Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «nikolay.bichehvo» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 14  15  16

Статья написана 20 января 07:59

https://ok.ru/video/12985961070?fromTime=28


Статья написана 20 января 07:55

https://ok.ru/video/12969970286


Статья написана 20 января 07:48

https://ok.ru/video/12808424046?fromTime=84


Статья написана 18 января 21:30

А теперь я, уже убеленный сединой, должен вернемся назад, ибо прошлое зачастую оказывает свое скрытое влияние на наше будущее, проявляя его самым неожиданным образом.

Мы не всегда догадывается о невидимых нитях между прошлым и грядущим, как не ведают о драматических последствиях, и не помышляют о таковом нередко и государства. Возьмем те же зажиточные Нидерланды с заокеанской колониальной Ост-Индией.

Страна сия под именем милосердия и флагом культуры творила на завоеванных тропических островах в южных морях невероятные жестокости с местными, древними народами и нещадно грабила их несметные природные богатства.

Сейчас, на склоне прожитых лет, когда пишу я воспоминания о своей бурной жизни и странствиях, эта могучая морская, военная и торговая держава потеряла почти все свои заморские владения. И совершенные ею злодеяния на райских островах пали на головы десятков тысяч ее сыновей, погибших, раненых в боях, скончавшихся от болезней в чужедальних джунглях и бездонной морской пучине.

…Итак, российский клипер «Всадник», построенный на лучших верфях Финляндии, возвращался под командованием капитана 2-го ранга Новосильского из «Второй экспедиции к берегам Северной Америки». Он ранее успешно совершил непростое кругосветное путешествие с заходом во многие страны. Теперь же получил приказ возвратиться через южные моря в Балтику. Капитан сей слыл достаточно опытным командиром, с дипломатической жилкой и чертами разведчика.

В пути клипер зашёл на рейд порта Пенанг, британскую колонию, где бросил якорь буквально на несколько часов. Команда быстро загружала емкости и бочки пресной водой, солониной и прочим продовольствием. В это время к Новосильскому попросилась на прием приставшая к клиперу на украшенной лодке с десятком гребцов депутация султаната Ачеха с острова Суматра. Словно заранее знала о прибытии сюда русского корабля.

Капитан при парадной форме, в окружении офицеров с золотым шитьем на мундирах и при кортиках, принял туземных вождей в красивой кают-компании за уставленным прохладительными напитками и фруктами столом.

Представитель туземных властей, статный старик с бородкой и перевязанным глазом, в чалме, цветном красивом саронге, стоя провозгласил здравицу в честь могучего императора России и пожелал ему и его подданным здоровья и мира.

Через паузу добавил, что на их родине в султанате Ачех, завязалась кровавая война. Ибо голландские войска хотят превратить их в рабов и завладеть богатыми горами, равнинами и плантациям. Но Аллах не позволит свершится великому злу! Вот они и обращаются к сильной России, о справедливом отношении которой к своим разноплеменным поданным известно во всем мире!

Новосильцев улыбнулся, поблагодарил за добрые слова и пожелал Султану Ачеха долгих лет жизни и скорейшего спокойствия на земле праотцев.

И перейдя к деловой части, вопросил:

— Чем я обязан визиту столь важных вождей?

Посланник султана пояснил:

— После вторжения голландцев на территорию Ачеха на Пенанге обосновалась наша специальная община для ведения антиголландской пропаганды и снабжения оружием и боеприпасами. Нами создан засекреченный «Комитет восьми». Он занимается сбором денег и пожертвований для сопротивления. А так же поддерживает через океан связь с земляками, единоверцами-мусульманами в священной Мекке. Доставляет через них оружие в сочувствующие нам на Суматре княжества, которое затем поступает в воюющий Ачех.

Новосильцев, не ведая такового, в изумлении приподнял бровь.

И представитель с полным достоинства поклоном обратился к капитану с ошеломляющим прошением:

— Прошу Вас ходатайствовать перед Его Величеством Российским Государь-императором о принятии султаната Ачех в подданство и под защиту сильной армии России.

