Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «imra» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 30  31  32  33 [34] 35  36  37  38 .. 41  42  43

Статья написана 4 февраля 2016 г. 16:14
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Майкл Флинн «Танцор Января». -- СПб.: Фантастика Книжный Клуб, 2014 г. Серия: Science Fiction Club (1-й роман цикла «Спиральный Рукав»)

Танцы вокруг Танцующего, или Электрический квест во спасение

tancor_janvarja

Когда Амос Январь, капитан грузового звездолета «Нью-Анджелес», нашел артефакт предтеч, прозванный позднее Танцором, никто особо не заинтересовался. Эти артефакты штуки, конечно, дорогие, но к чему их приспособить — не всегда понятно. Да и встречаются они не так, чтобы совсем уж редко. И когда внезапно Танцующий камень понадобился буквально всем: Представителям Межзвездной торговой компании. Пиратам из Цинтианского скопления. Гончим Адри. Повстанцам с Нового Эрена. Братству Терры. Удивлению знающих жителей Спирального рукава не было предела. Да что же такого в этой штуке? Неужто сила, способная изменить баланс сил в Галактике?

Майкл Флинн дебютировал на американском фантастическом небосклоне еще в 1990-м. С тех пор на его счету появилось всего пять романов. «Эйфельхайм: город-призрак» — атмосферный рассказ о встрече с пришельцами в средние века. И четыре книги цикла «Спиральный Рукав», из которых на русский переведены первые две.

Цикла, интересного в первую очередь техническим фантдопущением вселенной Спирального рукава. Вселенной, где найден довольно оригинальный способ космических полетов. Корабли тут не прыгают через гиперпространство и не несут на борту погруженных в анабиоз космонавтов. Основной способ передвижения между мирами  — Электрическая авеню — потоковая магистраль, связывающая звезды. Тут царят «Электрические течения, которые сворачивают ткань пространства в сверхсветовые складки» и придают кораблю неимоверную скорость, куда быстрее скорости света по Ньютону. Неся с собой и определенные риски путешествия на транссветовых скоростях. Типа пятипроцентной вероятности не вернуться домой, превратившись в выброс «излучения Черенкова». Там же где нет трасс авеню, корабли «ползут» в ньютоновском пространстве, тратя на это передвижение огромное, по сравнению с «магистральным», количество времени.

Во вторую — нюансами обустройства мира. Мира многогранного и живого. И если две основные вяло противостоящие силы свежей идеей не назовешь (хотя и тут есть забавные нюансы, типа Названных, и их Имен).




Статья написана 2 февраля 2016 г. 11:27
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Рога без крыльев, деньги на ветер

malefisenta

Слыхали? Коварная и злобная колдунья (или фея), руководствуясь исключительно обидой и врожденной стервозностью, поимела огромный зуб на малютку-принцессу. Веретено, говорит, 16 лет, говорит, умри, говорит, ну или на крайняк поспи вечным сном, говорит. Слыхали? Так вот, забудьте. Все было совсем не так. Или точнее, не совсем так.

«Спящая красавица» — одна из классических персонажей европейского фольклора, знакомая современному человеку с детства, наравне с Белоснежкой, Синдареллой или Рапунцель. Еще в конце 17 века эту сказку донес до читателей Шарль Перро (взяв за основу историю Джамбаттисты Базиле, и убрав из нее некоторые взрослые моменты). Не обошли его вниманием и братья Гримм, как обычно добавив в сюжет кровавых подробностей.

Но настоящим культурным феноменом на Западе Аврора и злая колдунья стала благодаря заслугам Уолта Диснея, в 1959 году снявшего за целых 6 (!) миллионов полнометражный мультфильм. Именно в нем невнятная то ли фея, то ли  ведунья приобрела плоть, кровь, полноценную личность и имя: Малефисента («Вредоносная»).

