Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Алекс Громов» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 [10] 11  12  13  14  15  16

Статья написана 9 июля 2017 г. 02:05
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.


«После мирового успеха фильмов Болливуда, взоры многих современных творцов моды вновь обратились к сари и индийской моде. Если присмотреться внимательно к историческим и фантастическим фильмам, сериалам и сагам («Александр», «Звездные войны», «Вавилон 5», «Зена – королева воинов», «Динотопия» и т.д.), очевидно, что большинство костюмов создано из тканей индийского происхождения — сари с каймой, парчи, шелка и хлопка».

Арти Д. Александер. Fashion India

Издание, написанное дизайнером и энтографом, представляет собой подробную и увлекательную энциклопедию по истории, культуре, искусству и психологии Индостана, влиянии этой загадочной цивилизации на современность. Блеск дворцов, одеяний и драгоценностей владык, магия ароматов, исцеляющих и любовных специй, костюмы храмовых танцовщиц, деловых леди и простых деревенских девушек, одеяния и обычаи самобытных племен, оружие воинов, ритуальный и современный пирсинг, временные тату хной  и повседневные украшения – всё отражено в этом красочном исследовании. Оказывается, национальная одежда разных регионов Индостана вовсе не только сари, но обширное многообразие платьев и костюмов. А украшения здесь традиционно носят не только женщины, но и мужчины. Недаром даже на древних индийских скульптурах можно заметить, что количество драгоценностей у мужчин и женщин — почти одинаково. Считается, что украшения, носимые мужчиной, подчеркивают его силу и мудрость, поскольку сила без красоты — лишь половина силы. Древние ценили гармонию и с помощью украшений могли усиливать свои внешние и внутренние качества. Индийские мастера, создавая свои прекрасные изделия, учитывают личность того, кому оно предназначается.

«Уже в доарийские времена Индия славилась своими ювелирами. На раскопках древнейших цивилизаций Хараппы и Мохенджо Даро были найдены украшения из золота, серебра и драгоценных, полудрагоценных камней (сердолик, агат, яшма, нефрит, лазурь...). На территории Пакистана (в Сиркапе и Бхире), найдены при раскопках замечательные по мастерству изготовления браслеты, ожерелья и кольца. Некоторые племена Тамилнада (это место зарождения одной из древнейших культур — в районе Южного Аркота и в Маллапади обнаружены наскальные рисунки и остатки орудий труда доисторического человека) до сих пор носят украшения, подобные тем, что носили их предки на заре этой цивилизации… В отделе древностей Лувра хранятся подвески, по мнению историков относящиеся к этрусской культуре. Они напоминают изделия, которые до сих пор носят в Тамилнаде. Индия — это путешествие в Прошлое. Она сберегла для потомков не только сари, но и украшения, тех культур, которых уже нет. Индийские броши из Симлы — оригинальны и... напоминают старинные серебряные броши Ирландии, на ассирийских барельефах видны серьги — подобные тем, что носят в Гуджарате. Браслеты и пояса, найденные в Мохенджо Даро и Хараппе схожи с древнеегипетскими и вавилонскими. Даже некоторые браслеты ацтеков и майя, живших на расстоянии тысяч миль от Индии, имеют похожий дизайн».


«А меж тем капитан порутчик фон Веиден проходом появился в Низовой, от которого маленько устрашились. И вместо трех кораблей 20 почли. А меня спрашивали, за каким делом оной по сему Каспийскому морю так многочисленно вооруженно гуляет, на что я им удобной ответ отдал. Потом получил я ведомость из Астрахани, что Ваше Величество весной некоторую викторию получили и великие приуготовления против неприятеля чинятся, чего ради сей хан полутче нас стал почитать и ласково принимать. Однако ж не без заговорки спрашивая меня: за каким делом послан я к бухарскому хану, и его посол давно ли к Вашему Величеству из Бухарин приехал, за каким делом?»

Посланник Петра I на Востоке. Посольство Флорио Беневени в Персию и Бухару в 1718 — 1725 годах

Это издание содержит целую подборку уникальных исторических документов, а именно – писем русского посланника Флорио Беневени. До того, как стать посланником царя Петра на Востоке, секретарь Иностранной коллегии Флорио Беневени выполнил уже немало дипломатических поручений разной степени важности и секретности. Подробностей о его жизни почти никаких не известно. По его собственным словам, «в 1708-м году бывший в Константинополе полномочным послом граф Толстой принял меня в службу...». Уроженец города Рагузы (ныне Дубровник в Хорватии) Флорио знал не только итальянский язык, что было немаловажным обстоятельством – ведь именно итальянский был на тогдашнем Востоке весьма распространенным языком дипломатического общения. Владел он также в совершенстве персидским, турецким, татарским языками.

В феврале 1716 года к русскому царскому двору прибыл бухарский посол Хан-Кули-бек со свитой, который доложил о желании хана принять у себя ответное посольство царя Петра. В качестве посла был выбран Флорио Беневени. Флорио Беневени, несмотря на трудности путешествия, аккуратно выполнял всё, что было ему поручено царем Петром, сообщая о своих наблюдениях и о том, что рассказывали ему другие путешественники, в подробных письмах.

«Из российских товаров видел он в Балхе и Бадаксане токмо из мелочей, а именно иглы, зеркалы, ножницы, перлы бисерные цветные, что из стекла из мелочей, выдры, бобры, юфть, лосины или замши, сукно подлое самое из цветов зеленых, васильковых и красных и малое число сукон добрых, английских, которые токмо на одне шапки покупают, которые товары меняют також на золото и на серебро... Золото и серебро получают в Балхе из Бадаксана, а в Бадаксане берут из реки Дарьи в летнее время, а именно в июне, в июле, в августе и в сентябре, когда бывают жары и вода в той реке мала. Оное золото натуральное, а не руда, и берут из песку, который берут из реки Дарьи и моют в котлах, а потом, высуша на кожах, бьют прутками, и тако оное золото меж песком означивается, и вывевается от ветру песок, а остается самое чистое золото…»


