Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «imra» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9 ... 43  44  45

Статья написана 14 мая 10:19
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Судьба полярников, или Цезарь с Брутом в арктической экспедиции

Terror-serial

1846 год. Экспедиция под командованием сэра Джона Франклина по поиску северо-западного прохода из Атлантического океана в Тихий, начиналась удачно. Первая зимовка прошла без особых потерь, и, казалось, остается совершить последнее усилие, после которого можно будет принимать заслуженную славу.

Однако что-то пошло не так. В результате слишком смелого решения Франклина, корабли «Эребус» и «Террор» оказываются затерты льдами около канадского острова Кинг-Вильям.

Зимовка их ждет сложная. Жуткий холод, проблемы с качеством провизии, болезни и недовольство команды. И, как будто этого мало, поблизости вмерзших в лед кораблей появляется какое-то странное и жутко опасное существо.

Что на самом деле случилось с экспедицией Франклина, не знает никто. Однако Дэна Симмонса, автора шикарного «Гипериона» и «Эндимиона» это не остановило. Его книга «Террор» реконструировала судьбу неудачливой экспедиции, и буквально переносила читателя на заледенелую палубу «Эребуса» и «Террора».

Экранизация откровенно просилась на свет, однако ее роды проходили не то, чтобы очень легко. О запуске проекта в производство было объявлено еще в далеком 2013. И вот, спустя пять лет он,  наконец, добрался до наших голубых экранов.  

Сериал вышел чертовски атмосферным и пронзительно-холодным. Бескрайние белые просторы, где напрочь теряются черточки кораблей, не говоря уже о людях. Безмолвная, строгая, но прекрасная природа, не терпящая чужаков. Причудливые конструкции торосов и прочих айсбергов. Ледяные холмы, горы и пирамиды (лед, вообще выступает в «Терроре» одним из главных героев). Пробирающий до костей ветер. Снег, пурга, бури с огромными, сыпящимися с небес градинами. Слепящий отблеск белой пустыни.

И посреди этого изначального, невообразимого холода, и абсолютно чуждого цивилизованному человеку простора, копошится сотня с небольшим полярников. Причем это не полярники времен незабвенного Союза – идейные и верящие в мечту. Подавляющее большинство членов экспедиции – обычные английские моряки и морпехи 19 века. Работающие за деньги и выслугу, месяцами питающиеся дрянной едой, спящие бок о бок с собратьями в гамаках на холодных палубах. За малейшую провинность подвергаемые порке и прочим наказаниям.    

Есть, правда, и идейные.

Джон Франклин (Киаран Хайндс). Опытный, но чересчур религиозный и тщеславный арктический исследователь. Да и с Фортуной у него отношения несколько странные. Человек, порой искренне верящий в божественное провидение и свою миссию. То терзаемый страхами и сомнениями. То радостно грудью встречающий невзгоды. То мучимый неуверенностью и страхами. У Хайндса вышел весьма наполненный и многогранный образ.

Его соратник Джеймс Фицджеймс (Тобайас Мензис ). Младший друг и соратник Франклина, его надежа и опора.

Фрэнсис Крозье (Джаред Харрис)– еще один ветеран арктических и антарктических экспедиций. Скептический ирландец, плотно, пожалуй, даже чересчур, подсевший на виски. Мужчина, многое поставивший на эту экспедицию. Меланхоличный, недоверчивый, ждущий «подлянок» от природы. Уставший, битый жизнью. Влюбленный и разочарованный.




Статья написана 7 мая 13:30
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Стекло против Железа: небесспорный выбор Пути, или Светописный детектив

volnolom

Генрих фон Рау надеялся никогда более не посещать Третий департамент. Слишком уж много тревожащих воспоминаний связано с бывшим местом службы.

Однако жестокое убийство и звонок от генерала Нидерхаузена, которому срочно потребовался консультант, спутали Генриху все карты. Пришлось выбираться в столицу.

Оказалось, убийство действительно неординарное: на жертву обрушили поток Света, способный сравнять с землей целый квартал. И, похоже, оно напрямую связано с опасными тайнами прошлого, нынешним высшим светом, а то и с самим королем.

