FantLab ru

Все отзывы посетителя Sawwin

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  1  ]  +

Борис Акимов «"Александр Александрович Блок..."»

Sawwin, 24 апреля 04:25

Борис Акимов был обречён на создание такого рода статейки. Творчество Блока слишком велико и неоднозначно, чтобы его можно было представить читателю на столь малом объёме. Литературовед Акимов оставляет за скобками факты из биографии поэта и пытается сказать хоть что-то о его значении для современников и потомков, о том, как поэзия Блока перерастает узкие рамки символизма, но узкие рамки вводной статьи не позволяют сделать это хоть сколько-то убедительно.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Владимир Короленко «Дети подземелья»

Sawwin, 23 апреля 11:58

А ведь по сути дела перед нами первое в русской литературе произведение, описывающее жизнь бомжей. Изгои, обосновавшиеся в развалинах... — один в один копируют своим бытом нынешние бомжатники. Ничто не ново под луной, но в конце XIX века нужен был талант и литературная смелость Владимира Галактионовича Короленко, чтобы написать эту повесть.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Алексей Пехов «Пыль дорог»

Sawwin, 22 апреля 19:31

Ну вот, дочитал я и это. Надеюсь, теперь долго за Пехова не возьмусь. Шестая повесть цикла «Аутодафе» также не является повестью. Но это и не заключительная глава книги. Герои, их проблемы и проблемочки повисают в воздухе, явно в расчёте ещё на шесть продолжений. Ни одна сюжетная линия, касающаяся персонажей, не завершена. Раскрыта только тайна чернокаменных кинжалов, но видит бог, сущность придуманных кинжалов не достойна быть темой повести. Как всегда много разговоров, лишних, ни к чему не обязывающих описаний. Сюжетная часть могла бы уместиться на десяти страницах, на остальных пятидесяти страницах просто накручивается объём. Замечательно описание битвы с цыганами. Двести пятьдесят мёртвых цыган, ведомых уж-ж-асным колдуном набрасываются на десяток разношёрстных истребителей нечисти. «Наши» стукнут раз или два, потом поговорят о чём-нибудь, или автор сообщит нам нечто, по его мнению, любопытное. Потом «наши» ещё разочек стукнут. Вот это вялое мочилово называется боевой сценой.

Можно было бы предъявлять и более серьёзные претензии, но это уже была бы стрельба из пушек по воробьям.

При всём желании больше двойки за эту «повесть» не выставить.

Оценка: 2
–  [  0  ]  +

Алексей Пехов «Клинок Маэстро»

Sawwin, 21 апреля 03:07

Эта повесть окончательно потеряла признаки повести, обратившись в главу романа. Продолжены некоторые линии предыдущих повестей, завязана (но не завершена) линия чернокаменного кинжала. Написано, как обычно, вяло и многословно. Собственно сюжета тут страниц на десять, остальное диалоги и необязательные описания.

Становится всё скучнее и скучнее. Тем не менее, я намерен дожевать весь том, тем паче, что отдавать его только завтра и для чтения предстоят ещё две поездки в автобусе (а где ещё читать подобную литературу?).

Оценка: 3
–  [  6  ]  +

Алексей Пехов «Аутодафе»

Sawwin, 19 апреля 04:50

Как и полагается, цикл идёт по ниспадающей, каждая следующая повесть слабей предыдущей. Плюс ко всему, множество ошибок, которых, кажется, в фэнтези, действие которого происходит в ином мире, быть не может. Это у нас коллегия кардиналов инквизиторов не назначает, а в мире Пехова может быть иначе. Очень многое списывается на то, что это иной мир. Но всё списать невозможно. В первую очередь это касается употребления терминов. Автор не знает, что такое аутодафе, полагая, что это непременно сожжение еретика живьём. Автор путает понятия еретик и малефик. Еретик по определению не занимается колдовством, это толкователь догм и не более того. В углежогной куче невозможно сжечь тело убитого, она засыпана торфом, и, чтобы добраться до огня нужно долго и мучительно её разрывать.

Пытаясь спасти вымученный сюжет, автор развешивает по стенам выпотрошенные трупы и проливает ведро студёной крови. Это не фигура речи, ведро крови в тексте наличествует, и кровь из ведра была пролита. Правда, автор называет её не студёной, а тёмной. Это, конечно, меняет дело. Концовка повести завёрнута по принципу: «всех убью, один останусь». Это также не фигура речи, к концу повести убиты все, и правые и виноватые. Остался лишь главный герой, необходимый автору для последующих приключений.

Скучно всё это.

Оценка: 2
–  [  4  ]  +

Алексей Пехов «Отходная молитва»

Sawwin, 19 апреля 04:14

Весьма слабо. Как и предполагал, продолжение оказалось скучнее начала, динамичность действия и без того вялое, окончательно утеряно. Ощущение, что автор попросту накручивает объём.