«Импозантное здание было построено в 1888 году Виктором Шретером специально для Русского для внешней торговли банка. В отделке фасада применены вюртембергские песчаники красного (цоколь и портал), зеленого (бельэтаж) и желтого (третий и четвертый этажи) цветов. В главном, фасадном здании по Большой Морской, помимо парадных входов, гардеробных, комнаты для швейцаров и большого вестибюля, находились: на первом этаже – кабинеты товарища директора и доверенных банка; на втором этаже – зал Совета с приемными и кабинеты директора банка и доверенного, на третьем этаже – квартира директора с собственными входами, как парадным, так и черным…

Русский для внешней торговли банк был основан в 1871 году. К 1910-му имел 76 филиалов. По объему операций банк в 1900-м занимал 4-е место, в 1914-м – 3-е, а к 1917-му – 2-е среди российских банков. По размеру акционерного капитала (60 млн руб.)делил 1-е место в России с Азовско-Донским и Петроградским международными коммерческими банками. Банк кредитовал внешнюю и внутреннюю торговлю, обеспечивал производство 20% российского сахара…»

Лев Лурье. Град обреченный. Путеводитель по Петербургу перед революцией

В книге подробно, с обилием архивных фотографий, рассказывается о последних годах столицы Российской империи, ее присутственных местах и государственных деятелях, банках и известных магазинах, меценатах и выпускаемых в то время журналах.

Лурье описывает и всевозможные развлечения, среди которых достойное место занимали дорогие рестораны и привилегированные клубы, и прочие злачные места. Так «главным искусом Невского» являлись различные дамы и девицы. В галереях Пассажа прогуливались дорогие содержанки – «сенаторские девушки». Модные молодые эстонки и латышки восседали в кафе «Крафта» у Аничкова моста.

Поскольку получение ссуд из бюджета, решение запутанных судебных дел и устройство отпрыска в престижное учебное заведение или гвардию требовало визита в столицу, то нужно было место проживания. Самой престижной и дорогой гостиницей города была «Европейская», насчитывавшая 260 номеров. Во многих стояли рояли, полы были устланы коврами. В гостинице были: винный погреб, хлебопекарня, два ресторана и одна библиотека. Здесь останавливались иноземные короли и принцы, премьер-министры и российские губернаторы, текстильные короли и золотопромышленники, прославленные актеры, танцоры, певцы.

Отдельные главки посвящены Императорскому Русскому музею, дому компании «Зингер», Штабу гвардейского корпуса, Генеральному штабу, Исаакиевскому собору, «Астории», посольства европейских держав и другим достопримечательностям.

«Министерство иностранных дел занимало восточное крыло Главного штаба, выходящее одним фасадом на Дворцовую площадь, другим – на набережную реки Мойки, 39-41…

Министерство состояло из совета при министре, канцелярии, трех департаментов – азиатского; внутренних сношений, личного состава и хозяйственных дел; отдела печати и архивов: в Петербурге и Москве.

С 1900 по 1906 год министерскую должность занимал граф Владимир Ламсдорф, выпускник Александрийского лицея и Пажеского корпуса, карьерный дипломат, проработавший всю жизнь в самом министерстве и ни разу не служивший ни консулом, ни послом…

В 1906 году министром становится Александр Извольский, окончивший, как и его предшественник, Александрийский лицей, он обладал гораздо большим профессиональным опытом…»


«Удивительно, но почти трехсотлетняя история подлогов письменных источников по истории России оказалась на редкость разнообразной. Вместе с изменением носителей информации и способов ее закрепления изменялись темы и техника изготовления подлогов. Ксерокс, факс, компьютер сегодня стали обычными инструментами в руках фальсификаторов. Вместе с ростом многообразия подлинных документов расширялся и видовой состав подложных исторических источников: появлялись поддельные дневники, мемуары, протоколы и т.д. Средства массовой информации сегодня способны более оперативно, масштабно и назойливо обеспечить подчас скандальное бытование подлогов, эффективно манипулируя с их помощью общественным мнением. Нет никаких сомнений в том, что на определенном этапе подлоги исторических источников стали сферой активного приложения усилий специальных государственных служб. Стало все сложнее «вычислять» их авторов. И все же в целом топология подлогов, механизмы их изготовления и бытования были постоянны, ибо остается неизменной природа обмана».

Владимир Козлов. Тайны документальных фальсификаций или Обманутая, но торжествующая Клио: анализ подделок докум. ист. источников по российской истории в XVIII – начале XXI века

Какова роль подделок исторических документов? В книге разбирается история завещания Петра I, «мемуаров» старицы Марии Одоевской, княжны Таракановой – «принцессы Володомирской» (заявлявшей, что она является обладательницей копий с завещаний Петра I, Екатерины I и Елизаветы Петровны), «Сказания о Руси вечем Олзе». Отдельные главы посвящены  текстам с записями речей, произнесенных в доме патриарха во время избрания на царство Бориса Годунова; бумагам Алексея Румянцева о смерти царевича Алексея;  «директиве» Коминтерна о подготовке мировой революции и «личному дневнику» Берии (от Кремлева), а также «Свидетельству очевидца» об убийстве царской семьи.

Многие подделки был разоблачены почти сразу после своего появления, но до сих пор вызывают неподдельных интерес у многих. Одной из причин живучести подделок является то, что «мифологическое восприятие прошлого присутствует и в сознании людей, профессионально занимающихся вопросами, в круг которых нередко входят и подделки. Здесь идол мифа подчас уступает место идолу концепции. Очень трудно избавиться от фактов из подделанного документа, «вписывающихся» или эффектно подтверждающих концепцию, сложившуюся на основе изучения подлинных и достоверных источников. В этом случае подлог не только не разоблачается, но и получает концептуальную обоснованность».

В издании подробно рассказывается о разновидностях подлогов. Так по характеру возникновения они делятся на наведенные, которые автору фальсификации заказываются и очарованные, которые изготовляются по инициативе самого автора. А вот по технике изготовления подлоги делятся на мимикрирующие, скальпированные и скалькированные. Мимикрирующие – подражающие внешним и внутренним особенностям подлинного документа. Примеры таких подделок: «Постановления Политбюро ВКП(б)» и «Дневник Вырубовой». «Скальпированный подлог – фальсификация, представляющая собой исключение части текста подлинного источника путем его подчистки, замазывания, вырезания и т.д. Примером скальпированного подлога можно считать «письмо Андропова» в ЦК КПСС об Андрее Синявском. Скалькированный подлог – фальсификация, основанная на перенесении текста подложного источника в текст подлинного источника, в том числе с помощью подделки подчерка. В числе такого рода подделок – запись о Крякутном в тетради Сулакадзева «О воздушном летании»…»

В кругах российской эмиграции появление части подлогов объясняется именно политической целесообразностью. Почву для подлогов исторических источников воздавали и внутренние процессы. Среди «всплывших» на поверхность в конце XX века документов – некий «приказ» Берии-Жукова, который на самом деле представлял собой немецкую листовку 1944 года.

