Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «ameshavkin» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8

Статья написана 3 февраля 2018 г. 21:37

Николай Тихонов

УТОПИЯ УЖАСА

Когда мечта, пленившая народ

Чешуйнотелым обернулась гадом,

Осмысленно зачавкал пулемет —

Беззубый зверь, плюющий верным ядом,

Распалися утопий корабли,

Умы сгорели, точно клочья ваты,

По улицам кричали и влекли

Назойливо ненужные плакаты.

На выбор били провода, давясь,

Храпели в спазме сдавленных известий,

И смерть взяла оправданную власть.

Придя к толпе, как суженый к невесте.

И годы шли в могильности седой,

В одной тюрьме, склонясь над общей чашей

Жуя солому с затхлою водой

По праздникам сражаясь из-за каши.

Народы жили, слушая часы

Свидетелей лениво-равнодушных,

И только стук железной полосы,

На воротах, в стенах тяжелодушных

Их пробуждал к минутным миражам —

Неясным и глухим воспоминаньям,

Что жизнь была, когда-то где-то, там,

А им остались: клетка и страданье.

Тогда они рычали сгоряча,

Косили взор, плевались и ругались,

Потом молились, про себя, ворча,

Ложились спать, а утром просыпались

И умирали не в часы, не в срок

То молодой, то старец, то малютка,

В известкою разбавленный песок

Тела бросали с торопливой шуткой.

Никто не знал ни скорби, ни стыда,

Инстинкт царил отчаянно и круто —

И только крик: еда, еда, еда, ~~

Объединял на тощие минуты.

И шум и говор висли над столом,

Глаза блестели жадностью несытой,

Когда юнец сойдясь со стариком,

Вгрызались разом в жесткое копыто.

Но мясо было лакомством. — Вода,

Солома, гниль отброса и отсева —

Обычная и гнусная еда

Людей не знавших мужества и гнева.

За родом род покорно вымирал,

Тюрьма пустела, окна зарастали

Травой и мальвой, редко выпадал

Из свода камень. Слабых убивали.

И мясо их бросали ястребам,

Собакам, кошкам, крысам из подвалов, —

И много их сбиралось по углам,

И мертвецов, бывало, не хватало.

Тогда больных сбирали и калек.

На праздниках с вином вносили чашу,

И пели гимн: свободный человек,

И получали гречневую кашу.

И шли года и многие пройдут

Еще года, а может быть столетья,

И будут ждать, что своды упадут

Отцов-теней безжизненные дети.

Или найдется кто-нибудь другой,

Укажет путь и гордо скажет: что же,

Растопчем цепи крепкою ногой,

И эти стены сами уничтожим.

Но многих ли он выведет на свет

Но многие ль последуют призыву?

Остановись, безрадостный поэт,

Не жги давно уж выжженную ниву.


Статья написана 2 февраля 2018 г. 21:54
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

В 2012 г. активист Инку Канг по Закону о свободе информации запросил в ФБР материалы по Рэю Брэдбери. Их выдали, почти ничего не вымарав. Привожу в своём переводе некоторые доносы, вошедшие в досье. Стиль сохранён:-)

МАРТИН А. БЕРКЛИ, 4 октября 1959

цитата

Мартин А. Беркли, сознавшийся бывший член Компартии в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, Калифорния, и который ранее свидетельствовал под присягой перед Комиссией по антиамериканской деятельности, 10 апреля 1959 г. сообщил, что БРЭДБЕРИ является одним из наиболее выдающихся писателей-фантастов в Соединенных Штатах. Он также чувствует, что БРЭДБЕРИ может сочувствовать некоторым прокоммунистическим элементам в Гильдии писателей Запада Америки (WGAW). Он заявил, что БРЭДБЕРИ во время заседания Гильдии сценаристов (SWG), ныне известной как WGAW, вступил в дискуссию относительно резолюции, выдвинутой по вопросу членства: следует ли исключить из SWG членов компартии и тех авторов, которые воспользовались Пятой поправкой.

