Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Алекс Громов» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9  10

Статья написана 22 августа 23:44
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Новый обзор (фрагмент), опубликованный на Озоне

Дэниел Ергин. В поисках энергии. Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики


Вспомним, с чего же все начиналось борьба за энергию для техники. В 1911 году Уинстон Черчилль, являвшийся тогда первым лордом Адмиралтейства,  принял судьбоносное для Британской империи решение о том, Англия должна использовать нефть как «основу своего господства на море — для чего следует перевести военные корабли Королевского военно-морского флота с угля на жидкое топливо».

Как заявил Черчилль, использование жидкого топлива означало «больше огневой мощи при меньших размерах и меньшей стоимости». Предстояло решить проблему обеспечения поставок, поскольку Британия своей нефти не имела.  Но нефть была в Персии. В 1908 году инженер Джордж Рейнолдс ввел в строй первую персидскую нефтяную скважину.  Он же и открыл месторождение в бассейне Маракайбо в Венесуэле.

В конце XX века начался новый этап Большой игры, который порой скромно называют «политика трубопроводов», подчеркивая их роль в мировой экономике. Проанализировав, кончается ли в мире нефть и что ожидать от сланцевой революции, Ергин переходит к рассказу об электричестве и новых источниках энергии. «Иногда целлюлозный этанол и другие современные виды биотоплива называют «священным Граалем». Если они получат практическое применение, то могут существенно изменить предложение и в тоже время существенно снизить выбросы парниковых газов транспортными средствами. В отличие от электромобиля, для них потребуется совершенно новая инфраструктура. Для конечного потребителя – водителя или авиакомпании – изменение будет практически незаметным. Жизнь не изменится. Но биотопливо трансформирует энергетическую систему с точки зрения производства энергии, ее производителей и потока доходов». Одним из высших приоритетов для растущей мировой экономики теперь становится энергоэффективность. Поэтому возникают новые процессы, новые заводы, новые здания, новые технологии и новые автомобили.

«Между жарким и бланманже»: А. С. Пушкин и его герои за трапезой. Сост. Михайлова Н. И., Пономарева Е. А.


«Не откладывай до ужина то, что можешь съесть за обедом» — этот гастрономический афоризм записал А.С. Пушкин при чтении одной из французских книг. В цветном издании – прекрасные гравюры и картины, изображающие чарующую повседневность пушкинской эпохи, балов, неторопливых путешествий и обилия деликатесов, часть которых, увы, уже позабыта. Даже названия блюд и напитков той поры звучат заманчиво: бланманже миндальное красное, огуречная похлебка, клюквенное печенье, шти, макаронник, форели голубосваренные, кофе королевин, красная смородиновка, гусь, чиненный кистою капустою, бив ала моде. Для приготовления последнего надлежало взять самую лучшую штуку мякоти из задней говяжьей ноги, сала и коровьего масла…

В книге нашлось место для описания самых разных пиршеств — от обеда, посвященного открытию Царскосельского лицея, до бала, заданного в феврале 1831 года Пушкиным. По словам очевидца А.Б. Булгакова, «ужин был славный; всем казалось странным, что у Пушкина, который жил все по трактирам, такое вдруг завелось хозяйство».  В книге приведены цитаты из гастрономических впечатлениях поездок поэта по России, и фотографии предметов быта той поры, среди которых — в том числе серебряной посуды, которой пользовался сам А.С. Пушкин.

Елена Прокофьева, Марьяна Скуратовская, София Аннина. Принцессы Романовы: царские дочери


Издание посвящено судьбам, счастливым и драматическим, — дочерей русских императоров. «Итак, с XVIII столетия «принцессы Романовы», подобно другим европейским принцессам, стали драгоценным товаром в политической торговле, заложницами мира между государствами. Получить в жены одну из них, породниться с могущественной Россией сделалось престижно, тем более что замуж они шли в основном за принцев и герцогов мелких германских княжеств или небольших скандинавских королевств, ибо там исповедовалось лютеранство».

Одна из романтических историй, связанных с принцессами, началась в 1837 году. На торжественное празднование двадцатипятилетия Бородинской битвы были приглашены не только союзники, но и наследники прежних врагов, среди которых оказался герцог Максимилиан Лейхтенбергский, сын Евгения Богарне, пасынка Наполеона. Ему тогда было всего двадцать лет, да и самого герцогства у него не было. И он посмел влюбиться в дочь Николая I великую княжну Марию Николаевну. Герцог, несмотря на множество придворных недоброжелателей и завистников, сумел понравиться русскому царю. Потом Максимилиан уехал, год переписывался с великой княжной, и затем, вернувшись, попросил ее руки и получил согласие ее отца. Они обвенчались, и герцог поселился в России. Он стал через несколько лет президентом Академии художеств.

Последними принцессами из рода Романовых оказались Ксения Александровна и Ольга Александровна, прожившие долгую жизнь: Ольга Александровна скончалась в ноябре 1960 года.

Мохаммад-Казем Мазинани. Последний из Саларов


В романе известного иранского писателя воссоздана обширная панорама жизни нескольких поколений одного семейства, примечательного близким родством с династией Каджаров, царствовавшей в Иране с конца XVIII до первой четверти ХХ века. Поэтому история семьи Саларов тесно переплетена с жизнью всей страны. Размышлениям и эмоциональным переживаниям героев сопутствуют важные события государственного масштаба. «Шазде, сын «Большого шазде», проводил свою жизнь, в основном, именно в этом здании. В молодости он был главой совместной «Ирано-русской пограничной комиссии», и многие страницы Ахалского договора были украшены его личной печатью». Глядя на зримые приметы былой славы и влияния, например, обширную коллекцию великолепного оружия, последний отпрыск рода на склоне лет вспоминает и свою собственную жизнь, и то, что ему известно только по рассказам прадеда. Глубокие размышления о человеческой природе перемежаются остроумными зарисовками из жизни царственных особ. В эпическом по размаху повествовании выразительно запечатлены столкновение старого и нового, стремительные перемены традиционного облика городов, где время еще недавно казалось застывшим, жизненные драмы тех, кто когда-то был влиятелен, а теперь оказался в стороне от активной жизни.

Ольга Покровская. Полцарства


Большой город шумен, ритм жизни в нем стремителен, и есть ли в сердцах современных жителей мегаполиса место милосердию и просто доброте? В центре этого романа – жизнь двух сестер и брата, которые сталкиваются со многими вызовами современности.  Поначалу картина выглядит почти идиллической – уютная старомосковская квартира в Замоскворечье, на старательно натертый паркет привольно осыпаются лепестки комнатных цветов, а с кухни пахнет сырниками, испеченными по бабушкиному рецепту. В этом доме живут две сестры – старшая Софья с маленькой дочкой и младшая Ася с мужем. Но внезапно в идиллию вторгается беда. Друг семьи, неприкаянный музыкант и программист Курт, выпив вина, садится за руль и насмерть сбивает человека. А оказавшаяся поблизости Софья, повинуясь внезапному приступу жалости, берет вину на себя…

Тем временем, Ася с мужем пристраивают собаку погибшего. Эта забота приводит их в неофициальный собачий приют «Полцарства», созданный подростком Пашкой в глубине одного из московских лесопарков. «Может быть, и люди, которые приходят сюда, «доходяги» тоже? В каком-то смысле?» – подумала Ася и вспомнила о своей ссоре с мужем». Жизнь всякого, кто соприкоснулся с этим обиталищем спасенных Пашкой старых и больных собак, неминуемо меняется, будь то злополучный Курт, трепетная художница Ася и ее энергичная сестра, их брат Александр – самоотверженный врач, или даже знаменитый психолог и коуч Болек, учивший людей быть успешными, но вдруг утративший радость в собственной жизни.


Статья написана 8 августа 17:33
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.


«Не думаю, чтобы какая-нибудь иная поездка по железной дороге могла сравниться с поездкой в главный город Британской Восточной Африки – Найроби. Британские власти отвели изрядную часть территории заповеднику, где сохранялись дикие животные. Во время поездки с побережья губернатор Джексон, любезно встретивший меня в Момбасе, знаменитый английский охотник Селус и я проводили время, сидя на скотоотбойнике паровоза и наблюдая картины, схожие с пейзажами райского сада в отсутствие Адама и Евы. В какой-то момент перед нами мелькнуло стадо жирафов – до восьми особей проскакали характерным своим галопом. Потом мы заметили группу пестрых коровьих антилоп – на поезд наш они не обратили никакого внимания, а потом – на повороте машинисту пришлось дать отчаянный свисток, чтобы согнать с железнодорожного полотна зебр. Последняя упрямилась и брыкалась, потом, поскакав прочь и удалившись шагов на пятьдесят, обернулась и стала глядеть на поезд. Затем путь нам пересек и удалился в дебри носорог».

Открывая миры. Сост. Марк Дженкинс

По словам составителя, время, предшествующее эре сверхзвуковых полетов, даже для пресыщенных современных путешественников обладает особой притягательной силой. Тогда не только существовали еще не до конца не открытые и неизученные места, но и требовалось значительное время (а, следовательно,– и усилия), чтобы добраться этих мест. Да и само путешествие было не быстрым и поскольку часто проходило на зыбкой грани «цивилизованного мира» — то и рискованным, требующим подготовки и настойчивости. Каждая история из этих 52-х по-своему необыкновенная и захватывающая, сохранившая подробности уже исчезнувшего прежнего жизненного уклада.

Первую часть – «Мир Африки» — открывает текст Теодора Рузвельта, который после двукратного пребывания на посту президента США заметил, что его жизненные силы исчерпываются, и надо бы отправиться в суровую и опасную охотничью вылазку в Восточную Африку. Помимо охоты, он решил собрать коллекции флоры и фауны для Смитсоновского института. Во множество ящиков были уложены и отправлены за океан растения, насекомые, туши животных и рыб, раковины. Во время сафари Рузвельт по очереди читал одну из взятых с собой 60 книг, специально переплетенных для экспедиции.