«Как мы видим, суть приказа Л.П. Берии и Г.К. Жукова, тиражированного типографским способом, сводилась к тому, чтобы во второй половине 1944 г. депортировать украинцев, проживавших на оккупированной гитлеровцами территории, освобождаемой частями Красной Армии, и установить агентурный контроль над теми украинцами, которые служили в Красной Армии, но не происходили с оккупированных территорий. Приказ определял порядок и технологию депортации и агентурного контроля».


«Фобия – это обратная сторона любви либо её противоположность. Все вещи, доведённые до уровня прекрасного и истинного, то есть доведённые до уровня живого воплощения идеальных пропорций, вызывают симпатию и любовь, как например великие творения музыки и живописи. Следовательно, мы можем прийти к выводу о том, что фобия есть результат отсутствия гармонии в сущем и сознании… Возникновение, расширение, углубление и активизация психологии и ментальности подобных фобий есть не что иное как отражение остатков «первой природы» (инстинкты). Ксенофобия и нацфобия есть более широкая форма племенной фобии, а племенная есть более широкая форма первобытной дикой фобии как естественной формы выживания и противостояния опасности».

Исламофобия: сборник статей. Сост. М. Аль-Джанаби

Книга  из серии «Актуальный философский дискурс» посвящена истории непростых, а порой и напряженных отношений Запада и Востока. Авторы материалов, вошедших в сборник, рассматривают причины появления напряженности, которые, как правило, были тесно связаны с экономическими интересами средневековых правителей европейских государств, а также страхами и слухами, блуждавшими среди необразованных людей. Европейские ученые давно стали интересоваться различными аспектами жизни, историей, культурой и научными достижениями Востока, но порой это выглядело как интерес просто к экзотике. Впрочем, обладатели самых выдающихся умов часто владели восточными языками и осознавали как подлинные достижения науки мусульманских стран, так и их заслуги в деле сохранения научного наследия античного мира. В издании анализируются вехи европейской истории и такой парадоксальный феномен, как фобия, порожденная многовековым развитием культуры.

«Крестовые походы, которые были предприняты ради «осуществления мечты», до недавних пор считались важнейшим событием Средних веков и фактором развития городов и установления стабильной политической системы на Западе. Лишь в последние годы некоторые рассматривают их как очень затратные и пагубные события, которые привели к ухудшению отношений между Западом и мусульманами. Основное мнение на Западе в большей степени основано на идеологических мотивах Крестовых походов. На тех основах и принципах, которые, в целом, считают исторические суждения такими же, как суждения элементарной математики…»


«Мне, как и другим товарищам из партийного руководства, было и тогда ясно, что при проведении массовых репрессий допускались серьезные ошибки, прямые злоупотребления. Хотя в те годы соответствующие государственные органы направляли в ЦК многочисленные протоколы следственных дел, в которых были разные «признания» арестованных в контрреволюционных актах, в предательских связях с иностранными капиталистическими государствами и т.д., вынужденный характер этих «признаний» нередко был очевиден. В личных беседах со Сталиным я не раз предлагал провести основательную партийную проверку работы следственных органов, но это не только не находило поддержки, но и встречало явно отрицательное отношение. Только в отдельных случаях давалось согласие на такую проверку».

Вячеслав Никонов. Молотов

Эти слова принадлежат самому Молотову, который не снимал вину с себя (сказал Ф. Чуеву, что «я отвечаю за все репрессии как председатель Совнаркома») и не перекладывал целиком вину на Сталина. «Не могут снять с себя ответственности за эти репрессии и ближайшие соратники Сталина – члены Политбюро ЦК, секретари крупнейших парторганизаций, которые знали и не могли не знать о том, что творится в партии, в стране». Прожив долгие 96 лет, Молотов, поднявшийся к самым вершинам власти, оказался немногим из уцелевших сталинских наркомов. Кремлевский долгожитель пережил и опалу при Хрущеве и даже был в 1983 году восстановлен в рядах КПСС.

В своё время Молотов отправился со Сталиным на Тегеранскую конференцию — сначала поездом до Баку, затем в бакинский аэропорт, где ожидал главком ВВС Новиков. Самолет сопровождали три девятки истребителей. Первое  пленарное заседание вождей началось 28 ноября 1943 г. в 16.00 в советском посольстве. Председательствовал Рузвельт. 1 декабря 1943 года, как рассказывал Молотов, Сталин пошел на прием к молодому иранскому шаху, и тот, по словам Молотова, «даже растерялся». Американский президент Рузвельт принял официального владыку Ирана в своей резиденции, а Черчилль – в английском посольстве. Сталин пообещал шаху помощь в укреплении Ирана и его власти, и также пообещал передать для иранской армии двадцать танков и двадцать самолетов.

В издании рассказывается о том, как Молотов относился к Хрущеву и тому, как тот продвигал повсюду своих людей, XX съезде КПСС и «антипартийной группе». Но, возвращаясь к тому, что Молотов в годы «Большого террора» был председателем Совнаркома, — какова была его роль? «Молотов никогда не относил себя к инициаторам политики репрессий и отрицал, что когда-либо выступал за ужесточение наказаний. В 1937-1938 годах в Политбюро из НКВД были представлены 383 списка на арест, которые включали в себя 44 тысячи имен. Из этих 383 списков Сталин подписал 362, Молотов – 373, Ворошилов – 195, Каганович – 191 и Жданов – 177. Из этого нередко делается вывод о Молотове как главном инициаторе террора. 9 апреля 1964 года Молотов написал в редакцию «Правды» письмо по поводу заявления Суслова о его визах на «ВМН» на этих списках. «Суслов хорошо знает, что Молотов не принимал и не мог принимать таких решений. Указанная приписка могла означать только одно, а именно, что в ЦК было принято соответствующее решение». Большое количество его подписей объяснялось тем, что именно Молотов председательствовал на заседаниях ПБ. Он неоднократно говорил, что «дело шло на доверии органам». И непомерном рвении Ежова».


