Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Алекс Громов» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6 [7] 8  9  10

Статья написана 16 февраля 18:13
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Рецензия, опубликованная в «НГ-Exlibris».

Ренессанс – это не только новые открытия, гуманизм и великие творения художников


Обойдемся без красивых исторических иллюзий, согласно которым мрачное прошлое постепенно благодаря неудержимому прогрессу превращается в почти сверкающее продвинутое настоящее (хотя и не лишенное родимых пятен архаики). Ренессанс – это новые открытия, научные и географические, гуманизм и великие творения художников и скульпторов, пробуждение интереса к античности.

Александр Ли, преподаватель Оксфордского университета и исследователь итальянского Возрождения, посвящает отдельную главу проблеме Ренессанса, а точнее – толкованию этого термина. Среди определяющих его характеристик – острое чувство индивидуальности, а также достижение более высокой степени натурализма в искусстве.

Ли обстоятельно рассказывает об изнанке этого времени, его страстях, иллюзиях и фобиях. «Ренессанс – это время головокружительных расходов, равных которым не знала история. Торговые банкиры Италии быстро поняли, что нет границ ни у денег, которые они могут потратить, ни у того, на что можно их потратить. Конечно, как многие современные богатейшие мужчины и женщины, они находили определенное удовлетворение в крупных и весьма публичных пожертвованиях благотворительным институтам. Но куда больше довольства приносили им более прямые способы удовлетворения потребности в общественном признании. Ослепительные украшения, изысканные ткани, расшитая золотом одежда, богатейшие шелка и лучшие арабские скакуны приобретались в невероятных количествах. Каждый день устраивались колоссальные банкеты для сотен гостей, и повара готовили десятки изысканных блюд. По самым незначительным поводам устраивались праздники, перераставшие в настоящие вакханалии. Количество слуг во дворцах превосходило все ожидания. Роскошь – вот единственное, что было по-настоящему важно».

Для этих богачей, торговых банкиров в начале XV века искусство и архитектура стали способами впечатляющей демонстрации своего богатства. Для этого использовались не только дворцы, но и общественные пространства, где протекала городская жизнь, банкиры вкладывали средства в реконструкцию и строительство новых часовен и монастырей.

В масштабах роскоши никто не мог сравниться с Козимо де Медичи – Вазари писал о дворце Медичи-Риккарди, что в «наши дни там удобно размещались короли, императоры, папы и все что ни на есть знаменитейшие государи Европы, на все лады восхвалявшие как великодушие Козимо, так и выдающееся мастерство Микелоццо в архитектуре».

Но так наглядно, напоказ выставленное богатство порождало в том обществе – как, впрочем, и сейчас – обиду и моральное неодобрение, что вызвало необходимость в формировании общественного мнения, что богатство не всегда идет рука об руку с алчностью. Доказательства ценности «свершения великих дел» были изложены августинским монахом фра Тимотео Маффеи в книге «О великолепии Козимо Медичи», посвященной похвале меценатства.

Поскольку «Ренессанс был золотым веком наемников», Ли уделяет внимание военному делу и переменам, которые с появлением арбалетов произошли в доспехах, и в том, что рыцари из-за опасности попасть под арбалетные болты и стрелы перестали действовать в одиночку, нуждаясь в запасных лошадях и прикрытии пехотинцев. Ли делает вывод, что «из-за технологических изменений война стала более профессиональным занятием. Для овладения арбалетом или большим луком необходима была практика». Поскольку войны – долгие и требующие расходов кампании, то враждующие итальянские города-государства пользовались услугами профессионалов, которые примерно с начала XIV века вытеснили местные войска. В Италию с разных концов Европы прибывали наемники, которые не принимали чью-либо сторону в конфликтах по «идеологическим соображениям», предпочитая делать свой выбор в пользу звонкой монеты.

Ставшие во главе их отрядов предводители – кондотьеры – обычно заключали контракты с городами. Длительность обычного контракта составляла четыре–восемь месяцев, потом отряд или возобновлял контракт, или переходил к другому «заказчику». Уважаемым кондотьерам возводили памятники. Так, в 1436 году флорентийская Синьория заказала огромный надгробный памятник сэру Джону Хоквуду – «варвару»-англичанину, почти 17 лет без перерыва служившему Флоренции и считавшемуся «лучшим капитаном и самым опытным и искусным воином во всей Италии».

В книгу включены цветные иллюстрации работ художников того времени. В приложениях даются родословная рода Медичи и список римских пап эпохи Ренессанса.


Статья написана 9 февраля 23:57
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.


«Развалины «Саньсиндуй» находятся на территории уезда Гуанъхань (провинция Сычуань), где как раз располагаюсь древнейшее княжество Шу, существовавшее 5000-3000 лет тому назад… Помимо бронзовых масок и бронзовой статуи здесь найдены и золотой посох – знак высшей власти, и самое древнее и высокое в мире «волшебное» бронзовое дерево, слоновая кость и другие находки. Дерево высотой 4 м с девятью ветвями. На каждой ветке сидит жар-птица, представляющая солнце. Бронзовые изделия, обнаруженные в Саньсиндуй, можно отнести к культуре княжества Шу, существовавшего с 221 г., и к культуре Западной Азии и других регионов мира. Особенно бронзовая статуя и золотой посох очень близки к культуре майя и культуре Древнего Египта. Такая культура эпохи бронзы явно отличается от бронзовой культуры Центрального Китая».

Китай. Энциклопедия: География. История. Культура. Экономика. Кураторы проекта: Ван Гэннянь, Ху Баншэн

В иллюстрированное издание включены сведения как о китайских традициях, истории и уникальных достопримечательностях, так и информация  о современном Китае, экологии, традиционной медицине и туризме, традиционной китайской опере и музыкальным инструментам, мировому наследию. Отдельный раздел посвящен классической литературе. В ней рассказывается о великом поэте, эссеисте и каллиграфе Су Ши, удостоенном титула «поэтического небожителя» Ли Бо и поэта Ду Фу, которому в традиционном китайском литературоведении присвоили титул «священномудрый пиит». Уделено внимание литературным памятникам – сборнику фольклорных песен «Шицзин» («Книга песен»), «Троецарствию», «Путешествию на Запад», в основе сюжета которого лежит реальное событие – совершенное в VII н.э. путешествии танского монаха Сюань Цзана за буддийскими сутрами в Индию. Одна из глав — «Тайна экспедиции Сюй Фу» рассказывает о том, как император Цинь Шихуан, мечтавший о вечной жизни, узнав о существовании священной горы, на которой находится жизненный эликсир, посылает людей на ее поиски. Вернувшись из первой поездки, Сюй Фу докладывает императору, что поднялся на священную гору и даже видел чудесный эликсир, но поскольку божеству горы не понравились привезенные от императора подарки, то эликсир божество не отдало, потребовав за него самых красивых мужчин, женщин и искусных мастеров-ремесленников… Император повелел отобрать три тысячи мальчиков и девочек в обмен на волшебное снадобье. И снова отправился Сюй Фу искать волшебное средство – и вернулся, поведав, что водяной дракон и огромная рыба не позволили ему приблизиться к священной горе. Сам император возглавил тогда отряд воинов, и когда его корабль плыл мимо острова Чжифу, он лично убил из лука огромного кита. Сюй Фу, испугавшись императорского гнева, не посмел отказываться от странствия. Он привел мальчиков и девочек в Японию, где они поселились у подножия Фудзиямы. В Японии существует множество легенд о Сюй Фу, сохранились памятники Сюй Фу, его дворец и даже скала Сюй Фу.

«Уезд Маньчэн находится в 200 км от г. Пекина. Здесь находится усыпальница Лю Шэна, правителя Чжуншаньго – одного из удельных княжеств, существовавших при династии Западная Хань, а    также гробница его супруги Доу Вань… Помимо изысканной нефритовой одежды, в местах погребений также были обнаружены золотые и серебряные иглы, медный таз выгравированными на нем иероглифами, которые обозначали «утварь врача»… Наибольшую известность комплекс гробницы Цинь Шихупна приобрел именно после археологического открытия терракотового войска императора… За последние годы из склепов гробницы были извлечены более 50 тыс. образцов бесценных археологических памятников, в том числе драгоценные бронзовые расписные колесницы с конской упряжью. Колесницы изготовлены в масштабе 1: 2, по образцу существовавшей при Цинь колесницы, на которой ездил сам Цинь Шихуан. Колесницы выполнены из бронзы, орнаментированы золотыми и серебряными украшениями. Стоит отметить, что гробница Цинь Шихуана олицетворяет величие и могущество власти Цинь. Сам император хотел продолжать господствовать в Китае и после своей смерти».


«Единственное внятное высказывание о Гильгамеше оставил позднеантичный писатель Клавдий Элиан (ок. 175-235), римлянин, живший во времена Септимия Севера… Рассказ Элиана вызывает в памяти несколько знакомых классических историй. Уподобляя Сеуехороса Акрисию, автор рассказа сравнивает историю рождения Гильгамоса с рождением Персея. Узнав о том, что внук заберет его царство, Акрисий запер свою дочь Данаю в башню, но Зевс пролился на нее в виде золотого дождя. Помимо античной легенды здесь отчетливо видны и две древневосточные. Во-первых, это новоассирийская легенда о рождении аккадского царя Саргона…»

Владимир Емельянов. Гильгамеш

Историческая персона, реальный правитель шумерского города-государства Урук, правивший в конце XXVII — начале XXVI века до нашей эры, постепенно превратился в героя легенд и преданий, а также аккадского эпоса, который  считается одним из самых значимых литературных памятников. О нем слагали песни и сказания на всех языках Западной Азии, не только на шумерском. Гильгамеш, он же Бильгамес, превратился в один из ярчайших образов тогдашнего мира – он был олицетворением храбреца и честолюбца, жаждавшего славы и даже бессмертия искателя приключений. Вплетавшиеся в свод преданий трагические мотивы только усиливали впечатление, которое производил главный герой и пересказываемые в разных пределах истории о нём. И так продолжалось на протяжении многих веков, что впоследствии даже мешало историкам признать его реально существовавшим.