И ещё меня удивил следующий момент: Пугало (по пропповской классификации, это спутник главного героя) сидит и точит серп. Затем сообщается, что он делает это точильным камнем. И, наконец, видим утверждение, что серп и без того острый. А автору известно, что серпы не точат, их зубрят? Не камнем, а зубильцем. Острый серп жать не будет, он станет скользить по стеблям. Именно поэтому порезы зазубренным серпом так опасны.

PS. Написал и задумался: а вдруг Пугало точит серп не в этой, а в следующей повести? У меня за два дня прочитано их четыре штуки, и сейчас, чтобы вспомнить, о чём эта повесть, пришлось проглядывать отзывы других посетителей. Удивительно снотворное чтиво; не знаю, осилю ли книгу до конца.

Оценка: 3
–  [  6  ]  +

Алексей Пехов «Темнолесье»

Sawwin, 18 апреля 23:39

До сих пор я читал у Алексея Пехова только рассказы, которые оставили у меня самое прискорбное впечатление. И вот в руки мне попал толстенный том «Аутодафе», содержащий шесть отдельных повестей. Начал читать и поначалу был приятно поражён. Конечно, стиль Пехова остался прежним, скучно затянутым, вялым, перегруженным необязательными диалогами. Но... сам главный герой преподносится так, словно читатель давно с ним знаком. Нет унылого рассказа о его рождении, обучении, предыдущих битвах, в которых он получил своё смертельное ранение. Обо всём этом читатель узнаёт из крох информации, разбросанных по тексту. Я медленно и с трудом (и с немалым удовольствием!) врубался, кто такие Проповедник и Пугало, что за пророчица София и так далее, и тому подобное. Единственное, что меня тревожило, это то, что в томе шесть повестей и, значит, в дальнейшем автор, как это обычно бывает с сериалами, испортит так удачно начатую вещь. Но за первую повесть, несмотря на явные стилистические недочёты, я намеревался выставить восьмёрку. Каково же было моё разочарование, когда я, открыв библиографию, чтобы выставить оценку, обнаружил, что это не первая повесть о Людвиге, а седьмая (!!!). И вся манная каша, за отсутствие которой я собирался выставлять высокую оценку, присутствует там в полной мере. В таком виде произведение заслуживает троечки. Но всё же, первые шесть повестей я не читал, так что пусть седьмая повесть получит усреднённую пятёрку.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Илья Эренбург «Час ответа»

Sawwin, 15 апреля 07:02

Один из немногих репортажей с Нюрнбергского процесса, где не только рассказывается, как идут судебные заседания, но и даются описания самого полуразрушенного города, его жителей, зарабатывающих на обслуживании американцев и старательно делающих вид, что они здесь не при чём, и война затронула их совершенно случайно.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Андрей Белый «Из окна вагона»

Sawwin, 13 апреля 22:01

Горькое стихотворение, но характерных для первых символистов безнадёжности и пессимизма в нём нет. В пролетающих за коном пейзажах и картинах жизни мало весёлого, но нет там и отчаяния. Землю эту можно и нужно любить.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Андрей Ливадный «Чистилище»

Sawwin, 13 апреля 18:13

Потенциально идея богатая, а исполнение, мягко говоря, никакое. Прежде всего, попытки писать нечто научно-фантастическое не выдерживает критики, волшебные логры не могут существовать в рамках научной парадигмы. Во-вторых, автор противоречит сам себе. Карманные вселенные оказываются прекрасно взаимодействуют друг с другом, так что исходная идея рушится, не начавшись. Достаточно одного хакера (они у Ливадного названы каким-то особым термином), чтобы вселенная изменила свои свойства.

Психологически рассказ ещё более ущербен. Я уже сказал: потенциально идея богата. Умерший человек на том свете оказывается зажат в тисках собственных воспоминаний, и чем ущербней его личность, тем более убог оказывается его мир. Но автор руками хакера разрушает это положение, так что вместо психологического триллера, перед нами остаётся нечто неудобьсказуемое. Главный персонаж, которого нам характеризовали, как законченного негодяя, оказывается нежен и раним, словно кисенйная барышня. Он теряет самообладание, увидав призрак первого убитого им человека. Подумаешь, делов-то, взглянуть в глаза убитому. Да у него весь путь усыпан такими трупами. Он должен был сказать: «Привет, Вован, а здорово я тебя замочил!», — а потом долго и со вкусом изгаляться над убитым. В конце концов, всякий садистический комплекс, неразрывно связан с мазохизмом. Но тогда сюжет, придуманный Ливадным, разрушится. И автор заставляет героя кривляться самым неестественным образом.