«В 1941 г. журнал «Time» не стал называть британского премьера Черчилля «человеком года». Среди претендентов был И.Сталин – но его кандидатура была отклонена «моральным соображениям» — из-за заключенного два года назад пакта с Гитлером, открывшему «фюреру ворота». Зато Сталин был назван «выдающимся воином 1941» — правда, по версии Союза американских индейцев, отправив советскому вождю головной убор из перьев. «Человеком года» стал американский президент Франклин Рузвельт…»  

Уильям Манчестер, Пол Рейд. Уинстон Спенсер Черчилль. Защитник королевства

Обстоятельный фолиант рассказывает о долгой жизни и деятельности прославленного государственного деятеля, уделяя основное внимание событиям Второй мировой войны и непростым отношениям с вождями США и СССР. В 1943 году Иран объявил войну III рейху, официально став членом антигитлеровской коалиции. За несколько месяцев до этого Уильям Аверелл Гарриман (специальный представитель президента США в Великобритании и СССР,  затем — американский посол в СССР) вернувшись в Вашингтон из Тегерана, при встрече сказал президенту Рузвельту, что новый (молодой) шах с почтением относится к британскому премьеру, веря его обещанию, что Ирану со стороны Англии ничего не грозит. «Но Гарриману шах сказал: «С Россией могут возникнуть трудности!» Шах опасался, что советское правительство по окончании войны может проявить «агрессию», и выразил желание установить более тесные связи с Вашингтоном».

Гарриман, родившийся в семье железнодорожного магната Эдварда Генри Гарримана, и знакомый с состоянием иранских железных дорог, нуждавшихся в реконструкции, предложил Черчиллю произвести полную замену путей и затем ввести в эксплуатацию. После отказа Черчилля, Гарриман провел переговоры с руководством крупнейшей американской компании, владевших в США сетью дорог (Union Pacific Railroad), согласившихся отправить в Иран не только геодезистов, но и подвижные составы, и самые передовые (на тот момент) дизельные локомотивы. Благодаря этому была повышена пропускная способность иранских железных дорог, благодаря чему увеличились поставки ленд-лиза для СССР. В иранскую столицу прибыли не только американские железнодорожники, но группы американских врачей и советников. Обеспечением поддержания дисциплины в иранской полиции занялся занимавший пост начальника полиции штата полковник Нью-Джерси Герман Норман Шварцкопф (старший), который вошел в историю криминалистики, расследуя громкое дело о похищении сына всемирно известного летчика Чарльза Линдберга.

«Весной адмиралтейство предложило, а Черчилль согласился прекратить отправку арктических конвоев, что привело Сталина в ярость. Теперь, осенью, когда несколько недель назад три британские субмарины нанесли серьезные повреждения немецкому линкору «Тирпиц», а немецкие подводные лодки практически исчезли с арктических маршрутов, Черчилль оказывал давление на адмиралтейство, которое неохотно согласилось отправить четыре больших конвоя в Мурманск, по одному в месяц вплоть до февраля».


«И моя первая в жизни работа тоже была связана со сценой. Осенью, перед открытием сезона, нас – ребятишек, живших в этом дворе, посылали под сцену вылавливать кошек, которые находили там прибежище в то время, когда театр уезжал на гастроли или труппа уходила в отпуск. Любому, кто работал в театре, известно, что нет ничего страшнее для исполнителя, чем кошка, неожиданно появившаяся во время спектакля на сцене, поскольку в то же мгновение все внимание зрителей переключается на нее. Потому что, сколько бы ни страдали Ромео и Джульетта, публике гораздо интереснее, как к этому относится кошка».

Алексей Баталов. Сундук артиста

Это полноцветное издание – не просто мемуары прославленного артиста, сыгравшего во многих знаковых кинофильмах и театральных постановках, но яркий рассказ о выдающихся актерах и режиссерах, поэтах и художниках, о путях в искусстве, и жизненных условиях. Кто до начала съемок одной из самых популярных советских картин «Москва слезам не верит» мог предполагать, что она получит «Оскара»? Тем более, что денег на декорации выдели недостаточно, и поэтому одной из главных сцен снимали в пустой квартире дома, где шел капитальный ремонт. Сам Баталов согласился на роль Гоши главным образом потому, что съемки планировались без экспедиций, с одним только выездом за город. В книгу включены истории о встречах Баталова с Феллини и Марселем Марсо, поездке на гондоле, проектах и встречах. Среди самых трудных своих съемок на натуре Баталов называет телевизионный проект «Прогулки по Москве», потребовавший настоящих исторических знаний и посещения таких уголков столицы, где мало кому доводилось побывать. В текст книги включены и сказки Баталова – которые, по его словам, «не совсем сказки и, наверное, не совсем для детей». По сказкам Баталова сняты мультфильмы «Чужая шуба» и «Зайчонок и муха».

Помимо увлекательной манеры рассказчика, достоинством издания являются иллюстрации. Среди них – как архивные фотографии, так и кадры из фильмов, и работы самого Баталова-художника.

«Когда я исполнял роль натурщика и наблюдал, во мне пробудился настоящий интерес к рисованию. А позже, благодаря знакомству с замечательным, но неугодным властям художником Фальком, мне посчастливилось стать его учеником. Мастерской у него не было, крошечная картинка не давала возможности нормально работать. И он устроил себе мастерскую на пустующем чердаке в своем подъезде. Конечно, там можно было работать только в теплое время года. Но этот чердак стал для меня академией, строгий и требовательный учитель открыл для меня возможность работать даже над портретом. Так в качестве моих натурщиков страдали братья Борис и Миша, а уж потом и вовсе – Анна Андреевна Ахматова».


