одолженные» Афиной из далекого будущего звездного, видимо, человечества, а расходным материалом для взращивания граждан Города всех сословий, в том числе и самого высшего — философских владык или королей, послужат также доставляемые из разных времен десятилетние дети с рабовладельческих рынков. И через воспитания, смену поколений и воспитания, люди Справедливого Города по задумке Афины должны прийти к истинному идеалу. И, возможно, все бы пошло именно так, если бы не такие свободолюбивые дети, как Симмэя с Кебесом, разные взрослые вроде Икара и Майи, воплотившийся в человеческом теле Аполлон, желающий познать человеческую сущность, и последний явившейся гость из другого времени — легендарный Сократ, когда-то перевернувший устои философии, а теперь готовый повторить это и здесь. Получится ли это у него? Кто ему в этом поможет, а кто будет мешать? Что узнают герои романа о своем Городе и причинах его создания? Так ли хороша эта утопия, или у нее есть свои изъяны? Есть ли в ней рабы? Имеет ли второй шанс возродится из пепла как Феникс Атлантида, и какова во всем этом роль любви?

Смешение самых разнообразных жанров и поднятие всевозможных сложных вопросов вместе с отличным сюжетом и интересными героями — вот чем хороша эта первая треть более глобальной работы Джо Уолтон, продолжение («Философские короли» и «Необходимость») которой я обязательно дочитаю, но уже позже. В следующем году.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Грег Иган «Митохондриальная Ева»

osipdark, 23 декабря 2016 г. 21:36

Все люди — братья. Так и в религиях (от части), так и в генетике (практически доказано), так и я считаю (мое повседневное поведение, исходящее из сложившихся на данный момент взглядов на мир), и так же думает Грег Иган. Только в своем рассказе сразу с двумя выдуманными науками, несколькими квазирелигиозными культами (технокультами?), переплетениями генетики с квантовой механикой, он несколько необычно и иронично (почти сатирично) освещает данную проблему, давая на нее объяснение в принципе сходное с сегодняшним взглядом официальной науки (генетики, палеонтологии и т.д.).

Буквально несколько лет в будущее от данного года. Самое ближайшее будущее. Войны никуда не делись. В честь вполне возможно несуществующих богов, уж точно глупых и необоснованных суеверий и далеко не общих политических целей одна национальность встает под ружье против другой. Человек ненавидит человека лишь из-за его происхождения, цвета кожи, разреза глаз, места обитания, принадлежности либо к «чужим», либо к «своим». Развитие науки и ее популяризация ведут, неизбежно, к образованию духовных и в чем-то религиозных движений. Почти что культов. И если в случае саентологии отношение к науки можно экстраполировать лишь с приставкой «квази-«, то «Дети Евы» вполне базируются на выводах современной науки и не отходят от них. Наоборот, они помогают ей с развитием, финансируют некоторые исследования, как, например, проект главного героя рассказа. И члены этого культа, движения вовсе не какие не сектанты. Они не отбирают ни чье имущество. Они истинные гуманисты с христианскими идеалами, ведь хотят прекратить войны между людьми по признаку неродства раз и навсегда, доказав, что всеми в той или иной мере родня друг другу. И разве не замечательны и не достойны похвалы их цели? Достойны, но вот только дальнейшие открытия в сфере генетики привели к появлению «Сынов Адама» — также квазирелигиозным формированиям, которые ищут своего национально-расового предка лишь среди мужского населения древней Земли по Y-хромосоме в отличие от Детей. И группа, ратовавшая за единение человечества, толерантность, ради победы идеи «единой матери всея человечества Евы Африканской» ведут себя и говорят не чуть не лучше каких-нибудь шовинистов или сексистов. Но что, если и сторонники Евы, и сторонники Адамов (Адама) не правы и правы в равной степени? Может ли быть у человечества один единственный предок? Когда и где он существовал? И существовал ли вообще? И как в этом помогут открытия в квантовой физике?

В итоге имеем еще один короткий, но, несмотря на это, отличный рассказ Грега Иган, по тематике очень похожий на «Ров» («The Moat»), но показывающий проблему при помощи ироничных, доходящих до саркастических красок и нот. Ведь даже пытаясь найти ключ к единению своего вида, люди обязательно будут отливать свои собственные «более лучшие, подходящие, и, соответственно, достойные» варианты ключей, избавляясь от одних стен и окружных рвов и запросто находя другие, столь же высокие и глубокие. И когда мы проберемся сквозь все эти преграды к долгожданному понимаю и единству, я не знаю. Но очень хочется верить мне, как и Игану, что когда-нибудь, но это обязательно случиться. И любые войны, в том числе и Предков, станут историей глупостей человеческих в школьных учебниках по истории.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Кристофер Прист «Лотерея»

osipdark, 23 декабря 2016 г. 16:55

Энное количество времени назад услышал прекрасную фразу, которая выглядела примерно так: «человек влюбляется не в другого человека, а в образ его». Не в самого человека, а лишь в представления о нем, впечатления, сложенные в некий конструкт, с помощью оного мы задаем для самих себя его дальнейшую модель поведения. Неважно, как появляется этот образ у влюбленного человека. У многих подобные остаются еще с первого волшебного (или лишь «волшебного», что бывает чаще) опыта любви, при том же в неизменном состоянии, под который подгоняются следующие кандидаты на роль второй половинки. У некоторых людей образ этот меняется от партнера к партнеру, корректируется под него или вообще заменяется иным. Бывает, что люди взаимно подстраивают свои образы друг под друга, что уж совсем замечательно. Но все это — второстепенное. Первоочередное значение имеет сама фактичность мысли о том, что человек влюбляется лишь в образы. Не в другого человека. А когда поведения человека не соответствует образу, после недолгих попыток компромиссов, в основном, отношения разрываются и начинается новый поиск суженного под свой священный о прекрасный образ.

И роман Кристофера Приста «Лотерея» напомнил мне об этой давно уже забытой цитате и заставил меня задуматься о ее значении, а также о том, как ее смысл проявляется в данной книге. Книге, которая, безусловно, про такой вид любви. Нет, конечно же, «Лотерея», открывающая цикл об Архипелаге Грез создателя «Престижа» и «Опрокинутого мира», еще и об реальности или иллюзорности реальности, истинности жизни, проблемах сознания, поиске смыслов. Но об этих модернистских и постмодернистских темах я уже писал и размышлял в отзывах не по одному произведению. И давно. Так что осветить данный момент работы Кристофера тоже считаю нужным.

Роман вышел именно о последствиях расхождения образа объекта влюбленности и реальной персоны его и о способах преодоления данного кризиса. Но далее данная тема развивается и английский писатель ставит еще более интересный вопрос: а не думает ли, не представляет ли самого себя человек как некий образ? Мы ведь существа рациональные (в основном, во всяком, пока только думаем и мыслим о чем-то, не делая этого в действительности), но живущие в мира далеком от оной. Поэтому и жизни наши такие же — нерациональные. И чтобы как-то логически осмысливать весь свой накопленный опыт, правильно его интерпретировать и выстраивать планы на будущее и необходим образ самого себя. Образ, который, как и в случае с объектом любовных притязаний, не соответствует истинному положению вещей. Во всяком, в большинстве случаев. Поэтому и возникает у главного героя книги, Питера Синклера, несмотря на его попытки уравнять свою сущность и образ («лондонский мир» и «джентрианский») при помощи «метафорической двоичной кодировки», диссонанс внутри сознания, вопрос, а кто же он, что есть его «Я» — сущность-Лондон или образ-Джентри? Или и ни то, и ни другое? Что-то третье? И то, и то сразу? Или вообще ничего из выше приведенного?.. А не иллюзия ли, это двоякое или не очень «Я»? Сложно думать о себе не как об образе, а как о самом себе. Осознавать и свои положительные, и отрицательные качества. Любить и те, и другие, но стремиться к идеалу. И любить именно человека, а не сам его образ, его душу, а не представления о ней, еще сложнее. Но именно к этим сложным вещам и нужно стремиться. И роман Приста вместе с недавними событиями в моей жизни лишь подтверждают данную мысль.

Так что да, книга своей проблематикой и интересными сюжетными ходами мне понравилась. И с финалом автор не подкачал — лучше, чем в случае с «Опрокинутым миром». Достойный образчик психоделики, постмодернизма и сюрреализма, который открывает для меня дорогу к книгам об Архипелаге Грез, издания которых я долго ждал на русском языке. И вот, скоро уже дождусь. Осталось немного.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Марсель Теру «Strange Bodies»

osipdark, 17 декабря 2016 г. 16:24

«В начале было слово...» (Библия)

Представьте, что вы — Николас Слоупен. Литературовед, лингвист, специалист по творчеству и личности Сэмуэля Джонсона. Мужчина средних лет, «книжный червь», не самый удачный муж и семьянин, чья семья разваливается на глазах. Вы работаете в Университетском колледже Лондона учителем и критиком, и вам недавно поступило предложение проверить на подлинность неизвестные и довольно странные письма вашего идола и объекта изучения — доктора Джонсона. И после определенной череды событий вы умерли. Или нет?..

