Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «ameshavkin» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6

Статья написана 9 февраля 22:22

Александр Олейников (сын обэриута)

***

А это было?

—    Было.

Но когда?

—    Планета, потерявшая дорогу,

Летела сквозь системы и года,

Подвластная неведомому богу.

Молились ей

                    на скалах и в морях,

Молились ей

                    на дне седых ущелий.

Суровый гунн

                    и сумрачный варяг

Ей на заре хвалебны пели.

Смеялась даль.

Рыдали города,

Рядясь в уборы перистых закатов,

И колыхала смрадная вода

Тела мурен

                    и спины скатов.

Вскрывал араб глухой подземный ход

Велением невзрачного симзима.

Плыл Магеллан,

                    и шел в атаку взвод.

Сиял Синай,

                    пылала Хиросима.

Пил гегемон.

И спал с чужой женой.

Влюблялись дети.

Гибли касты.

Страна за Марс боролась со страной.

Мальчишек поджидали педерасты.

Луну изрыли взрывами ракет.

Сменяли войны мирные минуты.

Откормленный старик

                       играл в крокет.

И папа торговался с Бенвенуто.

Все знали —

                    есть

                            Китайс кая Стена,

Все знали —

                    ласка

                             сломит недотрогу,

Но ни один —

                        куда летит она,

Планета, потерявшая дорогу.


Статья написана 3 февраля 21:37

Николай Тихонов

УТОПИЯ УЖАСА

Когда мечта, пленившая народ

Чешуйнотелым обернулась гадом,

Осмысленно зачавкал пулемет —

Беззубый зверь, плюющий верным ядом,

Распалися утопий корабли,

Умы сгорели, точно клочья ваты,

По улицам кричали и влекли

Назойливо ненужные плакаты.

На выбор били провода, давясь,

Храпели в спазме сдавленных известий,

И смерть взяла оправданную власть.

Придя к толпе, как суженый к невесте.

И годы шли в могильности седой,

В одной тюрьме, склонясь над общей чашей

Жуя солому с затхлою водой

По праздникам сражаясь из-за каши.

Народы жили, слушая часы

Свидетелей лениво-равнодушных,

И только стук железной полосы,

На воротах, в стенах тяжелодушных

Их пробуждал к минутным миражам —

Неясным и глухим воспоминаньям,

Что жизнь была, когда-то где-то, там,

А им остались: клетка и страданье.

Тогда они рычали сгоряча,

Косили взор, плевались и ругались,

Потом молились, про себя, ворча,

Ложились спать, а утром просыпались

И умирали не в часы, не в срок

То молодой, то старец, то малютка,

В известкою разбавленный песок

Тела бросали с торопливой шуткой.

Никто не знал ни скорби, ни стыда,

Инстинкт царил отчаянно и круто —

И только крик: еда, еда, еда, ~~

Объединял на тощие минуты.

И шум и говор висли над столом,

Глаза блестели жадностью несытой,

Когда юнец сойдясь со стариком,

Вгрызались разом в жесткое копыто.

Но мясо было лакомством. — Вода,

Солома, гниль отброса и отсева —

Обычная и гнусная еда

Людей не знавших мужества и гнева.

За родом род покорно вымирал,

Тюрьма пустела, окна зарастали

Травой и мальвой, редко выпадал

Из свода камень. Слабых убивали.

И мясо их бросали ястребам,

Собакам, кошкам, крысам из подвалов, —

И много их сбиралось по углам,

И мертвецов, бывало, не хватало.

Тогда больных сбирали и калек.

На праздниках с вином вносили чашу,

И пели гимн: свободный человек,

И получали гречневую кашу.

И шли года и многие пройдут

Еще года, а может быть столетья,

И будут ждать, что своды упадут

Отцов-теней безжизненные дети.

Или найдется кто-нибудь другой,

Укажет путь и гордо скажет: что же,

Растопчем цепи крепкою ногой,

И эти стены сами уничтожим.