Новосильцев внутренне напрягся. Хотя на его лице это никоим образом не проявилось. Он сразу уяснил, что из-за этой маленькой и малоизвестной страны может завариться крупный и серьезный международный скандал, конфликт. И здесь ему, как представителю своей державы, нельзя попасть впросак, нельзя дать себя обвести вокруг пальца, изощренным на то азиатским деятелям.

Ибо он знал, что султан Ачеха ранее обращался с просьбой к единоверной мусульманской Турции, с коей веками у них имелись налаженные связи, взять под свое покровительство. Но та заколебалась, видимо убоясь осложнений с рвущимися на Суматру Нидерландами и нахрапистой «королевой морей» Британией. Султанат, дабы избавиться от вторжения, грабежей, убийств голландских колониальных войск так же направлял свои взоры и прошения за содействием к Североамериканским Штатам. Но предприимчивые янки чего–то, как всегда, с выгодой ожидают. А теперь вот внезапное обращение султаната к России?! Почему?

Так-так, взвешивал вмиг ситуацию Новосильцев! Завязывается клубок международных противоречий. Ведь каждая страна преследует свои выгодные интересы и далеко идущие тайные планы, которые держат в стальных непробиваемых сейфах.

По сведениям нашей разведки эти южные острова богаты нефтью, алмазами, золотом, пряностями. Один Ачех поставляет миру половину продаж благоухающего ценного перца… Неужели султанат каким-то образом прознал-пронюхал, что мы ищем в этом морском бассейне места для развертывания своих торговых факторий и, главное, базы под угольные станции для заправки своих военных и коммерческих кораблей, следующих длинным и опасным путем из нашей страны на Дальний Восток и Азию?!

Туда, куда протягивает свою лапу ненасытный и грозный Британский лев и точит самурайские мечи Япония, "эта страна восходящего солнца", а вернее — государство быстро восходящей современной военной силы, нарываясь на войну с Россией за острова Сахалин и Курильские, посягая на Маньчжурию...

И Новосильцев весьма тактично попросил делегацию.

— Вашу устную просьбу следует уважительно изложить Государю российскому в официальной депеше и направить по пути следования клипера в Россию. Получив оную в одном из портов, мы доставим документ в канцелярию нашего императора. Для последующего ответа Высокочтимому султану, да пусть Аллах продлит его благодатные годы!

Визит любезно завершился преподнесением от гостей роскошного военного подарка. Для императора российского был передан необычной отделки клеванг с изукрашенною драгоценными камнями рукояткой, а капитану вручен змеевидный крис, ручка которого блистала позолотой и алмазными гранями камней.

Новосильцев не ударил в грязь лицом – и каждому из посланников был преподнесен в подарочной деревянной шкатулке револьвер «Кольт» последней модели, с пачками патронов, что вызвало неподдельное восхищение у воинственных посланников.

Султан и его раджи сразу после отбытия клипера выслали на имя капитана в Неаполь всеподданнейшее прошение по этому сверхважному, секретному вопросу.

Быстроходный клипер "Всадник", распустив паруса, вырвался на морской простор, стемясь в долгожданную Россию. Новосильцев, с капитанского мостика внимательно наблюдал в бинокль, как вслед им который час, не отставая следом идет военный английский многопушечный корабль. "Почетное сопровождение, -усмехнулся он в усы. — Тошнит их, наверно, от нашего нахождения в их колониальных владениях! Чужого нам не надо, но и свое не отдадим!". И приказал сей факт занести в ежедневный корабельный журнал.

Государь император внимательно ознакомился с невероятным прошением султаната, озадаченно покачал головой – и росчерком пера отписал для тщательного рассмотрения в Министерство иностранных дел. Не желая недоразумений с правительством Нидерландов, сие Министерство не сочло возможным на то время возбуждать вопрос о принятии ачехов в русское подданство. О чем капитану Новосильцеву было поручено отправить в Ачех соответствующую корректную телеграмму.