«Федоров не зря называл это общим, а не тайным делом.» (Марсель Теру)

«Бессмертными должны быть либо все, либо никто.» («Время», 2011)

«Strange Bodies» («Странные тела») Марселя Теру стали для меня второй книгой после «Квантового вора» Ханну Раяниеми, где упоминаются, обсуждаются и получают свое развитие идеи русского утописта и одного из отцов-основателей философского космизма Николая Федоровича Федорова (который также считается одной из предтечей трансгуманизма). Всеобщее возрождения всех когда-либо живших и борьба со смертью, как проповедовал Христос, предлагалось решить Федоровым с помощью науки, которая также поможет воскресшему новому человечеству открыть врата в космос. В «Странных телах» данная идея получила реальное воплощение в жизнь в советской науке, но исказилась еще в те времена от основополагающего для Федорова принципа — всеобщности и вседоступности. И теперь, переправившись через Атлантику и получив название «Процедура Малевина», идея, которая должна была объединить, осчастливить и спасти человечество, может его погубить и расколоть.

«Существуете ли Вы, мистер Джонс?» (заглавие повести С. Лема)

«Счастье для всех и даром, и пусть никто не уйдет обиженным.» («Пикник на обочине», Стругацкие)

«Вы начинаете помнить, когда начинаете говорить.» (Марсель Теру)

Роман «Странные тела», получивший Мемориальную премию Джона Кэмпбелла за 2014 год, это история об одном человеке, точнее, об одной душе. Это история, ставящая вопрос, а что есть душа и что делает нас нами. В чем природа самосознания и при каких условиях оно начинает существовать и работать. Это история об идентичности и этике мира, который кроется за Биологической Сингулярностью. Это история о том, как идея утопии равенства и вездесущего благополучия неизбежно искажается в руках умелых дельцов вроде предприимчивого американца Хантера Гуда и дагестанца со странными именем и фамилией Синана Малевина. Это история со странствиями по континентам и литературе, английской и русской. Это история о силе языка, его роли в формировании нашей сущности и мышления и в чем-то даже более радикальная идея, чем гипотеза лингвистической относительности Сепира-Уорфа. А также это просто хорошая и качественная книга без «клюквы» писателя Марселя Теру, которую интересно читать, а после раздумывать над прочитанным. Набившие оскомину старые идеи в новой и необычной интерпретации с неожиданным сюжетным поворотом недалеко от финала романа.

В итоге это то, что стоит прочитать и обдумать, дабы не только понять тонкую границу между человеком и манкуртом, но и бесценность ее.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Грег Иган «Заводная ракета»

osipdark, 16 декабря 2016 г. 22:44

И как всегда перед началом отзыва на какое-либо произведение, чей перевод сделан «переводчиком из народа» (нужно избавляться от слова «любительский» — подобные бывают получше некоторых переводов в коммерческих изданиях), выражаю свою благодарность его автору — Voyual. Надеюсь, что его силы и старания раскроют для читателя всю трилогию «Ортогональной Вселенной».

Итак, начать хочется с того, что я — не технарь. Чистой воды гуманитарий. Потомственный, сказал бы даже. Не без интереса к физике, но лишь к ее теоретической части, без всех ее многочисленных формул и констант. К самой ее популяризируемой части, я бы сказал. Мне нравится красота различных космологических теорий устройства нашего и, возможно, иных мирозданий, но без углубления в их математическую доказательную суть. Но, как бы это не было странно, для моего разумения одинаково легко даются для понимания и работы из жанра «твердой» фантастики Уоттса без сложных, путанных для языка физических терминов и замудренных для их объяснения предложений, и подобные им по жанровой характеристике произведения Грега Игана. И в чем-то последние мне даже больше нравятся, чем книги Питера Уоттса. Первая причина и объяснение этому, безусловно, оптимистичность в работах Игана. Вера в человечество, которое, даже перейдя в иные плоскости существования, не теряет человечности во всех ее проявлениях. Второй, даже более важный фактор, определяющий лично для меня большую симпатию к творчеству Игана, нежели Уоттса, это материал автора. Материал сложный для понимания обычного среднего человека вроде меня, который он тем не менее способен изложить человеческим языком в интересных сюжетных хитросплетениях со всеми фантастическими красками. Да, не обходится без проявления формул. Да, иногда некоторые моменты приходится еще раз пробегать глазами и перечитывать. Но это не умоляет того факта, что Грег Иган действительно способен понятно и красочно изложить разные любопытные научные модели и концепции современной физики в своих произведениях. И сложность выбираемых идей для изложения шла по нарастающей, пока не дошла до этого романа — «Заводной ракеты».

Итак, перед нами не просто какой-то фантастический мир с иными социальными, политическими устройствами, иной биологией и культурой. Перед нами мир с другой физикой, основанной на римановой геометрии. То есть довольно простой по своей формулировке идее: «а что, если рассматривать время на подобие пространственных измерений». Не просто как дополнительное измерение, коим оно является в современных официальных научных моделях, а именно что воспринимать его в рамках пространственных измерений, применять их правила для временной оси. И отсюда возникает мир «Заводной ракеты», вполне возможно, альтернативный Земле. Здесь небо усеяно звездными шлейфами, растения излучают свет, скорость которого не постоянна и не ограниченна, а жидкостей не существует. Здесь иная и более взрывоопасная химия, и иная биология. Животные формы могут изменять свое тело по собственным нуждам, а размножение происходит при помощи расщепления тела женской особи на несколько «детских» частей. Последнее ставит довольно интересные вопросы в различных областях, которые находят свой след в социальной, политической и духовной жизни мира, где живет главная героиня романа Игана — Ялда, соло, рожденная без парного ей ко, которой уготована значимая роль в грядущей истории своей расы и ее науки. Именно с повествованием истории Ялды читатель узнает и историю ее народа, ее планеты. Но все-таки социальному и всему остальному Грег уделяет незначительное время. Об истории мира Ялды, его политической структуре, более подробных данных о духовной жизни писатель почти ничего не скажет, оставляя подобные темы для фантастов вроде Ле Гуин (тем более, что несмотря на все странности, разумная раса этой книжной вселенной Игана вполне человеческая, что подтверждается регулярно используемыми вполне человеческими терминами и другими подробностями), разве что уделяя внимание женской проблеме, довольно специфической здесь. Основной упор автор, конечно же, делает на объяснение физики «Ортогональной Вселенной», при том же не говоря сразу, что-да-как в ней обстоит. Грег Иган вводит в сюжетную линию рассказ о развитии научных представлениях местных ученых, зарождениях и развитии идей, поиску доказательств для них. И за этим интересно наблюдать, не говоря уже о сюжете, который начинается на диковинной поначалу для понимания планете и заканчивается на борту космического корабля из горы, летящего на бесконечной скорости в Конец Времен для поиска спасения своего родного мира. Подобное не может не увлечь.

В итоге, действительно, как правильно сказал один из отзывистов, вышла самая настоящая «фантастическая наука», в повествовании о которой Иган все-таки не забыл про интересных и живых персонажей с насущными проблемами. Конечно, жаль, что в первой книге трилогии читатель почти ничего не узнает о какой-либо другой сфере жизни данного мира, кроме научной. И что раса вышла какой-то не совсем инопланетной. Но и первое, и второе замечания не есть минусы. Автор постарался и создал удивительное бытие, где окольный путь к звездам реален, пусть и оборачивает он парадокс близнецов вверх ногами.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Грег Иган «Нежность»

osipdark, 10 декабря 2016 г. 11:48

Последний прочитанный мною рассказ из сборника Игана «Аксиоматик», «Нежность», чье прочтение я так долго откладывал, оказался довольно сильной и запоминающийся работой автора. К какому-либо условному книжному циклу Грега данное произведение отнести нельзя. Ни устройств для перепайки мозгов, ни Н'Доли технологий здесь нет. Зато события ближе к финалу «Нежности» делают ее в чем-то близкой к другому рассказу писателя, «Статисту». Получилась качественная работа в жанре детектива, содержащая в себе описания необычного быта полицейских ближайшего будущего, странное дело-расследование, генетические вмешательства ради искусства и неожиданную концовку. Так что рассказ достоит прочтения в той же мере, что и остальные достойные произведения из «Аксиоматика».

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Стивен Бакстер, Терри Пратчетт «The Long Cosmos»

osipdark, 7 декабря 2016 г. 09:56

2070-ые. Заселение Бесконечной Земли продвигается все дальше и дальше; даже Соединенные Штаты Базовой Земли официально перенесены с нее на ее ближайшую западную соседку. Лобсанг снова ушел от дел человеческих в виртуальную реальность. Джошуа отшельничает в очень далеких Запад-Землях, переживая там в одиночестве смерть жены и плохие отношения со взрослым сыном. Человечество через Разрыв готовиться продвинуться в колонизации Солнечной системы еще дальше Марса с помощью конструкций О'Нилла (О'Нейла), названных в честь Артура Кларка (из отсылок вспомнят еще и о фильме «Контакт» и концепции Мира-Кольца Нивена). А тем временем со стороны созвездия Стрельцы (отсюда и именование возможной инопланетной расы) присылают сообщение на все миры Бесконечной Земли: «ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ». И люди начинают думать, что делать с таким предложением, которое поступило для абсолютно всех обитателей всех Земель. Для совместного решения и его реализации всем человеческим видам придется объединиться и работать сообща. И даже Следующие со своим быстроязом снизойдут до взаимодействия с тусклыми лампочками, как они называют людей. Вместе им предстоит объединить все умы и мысли Бесконечного Человечества для самого грандиозного его шага, который пронзит само космическое пространство. И вернувшимся из своих укрытий Джошуа и Лобсангу, а также многим другим знакомым и новым героям предстоит путешествие по Бесконечной Галактике, откуда идет очень далекий крик-приглашение цивилизации, которая может опережать нас в развитии на миллионы лет...

