Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Wladdimir» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 200  201  202  203 [204] 205  206  207  208 ... 212  213  214

Статья написана 29 октября 2014 г. 07:00

4. Блок польской прозы открывается рассказом Марека Баранецкого/Marek Baraniecki «Głowa Kasandry». Это короткий, всего лишь на три журнальные страницы (что соответствует примерно 10-12 книжным), текст, который, пожалуй, «томов премногих тяжелей». Писатель скупыми, но точными мазками рисует мир, пытающийся обрести равновесие после учиненной людьми атомной катастрофы и последовавшей за нею переориентации полюсов.

Мир порядком обезлюдевший, но все еще обитаемый, в котором, однако, методы коммуникации между людьми сведены к примитиву, поскольку попытки использовать более развитые в техническом отношении средства оказываются чреватыми бедой: в ответ на их применение то тут, то там автоматически стартуют все еще исправные ракеты с ядерными боеголовками, принося новые гибель и разрушения. Главный герой – опытный охотник на эти ракеты, но ему никак не удается найти тщательно замаскированную пусковую шахту «Головы Кассандры» -- ракеты, способной, по преданию, полностью уничтожить медленно выздоравливающее человечество. Летом 1984 года по сценарию, опиравшемуся на расширенную версию рассказа Баранецкого, был поставлен радиоспектакль на III программе Польского радио. Годом позже писатель включил еще более (в десяток с лишним раз) расширенную версию рассказа в свой первый сборник, который получил то же название («Glowa Kasandry», Warszawa, KAW, 1985). В том же 1985 году Баранецкий получил за рассказ (скорее повесть по нашим понятиям) «Голова Кассандры» премию имени Януша Зайделя. Сборник был переиздан в неизмененном составе в 1990 году. В третьем, считай современном, издании (2008) сборник утратил один рассказ, но пополнился двумя новыми.

Со времени первой публикации рассказа прошло более трех десятков лет, но его все еще помнят и чтят (надеюсь, что и читают тоже). «Подобно Снергу в “Роботе”, -- пишет М. Паровский, рецензируя первое издание сборника «Голова Кассандры», -- Марек Баранецкий вознес свое литературное здание где-то на обочине разъезженной дороги польской научной фантастики. Он не впутывался в модные и такие важные ныне выяснения отношений между поколениями, почти не касался политической фантастики. Он ступил на территорию тревожащей неоднозначности мира, где подспудно бурлят непостижимые силы, но использовал этот мотив, соблюдая меру. Он освежил или вывернул наизнанку пару тем. Взбудоражил читателей и объединил их, поскольку понравился всем без исключения».

В рейтинговом списке замечательного польского электронного журнала «Эссенция/Esencja», который называется «100 лучших польских научно-фантастических рассказов», «Голова Кассандры» стоит на 10-м месте. «Огромная сила старого и, на первый взгляд, уже неактуального рассказа Баранецкого, -- пишет обозреватель, -- кроется в том, что писатель занялся рассмотрением напрочь избитой, казалось бы, темы – художественного представления мира после атомной войны – но придумал, как рассказать об этом, не впадая в штампы. Нет у него ни одичалых орд родом из «Безумного Макса», ни мутантов, тараканов и всего прочего, привитого нам многочисленными (особенно в 80-е годы) кинофильмами и романами сходной тематики. “Голова Кассандры” – это кропотливое построение жизни в новом мире, в котором величайшая угроза исходит из остатков старой, вроде бы уже уничтоженной – нашей цивилизации. Наши, то есть нынешнего человечества – ошибки не дают о себе забыть даже в том времени, когда все начинается заново. Кажется, что представленная картина по своему пессимизму даже превосходит конкурирующие описания действительности после атомной войны, благодаря чему шокирующая финальная дилемма представляет собой также вопрос, заданный читателю, ответ на который вовсе не обязательно очевиден. А что касается актуальности… Что ж, угроза атомной войны не кажется нам сейчас столь большой, каковой казалась раньше. Однако ракетно-ядерные арсеналы никуда не делись, политическая ситуация далека от стабильности и, вообще говоря, никому не известно, когда “Голова Кассандры” вновь станет злободневной».

В 2004 году «Газета Выборча/Gazeta Wyborcza» опубликовала составленный ею список из семи важнейших произведений, написанных на постапокалиптическую тему. В нем, наряду с произведениями Д.Лондона, Г.Уэллса и С.Кинга, фигурирует и рассказ М.Баранецкого.