Эта милая дама стала сильнейшей, мощнейшей и коварнейшей злодейкой всего диснеевского мифологического мира. Агрессивна. Обидчива. Вспыльчива. Связей, порочащих ее – без счета. Ненавидит счастливых и влюбленных людей. Она такова. Точнее была такой.

Последние годы кинематограф и литературу захлестнула волна радикальных переосмыслений классических сюжетов и персонажей, по отношению к которым, казалось бы, давно все ясно.  Мелькор, знаете ли – печальный и хороший. Машинный разум в исполнении Джонни –непонятый и заботливый. Годзилла – мягкий и добрый. Малефисента…

Ее история также оказалась абсолютно не такой, как нам раньше поведали. Причем, что особенно забавно, сейчас ее рассказал все тот же Уолт Дисней Компани. И все бы хорошо, но сходу возникает несколько вопросов.

Почему добрая фея носит имя, которое переводится как Зловредная, либо Пагубная? Откуда у волшебного существа, не относящегося к породе демонов, взялись такие выдающиеся рога? И крылья, похожие скорее на драконьи/мышиные, чем на стрекозиные, как у приличного фэйри?

Откуда это все добро у прототипа – понятно. Художники Диснея в 1959-м не зря ели свой хлеб, создавая эдакую гигантскую вампиршу-нетопыря, застывшую на половине трансформации. Но наличие «рогов-копыт» у обычной феи? Очень смелый ход.

Дальше. Неужто все так плохо в «датському князивстви», что на все сказочное королевство  не нашлось ни одного положительного персонажа-человека. Исключая принца, по малолетству не успевшего проявить гадостные людские черты. И принцессу,  заметьте, воспитанную феями. Это что же, для того, чтобы из человечьего детеныша получилось что-то приличное, растить его должны нелюди?  В общем, с людьми в этой сказке как-то нехорошо получилось. Либо сволочи. Либо бесхребетные слизняки, идущие на поводу у первых.

Кстати, ваше мнение, откуда эта тенденция? Мировая пиар-компания коварных злых сил? Или работа резидентов из параллельного волшебного мира, готовящихся к переселению к нам? Или попросту добро становится настолько пресным, что не возбуждает вкусовые рецепторы зрителя/читателя?




Статья написана 28 января 2016 г. 16:39
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Не лепо ли ны бяшет, братие, начяти старыми словесы трудных повестий о полку Михайловом, сына Фролова или Червленые щиты

otrok

Никак не ожидал Михаил Андреевич, пациент тюремной больницы в Крестах, такого вот предложения. Почти по классике: от которого невозможно отказаться. Да и смысла нет.  Жизнь предлагают, не фунт изюму. Причем вторую. Причем в молодом теле. А то, что в 12 веке… Все лучше, чем от заточки под ребро подыхать.

Пускай о туалетной бумаге здесь никто не догадывается, пускай антисанитария, и нравы простые до невозможности. Пускай новому телу всего 10 лет. А сам ты в прошлой жизни не отличался, ни воинскими, ни инженерными талантами. Зато в твоих руках теория управления, а в голове чуток знаний и проапгрейдженный мозг человека 20 века. А значит прорвемся!

Сергеевич Красницкий – человек неординарной судьбы. Родился в Ленинграде, окончил Академию Государственной Службы. Был моряком, радиомехаником, социологом, зеком, членом ЦК КПСС, депутатом Государственной Думы РФ. Литературой занялся после инфаркта, считал ее не заработком а хобби,  и за первый же роман в 2008 получил премию «Меч Без Имени». До своей безвременной кончины в феврале 2013 успел опубликовать семь книг из цикла «Отрок», и приобрести немалую армию поклонников.

Основным отличием от бесчисленного множества книг про попаданцев, здесь можно назвать главного героя. Не могучего воина, в совершенстве владеющего рукопашкой, и почти сразу постигшего науку шинкования врагов длинными тяжелыми железками. Не гениального ученого, способного рывком поднять технологии средневековья на несколько порядков. Не хитроумного коммерсанта, за пару лет без проблем создающего великую торговую империю. И даже не потенциального супермага, одним движением брови повергающего во прах армии.