«За свою долгую жизнь Толкин изобрел несколько десятков языков, большинство из которых объединяются в эльфийскую семью. Самые известные из них – это квенья и синдарин. Толкин чрезвычайно подробно разработал их грамматику, а главное, историю – в отличие от большинства других искусственных языков про толкиновские мы знаем, как они изменялись со временем. Ведь если мы говорим о языковой семье, то, значит, был предок-язык, из которого происходят входящие в нее языки, и разные закономерности развития для отдельных языков, приводящие к их разделению, — а большинство искусственных языков создаются как незыблемая раз и навсегда данность, истории не имеющая».

Александр Пиперски. Конструирование языков: От эсперанто до дотракийского

На Земле сейчас существует порядка семи тысяч языков. Часть языков умирает, но постоянно добавляются все новые и новые  — уже искусственные языки, делящиеся на разновидности, в том числе – и по тому, откуда их изобретатели берут исходный лексический и грамматический материал — из уже существующих языков или создают все с самого начала.

В тексте уделено философским (так же называемыми логическими) языкам, которые их создатели стараются сделать такими,  чтобы они были устроены строго логично и не имели изъянов и несовершенств обычных человеческих языков.

Отдельная глава посвящена языкам, созданным для межнационального общения, среди которых – эсперанто и его наследникам, зональным международным языкам, предназначенным для носителей близкородственных языков. Аналогичный раздел посвящен и  языкам для новой реальности – артлагам, художественным языкам, изобретенных писателями и кинематографистами миров. Среди них есть тщательно разработанные и имеющие подробную грамматику – у Дж.Р.Р. Толкина (разработавшего даже письменности) и в сериалах «Звездный путь» (клингонский язык) и «Игры престолов», на’ви (в фильме «Аватар») и новояза (из романа «1984»).

«Но главная особенность оруэлловского новояза – это, конечно, лексика. Она состоит из трех пластов: словарь А, словарь Б и словарь С. В словарь А входят самые обычные, бытовые слова, число которых сведено к минимуму и которые по возможности избавлены от многозначности. Словарь С содержит технические термины, необходимые лишь специалистам. Самое интересное – это словарь В. Туда попадают сложные слова, специально сконструированные для политических нужд, например, goodthink’ благомыслие/ благомыслить/ благомыслящий, благомысленный/ благомысленно…»


Статья написана 27 июня 2017 г. 13:35

Дело Джорджа Мартина живет и развивается! Вот и другая ипостась литературы, визуальная.


«В честь седьмого сезона «Игры Престолов», на Поклонной Горе, был проведен фестиваль, посвященный этому сериалу. Это был уже второй  фестиваль, и тысячи поклонников будут иметь возможность посещать его ежегодно. Открытие состоялось в полдень, и, несмотря на необычное холодное лето в этом году, с погодой прямо угадали, никаких дождей, и день радовал солнцем…».

Как это было – удалось по возможности запечатлеть на видео и в иллюстрированном репортаже.


Статья написана 23 июня 2017 г. 22:13
Размещена также в рубрике «Другая литература»

На Озоне вышло мое интервью с Г.Л. Олди.


Дмитрий Громов и Олег Ладыженский — Генри Лайон Олди – прославленные авторы произведений в жанре научная фантастика и фэнтези, отмечены многими престижными премиями, в том числе и званием лучшего писателя-фантаста Европы на конвенте «Eurocon».

Как вы начинаете работу над новой книгой — на бумаге или в компьютере?

Начинаем мы, как ни банально, в голове и сердце. Когда возникают тема, идея, наброски будущего сюжета, возникают какие-то яркие эпизоды и фрагменты – мы встречаемся и очень долго беседуем. При этом мы часто бродим по улицам, рискуя в увлечении попасть под машину, и обсуждаем, обсуждаем… А потом начинаем работать над планом будущей книги – в компьютере. И лишь после составления плана в общих чертах начинается работа над текстом – тоже в компьютере.

На бумаге работали до 1994-1995 года. Потом обзавелись компьютерами, и необходимость в бумаге отпала. Теперь она нужна для распечаток – финальную редактуру мы обязательно делаем с бумаги.

У большинства ваших главных героев есть нечто общее или они совсем разные?

Общее у героев наших книг одно – это мы. В каждого персонажа, будь он главным или третьестепенным, надо вложить частичку автора. Душу, сердце, привычки, манеры, жизненный опыт, жестикуляцию, мимику, биографию, комплексы, неврозы… Говоря высоким стилем, необходимо поделиться душой. Иначе персонаж не оживает. А картонные фигурки неинтересны никому, в том числе и читателю.

Появление электронных книг сильно повлияло на литературу или оказалось, что ридер – всего лишь новый носитель, принципиального влияния не оказывающий?

Сам гаджет вряд ли может повлиять на литературу, ее цели или идеи. Носитель, не более того. Тут мы видим скорее влияние интернет-общения вообще, в целом. Клиповое мышление, потребность в коротких текстах, коротких формулировках, неумение долго концентрировать свое внимание на чем-то одном, вытеснение текста картинками – все это привело к тому, что романы становятся все короче, превращаясь в повести или сериалы (блок коротких историй), а писатели начинают работать в манере киносценария, постепенно смещаясь в синопсис.

Вы активно переводите свои книги в аудиоформат, что побудило вас к этому?

Побудили нас к этому издатели и чтецы аудиокниг. Сначала на нас вышли представители ряда фирм, которые записывают аудиокниги, и предложили сотрудничество. Разумеется, мы с радостью согласились. Позднее у нас установились контакты с замечательными чтецами, которые озвучивают книги – и кое с кем из них мы стали сотрудничать напрямую. Одну аудиокнигу мы начитали сами.

Вообще, аудиокниги в последнее время – все более востребованный формат (хотя и менее популярный, чем бумажные и электронные книги). Мы с удовольствием осваиваем это относительно новое для нас поприще – и, как показала практика, наши читатели это только приветствуют.

Что, на ваш взгляд, чаще всего ищут в фантастике современные читатели?

Читатели разные. И ищут они разное. Одни хотят отдохнуть, развлечься интригой и действием. Другие хотят убежать от скучных и серых будней, где им неуютно, в буйный карнавал фантастики. Третьи хотят ярких переживаний, нестандартных ситуаций, необычных персонажей – короче, хотят нового. А есть такие, которые хотят получше разобраться в себе и окружающем мире, а для этого им нужна фантастическая изюминка, возможность взглянуть на привычные вещи с непривычной точки зрения, под неожиданным углом.