Но многих ли он выведет на свет

Но многие ль последуют призыву?

Остановись, безрадостный поэт,

Не жги давно уж выжженную ниву.


Статья написана 2 февраля 21:54
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

В 2012 г. активист Инку Канг по Закону о свободе информации запросил в ФБР материалы по Рэю Брэдбери. Их выдали, почти ничего не вымарав. Привожу в своём переводе некоторые доносы, вошедшие в досье. Стиль сохранён:-)

МАРТИН А. БЕРКЛИ, 4 октября 1959

цитата

Мартин А. Беркли, сознавшийся бывший член Компартии в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, Калифорния, и который ранее свидетельствовал под присягой перед Комиссией по антиамериканской деятельности, 10 апреля 1959 г. сообщил, что БРЭДБЕРИ является одним из наиболее выдающихся писателей-фантастов в Соединенных Штатах. Он также чувствует, что БРЭДБЕРИ может сочувствовать некоторым прокоммунистическим элементам в Гильдии писателей Запада Америки (WGAW). Он заявил, что БРЭДБЕРИ во время заседания Гильдии сценаристов (SWG), ныне известной как WGAW, вступил в дискуссию относительно резолюции, выдвинутой по вопросу членства: следует ли исключить из SWG членов компартии и тех авторов, которые воспользовались Пятой поправкой.

БЕРКЛИ доложил, что БРЭДБЕРИ в ходе дискуссии, когда обсуждалась резолюция, вскочил на ноги и воскликнул: "Трусы и маккартисты". БЕРКЛИ утверждает, что согласно его наблюдениям некоторые из писателей, подозреваемых в коммунистическом прошлом, работают в области научной фантастики, и создается впечатление, что научная фантастика может быть эффективным средством для внедрения коммунистической идеологии. Он отметил, что некоторые из рассказов БРЭДБЕРИ определенно направлены против Соединенных Штатов и их капиталистической формы правления.

Беркли — известнейший сикофант, в этом своём качестве удостоенный статьи в Википедии.

Затем приводится донесение анонимного сексота (1/5/59):

цитата

Информатор сделал наблюдение, что в области научной фантастики коммунисты обнаружили благоприятные возможности для развития; для распространения недоверия и недостатка уверенности в американских институтах. Информатор заявил, что ряд писателей-фантастов через посредство футуристических историй на тему возможного развития науки создают иллюзии относительно невозможности того, чтобы мировые дела продолжались организованным образом сейчас или в будущем.

Информатор сообщил, что такие лица как БРЭДБЕРИ имеют возможность распространять отраву относительно политических институтов в целом и американских институтов в частности. Он отметил, что такие лица как БРЭДБЕРИ обращаются к большой аудитории при помощи своих произведений, которые обычно публикуются большими тиражами в мягкой обложке. Информатор заявил, что общая цель этих писателей-фантастов состоит в том, чтобы запугать людей до состояния паралича или до психологической недееспособности, граничащей с истерикой, что сделает вполне возможным ведение Третьей Мировой войны, в которой американский народ будет серьезно уверен в невозможности одержать победу, поскольку его моральное состояние будет серьезно подорвано.

Информатор заметил, что такое настроение, принятое писателями-фантастами, сочувствующими коммунистической идеологии сходно с подходом небольшого числа учёных, которые полагают, что невозможно начать войну без того, чтобы создать угрозу изоляции Вселенной.

МИЛТОН БАТТРИ

1 мая 1953

цитата

БАТТРИ сообщил, что БРЭДБЕРИ в ходе речи перед группой писателей Southwest Manuscriptors 21 ноября 1952 г. на стадионе Кларк (Эрмоса-Бич) высмеивал правительство Соединенных Штатов и слушания Комиссии по антиамериканской деятельности.

Однако в итоге дело кончается пшиком:

цитата

Информаторы, имеющие общее представление о Компартии и её деятельности на территории проживания БРЭДБЕРИ, сообщают, что такой им неизвестен.