Вот такой грандиозной должна была получится финальная книга пенталогии, которая, к сожалению, не смогла достигнуть подобного уровня. Опять имеются явно лишние и скучные параллельные линии повествования, как, например, поиски своего внука Нельсоном и отшельничество среди троллей Вальенте; опять имеются сюжетностроительные штампы прошлых книг. Понравилась история о шекспирокопирующих машинах. Вместе с тем подняты несколько заброшенных идей из прошлых частей цикла и показаны несколько подробней, в том числе рассказано кое-что новое о природе «шагания» и Бесконечной Земли. Пришельцев мы снова не увидим, должен всех обрадовать, но кое-что взамен читатель все-таки получит. О развитии героев снова практически не приходится говорить.

Таким образом, получаем книгу где-то на уровне «...Утопии». Менее эпичная и грандиозная, чем было обещано в аннотации, все-таки подобное завершение цикла о Бесконечной Земле можно считать достойным. Но советовать обязательно читать данный роман я не буду. Остановитесь на первой и третьей книгах пенталогии и получите вдоволь удовольствия от совместных усилий Пратчетта и Бакстера.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Терри Пратчетт, Стивен Бакстер «Бесконечная Земля»

osipdark, 7 декабря 2016 г. 09:55

Вот и перелистнул я последнюю страницу финального романа пенталогии. Вот и подошла к концу сама пенталогия, сама сага Долгой или Бесконечной Земли. Вот и разыграны последние сцены и сыграны последние аккорды в удивительном мире, вышедшем из под дуального пера Стивена Бакстера и Терри Пратчетта. В мире бесконечных, длящихся в неизведанные дали иных Реальностей и Вселенных, Земель, шагающих между ними Путников (Степперов), невиданных возможностей и свобод, странных созданий, вышедших из народных сказок; и, в конце концов, в мире местных героев и богов, вроде шагнувшего далеко за Высокие Меггеры раньше всех Джошуа Вальенте и ИИ-торгового автомата Лобсанга, в который переродилась душа автомеханика по мотоциклам из Тибета. И здесь хотелось бы поговорить о ее явных плюсах, безусловных минусах, понемногу и отдельно о каждой книге цикла и о заключительной его части — «The Long Cosmos» («Бесконечный Космос»).

Идея о мире, где люди способны свободно «шагать» между различными Землями, ее альтернативными вариантами, как таковая не нова, но в интерпретации Терри Пратчетта приобретает как новизну, так и широкое поле для построения сюжета и целого мира, где он будет разворачиваться. Чем станет человечество, если оно получит подобную свободу? Что станет с институтами государства, экономики и вообще всем обществом, когда Базовая Земля перестанет быть единственной обителью человека? Забудут ли тогда люди о своих космических мечтах и грезах, или в связи с построением «шагающей цивилизации» у человечества появятся новые возможности для покорения звезд? Кого или что встретят Путники в миллионных западных или восточных Землях? Все эти вопросы дают огромнейшие возможности для самых всевозможных переплетений сюжета и построения уникальной и интересной книжной вселенной, а также простор для взаимодействия самых разнообразных героев. Главное лишь правильно воспользоваться тем размахом, который исходит из оригинальной идеи Пратчетта. Но...

...Но все пять книг серии получились слишком шаблонными и похожими друг на друга, с почти никак не развивающимися одними и теми же персонажами и повторяющимися от одной части к другой сюжетными ходами и в в принципе их построениями. Примерно шаблон этот таков: в Бесконечной Земле что-то случается. Это что-то пытаются найти и/или исследовать. Вместе с этим обязательно есть экспедиция на модифицированном американском твене в фиг-знает-какие миллионные Земли для того, чтобы снова сделать Америку великой. Параллельно к этому Джошуа, Лобсанг и может быть кто-то еще вместе следуют по своему пути и пытаются сами изучить/найти/бороться с чем-то происходящем на Долгой Земле. Еще одна или две линии, часто лишние, и финал, в котором частенько что-то взрывается (атомная бомба в Мэдисоне в первой книге, во второй — извержение Йеллоустоунский супервулкан, в четвертой — целая Земля, но не Базовая). Конечно, это не означает, что все сюжеты всех пяти романов строго следуют этому канону. Нет, лишь в той или иной степени. И нововведения все равно встречаются, и иногда очень удачные, но все равно из-за определенной названной шаблонности и пустоты миров Бесконечной Земли весь цикл как раз-таки и кажется пустоватым, однообразным. Ситуация не улучшает обильное количество воды, например, постоянные внутренние кризисы что Лобсанга (кстати, тоже несколько надоедающие; то Лобсанг чего-то испугался и убежал от людского общества, то вернулся, то убежал, то вернулся... Даже два раза собственную смерть подстраивал), что Джошуа а также постоянные напоминания, чуть ли не через каждые двадцать страниц, о возможном происхождении Лобсанга («ИИ он или душа человеческая, завернутая в металлическую плоть? Он говорит, что является реинкарнацией тибетского автомеханика...» — и так из книги в книгу).

Еще печалит не только определенная бедность в фантазии авторского дуэта при таких возможностях (что делает данную книжную вселенную какой-то пустой, пустынной, как я писал выше), вписанных в структуру сеттинга «Бесконечной Земли», но и нереализованность уже имевшихся сюжетов и идей, которые просто решили оставить и не трогать. Что опять-таки грустно. Тут можно вспомнить и возможные гонения, дискриминация по отношению к Путникам-Степперам со стороны людей, у которых этот дар отсутствует (упоминается еще в первой книге, но хоть какое-то развитие, хотя бы в виде развернутого упоминания, данная идея получила лишь в «Бесконечном Космосе»). И нечеловеческие, точнее, рептильные или иные «незвериные» цивилизации, которые могли появиться на просторах Бесконечной Земли (биглей, как млекопитающих, в расчет не беру; в «Бесконечной войне», если я не ошибаюсь, упоминается вымершая техногенная цивилизация динозавроподбных гуманоидов, которая обладала в том числе и ядерными технологиями). Поселения из попаданцев разных времен на всевозможных Землях, живущее бок о бок с эльфами, троллями и другими гоминидными «шагающими» видами высших приматов (снова вроде бы вторая книга). Возможное расщепление множественных личностей Лобсанга на два лагеря: «плохие» и «хорошие» (такая возможность упоминалась Лобсангом один раз и опять же во второй книге; лично бы мне хотелось посмотреть, как бог-хранитель Бесконечной Земли начинает междоусобную войну с самим собой в количестве многих миллионов копий разных размеров и способностей). Первое Лицо, или как там звали амебный суперорганизм из первой книги? Упоминается он только в ней и, наверное, еще в третьей книге, но должного развития данная идея не получила; только и нужна была эта амеба для объяснения случившейся миграции троллей и прочих. И, конце концов, хоть один раз можно было показать не американскую, а ту же китайскую экспедицию, в сторону Восток-, а не Запад-Земель. И еще можно вспомнить про довольно хорошие, но забытые и похороненные в «воде» предыдущих томов саги идеи.

Теперь отдельно по книгам, до, собственно, «Бесконечного Космоса»:

1. «Бесконечная Земля». Наверное, единственный роман пенталогии, в написании которого действительно участвовал и сам сэр Пратчетт. При том же эти куски текста сразу бросаются в глаза даже мне, знающему самостоятельное творчество данного писателя лишь по двум-трем книгам. Сразу виден его фирменный юмор (машины для перемещения между реальностями с картофелем внутри и торговый автомат по продаже прохладительных напитков, утверждающий, что он переселившаяся в данное «тело» душа одного тибетца — все это само по себе уже несколько несерьезно, не так ли?) и стиль, живость текста и героев. Именно здесь появляются три-четыре постоянных и еще примерно столько же второстепенных персонажей, появляющихся почти во всех частях цикла, а также все остальные главные детали данного мира после Дня Перехода. В общем и целом легкая, забавная и интересная книжка, с которой ознакомиться стоит.

2. «Бесконечная война». Наверное, самое слабое место цикла «Бесконечная Земля». С этой книги почерк Терри Претчетта теряется безвозвратно и остается лишь Стивен Бакстер, которого я ни в коем случае не принижаю (мне тоже нравятся его работы). Но, как утверждал он в одном из интервью, концепция всех пяти книг и их общий сюжет был разработан в самом начале их совместной работы, до смерти создателя Плоского и Бесконечного миров. Так что в каждой последующей части все равно есть какое-то присутствие Терри... Так вот, о данном произведении. Слабые персонажи-функции, не очень интересные и плохо представленные проблемы и целый ворох сюжетных наворотов, которые в дальнейшем не получат никакого развития. Из важных событий: наделение правами и свободами троллей (или уже третья книга?) и независимость Вальгаллы, бывшей американской колонии в дальних концах Долгой Земли.

