Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Алекс Громов» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 [11] 12  13  14  15

Статья написана 10 марта 2017 г. 19:51
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.


«Хотя греки и персы наладили дипломатические связи со времен Анталкидова мира  386 года, преступления персов в ходе предшествующих войн не изгладились из памяти греков, и время от времени слышались призывы освободить греков Малой Азии и отомстить за прежние обиды. Например, в 388 году на Олимпийских играх с предложением похода на Персию выступил оратор Лисий, и  этим же замыслом умело пользовался тиран Ясон Ферский»

Йен Уортингтон. Филипп II Македонский

Этот македонский владыка, создавший могущественную державу и сильную армию, оказался в тени своего знаменитого сына, обязанного ему необходимыми условиями для великого похода. В издании описаны детство и юность Филиппа, его восшествие на престол,  борьба за власть. Отдельная глава посвящена рождения второго сына, Александра, и связанным с этим событием пророчествам. Александр, вошедший в историю как Македонский, появился на свет 20 июля 356 г. до н.э. В этот день, как сообщает Плутарх, был сожжен храм Артемиды Эфесской. Ведь богиня была в то время занята тем, что помогала появиться на свет будущему повелителю почти всего мира.

Зимой 338-337 гг. до н.э. в древней Греции, благодаря в первую очередь небескорыстным усилиям Филиппа II Македонского, возникло образование, называемое самими греками Греческим Сообществом, а современными учеными – Коринфским Союзом. Каждое государство, входившее в него, должно было принести клятву о не причинении вреда другому государству, входящему в него, и – Филиппу и его наследникам. Для того, чтобы пресечь войны между членами Союза, был утвержден Совет, куда каждое государство отправило своих членов. Македония в Совет не входила, но и многие греческие государства вошли в этот Союз отнюдь не добровольно, а по принуждению Филиппа.

Существует легенда, описывающая, как Филипп обратился к Дельфийскому оракулу с вопросом, чем же закончится его поход в Азию и получил ответ, который можно было трактовать двояко: «Бык увенчан; конец его близок, и есть свершитель». Кого имел виду оракул под жертвенным быком? Владыку Персии? Так это трактовал Филипп, но ему не суждено было возглавить задуманный им Азиатский поход, будучи убитым одним из своих же людей. На первый план выступил его сын Александр.

«Наследство, которое оставил Александр, разительным образом отличалось от наследства его отца. В конце своего царствования, в 323 году, когда Македонская империя достигла наивысшего могущества, охватив огромную территорию, национальная гордость в самой Македонии достигла, вероятно, низших пределов, а недовольство царем находилось на пике. Это лучше всего видно по македонским монетам. Они по-прежнему печатались в Пелле, Амфиполе, Филиппах и Дамастии, как при Филиппе, но рисунки на них не менялись. Можно было ожидать, что люди захотят использовать в целях пропаганды невероятные успехи Александра в Азии, но вышло, похоже, ровно наоборот: монеты с изображением Александра печатались только в его собственном монетном дворе в Вавилоне…».


«Царь восседает на троне, его одеяние ниспадает на изысканный подлокотник в форме львиной головы. Склонившись к молодой женщине, он властно и одновременно нежно и ласково держит ее за подбородок. Это один из малоизвестных, но самых значительных и замечательных образцов романской скульптуры Тулузы и романской пластики вообще. Эта яркая сцена, оживленная игрой взглядов, – момент явления Саломеи перед Иродом. Барельеф капители, хранящийся сейчас в Музее Тулузы в Лангедоке, высечен Гилабертом, «мужем незаурядным» (Gilabertus, vir non incertus), как подписывал этот большой мастер другие свои работы. Погруженный в безмолвие монастырь на вершине горы, церковь с двускатной крышей и каменными, довольно просто украшенными апсидами, колокольня, похожая на башню замка, и крытая галерея с капителями на тонких колоннах, нависающая над великолепной панорамой. Этот вид открывается тому, кто находится у подножия Сен-Мартен дю Канигу в Восточных Пиренеях, на границе с Испанской Каталонией».

Фосси Глория, Бьетолетти Сильвестра, Бодарт Диане и др. Стили мирового искусства

Великолепно оформленное энциклопедическое издание, рассказывающее не только обо всех видах искусства, причем не только классических (живопись, гравюра, литография, скульптура, фотография, керамика, мебельный антиквариат), но и ставших популярными относительно недавно (от кинематографа до инсталляций и перформансов). Книга, содержащая свыше 1000 страниц информации, несколько тысяч репродукций экспонатов мировых музеев и частных коллекций, подготовлена и выпущена на русском языке под руководством Ольги Дыдыкиной. Помимо тщательного подобранного иллюстративного ряда, альбом-энциклопедия примечателен обстоятельными описаниями особенностей стилей, биографиями прославленных мастеров, рассказами о великих полотнах, особенностях творческой манеры и преемственности поколений.

Рассматриваются условия, которые приводили к формированию того или иного стиля, потребности, которые появление предметов роскоши было призвано удовлетворить. Ведь кроме бескорыстной тяги к созерцанию прекрасных вещей или тщеславия, побуждавшего королей, вельмож, богатых купцов состязаться в великолепии убранства дворцов и соборов, существовали самые разные побуждения. А сам стиль, как таковой, мог рождаться и на стыке экзотики с повседневностью, когда позаимствованные в далеких краях ювелирные приемы и художественные формы обретали новое воплощение при создании привычных предметов.

«В конце тяжелого путешествия паломникам необходимо было не только поклониться святому изображению – статуе, надгробию или реликвии, – но и, по возможности, потрогать его собственными руками… Подобный феномен, имеющий, говоря современным языком, экзистенциальную природу, создал стимул к появлению исключительных условий для развития архитектуры и изобразительных искусств. К тому же он оказал огромное влияние на распространение и изготовление драгоценных предметов: реликвариев, эмалей, изделий из слоновой кости, бронзы, ювелирных изделий, предназначенных для богослужения и для придания величия интерьерам. Характерный пример – типичные для той эпохи изящные епископские посохи с навершиями-«завитками». Эти сверкающие золотые изделия и драгоценные камни сегодня можно назвать предметами роскоши. Речь идет о чрезвычайно дорогих произведениях – как с точки зрения материалов, так и техники изготовления. Искусство работы с бронзой и слоновой костью получило большое распространение в каролингский и оттоновский периоды, в том числе благодаря возросшей помпезности императорских празднеств. Однако искусство роскоши достигло своего апогея почти повсеместно на христианском Западе именно с ростом паломнического движения и культа реликвий в романскую и готическую эпохи…».


«Города Хорасана, которые сдались монголам, в целом, по-видимому, сохранились, но те, что отказывались подчиниться или запирали городские ворота в знак недружественного нейтралитета, были разграблены и опустошены. Разрушение ирригационных каналов имело самые тяжелые последствия для земледельческих оазисов. Водохранилища, цистерны, плотины и шлюзы, создаваемые упорным трудом многих поколений, были разрушены, поля и сады затоплены, каналы быстро занесены песком. А ведь в оазисах Хорасана, как и во всех других, без воды существование городов было невозможно…»

Мишель Хоанг. Чингисхан

Жизнь великого завоевателя, впервые объединившего отдельные монгольские племена под властью единого государства, с давних пор вызывает неустанный интерес у многочисленных исследователей. При рождении он был наречен именем Темуджин – в честь прославленного воина, которого его отец Есугей одолел в поединке незадолго до появления сына на свет. Но на заре жизни будущему владыке довелось пережить немало бедствий. После смерти Есугея весь принадлежащий ему скот, главная ценность для кочевников, был угнан, и никто из прежних сподвижников не оказал помощи домочадцам. Мать Темуджина и другая вдова Есугея вместе со своими детьми несколько лет скитались в степи, собирая ради пропитания коренья. Когда Темуджин подрос, он оказался пленником одного из враждебных вождей, но потом сумел бежать и воссоединиться с близкими.