Известный американский географ Элсворт Хантингтон был среди членов экспедиции, искавшей следы доисторических поселений в Азии. До этого двадцатисемилетний Хантингтон, получивший степень в Гарвардском университете, удостоился медали Королевского географического общества за плавание по Евфрату на надувном плоту, сделанном из овечьих шкур. В тексте книги запечатлен и север Сибири – в декабре 1912 года отправленный в ссылку за сочувствие революции Владимир Зензинов описал свой путь в Русское Устье, место к северо-востоку от Якутска, где река Индигирка впадает в Северный Ледовитый океан.

Кроме медвежьих углов Российской империи и Ближнего Востока, далеких районов Китая и Гималаев, Мексики и Амазонии, описана ловля жемчуга в Красном море и покорение Антарктики с воздуха.

«Наконец-то можно было оглядеться. Вот оно – Полярное плато! Оно простиралось перед нами – ровное, белое, бесконечное. Слева горные массивы возвышались над поверхностью плато на 3000 метров над уровнем моря. Некоторые из них достигали высоты 5180 метров. Историю этих гор раскрывают снимки Мак-Кинли. Я поглядел направо и получил одно из тех впечатлений, ради которых люди отправляются в такие места, как Антарктика. Далеко справа из-за горизонта появилась горная гряда, неизвестная ранее и требующая своего нанесения на карту мира. Вершины пиков казались не очень высокими, хотя они и поднимались достаточно отчетливо над общим уровнем плато. Насколько мы могли видеть, линия хребта была направлена на юг. Осмотревшись, я решил, что горы, должно быть, окружают все плато. Они образуют собой мощную стену, которая будет обрамлять этот огромный сосуд со льдом, пока будущие изменения климата не завершат эру антарктических льдов. Льды растают и двинутся к выходам, оставляя за собой самое, пожалуй, большое в мире внутриконтинентальное море».


«После начала континентальной войны в 1914 г. международный кризис беженцев приобрел международный размах, а дополнительно он углубился после того, как усилились бои в Восточной Европе и Анатолии, спустя некоторое время после зимы 1918 г… Тем временем мирная конференция в Париже и ее подход к национальной политике только ухудшили ситуацию... В Париже тема беженцев практически не поднималась, так как дискуссии преимущественно касались основания Лиги, поэтому в Пакте о них не упоминалось. Традиционно забота о них возлагалась на церковь и миссионерские организации. Однако масштаб послевоенной проблемы многократно превосходил возможности подобных организаций… С точки зрения Лиги существовала — и будет существовать еще 30 лет — надежда, что эти проблемы временные; норвежский путешественник доктор Фритьоф Нансен был назначен верховным комиссаром Лиги по делам русских беженцев… Первоочередной проблемой, с которой столкнулся Нансен, были русские белоэмигранты, рассыпавшиеся по всему миру. Декабрьским декретом 1921 г. они лишались национальной принадлежности, поэтому нуждались в новом легальном статусе. Решением стал интернационально признанный документ — так называемый Нансеновский паспорт, являвшийся, по сути, первым международным удостоверением личности, которое позволяло его держателю въезжать в страны, требующие предоставления подобного документа, и путешествовать».

Марк Мазовер. Власть над миром: история идеи

Книга начинается с описания событий XIX века, взаимоотношений дипломатов европейской реставрации, создавших два столетия назад после разгрома Наполеона  первую модель интернационального правительства, Священный Союз, и автор, профессор истории Колумбийского университета, рассматривает эволюцию идей и механизмов интернационального управления миром, в том числе – дважды возникшую во времена Первой и Второй мировой войн.

Лига Наций большевиками разоблачалась как «священный союз капиталистов», целью которого является подавление революции, что не мешало в дальнейшем (не надеясь на свой созданный и управляемый Коминтерн) СССР попытаться использовать эту организацию в собственных целях.

Во время Второй мировой войны в англо-американском партнерстве ведущую роль в определении формы новой международной организации играли американцы, а Черчилль считал рассуждения о будущем устройстве послевоенного мира пустой тратой времени. Для противодействия немецкой пропаганде Нового порядка был создан Комитет кабинета по военным задачам, в котором участвовал знаменитый историк Арнольд Тойнби, который предупреждал, что именно в противостоянии между «континентальной и океанскими схемами мироустройства» будет формироваться грядущий мир.

Описывая процесс создания ООН, Мазовер приходит к выводу, что «в действительности Большая тройка просто создала организацию, сочетавшую научную технократию Нового курса с гибкостью и мощным политическим влиянием европейской системы альянса XIX в.» Главным инструментом для многостороннего развития, который использовали в первые годы после окончания Второй мировой войны США для влияния на другие страны, был Всемирный банк.

«В своей речи в 1949 г. Трумэн подчеркнул роль частых инвестиций… Именно в этот момент и начал формироваться тот Всемирный банк, который мы знаем нынче… Банк заботился и о том, чтобы завоевать доверие у кредиторов, поэтому его собственный подход был осторожным и консервативным. Культивируя этику незаинтересованности и технической экспертизы, администрация Трумэна выражала готовность предоставлять займы таким потенциальным клиентам, как Мексика, Иран, через альтернативный Эксимбанк (прим. Экспортно-импортный банк США с девизом ««Когда США экспортируют, Америка работает»), чьи критерии для предоставления кредитов были менее строгими и более политизированными. Однако, в отличие других агентств, он также использовал техническую поддержку и образовательные программы для формирования в Третьем мире бюрократии по американскому образцу. Тщательно отбираемые иностранные студенты посещали США, рассматривали долину Теннесси новое Портовое управление Нью-Йорка, знакомясь с чудесами современной капиталистической экономики».


«Левая сторона Чистопрудного бульвара начинается внешне невидными строениями, из которых первый на углу Мясницкой улицы имеет давнюю историю. На плане 1777 г. здесь показаны двухэтажные палаты, вошедшие составной частью в современный дом. Тогда палаты принадлежали купцу Н. С. Кропину. В 1787 г. этот участок и соседний с юго-востока у секретаря В. Н. Наумова купил Сергей Михайлович Гусятников, который на самом углу Мясницкой и будущего бульварного проезда пристроил в 1806 г. двухэтажное помещение «вышиной против старых палат». Он происходил из семьи богатейших московских купцов и фабрикантов Гусятниковых, о которых самые ранние известия содержатся в документах Сибирского приказа и его Соболиной казны, где учитывались поступления меха, одного из основных поставщиков денежных средств в Московское государство».

Сергей Романюк. Чистопрудный бульвар

Слово «бульвар» появилось в России во второй половине XVIII века, и через несколько десятилетий стало популярным. В книге подробно рассказывается, что Екатерина II вскоре после восшествия на престол подписала указ о создании Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы. После преобразования Комиссии и составления «прожектированного» плана, утвержденного в 1775 году, на месте белгородских стен планировалось устройство бульваров. На плане 1805 года были показаны предполагаемые границы пруда с проектными очертаниями зданий у Покровских ворот.

В тексте уделено внимание и истории местной достопримечательности – трамваю маршрута «А» («Аннушке») и кинофильмам, в которых действие происходит и на Чистых прудах: «Подкидыш», «Человек родился», «Два воскресенья», «Мне двадцать лет», «Я шагаю по Москве».

Завершающая глава посвящена Меншикова башне, находящейся в Архангельском переулке. В издание включены архивные фотографии, портреты и дореволюционные открытки.

В июне 1919 года по ленинскому плану монументальной пропаганды был поставлен памятник идеологу анархизма Михаилу Александровичу Бакунину.  По проекту скульптора Бориса Королева, Бакунин был увековечен в виде восьмиметровой железобетонной фигуры, исполненной в "кубофутурстической манере". По словам Луначарского, памятник "был до такой степени страшен, что многие говорили, что будто бы даже лошади при виде него кидаются в сторону". Прошло всего несколько месяцев и 10 февраля 1920 года в газете "Вечерняя Москва" появилась заметка с громким названием "Уберите чучело".  Затем появилось распоряжение убрать памятник. И его убрали.

19 декабря 1948 года на Чистопрудном бульваре состоялось открытие памятника Павлику Морозову, который был увековечен стоящим во весь рост около знамени. После завершения торжественного митинга  его инициаторы отправили благодарственное письмо товарищу Сталину. Памятник убрали в 1991 году.

«Историк Павел Григорьевич Любомиров (1891–1935) приехал сюда в 1932 г. после ареста, абсурдных обвинений в антисоветской деятельности, пародии суда и ссылки. Он пострадал не очень сильно, был выпущен, и ему позволили работать в Москве и даже опубликовали (правда, не при жизни) его главные работы «Очерки по истории нижегородского ополчения» и «Очерки по истории русской промышленности XVII, XVIII и начала XIX в.». Я был другом его младшего сына, и мы обычно болтали, сидя на большом сундуке в коридоре (места ему в комнате не было). Позже я узнал, что в сундуке хранились все 264 толстых тома «Чтений в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских». Не иначе как сидение на них определило мое увлечение историей. В этом доме жили и другие известные ученые. Так, здесь поселился, приехав из Казани в 1922 г., Николай Павлович Грацианский (1886–1945), профессор исторического факультета МГУ, который преподавал во многих учебных заведениях Казани и Москвы, он был автором крупного исследования по аграрной истории «Бургундская деревня в X–XII столетиях», за которое он, как водится, был раскритикован правоверными марксистами. Это исследование выявило многие закономерности перехода в начальную стадию феодализма, оно было сделано на основе огромной работы по анализу десятков тысяч дарственных грамот и иных документов».