3. «Бесконечный Марс». А это уже самый лучший роман цикла, в котором космические путешествия идеально совмещены с новыми странствиями по Земле Бесконечной. Представлены вариации Бесконечного Марса (правда, чересчур уж идентичные друг другу), наконец-таки живые, а не лишь функции, герои, за внутренними конфликтами которых интересно наблюдать (это и Лобсанг, и Джошуа, и Салли Линсей — дочь создателя механизмов для перехода); появление на сюжетной арене самого Уилсона Линсея. События на Базовой Земле, ее политический, экономический, социальный и экологический кризисы, окончательный переход к новому этапу, шагу в истории человечества, появление Следующих и борьба с ними, а в итоге и открытие основной причины инициации Дня Перехода (пошатнуть, а то и разрушить устои человеческой цивилизации ради...) — все это на страницах этой третьей, неподражаемой книги. Плюс отсылки к Стэплдону и Нивену.

4. «Бесконечная Утопия». Как заявил Бакстер, первый фрагмент разделенной на две части финальной книги «Бесконечной Земли» о космосе. Чуть менее сильная, чем предыдущий роман, «...Утопия» все равно является достойной работой хотя бы из-за поднимаемых проблем. Первый Контакт, машины фон Неймана, космические лифты, первая совместная деятельность людей и Следующих ради общего блага, более подробная информация о структуре Бесконечной Земли и ее связи с квантовыми эффектами и мозгами гоминид, плюс еще одна причина, более вторичная, Дня Перехода. Все это, так сказать, подготовка к финалу, мост к нему.

5. «Бесконечный Космос».

2070-ые. Заселение Бесконечной Земли продвигается все дальше и дальше; даже Соединенные Штаты Базовой Земли официально перенесены с нее на ее ближайшую западную соседку. Лобсанг снова ушел от дел человеческих в виртуальную реальность. Джошуа отшельничает в очень далеких Запад-Землях, переживая там в одиночестве смерть жены и плохие отношения со взрослым сыном. Человечество через Разрыв готовиться продвинуться в колонизации Солнечной системы еще дальше Марса с помощью конструкций О'Нилла (О'Нейла), названных в честь Артура Кларка (из отсылок вспомнят еще и о фильме «Контакт» и концепции Мира-Кольца Нивена). А тем временем со стороны созвездия Стрельцы (отсюда и именование возможной инопланетной расы) приходит сообщение на все миры Бесконечной Земли: «ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ». И люди начинают думать, что делать с таким предложением, которое поступило для абсолютно всех обитателей всех Земель. Для совместного решения и его реализации всем человеческим видам придется объединиться и работать сообща. И даже Следующие со своим быстроязом снизойдут до взаимодействия с тусклыми лампочками, как они называют людей. Вместе им предстоит объединить все умы и мысли Бесконечного Человечества для самого грандиозного его шага, который пронзит само космическое пространство. И вернувшимся из своих укрытий Джошуа и Лобсангу, а также многим другим знакомым и новым героям предстоит путешествие по Бесконечной Галактике, откуда идет очень далекий крик-приглашение цивилизации, которая может опережать нас в развитии на миллионы лет...

Вот такой грандиозной должна была получится финальная книга пенталогии, которая, к сожалению, не смогла достигнуть подобного уровня. Опять имеются явно лишние и скучные параллельные линии повествования, как, например, поиски своего внука Нельсоном и отшельничество среди троллей Вальенте; опять имеются сюжетностроительные штампы прошлых книг. Понравилась история о шекспирокопирующих машинах. Вместе с тем подняты несколько заброшенных идей из прошлых частей цикла и показаны несколько подробней, в том числе рассказано кое-что новое о природе «шагания» и Бесконечной Земли. Пришельцев мы снова не увидим, должен всех обрадовать, но кое-что взамен читатель все-таки получит. О развитии героев снова практически не приходится говорить.

Таким образом, получаем книгу где-то на уровне «...Утопии». Менее эпичная и грандиозная, чем было обещано в аннотации, все-таки подобное завершение цикла о Бесконечной Земле можно считать достойным. Но советовать обязательно читать данный роман я не буду. Остановитесь на первой и третьей книгах пенталогии и получите вдоволь удовольствия от совместных усилий Пратчетта и Бакстера.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Роберт Чарльз Уилсон «Darwinia»

osipdark, 2 декабря 2016 г. 15:28

Продолжая знакомиться с творчеством одного из моих любимых современных писателей-фантастов, Робертом Чарльзом Уилсоном, я завершил прочтение одного из самых его известных романов на ряду с переведенным у нас «Спином» под заглавием «Дарвиния».

В чем-то данная книга очень похожа на прошлые и последующие в библиографии автора работы. Тоже альтернативная история, тоже герой не совсем от мира сего, которому предназначено на свой мир повлиять, спасти его. Извечные вопросы о смерти и жизни, реальности и нереальности, критериев того и другого. Снова далекое грядущее, где Сингулярность пройдена миллиарды лет назад. Так что параллели и схожие моменты, сюжетные элементы и повороты можно заметить в самых разных книгах что самого Уилсона, что его коллег по писательскому цеху. Мне лично вспомнилось достаточно много имен и названий. И «Спин», и «Слепое озеро», и «Горящий рай», и «Вихрь». Из произведений других писателей в той или иной мере, в чем-то напомнили о себе, например, недавно прочитанная книга Леви Тидхара «Усама»; Филип Дик с его самыми известными работами на схожую тематику («Убик» да «Человек в...»); «Дождь Забвения» Аластера Рейнольдса; «Город в конце времен» Бира; и таки да, от «Гипериона» и его «Падения...» тоже что-то есть. И вот такая вот сборная солянка вышла далеко не вторичной, а по своему уникальной и впечатляющей, запоминающейся. Ведь Уилсон, как и другой мой любимый фантаст, Клиффорд Саймак, умело умеет комбинировать и совмещать различные фантастические элементы-допущения, создавая тем самым благодатный пейзаж для развития нового и интересного сюжета с живыми героями и глубинными смыслами.

В данной истории Земля начала двадцатого столетия, ее привычная для нас история, была искажена неким странным событием в 1912 году, прозванным Чудом. В результате этого «чуда» весь привычный мир евразийского и африканского континентов был стерт без всяких следов и остатков. Все города, их населения, державы и империи, фауна и флора — все пропало, испарилось в небытие. На месте же Старого Света возник Свет Новейший, наполненный необычной и опасной насекомоподобной фауной и удивительной по цветовой гамме и формам флорой. И в образовавшийся пустой мир, именуемый с некой усмешкой Дарвинией, после непродолжительного кризиса в Новом Свете прибыли волны переселенцев из уцелевшей Британской империи и Соединенных Штатов, издавших «Доктрину Вилсона». Разумеется, вместе с колонизаторами (некоторые из которых стали Партизанами — людьми, всеми силами старающимися овладеть и восстановить территории своих исчезнувших государств и империй) двинулись и ученые-исследователи, которым интересен животный и растительный дивный новый мир, объясняемый в Америке как божественное чудо. Или кара. Так или иначе без богов тут явно не обходится, ведь некоторых персонажей «Дарвинии» они открыто посещают. Правда, скорее всего они не принадлежат этому миру... При том же являются эти боги с деловыми предложениями, как, например, к провидцу Элиасу Вейлу из одной сюжетной линии. Но не этот бывший авантюрист станет главным действующим лицом романа, а обычный человек Гилфорд Лоу, который является членом экспедиции по исследованию районов Дарвинии. Представитель нового столетия и тысячелетия, но с обычными человеческими проблемами и мечтами, Гилфорд, увидевший Чудо в юном возрасте, всегда мечтал попасть на земли экзотической Дарвинии и участвовать в их изучении. Только он не представлял, как это желание и его реализация могут повлиять на весь мир и скрытые ткани бытия. Не по своей воле, Гилфорд Лоу и его семья окажутся в самом центре противостояния сил отнюдь не только земных. Сил, по сравнению с которыми земные войны — лишь жалкие искры от ударов двух камешков. Кто участвуют в этом конфликте? В чем цели конфликтующих сторон и при чем тут боги, являющиеся Вейлу? Какую роль во всем этом должен сыграть Гилфорд? Насколько он свободен в самостоятельном выборе в разворачивающемся водовороте событий? И что он именно выберет? На этот сплав сюжетных, философских и метафизических вопросов вы и можете получить ответы в замечательной книге Роберта Уилсона, которая понравится как его фанатам, так и людям, которые только будут знакомиться с его творчеством.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Джеффри Лэндис «Рябь на море Дирака»

osipdark, 26 ноября 2016 г. 22:10

Не вполне понимаю, за что рассказ получил «Небьюлу».

«Рябь на море Дирака» Джеффри Лэндиса — довольно средненький рассказ. Не плохой, но и не настолько хороший, чтобы опять же получить какую-либо премию. Тем более такую значимую в жанрово-фэндомной среде, как «Небьюла». Ведь данное произведение, по сути, ни чем непримечательная хроноопера, типичнейшая, без каких либо нововведений как, например, в «Первых пятнадцати жизнях Гарри Огаста» Клэр Норт. Глубина присутствует, но ей не особо придаешься из-за не очень умелого повествования, которое у Лэндиса вышло чересчур хаотичным и разорванным. Я задумку понял что идейную, что сюжетно-строительную, но из-за неудачи с созданием последней, по мне так вышло довольно средне.