Шли бурные годы… Колониальные части Голландской Ост-Индии не прекращали завоевание ачехского люда. Султан по-прежнему жил упованием о вхождении его страны в состав Российской державы, в которой терпеливо уживались разные народы, исповедующие ислам, христианство, буддизм и иные верования.

Эта надежда султана и его раджей подкреплялась секретными сведениями, что порабощенная англичанами Индия тоже направляла тайную делегацию своих сахибов к царю России.

Смелый махараджа Далип Сингх пробрался в ту северную страну и обратился к ее высшим властям в надежде на англо-русскую войну,( как давних соперников), или поход царских войск в покоренную Индию. Ее раджи тайными тропами упорно направляли своих гонцов-всадников в пределы России, чтобы заручиться ее поддержкой в борьбе против жестоких захватчиков. Пока же царское правительство не ставило цели вторжения и завоевания покоренной англичанами Индии, такой далекой и скрытой высокими горами и густыми джунглями. Но свободолюбивые раджи не теряли надежды на помощь "белого царя"... Ведь прежде был поход войска русских казаков с Дона на захваченную англичанами Индию, и только трагическая гибель императора Павла Первого прервала его.

Сделав таковое вступление, пора возвратиться к грозящему уничтожением стадом слонов и бешеным нападением даяков боевого укрепления Теку Умара.

Вот тогда и началось переплетение описанного прошлого с крутым поворотом в моей судьбе с Теку Умаром. С будущим проникновением моим в загадочное королевство Сиам, где пребывала свита наследника императора России Николая Второго, с опасными рейдами контрабандного оружия и схватками с морскими пиратами, моя горячая влюбленность в дочь раджи острова Бали, участие в суровом восстании на острове Ломбок...

Но об всем по порядку.


Статья написана 13 января 14:00

Оказывается, это прочное укрепление представляло одну из главных баз Умара. Прознав о нем через разведчиков, голландские умы замыслили заловить здесь в капкан этого неуловимого военачальника — и показательно казнить для устрашения других вождей.

Лазутчик, смертельно раненый, перед уходом в райские кущи Аллаха, признался в этом священнослужителю-имаму, важному духовному лицу, в зеленом тюрбане, совершившему хождение в святыню мусульман Мекку!

— Выходит Али специально готовил побег недалеко от этого бастиона, чтобы передать нас в руки Умара? — забеспокоились мы. Но с какой целью?

Воинственные даяки-разбойники по наущению голландцев, и подкупленные ружьями, небольшими пушками, боеприпасами, продуктами и обильным спиртным, готовили со дня на день нападение — не только с целью сравнять с землей сей непокорный бастион и поживиться изрядно награбленным.

Цель их была глубже – захватить и уничтожить Умара, как важнейшее звено в цепи военачальников. Ибо голландские власти на о. Ява перешли к коварному и обширному плану – уничтожить разными способами, явными и тайными, убийствами, ядами, отравить, сжечь в огне, главных лидеров несломленного десятки лет восставшего султаната!

В укреплении начались спешные дополнительные работы на случай штурма неприятеля.

Обо всем этом мы узнали от Али, которого под конвоем начали выводить на короткие прогулки, или для встречи с кем-либо еще?!

В ближайшую ночь душный воздух пронзил резкий рокот барабанов и крики караульных:

— Тревога! Идут враги! Все к оружию!

Мы втроем прилипли к щелям в своей хижине. Под мирным светом луны в окружающем кампонг необозримом дремучем лесу слышалось бряцанье металла, скользили какие-то тени, доносился гул и непонятные звуки.

— Сейчас эти черти скопом кинутся в атаку,- сказал Али.- А мы взаперти сидим…

И тут же послышалась громкая команда со стен укрепления.

— Огонь!

Амбразуры взорвались желтым пламенем небольших пушек, выплавленных из медных обшивок кораблей с примесью свинца, так называемых «лили».

Мы с Адамом понимающе переглянулись, ведь в частях голландцев мы освоили артиллерийскую стрельбу, знали в ней толк и сейчас при звуках ее у нас зачесались руки.Да и во время службы в России нам приходилось иметь с артиллерией дело.