«С 1870 года в доме с эффектным угловым закруглением располагалась гостиница «Петровская», после революции ставшая жилым домом с коммунальными квартирами. Почти десять лет с 1919 по 1929 год на втором этаже здесь жил всемирно известный советский архитектор-авангардист Константин Мельников. Большая часть его самых успешных работ 20-х годов спроектирована именно здесь. Множество гаражей для общественного и ведомственного транспорта, фабричные клубы, дома для рабочих, саркофаг Ленина для мавзолея, павильоны СССР для международных выставок – всё это творения Константна Мельникова в стиле конструктивизма. Свой собственный дом в Кривоарбатском переулке Мельников построил в виде двух цилиндров, с комнатами, где шестиугольные окна располагались по окружности. Кстати, у одной из двух комнат, в которых жил Мельников на Петровке было пять окон, выходивших на угол Петровки и Страстного бульвара, а сама комната была в форме четверти круга. Теперь понимаете, откуда к великому архитектору пришел замысел собственного дома-мастерской с круглыми залами?»

Олег Жданов. Путеводитель по улицам Москвы. Петровка

Новая книга известного знатока Москвы посвящена одной из самых старинных и богатых историческими достопримечательностями улиц столицы – Петровке. В самом начале приведена легенда об основании Высоко-Петровского монастыря, крепостная стена которого восхищала автора еще в детстве, поскольку казалась реальной, расположенной в самом центре Москвы иллюстрацией к рыцарскому роману. Эту историю продолжает рассказ о том, как в перестроечные времена в древний монастырь пришла старушка, буквально сгибаясь под тяжестью большого деревянного креста. Этот крест с мощами святых из Высоко-Петровского монастыря был спасен и укрыт вскоре после революции и все время Советской власти бережно хранился в семье той бабушки.

Разумеется, повествование о Петровке не могло обойтись и без прославленного во множестве советских детективов, книжных и киношных, здания Московского уголовного розыска по адресу Петровка, 38 (ныне — Главное управление МВД России по городу Москве). Исторически на этом месте вскоре после войны 1812 года были построены казармы, вскоре превращенные в тюрьму. В числе первых арестантов был поэт Николай Огарев. Автор отмечает, что в этом можно усмотреть занятный парадокс, ибо в Санкт-Петербурге адрес тамошнего уголовного розыска «Огарева, 6» стал нарицательным не хуже, чем «Петровка, 38» в Москве.

«Исторические хитросплетения и узлы поистине бесконечны. Следующее владение по Каретному ряду после Успенского переулка – это прекрасный летний сад с театром – «Эрмитаж», организованный и построенный Яковом Щукиным, который обучался в фельшерской школе Ново-Екатерининской больницы и проходил воинскую службу в ранге военного фельдшера. После возвращения к гражданской жизни Щукин стал успешным театральным антрепренёром и ресторатором. Его проекты имели успех на разных площадках Москвы, но так уж сложилось, что свой главный проект – сад «Эрмитаж» и свой московский дом он обрел в двух шагах от больницы, где когда-то учился».


«Кстати, и мой дед, Степан Михайлович Гудков, тоже попал в число раскулаченных, хотя и вступил одним из первых в колхоз. Он даже стал на какое-то время председателем крошечного колхозика в деревне Алелёво (ох, не зря предупреждали партийные товарищи об опасности проникновения кулаков в коллективные хозяйства!). Но пришло время, и случайную гибель колхозной лошади приписали его вредительским действиям, а самого его выслали на 10 лет в Башкирию. Непонятно почему, но бабушку с многочисленными детьми не тронули. Отец хлопотал, писал письма Калинину, носившему почти официальный титул «всесоюзного старосты». То ли по этой, то ли по какой другой причине, но срок деду сократили до трех лет, и он смог вернуться в родную деревню. Отец пишет в своих воспоминаниях, как он был потрясен, когда добрые деревенские соседи, всю жизнь прожившие бок о бок с дедовой семьей, боялись поставить свои подписи под петицией в ее защиту»

Гудковы. Прощание с веком

Воспоминания двух поколений семьи Гудковых, отца — Сергея Степановича Гудкова, его дочери — Аллы Сергеевны и сына — Бориса Сергеевича – рассказывают о событиях, которых на протяжении более полувека ими были пережиты, о нравах, отношениях между людьми и их реакции на действия властей. Книга входит в серию: «От первого лица. История России в воспоминаниях, дневниках, письмах».

Начинаются семейные воспоминания с описания жизни деревни Алелёво в Рязанской губернии. В окрестных деревнях не было школ, а ближайшая сельская была маленькой, всего на пятьдесят учеников, и на всех желающих учиться ее не хватало. Когда уже после прихода советской власти, голод в деревне стал ощутим, из деревни группа отъезжающих отправилась «в намеченную поездку в хлебные места», поначалу устроившись на крыше вагона, а затем перебравшись к солдатам в теплушку. Далее описано начало самостоятельной жизни в Москве, работа фабричным рабочим, вступление в комсомол, зачисление студентом на дневной рабфак.

В книге подробно рассказывается о быте того времени. Так описан сохранившийся до наших дней пожелтевший лист газеты «Правда» за четверг, 9 мая 1929 года, того самого «года великого перелома». Что же там, на газетных страницах 5 и 6 опубликовано? В разделе «Зрелища» — репертуар театров. Во МХТ – тогда еще без «А», пока не ставшего академическим, идут спектакли: «Бронепоезд 14-69», «Блокада», «Вишневый сад», «Синяя птица», «Дни Турбиных», «Женитьба Фигаро». На Тверском бульваре в доме № 23 работает Камерный театр. Можно посмотреть спектакль «Негр» (с участием уже знаменитой Алисы Коонен) и «Косматую обезьяну». На Большой Садовой в доме № 20 ранее объявленный спектакль Мейерхольда «Командарм 2» заменяется на «Клоп», а в Театре Сатиры идет «Вредный элемент». В кинотеатрах можно сходить на пять фильмов, из которых большинство – четыре – отечественные: «Золотой клюв» (экранизация повести Анны Караваевой), «Сын рыбака», «Торговцы славой», «Киру Киралину». В придачу – американская картина «Чанг (ужас джунглей)».

В тексте рассказывается, как изменилась обстановка в СССР в первые годы после окончания Великой Отечественной войны, когда многое стало напоминать внешне дореволюционную России – в том числе и милицейская (особенно железнодорожная) форма, школьные девичьи платья с фартучками (как у гимназисток). И – возродившиеся мундиры, которые стали носить представители многих советских ведомств – дипломатических, юридических, железнодорожных… Описаны и письма 1948 года – среди которых письма отца, главного инженера строительного треста, со свидетельством полночных бдений на работе, которое в то время было признаком проявления усердия почти всех начальников... В письмах рассказывается о книгах, фильмах (и из «тарзаньей» серии, «взятой в качестве трофея Советской Армией»), новостях и общих знакомых. Уделено внимание и непростым советским тридцатым годам, поискам врагов народа и непростым отношениям с сослуживцами.

«Предшествующая аресту «увертюра» разыгрывалась по стандартной схеме: назначалось открытое партийное собрание или производственное совещание, на котором намеченному лицу поручалось доложить о состоянии дел на руководимом им участке работы, по докладу выступали несколько предварительно подготовленных человек с критическими замечаниями, вскрывались те или иные допущения в работе докладывавшей жертвы (у кого их не бывает!), подчеркивалось, что недостатки эти не случайны, что «тут пахнет вредительством», в котором следует без промедления разобраться. В ту же ночь к несчастному «докладчику» на квартиру прибывали стражи законности, забирали его и увозили в свои «профилактории».

Оставшиеся члены семьи были обязаны освободить занимаемую ими ведомственную квартиру и искать средства к дальнейшему существованию. Вокруг этой семьи создавалась соответствующая психологическая атмосфера: она становилась чем-то вроде лепрозория, ее нельзя было посещать, ей нельзя было открыто сочувствовать; если же кто-то, пренебрегая осторожностью, допускал человеческую слабость и пробовал помочь этой семье, он навлекал на себя подозрение в преступных связях с арестованным «врагом народа». А в том, что это враг народа, сомневаться тоже нельзя было, так как разъяснялось, что если кого-то органы взяли, значит, так надо было, они не ошибаются и знают свое дело».


  «До начала 1930-х гг. репрессии развёртывались главным образом под флагом борьбы с классово враждебными элементами – кулаками, нэпманами, «спецами». Обвинения против них и решения о ссылках, заключениях в концентрационный лагерь или высылках за границу Союза ССР поначалу принимало Особое совещание при ОГПУ, состоявшее из трёх членов его Коллегии – В.Р. Менжинского, Г.Г. Ягоды и Г.И. Бокия.

Такой порядок определяло Положение о правах ОГПУ, утверждённое ЦИК СССР 28 марта 1924 г….

В 1926 г. было принято «Положение о подготовительном к войне периоде», где наряду с перечнем мероприятий по подготовке страны к обороне определялся и ряд репрессивных мер, которые должны были обеспечить порядок».

А.Н. Почтарёв. Репрессированный флот 1920-1930-х гг. Трагедия Военно-морских сил СССР

На VII Всесоюзном съезде Советов в феврале 1935 г. членами ЦИК были избраны 36 военачальников и политработников, из которых в 1937 г. подавляющее большинство – 30 человек были объявлены «врагами народа».

Во время Большого террора в СССР последовательно нагнеталась истерия поиска «врагов народа». Во всей советской прессе, от центральной, до местных изданий, постоянно выходили материалы с кричащими заголовками: «И впредь будем уничтожать изменников!», «Раздавить гадов!», «Наше красноармейское слово – уничтожить шпионскую гадину!», «Пусть трепещут все шпионы и диверсанты», «Подлая банда шпионов получила по заслугам!», «Всегда будем помнить о капиталистическом окружении!»