Ему удалось вступить в брак, согласованный еще при жизни отца, а потом напомнить о себе Тоорил-хану, одному из влиятельных отцовских побратимов. Согласно преданию, будущий завоеватель преподнес в дар потенциальному покровителю единственную ценную вещь – шубу своей жены. Но поддержка Тоорил-хана оправдала себя, постепенно Темуджин обзавелся собственными владениями и начала расширять их. Воинственность сочеталась в нем с нежеланием бессмысленно проливать кровь, он предпочитал привлекать людей противника себе на службу, а не истреблять их. Имя Чингис, принятое им уже в качестве верховного правителя, означает «повелитель вод», а толкуется это обычно как «повелитель бескрайних, как море, пространств». И действительно, Чингисхану удалось создать самую большую по территории империю, из всех когда-либо существовавших на земле.

«Японцы с целью настроить монголов против китайцев обещали им воздвигнуть в Ванчжэмяо храм в честь Чингисхана. Этот проект не осуществился из-за поражения японцев в 1945 году. Вскоре после захвата в 1949 году власти коммунистами Мао Цзэдуна новое революционное правительство построило в Эджен-Хоро «дворец Чингисхана», в котором хранятся знаменитые шатры. Позднее с благословения коммунистической партии, старавшейся сыграть на национальных чувствах монгольского меньшинства, проживающего на китайской территории, церемонии в память о великом хане возобновились. В 1962 году 800-летие со дня рождения степного героя вполне официально отмечалось как в Монгольской Народной Республике, так и во Внутренней Монголии (автономном районе КНР)… В конце 1980-х китайские власти реабилитировали Чингисхана. Дворец великого хана был перестроен: его ступени ведут к трём сверкающим куполам, которые символизируют три больших войлочных шатра, а внутри фреска, выполненная в стиле, соединяющем элементы традиционного восточного искусства и социалистического реализма, иллюстрирует основные вехи эпопеи монгольского национального героя».


«Кроме московских монастырей французами были ограблены и те монастыри, что находились на пути от Смоленска до Москвы: Троицкий монастырь, Воскресенский, Аркадьевский, Саввино-Сторожевский и Свято-Предтечев мужской монастырь. Сколько всего там было захвачено, не перечесть, известно только, что в Свято-Предтечевом монастыре французы взяли золота и серебра на сумму 40 000 рублей. Для справки и более точной ориентировки во времени и пространстве, я дам вам масштаб цен тех времён на драгоценные металлы. Так, в 1812 году фунт золота (430 г) стоил 184 руб., а фунт серебра — 18 руб., корова же стоила не более 55 коп. Кроме того, надо иметь в виду, что в самой столице стояло 267 работающих церквей, и почти все они тоже были дочиста ограблены оккупантами… Французы снимали серебряные и золотые оклады и ризы с икон, забирали различную церковную утварь, лампады, подсвечники, кресты и священные сосуды. Всё похищенное «имущество», в конечном счете, попадало к солдатам «старой» гвардии Наполеона…»

Александр Косарев. Клады Отечественной войны

Среди многочисленных изданий, посвященных кладоискательству, наиболее интересны написанные теми исследователями, которые лично принимали участие в поисках кладов. К их числу можно отнести Александра Косарева, имевшего репутацию одного из лучших отечественных экспертов по поиску сокровищ, исчезнувших во время войны 1812 года. По мнению Косарева, 99% награбленного наполеоновской армией, так и осталось в России, и лишь небольшая часть ценностей оказалась на территории Литвы, Латвии (кстати, входивших тогда в состав Российской империи) и Польши. Сразу после завершения военных действий поисками этих ценностей почти не занимались.

Спустя восемь лет после изгнания Наполеона из России по приказу Александра I была создана специальная комиссия под руководством сенатора Львова, которая занималась подсчетом убытков, а также церковных разорений – абсолютное большинство русских церквей и монастырей, оказавшихся на пути французской армии, подверглись разграблению и осквернению. Наполеоном для отправки особо ценных трофеев было сформировано три так называемых «Золотых обоза», но был и «Железный обоз», куда, по мнению историков, могли попасть массивные предметы, в том числе мраморные и бронзовые статуи, старинное оружие и доспехи, предметы дворцовой меблировки и многое другое… Но трофеи пришлось бросить, вернее, спрятать. Французы рассчитывали вернуться за добычей, однако после Москвы от «великой армии» и ее предводителя навсегда отвернулось военное счастье. А драгоценности так и остались лежать в земле или озерном иле.

Среди популярных мест поиска наполеоновских кладов – село Семлево, а точнее, находящееся в нескольких километрах юго-западнее него, поросшее по берегам мхом небольшое озеро Глубокое. Здесь ищут уже почти два века сокровища московских и крёмлевских церквей, монастырей и дворцов вельмож. Возникает вопрос – а почему население окрестных мест еще в 1812-1813 годах, по горячим следам, не нашло брошенные и спрятанные сокровища? Ответ прост: некому было искать, да и некогда. Когда в сожженные села и деревни вдоль пути продвижения армии Наполеона стали возвращаться уцелевшие жители, им пришлось заботиться о восстановлении жилья и обработке полей, а рабочих рук не хватало. «В 1835-1836 годах, когда смоленский губернатор Н.И. Хмельницкий прочитал книгу В. Скотта «Жизнь Наполеона Бонапарта, императора французов»… Наполеон повелел, чтобы московская добыча была сброшена в «Семлевское» озеро. «Какое же такое озеро расположено вблизи Семлево?» — задался вопросом губернатор. И сам себе же и ответил: «Глубокое, конечно». Стало быть, именно в нём и спрятал зловредный Наполеон вывезенные из Москвы сокровища! Работы по извлечению вожделенного клада начались скоро и с размахом, но кончились тем, чем и должны были кончиться, т.е. ничем. Но поисковые работы (как таковые) в данном районе не прекратились, так как за дело взялись уже местные помещики. Они применили весьма прогрессивную по тем временам технологию. На середину озера вывозили венцы колодезного сруба, скрепляли их железными скобами и постепенно наращивали его до тех пор, пока он не утыкался в дно. Затем с помощью пожарной помпы откачивали воду из деревянной шахты, после чего вниз спускался человек с лопатой. Но всё равно и они ничего не нашли».


«Поэтому благодаря перевороту, совершенному бригадным генералом Реза-ханом в 1920 г., были заложены основы новой постройки, одним из проявлений этого стал такой феномен, как движение за республику. Здесь следует заметить, что на протяжении XIII века солнечной хиджры (1821–1921) интеллектуальные течения иранской мысли всегда испытывали на себе влияние со стороны северных и западных соседей, в частности, идейно-политических течений, возникавших в Османской империи. Молва об объявлении в Турции республики и полной отмене халифата в этой стране повлияла на становление республиканского движения в Иране. Под влиянием этих процессов Реза-хан, положивший конец правлению Ахмад-шаха, стал не вполне официальным образом готовить почву для установления в Иране республиканского строя, что, несомненно, было прикрытием для смены правления Каджарской династии и не было обусловлено какими-либо иными целями».

Идейные процессы в Иране. Сост. М. Ал-Джанаби

Сборник научных статей, посвященных современному осмыслению событий, происходивших в истории Ирана на протяжении минувшего века. Ведь в это время произошло соприкосновение, а порой и стремительно столкновение традиционного общества и устоявшегося жизненного уклада с «модерном» — новейшими тенденциями во всех сферах общественной и частной жизни. Для Ирана особое значение имело осмысление собственной самобытности, как на традиционном, так и на актуальном уровне. Этот процесс, в котором огромную роль играли традиции гуманитарного знания, прежде всего, классической философии, развивался параллельно с не менее сложным ходом трансформации государственного устройства Ирана. Не менее важным было и осознание истинных намерений стран Запада, долгое время руководствовавшихся в своем отношении к государствам Востока преимущественно стереотипами колониальной эпохи. «На рубеже 1940–1950-х гг.  важнейшим обсуждаемым в стране политическим вопросом была проблема нефти и ее изъятия из пасти старой империалистической державы Англии. Различные интеллектуальные направления, имевшиеся в обществе, смотрели на эту проблему под разными углами, но каждое из них по-своему вынашивало этот идеал. Различные интеллектуальные направления, имевшиеся в обществе, смотрели на эту проблему под разными углами, но каждое из них по-своему вынашивало этот идеал. Тудеисты (коммунисты) желали противостоять Англии (сопернице Советского Союза), расширить советское влияние в Иране и провести в жизнь цели своей партии».