И, конечно, написан рассказ фирменным Ливадовским стилем, с бесконечными отвлечениями, объяснениями и безграмотными рассуждениями, некоторые из которых слово в слово повторены в романе «Киберпространство». Рассказ, который может быть завершён на десяти страницах, рассироплен на сорок.

Печально всё это.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Андрей Ливадный «Заря над Араксом»

Sawwin, 11 апреля 22:42

Случилось так, что я попал в больницу, и поспешно туда собираясь, не взял с собой хорошей книги. А на полке в отделении оказалось штук десять романов Андрея Ливадного. Делать нечего, выбрал книжку потоньше и начал читать, хотя уже знал, что представляет собой этот автор. Вообще, я читаю медленно, тридцать-сорок страниц в час, смакуя описания, проговаривая диалоги, вникая в психологию героев. Но для Ливадного подобный метод чтения непригоден: уже через полчаса от ливадновской прозы начинаешь испытывать рвотные позывы. Но из-под капельницы не сбежишь. И тогда я нашёл выход: надо читать, не задерживаясь взглядом на бесконечно длинных псевдонаучных рпазглагольствованиях, пропускать головоломные термины и ни в коем случае не обращать внимания на многочисленные сноски, свидетельствующие о неумении автора дать информацию в тексте и полной его беспомощности в создании антуража. Ещё нужно зажмуривать все органы чувств, чтобы хоть как-то преодолеть выкрики автора, не умеющего пользоваться словом, и использующего курсив там, где он хочет, но не может подчеркнуть нечто с его точки зрения важное.

И текст пошёл! За два дня бескнижья я преодолел два тома Андрея Ливадного.

Правда, уже сейчас в памяти зияют прорехи, которые в скором времени захватят всё, чем накормил меня автор, как то уже случилось с «Титановой лозой», прочитанной два года назад в подобной же ситуации. Что запомнилось в этом романе? Безликие герои с квадратными челюстями, два абсолютно неразличимых робота: Охотник и Отшельник (я до последней минуты думал, что это один механизм), девушка Даша, которая поначалу вызывала какие-то положительные эмоции, но очень скоро превратилась в придаток к механизмам и рупор авторских идей. Ещё было много стрельбы, но наши победили.

И, конечно, ещё на первой странице, когда я ещё пытался читать вдумчиво, меня настиг ментальный удар. Десантный фрегат «Гекуба»... Странное название для военного звездолёта. Оставим в стороне греческие источники, повествующие о несчастной судьбе царицы Трои. Начнём с Шекспира: «Так плачет и из-за кого? Из-за Гекубы! Что ему Гекуба, что он Гекубе?» — восклицает Гамлет. Именно с этой фразы начинается отношение к Гекубе, как к чему-то несущественному. «Из-за Гекубы!» — вторит Шекспиру герой романа Достоевского «Подросток». Думаете, на этом конец? А вот повесть вполне современная и фантастическая, космический боевик: «Вокруг Гекубы» — авторы Святослав Логинов и Александр Рыбошлыков». Здесь уничижение Гекубы достигает апогея. Гекуба представляет собой космическую туманность, в которой нет ничего. Она настолько пуста, что там начинается перерождение пространства. И в качестве заключительного аккорда на сцене появляется космическая шхуна «Заря Гекубы». Разумеется, Андрей Ливадный мог не читать ни Логинова с Рыбошлыковым, ни Еврипида с Софоклом. Но Шекспира и Достоевского он обязан знать! Но нет, никаких параллелей или полемики с великими произведениями мы не видим. Просто, ляпнул автор и дальше поехал. А каково внимательному читателю?

Плохо, очень плохо. Впрочем, роман достаточно целомудренный и любования садизмом в этом боевичке тоже нет. Так что, выставлю троечку.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Ника Батхен «Новеллетта»

Sawwin, 8 апреля 05:39

Перед нами подражание, и весьма мастерское, итальянским новеллам эпохи Возрождения. Действие данной новеллы чётко датируется первой половиной двадцатых годов XVI века. Никакого реализма в ту пору не было, и быть не могло, так что определить жанр этого произведения весьма сложно. Пришлось остановиться на определении «любовный роман», хотя как раз с любовью у Франческо Берни случился полный облом.