Поощряемая органами НКВД слежка советских людей друг за другом (и чужаками) вылилась во множество доносов – как за соседями, таки и коллегами по работе. Так 11 октября 1937 г. начальник Политуправления Черноморского флота (назначенный 11 мая 1937 г.) дивизионный комиссар Пётр Максимович Фельдман состряпал донос на своего начальника, командующим флотом флагмана 1-го ранга П.И. Смирнова-Светловского (назначенного 15 августа 1937 г.). Донос не помог Фельдману – он сам был 28 января 1938 г. отстранен от занимаемой должности приказом и 15 августа 1937 года арестован в Москве. Через неделю он был осуждён ВКВС СССР по ст. 58-1"б", 58—7 и 58—11 УК РСФСР и приговорён к расстрелу с конфискацией имущества и лишению воинского звания «дивизионный комиссар» по обвинению в участии в военном заговоре по «Делу Тухачевского» и за личную дружбу с начальником Политуправления РККА армейским комиссаром 1-го ранга первым зам. наркома обороны СССР Гамарником. В тот же день Фельдман был расстрелян на полигоне «Коммунарка», а 2 июня 1956 года реабилитирован Военной коллегией.

Петр Иванович Смирнов-Светловский был арестован НКВД 26 марта 1939 года по обвинению в измене Родине, участии в контрреволюционной организации и вредительстве. Ряд недостатков в организации строительства складов, баз флота, торпедных катеров были трактованы как умышленное вредительство. 16 марта 1940 года ВКВС СССР признала Смирнова-Светловского виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктами 1«б», 7 и 11 статьи 58 УК РСФСР и приговорила его к расстрелу. Приговор через несколько часов был приведен в исполнение. 23 июня 1956 года Смирнов-Светловский был полностью реабилитирован.

В сентябре 1937 года первый секретарь Дальневосточного крайкома ВКП(б) И.М.Варейкис ( с 15 января 1937 года), в своем письме вождю народов информировал, как идет работа по разоблачению «врагов народа» в ОКДВА (Особой Краснознамённой Дальневосточной армии), обращал внимание на происходящее у военных моряков-дальневосточников. «Значительно слабее развивается работа в Тихоокеанском флоте. До последнего времени здесь имелось даже некоторое распространённое такое мнение, что вообще военно-фашистский заговор вскрыт в армии, а во флоте обстоит все благополучно. Военный Совет Тихоокеанского флота при нашей помощи развернул политическую работу по выкорчёвыванию шпионов, троцкистов и бухаринцев. Но в этом отношении предстоит ещё много поработать Военному Совету Тихоокеанского флота…»

Но это послание самому Иосифу Михайловичу Варейкису это не помогло — 3 октября 1937 года он был снят с должности 1-го секретаря Дальневосточного краевого комитета ВКП(б) и отозван в Москву. Через неделю был арестован на подъезде к Москве как один из активных участников контрреволюционной правотроцкистской организации на территории Центрального Черноземья. 29 июля 1938 года  Варейкиса расстреляли на полигоне «Коммунарка». 26 мая 1956 года был реабилитирован.

«Как ни странно, но органы НКВД проводили «чистки» не только среди старшего и среднего комсостава, но и среди будущих командиров – курсантов военных училищ и даже младших командиров, красноармейцев и краснофлотцев.

Так, если в 1936 г. количество отчисленных из 49 военных училищ составило всего 1 тыс. 618 чел. (4,4 % от общей численности курсантов), 7 % из которых были удалены по политическо-моральным соображениям, то через год, в 1937 г., было отчислено почти в два раза больше – 2 тыс. 674 курсанта (7,2 % численности всех обучаемых), причем 53,8 % из них – по политическо-моральным причинам.

Среди отчисленных из вузов и уволенных из РККФ были сыновья репрессированных командиров и начальников, в частности: курсант 2-го курса ВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского В.В. Кангелари (сын корврача В.А. Кангелари), курсант ВМУ В.И. Кутяков (сын комкора И.С. Кутякова) и ряд других».


Сталин внимательно следил за советской литературой:  писатель считался важным, почти номенклатурным работником, «инженером человеческих душ». Допускать в литературу людей идейно порочных,  морально неустойчивых, было преступлением.  Между понятием «писатель» и званием члена Союза писателей стоял знак равенства. Тот, кто печатался, становился членом Союза, и только член Союза мог печататься. Получался абсурд, полное отсутствие социальных лифтов. Прежде чем вступить в КПСС, нужно было побыть кандидатом в члены партии. То же самое и с Союзом писателей: вначале нужно было пройти выучку на специальных курсах для молодых писателей, они назывались ЛИТО – литературные объединения. Руководитель ЛИТО рекомендовал произведения лучших своих питомцев к печати, участники ЛИТО приглашались на разного рода молодежные конференции, печатались в альманахе «Молодой Ленинград», подавали заявления в Союз писателей с рекомендацией двух его членов…»

Лев Лурье, Софья Лурье. Ленинград Довлатова. Исторический путеводитель

Авторы книги, назвавшие ее в предисловии путеводителем по времени и месту (Ленинграду 1944-1978 гг.), брали интервью у вдовы и друзей Довлатова. В тексте книги, состоящей из трех глав-маршрутов, рассказывается о периодах жизни писателя и самой страны – от позднего сталинского времени до эпохи брежневского «застоя».

Один из разделов посвящен «Слезе социализма» — так в шутку называли дом-коммуну инженеров и писателей, программное авангардное строение, возведенное в 1932 году известным архитектором Андреем Олем. В этом кооперативном доме (Рубинштейна,7) жили инженеры, чекисты и писатели (в том числе – с 1932 по 1943 гг. – Ольга Бергггольц). К началу 1950-х писателей там почти не осталось. В доме жила тетка Довлатова, Маргарита Довлатова, которая во время начала писательской карьеры племянника работала старшим редактором в издательстве «Советский писатель».

В книге рассказывается и о неформальном Ленинграде – в том числе послевоенной шпане, которая даже отличалась особой униформой – ремнями с тяжелыми пряжками для драки, туго натянутой на уши серой кепкой букле (называемой «лондонкой»), дополняемой белым шелковым шарфом и черным двубортным драповым пальто.

Фарцовка, возникшая в ее классическом виде в середине 1950-х годов, базировалась в основном во всех местах, входящих в программу экскурсий «Интуриста» — от крейсера «Авроры» до Эрмитажа и гостиниц, где селили иностранцев. Элитой — с точки зрения доходов, но и риска — считались «валютчики». В приведенном воспоминании одного из фарцовщиков того времени — среди знакомцев — упоминаются Довлатов и Бродский.

Отдельная тема — Дом книги, расположенный на Невском проспекте, описание книжного бума того времени, и новинок — первых после 1930-х годов и официального забвения вышедших сборников Исаака Бабеля, Андрея Платонова, Всеволода Багрицкого.

В книге уделено внимание ЛИТО — литературным объединениям, Дому писателей им. Маяковского, Дому журналистов, ГЭБу — Государственному экскурсионному бюро, кафе-автомату  на Невском, пивным ларькам и популярным ресторанам.

«В сталинское время обычный человек в ресторан не ходил. Там сидели челюскинцы, генералы, народные артисты и дипломаты. Официальный образ ресторана – злачное место, где собирается преступный элемент, а иностранцы вербуют шпионов. В середине 1950-х модная городская молодежь преодолела робость и вошла в крутящуюся дверь, за которой наблюдался строгий швейцар. Это было сродни поездке за границу. Накрахмаленные скатерти, искусная сервировка, любезные официанты, блюда, которые прежде можно было увидеть только в книге о вкусной и здоровой пище, а также вполне приемлемые регулируемые государством цены. Стипендия была 30 рублей, посещение ресторана с девушкой без особых роскошеств укладывалось в три. Порция зернистой черной икры – 1 р. 70 к., паюсной – 90 коп., куриный жульен – 60 коп. Самое дорогое горячее блюдо, цыпленок табака, — 2 р. 75 коп. Средний счет для компании из трех человек – 6 рублей».


«Для того чтобы изучить развитие определенного экономического явления и его причин, необходимо выбрать среди упомянутых факторов самые важные и определяющие. Безусловно, этот выбор должен осуществиться с учетом всех сторон и граней развития явления. Создание идеальной модели, основанной на ценностных критериях, может направить исследователей к изучению других факторов, которые влияют на развитие явления, но остались без внимания и не были выбраны, и выявить новые определяющие грани и связи этого явления. Потому что явления в гуманитарных науках испытывают влияние со стороны множества качественных факторов и порождают сложные связи, которые, как правило, остаются непознанными. Ценностные критерии создателей идеальной модели дают исследователям более широкие возможности для изучения других факторов, господствующих в области явлений, изучаемых общественными науками».

Ценности и принципы исламской экономики

Издание посвящено рассмотрению различных вопросов экономического плана, но в первую очередь тому, возможно ли органично сочетать в экономической теории и практике не только мотивы сугубо материальной выгоды, но и морально-нравственные аспекты. По мнению ученых, работавших над созданием этой монографии, использование критериев морального плана полезно уже тем, что позволяет создать универсальную идеальную модель, которая не будет зависеть от точки зрения какого-то отдельного сектора бизнеса или, тем более, небольшой группы людей. Это позволяет уберечь общество как от хищнического ведения бизнеса, невзирая на ущерб, наносимый людям или природной среде, так и от рывка в другую сторону, когда отрицанию подвергается сама идея предпринимательства и частной собственности.