Вы в своем творчестве часто обращаетесь к классическим мифам — достаточно вспомнить «Ахейский цикл». Или к историческому антуражу, как в «Пути Меча» или «Ойкумене». Какое значение мифология и история, которая часто тоже пронизана мифами, имеют для вас самих и для людей нашего времени?

Мы полагаем, что наша с вами история – не история, а мифология. Набор мифов, которые мы считаем истиной и с завидной регулярностью разочаровываемся в них, чтобы создавать новые. Поэтому, говоря о крахе колоссальной империи, который сами однажды пережили, мы обращаемся к «Махабхарате». Рассуждая о бессмысленности войны, о тихой гавани семьи, о родине и возвращении, мы берем «Одиссею». Таким образом, мы говорим: все уже было, мы не первые и не последние. Мы – одни из ряда, и Одиссеи с Арджунами живут на соседней улице. Новых мифов нет. Есть вечные. Осада крепости: мы в кольце врагов, плечом к плечу – или еще один штурм, и цитадель зла падет. Ну, это смотря откуда смотреть. Золотой век – он всегда в прошлом и всегда по нему скорбим. У врага рога, копыта и хвост, у союзника нимб и белые перышки в крыльях. Бог с нами, черт с ними. Мы тасуем эту колоду карт уже которое тысячелетие и все никак не наиграемся.

Сейчас часто бывает так, что в одном произведении смешаны черты разных жанров. Бывает ли так у вас – и какие жанры лучше всего сочетаются с фантастикой?

Мы всегда писали на стыке жанров. А с фантастикой чудесно смешиваются любые формы литературы: исторический роман, сатира, утопия или антиутопия, сказка, притча, и наконец, реализм. Да-да, реализм фантастике необходим, иначе ничего не получится. Реализм поступков и действий, мотиваций и помыслов, причин и следствий.

Как связаны в ваших книгах Прошлое и Будущее?

Как связаны? Через Настоящее. Собственно, у нас нет прошлого – его столько раз переписывали в угоду политике или пропаганде, что мы и сами не знаем, как оно там было вчера или позавчера. О том, как из-под людей выдергивают прошлое, мы даже написали несколько книг. А будущее нас всех тоже интересует как прогноз, прорицание, ответ гадалки, задача которого – напугать нас или успокоить, не более того.

Поэтому мы часто пишем о времени – о том, что оно нелинейно, что у каждого человека свое время, отличное от времени других, что жить надо сегодня и сейчас…

Какие темы вас, как писателей, больше всего интересуют?

Как это ни банально прозвучит, темы нас интересуют вечные. Жизнь и смерть, любовь и ненависть, верность и предательство, дружба и вражда, взаимопонимание и нетерпимость, жажда нового, неизведанного и закукленность в собственном ограниченном мирке. А вот декорации, в которых мы разворачиваем эти темы, могут быть совершенно различными: прошлое, настоящее и будущее, выдуманные миры и наша старушка-Земля самых разных эпох, далекий космос и земная мифология, фэнтези, научная фантастика и мистика, гротеск, фантасмагория и подчеркнутый реализм...

Над каким произведением вы сейчас работаете?

Мы только начали работу над новой книгой, и поэтому говорить о ней вслух еще рано. Но летом, в конце июня, у нас выходит в свет новинка – роман «Свет мой, зеркальце». О нем говорить можно и нужно, но лучше всего прочитать аннотацию: «Борис Ямщик, писатель, работающий в жанре «литературы ужасов», однажды произносит: «Свет мой, зеркальце! Скажи…» — и зеркало отвечает ему. С этой минуты жизнь Ямщика делает крутой поворот. Отражение ведет себя самым неприятным образом, превращая жизнь оригинала в кошмар. Близкие Ямщика под угрозой, кое-кто успел серьезно пострадать, и надо срочно найти способ укротить пакостного двойника. Удастся ли Ямщику справиться с отражением, имеющим виды на своего хозяина – или сопротивление лишь ухудшит и без того скверное положение? В новом романе Г. Л. Олди, как в зеркале, отражаются темные и светлые уголки человеческой души, и временами свет меняется местами с тьмой».

Есть ли у вас «настольные» любимые книги, и что именно они вам дают?

В разные периоды жизни это могут быть самые разные книги: Гоголь и Диккенс, Стругацкие и Желязны, Алексей Толстой и Булгаков, Ремарк и Конан Дойл, Марк Твен и Роберт МакКаммон, эпосы разных народов... И дают они нам разное. Эмоциональное настроение, восхищение (в очередной раз!) стилем и образностью, толчок для собственной фантазии — и просто увлекательное чтение.

Что бы вы хотели пожелать читателям?

Человечности. Сейчас, когда ненависть и корысть пронизывают все вокруг, человечность – редкое и необходимое качество.


Статья написана 20 июня 2017 г. 22:44
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Новый обзор, опубликованный на Озоне.

Владимир Хотиненко. Зеркало для России


В своей книге известный режиссер рассказывает о том, как ему довелось быть солистом одной из первых отечественных рок-групп, об учебе в архитектурном институте, службе в армии, встрече с Никитой Михалковым и первых работах в кино. По словам самого Хотиненко, он в актеры никогда не рвался, но был не прочь появиться на экране – чтобы родители увидели, — и поначалу практически в каждом фильме снимался «для родителей». В «Гибели империи» продюсеры предложили Хотиненко попробовать себя на роль генерала Деникина, но, просмотрев пробы, режиссер сам себя не утвердил, и роль Деникина досталась Федору Бондарчуку. «Сложно даже себе представить, сколько мировых событий может поместиться в одну человеческую жизнь! Лев Толстой дожил не только до появления пулеметов, но и первых самолетов. Ямщики, тройки, кремневые ружья и поезда, автомобили и самолеты, — это просто два совершенно разных времени. Точно так же обстоит дело и с кино, поскольку это технический вид искусства. И когда я снимал свой первый дирижабль в «Один и без оружия», еще и речи не было о какой-то компьютерной графике, все это делали комбинаторы. Был цех комбинированных съемок, операторы комбинированных съемок. Сначала делались макеты…». В тексте подробно описаны съемки картин «72 метра», «1612: хроники Смутного времени», «Поп», «Достоевский», «Бесы».