«Интерес к военному делу пробудился у Фрунзе еще с юных лет, когда он с увлечением изучал военную историю, а приобретение опыта вооруженной борьбы происходило в сложных условиях революционного подполья, в баррикадных боях на Красной Пресне в Москве. В сибирской ссылке Фрунзе использовал все имевшиеся возможности для изучения военного дела. Он организовал специальный кружок из ссыльных революционеров-большевиков, названный его участниками «военной академией». В период Первой мировой войны М. В. Фрунзе, пристально следивший за ходом военных действий, нередко поражал своих товарищей тонким пониманием специальных вопросов военного искусства и удивительно точным предвидением исхода многих военных операций. Фрунзе значительно пополнил свои знания и развил военный кругозор во время ведения революционной работы на Западном фронте, где он находился по заданию партии в 1916-1917 гг.»

М. В. Фрунзе: Военная и политическая деятельность

Среди многих красных военачальников Гражданской войны именно Фрунзе на многие десятилетия стал образцом, славным рыцарем-командиром Красной армии, ее реформатором, организатором и теоретиком, как в десятилетиями было принято писать в советских изданиях  – один из «активных организаторов и создателей Советских Вооруженных Сил… видных деятелей молодого Советского государства».

Почему именно Фрунзе, не имевший военного образования, не имевший до 1917 года опыта командования регулярными военными подразделениями? После победы Октября Фрунзе руководил партийной организацией большевиков в городе Шуе, возглавлял уездный исполком Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, уездную и городскую управы, уездный военно-революционный комитет. Взлет военной карьеры Фрунзе даже в такое бурное революционное время был стремителен, но при этом поэтапно последователен, по мере освоения очередной, более сложной, поставленной перед ним задачи. В отличие от того же Николая Васильевича Крыленко, которому весной 1916 года был присвоен чин прапорщика, а уже с 12 ноября 1917 по 14 марта 1918 года он был Верховным Главнокомандующим Российской армии.

22 ноября 1918 года Фрунзе на заседании губкома РКП (б) был избран председателем губкома, спустя месяц с небольшим — 26 декабря — был назначен командующим 4-й армией Восточного фронта. Чем же занимался Фрунзе до своего назначения командующим армией? Каков был масштаб его действий? На самом деле – значительный. «Ярославский военный округ по своему стратегическому положению занимал важное место в обороне Советской Республики. В него входило восемь центральных губерний страны (Ярославская, Костромская, Владимирская, Тверская, Иваново-Вознесенская, Вологодская, Архангельская и Северо-Двинская). На посту военного комиссара этого округа М. В. Фрунзе внес большой вклад в подготовку боевых ресурсов и комплектование новых частей и подразделений для пополнения действующей армии. Под его руководством и при непосредственном участии за неполных полгода были проведены многие важные мероприятия. Был осуществлен перевод управления округа из Ярославля в Иваново-Вознесенск, укреплен аппарат управления округа, созданы специальные курсы по подготовке командного и политического состава для формируемых частей и соединений, организовано всеобщее обязательное военное обучение населения губерний, входящих в Ярославский военный округ».


«Злопамятность Истории не  позволяет ни  забыть, ни оправдать сталинские преступления. Согласно официальной справке, подготовленной Спецотделом МВД СССР, всего за 1921–1938 годы органами ВЧК — ОГПУ — НКВД за так называемые контрреволюционные преступления и антисоветскую агитацию были арестованы 4835937 человек, из них 2944879 осуждены, причем 745220 приговорены к высшей мере наказания — расстрелу. За 1940–1955 годы к высшей мере наказания был осужден еще 255781 человек. Эти официальные данные не являются исчерпывающими: «ввиду отсутствия статистических разработок» в справку не  включены сведения о  4089  осужденных Военной коллегией Верховного суда СССР и сведения об осужденных бывшим Особым совещанием при МВД и МГБ СССР. Как правило, эти органы приговаривали исключительно к ВМН. Досудебные перечни лиц, подлежащих осуждению Военной коллегией, предварительно утверждались Сталиным и другими членами Политбюро. Эти расстрельные списки общим числом 388 включают порядка 45 тысяч человек. Собственноручные резолюции «за» и подписи Сталина сохранились на 357 расстрельных списках»

Семен Экштут Товарищ Сталин, слышишь ли ты нас?!  

Издание рассказывает о разных сторонах сталинской эпохи. Конечно, на первом плане – печальная тема репрессий. Так, 1 июня 1937 года в Москве в Наркомате обороны СССР открылось расширенное заседание Военного совета, на котором руководство Красной армии – 53 члена Военного совета и 116 приглашенных. Два десятка членов Военного совета были арестованы и исключены из него, это Тухачевский и другие высшие военачальники Красной армии. До их расстрела оставалось десять дней. Но о них уже говорили как о «врагах народа» – в том числе и те, кто еще служил вместе с ними. Из 42 выступивших в прениях по докладу Ворошилова 34 человека были в скором времени также арестованы и казнены. В книге рассказывается о «деле авиаторов» и непростой судьбе адмирала Кузнецова, ратовавшего за сбалансированный флот и посмевшего возражать Сталину. Одна из глав посвящена маршалу Голованову, ставшему 19 августа 1944 года Главным маршалом авиации, самым молодым маршалом в истории Красной армии. По представлению Голованова орденом Суворова 1-й степени был награжден полковник Виктор Грачев, который был пилотом самолета, на котором Сталин в 1943 году отправился на Тегеранскую конференцию и обратно. В своих мемуарах А.Е. Голованов писал, что «со мной были представления к награждению личного состава, участвовавшего в обеспечении работы Тегеранской конференции. Не совсем обычен был вопрос, чем отметить Виктора Грачева, на самолете которого летел Сталин. Необычен вопрос был потому, что в делах, касающихся лично его, Сталин был весьма щепетилен, делать тут что-либо без него нечего было и думать. С одной стороны, мне хотелось как-то особенно отметить летчика, чтобы у него навсегда осталась память об этом полете, а с другой — я знал, что Сталин ни за что не согласится на неоправданное награждение». В итоге Голованов предложил наградить Грачева орденом Суворова 1-й степени. Исходя из того, что по своей службе такого ордена он получить не может, но полет необычен и должен оставить память о себе. Сталин сразу спросил о награде, Голованов изложил свои соображения, и на вопрос, нет ли сомнений, ответил, что настоятельно просит утвердить представление. Так и произошло.

В главе «Нам угодить невозможно» приводится история с музыкальной комедией «Золушка», снятой в 1940 году режиссером Григорием Александровым, но не понравившейся Сталину. В это время державе были не нужны золушки, а безропотные работники. «Что будет со страной, если каждая ткачиха станет строить свою жизнь, ориентируясь на Таню Морозову? Если каждая передовая и  перевыполняющая план ударница захочет получить за свой, пусть производительный и самоотверженный труд орден, отдельную квартиру, автомобиль, статус депутата Верховного Совета, диплом инженера и красавца мужа с высшим образованием, занимающего директорское кресло, — и все это сразу, то разве на всех напасешься?! Ведь ресурсы государства ограничены. Даже орденом наградить каждого передовика производства не получится: орденов на всех не хватит…»


«Открытие викингами новых земель новых земель, в том числе и Америки, часто происходило по причине несовершенства средств навигации – корабли нередко сбивались с курса. Викингам был неведом компас – в Европе он появился только в XII-XIII  веках, поэтому их единственным навигационным инструментом было незаходящее полярное солнце. В саге о Сигурде упоминается, что король Олоф в облачный, нежный день определял положение Солнца с помощью «солнечного камня». В 1967 году Т. Рамскоу, датский археолог, предположил, что «солнечный камень» — это кристалл исландского шпата, прозрачной формы кальцита, повсеместно встречающийся в Скандинавии»

Рамиз Алиев. Изнанка белого. Арктика от викингов до папанинцев

Чем являлась эта территория для людей на протяжении нескольких веков? В издании подробно описано не только история освоения Арктики (в том числе – война викингов с эскимосами), но и сама природная среда, ее изменения и их последствия для людей. Так старинные северные морские пути столетиями оказывались забытыми, а затем – открытыми снова моряками уже на более приспособленных к плаванию в этих широтах кораблях.

«Героический период» исследований Арктики берет отсчет с 1818 года – создания программы гидрографических исследований британским Королевским флотом, призванным изучить белые пятна. В книге рассказывается о попытках открыть Северо-Западный проход (премия в 20 тысяч фунтов была учреждена британским парламентом еще в 1744 году) и подойти к полюсу в пределах одного градуса.