Детектив в магическом антураже, да еще и с любопытной системой волшебства? Отчего ж не почитать, тем более что отзывы вполне благоприятные.

Таки да, вещь оказалась вполне достойная.

В первую очередь «Волнолом» интересен как раз местной магией – светописью. Это своеобразный сплав рунного, ритуального волшебства, опирающегося на символы, руны и начертания, с энергией «чернильного света». Сплав, активизирующийся носителем дара. Причем это скорее серьезная наука, чем удалое бросание наугад пресловутых файерболов. Она требует длительного обучения, причем ни где-нибудь, а в столичном университете на специальном факультете. Исследований и экспериментов. Она накладывает на «стекольщиков» определенные ограничения: без трех непременных условий: наличия материала-носителя, формулы и дара, светопись невозможна (по официальной версии). С другой стороны профессионально исполненная светограмма способна на многое. Накрепко защитить дом от воров. Подарить защиту от магического воздействия или невидимость. Обездвижить противника, заставить его забыть о происходящем. Прибавить привлекательности и поправить здоровье. Показать местонахождение объекта и найти все что нужно. Наполнить самые разнообразные амулеты, облегчить жизнь и оберегать от врагов. Обеспечить состоятельных людей эдаким вариантом интернета – «беседками», позволяющими «чатиться» через недешевые коврики со светоносными нитями. И даже наградить богатеев новым, молодым телом (правда, с определенными не самыми лучшими последствиями для интеллекта). А ведь существует еще и черная, запретная разновидность светописи. Все по классике – строгая система со своими возможностями, преимуществами и недостатками. Позволяющая многое, но действующая по строгим законам. Плюс светопись используется для улучшения техники – тех же паровых движителей, даря нам уникальный сплав магии и технологий.

Во вторую — прочим антуражем своеобразного паропанка. Экипажи на паровой тяге. Редкие телефоны. Дорогущие паровые таксомоторы. Паровозы. Рейсы дирижаблей. Казалось бы ничего особенного. Если бы все эти «девайсы» не пробивали себе дорогу в обстановке жесткой конкуренции с магами-«стекольщиками». Так повелось, что предыдущий монарх долгое время опирался на Стеклянный дом – тех самых волшебников, повелевающих светописью. А нынешний — на представителей Железного – тех, кто долгие годы занимался развитием техники. В прошлом, долгое время эти дома скрытно, или не очень, с переменным успехом сражались за сферы влияния, благо хоть не враждовали «с открытым забралом». Этот конфликт, как мощное подводное течение, оказывает нехилое воздействие на жизнь всего государства.




Статья написана 4 мая 10:02
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

"Я — Агамемнон, герой богоравный и славный! Более тысячи стадий два пальца моих разделяют!", или Погостим в Илионе?

troja

Отправляясь за сбежавшей коровой, сын пастуха Парис (Хантер) аж никак не ожидал встретить в лесной чаще трех богинь, избравших его арбитром в споре, кто из них прекраснее. Парис выбирает Афродиту, пообещавшую ему любовь самой красивой женщины на земле.

Вскоре выясняется, что Парис на самом деле Александр – сын царя Трои Приама. Который отправляет новообретенного сына с посольством к спартанскому владыке Менелаю. Менелаю, жену которого Елену, называют прекраснейшей женщиной мира.

Вслед за «открытиями» на тему жизни средневековой Франции и тех, «кто во всем виноват» — «Падение Ордена», телевизионщики обеспечили нам визит в еще более мифические времена. Под стены Трои.

С одной стороны этим они избегают обвинений в неисторичности. Ну, какая к олимпийцам историчность в мифах? С другой – описание троянской войны звучит как минимум в классической Иллиаде, и слишком вольное обращение с первоисточником все равно может вызвать поток критики.

Создатели Troy поступили ожидаемо. Большинство ключевых моментов на месте. Основная канва ленты выдержана в классическом стиле мифа и творения Гомера, и вполне угадывается, а в ее широкие объемы сценаристы долили изрядно отсебятины. Когда вменяемой, когда не очень.

Во-первых, они сместили акцент на троянцев, что свежо и приятно, ведь обычно в фокусе историй и мифов — греки. Что у Гомера. Что в картине с Брэдом Питтом. Что в абсолютно шикарных книгах Г. Л. Олди «Одиссей» и Валентинова «Диомед». И вот мы поимели возможность познакомиться поближе с жителями крепкостенного Илиона.