Шумеры, по мнению автора этой книги, были, в отличие от греков, зафиксировавших свой причудливый пантеон богов с оглядкой на привычные человеческие страсти, более бесхитростны, и более конкретны в своем восприятии мира. Поэтому они, вероятно, могли и запомнить необычного правителя Бильгамеса, который боялся как смерти, так и того, что его потомки забудут. Главным подвигом Бильгамеса считается победоносная война с Кишем, определившее в то время к политическому укреплению небольших государств и упрочение в них монархии. На пятиметровом рельефе, обнаруженном при раскопках дворца Саргона II в Дур-Шаррукине, есть изображение Гильгамеша. «Молодой мужчина изображен во фронтальной позиции анфас, что крайне редко для ассирийского искусства… Его прическа совпадает с прическами царей и высших сановников, известными по другим ассирийским рельефам. В правой руке мужчина держит церемониальное царское оружие с изогнутым лезвием. Левой рукой он прижимает к себе льва. Н его левой руке виден браслет с розеткой в центре. По раскопкам могил вблизи дворца известно, что такие браслеты изготавливались из золота и инкрустировались драгоценными камнями, имитирующими лепестки цветка…»


«Первую мировую русский народ встретил с единодушным подъемом. По всем городам проходили патриотические манифестации. Санкт-Петербург был переименован в Петроград, — государство символически открещивалось от всего «немецкого», даже в названиях. В России на время войны объявлялся «сухой закон», и люди восприняли его с полным пониманием. А война тогда называлась не Мировой (и уж конечно – не Первой мировой). Этот термин утвердился значительно позже. В народе ее называли германской, а официально – Великой войной. А поскольку опасность нависла над самим Отечеством и война началась при общей народной поддержке, то привилось другое наименование – Вторая Отечественная».

Валерий Шамбаров. Песни царской России, плененные большевиками

В издании, проиллюстрированном 80 дореволюционными фотографиями и репродукциями картин отечественных художников, посвященных царской России, рассказывается о причудливых метаморфозах, произошедших с текстами песен, написанных до и во время Гражданской войны, и исполнявшимися солдатами и офицерами, воевавшими на стороне Белого движения. В книге подробно описаны первоисточники таких популярных отечественных песен как «Смело мы в бой пойдем за власть Советов», «По долинам и по взгорьям», «Белой акации гроздья душистые». В годы Гражданской войны в Красной армии была нехватка новых революционных песен, и поэтому начались переделки песен, исполнявшихся по ту сторону. Из текстов были убраны упоминания царя, православия и других символов императорской России. Отдельные главы посвящены «классовой классике», старым песням, звучавшим в окопах  Великой Отечественной войны, эпопее «Прощания славянки».

Рассказывается и о народных, в том числе и украинских и казачьих песнях: «…в старинные времена народные песни были не только художественными произведениями. Они играли еще и роль «устной истории». Например, в XIX веке на Русском Севере были записаны циклы песен о Смутном времени. В них переданы истории самозванцев, рассказывается о победах и гибели прославленного воеводы Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, о царствовании и низложении Василия Шуйского, об осаде поляками Смоленска, об ополчениях Прокопия Ляпунова и князя Дмитрия Пожарского, избрании первого царя из династии Романовых, Михаила Федоровича…».


«Кроме золота правительство Колчака получило еще один «подарок» — товары, привезенные во время войны и «закупоренные» во Владивостоке, на складах Владивостокской таможни. Транссибирская магистраль не справлялась с перевозками, и вследствие этого во Владивостоке скопились товары общим весом около 10 млн пудов. На 9 мая 1919 г. запасы товаров выглядели следующим образом:

Чай — 1638 тыс. пудов

Сахар — 649 тыс. пудов

Кофе, какао — 104 тыс. пудов

Хлопок — 806 тыс. пудов

Металлы — 741 тыс. пудов

Машины и станки — 441 тыс. пудов

Однако эти богатства были использованы в силу как объективных, так и субъективных причин не лучшим образом…»

Олег Будницкий. Деньги русской эмиграции: Колчаковское золото. 1918-1957

Вести вооруженную борьбу революционной державы белые генералы могли только при снабжении своих армий извне – оружием, боеприпасами, обмундированием, боевой техникой. После прихода к власти Колчака приоритет в снабжении отдавался его вооруженным силам, а Вооруженные силы Юга России под командованием Деникина получали снабжение, санкционированное правительством Колчака, причем координация между ними осуществлялась не должном объеме, потому что присутствовала между двумя белыми армиями конкуренция (хотя Деникин и признал верховенство Колчака). Но при этом командующие белыми армиями (как и приближенные) почти всегда выражали недовольство союзникам по поводу объема оказываемой им помощи и ее форм.

Помимо золотого запаса (в правительстве Колчака финансисты пытались беречь валюту, Колчак считал золотой запас достоянием державы и народа), было еще заграничное финансирование – союзники (Англия и Франция). Правительство США обещало помочь с поддержанием в работоспособности сибирских железных дорог, что реализовывалось с запозданием – межсоюзный фонд (10 миллионов долларов) был сформирован только летом 1919 года. Это задержка тоже сыграло свою негативную роль при наступлении белой армии.

Омскому правительству Колчака, в первые месяцы своего существования уверенного в недолговечности советской власти, и предстоящем входе Белой армии в Москву и Петроград, приходилось тратить огромные деньги на содержание множества своих зарубежных представительств, причем не только в странах Европы, но и Азии (Китае, Японии, Корее, Монголии и Сиаме) и Южной Америке (Мексике, Аргентине, Бразилии), а так в странах – бывших противниках Российской империи и образовавшихся после распада Австро-Венгрии. Правительству Колчака нужно было международное признание и помощь из-за границы. Помимо этого, оно рассчитывало на то, что сотни тысяч российских военнопленных, оказавших после окончания Первой мировой войны, и часть беженцев из советской республики, вернутся в Сибирь и станут солдатами и офицерами белой армии. Но эти расчеты не оправдались.

«Генерал Нокс уверял, что он должен получить высокую степень ордена Красной Звезды, т.к. целые части Красной армии были одеты в захваченную ими английскую форму, привезенную по заказу английской военной миссии в Сибирь. И в то же время сибирские войска на фронте испытывали острую нужду в самом необходимом, были обтрепаны и разуты. Сходные мысли высказывал управляющий Военным министерством, а затем военный министр генерал-лейтенант А.П. Будберг, называя, правда, другие цифры. Он считал, что «в неуспехе фронта виноваты те, которые позволили армии распухнуть до 800 тысяч ртов при 70-80 тысячах штыков; те, которые допустили хищническое расходование... бедного снабжения». Еще в июле 1919 г. он предлагал "самым беспощадным образом выжать армии, сократить все штабы и тыловые учреждения, а тогда с вопросами снабжения, при правильном их расходе и учете, можно будет справиться».


«Определяя «политический бандитизм» как особую «новую» форму продолжения войны, как «что-то среднее между войной и миром», указывая на его сходство с гражданской войной в главных чертах, Ленин отметил и специфику этого движения: локальность, привязанность к определенному району, разрозненность его руководящих центров, высокую маневренность повстанческих отрядов, постоянное изменение их численности и т. д… Ленинская точка зрения на повстанчество, или «бандитизм», разделялась военными, политическими деятелями 20-х годов, которые непосредственно руководили его разгромом и часто являлись исследователями этой проблемы. Как и В.И. Ленин, М.В. Фрунзе, М.Н. Тухачевский, С.С. Каменев, И.П. Уборевич, Н.Е. Какурин, А.И. Микоян, А.А. Казаков, С. Венцов, С. Савицкий считали «бандитизм» составной частью гражданской войны, одним из ее этапов, прямым ее продолжением, лишь несколько отличавшимся от нее по своим формам».

Е. Ф. Жупикова. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 гг.

В отличие от масштабных противостояний Гражданской войны, Ленин, считавший  «политический бандитизм» ее формой продолжения, локальность новых центров противостояния советской власти, и при этом — высокую маневренность  отдельных отрядов. При этом Председатель Совнарком не испытал лишних иллюзий после разгрома белогвардейцев, потому, что «эта мелкобуржуазная контрреволюция несомненно, более опасна, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые».

Одна из глав книги рассказывает о роли стран Антанты, Врангеля и Турции в поддержке повстанчества Северного Кавказа. Часть полученных от Антанты вооружения, обмундирования и денежных средств была отправлена Врангелем за пределы Крыма, северокавказским повстанцам, на которых он рассчитывал в борьбе с Советами. Среди потенциальных союзников генерала, по его мнению, были казачество и горцы Северного Кавказа. В первую очередь Врангеля интересовала Кубань, а затем – Терек. Для того, чтобы поднять казаков против Советской власти, Врангель вступил в переговоры с их бывшими правительствами, большая часть которых уже находилась в эмиграции.

Разногласия между частью членов Кубанской рады и Врангелем не были столь серьёзными, чтобы перерасти в разрыв, так как ближайшая цель у них была одна.2 апреля 1920 г. Главное командование заключило с войсковыми атаманами предварительное соглашение, подписанное, с одной стороны, Врангелем, с другой — донским атаманом генералом Богаевским, кубанским атаманом генералом Букретовым и терским атаманом генералом Вдовенко.