Выпущенные в зеленую чащу смертоносные заряды картечи раз за разом рвали кустарник и впивались в тела спрятавшихся наступающих. Видно было, как кромсались человеческие туловища, одни располосованные даяки с обезумевшим воем валились наземь, другие, обезображенные, ужасно вопя, прыснули под прикрытие толстых стволов деревьев. Загорелся и разом вспыхнул кустарник-сушняк и трава, причиняя наступавшим страшные ожеги, от которых они заорали благим матом.

— Дорого им приходится отрабатывать «подарки» от своих хозяев! — ликовал мой земляк.

— Не спеши! Эти разбойники просто так не отступятся! Они страшно мстительны и коварны… Будет всем жарко, — отозвался Али.

В это время из лесу, судя по громкому звуку, вдарила в ответ по укреплению одна, а потом другая крупная пушка. Орудия были наведены так метко, что первый выстрел разнес рядом стоящую сторожевую будку с караульными, а второй попал в угол нашей хижины, разворотил ее, оглушил нас и разбросал по земле. Случайное или намеренное попадание, чтобы уничтожить нас, но тогда кому это надо? Голова моя наполнилась звоном и туго соображала. Понимал только одно — надо биться насмерть со штурмовиками. Иначе нам гибель!

— О, милосердный Аллах! — просипел Али, стаскивая с кряхтящего Адама ствол расщепленного бамбука. Я поднялся, в ушах звенело, дрожали ноги. Глянул в пролом защитной стены.

Радости не было. Остальные даяки, под клич старейшин, бесстрашно рванулись к пролому в частоколе укрепления, прикрываемые сверху от выстрелов и стрел деревянными щитами других воинов.

— Адам! Айда ко мне! Помогай! – и я, мотая звенящей головой, кинулся к пушке у амбразуры, возле которой лежали навзничь и ворочались окровавленные канониры. Втроем с натугой выровняли и зарядили ее, навели на упрямо карабкающихся в проем нападающих с зажатыми в зубах острыми крисами. Видны были медные браслеты на их руках и яркие перья, прикрепленные к голове. Наш грянувший выстрел мгновенно смел их, как доброй метелкой, подчистую.

— Ага! Мы ведь не апельсинами заряжаем нашу «подружку»! — воскликнул мой помощник. – Ловите еще гостинцы!

Канонада разыгралась не на шутку. Видать, враги сумели ночью быстро подтащить пушки, и ликвидировать перед этим на дальних подступах часовых. В воинской сметке им было не отказать, но за этим чувствовалась чья-то опытная, умудренная рука и ум.

Везде кипел бой в чаду пороховом, хрустели перебитые ветки и кости, горячее пламя охватило уже дальний кустарник.

Али подобрал на земле чью-то винтовку с подсумком патронов, и в перерывах, пока мы заряжали свою "подружку", ограждал нас, метко выщелкивая особо ретивых и нетерпеливых.

— Вон туда вдарьте, по тем нечестивым!- махнул он в сторону высокого бамбукового ограждения.

Мы развернули пушку вдоль стены, буквально облепленной гроздьями штурмующих – и картечь с визгом заставила их десятками скатиться кубарем в ров, а некоторые в нем остались лежать навечно.

Тут подоспели еще защитники, неся на деревянных перекладинах котлы — и льнули из них на карабкающихся верх врагов. Те, ошпаренные крутым кипятком, с противным воем свалились вниз. Раз за разом на головы штурмующих лились клокочущие паром потоки подносимого чуть ли не бегом кипятка. Порою котлы при подносе раскачивались, выплеснувшаяся их них вода обжигала ноги защитников, но свою опасную ношу они не бросали.

На обваренных лицах нападавших и обнаженных туловищах кожа сползала лоскутами, свертывалась клочьями, что страшно было глядеть.