Владимир Торин. Амальгама


Издавна людям было свойственно желание преодолеть все преграды и попасть туда, куда, казалось бы, невозможно — в том числе в далекое прошлое, а уже там, в другом времени, найти что-то необычное, дающее поистине чудесную власть над миром. В этом захватывающем романе мастерски переплетены события разных эпох, объединенные темой венецианских зеркал, скрывающих уникальные возможности. Поверья о том, что зеркала — не просто украшение интерьера, по мысли автора, имеют под собой реальные основания. «Зеркала были очень дорогими, и позволить себе их приобрести могли только самые богатые и знатные семьи в европейских странах. Иметь в доме зеркало было очень престижно. В Венеции быстро сообразили, что за люди покупают их товар и как важно иметь над этими людьми власть. Путем какого-то непонятного воздействия на стекло, из которого зеркала изготовляются, венецианцы научились не просто их делать (чего больше никто в мире не умел), но влиять на тех, кто в эти зеркала смотрится». С удивительными артефактами тесно связан тайный орден Хранителей, который не только воздействует с помощью зеркал на ход мировой истории, но и оберегает саму тайну их создания. Немалая часть загадочной истории венецианских зеркал имеет прямое отношение к Советскому Союзу и России. Недаром Берия по приказу Сталина организовал изучение такого зеркала в своей секретной лаборатории. Но и в наши поездка в Венецию оборачивается для героя книги чередой незапланированных и весьма опасных приключений.

Василий Кандинский. Звуки


Уникальное издание впервые представляет отечественному читателю всемирно знаменитый альбом ксилографий и стихотворений в прозе прославленного художника и одного из основателей абстракционизма. Кандинский выпустил его на немецком языке в 1912 году, а самый первый русский вариант альбома до сих пор не выходил. В нынешнем издании собраны русские тексты и переводы из немецкой версии. Этот литературно-художественный эксперимент Кандинского был высоко оценен современниками за новизну и яркость образов. Так в «Неизменном» есть  следующие строки: «Моя скамейка – синяя, но не всегда она здесь. Лишь позавчера я снова ее обнаружил. Около нее, как всегда, торчала остывшая молния. На этот раз трава около молнии была несколько обгоревшей. Вероятно, молния ударила внезапно, тайно, острием в землю. Других изменений я не заметил: все на прежних местах. Все было как всегда. Я сел на свою скамейку. Справа молния в земле – с погруженным в нее острием, которое одно, должно быть, еще было раскаленным. Передо мной большая равнина…». В альбоме, для которого был разработан особый шрифт 38 текстов, 44 черно-белых и 13 цветных гравюр на дереве. В обстоятельном послесловии Б. Соколова рассказывается о Кандинском как авторе новых языковых и литературных форм, его художественной системе и истории создания этого альбома.

Стивен Пинкер. Как работает мозг


Книга видного ученого, специалиста по экспериментальной психологии и психолингвистике, доступно и увлекательно повествует об особенностях человеческого мышления. Автор рассказывает, под влиянием каких факторов формируется наш интеллект, как он меняется от детства к зрелости. Особое внимание уделено абстрактному мышлению, которое часто признается одним из важнейших отличий человека от животных, и тому, что представляет собой творческий подход с точки зрения науки. «Мы все не лишены творческих способностей. Каждый раз, когда мы подсовываем попавшийся под руку предмет под ножку качающегося стола или придумываем новую хитрость, чтобы заставить ребенка переодеться в пижаму, мы применяем эти способности, чтобы достичь невиданного ранее результата. Однако обладателей творческого дара отличают не только их неповторимые творения, но и уникальный подход к работе; предполагается, что они мыслят не совсем так, как мы с вами. Такой человек ураганом врывается в привычную жизнь и становится известен как вундеркинд, «анфан террибль» или реформатор». Пинкер исследует особенности искусственного интеллекта и его отличие от человеческого, феномен лжи, природу развлечений и юмора.

Стэнли Милгрэм. Подчинение авторитету. Научный взгляд на власть и мораль


Проблема подчинения во многом связана с формой общества и направлением его развития. Милгрэм, проведший серию знаменитых научных экспериментов по изучению подчинения, продемонстрировал способности социальных ситуаций влиять на человеческое поведение. По мнению ученого, дробление общества на людей, исполняющих очень узкие задачи, привело к тому, что многие видят ситуацию не в целом, а лишь отдельную ее часть, привыкли подчиняться авторитетам и тем самым отчуждаются от собственных поступков. В книге рассказывается о различии между ролевыми перестановками и групповыми эффектами, процессе подчинения, напряжении и неподчинении. «Путем словесных манипуляций можно сделать так, чтобы поступки не вступали в противоречие с общими моральными принципами. Здесь велика роль эвфемизмов – не ради фривольности, а как средства защиты человека от нравственных последствий его деяний. Подчиненный неизменно слагает с себя ответственность. Он может снова и снова согласовывать свои действия. Вообще такие повторные запросы – один из первых признаков того, что в глубине души человек чувствует: налицо нарушение какого-то нравственного правила». Порой именно добродетели – верность и дисциплина – могут «привязывать» людей к бесчеловечным системам власти. Книга отвечает и на вопрос, как далеко может зайти человек в своем подчинении бесчеловечному авторитету.

Пол Смит. Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй


Зачем в офисах XXI века рассказывать истории? Зачем во многих корпорациях существует должность «корпоративного рассказчика»? Еще до появления книг во множестве мест Земли существовал свой эпос, который на примерах героев воодушевлял людей. Прошли столетия, и в 1960-1970-е годы в мире стало возрождаться искусство рассказывания историй, прошли первые фестивали.

В книге описана структура такой истории. Нужна завязка, которая дает возможность понять предысторию событий. Для истории нужен главный герой и объяснение, чего он хочет, и – кто или что ему мешает? Для того, чтобы история увлекла слушателей, необходима интрига и действие. «Эта часть, в которой вы рассказываете о том, что случилось с вашим главным героем. Самое главное: в этой части герой сражается со злодеем. Возникает конфликт. В попытках найти решение героя подстерегают неудачи. Эти взлеты и падения на пути персонажа держат слушателей в напряжении. Но что еще важно для руководителя – из этого можно извлечь уроки. В отличие от голливудских сценариев, в корпоративном рассказе не нужно сильно углубляться в описания. Конечно, хорошо, что у вас есть катализатор, первый поворотный момент, кульминация, а также заключительная конфронтация, но это не обязательно».