Соглашение передавало всю полноту власти над казачьими вооружёнными силами генералу П.Н. Врангелю. В отношении внутреннего гражданского устройства казачьи войска и области были независимы от командующего. Врангель не мог вести переговоров, затрагивающих интересы казачьих войск без ведома их атаманов…

«Кубанская рада не ставила своей целью поход на Москву, а стояла за создание «независимой» Кубани. Наиболее видные деятели Рады И.П. Тимошенко, Л.Л. Быч считали наступление Врангеля авантюрой, заранее обреченной на неудачу. В декларациях к правительствам Грузии, Армении, Азербайджана, в воззваниях к населению Кубани, Черноморья и Ставропольской губернии Кубанская рада призывала к борьбе с советской властью «собственными силами только в пределах своего края». Учитывая «опыт прошлого» (разгром армии Деникина), а также «состояние сил каждой из окраин и всей России», бывшее правительство Кубани «отказывалось от миссии своими силами освободить и вернуть всю Россию».


«Этот, пожалуй, самый необычный в мире особняк имеет оригинальную форму — он представляет собой два сопряженных вертикальных цилиндра. Он настолько не похож на обычные дома, что случайные прохожие вряд ли смогут понять, что именно скрывается за невысоким дощатым забором. Конструкция особняка еще более уникальна, чем собственно архитектурная форма: решетчатая кирпичная кладка, шестигранные отверстия, появившиеся за счет сдвижки кирпичей. Некоторые из проемов заделаны фанерой и не видны под наружной штукатуркой, другие же оставлены в качестве окон... Внутренняя организация дома поражает воображение: c уличной стороны мы видим здание с большим витринным окном, освещающим столовую на первом этаже и гостиную-мастерскую на втором. Через прихожую можно попасть сразу в столовую или на лестницу, ведущую наверх. Там расположены гостиная-мастерская и спальня с группой окон-шестигранников. А еще выше находится святая святых — мастерская, из которой можно попасть на крышу-террасу одного из двух цилиндров, более низкого, стоящего ближе к Кривоарбатскому переулку».

Елена Овсянникова, Николай Васильев, Олег Панин. Архитектура Москвы периода НЭПа и Первой пятилетки

В первые годы после окончания Гражданской войны конструктивисты (среди которых были архитекторы, художники, фотографы, дизайнеры литераторы, понимавшие текст как конструкцию) стали разрабатывать и воплощать в жизнь новую эстетику, которая оказывается актуальной и востребованной в формировании новых форм послереволюционного быта. Разруха прежних лет уже в начале двадцатых годов сменяется строительством новых зданий и проведением первых советских крупных архитектурных конкурсов, успехом пользуются новые архитектурные идеи. Появляются рабочие клубы, в следующем десятилетии превратившиеся в дома культуры, и строится экспериментальное жилье.

Так в Москве в 4-м Сыромятническом архитектор Георгий Мапу в 1927-1930 годах построил дом-коммуну. В таких сооружениях, следуя веяниям нового коммунистического быта, до минимума сокращалась площадь индивидуальных помещений. Для переустройства быта советских людей предпочтение отдавалось помещениям общего пользования, олицетворявшим коллективизм и соответствующим актуальному тогда лозунгу «В этой обстановке будет расти и крупнеть коммунист». Архитектор А.И. Мешков при участии Е.Н. Максимовой на Ленинградской проспекте в 1926-1928 годах построил Фабрику-кухню №1. Этот функциональный тип зданий – фабрика-кухня – был изобретен и реализован после Октябрьской революции. Советская женщина должна была быть освобождена от прежних дореволюционных тягот быта – как для участия в производстве, так и – при необходимости – защиты Родины. Архитектура этого здания (общей площадью 30 тысяч кв. м.) напоминает часть шестерни. А по проекту одного из архитекторов этой фабрики-кухни, Е.Н. Максимовой, в Самаре была построена фабрика-кухня,  чей план представлял собой «Серп и Молот» — эмблему советской страны. К 1930 году число фабрик-кухонь достигло 175. К достоинствам книги относится не только наличие малоизвестных исторических подробностей, но и уникальный иллюстративный ряд, включающий в себя как современные, так и старинные фото, чертежи зданий и плакаты того времени.

В Москве с 1927 по 1929 годы на Бережковской набережной (дом 28) знаменитый архитектор К.С. Мельников построил клуб Дорогомиловского химического завода имени М.В. Фрунзе. Согласно описанию, «самый простой по форме клуб из построенных Мельниковым. Его формы отражают практичность внутренней структуры. Архитектору удалось очень остроумно организовать все необходимые процессы в компактном объеме и одновременно придать зданию монументальность. Примечательно ярусное построение зрительного зала на 300 человек. Он понижается от главного фасада в сторону двора, где расположена сценическая часть. Пространство зала представляет собой гигантские ступени, накрытые попарно двумя скатными кровлями. Лучше всего такая внутренняя структура просчитывается на чертеже-разрезе куба. Зрелищная часть, по замыслу архитектора, должна была трансформироваться с помощью мобильных перегородок. Слева и справа от нее симметрично поставлены два более низких объема с лестницами, освещенными вертикальными окнами».


«Ты должен знать, что постижение разумом умопостигаемого сильнее, чем постижение чувством чувственного, ибо он постигает перманентную (бакы) и универсальную вещь, соединяется с ней и в определенном аспекте становится тождественным ей, к тому же он постигает ее внутренним образом, а не внешним. Не таково чувство в отношении чувственного. Поэтому наслаждение, которое мы должны получить от умопостижения благоприятного, выше того наслаждения, которое достается нам от ощущения благоприятного, и между ними не может быть сравнения».

Ars Islamica. Ред. М.Б. Пиотровский, А.К.Аликберов

В название этого сборника вынесено латинское слово Ars, которое, как отмечено во вступительной статье, «означает знание, умение и науку, и ремесло, и искусство, искусное владение профессией, мастерство». Издание, посвященное выдающемуся учёному С.М. Прозорову, объединяет различные материалы, авторы которых размышляют над историко-культурным и научным наследием Востока, методиками его изучения. Заместитель директора Института востоковедения РАН А.К. Аликберов в своей работе, представленной в книге, размышляет о том, как важна методика комплексного подхода к изучению той или иной темы, ведь одни аспекты лучше различимы при взгляде извне, со стороны, а для полного понимания других желательно быть погруженным в автохтонную среду с самого детства.

Уделено внимание и тому, какую роль играет востоковедение и исламоведение не только в области современных гуманитарных наук, но и для решения острых общественных проблем современного мира Об этом пишет в своей статье известный отечественный востоковед, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, указывая, что освоение уже накопленного этими научными дисциплинами опыта познания, равно как и обретение нового – это надежный путь к преодолению многих противоречий.

Ведь первым шагом к решения сложных вопросов может стать перевод их в сферу рационального обсуждения. «Ислам живет в России в контексте русского языка. Он является общим для разных мусульманских народов нашей страны. Он же — средство взаимодействия, а главное — взаимного общения и взаимного объяснения с немусульманским большинством населения.  Поэтому крайне важно, какими словами и оборотами передаются на русском языке базовые понятия ислама. Это обстоятельство, само по себе внешнее, оказывается важным средством анализа и самоанализа, важным средством не только объяснения, но и понимания. Некоторая дискуссия о переводе может стать хорошим инструментом для объяснения истинной сути терминов, избавив их от искаженного, часто принесенного извне примитивного или сиюминутного понимания».


«Все великие сообщества классической древности воспринимали себя как центр мира посредством священного языка, связанного с небесным порядком власти. Соответственно, и дальность распространения письменной латыни, пали, арабского или китайского теоретически была неограниченной… И все же такие сообщества классической древности, объединенные священными языками, отличались по своему характеру от воображаемых сообществ современных наций. Одним из главных отличий была уверенность прежних сообществ в уникальной священности их языков, и их представления о принятии в свой состав новых членов. Китайские мандарины с одобрением смотрели на варваров, мучительно учившихся рисовать иероглифы Срединного государства. Эти варвары были уже на полпути к полной абсорбции. Полуцивилизованный человек был гораздо лучше, чем варвар. Такая установка, безусловно, не была исключительным достоянием китайцев и не ограничивалась древностью».  

Бенедикт Андерсон. Воображаемые сообщества: размышления об истоках и распространении национализма  

В исследовании известного английского социолога, профессора Корнельского университета, специалиста по Юго-Восточной Азии, описываются и анализируются основные факторы, повлиявшие на возникновение и развитие такого явления как национализм в сравнительно недавнем прошлом и в современном мире. Своеобразие трактовки автором ключевых понятий «нация» и «национализм» заключается в глубоком социально-антропологическом подходе к их анализу. При этом автор учитывает социально-политический и исторический контекст формирования указанного феномена: ««В 1802 г. Зя Лонг на церемонии своей коронации пожелал назвать свое королевство «Нам Вьет» и послал гонцов, чтобы заручиться согласием Пекина. Маньчжурский Сын Неба настоял, однако, чтобы оно называлось «Вьет Нам». Причина этой инверсии такова: «Вьет Нам» (или по-китайски Юэнань) — буквально «к югу от Вьета (Юэ)» — обозначает королевство, завоеванное семнадцать веков назад династией Хань и охватывавшее, как принято считать, территории нынешних китайских провинций Гуандун и Гуанси, а также долину Красной реки. «Нам Вьет» Зя Лонга означал, в свою очередь, «Южный Вьет/Юэ» и тем самым содержал в себе притязание на это древнее королевство...». Касается автор и общей темы потрясений ХХ века: «Модель большевистской революции оказала решающее воздействие на все революции ХХ в., поскольку сделала их вообразимыми в обществах даже еще более отсталых, чем Россия. (Она, так сказать, открыла возможность прерывать историю в критической ситуации.) Искусные ранние эксперименты Мао Цзэдуна доказали применимость этой модели за пределами Европы». В главе «Официальный национализм и империализм» рассказывается о потребности в объединяющем языке и престиже национальной идеи и роли монарха. После поражения в мировой войне кайзер отправился жить в Голландию.