Накал боя стихал, нападающие, понеся неожиданные потери, схлынули в спасательную темноту. Только пылающие кусты и тростник напоминали об их присутствии. Ачехи, в ранах и крови, убирали дела убитых и раненых. Одобрительно поглядывали на нас, чумазых от пороховой копоти. Показали нам на одну из уцелевших хижин, не послав с нами никакой охраны.

- Нам маленько стали доверять? – улыбнулись мы сухими губами. Наша троица хлебнула воды и забылась тревожным сном! — Не расслабляйтесь, — предостерег Али,- враги наверняка готовятся к повторному штурму!

Наутро подумал я, коли жизнь наша в руках военачальника Теку Умара, то надо расспросить о нём у Али. Может он и развеет темные тучи гибели над нашими головами. Да и самим можно будет проявить находчивость в этой бурлящей обстановке. Посвятил в свои мысли, согласившегося с этим, своего россиянина.

Благо кормить нас не забывали, рис с перцем и зелень, всякие плоды давали вволю, но...

— Эх, братва, — вырвалось у меня по- русски, — сейчас бы нам оказаться в моем родном Царицыне, да хлебнуть волжского пивка с солененькой воблой, а вечерком в "Столичные нумера" завалиться на цыганский хор, а?! — взгрустнул что-то я.

- Пся крев, — воскликнул на родном польском языке Адам,- да колбаской краковской с чесночком подзаправится. Как она там, моя родная матка поживает в хатке своей?

Али недоуменно прислушался к чужой речи, но глядя на наши погрустневшие, еще в неотмытой гари, рожи, понял душой и приобнял нас.

— Вы мне стали, как братья, поверьте, я сделаю все, чтобы все кончилось для вас хорошо!

Но разве он знал, сколько невзгод, потерь, радостей и печалей придется пережить каждому из нас!

Усевшись на полу и скрестив ноги по местному обычаю, мы провели не один час, расспрашивая Али. Да и время так пробегало быстрее. А в укреплении слышалось, как уходили в разведку воины.

Наш малаец сначала отвечал как-то неохотно, сдавленным голосом, но затем разговорился, поражая осведомленностью. Хотя необычного в этом ничего не было, ведь он который год вращался в военной круговерти. Вот только почему он оказался в итоге на враждебной стороне, мелькала у меня мысль. О себе старался обходить вопросы, а поведал нам немало любопытного и необычного.

Оказывается, Умар, хотя и вел за собой вооруженную бедноту, крестьян, горцев, сам был не из скудной семьи, а происходил из средней знати.

Выделялся бойким характером и желанием командовать. Но баловнем судьбы Аллах его не сделал. В 15 лет он стал наемным воином.

В войне 1873 года он вступил на боевую тропу и возглавил сопротивление голландцам в своей округе. Ему было 19 лет. Люди вспоминают, что его родители плакали и гордились, что сын поклялся посвятить свою жизнь изгнанию захватчиков и сражаться до последней капли крови.

Тут Али примолк и сказал:

— Он пламенно призывал молодежь к защите родины, и что это их прямая обязанность, указанная Всевышним. И заявлял, кто не захочет биться за независимость, тому грядет суровое наказание Аллаха.

Ему удалось привлечь много молодых воинов, хорошо знающих местность и готовых умереть за свободу. Выиграв ряд схваток, он смекнул и призвал соседних вождей сплотиться в кулак, действовать в согласии, а не разрозненно против захватчиков.

— После сражений с ним войска неприятеля спали духом , а его воины показали себя способными драться на равных с колониальными частями. Его авторитет резко увеличился, что привело к постоянному приходу к нему повстанцев.

Но до победы было еще далеко. К тому же ряд видных вождей-соратников погибли в последних боях. А голландцы получали морем подкрепления с острова Ява, из Батавии.

— И что же Умар? – не вытерпел Адам.

— Он понял, -пояснил Али, — что враги побеждают современными пушками, скорострельными карабинами, ручными гранатами и другим сильным вооружением и снаряжением. И против них не выстоять с копьями, стрелами и крисами. Хотя он был воитель горячий, но отличался осторожностью, да и лукавства ему было не занимать.