Рассказ можно спокойно обойти стороной, но если очень хочется номинированную хронооперу — то дерзайте.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Грег Иган «Йеюка»

osipdark, 25 ноября 2016 г. 11:07

Рассказ Грега Игана «Йеюка» в чем-то напоминает его более раннюю работу — «Сестер по крови». Тоже мир недалекого будущего, прогресс в медицинских технологий, сюжет, крутящийся вокруг эпидемии некоторой болезни (ее название и вынесено в заглавие произведения) и не самой справедливой деятельности мед-корпораций. Плюс трудность отнесения данного произведения к общей книжной вселенной рассказов Игана, где есть устройства для перепайки мозгов и «Ндоли»-жемчужины (хотя, возможно, следуя материалам и данным Вики, посвященной творчеству Грега, это две разных вселенных; а возможно, по моим наблюдениям, что и одна, к которой еще и «Диаспору» можно отнести). Да и некогторые эмоциональные оттенки «...сестер» и «Йеюки» также схожи.

Но теперь о самом рассказе. Близкое будущее. Мир, возможно, очень близко подошедший к порогу Технологической Сингулярности. Мир, где рак, во всяком случае в наиболее цивилизованных и развитых частях планеты, уже побежден. Мир, где ускорение научно-технического прогресса дошло до такой степени, что теперь не только работа кассиров или грузчиков стала пережитком прошлого, но и хирургия с большей частью прикладной медицины почти целиком отошла под волну массовой автоматизации всего и вся. Главный герой, хирург-онколог, не сильно желает перейти в личные врачи-бездельники какого-нибудь айтишного богача, из-за чего решается уехать на пару месяцев в Уганду — одну из тех бедных и переселенных стран, куда блага прогресса дойдут еще не скоро, чтобы воспользоваться, возможно, своим последним шансом своими руками вырезать реальную опухоль. Исполняя свою мечту и более удовлетворяя свое эго, нежели служа клятве Гиппократа, герой знакомится с реальной ситуацией в этой стране и в итоге начинает понимать, что подобное развитие эпидемии вируса «Йеюка» не случайно. И есть реальный способ остановить болезнь. Сможет ли он пойти на настоящие жертвы, чтобы исполнить свой истинный профессиональный и человеческий долг?

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Леви Тидхар «Osama»

osipdark, 23 ноября 2016 г. 19:04

В очередной раз убеждаюсь, что «Мемориальную премию Джона Кэмпбелла», которой были отмечены произведения Уилсона, Игана, Кэтрин Норт и других сильных авторов, кому попало не выдают. Роман Леви Тидхара «Osama» («Усама»), одаренный пусть и поощрительным вариантом этой премии, исключением для меня не стал. Абсолютно не пожалел, что среди возможных книг для прочтения на днях выбрал среди романов Роберта Ч. Уилсона, «Чаши небес» Нивена и Бенфорда и «Бесконечного Космоса» Бакстера именно данную работу, которая меня давно заинтересовала.

По сути, перед нами современная интерпретация «Человека в Высоком Замке» Филипа Дика. Те же самые «диковские» игры с реальностью и иллюзией, истинностью/ложностью окружающего мира, роли сознания в этом и выборе человека. Снова появление книги об иной реальности в иной реальности, только на этот раз аж сразу целой серии политических альтернативно-исторических триллеров «Мститель», автор коих некий Майкл Лонгшотт, а главный герой в них — Усама Мухаммед бен Ладен (при том же здесь он далеко не архизлодей, а совсем наоборот). Странный, но не слишком альтернативный мир, где определенные события Второй Мировой Войны пошли несколько иначе, сохранив, к примеру, Азиатскую зону сопроцветания. В этом мире частному детективу Джо предстоит найти создателя этих самых книг, завоевавших популярность и культовость у масс. Ему предстоит пройти через несколько городов и часовых поясов, угроз своей жизни и дым опиума, чтобы в итоге не только найти здешнего Человека в Высоком Замке, но и понять природу собственного мира и самого себя.

Лишь заранее предупрежу, что читателю это будет сделать чуть сложнее, чем главному герою «Усамы». Несмотря на простое и привлекающее своей нуарностью повествование, подсказки, довольно обильно разбросанные по тексту и чуть ли не режущие глаза, а также наличие схожих в идейном плане предтечей данной работы Леви Тидхара (тот же «Человек в Высоком Замке» Дика, «Чапаев и Пустота» Пелевина, «Град обреченный» Стругацких), до конца и однозначно выстроить в голове суть книги не так уж и просто. Финал в определенном смысле открытый. Читатель волен самостоятельно осмыслить прочтенное и сложить все элементы пазла от автора вручную. Ведь смысловых картинок, как и реальностей в книге Тидхара, не одна. Но, скажу сразу, недосказанности писатель оставил в эпилоге побольше Филипа Дика.

Если вас не пугает выше сказанное и необходимость думать, осмысливать и самостоятельно интерпретировать книгу, а также вы не против пролистнуть нео-нуарную версию «Человека в Высоком Замке», посмотреть на Бен Ладена и исламистов не только при помощи речей с зомбоящиков (чувствуется, что издать подобное в стране-борце с мировым терроризмом с американского континента — не благодарная и трудная работенка), погрузиться в «диковские» и «пелевинские» измышления о нереальности реальности, то «Усама» Леви Тидхара стоит прочтения.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Грег Иган «Город перестановок»

osipdark, 22 ноября 2016 г. 20:04

В который раз убеждаюсь, что «Мемориальную премию Джона Кэмпбелла», в отличие от некоторых более известных, не раздуют кому попало.

«Город пермутаций (перестановок)» на мой взгляд — лучшая часть условной трилогии Грега Игана «Субъективная космология»; самая масштабная и глобальная, включающая в себя множество научных теорий и концепций, граничащих в своей фантасмагоричности с метафизикой, и такое количество событий, персонажей и идей, что хватило бы как минимум на две, а как максимум — на новую трилогию.

И, раз уж заговорил о всеохватности данного произведения, то им и начну. «Город перестановок» действительно всеобъемлющая книга во всех планах. И времени и места событий, и самих этих событий, и философских вопросах, и научных, безусловно обгоняя по всем этим параметрам суммированные «Карантин» и «Отчаяние» (в принципе, как раз главные фантастические и научные основы этих двух книг содержатся и получают свое дальнейшее развитие в «Городе...»). В этом как и главный плюс этого романа Игана, который уже стал для меня одним из самых любимых в его творчестве, так и главный его минус. Для меня две неравные по объему текста и смысловой нагрузки части этого единого произведения две совершенно разные книги. Да, связанные условно, но настолько грубо, что единая нить повествования для меня при переходе потерялась. Кое-что из первой части оборвалось, не получило дальнейшего развития. Новое же, появившееся только во второй, по мне также не получило логического завершения. Слишком много сюжетных и идейно-проблемных линий хотел свести под одной обложкой Грег, в результате чего имеем расколотую на две непропорциональные части работу автора, которая была бы достойна двух книг, двух романов.

Но это лишь незначительная огрешность, то, что могло бы быть лучше. В остальном «Город...», конечно же, великолепен. Получился не как некоторые думали очередной киберпанковский роман о виртуальных реальностях и компьютерном бессмертии (хотя, судя по отзывам не с фантлаба, таковым он и остался для этих граждан), а добротный научно-фантастический опус с интересными теориями (вспомнить ту же «Теорию Пыли», которая, по сути, слегка измененная в необычном направлении концепция Мультивселенной и множественных миров), очень близко подступающими к метафизике (по-этому и вспомнился также недавно переведенная работа Роберта Ч. Уилсона «Мистериум», который, конечно, менее научен, но некоторыми сюжетными базисами схож с «Городом...»), множеством интригующих сюжетных линий и интересных живых персонажей. И да, чтение, во всяком в начале, будет нелегким. Не сразу отрывочные объяснения происходящего от Игана позволяют дойти до сути. Но немного терпения и перед вами откроется любопытнейший мир, прекрасно продуманный автором. Обязательно советую с ним ознакомится. Оно того стоит.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Лю Цысинь «Тёмный лес»

osipdark, 22 ноября 2016 г. 19:15

Вновь выражаю благодарность свободным переводчикам, которые вновь подарили нам очередную долгожданную книгу. Спасибо команде sonate10, которая опять взялась за нелегкое и неблагодарное дело двойного перевода, при этом выявив некоторые неточности самого автора «Темного леса», Лю Цысиня.

Перед нами новая книга, новая история. От персоналия «Задачи трех тел» остались лишь два героя, второстепенных, и то один из них — лишь в виде упоминания да флэшбека. Но не вижу в этом ничего страшного, ведь, как тут уже заметили, Лю Цысинь продолжил развивать свои писательские способности в плане создания действительно живых персонажей, а не героев-функций да рабов-обслуг сюжета. Правда, что-то путное вышло лишь в облике главного героя этого романа — астронома и космического социолога Ло Цзы. Действительно интересный образ и персонаж, достаточно глубокий и живой, но... Как всегда, есть к чему стремиться. Чувствуется, что можно было бы раскрыть его и лучше. Насчет остального персоналия мне сказать нечего. Они также продолжают быть лишь функциями.

Касательно сюжета. Да, далеко не во всем книги Лю Цысиня (в том числе и эту) можно назвать «твердой» фантастикой. Да, есть глупости. Не всегда можно согласиться с решениями человечества и их лидеров, политиков и остальных мира сего. Но кто его знает, как они себя поведут, когда будет назначен реальная, чересчур настоящая дата Страшного Суда? И, как казалось, глупости трисолариан из первой книги тоже можно простить. Цысинь предоставил целых два достаточно внятных и логичных объяснений их, как казалось в «Задаче...», якобы ошибок. Одно из них кроется в решении Лю Парадокса Ферми. В целом сюжет «Темного леса» вышел достойным в плане отсутствия «воды» и скорости развития событий. Все было выверено. Разве что немного «воды», как по мне, встречается в третьей части, а ее начало вообще меня чуть ли не заставило разочароваться во всем романе. Но Цысинь выправил ситуацию несколькими отличными сюжетными поворотами и достойным финалом. Все открытые и скрытые вопросы и проблемы книги решились, а новые поставились для следующей заключительной части трилогии «В паять о прошлом Земли».