Заключительным этапом истории является результат, в котором объясняется, какой урок слушатели могут извлечь из повествования.

Анна Вырубова. Страницы моей жизни. Романовы. Семейный альбом


В иллюстрированное издание включено множество старинных фотографий. Вырубова подробно описывает дворцовую атмосферу, в которой немаловажное место занимали различные интриги, путешествие на императорской яхте, жизнь вместе с царской четой в Ливадии, знаменитые зимние балы 1903 года в костюмах времен Алексея Михайловича, празднование трехсотлетнего юбилея династии Романовых в Санкт-Петербурге и Москве, события, предшествовавшие Первой мировой войны, и будни тыла.

Вырубова рассказывает о том, как жилось в стране после обеих революций. «Летом 1918 года жизнь в России приняла хаотический характер: несмотря на то, что лавки были закрыты, можно было покупать кое-какую провизию на рынках. Цены были уже тогда непомерно высокие. Фунт хлеба стоил несколько сот рублей, а масло – несколько тысяч. Ни чая, ни кофе достать было нельзя, сушили брусничные и другие листья, а вместо кофе жарили овес или рожь. Большевики запретили ввоз в Петроград провизии, солдаты караулили на всех железнодорожных станциях и отнимали все, что ввозилось. Рынки подвергались разгромам и обыскам; арестовывали продающих и покупающих, но тайная продажа продуктов всё же продолжалась – за деньги и благодаря обмену вещей можно было не голодать».

В 1920 году Вырубова по льду через Финский залив покинула Россию, забрав с собой уникальные фотографии из семейного альбома Николая II, сделанные с 1907 по 1915 года, опубликованные сейчас в книге.

Мусульмане в новой имперской истории. Сост. и ред. Владимир Бобровников


В сборник включены научные работы, раскрывающие малоизвестные страницы отечественной истории, а именно – как в Российской империи центральная власть строила отношения с мусульманскими народами, обитавшими на присоединяемых к державе территориях. Разумеется, это был сложный процесс, иногда не обходившийся без проблем, а то и противостояния, но в целом государственная политика была направлена на организацию мирного сосуществования. Даже законы империи распространялись на новые земли с учетом региональных особенностей, обычаев и традиций их коренного населения. К примеру, официальное «Положение об управлении оренбургскими киргизами» от 1844 года гласило: «…киргизы, если пожелают, могут между собой разбираться словесным мировым судом при Пограничной комиссии; в противном случае комиссия разбирает оные, применяясь к киргизским обычаям…». Авторы сборника указывают, что свидетельством эффективности такого подхода может служить немалое число знатных дворянских фамилий, чьи родоначальники были мусульманского происхождения — Юсуповы, Тенишевы, Урусовы – и уважаемых купеческих семейств, как Хусаиновы в Оренбурге, Акчурины в Казани, Тагиевы в Баку. Выходцы с Кавказа с начала XIX века традиционно служили в Императорском конвое и гвардии.

Карина Сарсенова. Счастье вопреки


Сборник произведений профессионального психолога и известной писательницы посвящен вечным проблемам человеческой души и отношений. В поэтической и драматической форме автор рассказывает о том, с какими проблемами может столкнуться человек, особенно если он или она по собственной воле поддались зависти, злопамятству, ненависти. Например, в пьесе «Подпись» завидовать друг другу начинают родные братья, каждому из них кажется, что другого родители любили больше, что карьера теперь у него складывается удачнее. И теперь оба готовы на что угодно, лишь бы доказать свое превосходство. Они не слышат призывов к благоразумию: «Счастливая жизнь, как и настоящее творчество, рождается только в любви!.. Душа – она принадлежит только самому человеку… И если человек будет творить добро, то никакая тьма никогда не заполнит его душу». Шаг за шагом незаметный росток зависти превращается в неудержимую лавину, сметающую всё на своём пути. И вот уже нет ни творческих порывов, ни искренних чувств, рушится весь мир некогда счастливой семьи. И только любовь, которую сохранили в своих сердцах родители двух братьев, способна в последний момент отогреть заледеневшие души, дать надежду, что зло будет преодолено, и жизнь можно начать заново.

Аарон Бирман. Казино изнутри. Игорный бизнес Москвы. От расцвета до заката. 1991-2009


В издании подробно рассказывает о скрытой от большинства граждан, но при этом весьма бурной и разнообразной жизни московских казино с момента и появления и до вступления в силу закона, который прекратил этот бизнес в столице. Автор анализирует стереотипы, сложившиеся в общественном сознании, объясняя, что на самом деле казино и честная игра отнюдь не противоречат друг другу. А изначально московские игорные заведения создавались в расчете на долгую перспективу, крупье и другой персонал готовили по зарубежным методикам. Клиентов привлекали не только роскошной обстановкой, но и неожиданными бонусами, например, возможностью обеспечить своеобразное алиби, если звонок на мобильный заставал их возле рулетки. «Специально для этих целей были установлены телефонные будки красного цвета, сделанные по английскому образцу. С той только разницей, что там помимо необходимого аксессуара — трубки, имелось еще несколько кнопочек, нажатием которых воспроизводилась звуковая атмосфера аэропорта, железнодорожного вокзала, стадиона, ресторана, уличной площади». Благодаря этому игрок без труда мог убедить собеседника, что сидит в зале ожидания аэропорта или гуляет по улицам далекого города.


Статья написана 14 июня 2017 г. 23:05
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Из моего интервью с писательницей Ольгой Покровской: «Сегодня, мне кажется, трудно ожидать от литературы духовных прорывов и откровений – они не вызовут резонанса в обществе потребления, и мы попросту о них не узнаем. Нынешняя роль писателя – удивлять, и не только текстами, быть яркой личностью, своеобразным «интеллектуальным аниматором». Таков запрос большинства. Но всегда можно попробовать «контрабандой» провести в пёстрой упаковке действительно важные вещи».

Интервью полностью можно прочитать здесь


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 [10] 11  12  13  14  15  16




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 43

⇑ Наверх