Именно отсюда возникает следующая сильная сторона сериала.

Ведь постановщики уделили массу внимания героям и наполнили образы, знакомые из мифов. Причем по большей части удачно.

Парис (Хантер), оказывается не хлюпик и мямля, выезжавший всюду на загривке Афродиты, а нормальный, адекватный парень. Страшный бабник, балагур и весельчак, любящий вино, женщин и внимание (что порадовало – Парис с Еленой даже пытались поспорить с богами и избежать развития отношений. Понятно, что не вышло, но они хотя бы попробовали). Причем такой он лишь поначалу. Потом образ Александра активно развивается. Он начинает понимать, что именно его неудержимый лингам навлек на Трою разорение и кровопролитие. Что именно он виновен в смерти тысяч горожан, пытающихся остановить греков. Он старается приносить пользу городу, умнеет и становится крепче. К финалу это уже не тот смазливый пацан, считающий себя любимчиком богов, а битый жизнью мужик.

Объемным вышел и образ Елены (Дэйн). Несчастная женщина, используемая мужиками как вещь и символ собственной мужицкой крутости. Бросившаяся как в омут во впервые пришедшую к ней любовь. Желающая простого человеческого счастья. Чувствующая себя приживалкой в Трое. Послужившая невольной причиной падения Киликии и ввязавшаяся в откровенно шпионскую историю. К завершению придавшую образу слишком ужу неожиданно-спорную трактовку. Финальные измышления постановщиков насчет Елены стали одним из самых неоднозначных моментов сериала.




Статья написана 1 мая 10:28
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Трэшевые пришельцы из прошлого, или «Мы поклоняемся мечу, и кровь с клинка стираем свитком»

Skif

Киевская Русь, 11-12 век. Для боярина Лютобора, ближника тмутараканского князя, этот день должен был стать одним из счастливейших. Рождение первенца – сына и наследника, меч — подарок из рук повелителя. А стал самым черным в жизни. Ведь его ребенка и жену похитили. Потребовав за их возвращение жизнь самого князя.

Благо один из похитителей сам попался в руки боярской прислуги. И теперь у Лютобора и Куницы — этого самого пленного похитителя,  одного из последних скифов, есть лишь седьмица для того чтобы выяснить, кто стоит за похищением, и  угрозой княжеской жизни.

Исторические и псевдоисторические фильмы чаще всего снимаются в двух ключах. Первый, известный нам по союзным временам – светлый, лубочный и благородный, для аудитории начиная с 10 лет, показывающий древних как хороших и адекватных людей. Второй – ярким примером которому стал недавний «Викинг», идет от обратного. Грязь, кровь, грубый секс, зверства, убийства и дерьмо. Истина, скорее всего, кроется посередине, но кинематографистам почему-то гораздо ближе крайности.  «Скиф» продолжил многие тенденции «Викинга», но воспринимается гораздо лучше. Скорее всего, потому, что не стремиться рассказать об одной из мощнейших фигур Киевской Руси, а показывает нам небольшой, локальный конфликт. При этом опосредованно оказывающий некоторое влияние на судьбы страны.

«Скиф» оставляет интересное послевкусие, хотя проблем у картины выше крыши. Причем начинаются они с самого начала. Сперва абсолютно непонятно, что вообще происходит на экране, кто все эти люди и что они делают. Постановщики с первых минут, безо всяких прологов и завязок бросают зрителя в кровавый омут своей истории. Непонятные мужики в масках, рубящие других мужиков, без масок (зачем?). Гений боя, укладывающий противников штабелями. Какие-то группы товарищей, съехавшиеся посреди степи для жутко важных переговоров. Странноватые убийцы с косичками. В общем первые четверть часа из разряда «кто я и где мои вещи?» Затем к счастью, положение начинает выправляться. А после похищения мы даже более менее понимаем расклад сил и начинаем сопереживать героям. Далее начинается классический квест-путешествие, а к финалу нам даже предоставят пару морально-этических дилемм. Хватает в ленте как удачных, так и неудачных решений. Сперва о первых.