В итоге имеем качественное продолжение «Задачи трех тел». Да, без того вкусного и так сильно понравившегося мне элемента в виде виртуальной реальности-подобии Трисоляриса, но с оригинальным проектом «Отвернувшиеся» и интересным выходом из казалось бы ситуации, где земной муравей должен был быть задавлен трисолирианским ботинком в темном галактическом лесу.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Олег Дивов «Выбраковка»

osipdark, 30 октября 2016 г. 14:19

Вновь бродя по полкам отечественной современной фантастики в поисках чего-либо достойного, наткнулся на что-то стоящее. Этим чем-то стала книга нового для меня писателя Олега Дивова «Выбраковка».

Вновь произведение российского автора о России. Ее проблемах, извечных, надо сказать, народе, который не может определиться не то что со своим будущим, но даже и с прошлым. О пути, по которому может снова пойти наша многострадальная страна, который как всегда начнется с трехкратного всенародного «ура!», аплодисментов, вездесущей радости, а закончится... Как всегда. И опять по новой.

Вновь антиутопия. При том же антиутопия с двояким отношением, пусть и с однозначным заявлением Дивова, который вполне однозначно «против». С двояким именно со стороны читающей публики, которая поняла и приняла книгу писателя очень своеобразно, найдя в ней пророчества о пришествии новой и справедливой утопии, Рая на Земле Русской, в очередной раз путая признаки и черты «рая» и «ада». Такое в недавнем времени я видел только в отзывах и комментариях к роману «О дивный новый мир» Хаксли, в чьем тоталитарном и античеловеческом обществе тоже некоторые индивиды смогли узреть утопию.

И пусть эта книга вновь российская (местами затянутая, со своими литературными изъянами), вновь о России, вновь антиутопия, коих я прочитал и обсудил уже множество, «Выбраковка» не показалась мне скучной, вторичной; не оттолкнула меня от прочтения. Ведь темы, поднимаемые в ней, животрепещущие и наиважнейшие для нас и для меня конкретно. Ведь темы эти о нас, о нашем будущем, прошлом. О том, как мы до сих пор не можем, иногда не хотим, понять, кто мы. Почему мы когда-то свергли ордынское иго, боролись и освобождали всю Европу от Наполеона и Гитлера, почему падали в огонь хаоса и революций столько раз и без особых результатов, и так часто пытались стать другими, лучше, но лишь возвращались к старым своим формам. Много вопросов, много ответов, иногда заводящих некоторых в слишком опасные дебри, прямиком к радикализму что религиозному, что правого национального толка. И все мы при поиске ответов забываем, что они никогда не могут быть простыми и легкими. Однозначными. Мы забываем, что Россия, такая разнообразная, большая, многонациональная/-конфессиональная/-язычная базируется не на простых ответах и решениях. Именно поэтому эта странная, но такая родная для нас страна до сих пор и существует. Наши предки приходили к сложным ответам, ища точки соприкосновения между самыми разными полюсами и сторонами мнений. И наши попытки выкрасить какие-то определенные фигуры и периоды собственной истории только белой или черной краской ни к чему хорошему не приведут, как и попытки перенести какие-либо из этих исторических формаций целиком и полностью на нашу современность. Поэтому «Выбраковка» пусть и привлекательная в чем-то и для многих, вполне возможная в недалеком будущем в том или ином виде, опасна для России. Ведь она предоставляет простое и тем очень страшное решение. Преступность, коррупция, национальные ОПГ, межнациональные конфликты, домашнее насилие, пьянство, наркозависимость, попрошайничество... Зачем повышать уровень жизни, проводить социальные реформы для решения и изничтожения сути, причин этих бед, когда можно просто признать их носителей ВРАГАМИ НАРОДА, НЕДОЧЕЛОВЕКАМИ, выбраковать их, лишить гражданских свобод, а потом либо расстрелять, либо отправить в лагеря? Разве плохой вариант? Для многих, к сожалению, очень приемлемый. Многие из нас могут видеть справедливость лишь с кулаком, лишь вне законности, которая таки, соглашусь, ее лишь отнимает. Мы до сих пор испытываем жажду омыть кровью собственную страну и руки, видя лишь в данном варианте ее и собственное очищение. Мы до сих пор испытываем чуть ли не сексуальное влечение к сильной, авторитарной или тоталитарной, несменяемой и вечной власти. Могучего лидера, вождя народов. А когда мы в этом разочаровываемся, подходящего варианта никогда не находится и становится лишь хуже. Вспомнить что Временное правительство, что демократов из 90-ых и нулевых. И так мы и живем, в круге, который начинается преклонением перед кровавым диктатором, подходит к разочарованию в нем и приходу к более свободному и мягкому режиму, который неизбежно рушится и приводит народ к очередному этапу разочарования и к новому вождю.

Когда мы выберемся из этой петли похлеще временной (темпоральной)? Возможно ли это в принципе, или это наша Судьба, Рок, Фатум? Вполне допускаю, что подобное брождение по одной и той же тропе, почти как в исторической концепции А.С. Ахиезера, и есть наша цивилизационная суть, потеряв которую мы по-настоящему и уже навсегда исчезнем и погибнем. Но я верю в другое. В то, что когда-нибудь, надеюсь, скоро, мы, имея в виду народ нашей страны, перестанем бросаться из одного тупика истории в другой. Перестанем доверять что корпоративным демократам, которые давно и сами забыли и забили на ценности демократии, что лидерам с вождистскими наклонностями. Что в итоге мы найдем свой истинный и счастливый путь, в котором не будет места национализму, антисемитизму, диктатуре, произволу, бедности, голоду и всякой прочей несправедливости. Но это уже совсем другая история...

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Гарриет Р. Хэпгуд «Квадратный корень из лета»

osipdark, 30 октября 2016 г. 12:46

После очередной долгой паузы в комментировании прочитанного, решил осветить прошедший мимо каких-либо отзывов и всего лишь с двумя чересчур низкими оценками недавно вышедшею у нас книгу Гарриет Р. Хэпгуд «Квадратный корень из лета».

Обратил внимание на данный роман где-то месяц назад, сразу после того, как он появился на соответствующих ресурсах. И что тогда, что сейчас ни один прочитавший это произведение человек никак о нем не высказался. Хоть данный момент (а также неизвестный автор) меня и смутил, но аннотация-таки привлекла к себе внимание. Да и быстрый взгляд по электронным страницам «Квадратного корня...» со схемами черных дыр и временных тоннелей тоже не могли меня не привлечь к книжке. Но интерес я все старался как-то сдерживать, ибо увидеть что-то новое и нетривиальное по путешествиям во времени что в сегодняшнем кинематографе, что в литературе крайне сложно. Поэтому уровень ожиданий у меня был не завышен, да и я почти и не представлял, за что берусь. И таки это во многом мне помогло.

Сразу скажу, что не понимаю двух выставленных на данный момент оценок роману Хэпгуд. Низких оценок. Не знаю, может, у двух этих читателей как раз и были проблемы с завышенными ожиданиями... Так или иначе, но кто-то из них приписал к характеристике (в классификаторе) книги параметр «нетрадиционная ориентация героев». До сих пор не очень понимаю, где там увидели гомосексуалистов, но пусть этот пункт вас не отпугивает. В романе присутствуют лишь традиционные отношения между персонажами.

Возвращаясь к обсуждению самого произведения Гарриет. Да, по факту, перед нами не очень оригинальная книжка, в принципе и не претендующая на внесения новизны в жанр хроноопер. Но и чем-то вторичным «Квадратный корень...» у меня язык не повернется назвать. Хэпгуд создала интересный подростковый роман с элементами путешествий во времени о сложных жизненных ситуациях. О том, когда что-то сильно хочется изменить, сказать кому-то что-то, что не успели сказать, провести больше времени с тем, кого скоро потеряешь. О том, что даже внезапно появляющиеся тоннели во времени, с которыми столкнулась главная героиня книги, Готти, вам в этом помощниками не станут. Бесконечные вероятности прошлого, будущего и настоящего, но ваша жизнь одна, и состоит она из наших ошибок, неправильных и не свершенных поступков. Но тем не менее мы, как сказала Готти, «больше, чем сумма собственного прошлого», с чем соглашусь абсолютно и полностью.

В итоге имеем неплохой подростковый роман с вкраплениями хронооперных сюжетов, который будет интересно читать не только в возрасте основной аудитории данного произведения. Ведь проблемы любви, потери близких — вечны, как и сама Вселенная, наполненная темной материей, кротовыми норами и черными дырами и горсткой человечества, с его незначительными по сравнению со всем этим космическим великолепием проблемами.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Роберт Чарльз Уилсон «Мистериум»

osipdark, 25 сентября 2016 г. 00:20

После трилогии «Спин» и отдельного романа «Биос» ничего из Роберта Ч. Уилсона не приходилось читать на русском языке. Поэтому начать отзыв без благодарности Владиславу Слободяну (Verdi1) за подобную предоставленную возможность в виде качественного перевода отличного романа под заглавием «Мистериум» было бы крайне опрометчиво. И, принося эти самые благодарности, буду надеяться, что этот перевод станет не последнем, ведь творчество автора богато и разнообразно, хоть и сильно недооценено у нас.