БЕРКЛИ доложил, что БРЭДБЕРИ в ходе дискуссии, когда обсуждалась резолюция, вскочил на ноги и воскликнул: "Трусы и маккартисты". БЕРКЛИ утверждает, что согласно его наблюдениям некоторые из писателей, подозреваемых в коммунистическом прошлом, работают в области научной фантастики, и создается впечатление, что научная фантастика может быть эффективным средством для внедрения коммунистической идеологии. Он отметил, что некоторые из рассказов БРЭДБЕРИ определенно направлены против Соединенных Штатов и их капиталистической формы правления.

Беркли — известнейший сикофант, в этом своём качестве удостоенный статьи в Википедии.

Затем приводится донесение анонимного сексота (1/5/59):

цитата

Информатор сделал наблюдение, что в области научной фантастики коммунисты обнаружили благоприятные возможности для развития; для распространения недоверия и недостатка уверенности в американских институтах. Информатор заявил, что ряд писателей-фантастов через посредство футуристических историй на тему возможного развития науки создают иллюзии относительно невозможности того, чтобы мировые дела продолжались организованным образом сейчас или в будущем.

Информатор сообщил, что такие лица как БРЭДБЕРИ имеют возможность распространять отраву относительно политических институтов в целом и американских институтов в частности. Он отметил, что такие лица как БРЭДБЕРИ обращаются к большой аудитории при помощи своих произведений, которые обычно публикуются большими тиражами в мягкой обложке. Информатор заявил, что общая цель этих писателей-фантастов состоит в том, чтобы запугать людей до состояния паралича или до психологической недееспособности, граничащей с истерикой, что сделает вполне возможным ведение Третьей Мировой войны, в которой американский народ будет серьезно уверен в невозможности одержать победу, поскольку его моральное состояние будет серьезно подорвано.

Информатор заметил, что такое настроение, принятое писателями-фантастами, сочувствующими коммунистической идеологии сходно с подходом небольшого числа учёных, которые полагают, что невозможно начать войну без того, чтобы создать угрозу изоляции Вселенной.

МИЛТОН БАТТРИ

1 мая 1953

цитата

БАТТРИ сообщил, что БРЭДБЕРИ в ходе речи перед группой писателей Southwest Manuscriptors 21 ноября 1952 г. на стадионе Кларк (Эрмоса-Бич) высмеивал правительство Соединенных Штатов и слушания Комиссии по антиамериканской деятельности.

Однако в итоге дело кончается пшиком:

цитата

Информаторы, имеющие общее представление о Компартии и её деятельности на территории проживания БРЭДБЕРИ, сообщают, что такой им неизвестен.

Нет связей с коммунистами — нет дела.


Статья написана 23 декабря 2016 г. 17:00

Из блога Элинор Арнасон:

цитата

Вскоре после распада СССР Я обедала с двумя писателями-фантастами. Мы обсуждали конец Советского Союза, и я сказала: "Это же случится и у нас".

"Да", — сказал один из писателей, — "я даю Штатам три года".

Это было 25 лет назад, так что мой друг сильно ошибся в своей оценке.

Сегодня утром я проснулась с мыслью: "Трамп — это наш Ельцин".

Если вдуматься, то похож.


Статья написана 8 марта 2015 г. 14:05
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

В "Антологии фантастической литературы" под именем Сведенборга опубликован рассказ "Смерть богослова":

цитата

Ангелы уведомили меня, что когда Меланхтон скончался, ему в мире ином предоставили дом совсем такой, как на земле. (Так бывает почти со всеми, пожаловавшими в вечность, и поэтому они не считают себя мертвыми.) Обстановка тоже была такая же: стол обденный, письменный стол с выдвижными ящиками, книги. Когда Меланхтон очнулся в этом месте, он взялся за свои литературные труды так, словно он и не покойник, и за несколько дней написал об оправдании верой. По обыкновению он ни словом не обмолвился о милосердии. Ангелы заметили упущение и послали к нему спросить об этом. Меланхтон сказал посланцам: "Я неопровержимо доказал, что можно обойтись без милосердия и чтобы попасть на небо, достаточно верить". Говорил он это надменно, а сам не знал, что уже мертв и место его вовсе не на небе. Когда ангелы услышали эти его слова, они его оставили.