При этом, по мнению авторов, опора в том числе и на моральные критерии позволяет обеспечить более плавное и гармоничное развитие рынка труда и общества в целом. Эта проблема особенно актуальна для развивающихся стран. Если бизнес инвестирует средства в формирование слоя образованной и квалифицированной рабочей силы в этих странах, то повышается общий уровень жизни населения, дети из бедных семей получают доступ к знаниям и навыкам, позволяющим новому поколению войти на рынок труда. Тем самым инвестиции в человеческий капитал способствуют устойчивому экономическому росту и развитию.

«Частная собственность мотивирует человека к активной экономической деятельности, так как дает ему право владеть плодами своего труда. По этой причине человек становится более инициативным и творческим, у него появляется больше стимулов к сохранению своих достижений, так как именно он пользуется ими. Это лучше всего прослеживается в сравнении двух организаций, одна из которых находится в частной собственности, а другая – нет.

Если имущество человека является его собственностью, то он может самостоятельно принимать экономические решения, строить планы и повысить уровень своей жизни. Но если плод его труда не  будет  принадлежать  ему,  он  не  сможет  самостоятельно  принимать решений в его отношении, а это может расстроить его жизнь».


«Невежественные люди не только совершают ошибки, но и собственное невежество не позволяет им это признать… Эффект Даннинга-Крюгера можно увидеть на любом сайте, отпивающем науку (особенно если читать комментарии), будь то изменение климата или эволюция, вакцинация или традиционная медицина. Люди выдвигают «теории» и отпускают критические замечания, которые, на первый взгляд, выглядят вполне убедительными, но при более пристальном изучении рассыпаются в пух и прах…

Жертвами невежества могут пасть не только случайные комментаторы. Сами ученые иногда попадаются в ловушку Даннинга-Крюгера. Нередко можно встретить химиков или, скажем, нейрохирургов, оспаривающих положения климатологии или геологии и утверждающих, что их знания в той или иной области дают им право высказывать свое мнение по всем научным вопросам. На самом деле нейрохирурги много меньше прочих подготовлены к дискуссиям о чрезвычайно сложных проблемах климатологии. Обладая высокой квалификацией в одной области науки, можно оказаться полным профаном в другой».

Джон Грант. Не верю! Как увидеть правду в море дезинформации

В 1999 году исследователи Джастинг Крюгер и Дэвид Даннинг выдвинули гипотезу, что люди с низким уровнем квалификации, не только часто делают ошибочные выводы, принимая неудачные решения, но оказываются неспособными проанализировать и осознать совершенные ими ошибки именно из-за низкого уровня своей квалификации. Для проверки этой гипотезы Крюгер и Даннинг организовали серию экспериментов, в которых исследовали разницу  между настоящими способностями человека и его восприятием этих способностей (их переоценкой).

В тексте рассказывается о том, что такое глобальное потепление и каковы его последствия, способна ли исцелить гомеопатия и насколько «адекватны» штампованные гороскопы. Автор уделяет внимание и истории с прививками, их последствий и аргументам противников прививок. Грант подробно анализирует инструментарий лжецов, самые распространенные приемы и методики.

Одна из глав посвящена исследованиям аномальных явлений, в том числе — истории Майкла Эдвардса и Стивена Шоу, которых в 1982 году  пригласили в Лабораторию психических исследований Макдонелла, основанную в 1979 году в университете Вашингтона в Сент-Луисе. Они там продемонстрировали выдающиеся способности в парапсихологии, сгибая ложки и показывая прочие чудеса, ученые начали готовить научную публикацию. Но Эдвардс и Стивен признались в обмане. В результате потерявшая свою репутацию Лаборатория Макдонелла в 1985 году закрылась.

«Был и еще один посыл, на сей раз для традиционного научного общества: при изучении заявлений о паранормальных явлениях классические ученые, вероятно, худшие исследователи из всех. Причина очевидна. Наука не особенно приспособлена к работе с мошенничеством: да, доказательства порой могут быть неоднозначными и трудными для интерпретации, но обычно они не фабрикуются.

Рэнди и его молодые коллеги наглядно продемонстрировали ученым, что если те и впрямь хотят изучать сверхъестественное – издавна являющее вотчиной аферистов и шарлатанов, — то должны обязательно включать в свою команду профессионального иллюзиониста. Тот же самый урок был преподнесен несколькими столетиями ранее, когда шарлатаны-медиумы, которых мастерски разоблачал Гарри Гудини, без труда оболванивали выдающихся естествоиспытателей. Однако этот опыт, к сожалению, был забыт».


Статья написана 12 июля 00:22
Размещена также в рубрике «Интервью»

Владимир Александрович Торин – автор романов-бестселлеров «Амальгама» и «Амальгама 2. Тантамареска».

Как вы выбираете изображения для обложек своих книг? Что символизирует картина на обложке «Тантамарески»?

Обложки моих книг, действительно, вызывают большой интерес у читателей. К примеру, на обложке «Амальгамы» среди прочих исторических персонажей был изображён Владимир Путин, что, безусловно, придало дополнительный интерес к роману. Обложка книги «Амальгама 2. Тантамареска» — это картина французского живописца XVIII века Жана Ипполита Фландрена «Юноша, сидящий на берегу моря». Как это и полагается в классической живописи, юноша обнажён и это явилось причиной настоящих разборок с несколькими крупными книжными магазинами, которые, на всякий случай, требовали «юношу одеть». Разум победил, юношу одевать не стали, и теперь на обложке – символ беззащитности человека перед роком, надвигающейся судьбой и ощущение, что единственное, что может спасти человека, – это любовь, о чём, собственно и рассказывает книга «Тантамареска».

Сколько времени ушло на «проработку» исторической подкладки, изучения деталей событий Прошлого, их взаимосвязей между собой?

Вся жизнь! Действительно, я всю жизнь интересуюсь различными интересными событиями, удивительными историями, занимательными фактами из биографий великих людей, с удовольствием рассказываю об этом друзьям, и, с недавних пор, ещё и читателям. И, как выяснилось, людям это нравится.

Были ли какие-нибудь забавные случаи в процессе работы над книгами? Неожиданные встречи, совпадения, ощущение дежа-вю?

Сколько угодно! Достаточно сказать, что сюжет книги «Тантамареска», в которой рассказывается об удивительной природе человеческих сновидений, мне… приснился! И, вообще, в человеческих снах очень много неизученного, неизведанного и загадочного. Я попытался лишь чуть-чуть приоткрыть завесу этой тайны и, судя по всему, наткнулся на какую-то невидимую часть айсберга человеческих страхов и суеверий. У всех есть какие-то заветные истории, связанные со сновидениями. Я сужу по многочисленным письмам, которые отправляют мне, часто совершенно незнакомые люди в социальных сетях.

Насколько, по-вашему, отличался человек минувших веков от нашего современника?

Вообще ни насколько. Люди не меняются. Никогда. Какая разница, сжимает убийца в руках средневековое копьё или автомат Калашникова? Он всё равно остаётся убийцей. Или если человек защищает свою честь, то всё равно, написали про него ложь в интернете или пустили про него сплетню на древнеримском рынке среди плебеев. Суть остаётся одной и той же. И вот эти простые человеческие слова: любовь, ненависть, счастье, зависть, честь, доброта, дружба – они остаются неизменными, как бы ни шёл вперёд прогресс.

В какой степени важны именно сверх-тайны и таинственные организации, управляющие миром, для наших современников? Или — для их комфортного восприятия мира?

Людей всегда влекли тайны. Что-то загадочное и неизвестное. Поэтому в моей книге так много рассказов про различные тайны, многие века занимавшие современников. Правда ли, что таинственный сибирский старец Фёдор Кузьмич был русским императором Александром I? Или почему Гарибальди после посещения российского Таганрога вдруг начал революцию в Италии? Какие секреты скрывают Шведские ворота в Риге? При каких загадочных обстоятельствах погиб римский император Нерон? Почему святого Петра распяли вниз головой? Это не только познавательно, но и интересно. А если, прочитав мою книгу, человек узнает что-то новое, я буду только рад. Так, например, однажды сын моих друзей получил в школе пятёрку по истории. Он на уроке рассказал, как крестоносцы в IV Крестовом походе штурмовали Константинополь вместо Иерусалима. Он просто посмотрел картинки в моей книге «Амальгама», которую стащил у родителей. И, в итоге, получил пятёрку по истории. Я был очень рад, когда они мне всё это рассказали. Не зря, значит, книга была написана!

В двух романах описано множество мест — Венеция, Лондон, Кёльн, Константинополь, Москва, Вильнюс, Рига, Париж… Вы во всех сами побывали, облазили, пощупали, заглянули в тайники и хранилища?

Конечно! Облазил, пощупал, заглянул в тайники и хранилища. И сделал это, прошу заметить, неоднократно! Мне было это интересно. Надеюсь, этот интерес удалось передать и читателям.

Были ли среди них места, где возникало ощущения чувства потери реальности?

Да, такое случалось. Ну, например, когда я пытался разобраться, что же скрывается за высокими стенами старинной крепости в итальянском городе Гаэта. Очень старая крепость охраняется вооружёнными военными и полицейскими патрулями так, как будто там скрывается какой-то очень важный секрет. Кроме того, там находится военно-морская база США. Я просто кожей чувствовал какую-то древнюю тайну, и снились мне там, в этой Гаэте, необычные сны. Потом всё это я описал в романе «Тантамареска». Послушайте, я иногда даже боюсь своих снов!

Помог ли вам в ваших литературных работах журналистский опыт?

Конечно. Всегда здорово, когда ты умеешь складывать буквы в слова, а слова – в тексты. Хотя, уверен, что мне ещё есть над чем здесь работать.

Как, по-вашему, долго наши сны останутся только нашей собственностью? Возможны ли в реальности если не сейчас, то в будущем эксперименты, подобные тем, что вы описали в романе «Амальгама2. Тантамареска»?