«Так и Мохаммед Реза Пехлеви, назвав себя не просто шахом, а шахом Ирана, в конце концов. был заклеймен как предатель. То, что он и сам принял пусть даже не вердикт, а, так сказать, правополномочность национального суда, видно из небольшой комедии, разыгравшейся в момент его отправления в изгнание. Прежде чем взобраться на трап самолета, он поцеловал землю перед фотообъективами и объявил, что забирает небольшую горсть священной иранской земли с собой. Этот эпизод украден из фильма о Гарибальди, а не о Короле-Солнце».


«Таинственный язык статистики, столь притягательный в условиях культуры, которая ставит по главу угла факты, используют для того, чтобы создавать сенсации, преувеличивать, сбивать с толку и чрезмерно упрощать. Статистические методы и термины необходимы, когда дело касается массовых данных о социальных и экономических тенденциях, деловой конъюнктуре, опросах общественного мнения, переписях населения. Но в отсутствии авторов, которые используют статистическую терминологию добросовестно и со знанием дела, равно как и читателей, понимающих, что означают все эти термины, результатом может стать та еще ахинея… Подобно тому, как «немножко туши и щепотка пудры превратят в красавицу любую лахудру», так и статистика способна выдавать многие весьма немаловажные факты совсем не за то, что они есть в реальности. Искусно преподнесенная статистика куда лучше, чем гитлеровский прием «большой лжи»: она вводит в заблуждение,  но  вас взятки гладки, и никто не подкопается».  

Даррелл Хафф. Как лгать при помощи статистики

В книге рассказывается о всевозможных ухищрениях и явных надувательствах при помощи статистики, с которыми люди сталкиваются в рекламе товаров и услуг. К примеру – нюансы,  о которых крупные международные корпорации порой предпочитают умалчивать. К примеру, утверждая, что благодаря новой зубной пасте образуется на 23 % меньше кариеса. Для этого немногочисленная группа потребителей начинает использовать новую зубную пасту. «Далее можно ожидать одного из трех вариантов: кариеса станет больше, кариеса станет ощутимо меньше или никаких изменений не последует. Если события пойдут по первому или последнему варианту, производитель пасты просто зафиксирует эти показатели (где-нибудь у себя, вдали от глаз общественности) и предпримет новые попытки. Рано или поздно в дело вмешается случай, и у испытуемых зафиксируют-таки значительное улучшение, достойное газетных заголовков, а то и целой рекламной компании». Другие варианты – грамотно выбранное среднее и псевдообоснованные цифры. А уж  использование «для наглядности» графиков – позволяет проиллюстрировать материал в желаемом аспекте.

«Так как же не дать себя обмануть результатами каких-нибудь исследований, неокончательных и неубедительных? Должен ли каждый из нас стать сам себе статистиком и лично изучать исходные данные любого исследования? В принципе все не так уж плохо, тем более что есть такая штука, как критерий значимости, суть которого несложно понять. Это просто способ показать, насколько вероятно, что полученная в ходе испытаний цифра отражает реальный результат, а не что-то случайное. Это тот самый нюанс, о котором обычно умалчивают – на том основании, что вы, несведущий читатель, все равно не поймете, о чем речь. Или наоборот, непременно поймете, если кто-то кровно заинтересован в определенном результате».


Статья написана 7 февраля 17:26
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Новый обзор, опубликованный на Озоне.

Мартин Форд. Роботы наступают. Развитие технологий и будущее без работы


Тысячелетиями люди работали сами, волокли камни для пирамид и дворцов, позже появились повозки, железные дороги и теперь настала очередь роботов и компьютеров, которые не нуждаются в выходных днях и пенсиях. Уже начался бурный рост новых форм автоматизации сферы обслуживания – к примеру, в процессе приготовления гамбургеров. По мере увеличения числа людей с высшим образованием происходит «дипломная инфляция» — во многих профессиях, для которых прежде достаточно было иметь аттестат о среднем образовании, теперь требуют диплом о высшем образовании. При этом дипломы не элитных учебных заведений обесцениваются. Рынок труда напоминает пирамиду, на вершине которой расположилась группа суперпрофессионалов и предпринимателей. Но новые тенденции,  связанные с развитием технологий, угрожают и им. «Однако становится все более очевидным, что роботы, алгоритмы машинного обучения и другие формы автоматизации постепенно поглотят значительную часть навыков, составляющих основание пирамиды профессиональной квалификации. А если учесть, что прикладные системы на основе искусственного интеллекта уже совсем скоро начнут вытеснять с рынка различные виды квалифицированного труда, даже тем, кто стоит на вершине пирамиды, с течением времени будет оставаться все меньше места».

Даниэль Гансер. Секретные армии НАТО. Операция «Гладио» и терроризм в Западной Европе


После окончания Второй мировой войны ЦРУ и британская М16 в Западной Европе вместе с национальными спецслужбами создали секретные подразделения. Итальянская сеть получила название «Гладио», которое и стало использоваться как собирательное для сетей и других стран. Что же стало предлогом для их создания? «В случае оккупации Западной Европы советскими войсками солдаты секретной армии «Гладио» под командованием НАТО должны были образовать своего рода диверсионно-партизанские отряды. Им надлежало действовать в тылу оккупационных войск, тем самым укрепляя и организуя движение местного сопротивления на захваченной врагом территории. В их задачи входили также поиск и эвакуация сбитых летчиков и проведение диверсионных операций с использованием взрывчатки на путях снабжения оккупационных войск и в промышленных районах». Вместо этого сотрудники секретных подразделений создали репрессивные аппараты в западноевропейских государствах, чтобы не допустить приход к власти левых сил. В книге подробно описаны события тайной войны в Италии («стабилизация через дестабилизацию» — организация терактов, в которых обвиняли левых), Великобритании («британские историки подтвердили, что история их страны – это история интриг»), Франции (планировавшийся летом 1947 года государственный переворот), в Испании, Португалии, Бельгии, Нидерландах, Дании, Норвегии, Германии, Греции и Турции.

Приметы Будущего


Что нам готовит Будущее? И как распознать его появление уже сейчас? Сборник продолжает серию фантастики нон-фикшн «Terraart», в которой зарубежные и российские авторы — Арти Д. Александер, К. Магнус,  С.Н. Табаи, А. Санти, М. Попов, К. Сарсенова, О. Шатохина, О. Дыдыкина, А. Васенов — исследуют различные реальности, рождающиеся на стыке Прошлого и Будущего. Это и обратная колонизация, когда ранее покоренные народы занимают место былых покорителей, и создание виртуальных миров, и поиски собственного «я». Вселенная – необъятна, но представителей различных рас и народов, ближних и дальних миров в ней ещё больше. Каждый хочет мира и благополучия, однако Галактика, увы, не всегда идеальна. Зато какие тут торговые центры поистине вселенского масштаба! В них по рассказам бывалых цивилизаторов можно найти не только всё, чем можно похвастаться перед соседями, а также надеть на себя, съесть, выпить – но и шанс на счастье. «Согласно данным, предоставленным межгалактической ассоциацией «За торговый сервис в галактике», именно разумность магазинов служит краеугольным камнем в базисе основания цивилизации, лишенной предрассудков, злобы и жести, а также других неформатных состояний души и стройматериалов для пульсирующих дач». Недаром антология стилизована под каталог галактических товаров и проиллюстрирована остроумными рисунками на тему рекламы в Будущем.

Энн Руни. Философия за 15 минут


Четверть часа философской разминки – и вы понимаете, что без философии в жизни не обойтись. Эта наука поможет вам понять, что для вас действительно важно и дисциплинировать ум («Откуда вы знаете, как думать?») и какова роль логики (и заодно – «адвоката дьявола»). Далее Руни рассказывает о том, что же такое реальность, в том числе — «общепринятая» и «есть ли дух в машине?». Нельзя обойти вниманием тему «сделает ли вас счастливым новый iPhone?», а также, почему некоторые люди более равны, чем другие. «Равенство возможностей оценивать сложно. Имеется в виду доступ к одним и тем же вещам? Или доступ к вещам, наиболее важным для каждого индивидуума? И кто решает, что это? Чтобы иметь равные возможности осознать наш личный потенциал, потребуются неравные условия – музыкальный ребенок получит больше пользы от уроков музыки, которые ничего не дадут ребенку, интересующемуся спортом. В том, что касается проблем, связанных с современным обществом, мы все начинаем с разных позиций. У одних людей есть естественные преимущества, а другие могут оказаться в невыгодном положении, сложившимся исторически». Среди множества вопросов, вызывающих споры, актуален и такой: может ли робот мыслить самостоятельно, и каковы будут последствия этого? Будут ли влюбленные роботы, и как с ними общаться?

Ниматулла Фазели. Современная иранская культура


В книге рассказывается, как трансформировалась в течение минувшего столетия не только культура Ирана, но и повседневная жизнь общества и отдельных людей. К примеру, уже на грани XIX и XX веков столица страны начала обновляться, становясь вполне современным для тогдашнего мира городом. Появились широкие проспекты, многоэтажные дома, городские парки и здания официальных учреждений. Но при этом неминуемо терялась часть традиций общинной жизни, которые бытовали в средневековых городах или сельских поселениях. Ведь в большой город переезжало множество разных людей, и у них не могло быть обще коллективной памяти. Одновременно с этим формировались новые группы населения и социально-культурные формы. «С 1921 г. по 1961 г. Иран смог вступить в письменную культуру. В результате появились технологии, ее производившее, а именно: издательское дело, школьная система, университетская система, а также ценности и убеждения, поддерживающие письменную культуру. Появился также средний городской класс, располагающий достаточным количеством времени для чтения книг». Автор подробно анализирует ход изменения городского дискурса в Иране, исследует значение университетов, новых искусств, прежде всего, фотографии и визуальной культуры.