Одна из самых интересных глав – «Арктика как место столкновения культур» — рассказывает о том, как визиты европейцев повлияли на жизнь эскимосов , и заодно о том, как «исследовали стремились адаптировать эскимосские практики – строительство снежных хижин, изготовление одежды и лодок, традиционные способы охоты и перемещение на собачьих упряжках».

В тексте уделено внимание и российскому (а позднее – советскому) исследованию арктических просторов, приводятся подробности экспедиций Георгия Седова и Георгия Брусилова, их поиски, организованные морским министерством.

Алиев описывает роль арктических исследований в пропаганде СССР за рубежом и их изнанку – соответствующая глава называется «Арктика как концлагерь».

«30 апреля 1937 года после объявления приговора фигурантам очередного Московского процесса, на Красной площади состоялся митинг, собравший 200 тысяч человек. Возможно, одной из целей организаторов таких компаний было повязать кровью и вовлечь в круг организаторов репрессий максимальное количество людей. На героев Арктики и лётчиков, как олицетворение побед режима, возлагалась миссия и поддерживать его тёмную сторону: они выступали в роли общественных деятелей, писали различного рода открытые письма, выступали с программными заявлениями в печати и на митингах: («Известия», 30 января 1937 года) «ОНИ ПОЛУЧИЛИ ПО ЗАСЛУГАМ

Герои Советского Союза: А.ЛЯПИДЕВСКИЙ, В.МОЛОКОВ, И.ДОРОНИН, М.ВОДОПЬЯНОВ.

Закончился судебный процесс диверсантов, террористов, шпионов, поджигателей, убийц, подлых изменников и продавцов родины, агентов врага народа Троцкого, агентов гестапо и японской разведки.

Все дни процесса трудящиеся нашей дорогой цветущей родины с напряженным вниманием следили за судебным разбирательством. Какие жуткие картины вставали перед нашими глазами, когда эти бандиты перечисляли все свои отвратительные, вопиющие преступления».

Примеров подобных политических заявлений можно привести немало. Причём очень часто те, кто вчера клеймил «иуд из параллельного троцкистского центра» или «кровавую собаку Троцкого», могли и сами оказаться в списке жертв системы. Так, геолог Николай Урванцев, автор статьи «Предатели рабочего класса стерты с лица Земли», сам вскоре оказался узником ГУЛАГа».


«Потрясающий спектр сложных навыков – вот что мы имеем в виду, говоря об интеллекте человеческого уровня (УЧИ), том самом интеллекте, к которому стремятся разработчики ИИ.

Нужно ли тело машине, обладающей интеллектом человеческого уровня?  Чтобы отвечать нашему определению УЧИ, компьютер должен иметь возможность обмениваться информацией с внешним миром и обладать способами манипулирования объектами в реальном мире, не более того…

Самый сильный аргумент в пользу того, что продвинутому ИИ необходимо тело, относится к фазе развития и обучения ИИ. Не исключено, что ученые выяснят, что «вырастить» ИИ человеческого уровня без всякого тела невозможно….»

Джеймс Баррат. Последнее изобретение человечества: Искусственный интеллект и конец эры Homo sapiens

В научно-популярном издании рассказывается о перспективах развития искусственного интеллекта и связанных с этим опасностях. Одно из самых распространенных человеческих заблуждений – что сверхмощный искусственный интеллект будет относиться к людям так, как это показано фильмах про Терминатора или «Космической одиссее» — то есть, враждебно. Но логичнее предположить, что эмоций у машинного суперразума вообще не будет. Однако остается проблема взаимопонимания людей и машин, которые могут быть в неизмеримое число раз умнее любого человека. Тем более что невозможно даже предположить, как именно и о чем они станут думать, и будут ли у них свои желания и интересы, возможно, — несовместимые с человеческими. Удастся ли исследователям при создании искусственного интеллекта высокого уровня заложить в него предохранители, сделав этот разум дружественным – таким, который навсегда сохранит человечество и его ценности? Автор книги в процессе работы общался  с прославленным фантастом Артуром Кларком, изобретателем Рэйем Курцвейлом и пионером роботехники Родни Бруксом. А еще он пишет о том, что немалое число людей воспринимают искусственный интеллект и связанные с ним вопросы с отнюдь не материалистической точки зрения.

«Некоторые сингуляритарии избрали главным догматом своей веры рациональность. Они считают, что повышение интеллекта и логических способностей людей, в первую очередь тех, кто завтра будет принимать решения, понижает вероятность того, что все мы совершим самоубийство посредством ИИ. Наш мозг, утверждают они, полон странных предрассудков и эвристических механизмов, которые очень пригодились нам в ходе эволюции, но которые при столкновении с комплексными рисками и выборами современного мира навлекают на нас одни лишь беды. При этом главный объект их внимания — не негативная катастрофическая, а благотворная позитивная сингулярность. В ней мы сможем воспользоваться технологиями продления жизни, которые позволят нам жить и жить без конца, вероятно, уже в механической, а не в биологической форме… Я всей душой согласен с идеей сингуляритариев о том, что ИИ — самое важное, о чем нужно размышлять в настоящий момент. Но когда дело доходит до разговоров о бессмертии, я пасую. Мечты о вечной жизни сильно искажают окружающее».


Статья написана 2 марта 2017 г. 21:27
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Телепередача «Тайны Чапман. Как создать Бога», в которой мне довелось выступить в качестве эксперта. Обсуждаются  идеи Дж.Р.Р. Толкина, Карлоса Кастанеды, Говарда Филиппса Лавкрафта и их возможная связь с реальностью, а также различные мифы и легенды.

https://www.youtube.com/watch?v=vkbnuq1j3oQ


Статья написана 22 февраля 2017 г. 23:21
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Рецензия на "Все игрушки войны" в "Комсомольской правде"


Если однажды на улице вам попадется неприметного вида человек с большим значком «Хочешь выиграть войну? Спроси меня как!», вы, конечно, удивитесь. Впрочем, на страницах этого сборника можно встретить и намного более экзотических персонажей. А тот тип со значком, с которого начинается рассказ «Твой день», всего лишь хотел сделать маленький гешефт, поменяв хоть на что-нибудь земное свои бластеры и плазменные пушки. А иначе их вообще девать некуда. И вот уже офисный клерк, которому казалось, что кроме него на улице никого нет, окружен целой стаей оружейных торговцев в человеческом, собачьем и не пойми каком обличье. Тут уже не удивительно узнать, что за порядком в день такой распродажи следят коты со всеми полномочиями космической полиции. Вот, значит, почему в интернете котиков так много…

Сборник, составленный Алексом Громовым, продолжает серию «Terraart», это, как и предыдущая антология «Приметы Будущего», — фантастика нон-фикшн, где реальные факты тесно связывают полет фантазии с невыдуманной жизнью. «Все игрушки войны» можно назвать справочником по конфликтам. Как вовремя и правильно определить, кто является чужим и врагом? Ведь враждовать могут и люди друг с другом, и чувство с долгом, и целые галактики… Мир, война и то зыбкое, что между ними – три состояния реальности. Иногда важнее всего вовремя забыть о войне, иногда наоборот. Главное – не перепутать. Расслабляться нельзя, безопасных мест во Вселенной не предусмотрено, как отмечает Мунован Муноди в рассказе «Космос: инструкция по выживанию». То глобальная эпидемия случится, то роботы взбунтуются, то солнце погаснет.

А возможно ли вообще уцелеть в этой круговерти? Арти Д. Александер в рассказе «Заказ «Сверхоружие» описывает попытку обзавестись оружием, которое все же решит исход большой войны раз и навсегда. Результат оказывается неожиданным. Амария Рай обращается к истории Пиноккио, не куклы, а живого человека. Также среди авторов – Сейед Нассер Табаи, Ольга Дыдыкина, Татьяна Безуглая, Алексей Васенов. Михаил Попов пишет о миражах соблазна, Карина Сарсенова – о вечной борьбе добра и зла. Павел Иванов  в «Чистейшей правде» показывает детей разных миров, рисующих войну. В цикле рассказов А. Санти «Охотничьи записи» любовь предстает драматическим противоборством. Популярная сейчас тема любительского спорта затронута в рассказе Ольги Шатохиной «Три касания в секунду», ведь история марафонского бега тоже началась с войны: «И бежал он не после сражения, а до. И не из Марафона в Афины, а из Афин в Спарту. И не 42 километра, а 240».