А домочадец господина Санти нарушил указ городских властей. Прежде, чем выплеснуть из окна ночной горшок, следовало крикнуть «Поберегись!» не один, а два раза. Тогда поэт сумел бы отпрыгнуть, не замарав плаща.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ника Батхен «Искушение грешной Пьетры»

Sawwin, 8 апреля 04:58

Всё бы хорошо, но есть ряд неувязок. Устав любой обители запрещает пускать в странноприимный дом или в больницу прокажённых. Для них существовали лепрозории, и те, кто ухаживал за прокажёнными, не имели права общаться с прочими больными. Не слишком верится, что супруга владетельного сеньора будет рожать в монастырской больничке, и уж совсем невероятно, что в этом же помещении рожает крестьянка. Роды владетельной дамы должны проходить в присутствии свидетелей, чтобы никто не подменил наследника. И удивительно, откуда такой авторитет у монахини, сохранившей ухватки актёрки.

Но при этом рассказ написан хорошо, и пока читаешь, не думаешь о неувязках.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ника Батхен «Сказка о крае света»

Sawwin, 6 апреля 20:47

Десятка не только за оригинальность сюжета, построенного на привычном антураже. Такое почти невозможно объяснить: отдельные моменты, являющиеся общим местом для фэнтези, складываются в небывалую конструкцию. Надо потратить немало сил, чтобы добиться такого эффекта. Но, как уже сказано, не это главное в рассказе. Главное — манера письма, характерная не столько для прозы, сколько для поэзии. Наверное, это то, что называется (должно называться) стихотворением в прозе. И за это умение, за эту удачу десятки не жалко.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ника Батхен «Остров Рай»

Sawwin, 6 апреля 05:50

Люблю вот этакий весёлый сумбур. Синяя борода (капитан пиратов!) и его старший брат Чёрная борода. Пиратский корабль, отправившийся по следам Одиссея и до поры посещавший все описанные у Гомера острова, где всё, как у Гомера с поправкой на то, что прошло две тысячи лет. И, когда читатель уже уверовал в остров Рай, следует неожиданная концовка.

Категорически понравилось!

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Денис Вас. Давыдов «Решительный вечер»

Sawwin, 26 марта 14:15

А потом мы удивляемся и сожалеем, почему славный гусар так рано умер. Да если столько пить и такую дрянь, что в ту пору называлась водкой, то странно, как Денис Давыдов до пятидесяти дотянул. Конечно, свежий воздух, верховая езда и, несомненно, поэтические преувеличения количества выпитого.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Денис Вас. Давыдов «Песня старого гусара»

Sawwin, 25 марта 23:22

Чудесен русский язык, хранящий множество крылатых выражений, которыми мы порой пользуемся, даже не подозревая, откуда взяты эти слова. При желании источник найти можно, особенно сейчас, когда в нашем распоряжении интернет, но часто ли мы это делаем. Но вдруг, открываешь стихотворение, прежде не читанное и видишь знакомые с детства строки, которые всегда считал пословицей и употреблял только в переносном значении:

Жомини, да Жомини!

А об водке — ни полслова!

А это, оказывается, Денис Давыдов — человек, о котором все слышали, но которого читали немногие. А зря, стихи у него есть просто замечательные.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Василий Майков «"Почто писать уметь?.."»

Sawwin, 23 марта 09:47

В 1762 году написана сия эпиграмма, а чудится, будто только что вышла она из-под пера сочинителя. Как и двести пятьдесят лет назад в моде бесконечно длинные сочинения, выданные на гора бездарными авторами, а настоящие писатели, умеющие писать кратко и ёмко остаются невостребованными нашими издателями. Вот и спрашивается, «почто писать уметь?..»

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Сергей Калашников «Марковна»

Sawwin, 20 марта 07:51

В столкновении оригинальной идеи и здравого смысла я целиком и полностью на стороне оригинальной идеи. Ох как редко этот зверёк забегает в микрорассказы! А здравому смыслу в фантастическом микрорассказе и вовсе делать нечего. Поставил автор службу ГИБДД с головы на уши — и молодец!

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Лидия Чарская «Скачи, мой конь…»

Sawwin, 20 марта 02:57

Решил посмотреть, что представляет собой Чарская, как поэтесса. Получилось, что ничего не представляет. Те же штампы, та же слащавость. Порадовал следующий момент — Первая строчка второй строфы: «Какой простор! Какая тишь!»; третья строчка пятой строфы: «И птиц восторженная трель». Так тишь или трель птиц? И конский топот тоже куда-то подевался. Поэзия, однако...

Оценка: 3
–  [  7  ]  +

Зинаида Гиппиус «О Польше ("Я стал жёсток, быть может...")»

Sawwin, 18 марта 19:07

Сравните этот стишок и «Вам!» Маяковского. Вроде бы одна тема, но какая огромная разница. Гиппиус не любила царизм и стала воздыхать о нём лишь после расстрела царской семьи. Она ненавидила Россию и стала тосковать о ней, лишь оказавшись в эмиграции. Но и тогда она не нашла о России ни единого доброго слова, а писала только о своих «чувствиях». Она презирала людей и не изменила своих взглядов до самой смерти. Даже когда она писала якобы о любви, получались стихи о мести и ненависти. Злюка, которая всегда была против. Лишь однажды она высказалась «за», когда призывала русскую эмиграцию выступать на стороне Гитлера. Умерла она всеми презираемая, через полгода после того, как советские войска вошли в Берлин. Думаю, она просто захлебнулась желчью.