Источник указан, как обычно, ложный: Arcana coelesta. На самом же деле это сокращенный вольный пересказ главы 797 из "Истинной христианской религии":

цитата

Что касается Меланхтона, то мне было дозволено многое узнать о его судьбе с того времени, как он только попал в духовный мир, и далее, причем не только от ангелов, но и от него самого, ибо я беседовал с ним много раз, хотя и не так часто, и не так близко, как с Лютером. Объясняется это тем, что он не мог приблизиться ко мне, поскольку посвящал все свои исследования только оправданию одной верой, но не милосердию; я же был в окружении ангельских духов, преданных милосердию, которые препятствовали его сближению со мной.

Мне рассказали, что для него, как только он вошел в духовный мир, был приготовлен дом, подобный тому, что был у него в мире. Так бывает там с большинством новоприбывших, благодаря чему они остаются в неведении о том, что они уже не в природном мире, а время, прошедшее с момента их смерти, кажется им не более чем сном. Все в его комнате осталось по-прежнему; у него был тот же стол с теми же письменными приборами и ящиками, и книжный шкаф. Поэтому, как только он оказался там, словно очнувшись от сна, он сел за стол и продолжил писать. Писал он снова об оправдании одной верой, и продолжал писать на протяжении нескольких дней, ни словом не упомянув милосердие. Почувствовав это, ангелы послали спросить его, почему он не пишет также и о милосердии. Он ответил, что церковь ни коим образом не связана с милосердием, поскольку, если бы милосердие было принято в качестве существенной составляющей церкви, человек присвоил бы себе и заслугу оправдания, а значит, и спасения тоже, лишив этим веру ее духовной сущности.

Когда это стало понятно ангелам, бывшим у него над головой, и об этом услышали ангелы, сообщавшиеся с ним, когда он был вне своего дома, они удалились. (У каждого новоприбывшего есть ангелы, сообщающиеся с ним первое время.) Через несколько недель с этого момента все, чем он пользовался в своей комнате, стало постепенно затуманиваться и исчезать, пока, наконец, не осталось ничего, кроме стола, бумаги и чернильницы. Наряду с этим стало казаться, что стены его комнаты покрыты побелкой, пол вымощен желтым кирпичом, а сам он оделся в более грубую одежду. Удивившись этому и расспрашивая окружающих, отчего так случилось, он получил ответ, что причиной тому — отделение им милосердия от церкви, тогда как на самом деле милосердие есть сердце ее. Поскольку он непрестанно отвергал милосердие, и продолжал писать о вере, как об одном и единственном существе церкви и средстве спасения, все более отдаляя милосердие, то он очутился в одной из подземных мастерских, полной подобных ему людей. Когда он хотел уйти, его задержали, объявив, что такова участь всех изгоняющих из дверей церкви милосердие и добрые дела. Тем не менее, поскольку он был одним из реформаторов церкви, по указанию Господа его освободили и отправили обратно в его прежнюю комнату, где у него не было теперь ничего, кроме стола, бумаги и чернильницы. Но те понятия, в которых он себя убедил, заставляли его марать бумагу все теми же заблуждениями, и он неизбежно попадал снова к подобным ему узникам, а затем его опять отпускали. Освобожденный, он казался одетым в меха, поскольку вера без милосердия холодна.

Сам он говорил мне, что была другая комната, примыкавшая сзади к его собственной, в которой было три стола, и за ними сидели трое людей, которые, как и он сам, изгоняли милосердие; и там по временам возникал четвертый стол, на котором появлялись разные чудовищные образы, которые, тем не менее, не могли спугнуть их. Он рассказал, что беседовал с этими людьми, и они убеждали его с каждым днем все больше. Как бы то ни было, через некоторое время он устрашился и стал сочинять нечто о милосердии, но написанное сегодня он не мог уже прочесть завтра. Так бывает там с каждым, кто лишь от своего внешнего человека излагает что-либо на бумаге, но при этом не от своего внутреннего человека; пишется это только по побуждению, но не по свободному выбору, и поэтому стирается само собой.