Эрик Бертран Ларссен. На пределе. Неделя без жалости к себе


Нет в мире совершенства и многие из нас, увы, тоже несовершенны. Но это означает, что можно и нужно работать над собой, достигая – тщательно планируя! – казалось бы прежде для вас невозможного. Но как узнать, на что вы способны? Для этого – та самая «адская неделя», без жалости к себе, 7-дневный интенсив по личному развитию. С 5 утра понедельника и до вечера воскресенья – начать новую жизнь, почувствовать вкус настоящей жизни и повысить свою эффективность, став лучшей копией самого себя. Хотя бы на неделю, а если понравится – и далее, на всю оставшуюся жизнь. Почему этого нельзя достичь, лежа по привычке на диване и смотря телевизор? Нужно выйти из зоны комфорта, точнее, — зоны привычки, пройти испытания, которые являются частью пути к цели. Чем именно себя испытать – вопрос индивидуальный, кому-то будет труднее всего отказаться от телевизора, а другому – выделить полчаса в день для отдыха. «После адской недели все становится проще… Она призвана стать таким испытанием, пройдя через которое вы сможете раскрыть свои способности и взглянуть на себя сквозь призму полученного опыта. Эта неделя должна пробудить в вас настолько сильные эмоции, чтобы эффект от нее продлился еще очень долго. Любую задачу легче решить, если прежде приходилось справляться с чем-то более сложным».

Роман Арбитман. СЕРИЙНЫЕ ЛЮБИМЦЫ. 105 современных сериалов, на которые не жаль потратить время


В советское время на этой книге можно было бы поставить знак качества – Арбитман полностью смотрит все, о чем пишет, уделяя внимание сюжету, игре актеров, создаваемой в сериале атмосфере и множеству иных мелочей, из которых и рождается сериальная реальность, поглощающая зрителей. Как указано в авторском предисловии, в книгу включены только завершенные (причем не ранее 2000 года) англоязычные сериалы, в основном – драматические шоу. Написанный динамично и остроумно путеводитель предлагает самые разные жанры – от научной фантастики до триллера и мистической комедии. Автор добросовестно оценивает каждый сериал, заботливо анализируя его вплоть до первоисточников (можно сказать по-другому – архетипы и составные части). Рассказывается как об оригинальных версиях, так и о ремейках, в том числе — нюансах отечественной адаптации. Отчасти родная адаптация сериалов оправдана, но не стоит забывать о том, кто таится в деталях. «Если британская «Жизнь на Марсе» продержалась два сезона и заслужила спин-офф, то американская версия прожила всего один сезон и продолжения не имела… Надо признать, российская версия существенно отличается от британского аналога — и не только потому, что Манчестер 1973 года не очень похож на Москву-1979… По сути, первый сезон российского сериала — это такие «старые песни о главном» для сограждан с избирательной памятью, щедрый подарок тем, для кого в советском прошлом трава была зеленее, водка крепче, жизнь веселее, а Брежнев был всего лишь комическим дедушкой с густыми бровями...».

Марта Таро. Сладкая улыбка зависти


Новый роман известной писательницы погружает читателя в захватывающий мир сложных интриг при дворе императора Александра I. На фоне этой борьбы страстей и самолюбий не только происходят события государственной важности, но и разворачивается драматичная история настоящей любви. Князь Сергей Курский, которому поручена важная миссия – собрать информацию о новейшем английском оружии и военных кораблях, готов отправиться в Лондон. Но прежде чем взойти на корабль, он намерен открыться перед возлюбленной, княжной Ольгой. Было время, когда брат Ольги считал Сергея своим врагом, так возможно ли примирение? И простит ли Ольга, что раньше Сергей отступил? «Объяснюсь — и будь что будет! — решил он. — Коли не судьба — значит, придётся смириться...». Но сердце не хотело смиряться. Да и зачем? Разве всё потеряно?.. Вовсе нет! Маленький искренний ангел никуда не ушёл, он просто вырос». Но в охваченном модой на суеверия и наговоры высшем свете Петербурга может найтись кто-то, кому совсем не по душе нарождающееся счастье. Зависть, ревность и алчность порой толкает на страшные поступки. Однако есть и те, кто уверен: только чистое сердце подскажет самый верный путь, ведущий к свету и счастью.

Стивен Джуан. История тела. 2640 фактов


Занимательное и ироничное повествование о малоизвестных особенностях организма «человека разумного» и подробностях его функционирования. Как мы дышим, для чего плачем, постоянен ли размер носа взрослого человека – и множество других занятных сведений. Например, такое: «У нас два легких, левое и правое, но мало кому известно, что каждое легкое связано с соответствующей ноздрей, левой или правой. Если, скажем, левая ноздря какое-то время закрыта, левое легкое может испытать кислородное голодание и тогда произойдет переход процесса дыхания на правую ноздрю, что является защитным механизмом системы носового рефлекса в частности и всей дыхательной системы в целом». В издании анализируются и различные версии того, почему у нас болит голова. Да, их несколько, а точная причина возникновения обычной головной боли и совсем уж неприятной мигрени до сих пор не определена, может, и впрямь всё от нервов. Причем еще надо определить, что именно на нервные окончания так воздействует, подозрения падают и на спазм сосудов, и на перенапряжение мышц шеи и плеч. Столь же внимательно исследуется всё остальное, что есть у человека, от ушей до пяток.

Пеллегрино Артузи. Наука приготовления и искусство поглощения пищи


Этот внушительный труд являет собой одновременно и уникальный литературный памятник, и замечательную кулинарную книгу. Автор, видный ученый и писатель, живший в XIX – начале ХХ века, собрал в ней без малого 800 классических рецептов итальянской кухни, противопоставив свои практические наблюдения высокопарным и непонятным «трактатам об искусстве кулинарии». Описания блюд перемежаются воспоминаниями автора о том, с какими трогательными комментариями присылали ему читатели после выхода первого издания книги свои фамильные рецепты, разъясняя, что это печенье особенно хорошо для молодых матерей, а вот этот вид жаркого понравится главе большого семейства. Кроме подробных, задушевных и остроумных рассказов о ньокки, ризотто, пицце и оссобуко Артузи уделяет внимание общим принципам здорового питания, как он его понимает, и разбору тех или иных модных диет. Да, тогда это тоже было, тем интереснее будет сравнить с современными представлениями. «Не советую вам также перекусывать в течение дня, а дамам – ослаблять свои желудки чрезмерным потреблением сладкого. И в целом к пище следует прибегать, лишь когда желудок настоятельно требует подкрепления, особливо после физических упражнений, ибо они вместе с умеренностью в пище составляют два стержня нашего здоровья». Звучит вполне актуально. А вот салаты в то время еще не считались здоровой пищей.


Статья написана 5 февраля 18:44
Размещена также в рубрике «Новинки и планы издательств»

Все игрушки войны: Антология. Сост. А. Громов. — М. : Терраарт, 2017. – 456 с. : ил. – (Terraart). ISBN 978-5-906859-39-6


Вселенная – необъятна, но нас ещё больше: представителей различных рас и народов, ближних и дальних миров. Каждый хочет мира и счастья, но Галактика, увы, не идеальна. Хрупкий мир, суровая война и зыбкое равновесие между ними – таковы основные состояния всех галактических цивилизаций.

«Все игрушки войны» – книга для тех, кто не боится ни войн, ни других грядущих трудностей и глобальных метаморфоз, потому что знает о них всё. Под одной обложкой: размах и ярость межпланетных сражений, подвиги звездолётчиков и космодесантников, мемуары заслуженных ветеранов звездных войн, рекомендации опытных цивилизаторов и галактических культурологов, рассказы очевидцев о диковинах разных уголков Вселенной, советы по выживанию и конкретные его примеры – всё собрано, сочтено и живописано ярко и зримо. Читайте в межзвездных дорогах и на планетной тверди!




Статья написана 8 января 21:37
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах non-fiction.


«Не так давно египтологи из множества имеющихся у них в распоряжении папирусов-амулетов выбрали один – папирус писца Бутехамуна, хранящийся в Египетском музее Турина, — и тщательно исследовали его. Папирус был обвязан льняной лентой длиной 60 см. Развернув папирус, ученые смогли прочесть имя его владельца: писец Батехамун. В развернутом состоянии амулет имеет длину 21 см и ширину 11 см; на папирусе нарисован глаз-уджат (красная краска), а также группа из семи сидящих божеств (черная краска). Перед нами самые известные боги Древнего Египта: Ра, Хепри, Маат, два божества в лакуне (Хор и Сет), Исида и Нефтида. Когда папирус был свернут, на нем стало возможным рассмотреть изображение двух уджатов, увенчанное почти стершимся рисунком. На оборотной стороне папируса находятся шесть строчек текста, позволяющие датировать амулет XXI-й династией. Он также содержит 100-ю главу из «Книги мертвых»: изречение, прославляющее благословенного духа и дающее ему возможность взойти на ладью Ра… Под текстом располагается магический рисунок, увеличивающий защитную силу этого отрывка из «Книги мертвых». На рисунке изображен сокол, которого обнимает солнечный диск и божество с двумя бараньими головами – олицетворение дневной и ночной ипостасей солнца. Рядом с соколом стоит богиня Нут…»

Захи Хавасс, Франсис Жано. Мумии фараонов. Бессмертие в Древнем Египте

История Египта уходит в безмерную даль тысячелетий, о правителях этой удивительной страны существует множество легенд и преданий, но уже несколько десятилетий наибольший интерес вызывают именно египетские мумии. О них написано множество книг (большинство из которых – всевозможные романы ужасов). И фильмов снято немало, однако многие из них просто эксплуатируют ставшей модной тему. Поэтому необходимо «издание из первых рук»  — т.е. научных специалистов по древнеегипетским гробницам и мумиям.