- Он хитрил, как мудрый старый лис? — спросил с интересом я.

— Еще как! — Воскликнул наш рассказчик, и зачерпнул кружкой из жбана воды! — Он замыслил с другими вождями и раджами тайную стратегию, в которой все средства хороши ради достижения цели. Решили поступить изощренно, дабы обойтись малой кровью. Только узкий круг знал об этом скрытом замысле, ибо среди повстанцев находились предатели и шпионы, любители золота, которые ядовито завидовали ему.

— Так вот, — с воодушевлением продолжал Али.- В один из дней жители и бойцы султаната были сражены трагичной вестью, которая неслась по долинам, пущам, горам и рекам:

— Теку Умар стал предателем, бросил своих воинов, и перешел на службу к врагам!

Они негодовали:

— За такие выкрутасы и коварную измену надо его отловить и убить!

Между тем светские вельможи Нидерландии, в блеске орденов и крестов, не скрывали радости, и надеясь теперь на очередные награды, ликовали:

— Главный возмутитель отрекся от своих войск, и мы приняли его в свои ряды!

— С его помощью мы легко и до конца добьем нечестивцев-туземцев!

Но битые им голландские офицеры при встречах воротили от него нос и присутствия его не замечали…. За ним следовали по пятам бдительные тайные агенты. Военная элита в Батавии утверждала, скосоротившись и чуть ли не плюясь на лощеный паркет в залах дворцов:

— Верить перебежчику нельзя ни в кои века! Подождите, он еще такой фортель выкинет, что вы все взвоете.

Однако, опьяненные успехом получения грозного врага в свои ряды, их гласа почти никто не слышал.

Умар же улыбался и во всеуслышание объявлял:

— Аллах Абгар! Ишаки и в званом обществе всегда останутся скотиной, а полководец – он везде будет полководцем.

Все прослышали, что военные власти в Батавии доверили переметнувшемуся Умару важную задачу – сокрушить в прах долголетнее сопротивление своих земляков. Ибо расходы на неудавшееся завоевание султаната, перекрывали все допустимые правительством и тяжким бременем ложились на население Нидерландов и колониальную торговлю. Это вызывало крайнее недовольство, а так же едкую международную насмешку.

Умару поручили научить голландских солдат сражаться, как ловкие ачехи в джунглях и пустошах да преподнести им уроки и технику партизанской войны, которой отменно владели малайцы-невидимки.

Да, он и эти обязанности выполнял. Но в своем сердце и уме держался за ту тактику войны, которую выработал ранее на тайных совещаниях с верными сподвижниками, руководителями отрядов.

Слушая Али мы притихли, настолько увлек нас патриотизм и взвешенные действия Умара! Меня аж пот прошиб! Вот тебе и поганая желтокожая рожа, при имени которой плевались чванные голландские офицеры!

Видя наше невольное удивление и восхищение, наш сообщник прибодрился. И добавил чуть слышно, наклонившись, что у Теку Умара к нам есть очень важное личное дело, ибо он извещен о нашем нахождении в плену.

Эта новость заставила нас врасплох, и мы напряженнее и внимательнее слушали дальнейшее повествование об этом лидере освободительной войны. Ведь в душе у нас дезертиров, с поляком Адамом Ковальским не угасал огонек надежды о скором возвращении в Россию, ведь тогда Польша состояла частью обширной российской империи. Уж вроде набылись мы , нахлебались всякого в "гостях". А дома-то лучше...

Но тут-то стало не до дальнейших расспросов!

В густых сумерках из темно-мрачных джунглей внезапно сплошной волной, с ужасными криками, размахивая пылающими смолянистыми ветвями и факелами, меча копья, беспрерывно стреляя из винтовок, повалили даяки. А впереди их рвалось, ломилось сквозь заросли бамбука, бежало и ужасно трубило, и визжало от боли, как бешеное, стадо слонов с ранеными детенышами! Прямо на передовые рвы и стены укрепления! Да, эти лесные бандиты сумели учинить неожиданный переполох!



Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 14  15  16




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 12

⇑ Наверх