Ну и последнее. В рассказе на протяжении буквально пары фраз сказано о том, что да, были и миграции уцелевших горожан, и перестрелки с грабителями, и голод и холод, и много чего еще. И вообще дается описание ситуации – предоставляющее возможность разыграться воображению. И тут же почти идиллия – природа после переворота земной оси пытается приспособиться к новым условиям. Березы усохли, а вот ивы выжили – сбросили плакучие ветви и покрылись листьями, растущими прямо из стволов. Сосны с елями, на удивление, приспособились тоже и растут теперь рядом с пальмами. Попугаи вместо воробьев летают среди деревьев. Бенгальский тигр разоряет пчелиные улья… Все это зримо, красочно, почти осязаемо. И жутко, почти как в «Сталкере», где для меня самыми ужасными моментами (из-за трепета ожидания) были кадры с бросанием Кайдановским гаечек с привязанными к ним тряпочками. В расширенной версии, конечно, и действия больше и герой – не одиночка. Понятно, что ну не могли не заинтересоваться этим чудом кинематографисты. И заинтересовались, и втянули в свою игру замечательного писателя. И начались бесконечные вопросы… Кто выживет после глобального атомного конфликта, описанного в рассказе? Чьи ракеты обезвреживает главный герой, то бишь чьей эмблемой они помечены? В каком географическом районе развернется действие будущего фильма? Кто по национальности этот самый главный герой? Чьи фирменные знаки будут видны на снаряжении и оборудовании, которые он использует? Ни один из ответов Баранецкого не был принят возможными польскими постановщиками фильма. И где-то когда-то струна оказалась перетянутой: Баранецкий послал всех куда подальше… и вернулся в профессию.

В новом тысячелетии Баранецкий снова дал знать о себе. Показался на публике, дал несколько интервью. Возобновились разговоры об экранизации «Головы Кассандры»… Но, вроде бы, постепенно все это опять сошло на нет. И, может быть, это и к лучшему – слишком уж велик риск испытать разочарование при просмотре очередной безделушки. Короткая и расширенная версии рассказа – это, конечно, разные произведения, каждое со своим сюжетом и своим авторским посланием. На русском языке рассказ (короткая версия) был опубликован под адекватным названием «Голова Кассандры» в переводе Н.Стаценко в сборнике «Лунная ночь» (1990). Карточка рассказа здесь

И таки да, c Баранецким мы не прощаемся – у нас с вами будет еще возможность снова о нем поговорить.

(Продолжение следует)


Статья написана 27 октября 2014 г. 20:57

1. Рассказ Лизы Татл/Lisa Tuttle и Джорджа Р.Р. Мартина/George R.R. Martin, который в оригинале называется «Storms of Windhaven/Штормы в Гавани Ветров» (1975), перевел с небольшими сокращениями под названием «Planeta Burz/Планета Бурь» АНДЖЕЙ ВУЙЦИК/Andrzej Wójcik. С Джорджем Р.Р. Мартином мы уже встречались, когда знакомились с содержанием самого первого номера «Фантастыки». О нем можно почитать здесь О его соавторе, американской писательнице НФ и фэнтези Лизе Татл/Lisa Tuttle (род. 1952), можно почитать тут

Этот рассказ номинировался на премии «Хьюго» (1976) и «Небьюла» (1975), получил премию журнала «Локус» в 1976 году и послужил прелюдией к роману тех же авторов «Гавань Ветров». Публикация сопровождается двумя иллюстрациями -- черно-белой (и маловразумительной) РИШАРДА ВОЙТИНЬСКОГО/Ryszard Wojtyński и цветной ЕЖИ ВРУБЛЕВСКОГО/Jerzy Wróblewski. Цветную иллюстрацию я здесь выставляю.

Для Лизы Татл это была первая публикация на польском языке. Впрочем, и в дальнейшем польские издатели ее не баловали, к настоящему времени опубликован перевод всего лишь одного сольного рассказа. Дж. Р.Р. Мартин – другое дело: с его творчеством польские читатели достаточно хорошо знакомы. Встретимся мы с ним снова и на страницах журнала «Фантастыка». На русский язык рассказ перевел А.Корженевский. Он напечатан под названием «Шторм в Гавани Ветров» в сборнике серии «ЗФ» изд. «Мир» «Лалангамена» в 1985 году. Карточка рассказа

здесь

2. Рассказ чешского писателя Йозефа Несвадбы/Jozef Neswadba, который в оригинале называется «Mordair/Мордейр» (1966), под тем же названием «Mordair» перевел на польский язык ЗБЫШКО АДАМ НАРУНЕЦ/Zbyszko Adam Naruniec.

Название рассказа – это также название авиакомпании, которая перевозит пассажиров по очень дешевым тарифам, но использует на своих самолетах весьма необычное топливо. До этой публикации лишь еще четыре рассказа Несвадбы печатались в переводе на польский язык. На русский язык рассказ не переводился, хотя русскоязычный читатель в общем неплохо знаком с образцами раннего творчества этого писателя, который некогда наряду с Л.Соучеком считался полномочным представителем чешской фантастики. Рассказ иллюстрирован графикой одного из конкурсантов – СЛАВОМИРА КОТА/Sławomir Kot.