Огромный красочный  фолиант, содержащий множество уникальных фотографий, составлен при участии доктора Захи Хавасса – Генерального Секретаря Высшего Совета по Древностям Египта, крупнейшим египтологом современности и издан под руководством Ольги Дыдыкиной. В книге рассказывается не только о раскопках, но и древних египетских обычаях, в том числе – о том, как на этой земле тысячелетия назад относились к бессмертию, существованию «второй жизни» и поискам разгадки бытия.

Достоинства книги – в ее наглядности. Среди множества фотографий: модель лодки (Среднее царство), перевозившей умершего и его родственников в Абидос; саркофаг Хора, жреца Монту (XXV-я династия), изготовленный из искусно подобранных деревянных табличек, покрытых рисунками иероглифическими надписями;  профиль золотой маски Тутанхамона, рядом с которым приводится реконструкция черепа и лица фараона, полученная при помощи компьютерной томографии, тексты пирамид и погребальные рисунки…

Часто упоминаемая в наше время «Книга мертвых» появилась во время Нового царства. Может быть,  смысл этого древнего  трактата  заключался в том, чтобы избавить людей от страха смерти, предстоящего небытия.

В издании уделено внимание находкам археологов, магической силе амулетов и секретам бальзамирования. Были найдены сотни папирусных и кожаных свитков рядом с бальзамированными телами.

«В этих папирусных свитках имеются изречения, позволяющие покойному войти в мир мертвых в соответствии с его пожеланиями, а также формулы и заклинания, которые могут помочь усопшему в момент взвешивания его души в Зале суда. Различные главы, канонический порядок которых установился где-то в эпоху XXVI-й династии, содержат формулы, к которым покойник должен обратиться, встретив то или иное препятствие в потустороннем мире. Эти заклинания обладали такой силой, что помогали страннику подчинить себе самых разных существ, будь то боги, животные чудовища или вредоносные силы природы. Даже простое чтение вслух текстов этой удивительной книги приводило к обязательному успеху и гарантировало, что усопший «выйдет в день»…»


«Громкую известность приобрело бегство к польскому королю князя А.М. Курбского, в недавнем прошлом видного деятеля Избранной Рады, ставшего главнокомандующим русскими войсками в Ливонии и наместником ее. Было это в конце апреля 1564 года. Бежал Курбский под покровом ночи из Юрьева, куда царь его направил на годичную службу после полоцкого похода. Князь, вероятно, воспринял приказ государя как дурное предзнаменование… Однако не следует думать, будто Курбский неожиданно снялся с места и гонимый страхом побежал в Литву. Его бегству предшествовали достаточно длительные секретные переговоры с польско-литовской стороной…»

Игорь Фроянов. Драма русской истории. На путях к Опричнине

В объемном фолианте, в состав которого включены редкие иллюстрации и карты, известный историк рассказывает об одном из самых драматических периодов отечественной истории – рождению русского царства и загадок, связанных с царствованием Ивана Грозного. Как и почему возникла Опричнина, о чем Грозный переписывался с Курбским, и как тот заранее готовил свою измену.

В тексте подробно описана эпоха правления великих князей Ивана Васильевича (Великого), Василия Ивановича и царя Ивана Васильевича Грозного; уделено внимание возникновения и борьбе против ересей и мятежей, боярского засилья; а также расширению границ царства и объяснению причин появления Опричнины, и отношений царя со своими былыми сподвижниками. «Высказывания Грозного, которые можно связать с Избранной Радой, сосредоточены главным образом в первом царском послании Курбскому (Москва, 5 июля1564 г.) Долго, стало быть, молчал Иван Васильевич и, наконец, заговорил, побуждаемый к тому «бесосоставной грамотой» князя-изменника. Надо отметить, однако, что в лексике государя термин «Избранная Рада» отсутствует». На основе архивных документов изложены реальные события Прошлого, в том числе – не простые отношение Руси с европейскими державами —  «время звало» Москву на запад, Ливонская война после завоевания Казанского и Астраханского ханств была неизбежна.

«Завоевание Казанского и Астраханского ханств заметно улучшило безопасность южных границ России. Это позволило русским повернуться на Запад и сосредоточится на главном и наиболее опасном противнике, олицетворяемом Польшей, Литвой и Ливонским орденом... Война была неизбежной. «Вина» царя Ивана состояла лишь в том, что он сумел выбрать наиболее благоприятный для России момент начала похода на Ливонию. Итак, «время звало» Москву на запад, но не только к морским берегам, а к достижению таких жизненно важных для России геополитических перемен, которые позволили бы ей сохранить свою национальную, государственную, религиозную независимость и самобытность. В условиях ползущей из западных стран экспансии этого можно было добиться, лишь сдвинув границы Руси на запад и взяв под контроль важнейшие портовые города, расположенные, кстати сказать, на землях, находившихся ранее в сфере русского влияния...»


«Ленин, например, с уважением относился к М.Д. Бонч-Бруевичу. Троцкий высоко ценил И. И. Вацетиса, В.И. Селивачева и др. (хотя не все надежды оправдались), был главным защитником генштабистов в политическом руководстве Советской России. М.В. Фрунзе объединил вокруг себя целую плеяду опытных генштабистов, с которыми старался не расставаться. В то же время негативное отношение И.В. Сталина к старым генштабистам определялось его конфронтацией с их защитником и лоббистом Троцким…

Анализ упоминаний Лениным генштабистов свидетельствует о сравнительно неглубоком погружении большевистского лидера в военные вопросы, курировавшиеся генштабистами, и о том, что интерес к этим проблемам у Ленина появлялся спорадически – обычно в периоды обострения борьбы на фронтах, когда требовалось его личное вмешательство. Взаимодействию с военспецами-генштабистами Ленин явно предпочитал контакты с партийными военными работниками (С.И. Гусевым, М.М. Лашевичем, Н.И. Подвойским, Э.М. Склярским, И.Т. Смилгой, Г.Я Сокольниковым, Л.Д. Троцким, М.В. Фрунзе), через которых осуществлял контроль над армией».

Андрей Ганин. Повседневная жизнь генштабистов при Ленине и Троцком

Военный историк, доктор исторических наук, в своем фундаментальном исследовании, развенчивая многие мифы, касающихся истории Красной армии и службы бывших офицеров большевикам, на  основе материалов российских и зарубежных архивов, в том числе — спецслужб — и семейных архивов потомков офицеров рассказывает о том, благодаря кому красные смогли победить в Гражданской войне.

В тексте описаны мотивы вступления в Красную армию, роль ее отцов-основателей, судьба старой академии и рождение новой. «Захват власти большевиками не сразу отразился на Военной академии, занятия в которой в Петрограде шли своим чередом. С октября 1917 по март 1918  г. в академии велись занятия со старшим классом 2-й очереди и подготовительным курсом 3-й очереди ускоренных курсов. На 1 января 1918  г. обучались 160 офицеров на старшем классе 2-й очереди, 8 офицеров на старшем классе геодезического отделения, 226 офицеров на подготовительных курсах 3-й очереди и один на младшем классе геодезического отделения (всего 395 офицеров). Подготовительные курсы 3-й очереди окончили 143 офицера. Приказом по Генеральному штабу № 22 от 23 марта 1918  г. 165 выпускников курсов 2-й очереди были причислены к Генеральному штабу (как выпуск 1917  г.), а приказом ВГШ № 18 от 27 июня 1918  г. 133 ранее причисленных выпускника перевели в Генштаб».

В книге описана история возникновения военного факультета Туркестанского государственного университета. Весной 1918 года был создан Туркестанский народный университет. После восстановления связи Туркестана и Советской России Эразм Семенович Батенин (научный работник и писатель (псевдоним Эразм Батени), бывший штабс-ротмистр, являвшийся помощником главкома военной охраны Петрограда при Керенском), состоявший в личном распоряжении Л. Троцкого, в сентябре 1919 года представил доклад, в котором обосновывал необходимость создания при университете военного факультета. Факультет должен был готовить командные кадры для Красной армии, в том числе – и для потенциального экспорта революции за пределы Советской России. Поэтому в докладе указывалось, что перед страной «может быть, еще станет во весь рост острый вопрос не только об активной защите своего бытия, но и распространении путем оружия идей свободы в сопредельных странах…»

Идея организации военного факультета была поддержана командующим Туркестанским фронтом Фрунзе и начальником академии Генштаба РККА генерал-лейтенантом А.Е. Снесаревым (который и вошел в состав созданного в Москве организационного бюро и составил план организации факультета). На состоявшемся 1 апреля 1920 года первом заседании факультета Снесарев был избран деканом. В ходе обсуждений была выдвинута идея, что часть факультета будет общеуниверситетской, а другая – военной. На состоявшемся 8 мая 1920 года заседании замом декана был избран Ф.Ф.Новицкий. Основное число вакансий факультета 160 (4/5) из 200 было выделено Реввоенсовету Туркестанского фронта.