После того, как Господь начал основывать новые небеса, исходящий от них свет заставил его задуматься о том, что он, возможно, ошибается. Поэтому, боясь за свою судьбу, он осознал некоторые понятия о милосердии, заложенные в нем. Находясь в таком состоянии, он обратился к Слову, и тогда глаза его открылись, и он увидел, что Слово везде исполнено любви к Богу и любви к ближнему, и что, как сказал Господь, на этих двух заповедях держатся закон и пророки, иначе говоря, все Слово. С этого времени он переместился дальше на юго-запад, в другой дом. Там он беседовал со мной, и сказал, что теперь его сочинения о милосердии не исчезают, как раньше, но смутно видны на следующий день.

Меня удивило, что звук шагов его напоминал мерное цоканье, словно подкованных сапог по каменному полу. Нужно добавить, что когда какой-либо новоприбывший из мира входил в его комнату, чтобы увидеться и поговорить с ним, он звал одного из духов-волшебников, способного силой воображения создавать различные приятные видения. Тот украшал его комнату росписями, цветистыми коврами и неким подобием книжного шкафа посередине. Но как только они уходили, эти видения исчезали, и возвращалась прежняя побелка и пустота. Однако все это происходило, когда он еще был в прежнем своем состоянии.

Обратите внимание, как радикально Борхес изменил финал в своей версии.




Статья написана 14 марта 2014 г. 21:12
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

Герберт Аллан Джайлс. Отрицающий чудеса

цитата

Чжу Фу-дзе, отрицавший чудеса, умер; всю ночь при покойном бодрствовал его зять. На рассвете гроб с телом поднялся в воздух и остался висеть в двух пядях от пола. Благочестивый зять пришел в ужас. „О почтенный свекор, — взмолился он, — не разрушай моей веры в то, что чудеса невозможны”. Тогда гроб медленно опустился, и зять Чжу Фу-дзе вновь обрел веру.

"Конфуцианство и его соперники". Лекция VIII (1915)

Действующие лица:

  1. Чжу Си (в старой английской транскрипции Chu Fu Tze) — китайский философ-конфуцианец

  2. Хуан Гань, его зять и ученик

Этот анекдот действительно впервые был изложен на английском языке Г. А. Джайлсом в такой формулировке:

цитата

Чжу Фу-цзы, как его часто называют, прославился мальчиком благодаря своим способностям к обучению и получил высшую степень еще в возрасте 19 лет. В согласии с обычной рутиной его приняли на госслужбу, где он показал себя выдающимся администратором. Ранее его подозревали в сильных склонностях к буддизму — говорили, он даже был буддистским священником; однако к 1154 году под руководством умелого наставника он осознал свои заблуждения и предался изучению ортодоксальных доктрин. Эти занятия он не прекращал всю свою жизнь, особенно во время вынужденных отставок, пока не был окончательно изгнан со службы по обвинениям в крамоле, магии, измене и сыновней непочтительности, а также по другим не менее абсурдным пунктам. Остаток своих дней он посвятил литературным занятиям, опекаемый верным учеником. Говорят, что после его смерти гроб с телом висел в воздухе на высоте трех футов, покуда его зять, упав на колени перед носилками, не напомнил отошедшему духу о великих принципах, которым он так блестяще следовал при жизни, — и тогда гроб плавно опустился на землю.

В 1922 году сюжет пересказал Бертран Рассел в книге "Проблема Китая" (гл. II):

цитата

Giles, op. cit., Lecture VIII. Когда Чжу Фу-цзе умер, и его зять бодрствовал при его гробе, кое-что произошло. Тогда как мудрец провел всю свою жизнь, проповедуя, что чудеса невозможны, гроб поднялся в воздух и остался висеть в двух пядях от пола. Благочестивый зять пришел в ужас. „О почтенный свекор, — взмолился он, — не разрушай моей веры в то, что чудеса невозможны”. Тогда гроб медленно опустился, и зять вновь обрел веру.

Как видим, Борхес читал Рассела, а не Джайлса.


Страницы:  1  2  3 [4] 5  6  7  8




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 44

⇑ Наверх