Нет, разум Михаила Андреевича переносится в тело 10-летнего пацана, внука увечного сотника ополчения Турово-Пинского княжества Средневековой Руси. Новым местожительством гостя из будущего становится Ратное. Село на границе бывших Древлянских и Дреговических земель, куда около века тому князь Ярослав Мудрый поселил сотню своих воинов с семьями.

Соответственно, юному хрононавту необходимо успешно вырасти (в подробностях, слава богам, каждый день автор нам не описывает), стать сильным и умелым, сколотить команду и занять надлежащее место в обществе.

Благо условия для этого нелегкого дела у пацана в наличии. Дед, в свое время отличный воин и неплохой командир. Большая семья, дающая людские ресурсы для будущих соратников. Упорство в достижении цели. Плюс возможность воссоздать или улучшить кое-что из нужных вещей (как тот же самострел), пользуясь навыками из прошлой жизни. А главное – знание психологии и долгий опыт управления людьми.




Статья написана 25 января 2016 г. 12:31
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

…пикирующего телекинезера или Сила детям не игрушка

Xronika

Три подростка: тихий, затюканный Эндрю (ДеХаан), его кузен вдумчивый Мэтт (Расселл) и разбитной, компанейский Стив (Джордан) находят странный тоннель, в конце которого натыкаются на непонятную светящуюся штуковину. Через некоторое время парни начинают ощущать последствия встречи. В них проявляется способность влиять на любые предметы силой мысли (попросту телекинез), двигать, сжимать и разрушать их. Казалось бы, «вот тут им карта и поперла», и первое время тинейджеры искренне наслаждались своими новыми возможностями, используя их для приколов и поднятия самооценки. Но затем оказывается, что обладание такой силой не лучшим образом действует на неокрепшие мозги. И появляется неодолимое искушение использовать ее для не самых благовидных дел.

Тема «инаковости» очень сильно волнует заплывшее жирком американское общество. Если судить по кинематографу, каждый из супергероев хочет быть «таким как все». А «пересичный громадянин», получив некие отличия, тут же активно стремиться от них избавиться. Chronicle смотрит на проблему немного под другим углом. Она показывает потенциальным супергероям, почему именно лучше быть таким как все. Ведь не имея инструмента для совершения плохого поступка, ты его не сделаешь. А если инструмент есть, представь, какое искушение начинает грызть тебя изнутри. Ты готов к этой борьбе, юный падаван? Нет? Вот и славно, и не надо тебе эта суперсила. Стволом обойдешься, ежели чего.

С одной стороны оно, конечно, так. Но с другой, не преодолевая искушения, не станешь Личностью. Так и будешь офисным планктоном, сытым бюргером или уличной приблатненной шавкой. Хотя, может им этого и надо?

Итак, телекинез. С самого начала понятно: добром дело не кончится. Чересчур уж в некрепкие руки попадает эта мощь.

Эндрю, со всеми возможными проблемами переходного возраста, усиленными невозможными. Забитый, нелюбимый никем ботан, с пьяницей отцом и больной матерью. Мэтт, чересчур увлеченный одной девицей, и неспособный вовремя увидеть проблему. Стив, самовлюбленный и не верящий, что с ним что-то может приключиться.

Но сочтя, что и этого недостаточно, режиссер добивает героев нелепыми несчастными случаями. Чтоб наверняка. Ничего не скажешь, жизнь у подростка не из легких. Пубертатный период, гормоны из ушей прут, родители задолбали , сверстники удаль показывают. Но жизнь бедного Эндрю создатели Хроники сделали слишком уж невыносимой. Как-то даже неспортивно. В таких условиях и взрослый мужик сорваться может.