«Общий отдел факультета предназначался для подготовки студентов всего университета в военном отношении. Курс отдела включал в себя следующие дисциплины: энциклопедия военных наук (двухгодичный курс) – военная администрация, элементарный курс общей тактики, техники артиллерии, воздушного флота и инженерно-технических средств, краткий курс полевой фортификации с полевой маскировкой, краткий курс военного искусства, краткий курс военной топографии, краткий курс истории последних войн, истории завоевания Туркестана, краткий курс военной статистики и географии Туркестана и сопредельных стран – Персии, Афганистана и Китая (для всех факультетов, кроме отделения Генштаба военного факультета)…»


«Большевики вызвали тревогу, но не по тем причинам, на которые они надеялись. Волшебная сила большевистской пропаганды объяснялась просто – они начали с того, чем закончили англичане, французы, американцы. Союзники совершили огромную ошибку – они наобещали всем народам мира, что после войны возникнет новый мир, который будет лучше старого. Когда война закончилась, и жизнь вновь вернулась в привычную колею, многие люди посчитали себя обманутыми – жизнь не стала лучше довоенной. Большевики собрали урожай, посеянный пропагандистами союзников и брошенный ими на произвол судьбы. Когда западные демократии свернули все внутренние и международные пропагандистские операции, люди, взбудораженные обещаниями, обратили свой взор на большевиков. Стратегическое преимущество большевистской пропаганды было подавляющим. Почву для этого подготовили союзники, поэтому дикая ленинская утопия временно показалась возможной многим миллионам людей. Но это вовсе не означает, что большевистская пропаганда 20-х годов была плохой. С технической, психологической и политической точек зрения она была очень удачливой. Ей удалось запугать весь мир, но за счет потери доверия…»

Пол Лайнбарджер. Психологическая война. Теория и практика обработки массового сознания

Написанное практиком-пропагандистом и разведчиком, служившем в годы Второй мировой войны в американской армии, давно стало классикой по изучению разновидностей, форм и методов информационной подрывной деятельности. На многочисленных примерах разбираются как удачные, так и наоборот варианты оформления различных листовок и карикатур. Чем же отличаются разновидности пропаганды? «Если белую пропаганду можно сравнить с разбрасыванием зажигательных бомб, которые порождают пожары, дезорганизующие жизнь в тылу и снижающие боевой дух вражеской армии, то черную – с полосками фольги, которые используются в антирадарных установках». Среди рассматриваемых тем – психологические особенности восприятия у разных народов, и в том числе – коммунистической и антикоммунистической пропаганды. В издании также подробно разбирается опыт пропаганды Первой мировой войны.

Главную задачу – заставить врага сдаться – американские пропагандисты выполнили. Примером является американская фронтовая листовка с призывом прекратить огонь, выпущенная фондом, который занимался обучением специалистов по рекламе. По форме она повторяет немецкую открытку. Германским солдатам предлагалось, «когда вас возьмут в плен американцы, отдайте это первому же офицеру, который будет проверять ваши документы». Далее сдавшийся в плен немец должен был заполнить свой послужной список, а позже – подтвердить, что его содержали в хороших условиях и кормили «говядиной, белым хлебом, картофелем, бобами, сливочным маслом, сливами, поили настоящим кофе из зерен и молоком, а также снабжали табаком и т.д.» Гарантируя заботливый уход, американцы обращали внимание на то питание, которое могли предложить — для германской армии, лишенной изобилия, это было убедительнее всего. Но в ответ германское командование лишь пыталось уверить своих солдат, что настоящий немецкий воин всегда помнить о своем долге. Помимо этого, в первые два года войны германские пропагандисты  всячески поливали грязью союзников, вызывая ненависть у солдат и народов Антанты.

В первый же год войны британское министерство иностранных дел создало Бюро военной пропаганды, но часть работы выполняли другие учреждения, в том числе – и частные. В середине войны англичане создали Управление информации, руководителем которого стал Джон Бьюкен, ставший позже пэром — лордом Твидсмуром. Кроме того, он вошел в историю литературы как  автор популярных приключенческих романов «Тридцать девять ступеней» и «Утренние дворы»…

«Англичане называли немецкую пропаганду обыкновенной пропагандой, зато свою считали культурным явлением, литературой и новостями. Немцы, хваставшие, что они «культурная» нация, были вознаграждены за свою наивность тем, что немецкое слово Kultur стало символом скучного, педантичного высокомерия… Во многих случаях англичане просто дожидались очередного немецкого бахвальства или новых кровожадных заявлений и, обнародовав в газетах, пускали их путешествовать по всему миру».


«Тогда возникало очень много политических ситуаций в ходе борьбы с оппозицией, когда нам надо было реагировать, и реагировать немедленно. Промышленная академия занимала тут как бы ведущее положение. Мы собирались по группам, проводили общие собрания, и наши резолюции о текущем моменте сейчас же публиковались в «Правде». Таким образом, они становились общим достоянием.

Одним из острейших был вопрос о коллективизации сельского хозяйства. Мы считали, что известное выступление Сталина с письмом «Головокружение от успехов» — это шедевр. Мы понимали его как смелость руководителя партии, который не боится признать ошибки.

Правда, он не взял эти ошибки на себя лично, а взвалил их на партийный актив. Хотя местный актив с азартом, грубо говоря, со звериным азартом проводил коллективизацию, но он все же находился под бичом «Правды». Если взять «Правду» за тот период, то она пестрела изо дня в день цифрами (у кого в районе какой процент крестьян уже объединен в колхозы), подхлестывавшими местные партийные организации. В 1929 — 1930 гг. у меня не было никакого прямого соприкосновения ни с деревней, ни даже с партактивом, который проводил эту кампанию. Я питался данными лишь со страниц «Правды» и радовался. Я стоял за колхозы всей душой и телом, поэтому меня радовали публикуемые цифры.

А когда разразился гром — письмо «Головокружение от успехов», я был несколько смущен: как же так, все было хорошо, а потом вдруг такое письмо?»

Никита Сергеевич Хрущев. Воспоминания. Время. Люди. Власть. Книга 1

После своей отставки со всех государственных и партийных постов Никита Сергеевич Хрущев, возглавлявший СССР одиннадцать лет, взялся записывать на диктофон свои воспоминания, что позже вызвало недовольство советского руководства.

Так Хрущев рассказывает, как потратил много сил, помогая прокладке первых троллейбусных линий в Москве, и столкнулся с тем, что Каганович, позвонил и сказал, что этого делать нельзя. Оказывается, Сталин боялся, что троллейбус может перевернуться (например, на улице Горького), и эта неудача может быть использована заграничной пропагандой. Но тут-то Сталин опоздал, запретив испытания троллейбуса, – они прошли успешно.

Многие страницы воспоминаний посвящены Сталину и его ближайшему окружению (в которое входил и сам Хрущев), видным советским военачальникам, многие из которых стали жертвами Большого террора. «Я недавно вновь смотрел кинофильм «Железный поток» по одноименной книге… Я смотрел этот фильм не в первый раз, но, как всегда, волновался и переживал, все время вспоминал этого мужественного и умного человека, командующего авангардом Таманской армии. В книге его назвали Кожух, а на деле это Ковтюх, человек, проявивший ум, военный талант и мужество: он вывел Таманскую армию, прорвался из белого окружения. Зрители восхищаются талантом этого человека и его бойцами — крестьянами и кубанскими казаками, которые выходили из окружения со своими семьями.

Спрашивается, где же Ковтюх? Что он делал во время этой войны? Нет Ковтюха.  Он тоже попал в число врагов народа и был расстрелян. Можете себе представить? Если бы Ковтюх был жив и возглавлял бы воинские соединения в борьбе с немцами, какую пользу принес бы? Да разве только Ковтюх? А другие?

Они тоже погибли от руки Сталина как враги народа. Теперь им всем вернули доброе имя. Это было сделано после XX съезда партии.  Но сейчас многое замачивается. Я считаю, что нужно не только вернуть, но и показать их всех как мучеников террора, который проводился Сталиным под лозунгом борьбы с врагами народа».

Вторая часть книги посвящена Великой Отечественной войне, в том числе – послевоенным размышлениям, Дальнему Востоку после разгром Японии, и военным мемуарам. В одном из разделов Хрущев уделяет внимание ученым и конструкторам, внесшим свой незаменимый вклад в обеспечение безопасности СССР.

Никита Сергеевич в своих воспоминаниях рассказывает о судьбе книги Казакевича «Синяя тетрадь». Ее не хотели печатать, и автор передал Хрущеву письмо и приложил рукопись. Она Хрущеву понравилась, и он разослал всем членам Президиума, после чего вопрос о выпуске книги был включен в одну из повесток заседания. «Кто имеет какие-нибудь соображения? Почему эту книгу не следует печатать?» — спросил я. «Ну, товарищ Хрущев, — Суслов вытянул шею, смотрит недоуменно, — как же можно печатать эту книгу? У автора Зиновьев называет Ленина «товарищ Ленин», а Ленин называет Зиновьева «товарищ Зиновьев». Ведь Зиновьев — враг народа». Меня поразили его слова. Разве можно извращать действительность и преподнести исторические факты не такими, какими они были на самом деле? Даже если мы отбросим то обстоятельство, что Зиновьев враг или не враг народа, то сам факт бесспорен: действительно, в шалаше находились вместе Ленин и Зиновьев».


«Югославия же на меня произвела хорошее впечатление. Очень понравился ее народ. Я не придавал при этом особого значения критическим репликам в наш адрес и славословию в адрес Тито. Мы-то знали технику такого дела: специально выделяли людей в определенных местах и отрабатывали, кто будет выкрикивать: «Отец родной! Слава Сталину!» и прочее. Все разрабатывалось по сценарию партийного руководства. Если нужно было проявить негодование по ходу доклада против мирового империализма, то тоже все распределялось: кто сделает и в какой форме.

Особенно часто разыгрывались такие спектакли, когда в 20-е годы велась борьба против оппозиции. Хотя многие тогда были искренни, но постепенно театральщина стала преобладать. Я сам был участником таких дел и выполнял эту роль. Тогда мы верили, что Сталин отражает интересы народа, и совершали все из честных побуждений. Свой опыт я переносил и на Югославию, считая, что и там все разыграно по сценарию, разработанному руководством».