…Все переплетено до неразделимости, любовь и война, битва за выживание и жажда наживы. Грань между ними тонка, и книга помогает ее чувствовать.


Статья написана 16 февраля 2017 г. 18:13
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Рецензия, опубликованная в «НГ-Exlibris».

Ренессанс – это не только новые открытия, гуманизм и великие творения художников


Обойдемся без красивых исторических иллюзий, согласно которым мрачное прошлое постепенно благодаря неудержимому прогрессу превращается в почти сверкающее продвинутое настоящее (хотя и не лишенное родимых пятен архаики). Ренессанс – это новые открытия, научные и географические, гуманизм и великие творения художников и скульпторов, пробуждение интереса к античности.

Александр Ли, преподаватель Оксфордского университета и исследователь итальянского Возрождения, посвящает отдельную главу проблеме Ренессанса, а точнее – толкованию этого термина. Среди определяющих его характеристик – острое чувство индивидуальности, а также достижение более высокой степени натурализма в искусстве.

Ли обстоятельно рассказывает об изнанке этого времени, его страстях, иллюзиях и фобиях. «Ренессанс – это время головокружительных расходов, равных которым не знала история. Торговые банкиры Италии быстро поняли, что нет границ ни у денег, которые они могут потратить, ни у того, на что можно их потратить. Конечно, как многие современные богатейшие мужчины и женщины, они находили определенное удовлетворение в крупных и весьма публичных пожертвованиях благотворительным институтам. Но куда больше довольства приносили им более прямые способы удовлетворения потребности в общественном признании. Ослепительные украшения, изысканные ткани, расшитая золотом одежда, богатейшие шелка и лучшие арабские скакуны приобретались в невероятных количествах. Каждый день устраивались колоссальные банкеты для сотен гостей, и повара готовили десятки изысканных блюд. По самым незначительным поводам устраивались праздники, перераставшие в настоящие вакханалии. Количество слуг во дворцах превосходило все ожидания. Роскошь – вот единственное, что было по-настоящему важно».

Для этих богачей, торговых банкиров в начале XV века искусство и архитектура стали способами впечатляющей демонстрации своего богатства. Для этого использовались не только дворцы, но и общественные пространства, где протекала городская жизнь, банкиры вкладывали средства в реконструкцию и строительство новых часовен и монастырей.

В масштабах роскоши никто не мог сравниться с Козимо де Медичи – Вазари писал о дворце Медичи-Риккарди, что в «наши дни там удобно размещались короли, императоры, папы и все что ни на есть знаменитейшие государи Европы, на все лады восхвалявшие как великодушие Козимо, так и выдающееся мастерство Микелоццо в архитектуре».

Но так наглядно, напоказ выставленное богатство порождало в том обществе – как, впрочем, и сейчас – обиду и моральное неодобрение, что вызвало необходимость в формировании общественного мнения, что богатство не всегда идет рука об руку с алчностью. Доказательства ценности «свершения великих дел» были изложены августинским монахом фра Тимотео Маффеи в книге «О великолепии Козимо Медичи», посвященной похвале меценатства.

Поскольку «Ренессанс был золотым веком наемников», Ли уделяет внимание военному делу и переменам, которые с появлением арбалетов произошли в доспехах, и в том, что рыцари из-за опасности попасть под арбалетные болты и стрелы перестали действовать в одиночку, нуждаясь в запасных лошадях и прикрытии пехотинцев. Ли делает вывод, что «из-за технологических изменений война стала более профессиональным занятием. Для овладения арбалетом или большим луком необходима была практика». Поскольку войны – долгие и требующие расходов кампании, то враждующие итальянские города-государства пользовались услугами профессионалов, которые примерно с начала XIV века вытеснили местные войска. В Италию с разных концов Европы прибывали наемники, которые не принимали чью-либо сторону в конфликтах по «идеологическим соображениям», предпочитая делать свой выбор в пользу звонкой монеты.

Ставшие во главе их отрядов предводители – кондотьеры – обычно заключали контракты с городами. Длительность обычного контракта составляла четыре–восемь месяцев, потом отряд или возобновлял контракт, или переходил к другому «заказчику». Уважаемым кондотьерам возводили памятники. Так, в 1436 году флорентийская Синьория заказала огромный надгробный памятник сэру Джону Хоквуду – «варвару»-англичанину, почти 17 лет без перерыва служившему Флоренции и считавшемуся «лучшим капитаном и самым опытным и искусным воином во всей Италии».

В книгу включены цветные иллюстрации работ художников того времени. В приложениях даются родословная рода Медичи и список римских пап эпохи Ренессанса.


Статья написана 9 февраля 2017 г. 23:57
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.


«Развалины «Саньсиндуй» находятся на территории уезда Гуанъхань (провинция Сычуань), где как раз располагаюсь древнейшее княжество Шу, существовавшее 5000-3000 лет тому назад… Помимо бронзовых масок и бронзовой статуи здесь найдены и золотой посох – знак высшей власти, и самое древнее и высокое в мире «волшебное» бронзовое дерево, слоновая кость и другие находки. Дерево высотой 4 м с девятью ветвями. На каждой ветке сидит жар-птица, представляющая солнце. Бронзовые изделия, обнаруженные в Саньсиндуй, можно отнести к культуре княжества Шу, существовавшего с 221 г., и к культуре Западной Азии и других регионов мира. Особенно бронзовая статуя и золотой посох очень близки к культуре майя и культуре Древнего Египта. Такая культура эпохи бронзы явно отличается от бронзовой культуры Центрального Китая».

Китай. Энциклопедия: География. История. Культура. Экономика. Кураторы проекта: Ван Гэннянь, Ху Баншэн

В иллюстрированное издание включены сведения как о китайских традициях, истории и уникальных достопримечательностях, так и информация  о современном Китае, экологии, традиционной медицине и туризме, традиционной китайской опере и музыкальным инструментам, мировому наследию. Отдельный раздел посвящен классической литературе. В ней рассказывается о великом поэте, эссеисте и каллиграфе Су Ши, удостоенном титула «поэтического небожителя» Ли Бо и поэта Ду Фу, которому в традиционном китайском литературоведении присвоили титул «священномудрый пиит». Уделено внимание литературным памятникам – сборнику фольклорных песен «Шицзин» («Книга песен»), «Троецарствию», «Путешествию на Запад», в основе сюжета которого лежит реальное событие – совершенное в VII н.э. путешествии танского монаха Сюань Цзана за буддийскими сутрами в Индию. Одна из глав — «Тайна экспедиции Сюй Фу» рассказывает о том, как император Цинь Шихуан, мечтавший о вечной жизни, узнав о существовании священной горы, на которой находится жизненный эликсир, посылает людей на ее поиски. Вернувшись из первой поездки, Сюй Фу докладывает императору, что поднялся на священную гору и даже видел чудесный эликсир, но поскольку божеству горы не понравились привезенные от императора подарки, то эликсир божество не отдало, потребовав за него самых красивых мужчин, женщин и искусных мастеров-ремесленников… Император повелел отобрать три тысячи мальчиков и девочек в обмен на волшебное снадобье. И снова отправился Сюй Фу искать волшебное средство – и вернулся, поведав, что водяной дракон и огромная рыба не позволили ему приблизиться к священной горе. Сам император возглавил тогда отряд воинов, и когда его корабль плыл мимо острова Чжифу, он лично убил из лука огромного кита. Сюй Фу, испугавшись императорского гнева, не посмел отказываться от странствия. Он привел мальчиков и девочек в Японию, где они поселились у подножия Фудзиямы. В Японии существует множество легенд о Сюй Фу, сохранились памятники Сюй Фу, его дворец и даже скала Сюй Фу.