«Мистериум» для меня стал не просто очередной прочитанной книгой Уилсона, но и одной из самых любимых в его библиографии, в которой, надо сказать, я еще не нашел откровенно плохих работ. Данное произведение я ставлю в один ряд с другими сильными творениями Роберта Чарльза, вроде «Слепого Озера», «Жатвы» и «Спина». При том же при прочтении и после него сам дух книги лично у меня вызывал ассоциации со «Слепым Озером», хотя сюжетно и фантастическими элементами эти два романа мало чем схожи. Зато похожие теми самыми фантастическими допущениями произведения других авторов у меня в памяти всплыли более конкретные. Например, сама идея альтернативного христианства чем-то напоминает дилогию Лукьяненко «Искатели неба». Но, безусловно, более четкие параллели и сходства прослеживаются с некоторыми работами Филипа Дика. Заигрывание с гностицизмом, развитие гностических идей об иллюзорности реальности и ее истинной сути — все это можно встретить что в трилогии «Валис», что в «Свободном радио Альбемута», из которого эта упомянутая трилогия и выросла. Так что неудивительно, что именно такая сильная книга с явными признаками «диковщины» смогла взять премию, названную в честь создателя «Человека в высоком замке» и «Убика». Вполне заслуженно, кстати.

Картина параллельной Вселенной вышла на уровне, хотя ее корни и растут из менее удачной попытки построения альтернативного мира на основе игры с историей христианства в более ранней работе автора — «Цыганах». Странное ино-христианство, которое, как заметил один из персонажей «Мистериума», даже не является монотеистической религией. Гностические интерпретации, связанные в одном синкретическом учении с множеством Священных Писаний. Мир, где по крайней мере на месте Соединенных Штатов и Канады установлена тоталитарная теократия с религиозной полицией и задавленными гражданскими свободами. Мир догм и войн, мало чем отличающийся от нашего. Может быть, еще хуже, чем нам. Мир технологий конца девятнадцатого века — начала двадцатого века с двухмиллиардным населением, языческо-эллиническими храмами в Лондоне и странным, сумбурным гностическим христианством. Мир, куда посредством странного события с участием военных, непонятного артефакта с непонятной физикой и лауреата Нобелевской премии по физики Алану Стерну переместился небольшой городок Ту-Риверс, который явно не вписывается в мироздание Консолидированной Республики. Как же повлияет Ту-Риверс на мир с совершенно другой историей? Сможет ли немногочисленная кучка главных героев понять тайну перемещения Ту-Риверс в альтернативную Вселенную и вернуть его назад? Или же есть другой вариант спасения? Возможно, за ним прячется суть не одной, а целого множества бесконечных реальностей и миров...

Таким образом, заключаю, что «Мистериум» — роман отличный, «диковский» и вместе с тем чисто «уилсоновский». С цитированием выдуманных книг, с живыми персонажами, с проблематикой семейных взаимоотношений и другими присущими Роберту Чарльзу деталями. Читать обязательно как и поклонникам его творчества, так и просто ценителям подобной фантастики.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Грег Иган «Юджин»

osipdark, 17 сентября 2016 г. 10:31

Предпоследний оцениваемый мной рассказ Игана из «Аксиоматика» без определенной привязке к какой-либо из его условных литературных вселенных, но и без этого довольно интересный. Пусть и несколько коротковатый. Снова недалекое будущее. Мрачное будущее. Экологические и техногенные катастрофы, разрастание озоновых дыр, эпидемии в бедных странах третьего мира. Перенаселенная Австралия чересчур постиндустриального общества, где работы для обычных людей остается все меньше и меньше — автоматизация всех сфер трудового рынка, как-никак. Заурядная семейная пара, работающая в последних нишах умирающей сферы услуг. Ничем не примечательная, но лишь до того момента, пока им не посчастливилось выиграть баснословную сумму денег в государственной лотерее — несколько десятков миллионов долларов. После того, как они построили себе дом, помогли родителям и друзьям, чуть более половины суммы все равно осталось. И выбирая вариант ее использования, двум молодым, но очень богатым людям предлагают помощь в зачатии ребенка. Ребенка, который сможет стать практически сверхчеловеком с возможностью становления спасителем человечества от всех его бед. Насколько же правильны подобные манипуляции с генами? Отбирать свободу, пусть и иллюзорную, во благо всего рода людского? Да и захочет ли тот, кого нарекли будущим чуть ли не Мессией, выполнить свою роль? А если и так, каким образом он это сделает? Небольшое и интересное произведение Грега Игана, которое напоминает своим основным поворотом сюжета некоторые произведения из числа фантастики об ИИ, или такие книги, как «У меня нет рта, чтобы кричать» Эллисона и «Цветы для Элджернона» Киза (с некоторой натяжкой).

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Грег Иган «Лестница Шильда»

osipdark, 16 сентября 2016 г. 16:09

Ко всему недоступному, особенно если оно за авторством такого фантаста, как Грег Иган, волей-неволей, да возникают завышенные ожидания и представления, которые могут не самым лучшим образом (как это обычно и бывает) повлиять на восприятие конкретного произведения. Так у меня и вышло с «Лестницей Шильда».

Данный роман довольно схож с предыдущей по написанию работой Игана (впрочем, как и с его прошлым творчеством), с «Диаспорой». При том же параллели уходят даже в терминологию книг (Посредники, к примеру), а не только в их схожие концепции, идеи, сюжетные ходы и сеттинг (сюжетообразующая катастрофа глобального или астрономического масштаба, диаспоры, деление человечества на бестелых и материальных, Теория Всего, в итоге оказывающаяся не совсем верной, устройства, схожие с мозгозаменителями-«Ндоли», жизнь во Вселенных с иным устройством и метрикой пространства-времени, и т.д., и т.д.). Правда, несмотря на общие моменты для этих двух романов, «Диаспора» мне все равно приглянулась больше, да и в целом впечатления о ней у меня остались более лучшими, нежели о «Лестнице...».

Причин как всегда несколько, но по своей сути они взаимосвязаны. Первая их них — масштабность. Одним из основных плюсов и преимуществ «Диаспоры» среди прочих творений Грега является то, что она берет своим масштабом. Великая Одиссея постчеловеческого вида, начинающая в Полисах Земли, уходящая через межзвездную пустоту к другим звездным системам и заканчивающая в Реальностях с другой топологией пространства и структуре физических констант. Такой масштаб действия и повествования, пусть и разделенного из-за этого на отдельные сюжетные кластеры, просто не может не впечатлить. Должной же замены «Лестница Шильда», к сожалению, не предлагает. Да, катастрофа вселенского масштаба, уничтожившая за неполное тысячелетие несколько сотен человеческих планетарных систем и таинственный Барьер, скрывающий за собой нечто невообразимое... Нет, гибель одной единственной Земли от обыденного потока частиц двойной нейтронной звезды завораживает поболее. Далее как одной из причин я вспоминаю чрезмерную научность текста. Да, не спорю, за «твердость» фантастики мы Игана и ценим, но в этот раз австралийский физик-писатель решил вести повествование не самым популярным и понятным языком. Нет, это не означает, что я вообще ничего не понял, но, не являясь технарем, до конца понять все научные объяснения происходящего у меня не вышло. Даже Сташевски в его обычном приложении с формулами и дополнительными пояснениями к тексту заключил, что читать все наукообразности стоит уже при должном желании и освежении в памяти высшей математики. И, последнее, но одно из самых главных замечаний по «Лестнице...» — персонажи. Они получились менее живыми, интересными и вызывающими читательское переживание, чем персоналий из «Диаспоры». К сожалению, литературный уровень (который, что уж греха таить, хромает у автора частенько) «Лестницы...» в данном плане не смог превысить или достичь оного из той самой «Диаспоры».

Но это все сравнения с творчеством самого Грега Игана в плане формы. А если же перейти к идейному содержанию самого романа автора, то все будет выглядеть несколько иначе. Особенно если вновь перейти к методу сравнения, только на этот раз с работами другого «твердого» фантаста современности, только уже с канадским гражданством — с Питером Уоттсом, конечно. Вроде бы более доступный для понимания в плане научных концепций и по большей части равный своему австралийскому коллеге по части литературности, по мне Грег Иган побеждает в другом довольно важном для меня параметре — вера в людей, в человечество. Да, конечно же, почти во всех произведениях данного автора людская раса в плане биологическом/физиологическом давно перестала быть чем-то целым. Кто-то, правда, решил остаться в телах своих предков, значительно изменив их или заменив органический мозг мозгом искусственным, позитронным, вспоминая Азимова. Кто-то перешел в промежуточное полу-механическое состояние, кибернетическое. Другие же совсем покинули первичную Реальность, став обитателями математических виртуальностей, но все это множество вариаций человечества осталось таковым по своей внутренней сути. Все эти далекие потомки людей остались человечными, и считают этот выбор правильным. В литературных мирах Уоттса же все обстоит иначе. Суть человеческого бытия считается ошибочной, глупой, ненужной и лишней в дивном новом мире на пороге Сингулярности, воинственного Первого Контакта и борьбы коллективных разумов. В этом плане Иган со своим миром далекого будущего, не потерявшего человеческий лик, для меня гораздо ближе и понятнее.