Никита Сергеевич Хрущев. Воспоминания. Время. Люди. Власть. Книга 2

В этой книге Хрущев рассказывает о своей зарубежной деятельности. Первый раздел посвящена Совету Экономической Взаимопомощи, Мао Цзэдуну, Хо Ши Мину, двум Германиям и Западному Берлину, отношениям с поляками, румынами, вождями Венгрии, Чехословакии и Югославии.

Далее – раздел «Окно в Азию и Африку», он начинается с Индии. За ней следуют впечатления советского вождя о Бирме, Афганистане,  Индонезии, Египте, Иране. В приложении проводится составленный в 2005 году его сыном С.Н. Хрущевым по официальным публикациям список встреч и визитов Н.С. Хрущева в 1953-1964 годах.

В книге опубликована и состоявшаяся в 1970 году «беседа» с Н.С. Хрущевым по поводу его мемуаров. «Как видно из сообщений печати Соединённых Штатов Америки и некоторых других капиталистических стран, в настоящее время готовятся к публикации так называемые мемуары или воспоминания Н. С. Хрущёва. Это – фабрикация, и я возмущён ею. Никаких мемуаров или материалов мемуарного характера я никогда никому не передавал… Поэтому я заявляю, что всё это является фальшивкой. В такой лжи уже неоднократно уличалась продажная буржуазная печать. Н. Хрущёв 10.XI.1970» Опубликовано на последней полосе органа ЦК КПСС газеты «Правда».

Отображена в тексте и история не всегда простых отношений с Ираном. «Во время Великой Отечественной войны отец нынешнего шаха проводил прогерманскую политику, поэтому СССР, договорившись с Англией, вынужден был вновь оккупировать Иран, разделив его территорию надвое. Это тоже наложило свой отпечаток на наши отношения, хотя мы преследовали цель лишь обезопасить свою границу с юга. Всегда страна, вводящая свои войска на территорию другой страны, даже давая какие-то обязательства или объяснения, рискует утратить ее дружбу. Вот и остался недобрый след, о котором помнил ныне правящий шахиншах. После Второй мировой войны мы начали выводить из Ирана свои войска, но их вывод был замедлен Сталиным. Потом развернулась гражданская война в иранском Азербайджане. Шах Ирана понимал, что она организована нами, да и партизаны были снабжены нашим оружием. В конце концов, правительственные войска подавили это движение, часть партизан ушла через нашу границу…».


«Сама жизнь постоянно подтверждает нам, что мы одновременно пребываем в двух реальностях. Притом одну из них человеку, с первых его шагов, всячески стараются представить как якобы единственно существующую. А другую реальность предпочитают замалчивать, от нее большинство людей отворачиваются и убегают. Какие же это две реальности? Первая – внешний мир, доступный нашим физическим чувствам. Вторая – внутренний мир, в котором современный человек менее всего стремится пребывать…»

Дмитрий Щедровицкий. Главный выбор

Новая книга известного специалиста по библеистике посвящена, как можно догадаться по названию, теме выбора – прежде всего, между тьмой и светом. Автор, прежде всего, обращается к известному фрагменту Нагорной проповеди, в котором идет речь о невозможности служить сразу двум господам. При этом анализируется и то, как понятие о высоком служении, противоположное зацикленности на земных благах, соотносится с представлением о внутреннем и внешнем. По мнению автора, подкрепленному выдержками из библейских текстов, Бог и мамона, которым нельзя служить одновременно, вовсе не тождественны внутреннему миру человека и тому, что окружает его извне. Ведь невозможно быть подлинно добродетельным и благочестивым лишь в мыслях, если не исполняешь заповеди в жизни. И точно так же корыстные проявления и поступки неминуемо будут отражаться на состоянии человеческой души. При этом, как говорится далее в тексте, вовсе не значит, что достойным является лишь полное забвение житейских забот. Нет, от человека не требуется быть непременно неодетым и голодным, но вот вкладывать всю душу в удовлетворение этих потребностей явно не следует.

«Он предлагает нам, взирая на птиц и на лилии, подражать их естественности… В области чувств мудрец советует «брать пример» с ланей и оленей – с их естественности, с их грациозных движений. Иисус тоже обращает наше внимание на жизнь птиц и цветов, не вознося человека над природой, но возвращая в нее…»


«Обратимся к самому малому — к тому, из чего «состоит» слово. Хорошо известно, что в арабской грамматической теории такая единица называется «харф». Вопрос в том, что такое харф и может ли эта категория быть выражена «без остатка» в терминах современной лингвистики; может ли она быть редуцирована к ним? ... Интегральным свойством харфа как единицы измерения протяженности арабского слова (или текста) являются равновеликость  и обеспечивающая ее двухкомпонентность. Все реализации харфа — и без паузального компонента, и с паузальным компонентом — равновелики и соответствуют одной единице измерения длины арабского слова. Самоочевидно, что единица измерения  не может быть «полной» или «неполной», двусоставной или равной одному звуку, что она ни по каким причинам не может менять  свои количественные параметры и оставаться при этом самой собой».

А.В. Смирнов. Событие и вещи

Новая книга известного ученого, философа и востоковеда, директора Института философии РАН, посвящена многообразию смыслов, которые открываются на стыке сразу нескольких дисциплин от лингвистики до метафизики. В центре внимания исследователя находится «харф» — базовый элемент арабского языка, который не имеет точных аналогов в европейском языкознании. Это не буква и не фонема, а нечто такое, что требует для своего понимания и осознания обращения не субстанциональной логике, а к логике процесса. Прежде чем обратиться к удивительному феномену «харфа», автор с помощью примеров из русского языка показывает, как соотносятся имена вещей и глаголы, воплощающие события, как события неотделимы от вещей и не имеют самостоятельности, но при этом в них заключена возможность других вещей и сопутствующая уже им «самость». Переходя от сложной смысловой вязи к понятию упорядоченности мира, опять же тесно связанному уже с самим фактом существования вещей, ученый показывает, сколь парадоксально соотносятся друг с другом простота формы и бесконечное разнообразие содержания. И «харф», который невозможно разделить на гласный и согласный, является ярчайшим примером такого сочетания кристаллической устойчивой ясности и постоянно видоизменяющейся текучести. «Наш вопрос был задан о возможности приравнять харф и фонему, а его рассмотрение вскрыло непримиримое противостояние двух линий в объяснении одного и того же — звукового состава слова. Одна из этих линий настаивает на возможности фонемного анализа арабского слова и выделения в его звуковом составе фонем — так же, как это делается со словом любого другого языка. Другая стоит на том, что харф — принципиально бинарная единица, и утверждение о нередуцируемости харфа как единицы СГ составляет суть этого подхода».


«В самом деле, в недавнем прогнозе «5 за 5», где традиционно называются пять революционных открытий, ожидаемые в ближайшие пять лет, специалисты IBM заявили, что мы сможем мысленно общаться с компьютерами, и такое общение, возможно, заменит и мышку, и голосовые команды. Это означает, что при помощи силы мысли можно будет звонить по телефону, оплачивать счета, водить машину, назначать встречи, создавать прекрасные симфонии, рисовать картины и т.п. Открываются поистине безграничные возможности, и все вокруг – от компьютерных гигантов, работников образования, компаний, выпускающих видеоигры, и музыкальных студий до Пентагона – собираются ими воспользоваться».

Митио Каку. Будущее разума

Что новые технологии могут предложить людям через несколько лет? Футуролог с мировым именем делает прогнозы, касающиеся человека и его созданий. Итак, нас ждут воспоминания (целые библиотеки!) и мысли на заказ, появятся технические возможности для копирования человеческого разума. Фантастические сюжеты (генная терапия, суррогаты…) обернутся повседневной реальностью, но возникнут и новые проблемы. В обществе усилятся «культурные войны», если появятся роботы, разделяющие взгляды и предрассудки своих хозяев. В том числе роботы, принадлежащие молодежи, возвращающейся с концерта, могут вступить в конфликт с роботами, являющимися собственностью уже немолодых жителей спального района.

Современная наука с успехом изучает не только далекие галактики, но и загадки человеческого разума – неслучайно одна из глав книги называется «Сознание с точки зрения физики». Что же новые технологии могут предложить людям? Воспоминания и мысли на заказ? «Можно предположить, что люди захотят иметь генеалогическую библиотеку воспоминаний. Просматривая документы своих предков, мы видим лишь одномерное изображение, размытые контуры их жизни. На протяжении всей истории человечества люди жили, любили и умирали, не оставляя почти никаких реальных свидетельств своего существования. По большей части нам известны лишь даты рождения и смерти родственников, а между ними – почти ничего. Сегодня мы оставляем за собой длинный след из электронных документов… Возможно, в далеком будущем Всемирная сеть сможет стать гигантской библиотекой, хранящей подробности не только жизни, но и сознания людей». По мере изучения разума возникнут и новые философские и нравственные вопросы – после расшифровки нейтронных связей мозга, что позволит узнать истоки психических заболеваний, и найти соответствующие лекарства, и откроются технические возможности для копирования человеческого разума.

«В культурном отношении японский подход к роботам отличается от западного. Если на Западе дети с ужасом наблюдают за буйством роботов типа Терминатора, то в Японии дети погружены в религию синто, согласно которой духи живут во всех вещах, даже в механических роботах… Япония лидирует по созданию роботов, способных войти в личную жизнь человека. Японцы уже создали робота-повара (он способен приготовить чашку лапши за минуту и сорок секунд). Придя в ресторан, вы делаете заказ на планшетном компьютере, и робот берется за дело. Он представляет собой две большие механические руки, которые хватают чашки, ложки и ножи и готовят для вас еду. Некоторые роботы-повара даже напоминают людей…»


Страницы:  1  2  3  4  5  6 [7] 8  9  10




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 39

⇑ Наверх