«Уезд Маньчэн находится в 200 км от г. Пекина. Здесь находится усыпальница Лю Шэна, правителя Чжуншаньго – одного из удельных княжеств, существовавших при династии Западная Хань, а    также гробница его супруги Доу Вань… Помимо изысканной нефритовой одежды, в местах погребений также были обнаружены золотые и серебряные иглы, медный таз выгравированными на нем иероглифами, которые обозначали «утварь врача»… Наибольшую известность комплекс гробницы Цинь Шихупна приобрел именно после археологического открытия терракотового войска императора… За последние годы из склепов гробницы были извлечены более 50 тыс. образцов бесценных археологических памятников, в том числе драгоценные бронзовые расписные колесницы с конской упряжью. Колесницы изготовлены в масштабе 1: 2, по образцу существовавшей при Цинь колесницы, на которой ездил сам Цинь Шихуан. Колесницы выполнены из бронзы, орнаментированы золотыми и серебряными украшениями. Стоит отметить, что гробница Цинь Шихуана олицетворяет величие и могущество власти Цинь. Сам император хотел продолжать господствовать в Китае и после своей смерти».


«Единственное внятное высказывание о Гильгамеше оставил позднеантичный писатель Клавдий Элиан (ок. 175-235), римлянин, живший во времена Септимия Севера… Рассказ Элиана вызывает в памяти несколько знакомых классических историй. Уподобляя Сеуехороса Акрисию, автор рассказа сравнивает историю рождения Гильгамоса с рождением Персея. Узнав о том, что внук заберет его царство, Акрисий запер свою дочь Данаю в башню, но Зевс пролился на нее в виде золотого дождя. Помимо античной легенды здесь отчетливо видны и две древневосточные. Во-первых, это новоассирийская легенда о рождении аккадского царя Саргона…»

Владимир Емельянов. Гильгамеш

Историческая персона, реальный правитель шумерского города-государства Урук, правивший в конце XXVII — начале XXVI века до нашей эры, постепенно превратился в героя легенд и преданий, а также аккадского эпоса, который  считается одним из самых значимых литературных памятников. О нем слагали песни и сказания на всех языках Западной Азии, не только на шумерском. Гильгамеш, он же Бильгамес, превратился в один из ярчайших образов тогдашнего мира – он был олицетворением храбреца и честолюбца, жаждавшего славы и даже бессмертия искателя приключений. Вплетавшиеся в свод преданий трагические мотивы только усиливали впечатление, которое производил главный герой и пересказываемые в разных пределах истории о нём. И так продолжалось на протяжении многих веков, что впоследствии даже мешало историкам признать его реально существовавшим.

Шумеры, по мнению автора этой книги, были, в отличие от греков, зафиксировавших свой причудливый пантеон богов с оглядкой на привычные человеческие страсти, более бесхитростны, и более конкретны в своем восприятии мира. Поэтому они, вероятно, могли и запомнить необычного правителя Бильгамеса, который боялся как смерти, так и того, что его потомки забудут. Главным подвигом Бильгамеса считается победоносная война с Кишем, определившее в то время к политическому укреплению небольших государств и упрочение в них монархии. На пятиметровом рельефе, обнаруженном при раскопках дворца Саргона II в Дур-Шаррукине, есть изображение Гильгамеша. «Молодой мужчина изображен во фронтальной позиции анфас, что крайне редко для ассирийского искусства… Его прическа совпадает с прическами царей и высших сановников, известными по другим ассирийским рельефам. В правой руке мужчина держит церемониальное царское оружие с изогнутым лезвием. Левой рукой он прижимает к себе льва. Н его левой руке виден браслет с розеткой в центре. По раскопкам могил вблизи дворца известно, что такие браслеты изготавливались из золота и инкрустировались драгоценными камнями, имитирующими лепестки цветка…»


«Первую мировую русский народ встретил с единодушным подъемом. По всем городам проходили патриотические манифестации. Санкт-Петербург был переименован в Петроград, — государство символически открещивалось от всего «немецкого», даже в названиях. В России на время войны объявлялся «сухой закон», и люди восприняли его с полным пониманием. А война тогда называлась не Мировой (и уж конечно – не Первой мировой). Этот термин утвердился значительно позже. В народе ее называли германской, а официально – Великой войной. А поскольку опасность нависла над самим Отечеством и война началась при общей народной поддержке, то привилось другое наименование – Вторая Отечественная».

Валерий Шамбаров. Песни царской России, плененные большевиками

В издании, проиллюстрированном 80 дореволюционными фотографиями и репродукциями картин отечественных художников, посвященных царской России, рассказывается о причудливых метаморфозах, произошедших с текстами песен, написанных до и во время Гражданской войны, и исполнявшимися солдатами и офицерами, воевавшими на стороне Белого движения. В книге подробно описаны первоисточники таких популярных отечественных песен как «Смело мы в бой пойдем за власть Советов», «По долинам и по взгорьям», «Белой акации гроздья душистые». В годы Гражданской войны в Красной армии была нехватка новых революционных песен, и поэтому начались переделки песен, исполнявшихся по ту сторону. Из текстов были убраны упоминания царя, православия и других символов императорской России. Отдельные главы посвящены «классовой классике», старым песням, звучавшим в окопах  Великой Отечественной войны, эпопее «Прощания славянки».

Рассказывается и о народных, в том числе и украинских и казачьих песнях: «…в старинные времена народные песни были не только художественными произведениями. Они играли еще и роль «устной истории». Например, в XIX веке на Русском Севере были записаны циклы песен о Смутном времени. В них переданы истории самозванцев, рассказывается о победах и гибели прославленного воеводы Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, о царствовании и низложении Василия Шуйского, об осаде поляками Смоленска, об ополчениях Прокопия Ляпунова и князя Дмитрия Пожарского, избрании первого царя из династии Романовых, Михаила Федоровича…».


«Кроме золота правительство Колчака получило еще один «подарок» — товары, привезенные во время войны и «закупоренные» во Владивостоке, на складах Владивостокской таможни. Транссибирская магистраль не справлялась с перевозками, и вследствие этого во Владивостоке скопились товары общим весом около 10 млн пудов. На 9 мая 1919 г. запасы товаров выглядели следующим образом:

Чай — 1638 тыс. пудов

Сахар — 649 тыс. пудов

Кофе, какао — 104 тыс. пудов

Хлопок — 806 тыс. пудов

Металлы — 741 тыс. пудов

Машины и станки — 441 тыс. пудов

Однако эти богатства были использованы в силу как объективных, так и субъективных причин не лучшим образом…»

Олег Будницкий. Деньги русской эмиграции: Колчаковское золото. 1918-1957

Вести вооруженную борьбу революционной державы белые генералы могли только при снабжении своих армий извне – оружием, боеприпасами, обмундированием, боевой техникой. После прихода к власти Колчака приоритет в снабжении отдавался его вооруженным силам, а Вооруженные силы Юга России под командованием Деникина получали снабжение, санкционированное правительством Колчака, причем координация между ними осуществлялась не должном объеме, потому что присутствовала между двумя белыми армиями конкуренция (хотя Деникин и признал верховенство Колчака). Но при этом командующие белыми армиями (как и приближенные) почти всегда выражали недовольство союзникам по поводу объема оказываемой им помощи и ее форм.

Помимо золотого запаса (в правительстве Колчака финансисты пытались беречь валюту, Колчак считал золотой запас достоянием державы и народа), было еще заграничное финансирование – союзники (Англия и Франция). Правительство США обещало помочь с поддержанием в работоспособности сибирских железных дорог, что реализовывалось с запозданием – межсоюзный фонд (10 миллионов долларов) был сформирован только летом 1919 года. Это задержка тоже сыграло свою негативную роль при наступлении белой армии.

Омскому правительству Колчака, в первые месяцы своего существования уверенного в недолговечности советской власти, и предстоящем входе Белой армии в Москву и Петроград, приходилось тратить огромные деньги на содержание множества своих зарубежных представительств, причем не только в странах Европы, но и Азии (Китае, Японии, Корее, Монголии и Сиаме) и Южной Америке (Мексике, Аргентине, Бразилии), а так в странах – бывших противниках Российской империи и образовавшихся после распада Австро-Венгрии. Правительству Колчака нужно было международное признание и помощь из-за границы. Помимо этого, оно рассчитывало на то, что сотни тысяч российских военнопленных, оказавших после окончания Первой мировой войны, и часть беженцев из советской республики, вернутся в Сибирь и станут солдатами и офицерами белой армии. Но эти расчеты не оправдались.