Нет связей с коммунистами — нет дела.


Статья написана 23 декабря 2016 г. 17:00

Из блога Элинор Арнасон:

цитата

Вскоре после распада СССР Я обедала с двумя писателями-фантастами. Мы обсуждали конец Советского Союза, и я сказала: "Это же случится и у нас".

"Да", — сказал один из писателей, — "я даю Штатам три года".

Это было 25 лет назад, так что мой друг сильно ошибся в своей оценке.

Сегодня утром я проснулась с мыслью: "Трамп — это наш Ельцин".

Если вдуматься, то похож.


Статья написана 8 марта 2015 г. 14:05
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

В "Антологии фантастической литературы" под именем Сведенборга опубликован рассказ "Смерть богослова":

цитата

Ангелы уведомили меня, что когда Меланхтон скончался, ему в мире ином предоставили дом совсем такой, как на земле. (Так бывает почти со всеми, пожаловавшими в вечность, и поэтому они не считают себя мертвыми.) Обстановка тоже была такая же: стол обденный, письменный стол с выдвижными ящиками, книги. Когда Меланхтон очнулся в этом месте, он взялся за свои литературные труды так, словно он и не покойник, и за несколько дней написал об оправдании верой. По обыкновению он ни словом не обмолвился о милосердии. Ангелы заметили упущение и послали к нему спросить об этом. Меланхтон сказал посланцам: "Я неопровержимо доказал, что можно обойтись без милосердия и чтобы попасть на небо, достаточно верить". Говорил он это надменно, а сам не знал, что уже мертв и место его вовсе не на небе. Когда ангелы услышали эти его слова, они его оставили.

Источник указан, как обычно, ложный: Arcana coelesta. На самом же деле это сокращенный вольный пересказ главы 797 из "Истинной христианской религии":

цитата

Что касается Меланхтона, то мне было дозволено многое узнать о его судьбе с того времени, как он только попал в духовный мир, и далее, причем не только от ангелов, но и от него самого, ибо я  беседовал  с  ним  много раз, хотя и не так часто, и не так близко, как с Лютером. Объясняется  это тем, что он не мог  приблизиться  ко  м не,  поскольку  посвящал  все  свои исследования только оправданию одной верой, но не милосердию; я же  был  в окружении ангельских духов, преданных милосердию,  которые  препятствова ли его сближению со мной.

   Мне рассказали, что для него, как только он вошел в духовный  мир,  был приготовлен дом, подобный тому, что был у него в мире. Так  бывает  там  с большинством новоприбывших, благодаря чему они остаются в неведении о том, что они уже не в природном мире, а время, прошедшее с момента  их  смерти, кажется им не более чем сном. Все в его комнате  осталось  по-прежнему;  у него был тот же стол с теми же письменными приборами и ящиками, и  книжный шкаф. Поэтому, как только он оказался там, словно очнувшись от сна, он сел за стол и продолжил писать. Писал он снова об оправдании  одной  верой,  и продолжал писать на протяжении нескольких  дней,  ни  с ловом  не  упомянув милосердие. Почувствовав это, ангелы послали спросить его,  почему  он  не пишет также и о милосердии. Он ответил, что церковь  ни  коим  образ ом  не связана с милосердием,  поскольку,  если  бы  милосердие  было   принято  в качестве существенной составляющей церкви,  человек  присвоил  бы  себе  и заслугу оправдания, а значит, и спасения тоже, лишив этим веру ее духовной сущности.