Оценка: 3
–  [  4  ]  +

Зинаида Гиппиус «Водоскат ("Душа моя угрюмая, угрозная...")»

Sawwin, 16 марта 23:30

Как-то так получилось, что прежде я Зинаиды Гиппиус не читал. Слышал такое имя, но не более того. И вот, получил в подарок замечательную антологию «Поэзия Серебряного века» и обнаружил там подборку стихов Гиппиус. Разумеется, я не ждал, что все поэты Серебряного века гении. В конце концов, «творчество» Кручёных или Лившица мне давно знакомо. А вот Гиппиус... строки складывать она умеет, но мерзостью душевной от этих строчек несёт как из помойки. Впрочем, закралось сомнение: а вдруг составитель антологии господин Акимов из каких-то неясных соображений специально подобрал худшие стихи? Нашёл в интернете опусы, не вошедшие в антологию, наугад прочитал пару штук, в том числе и этот стишок, посвящённый Александру Блоку. Нет, та же труха и мерзость душевная.

Ты с бедной человеческою нежностью

Не подходи ко мне.

- объявляет поэтесса. Это она Блоку говорит! И год написания 1905, то есть, нет ещё ни Мировой войны, ни Октябрьской революции, заставивших Гиппиус озвереть и потерять остатки человечности. Значит, она с самого начала была такой. Больше я эту даму не читаю.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Борис Акимов «"Валерий Яковлевич Брюсов..."»

Sawwin, 16 марта 00:04

Представлять читателю Валария Брюсова и даже не упомянуть его прозу... А ведь на странице осталось достаточно пустого места, вполне можно было добавить пару строчек. Каким-то душным снобизмом тянет от этой заметочки.

Оценка: 3
–  [  3  ]  +

Зинаида Гиппиус «Пауки («Я в тесной келье — в этом мире...»)»

Sawwin, 15 марта 18:10

А вот я люблю пауков, никогда их не трогаю, любуюсь их ювелирной работой и ценю пользу, которую они приносят. Кстати, монахи, схимники, не покидавшие кельи, той самой, что религиозная Гиппиус называет тесной, относились к живущим рядом паукам с большой симпатией. Ну а Зинаиде Гиппиус, видимо, было бы приятнее жить в окружении трупных мух, которых пауки уничтожают.

Оценка: 2
–  [  1  ]  +

Зинаида Гиппиус «Петербург ("Твой остов прям, твой облик жёсток...")»

Sawwin, 15 марта 18:00

Ничего, кроме отвращения эта писулька не вызывает. Желчная баба изливает свою желчь на то, чего не способная понять и прочувствовать.

Оценка: 1
–  [  2  ]  +

Дмитрий Мережковский «Поэту наших дней ("Молчи, поэт, молчи: толпе не до тебя...")»

Sawwin, 13 марта 16:24

И почему Дмитрий Мережковский не последовал собственному совету? Сидел бы, молчал в тряпочку, и всем было бы хорошо. А так... прочёл я подборку его стихов, включённых в антологию «Поэзия Серебряного века», то есть, должно полагать, это лучшие его стихи. Семь стихотворений и все на троечку – ни уму, ни сердцу. Так что не зря Владимир Маяковский писал: «Больно уж страна моя поэтами тоща». Надсона он хотя бы на Ща хотел отправить, а Мережковского и вовсе не заметил. И правильно.

Оценка: 3
–  [  3  ]  +

Константин Бальмонт «Осень ("Поспевает брусника...")»

Sawwin, 13 марта 10:31

Всё-таки порой Бальмонт пишет удивительно пронзительные стихи. В них есть печаль, но нет безнадёжности. В них есть красота мира и понимание, что красота недолговечна, но нет в грусти чуждого импортного пессимизма.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Константин Бальмонт «Меж подводных стеблей»

Sawwin, 13 марта 10:12

Стишок в самый раз для сайта смерти, восхваляющий уход из этого мира. Чего стоит хотя бы последние строчки:

Мир страстей и страданий далёк.

Хорошо, что я в море погиб.

И самое скверное, что написана эта апологетика самоубийства мастеровито, возразить поэту нечего, и остаётся только навязать камень на шею и сигать головой в волны.

Оценка: 2
–  [  8  ]  +

Константин Бальмонт «Камыши»

Sawwin, 13 марта 08:38

Категорически не понравилось.