— Общий настрой актерской группы. Народ работает в охотку, местами буквально фонтанируя энергией. Особенно этим отличается:

— Александр Кузнецов и его Куница. Самый яркий персонаж во всей ленте. Бескрышный, но не глупый, яркий, сообразительный, харизматичный, смертельно опасный, как ядовитая змея. Прям таки респект и уважуха.

— Интересная боевая хореография, особенно ножевая.

— Жесткий подход к боевке, полное отсутствие возрастного рейтинга по кровище.




Статья написана 24 апреля 09:37
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

«Счастье вдруг в тишине постучало в двери», или Матерый циник с воображаемым другом

Xeppi

Ник Сакс (Мелони) в свое время был настоящим героем. Одним из лучших детективов нью-йоркской полиции, и грозой преступного мира.

Однако те времена в прошлом, и сейчас Ник банальный наемный убийца, не мыслящий ни дня без бутылки и веселящих таблеток. Так бы и закончил он свои дни от пули более удачливого коллеги или от инфаркта, если бы не маленький, синий, летающий единорог.

Допился, понимающе кивнете головой вы, галлюцинации. А вот и нет. Всего лишь вымышленный друг маленькой девочки Хэйли. Девочки, которую похитил странный психопат в костюме Санта-Клауса. Девочки, которая, похоже, приходится Нику дочерью. И очень нуждается в помощи незадачливого папаши.  

Черноюморные «стебные» комедийные боевики благодатный, хотя и не для каждого пригодный жанр. Нужно быть готовым к щедро вылитым на вашу голову крови и жестокости, смешанной с неполиткорректным, пошлым юмором и сарказмом. Те, кого такой сплав не пугает, могут смело смотреть Happy, получая массу извращенного удовольствия.

Основную массу которого нам обеспечит главный герой в исполнении Кристофера Мелони. Его Ник великолепен. Прожженный циник, спустивший меж пальцев прежнюю жизнь жесткого хранителя порядка и пустившийся во все тяжкие. Человек, считающий, что его дни, по большому счету, сочтены, убивающий свое тело ударными дозами алкоголя и наркоты. Не имеющий ни единой привязанности, не жалеющий никого, включая себя. Фактически – живой труп. И вот этот зомби, после появления счастливой летающей галлюцинации, пардон вымышленного друга, получает второй шанс сделать напоследок хоть что-то правильное и хорошее. Причем Ник аж никак не стремится к добрым делам. Скорее наоборот – пытается всячески улизнуть от этого благородного занятия. И лишь благодаря Хэппи, оказавшемуся весьма убедительной галлюцинацией, в конце концов, берется за расследование.

Сыграно персонаж отлично. Бомжеватая брутальность. Безумная мимика и пластика. Ярость, жестокость, смешанная со злой иронией и сарказмом. Изредка мелькающие реакции человека из прошлой полицейской жизни – жесткого, но справедливого. Признаки недюжинного циничного ума. Горькое понимание своей обреченности и упорное подсознательное нежелание поддаваться смерти. Причем персонаж не выглядит нерукотворным памятником самому себе – он развивается, растет над собой, набивает синяки, шишки, и даже меняет свою точку зрения. А как шикарно смотрится общение Ника с Хэппи — его разговоры с невидимым собеседником, реакции на его слова и действия. Блеск! Эмоции Мелони выдает чуть наиграно, скорее по-театральному, но фарсовая сторона «Хеппи» этого даже требует. Ведь фарса, сарказма и злой иронии в сериале выше крыши. Издевательство над рождественским ажиотажем и розовыми соплями с сахаром по поводу Духа рождества и прочих Merry Christmas. Стеб над людскими пороками и криво сидящими человеческими масками. Над дошедшими до маразма реалити-шоу. Отношениями напарников и семейной жизнью. Зловещей мафией, бандитами, Санта-Клаусами и священниками. Проще сказать, что из мрачной нью-йоркской жизни избежало шутовского внимания постановщиков. Разве что Хэйли. Даже боевые сцены, со всей их кровищей и мозгами наружу, которых тут хватает, чаще всего поставлены с иронией и приколами.




Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8  9 ... 43  44  45




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 68

⇑ Наверх