К сожалению, вскоре выяснится, что эта весьма симпатичная и подходящая по теме иллюстрация -- наглый плагиат: парень попросту перерисовал австрийскую марку. Почитать о Несвадбе можно здесь Карточка непереведенного рассказа тут

3. В номере завершается публикация романа Андрэ Нортон. Листы (они в центре журнальной тетрадки) можно, разогнув скрепку, вынуть, сложить заново уже в книжную тетрадку и переплести как книгу, использовав в качестве книжной обложки заднюю обложку журнала. Довольно удобно, учитывая дефицит фантастической литературы. Но, как у всякого другого начинания, одновременно с плюсами обнаруживаются и минусы. Многим читателям хочется и книгу поиметь, и сохранить журнал целехоньким в своем собрании, поэтому они покупают сразу по два экземпляра – один оставляют нетронутым, второй препарируют, безжалостно выбрасывая «ненужное». Иными словами, значительная часть тиража тратится впустую. С этим надо что-то делать, и сотрудники редакции уже обдумывают соответствующую контрмеру… Ну а я, пользуясь случаем, выставляю в завершение поста еще несколько обложек книжных изданий замечательного романа бабушки Нортон…

(Продолжение следует)


Статья написана 26 октября 2014 г. 18:20

Июльский номер делает все та же команда; тираж, объем, бумага, типография – все те же. На первой странице обложки – коллаж ВИТОЛЬДА ПОПЕЛЯ/Witold Popiel, на второй (внутренней) графика одного из лауреатов конкурса МАЦЕЯ ВДОВИКОВСКОГО/Maciej Wdowikowski и на последней – обложка (работа не подписана) к роману Андрэ Нортон. Художественное оформление номера МАРЕКА ЗАЛЕЙСКОГО и АНДЖЕЯ БЖЕЗИЦКОГО.

Содержание номера следующее.

Opowiаdania

Lisa Tuttle i George R.R.Martin Planeta Burz 3

Josef Neswadba Mordair        14

Powieść

Andre Norton Świat czarownic (2) 21

Z polskiej fantastyki

Marek Baraniecki Głowa Kasandry 17

Zygmunt Jazukiewicz Niebezpieczne sprzęźenia 45

Dział krytyki

Słownik polskich autorów fantastyki 48

Science fiction – Fantastyka – Baśń 50

Recenzje 52

Nauka i SF

Sociologia kosmosu 54

Z tamtej strony lustra. Obserwatorzy 56

Wydawnictwa i autorzy[/b][/i][/u]

Fantastyka w ZSRR 58

Wywiad z Januszem A. Zajdlem 59

Czytelnicy i “Fantastyka”

Lądowanie szoste 60

Komiks W gnieździe węża 61

(Продолжение следует)


Статья написана 26 октября 2014 г. 13:05

5. В блоке польской фантастики печатается небольшой рассказ «Posłaniec/Гонец» Анджея Джевиньского/Andrzej Drzewiński – молодого (на тот момент) писателя, о котором мы уже говорили в связи с публикацией его рассказа «Zabawa w strzelanego» в «Фантастыке» № 1(1).

Рассказ сопровождает довольно стильная, но анонимная иллюстрация. В «Гонце» фантастики всего ничего, но четко выписаны реалии мира, лишь самую малость отличающегося от нашего (известного нам из истории), а герои – не ходульные схемы, а люди каждый со своим характером. Рассказ вошел в сборник лучших публикаций «Фантастыки» за первые 10 лет существования журнала «Co większe muchy».

Рассказ перевел на русский язык Е.Дрозд, его можно найти в сборнике «Истребитель ведьм». О писателе можно почитать здесь Карточка рассказа лежит тут

6. Еще один небольшой (на журнальную страницу) рассказ «Linia/Линия» принадлежит перу Яцека М. Хохензее/Jacek M. Hohensee (род. 1943) – поэта, прозаика, сатирика, художника, графика, сценариста радио- и телевизионных спектаклей, автора нескольких книжек стихов и рассказов.

Этот абстрактно-психологический этюд -- единственная его публикация в «Фантастыке».

7. Замечательный «Словарь польских авторов фантастики» стараниями Анджея Невядовского пополняется еще двумя персоналиями: Яна Добрачиньского/Dobraczyński Jan (род. 1910) – прозаика, эссеиста и публициста, и Анджея Джевиньского/Drzewiński Andrzej (род. 1959) – физика, автора НФ. Здесь же публикуется отрывок из единственного НФ романа Я.Добрачиньского «Вычерпать море» («Wyczerpać morze», Warszawa, PAX, 1981).