«Генерал Нокс уверял, что он должен получить высокую степень ордена Красной Звезды, т.к. целые части Красной армии были одеты в захваченную ими английскую форму, привезенную по заказу английской военной миссии в Сибирь. И в то же время сибирские войска на фронте испытывали острую нужду в самом необходимом, были обтрепаны и разуты. Сходные мысли высказывал управляющий Военным министерством, а затем военный министр генерал-лейтенант А.П. Будберг, называя, правда, другие цифры. Он считал, что «в неуспехе фронта виноваты те, которые позволили армии распухнуть до 800 тысяч ртов при 70-80 тысячах штыков; те, которые допустили хищническое расходование... бедного снабжения». Еще в июле 1919 г. он предлагал "самым беспощадным образом выжать армии, сократить все штабы и тыловые учреждения, а тогда с вопросами снабжения, при правильном их расходе и учете, можно будет справиться».


«Определяя «политический бандитизм» как особую «новую» форму продолжения войны, как «что-то среднее между войной и миром», указывая на его сходство с гражданской войной в главных чертах, Ленин отметил и специфику этого движения: локальность, привязанность к определенному району, разрозненность его руководящих центров, высокую маневренность повстанческих отрядов, постоянное изменение их численности и т. д… Ленинская точка зрения на повстанчество, или «бандитизм», разделялась военными, политическими деятелями 20-х годов, которые непосредственно руководили его разгромом и часто являлись исследователями этой проблемы. Как и В.И. Ленин, М.В. Фрунзе, М.Н. Тухачевский, С.С. Каменев, И.П. Уборевич, Н.Е. Какурин, А.И. Микоян, А.А. Казаков, С. Венцов, С. Савицкий считали «бандитизм» составной частью гражданской войны, одним из ее этапов, прямым ее продолжением, лишь несколько отличавшимся от нее по своим формам».

Е. Ф. Жупикова. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 гг.

В отличие от масштабных противостояний Гражданской войны, Ленин, считавший  «политический бандитизм» ее формой продолжения, локальность новых центров противостояния советской власти, и при этом — высокую маневренность  отдельных отрядов. При этом Председатель Совнарком не испытал лишних иллюзий после разгрома белогвардейцев, потому, что «эта мелкобуржуазная контрреволюция несомненно, более опасна, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые».

Одна из глав книги рассказывает о роли стран Антанты, Врангеля и Турции в поддержке повстанчества Северного Кавказа. Часть полученных от Антанты вооружения, обмундирования и денежных средств была отправлена Врангелем за пределы Крыма, северокавказским повстанцам, на которых он рассчитывал в борьбе с Советами. Среди потенциальных союзников генерала, по его мнению, были казачество и горцы Северного Кавказа. В первую очередь Врангеля интересовала Кубань, а затем – Терек. Для того, чтобы поднять казаков против Советской власти, Врангель вступил в переговоры с их бывшими правительствами, большая часть которых уже находилась в эмиграции.

Разногласия между частью членов Кубанской рады и Врангелем не были столь серьёзными, чтобы перерасти в разрыв, так как ближайшая цель у них была одна.2 апреля 1920 г. Главное командование заключило с войсковыми атаманами предварительное соглашение, подписанное, с одной стороны, Врангелем, с другой — донским атаманом генералом Богаевским, кубанским атаманом генералом Букретовым и терским атаманом генералом Вдовенко.

Соглашение передавало всю полноту власти над казачьими вооружёнными силами генералу П.Н. Врангелю. В отношении внутреннего гражданского устройства казачьи войска и области были независимы от командующего. Врангель не мог вести переговоров, затрагивающих интересы казачьих войск без ведома их атаманов…

«Кубанская рада не ставила своей целью поход на Москву, а стояла за создание «независимой» Кубани. Наиболее видные деятели Рады И.П. Тимошенко, Л.Л. Быч считали наступление Врангеля авантюрой, заранее обреченной на неудачу. В декларациях к правительствам Грузии, Армении, Азербайджана, в воззваниях к населению Кубани, Черноморья и Ставропольской губернии Кубанская рада призывала к борьбе с советской властью «собственными силами только в пределах своего края». Учитывая «опыт прошлого» (разгром армии Деникина), а также «состояние сил каждой из окраин и всей России», бывшее правительство Кубани «отказывалось от миссии своими силами освободить и вернуть всю Россию».


«Этот, пожалуй, самый необычный в мире особняк имеет оригинальную форму — он представляет собой два сопряженных вертикальных цилиндра. Он настолько не похож на обычные дома, что случайные прохожие вряд ли смогут понять, что именно скрывается за невысоким дощатым забором. Конструкция особняка еще более уникальна, чем собственно архитектурная форма: решетчатая кирпичная кладка, шестигранные отверстия, появившиеся за счет сдвижки кирпичей. Некоторые из проемов заделаны фанерой и не видны под наружной штукатуркой, другие же оставлены в качестве окон... Внутренняя организация дома поражает воображение: c уличной стороны мы видим здание с большим витринным окном, освещающим столовую на первом этаже и гостиную-мастерскую на втором. Через прихожую можно попасть сразу в столовую или на лестницу, ведущую наверх. Там расположены гостиная-мастерская и спальня с группой окон-шестигранников. А еще выше находится святая святых — мастерская, из которой можно попасть на крышу-террасу одного из двух цилиндров, более низкого, стоящего ближе к Кривоарбатскому переулку».

Елена Овсянникова, Николай Васильев, Олег Панин. Архитектура Москвы периода НЭПа и Первой пятилетки

В первые годы после окончания Гражданской войны конструктивисты (среди которых были архитекторы, художники, фотографы, дизайнеры литераторы, понимавшие текст как конструкцию) стали разрабатывать и воплощать в жизнь новую эстетику, которая оказывается актуальной и востребованной в формировании новых форм послереволюционного быта. Разруха прежних лет уже в начале двадцатых годов сменяется строительством новых зданий и проведением первых советских крупных архитектурных конкурсов, успехом пользуются новые архитектурные идеи. Появляются рабочие клубы, в следующем десятилетии превратившиеся в дома культуры, и строится экспериментальное жилье.

Так в Москве в 4-м Сыромятническом архитектор Георгий Мапу в 1927-1930 годах построил дом-коммуну. В таких сооружениях, следуя веяниям нового коммунистического быта, до минимума сокращалась площадь индивидуальных помещений. Для переустройства быта советских людей предпочтение отдавалось помещениям общего пользования, олицетворявшим коллективизм и соответствующим актуальному тогда лозунгу «В этой обстановке будет расти и крупнеть коммунист». Архитектор А.И. Мешков при участии Е.Н. Максимовой на Ленинградской проспекте в 1926-1928 годах построил Фабрику-кухню №1. Этот функциональный тип зданий – фабрика-кухня – был изобретен и реализован после Октябрьской революции. Советская женщина должна была быть освобождена от прежних дореволюционных тягот быта – как для участия в производстве, так и – при необходимости – защиты Родины. Архитектура этого здания (общей площадью 30 тысяч кв. м.) напоминает часть шестерни. А по проекту одного из архитекторов этой фабрики-кухни, Е.Н. Максимовой, в Самаре была построена фабрика-кухня,  чей план представлял собой «Серп и Молот» — эмблему советской страны. К 1930 году число фабрик-кухонь достигло 175. К достоинствам книги относится не только наличие малоизвестных исторических подробностей, но и уникальный иллюстративный ряд, включающий в себя как современные, так и старинные фото, чертежи зданий и плакаты того времени.

В Москве с 1927 по 1929 годы на Бережковской набережной (дом 28) знаменитый архитектор К.С. Мельников построил клуб Дорогомиловского химического завода имени М.В. Фрунзе. Согласно описанию, «самый простой по форме клуб из построенных Мельниковым. Его формы отражают практичность внутренней структуры. Архитектору удалось очень остроумно организовать все необходимые процессы в компактном объеме и одновременно придать зданию монументальность. Примечательно ярусное построение зрительного зала на 300 человек. Он понижается от главного фасада в сторону двора, где расположена сценическая часть. Пространство зала представляет собой гигантские ступени, накрытые попарно двумя скатными кровлями. Лучше всего такая внутренняя структура просчитывается на чертеже-разрезе куба. Зрелищная часть, по замыслу архитектора, должна была трансформироваться с помощью мобильных перегородок. Слева и справа от нее симметрично поставлены два более низких объема с лестницами, освещенными вертикальными окнами».