Статья написана 22 января 2016 г. 13:10
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Дэвид Вебер «Космическая станция «Василиск». -- М.: Эксмо, СПб, 2003 г.

(Серия: Военная фантастика) (первая книга цикла «Вселенная Виктории Харрингтон»)

ум, Честь и совесть ихней эпохи или Правнучка Нельсона/ Боже, храни Королеву!

kosmicheskaja_stancija_vasilisk

Садясь на борт шаттла, летящего на главную верфь Флота, Коммандер Королевского Флота Мантикоры Виктория Харрингтон пребывала в исключительно радужном настроении. Этому чертовски способствовало долгожданное назначение капитаном легкого крейсера. Она шла к этому месту 11 долгих лет. Не имея ни связей, ни влиятельных друзей или родственников. Только свои знания, умения и талант. Академия, затем служба штурманом, лейтенантское звание, капитанствование на небольшой канонерке, должность старшего артиллериста на супердредноуте, затем командование эсминцем.

И вот, наконец, в ее подчинении один из «ушей и глаз Флота». Причем в очень непростое для родной Мантикоры время.

Бог с ними с учениями, во время которых так легко наступить на мозоль одному из бесчисленных власть предержащих Звёздного Королевства и быть отправленной на окраинную станцию. Хуже другое, одна из соседних держав, Народная Республика Хевен, агрессивная и воинственная, уже переварила свои предыдущие завоевания. А Королевство Мантикора является слишком лакомым куском, чтобы не попробовать потрогать его за подбрюшье. И не совсем понятно, что за игра ведется вокруг станции «Василиск» и планеты Медуза. Возможных ключевых точек в будущем конфликте.

Точек, где единственным военным кораблем Королевства, оказывается корабль Виктории Харрингтон «Бесстрашный».

Корабль, ставший заложником борьбы между двумя школами тактической мысли на Мантикоре.

Корабль, лишенный изрядной части проверенного оружия.

Корабль с новыми системами вооружения, неприспособленными для использования на легком крейсере.

Корабль с деморализованной, неуверенной в себе, депрессивной командой.

Корабль, жизнь которого будет полностью зависеть от талантов нового капитана и ее умения воспользоваться знаменитым принципом Филеаса Фогга («используй, то что под рукою»).

Уроженец штата Огайо Дэвид Вебер опубликовал свой первый роман (написанный совместно со Стивом Уайтом) еще в далеком 1990 году. С тех пор из-под его пера вышло больше двух десятков романов (не считая приблизительно такого же количества межавторских проектов). Пишет он в основном в жанре военной фантастики, а его цикл «Хонор Харрингтон» (Виктория в английском оригинале носит имя «Хонор» – «Честь») считают одной из лучших военно-космический саг в мире. Познакомимся поближе с первым романом этого цикла.

Качественная космическая фантастика с военным уклоном просто обязана изящно лавировать между требованиями адептов сражений меж звездами, ценителей изящных, забавных фантдопущений и изысканных интриг, поклонников описаний научно-технического прогресса и любителей непрерывного движения/экшена. Не забывая о реверансах в сторону фанатов хорошо прописанных и жизнеспособных персонажей. Дело непростое, и посему зачастую писателям одновременно удается удовлетворить максимум одну-две группы читателей.

Вебер в первом романе «Хонор Харрингтон» сделал серьезную заявку на действительно качественную фантастику. Судите сами. Пускай столкновениями армад нас в первом томе не порадуют, но без космического сражения, подробного и со вкусом описанного, мы не останемся.

За забавности отвечают шестилапый древесный кот Нимиц с родной планеты Виктории Сфинкс, эмпат, умница и неотделимая часть хозяйки. А также медузиане, эдакие кряжистые богомолы, неразборчивые в принятии веселящих снадобий.




Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 30  31  32  33 [34] 35  36  37  38 .. 41  42  43




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 64

⇑ Наверх