«Кого? Для чего? – камыши говорят. –

Зачем огоньки между нами горят?»

Оставим в стороне риторические вопросы, не требующие ответа. Но дело в том, что болотных огней в камышах не бывает никогда. Попробуем поверить гармонию алгеброй, а верней химией. Болотные и могильные огни это результат анаэробного разложения животной органиики. Человек или животное, утонувшее в трясине, подвергается разложению анаэробными бактериями. При этом выделяется метан, небольшие количества аммиака и фосфина и следовые количества пентагидрида фосфора. Оказавшись на воздухе, пентагидрид немедленно вспыхивает и поджигает весь остальной газ. Днём эти огоньки практически незаметны, а ночью прохожий, забредший на кладбище или в трясину видит голубые мерцающие огни. По народному поверью, это горят в аду души грешников, самоубийц и утопленников. Бальмонт это поверье отлично знал: «вздох повторяя погибшей души». А о чём думал дуралей, включивший это стихотворение в круг чтения десятилетних детей, это вопрос особый.

Камыши растут на болоте там, где нет трясины. Даже если в камышах погибнет крупное животное, анаэробного разложения не будет, и, соотвественно не будет и огней. Я – химик по образованию и человек, страстно любящий болота, исходивший по ним не один десяток вёрст, для меня стихотворение Бальмонта оказывается насквозь лживым. И пессимизм, характерный для символистов, только усугубляет негативное моё отношение.

Оценка: 3
–  [  3  ]  +

Константин Бальмонт «Челн томленья»

Sawwin, 13 марта 05:41

Наконец стихи, наконец поэзия. Замечательная игра на аллитерациях, создающая прямо-таки физическое ощущение вздымающихся валов. Разумеется, здесь, как и у большинства символистов видим томление и тщету борьбы, но пессимизм, тем не менее, на захлёстывает через край. Стихотворение построено чрезвычайно гармонично, употребление слов, начинающихся на одну букву (Бросил берег, бьётся с бурей) не является самоцелью, а используется ровно настолько, как это нужно для музыки стиха.

И первая строка: «Вечере. Взморье. Вздохи ветра.» Ох, как это напомнило мне другого, более позднего символиста: «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека». Так через поэзию начинаешь видеть связь времён.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Вячеслав Иванович Иванов «Лебеди»

Sawwin, 12 марта 16:14

Тьфу! Сколько можно читать об унынии и могилах? Николай Минский, Иннокентий Анненский, Фёдор Сологуб, Дмитрий Мережковский, а теперь ещё и Вячеслав Иванов – и все в одну дудку дудят. И это называется Серебряный век? Создаётся впечатление, что поэты начали всерьёз писать, когда на страну обрушилась серьёзная беда, а пока в стране всё было в порядке, господа символисты ныли и ныли, вызывая у читателя зубную боль.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Иван Дмитриев «Причудница»

Sawwin, 9 марта 04:57

«Что за прелесть эти сказки«! Оставим в стороне архаический стиль и увидим историю вполне в духе фэнтезийных сочинений. А описание сада и дворца волшебницы Всеведы — вот откуда Аксаков взял описание жилища зверя лесного в «Аленьком цветочке». Да и сад Черномора из «Руслана и Людмилы» находится в близком родстве с покоями Всеведы.

И ещё один замечательный момент. Фея Всеведа, в отличие от многих её коллег, не одинока в своём волшебном ремесле. Дворец выстроил (сгромоздил!) её кум — какой-то славный дух. Сестра Всеведы живёт в Коле (уж не Наина ли?), а её брат — камчатский шаман. Этакое родство чудодеев характерно для ХХ века, а уж никак не для XVIII. Однако Иван Дмитриев сумел предвосхитить многих авторов фэнтези.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Фёдор Сологуб «Чертовы качели»

Sawwin, 7 марта 13:05

Прекрасно представляю весь комплекс ощущений, которые испытывает герой, очутившись на качелях. Страх, тошнота, вертижи, головная боль. Но раз откушав это угощение, больше я к качелям, каруселям и американским горам близко не подходил. А кой чёрт тащил туда Фёдора Сологуба? Только надежда убиться поскорей?

Взлечу я выше ели,

И лбом о землю трах.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Фёдор Сологуб «Люблю я грусть твоих просторов...»

Sawwin, 7 марта 11:20

Это уже становится смешно. Двенадцать строк, посвящённые родной стране, и вот какие эпитеты нашёл поэт, чтобы воспеть Россию: грусть, уныние, безумие, тьма и холод могилы, и вновь грусть... Вряд ли я когда-нибудь возьмусь перечитывать стихи Сологуба.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Фёдор Сологуб «О Русь! В тоске изнемогая...»