«Ты должен знать, что постижение разумом умопостигаемого сильнее, чем постижение чувством чувственного, ибо он постигает перманентную (бакы) и универсальную вещь, соединяется с ней и в определенном аспекте становится тождественным ей, к тому же он постигает ее внутренним образом, а не внешним. Не таково чувство в отношении чувственного. Поэтому наслаждение, которое мы должны получить от умопостижения благоприятного, выше того наслаждения, которое достается нам от ощущения благоприятного, и между ними не может быть сравнения».

Ars Islamica. Ред. М.Б. Пиотровский, А.К.Аликберов

В название этого сборника вынесено латинское слово Ars, которое, как отмечено во вступительной статье, «означает знание, умение и науку, и ремесло, и искусство, искусное владение профессией, мастерство». Издание, посвященное выдающемуся учёному С.М. Прозорову, объединяет различные материалы, авторы которых размышляют над историко-культурным и научным наследием Востока, методиками его изучения. Заместитель директора Института востоковедения РАН А.К. Аликберов в своей работе, представленной в книге, размышляет о том, как важна методика комплексного подхода к изучению той или иной темы, ведь одни аспекты лучше различимы при взгляде извне, со стороны, а для полного понимания других желательно быть погруженным в автохтонную среду с самого детства.

Уделено внимание и тому, какую роль играет востоковедение и исламоведение не только в области современных гуманитарных наук, но и для решения острых общественных проблем современного мира Об этом пишет в своей статье известный отечественный востоковед, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, указывая, что освоение уже накопленного этими научными дисциплинами опыта познания, равно как и обретение нового – это надежный путь к преодолению многих противоречий.

Ведь первым шагом к решения сложных вопросов может стать перевод их в сферу рационального обсуждения. «Ислам живет в России в контексте русского языка. Он является общим для разных мусульманских народов нашей страны. Он же — средство взаимодействия, а главное — взаимного общения и взаимного объяснения с немусульманским большинством населения.  Поэтому крайне важно, какими словами и оборотами передаются на русском языке базовые понятия ислама. Это обстоятельство, само по себе внешнее, оказывается важным средством анализа и самоанализа, важным средством не только объяснения, но и понимания. Некоторая дискуссия о переводе может стать хорошим инструментом для объяснения истинной сути терминов, избавив их от искаженного, часто принесенного извне примитивного или сиюминутного понимания».


«Все великие сообщества классической древности воспринимали себя как центр мира посредством священного языка, связанного с небесным порядком власти. Соответственно, и дальность распространения письменной латыни, пали, арабского или китайского теоретически была неограниченной… И все же такие сообщества классической древности, объединенные священными языками, отличались по своему характеру от воображаемых сообществ современных наций. Одним из главных отличий была уверенность прежних сообществ в уникальной священности их языков, и их представления о принятии в свой состав новых членов. Китайские мандарины с одобрением смотрели на варваров, мучительно учившихся рисовать иероглифы Срединного государства. Эти варвары были уже на полпути к полной абсорбции. Полуцивилизованный человек был гораздо лучше, чем варвар. Такая установка, безусловно, не была исключительным достоянием китайцев и не ограничивалась древностью».  

Бенедикт Андерсон. Воображаемые сообщества: размышления об истоках и распространении национализма  

В исследовании известного английского социолога, профессора Корнельского университета, специалиста по Юго-Восточной Азии, описываются и анализируются основные факторы, повлиявшие на возникновение и развитие такого явления как национализм в сравнительно недавнем прошлом и в современном мире. Своеобразие трактовки автором ключевых понятий «нация» и «национализм» заключается в глубоком социально-антропологическом подходе к их анализу. При этом автор учитывает социально-политический и исторический контекст формирования указанного феномена: ««В 1802 г. Зя Лонг на церемонии своей коронации пожелал назвать свое королевство «Нам Вьет» и послал гонцов, чтобы заручиться согласием Пекина. Маньчжурский Сын Неба настоял, однако, чтобы оно называлось «Вьет Нам». Причина этой инверсии такова: «Вьет Нам» (или по-китайски Юэнань) — буквально «к югу от Вьета (Юэ)» — обозначает королевство, завоеванное семнадцать веков назад династией Хань и охватывавшее, как принято считать, территории нынешних китайских провинций Гуандун и Гуанси, а также долину Красной реки. «Нам Вьет» Зя Лонга означал, в свою очередь, «Южный Вьет/Юэ» и тем самым содержал в себе притязание на это древнее королевство...». Касается автор и общей темы потрясений ХХ века: «Модель большевистской революции оказала решающее воздействие на все революции ХХ в., поскольку сделала их вообразимыми в обществах даже еще более отсталых, чем Россия. (Она, так сказать, открыла возможность прерывать историю в критической ситуации.) Искусные ранние эксперименты Мао Цзэдуна доказали применимость этой модели за пределами Европы». В главе «Официальный национализм и империализм» рассказывается о потребности в объединяющем языке и престиже национальной идеи и роли монарха. После поражения в мировой войне кайзер отправился жить в Голландию.

«Так и Мохаммед Реза Пехлеви, назвав себя не просто шахом, а шахом Ирана, в конце концов. был заклеймен как предатель. То, что он и сам принял пусть даже не вердикт, а, так сказать, правополномочность национального суда, видно из небольшой комедии, разыгравшейся в момент его отправления в изгнание. Прежде чем взобраться на трап самолета, он поцеловал землю перед фотообъективами и объявил, что забирает небольшую горсть священной иранской земли с собой. Этот эпизод украден из фильма о Гарибальди, а не о Короле-Солнце».


«Таинственный язык статистики, столь притягательный в условиях культуры, которая ставит по главу угла факты, используют для того, чтобы создавать сенсации, преувеличивать, сбивать с толку и чрезмерно упрощать. Статистические методы и термины необходимы, когда дело касается массовых данных о социальных и экономических тенденциях, деловой конъюнктуре, опросах общественного мнения, переписях населения. Но в отсутствии авторов, которые используют статистическую терминологию добросовестно и со знанием дела, равно как и читателей, понимающих, что означают все эти термины, результатом может стать та еще ахинея… Подобно тому, как «немножко туши и щепотка пудры превратят в красавицу любую лахудру», так и статистика способна выдавать многие весьма немаловажные факты совсем не за то, что они есть в реальности. Искусно преподнесенная статистика куда лучше, чем гитлеровский прием «большой лжи»: она вводит в заблуждение,  но  вас взятки гладки, и никто не подкопается».  

Даррелл Хафф. Как лгать при помощи статистики

В книге рассказывается о всевозможных ухищрениях и явных надувательствах при помощи статистики, с которыми люди сталкиваются в рекламе товаров и услуг. К примеру – нюансы,  о которых крупные международные корпорации порой предпочитают умалчивать. К примеру, утверждая, что благодаря новой зубной пасте образуется на 23 % меньше кариеса. Для этого немногочисленная группа потребителей начинает использовать новую зубную пасту. «Далее можно ожидать одного из трех вариантов: кариеса станет больше, кариеса станет ощутимо меньше или никаких изменений не последует. Если события пойдут по первому или последнему варианту, производитель пасты просто зафиксирует эти показатели (где-нибудь у себя, вдали от глаз общественности) и предпримет новые попытки. Рано или поздно в дело вмешается случай, и у испытуемых зафиксируют-таки значительное улучшение, достойное газетных заголовков, а то и целой рекламной компании». Другие варианты – грамотно выбранное среднее и псевдообоснованные цифры. А уж  использование «для наглядности» графиков – позволяет проиллюстрировать материал в желаемом аспекте.

«Так как же не дать себя обмануть результатами каких-нибудь исследований, неокончательных и неубедительных? Должен ли каждый из нас стать сам себе статистиком и лично изучать исходные данные любого исследования? В принципе все не так уж плохо, тем более что есть такая штука, как критерий значимости, суть которого несложно понять. Это просто способ показать, насколько вероятно, что полученная в ходе испытаний цифра отражает реальный результат, а не что-то случайное. Это тот самый нюанс, о котором обычно умалчивают – на том основании, что вы, несведущий читатель, все равно не поймете, о чем речь. Или наоборот, непременно поймете, если кто-то кровно заинтересован в определенном результате».


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 [11] 12  13  14  15




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 45

⇑ Наверх