Увы, как это ни печально, всё идёт к тому, что и сны наши скоро перестанут быть нашей собственностью. Посмотрите, как стремителен прогресс! То, что каких-то двадцать пять лет назад казалось совершенно невероятным, сегодня – обыденность и рутина. И всё это будет только продолжаться. А выход прост: нужно сосредоточиться на том, что сквозь тысячелетия остаётся неизменным. Что это, я уже говорил: счастье, дружба, любовь.

В вашем романе описано сосуществование человечества с представителями более древней цивилизации, но исключительно во снах: «Тантамарески — это, оказывается, всё человечество и этому феноменальному эксперименту — уже несколько тысяч лет! И, действительно, кто там вставляет голову в твоё тело, пока ты спишь? И почему ты ничего не помнишь? Ведь что-то происходило с тобой всю ночь! И с зеркалами тоже интересно получается. Выходит, что люди, глядя на своё отражение в миллионах зеркальных поверхностей, на самом деле заглядывают в лицо вечности и таинственным повелителям одной трети своей жизни...». А что в такой картине мира, остаётся на долю людей?

Жить. И переживать все те чувства, которые нам дарит каждый новый день. Ведь каждый человек – это целый космос. Со всеми своими переживаниями, печалями и радостями. Невероятный, огромный мир.

Книга выглядит очень кинематографичной и захватывающей, вы сразу учитывали возможность экранизации?

Разговоры о том, что всё это необходимо экранизировать, не смолкают ещё со времён выхода первой книги – «Амальгама». Думаю, уже в ближайшем будущем это случится.

Как вы сами ощущаете Время? Как нечто непрерывное или «есть варианты»? А сейчас «наше время» — и бывает ли «наше время» вообще?

«Наше время» — оно всегда. Всегда, пока есть мы. И каждый человек по-своему проживает своё время. Потому что каждый человек – это огромный, непознанный, неведомый мир. И, что особенно забавно, этот мир непознан и неведом часто для самого этого человека.

Если бы вам предоставили портал, ведущий в любое время и место, куда бы вы отправились?

Да вот сюда, к вам! Что может быть интересней, чем жить тем, чем ты живёшь в данное время? Здесь и сейчас!

Беседовал Алекс Громов


Статья написана 9 июля 02:05
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.


«После мирового успеха фильмов Болливуда, взоры многих современных творцов моды вновь обратились к сари и индийской моде. Если присмотреться внимательно к историческим и фантастическим фильмам, сериалам и сагам («Александр», «Звездные войны», «Вавилон 5», «Зена – королева воинов», «Динотопия» и т.д.), очевидно, что большинство костюмов создано из тканей индийского происхождения — сари с каймой, парчи, шелка и хлопка».

Арти Д. Александер. Fashion India

Издание, написанное дизайнером и энтографом, представляет собой подробную и увлекательную энциклопедию по истории, культуре, искусству и психологии Индостана, влиянии этой загадочной цивилизации на современность. Блеск дворцов, одеяний и драгоценностей владык, магия ароматов, исцеляющих и любовных специй, костюмы храмовых танцовщиц, деловых леди и простых деревенских девушек, одеяния и обычаи самобытных племен, оружие воинов, ритуальный и современный пирсинг, временные тату хной  и повседневные украшения – всё отражено в этом красочном исследовании. Оказывается, национальная одежда разных регионов Индостана вовсе не только сари, но обширное многообразие платьев и костюмов. А украшения здесь традиционно носят не только женщины, но и мужчины. Недаром даже на древних индийских скульптурах можно заметить, что количество драгоценностей у мужчин и женщин — почти одинаково. Считается, что украшения, носимые мужчиной, подчеркивают его силу и мудрость, поскольку сила без красоты — лишь половина силы. Древние ценили гармонию и с помощью украшений могли усиливать свои внешние и внутренние качества. Индийские мастера, создавая свои прекрасные изделия, учитывают личность того, кому оно предназначается.

«Уже в доарийские времена Индия славилась своими ювелирами. На раскопках древнейших цивилизаций Хараппы и Мохенджо Даро были найдены украшения из золота, серебра и драгоценных, полудрагоценных камней (сердолик, агат, яшма, нефрит, лазурь...). На территории Пакистана (в Сиркапе и Бхире), найдены при раскопках замечательные по мастерству изготовления браслеты, ожерелья и кольца. Некоторые племена Тамилнада (это место зарождения одной из древнейших культур — в районе Южного Аркота и в Маллапади обнаружены наскальные рисунки и остатки орудий труда доисторического человека) до сих пор носят украшения, подобные тем, что носили их предки на заре этой цивилизации… В отделе древностей Лувра хранятся подвески, по мнению историков относящиеся к этрусской культуре. Они напоминают изделия, которые до сих пор носят в Тамилнаде. Индия — это путешествие в Прошлое. Она сберегла для потомков не только сари, но и украшения, тех культур, которых уже нет. Индийские броши из Симлы — оригинальны и... напоминают старинные серебряные броши Ирландии, на ассирийских барельефах видны серьги — подобные тем, что носят в Гуджарате. Браслеты и пояса, найденные в Мохенджо Даро и Хараппе схожи с древнеегипетскими и вавилонскими. Даже некоторые браслеты ацтеков и майя, живших на расстоянии тысяч миль от Индии, имеют похожий дизайн».


«А меж тем капитан порутчик фон Веиден проходом появился в Низовой, от которого маленько устрашились. И вместо трех кораблей 20 почли. А меня спрашивали, за каким делом оной по сему Каспийскому морю так многочисленно вооруженно гуляет, на что я им удобной ответ отдал. Потом получил я ведомость из Астрахани, что Ваше Величество весной некоторую викторию получили и великие приуготовления против неприятеля чинятся, чего ради сей хан полутче нас стал почитать и ласково принимать. Однако ж не без заговорки спрашивая меня: за каким делом послан я к бухарскому хану, и его посол давно ли к Вашему Величеству из Бухарин приехал, за каким делом?»

Посланник Петра I на Востоке. Посольство Флорио Беневени в Персию и Бухару в 1718 — 1725 годах

Это издание содержит целую подборку уникальных исторических документов, а именно – писем русского посланника Флорио Беневени. До того, как стать посланником царя Петра на Востоке, секретарь Иностранной коллегии Флорио Беневени выполнил уже немало дипломатических поручений разной степени важности и секретности. Подробностей о его жизни почти никаких не известно. По его собственным словам, «в 1708-м году бывший в Константинополе полномочным послом граф Толстой принял меня в службу...». Уроженец города Рагузы (ныне Дубровник в Хорватии) Флорио знал не только итальянский язык, что было немаловажным обстоятельством – ведь именно итальянский был на тогдашнем Востоке весьма распространенным языком дипломатического общения. Владел он также в совершенстве персидским, турецким, татарским языками.

В феврале 1716 года к русскому царскому двору прибыл бухарский посол Хан-Кули-бек со свитой, который доложил о желании хана принять у себя ответное посольство царя Петра. В качестве посла был выбран Флорио Беневени. Флорио Беневени, несмотря на трудности путешествия, аккуратно выполнял всё, что было ему поручено царем Петром, сообщая о своих наблюдениях и о том, что рассказывали ему другие путешественники, в подробных письмах.

«Из российских товаров видел он в Балхе и Бадаксане токмо из мелочей, а именно иглы, зеркалы, ножницы, перлы бисерные цветные, что из стекла из мелочей, выдры, бобры, юфть, лосины или замши, сукно подлое самое из цветов зеленых, васильковых и красных и малое число сукон добрых, английских, которые токмо на одне шапки покупают, которые товары меняют також на золото и на серебро... Золото и серебро получают в Балхе из Бадаксана, а в Бадаксане берут из реки Дарьи в летнее время, а именно в июне, в июле, в августе и в сентябре, когда бывают жары и вода в той реке мала. Оное золото натуральное, а не руда, и берут из песку, который берут из реки Дарьи и моют в котлах, а потом, высуша на кожах, бьют прутками, и тако оное золото меж песком означивается, и вывевается от ветру песок, а остается самое чистое золото…»


«Импозантное здание было построено в 1888 году Виктором Шретером специально для Русского для внешней торговли банка. В отделке фасада применены вюртембергские песчаники красного (цоколь и портал), зеленого (бельэтаж) и желтого (третий и четвертый этажи) цветов. В главном, фасадном здании по Большой Морской, помимо парадных входов, гардеробных, комнаты для швейцаров и большого вестибюля, находились: на первом этаже – кабинеты товарища директора и доверенных банка; на втором этаже – зал Совета с приемными и кабинеты директора банка и доверенного, на третьем этаже – квартира директора с собственными входами, как парадным, так и черным…

Русский для внешней торговли банк был основан в 1871 году. К 1910-му имел 76 филиалов. По объему операций банк в 1900-м занимал 4-е место, в 1914-м – 3-е, а к 1917-му – 2-е среди российских банков. По размеру акционерного капитала (60 млн руб.)делил 1-е место в России с Азовско-Донским и Петроградским международными коммерческими банками. Банк кредитовал внешнюю и внутреннюю торговлю, обеспечивал производство 20% российского сахара…»

Лев Лурье. Град обреченный. Путеводитель по Петербургу перед революцией

В книге подробно, с обилием архивных фотографий, рассказывается о последних годах столицы Российской империи, ее присутственных местах и государственных деятелях, банках и известных магазинах, меценатах и выпускаемых в то время журналах.

Лурье описывает и всевозможные развлечения, среди которых достойное место занимали дорогие рестораны и привилегированные клубы, и прочие злачные места. Так «главным искусом Невского» являлись различные дамы и девицы. В галереях Пассажа прогуливались дорогие содержанки – «сенаторские девушки». Модные молодые эстонки и латышки восседали в кафе «Крафта» у Аничкова моста.