Sawwin, 7 марта 11:06

Даже признаваясь в любви к родине, Сологуб не находит иных слов кроме тоски, печали, хилого бессилья, уныния, отчаяния, безнадёжности... На двадцати строчках поэт пять раз употребил слово «тоска». Не понимаю, как сей страстотерпец не повесился.

Оценка: 3
–  [  8  ]  +

Фёдор Сологуб «О, смерть! я твой. Повсюду вижу…»

Sawwin, 7 марта 07:36

«О смерть, я твой!» — восклицал Фёдор Сологуб в 1894 году, когда жить ему оставалось всего-навсего 33 года. Ох уж эти декаденствующие поэты, нет, чтобы сразу сунуть голову в петлю, они будут десятилетиями ныть и призывать неторопливую смерть. И главное, в стихотворении как есть ничего, кроме наносного разочарования. Кстати, мечты о смерти ничуть не помешали Сологубу стать председателем Петербургского Союза Писателей. Так что, не верьте стенаниям поэта.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Иннокентий Анненский «Перебой ритма»

Sawwin, 7 марта 07:12

А я-то губу раскатал... Сейчас так только ленивый не пишет. К тому же, перебоев ритма всего два на четырнадцать строк, а по совести должно быть четыре, а в идеале — семь.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Иннокентий Анненский «Бабочка газа»

Sawwin, 6 марта 18:59

Прямо скажем, не ожидал я от Иннокения Анненского рифмы ночь/невмочь, но ради этого не стоило писать отзыв. А вот замечательный образ «бабочка газа»... — те читатели, что помоложе (проверено) прочитав это стихотворение, начинают выискивать хитрый образ ночной бабочки, бледной, почти нематериальной. А ведь речь идёт всего-навсего о газовом освещении, которое в 1910 году было ещё довольно широко распространено. Над газовой горелкой натянута раскалённая металлическая сетка, и пламя, разбиваясь об неё, принимает форму бабочки. А мы теперь гадаем, что имел в виду поэт.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Иннокентий Анненский «Смычок и струны»

Sawwin, 4 марта 10:10

К рифмам, размеру, технике стиха — никаких претензий, всё сделано на уровне. Но нельзя, чёрт побери, всякое чувство, любое движение души называть бредом и сравнивать с помрачением этой самой души. И это едва ли не постоянно в стихах Анненского. Категорически не понравилось.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Николай Минский «"О, этот бред сердечный и вечера..."»

Sawwin, 3 марта 22:31

Упадочнические стишочки о том, что жизнь лишь бред, можно кропать в шестнадцать лет, но в сорок шесть?.. -- помилуйте, это уже диагноз: вялотекущий инфантилизм.

Оценка: 3
–  [  3  ]  +

Борис Акимов «Какая музыка была, какая музыка звучала!»

Sawwin, 3 марта 07:17

Вполне ординарная статья, не так много удалось узнать из неё нового. Самое главное, Борис Акимов не сумел показать, что кроме годов жизни объединило огромное количество разнородных поэтов и окололитературных деятелей в некую общность, называемую Серебряным веком. Музыкальность поэзии, о которой говорит автор? Нет, конечно. О какой музыкальности может идти речь у Алексея Кручёных «Дыр бул щыр» или Ивана Игнатьева с его «Опусом 45», написанным исключительно для взирания? Общая одарённость? — тоже сомнительно, хотя здесь мы вступаем в область вкусовщины. Совершенно непонятно, почему из поэтов Серебряного века исключены Чуковский и Маршак. Оба они начали публиковаться ещё до революции, оба принимали активное участие в литературной жизни того времени, оба являются основоположниками единственного оставшегося живым поэтического направления: «Стихи для детей». Так почему эта школа напрочь исключена из Серебряного века? Похоже, что тут сыграл свою роль снобизм автора.

Короче, я статьёй Акимова разочарован.

И ещё один момент: название статьи «Какая музыка была, какая музыка звучала!» — это строка из стихотворения Александра Межирова, поэта не только не относящегося к Серебряному веку, но и прямо враждебному исканиям большинства поэтов, включённых в антологию.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Владимир Сергеевич Соловьёв «"На небесах горят паникадила..."»

Sawwin, 3 марта 05:18

Единственная, выходящая за пределы пошлости строка: «На небесах горят паникадила» — сравнение мира с церковью, с храмом. Не верю, что сам Соловьёв создал этот образ, скорей всего, он взят у тех, кого автор схватился пародировать. А в остальном видим потуги гимазистика, тщащегося поразить и высмеять. Не поразительно и не смешно.