В итоге получаем хороший, но несколько менее по сравнению с уже в который раз упоминаемой в этом отзыве «Диаспорой», роман, чересчур переполненный научными концепциями и терминологией, которые Иган даже при помощи многоуважаемого Сташевски не всегда может донести должным образом до читателя. Но прочитать стоит, особенно чтобы приготовиться к дальнейшим экспериментам писателя в его трилогии с выдуманной физикой иной, совершенно непохожей на нашу Вселенной. Как удачно сказал про нее один отзывист, «это уже не научная фантастика, а фантастическая наука».

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

osipdark, 10 сентября 2016 г. 14:33

По чистой случайности или же как-то иначе, но уже вторая прочитанная книга подряд из легиона новой российской фантастики. И опять же, совпадение или нет, но что первая, «Чапаев и Пустота» Пелевина, что данная, «Я, Хобо: Времена смерти» — обе мне понравились, приглянулись, и оценил я их почти что по максимально возможному высокому баллу. Но в отличие от книги Виктора Пелевина, на которую у меня ну ни коим образом не удается написать добротную рецензию или хотя бы отзыв, о романе Сергея Жарковского мне написать и хочется, и реальнее это сделать.

Для начала хочется сказать, что после грандиозного романа-эпопеи Сергея Снегова (так сказать, и тезки, и коллеге по писательскому цеху на территории «фантастического гетто» Жарковского), данная работа уже постсоветского периода являет собой вторую по значимости, масштабу и великолепию космооперу в советско-российской фантастике в общем, и в сегодняшней современной (также российской) в частности. Особенно становится данная истина понятнее при воспоминаниях о недавней громкой космооперы нашего производства — «Роза и червь» авторства Ибатуллина, которая и так по сути о-очень средняя, а при сопоставлении с полузабытыми «Временами смерти» и вовсе гаснет в ее тени. При том же данная книга, несмотря на заметное влияние англоязычной фантастики (что ни в коем случае не является чем-то негативным), выглядит, да и есть вполне российская. Русская (и опять же не в отрицательном смысле этого слова). При том же первая часть отечественной фантастической трилогии «Я, Хобо» (которую я долго считал дилогией) кроме того, что является довольно неплохой и качественной космооперой сама по себе, так еще и представляет оригинальную и грандиозную литературную работу. Попытка показать эволюцию языка настоящего, его будущую форму, тогдашне-завтрашний профессиональный сленг космонавтов-космачей, иной синтаксис пусть и кажется поначалу лишь запутывающим повествование выкаблучиванием автора, на деле удалась во славу. А когда представляешь Жарковского, который сидел и писал свое творение на практически выдуманном языке, становится как не по себе от всевозможных трудностей и масштабов проделанной работы...

...работы, которая еще не закончена. И, надеюсь, продолжение оной под заглавием «Солнечный удар», мы, читатели, скоро увидим и узнаем, наконец, раскрытие всех тайн и интриг, которые переполняют (постепенно заполняя весь текст «Времен смерти») роман. Надеюсь, что скоро я вновь погружусь в дневники капитана-Судьи Хобо Аба, который когда-то был обычным космачем (который космач как космач) на Тринадцатой Дистанции Трассы (будущий привет прокладчикам похожей Трассы из рассказа «Остров» Питера Уоттса, который тоже являет собой часть еще недописанного масштабного произведения — «Подсолнухи»), которая отстоит от Земли и Солнца на уже двести парсеков. Вновь погрузимся в будни космачей далекого и странного будущего (на самом деле не такого уж далекого и, видимо, не очень-то и странного), где правит Император Галактики Александр (возможно, Романов — что бы это означало...), в честь которого и прокладывают космические люди (искусственно выращенные клоны из генетического материала землян), отрабатывающие и проживающие свой срок за право получения Солнечной Визы. Или же право быть отданными Проматери посмертно... Надеюсь, что скоро мы снова погрузимся в мемуары о мемуарах Аба, его приключения, его странную жизнь после смерти, да и после жизни и вместе с ним осознаем до конца все множественные значения странных событий, описанных в этой книге. Этом первом томе трилогии о Марке Байно, который давно уже стал Хобо Абом.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Грег Иган «Диаспора»

osipdark, 8 сентября 2016 г. 22:49

Пока из-за недостатка времени отсутствуют новые прочитанные книги, которые будет интересно обозревать и рецензировать, примусь за уже прочтенное и незаслуженно обделенное вниманием. И на этот раз объектом обзора будет роман автора, чьим именем можно обозначить весь прошедший месяц, да и текущий. Ведь именно официально-профессиональные и не очень официальные любительские переводы его творчества стали и самыми частыми, и самыми ожидаемыми для последнего времени. Автор, для которого наконец-то настало время настоящего и полноценного знакомства с русскоязычным читателем благодаря деятельности что любителей, что профессионалов в переводческом деле (за что спасибо и тем, и другим), а также целого ряда неравнодушных в этом плане людей. И да, речь пойдет о романе Грега Игана «Диаспора».

На данный момент для меня это произведение Игана — вершина (во всяком, одна из вершин) его творчества, которое частенько грешило слишком сухими «твердо»-фантастичными, чересчур научными работами без особо интересных сюжета и персонажей. «Диаспора» в этом плане представляет более гармоничный вариант (правильный вариант) по сути типичного творчества Грега, где есть не только достижения современной (на тот момент) науки в физике, космологии, астрономии и математике, но и качественный сюжет с живыми персонажами, необычным миром, который в меру фантастичен и научен. И пусть иногда неизбежны перекосы то в одну, то в другую сторону (чаще в сторону научности, например, в самом начале, когда лично для меня читать описания формирования и возникновения новой виртуальной личности одного из Полисов, часть страниц которого я просто пропустил), главные герои не всегда получаются до конца раскрытыми (например рассказчик, онона Сирота, но вот остальной персоналий, особенно бывший в прошлом плотчиками, вышел лучше), а уровень научности в словарной части иногда зашкаливает (опять же, в «Диаспоре» этого практически нет и у Игана все получается донести вполне доступным образом), роман получился во всем остальном великолепным. Все-таки Одиссея через звезды и иные мерные Вселенные за знаниями и их обладателями, мир разделенного человечества, сами параллельные другие мерности — все это получилось на славу.

В итоге имеем отличный роман Игана, в котором пропорции фантастики, науки и литературной составляющей распределены равномерно и разумно. Это делает из «Диаспоры» достойный образчик «твердой» фантастики на грани «гуманитарной» (либо наоборот) с интересным сюжетом и героями, прекрасными пейзажами иных миров и их обитателей. А также данная книга является некоторым идейным мостиком к «Лестнице Шильда», с отсылками к Ларри Нивену (процессы в Галактическом Ядре и раса гуманоидов, ставшая неподвижным видом живых существ), с определенными привязками к общей книжной вселенной рассказов из сборника «Аксиоматик» и просто достойной работой Грега Игана.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Грег Иган «Бесконечный убийца»

osipdark, 31 августа 2016 г. 23:45

Очередной прочитанный рассказ из «Аксиоматика», «Бесконечный убийца», вновь является самостоятельным произведением, не привязанным к условной вселенной с единым местом событий. Но, если внимательнее заглянуть в сеттинг рассказа, в котором так и не будет видно ни «Ндоли», ни наборов для перепайки мозгов в домашних условиях, то можно обнаружить возможность. Довольно малую, но все же возможность того, что и «Бесконечный убийца» — часть общего цикла из «Сближения», «Учась быть мной» и других рассказов, ведь герой данного произведения обитает в сразу множестве реальностей, вероятных возможностей в коем бесконечное множество. И, разумеется, в одном из них наверняка найдется место и для «Ндоли», и для Статистов. Но это все второстепенное, ведь перед нами — один из лучших рассказов Грега Игана. Достижение в его малой прозе, сравнимое по качеству с «Кристальными (Хрустальными) ночами» (которые все же лучше, но не намного). Интереснейший и вполне возможный по современным научным реалиям мир из множества миров, где одна бесконечность входит в другую и могут существовать личности из множества версий самой себя в множестве реальностей (подобным человеком и является главный герой рассказа). Мир, где наркотик под названием «S» (чем-то похожий на аналогичную дурь из «Флэшбека» Симмонса и «В ожидании прошлого года» Филипа Дика) позволяет вселяться, а потом и заменять тело иной версии наркомана, только в более лучшей реальности. Мир, где из-за этих миграций недовольных своей жизнью от одного варианта мира к другому образовался Вихрь, который Компании пытаются останавливать с помощью различных версий чересчур огромного «я» главного героя. И концовка не подкачала, хотя и показалось, что могло быть чуточку, но лучше. Как — вопрос уже к другой версии Грега Игана, в более литературно-прогрессивной реальности.

Таким образом, получился отличнейший рассказ, нашпигованный великолепным рядом научных идей из квантовой механики и связанных с ее открытиями отраслей науки в должном фантастическом антураже. Поначалу, правда, не все тонкости этого мира, давно переставшего быть одним единственным, а также Вихря и других мелочей, но в итоге вы более-менее все равно разберетесь. Финал, как я уже сказал, вышел на уровне, но до «Кристальных ночей» все равно не достает, пусть и совсем чуть-чуть. А читать стоит данный рассказ обязательно всем поклонникам творчества писателя.

Оценка: 9
⇑ Наверх