Поскольку получение ссуд из бюджета, решение запутанных судебных дел и устройство отпрыска в престижное учебное заведение или гвардию требовало визита в столицу, то нужно было место проживания. Самой престижной и дорогой гостиницей города была «Европейская», насчитывавшая 260 номеров. Во многих стояли рояли, полы были устланы коврами. В гостинице были: винный погреб, хлебопекарня, два ресторана и одна библиотека. Здесь останавливались иноземные короли и принцы, премьер-министры и российские губернаторы, текстильные короли и золотопромышленники, прославленные актеры, танцоры, певцы.

Отдельные главки посвящены Императорскому Русскому музею, дому компании «Зингер», Штабу гвардейского корпуса, Генеральному штабу, Исаакиевскому собору, «Астории», посольства европейских держав и другим достопримечательностям.

«Министерство иностранных дел занимало восточное крыло Главного штаба, выходящее одним фасадом на Дворцовую площадь, другим – на набережную реки Мойки, 39-41…

Министерство состояло из совета при министре, канцелярии, трех департаментов – азиатского; внутренних сношений, личного состава и хозяйственных дел; отдела печати и архивов: в Петербурге и Москве.

С 1900 по 1906 год министерскую должность занимал граф Владимир Ламсдорф, выпускник Александрийского лицея и Пажеского корпуса, карьерный дипломат, проработавший всю жизнь в самом министерстве и ни разу не служивший ни консулом, ни послом…

В 1906 году министром становится Александр Извольский, окончивший, как и его предшественник, Александрийский лицей, он обладал гораздо большим профессиональным опытом…»


«Удивительно, но почти трехсотлетняя история подлогов письменных источников по истории России оказалась на редкость разнообразной. Вместе с изменением носителей информации и способов ее закрепления изменялись темы и техника изготовления подлогов. Ксерокс, факс, компьютер сегодня стали обычными инструментами в руках фальсификаторов. Вместе с ростом многообразия подлинных документов расширялся и видовой состав подложных исторических источников: появлялись поддельные дневники, мемуары, протоколы и т.д. Средства массовой информации сегодня способны более оперативно, масштабно и назойливо обеспечить подчас скандальное бытование подлогов, эффективно манипулируя с их помощью общественным мнением. Нет никаких сомнений в том, что на определенном этапе подлоги исторических источников стали сферой активного приложения усилий специальных государственных служб. Стало все сложнее «вычислять» их авторов. И все же в целом топология подлогов, механизмы их изготовления и бытования были постоянны, ибо остается неизменной природа обмана».

Владимир Козлов. Тайны документальных фальсификаций или Обманутая, но торжествующая Клио: анализ подделок докум. ист. источников по российской истории в XVIII – начале XXI века

Какова роль подделок исторических документов? В книге разбирается история завещания Петра I, «мемуаров» старицы Марии Одоевской, княжны Таракановой – «принцессы Володомирской» (заявлявшей, что она является обладательницей копий с завещаний Петра I, Екатерины I и Елизаветы Петровны), «Сказания о Руси вечем Олзе». Отдельные главы посвящены  текстам с записями речей, произнесенных в доме патриарха во время избрания на царство Бориса Годунова; бумагам Алексея Румянцева о смерти царевича Алексея;  «директиве» Коминтерна о подготовке мировой революции и «личному дневнику» Берии (от Кремлева), а также «Свидетельству очевидца» об убийстве царской семьи.

Многие подделки был разоблачены почти сразу после своего появления, но до сих пор вызывают неподдельных интерес у многих. Одной из причин живучести подделок является то, что «мифологическое восприятие прошлого присутствует и в сознании людей, профессионально занимающихся вопросами, в круг которых нередко входят и подделки. Здесь идол мифа подчас уступает место идолу концепции. Очень трудно избавиться от фактов из подделанного документа, «вписывающихся» или эффектно подтверждающих концепцию, сложившуюся на основе изучения подлинных и достоверных источников. В этом случае подлог не только не разоблачается, но и получает концептуальную обоснованность».

В издании подробно рассказывается о разновидностях подлогов. Так по характеру возникновения они делятся на наведенные, которые автору фальсификации заказываются и очарованные, которые изготовляются по инициативе самого автора. А вот по технике изготовления подлоги делятся на мимикрирующие, скальпированные и скалькированные. Мимикрирующие – подражающие внешним и внутренним особенностям подлинного документа. Примеры таких подделок: «Постановления Политбюро ВКП(б)» и «Дневник Вырубовой». «Скальпированный подлог – фальсификация, представляющая собой исключение части текста подлинного источника путем его подчистки, замазывания, вырезания и т.д. Примером скальпированного подлога можно считать «письмо Андропова» в ЦК КПСС об Андрее Синявском. Скалькированный подлог – фальсификация, основанная на перенесении текста подложного источника в текст подлинного источника, в том числе с помощью подделки подчерка. В числе такого рода подделок – запись о Крякутном в тетради Сулакадзева «О воздушном летании»…»

В кругах российской эмиграции появление части подлогов объясняется именно политической целесообразностью. Почву для подлогов исторических источников воздавали и внутренние процессы. Среди «всплывших» на поверхность в конце XX века документов – некий «приказ» Берии-Жукова, который на самом деле представлял собой немецкую листовку 1944 года.

«Как мы видим, суть приказа Л.П. Берии и Г.К. Жукова, тиражированного типографским способом, сводилась к тому, чтобы во второй половине 1944 г. депортировать украинцев, проживавших на оккупированной гитлеровцами территории, освобождаемой частями Красной Армии, и установить агентурный контроль над теми украинцами, которые служили в Красной Армии, но не происходили с оккупированных территорий. Приказ определял порядок и технологию депортации и агентурного контроля».


«Фобия – это обратная сторона любви либо её противоположность. Все вещи, доведённые до уровня прекрасного и истинного, то есть доведённые до уровня живого воплощения идеальных пропорций, вызывают симпатию и любовь, как например великие творения музыки и живописи. Следовательно, мы можем прийти к выводу о том, что фобия есть результат отсутствия гармонии в сущем и сознании… Возникновение, расширение, углубление и активизация психологии и ментальности подобных фобий есть не что иное как отражение остатков «первой природы» (инстинкты). Ксенофобия и нацфобия есть более широкая форма племенной фобии, а племенная есть более широкая форма первобытной дикой фобии как естественной формы выживания и противостояния опасности».

Исламофобия: сборник статей. Сост. М. Аль-Джанаби

Книга  из серии «Актуальный философский дискурс» посвящена истории непростых, а порой и напряженных отношений Запада и Востока. Авторы материалов, вошедших в сборник, рассматривают причины появления напряженности, которые, как правило, были тесно связаны с экономическими интересами средневековых правителей европейских государств, а также страхами и слухами, блуждавшими среди необразованных людей. Европейские ученые давно стали интересоваться различными аспектами жизни, историей, культурой и научными достижениями Востока, но порой это выглядело как интерес просто к экзотике. Впрочем, обладатели самых выдающихся умов часто владели восточными языками и осознавали как подлинные достижения науки мусульманских стран, так и их заслуги в деле сохранения научного наследия античного мира. В издании анализируются вехи европейской истории и такой парадоксальный феномен, как фобия, порожденная многовековым развитием культуры.

«Крестовые походы, которые были предприняты ради «осуществления мечты», до недавних пор считались важнейшим событием Средних веков и фактором развития городов и установления стабильной политической системы на Западе. Лишь в последние годы некоторые рассматривают их как очень затратные и пагубные события, которые привели к ухудшению отношений между Западом и мусульманами. Основное мнение на Западе в большей степени основано на идеологических мотивах Крестовых походов. На тех основах и принципах, которые, в целом, считают исторические суждения такими же, как суждения элементарной математики…»


«Мне, как и другим товарищам из партийного руководства, было и тогда ясно, что при проведении массовых репрессий допускались серьезные ошибки, прямые злоупотребления. Хотя в те годы соответствующие государственные органы направляли в ЦК многочисленные протоколы следственных дел, в которых были разные «признания» арестованных в контрреволюционных актах, в предательских связях с иностранными капиталистическими государствами и т.д., вынужденный характер этих «признаний» нередко был очевиден. В личных беседах со Сталиным я не раз предлагал провести основательную партийную проверку работы следственных органов, но это не только не находило поддержки, но и встречало явно отрицательное отношение. Только в отдельных случаях давалось согласие на такую проверку».

Вячеслав Никонов. Молотов

Эти слова принадлежат самому Молотову, который не снимал вину с себя (сказал Ф. Чуеву, что «я отвечаю за все репрессии как председатель Совнаркома») и не перекладывал целиком вину на Сталина. «Не могут снять с себя ответственности за эти репрессии и ближайшие соратники Сталина – члены Политбюро ЦК, секретари крупнейших парторганизаций, которые знали и не могли не знать о том, что творится в партии, в стране». Прожив долгие 96 лет, Молотов, поднявшийся к самым вершинам власти, оказался немногим из уцелевших сталинских наркомов. Кремлевский долгожитель пережил и опалу при Хрущеве и даже был в 1983 году восстановлен в рядах КПСС.

В своё время Молотов отправился со Сталиным на Тегеранскую конференцию — сначала поездом до Баку, затем в бакинский аэропорт, где ожидал главком ВВС Новиков. Самолет сопровождали три девятки истребителей. Первое  пленарное заседание вождей началось 28 ноября 1943 г. в 16.00 в советском посольстве. Председательствовал Рузвельт. 1 декабря 1943 года, как рассказывал Молотов, Сталин пошел на прием к молодому иранскому шаху, и тот, по словам Молотова, «даже растерялся». Американский президент Рузвельт принял официального владыку Ирана в своей резиденции, а Черчилль – в английском посольстве. Сталин пообещал шаху помощь в укреплении Ирана и его власти, и также пообещал передать для иранской армии двадцать танков и двадцать самолетов.