Оценка: 2
–  [  1  ]  +

Николай Минский «Поэту»

Sawwin, 3 марта 05:02

Очень рассудочное, сделанное и, соответственно, не имеющее отношение к поэзии, стихотворение. Оно и вовсе не заслуживало бы упоминания, если бы не одна строка: «чувство священной вражды». Вот эта вражда, которую старательно пестовали многие литературные деятели второй половины XIX века, и стала основой всех нынешних бед. Но, с моей точки зрения, это лишний повод снизить оценку данному произведению.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Семён Кирсанов «Буква М»

Sawwin, 27 февраля 16:10

Вероятно, Семён Кирсанов был первым или одним из первых поэтов, которые пытались писать таким образом. Начало стихотворения, где все слова начинаются на букву «М», сделано прост о замечательно. А вот концовка... не выдержал автор, сорвался. Очень жаль А ведь буква распространённая, вполне можно было бы выдержать стиль.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Лидия Чарская «Лёвушка»

Sawwin, 17 февраля 14:03

Вроде бы тема серьёзная, но нельзя же так слащаво писать. Сопли свисают со всякой страницы, и читатель буквально тонет в этих соплях. Небольшой по сути рассказ разбухает от огромнейшего количества прилагательных, а порой и попросту мусорных слов. даже сто лет назад так писать было уже стыдно.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Вахтанг Ананян «На берегу Севана»

Sawwin, 17 февраля 06:57

Книга некогда была довольно популярна, и сам я читал её не без интереса, пока однажды не понял, как варварски пионеры уничтожают гнёзда диких птиц, и насколько чудовищно обходятся с уникальными археологическими находками. Вот уж, действительно, пионеры юные, головы чугунные.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Александр Межиров «Музыка»

Sawwin, 16 февраля 05:19

В этом, практически забытом стихотворении есть две строчки, ставшие крылатым выражением, и мы повторяем их, знать не зная, кто и по какому поводу их написал:

Какая музыка была!

Какая музыка играла.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Александр Межиров «"Паровозного пара шквалы"»

Sawwin, 16 февраля 05:12

Не избавиться от ощущения, что Александр Межиров пишет вариацию на тему «Завещания» Тараса Шевченко.

На откосе в земле пологой,

Возле рельсов похорони.

Вот только почему-то у Кобзаря стихотворение и правдивей и пронзительней.

Оценка: 4
–  [  4  ]  +

Лидия Чарская «Тасино горе»

Sawwin, 13 февраля 17:21

В начале двадцатых годов советская критика обрушивола громы и молнии на творчество Лидии Чарской. И, как я теперь вижу, все эти погодные аномалии были вполне заслужены. Слащавая сенитментальность ползёт с каждой страницы, кажется простые слова Чарской вовсе недоступны: видим ручки, ножки, головки, губки. И только волосы почему-то остались волосами. А жаль, если бы у красотулечки ещё и волосики были, заплетённые в жиденькую косичку, текст обрёл бы признаки совершенства.

Морализаторство зашкаливает все мыслимые пределы, дидактика отравляет всякое слово. А ведь это двадцатый век, в круг детского чтения вошли Пушкин и Ершорв, специально для детей писал Льдов. И тут вдруг Чарская, да ещё такая модная, что её пришлось в двадцатые годы специально сокрушать.

Но есть в повести один забавный момент. Все помнят директора кукольного театра Карабаса Барабаса из сказки Алексея Толстого. В повести Коллоди также есть персонаж с огромной бородой, но персонаж проходной и в высшей степени положительный. Он дарит Пиноккио пять золотых и больше в повести не появляется. А вот у Чарской главный негодяй повести «Тасино горе» господин Злыбин, директор цирка, с громким голосом, большой бородой и непременной плёткой в руках. Вам он никого не напоминает? Кстати, господин Злыбин, судя по всему, гениальный человек. Кошка Милка пробыла в его руках два дня и стала демонстрировать такие фокусы, что Куклачёву остаётся удавиться от зависти (кстати, сцена, где хозяйка находит Милку, один в один списана с «Каштанки» Чехова). А Тася через неделю занятий со Злыбиным научилась танцевать на проволоке и делать кучу других кунштюков. Получается, что плётка идеальное орудие обучения.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Николай Руденко «Волшебный бумеранг»

Sawwin, 13 февраля 12:00

Читал в далёком 1968 году и уже тогда роман не понравился. В память запал только клич, с которым мы с братом волтузили друг друга: «Месить толстобокого дагу!». Сейчас не перечитал даже, а просто перелистал. То же самое впечатление унылого убожества. Но внуки, которые и имени такого: Мыкола Руденко не слыхивали, когда начинают возиться, вопят: «Месить толстобокого дагу!». За дагу хотел единичку к оценке добавить, но вовремя вспомнил, что роман переводной и, значит, останется без оценки вовсе.

Оценка: нет