   Когда это стало понятно ангелам, бывшим у него над головой, и  об  этом услышали ангелы, сообщавшиеся с ним, когда он был  вне  своего  дома,  они удалились. (У каждого  новоприбывшего  есть  ангелы,  сообщающиеся  с  ним первое время.)  Через  несколько  недель  с  этого  мом ента  все,  чем  он пользовался в своей комнате, стало постепенно затуманиваться  и  исчезать, пока, наконец, не осталось ничего,  кроме  стола,   бумаги  и  чернильницы. Наряду с этим стало казаться, что стены его комнаты покрыты побелкой,  пол вымощен желтым кирпичом, а сам он оделся в более грубую одежду. Удивившись этому и расспрашивая окружающих, отчего так случилось, он  получил  ответ, что причиной тому — отделение им милосердия от церкви, тогда как на  самом деле  милосердие  есть   сердце  ее.  Поскольку   он  непрестанно   отвергал милосердие, и продолжал  писать  о  ве ре,  как  об  одном  и  единственном существе церкви и средстве спасения, все более отдаляя милосердие,  то  он очутился в одной из подземных мастерских, полной подобных ему людей. Когда он хотел уйти, его задержали, объявив, что такова участь  всех  изгоняющих из дверей церкви милосердие и добрые дела. Тем не менее, поскольку он  был одним из  реформаторов  церкви,  по  указанию  Господа  его  освободили  и отправили обратно в его прежнюю комнату, где у него не было теперь ничего, кроме стола, бумаги и чернильницы.  Но  те  по нятия,  в  которых  он  себя убедил, заставляли его марать бумагу  все  теми  же  заблуждениями,  и  он неизбежно попадал  снова  к  подоб ным  ему  узникам,  а  затем  его  опять отпускали. Освобожденный, он казался одетым в  меха,  поскольку  вер а  без милосердия холодна.

   Сам он говорил мне, что была другая комната, примыкавшая  сзади  к  е го собственной, в которой было три  стола,  и  за   ними  сидели  трое  людей, которые, как и он сам, изгоняли милосердие; и  там  по  временам  возникал четвертый стол, на котором появлялись разные чудовищные  образы,  которые, тем не менее, не могли спугнуть их. Он рассказал, что  беседовал  с  этими людьми, и они убеждали его с каждым днем все больше. Как бы  то  ни  было, через некоторое время он устрашился и стал сочинять нечто о милосердии, но написанное сегодня он не мог уже прочесть завтра. Так бывает там с каждым, кто лишь от своего внешнего человека излагает что-либо на бумаге,  но  при этом не от своего внутреннего человека; пишется это только по  побуждению, но не по свободному выбору, и поэтому стирается само собой.

   После того, как Господь начал основывать новые небеса, исходящий от них свет заставил его задуматься о том, что он, возможно, ошибается.  Поэтому, боясь  за  свою  судьбу,   он  осознал  некоторые   понятия  о   милосердии, заложенные в нем. Находясь в таком состоянии,  он  обратился  к  Слову,  и тогда глаза его открылись, и он увидел, что Слово везде исполнено любви  к Богу и любви к ближнему, и что, как сказал Господь, на этих двух заповедях держатся закон и пророки, иначе говоря, все  Слово.  С  этого  времени  он переместился дальше на юго-запад, в другой дом. Там он беседовал со  мной, и сказал, что теперь его сочинения о милосердии не исчезают,  как  раньше, но смутно видны на следующий день.

   Меня удивило, что звук  шагов  его  напоми нал  мерное  цоканье,  с ловно подкованных сапог по каменному полу. Нужно добавить, что когда  какой-либо новоприбывший из мира входил в его комнату, чтобы увидеться и поговорить с ним, он звал одного из  духов-волшебников,  способного   силой  воображения создавать различные приятные видения. Тот украшал его  комнату  росписями, цветистыми коврами и неким подобием  книжного  шкафа  посередине.  Но  как только они уходили, эти видения исчезали, и возвращалась прежняя побелка и пустота. Однако все это происходило, когда он  еще  был  в  прежнем  своем состоянии.

Обратите внимание, как радикально Борхес изменил финал в своей версии.




Страницы:  1 [2] 3  4  5  6




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 38

⇑ Наверх