В издании рассказывается о том, как Молотов относился к Хрущеву и тому, как тот продвигал повсюду своих людей, XX съезде КПСС и «антипартийной группе». Но, возвращаясь к тому, что Молотов в годы «Большого террора» был председателем Совнаркома, — какова была его роль? «Молотов никогда не относил себя к инициаторам политики репрессий и отрицал, что когда-либо выступал за ужесточение наказаний. В 1937-1938 годах в Политбюро из НКВД были представлены 383 списка на арест, которые включали в себя 44 тысячи имен. Из этих 383 списков Сталин подписал 362, Молотов – 373, Ворошилов – 195, Каганович – 191 и Жданов – 177. Из этого нередко делается вывод о Молотове как главном инициаторе террора. 9 апреля 1964 года Молотов написал в редакцию «Правды» письмо по поводу заявления Суслова о его визах на «ВМН» на этих списках. «Суслов хорошо знает, что Молотов не принимал и не мог принимать таких решений. Указанная приписка могла означать только одно, а именно, что в ЦК было принято соответствующее решение». Большое количество его подписей объяснялось тем, что именно Молотов председательствовал на заседаниях ПБ. Он неоднократно говорил, что «дело шло на доверии органам». И непомерном рвении Ежова».


«В 1941 г. журнал «Time» не стал называть британского премьера Черчилля «человеком года». Среди претендентов был И.Сталин – но его кандидатура была отклонена «моральным соображениям» — из-за заключенного два года назад пакта с Гитлером, открывшему «фюреру ворота». Зато Сталин был назван «выдающимся воином 1941» — правда, по версии Союза американских индейцев, отправив советскому вождю головной убор из перьев. «Человеком года» стал американский президент Франклин Рузвельт…»  

Уильям Манчестер, Пол Рейд. Уинстон Спенсер Черчилль. Защитник королевства

Обстоятельный фолиант рассказывает о долгой жизни и деятельности прославленного государственного деятеля, уделяя основное внимание событиям Второй мировой войны и непростым отношениям с вождями США и СССР. В 1943 году Иран объявил войну III рейху, официально став членом антигитлеровской коалиции. За несколько месяцев до этого Уильям Аверелл Гарриман (специальный представитель президента США в Великобритании и СССР,  затем — американский посол в СССР) вернувшись в Вашингтон из Тегерана, при встрече сказал президенту Рузвельту, что новый (молодой) шах с почтением относится к британскому премьеру, веря его обещанию, что Ирану со стороны Англии ничего не грозит. «Но Гарриману шах сказал: «С Россией могут возникнуть трудности!» Шах опасался, что советское правительство по окончании войны может проявить «агрессию», и выразил желание установить более тесные связи с Вашингтоном».

Гарриман, родившийся в семье железнодорожного магната Эдварда Генри Гарримана, и знакомый с состоянием иранских железных дорог, нуждавшихся в реконструкции, предложил Черчиллю произвести полную замену путей и затем ввести в эксплуатацию. После отказа Черчилля, Гарриман провел переговоры с руководством крупнейшей американской компании, владевших в США сетью дорог (Union Pacific Railroad), согласившихся отправить в Иран не только геодезистов, но и подвижные составы, и самые передовые (на тот момент) дизельные локомотивы. Благодаря этому была повышена пропускная способность иранских железных дорог, благодаря чему увеличились поставки ленд-лиза для СССР. В иранскую столицу прибыли не только американские железнодорожники, но группы американских врачей и советников. Обеспечением поддержания дисциплины в иранской полиции занялся занимавший пост начальника полиции штата полковник Нью-Джерси Герман Норман Шварцкопф (старший), который вошел в историю криминалистики, расследуя громкое дело о похищении сына всемирно известного летчика Чарльза Линдберга.

«Весной адмиралтейство предложило, а Черчилль согласился прекратить отправку арктических конвоев, что привело Сталина в ярость. Теперь, осенью, когда несколько недель назад три британские субмарины нанесли серьезные повреждения немецкому линкору «Тирпиц», а немецкие подводные лодки практически исчезли с арктических маршрутов, Черчилль оказывал давление на адмиралтейство, которое неохотно согласилось отправить четыре больших конвоя в Мурманск, по одному в месяц вплоть до февраля».


«И моя первая в жизни работа тоже была связана со сценой. Осенью, перед открытием сезона, нас – ребятишек, живших в этом дворе, посылали под сцену вылавливать кошек, которые находили там прибежище в то время, когда театр уезжал на гастроли или труппа уходила в отпуск. Любому, кто работал в театре, известно, что нет ничего страшнее для исполнителя, чем кошка, неожиданно появившаяся во время спектакля на сцене, поскольку в то же мгновение все внимание зрителей переключается на нее. Потому что, сколько бы ни страдали Ромео и Джульетта, публике гораздо интереснее, как к этому относится кошка».

Алексей Баталов. Сундук артиста

Это полноцветное издание – не просто мемуары прославленного артиста, сыгравшего во многих знаковых кинофильмах и театральных постановках, но яркий рассказ о выдающихся актерах и режиссерах, поэтах и художниках, о путях в искусстве, и жизненных условиях. Кто до начала съемок одной из самых популярных советских картин «Москва слезам не верит» мог предполагать, что она получит «Оскара»? Тем более, что денег на декорации выдели недостаточно, и поэтому одной из главных сцен снимали в пустой квартире дома, где шел капитальный ремонт. Сам Баталов согласился на роль Гоши главным образом потому, что съемки планировались без экспедиций, с одним только выездом за город. В книгу включены истории о встречах Баталова с Феллини и Марселем Марсо, поездке на гондоле, проектах и встречах. Среди самых трудных своих съемок на натуре Баталов называет телевизионный проект «Прогулки по Москве», потребовавший настоящих исторических знаний и посещения таких уголков столицы, где мало кому доводилось побывать. В текст книги включены и сказки Баталова – которые, по его словам, «не совсем сказки и, наверное, не совсем для детей». По сказкам Баталова сняты мультфильмы «Чужая шуба» и «Зайчонок и муха».

Помимо увлекательной манеры рассказчика, достоинством издания являются иллюстрации. Среди них – как архивные фотографии, так и кадры из фильмов, и работы самого Баталова-художника.

«Когда я исполнял роль натурщика и наблюдал, во мне пробудился настоящий интерес к рисованию. А позже, благодаря знакомству с замечательным, но неугодным властям художником Фальком, мне посчастливилось стать его учеником. Мастерской у него не было, крошечная картинка не давала возможности нормально работать. И он устроил себе мастерскую на пустующем чердаке в своем подъезде. Конечно, там можно было работать только в теплое время года. Но этот чердак стал для меня академией, строгий и требовательный учитель открыл для меня возможность работать даже над портретом. Так в качестве моих натурщиков страдали братья Борис и Миша, а уж потом и вовсе – Анна Андреевна Ахматова».


«За свою долгую жизнь Толкин изобрел несколько десятков языков, большинство из которых объединяются в эльфийскую семью. Самые известные из них – это квенья и синдарин. Толкин чрезвычайно подробно разработал их грамматику, а главное, историю – в отличие от большинства других искусственных языков про толкиновские мы знаем, как они изменялись со временем. Ведь если мы говорим о языковой семье, то, значит, был предок-язык, из которого происходят входящие в нее языки, и разные закономерности развития для отдельных языков, приводящие к их разделению, — а большинство искусственных языков создаются как незыблемая раз и навсегда данность, истории не имеющая».

Александр Пиперски. Конструирование языков: От эсперанто до дотракийского

На Земле сейчас существует порядка семи тысяч языков. Часть языков умирает, но постоянно добавляются все новые и новые  — уже искусственные языки, делящиеся на разновидности, в том числе – и по тому, откуда их изобретатели берут исходный лексический и грамматический материал — из уже существующих языков или создают все с самого начала.

В тексте уделено философским (так же называемыми логическими) языкам, которые их создатели стараются сделать такими,  чтобы они были устроены строго логично и не имели изъянов и несовершенств обычных человеческих языков.

Отдельная глава посвящена языкам, созданным для межнационального общения, среди которых – эсперанто и его наследникам, зональным международным языкам, предназначенным для носителей близкородственных языков. Аналогичный раздел посвящен и  языкам для новой реальности – артлагам, художественным языкам, изобретенных писателями и кинематографистами миров. Среди них есть тщательно разработанные и имеющие подробную грамматику – у Дж.Р.Р. Толкина (разработавшего даже письменности) и в сериалах «Звездный путь» (клингонский язык) и «Игры престолов», на’ви (в фильме «Аватар») и новояза (из романа «1984»).

«Но главная особенность оруэлловского новояза – это, конечно, лексика. Она состоит из трех пластов: словарь А, словарь Б и словарь С. В словарь А входят самые обычные, бытовые слова, число которых сведено к минимуму и которые по возможности избавлены от многозначности. Словарь С содержит технические термины, необходимые лишь специалистам. Самое интересное – это словарь В. Туда попадают сложные слова, специально сконструированные для политических нужд, например, goodthink’ благомыслие/ благомыслить/ благомыслящий, благомысленный/ благомысленно…»


Статья написана 27 июня 13:35

Дело Джорджа Мартина живет и развивается! Вот и другая ипостась литературы, визуальная.


«В честь седьмого сезона «Игры Престолов», на Поклонной Горе, был проведен фестиваль, посвященный этому сериалу. Это был уже второй  фестиваль, и тысячи поклонников будут иметь возможность посещать его ежегодно. Открытие состоялось в полдень, и, несмотря на необычное холодное лето в этом году, с погодой прямо угадали, никаких дождей, и день радовал солнцем…».

Как это было – удалось по возможности запечатлеть на видео и в иллюстрированном репортаже.


Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9  10




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 39

⇑ Наверх