8. В отделе рецензий Лешек Бугайский/Leszek Bugajski, обсуждает знаменитую книгу знаменитого швейцарского психолога и психиатра Карла Густава Юнга «Современный миф», только что вышедшую в переводе на польский язык (Carl Gustaw Jung «Nowoczesny mit. О rzeczach widywanych na niebie», przekład i przedmowa Jerzego Prokopiuka. Кrаków, Wydawnictwo Literackie, 1982), а Кшиштоф Соколовский/Krzysztof Sokołowski пишет о новом, еще не переведенном, романе  Артура Кларка «Космическая одиссея – 2» (Arthur C. Clarke «2010 – Odyssey Two», Granada Publishing Limited, London-Toronto-Sydney, 1982).

9. В большом эссе «”Ludzie ery atomowej”/”Люди атомной эры”» Анджей Вуйцик/Andrzej Wójcik пишет о романе польского писателя Романа Гайды с тем же названием (Roman Gajda «Ludzie ery atomowej», Warszawa, «Iskry», 1957). Этот роман был написан в 1947 – 1948 годах, но вышел из печати лишь девятью годами позже мизерным (8 тысяч экземпляров) тиражом, из-за чего не сыграл в развитии польской фантастики той роли, которую мог бы сыграть.

Главный герой – человек середины XX века, попадает (был заморожен во льдах Антарктиды, случайно нашли и разморозили) в технически развитый социалистический мир XXI века, в котором, однако, хватает антагонистических конфликтов. «Книга Романа Гайды внешне выглядит идолопоклоннической по отношению к науке, не имеющей границ в своем развитии. Однако на самом деле она наполнена глубокими и горькими раздумьями над сферой влияния и использованием отдельных научных открытий, над моральной, общественной и интеллектуальной  зрелостью человека, его умственным поспеванием за собственными делами. То есть затрагивает большинство тем и сюжетов, характерных для новейшей научной фантастики и связанных с социологической, психологической, исторической проблематикой, пытается представить, каковым является влияние ученого на изменения обычаев, этики, философии, психики. Несмотря на существенную слабость в литературном отношении, это одна из самых ценных книг в своем жанре». Надо сказать, что А.Смушкевич также высоко ценил эту книгу и уделил добрых несколько страниц ее рассмотрению в своей монографии. Ее автор, Роман Гайда/Roman Gajda, родился в 1908 году в Пабяницах/Pabianicy. Отец был ткачем, мать работала в прядильне. Из-за трудных материальных условий, в которых рос будущий писатель, он окончил лишь начальную школу. Сменил ряд профессий, занимаясь самообразованием. Дебютировал в 18-летнем возрасте стихами и заметками в местной прессе. Незадолго до начала войны завершил написание книги «Город моей юности/Miasto mojej mlodości». Издательство «Rój» взялось было за ее публикацию, но этому помешала война. В годы оккупации Роман Гайда скрывался от гестапо, преследовавшего его за написание газетной заметки, в которой высмеивался Гитлер. Еще в военные годы Гайда начал сотрудничать с редакцией газеты «Glos Ludu», затем работал в редакции PAW(Polska Agencja Wydawnicza).

В 1970 году вышла первым изданием его книга «Cловарь английских идиом/Wybór idiomów angielskich». До 1983 года книга имела три издания. Роман Гайда был также автором сценария радиопьесы "Таити/Tahiti" и готовил к печати свои дневники 1945 – 1960 годов. Обо всем, что здесь написано, Анджей Невядовский знал еще в 1983 году, а вот мне, увы, добавить к его информации нечего. Ах, да, «Люди атомной эры» печатались-таки вторым изданием («Wydawnictwo Lódzkie», Lódz, 1986). Оно имело такой вот вид.

10. Во врезке приводится информация об отделе PSMF в Лодзи.

11. Впервые в журнале появляется большая статья, посвященная НФ кино – современным на тот момент технологиям съемок и показа, которая называется «Kubrick, Spielberg, Lukas i inne/Кубрик, Спилберг, Лукас и другие». Автор – Михал Заблоцкий/Michał Zabłocki. Статья иллюстрирована фотографией Лукаса и кадрами из его фильмов.

12. В статье «Spotkać mamuta/Встретиться с мамонтом» Мацей Иловецкий/Macej Iłowiecki обсуждает возможности клонирования. Статья иллюстрирована рисунком МАРЕКА ЗАЛЕЙСКОГО/Marek Zalejski.

13. Здесь же небольшая (на полстранички) подборка научно-популярных заметок цикла «Космос начинается на Земле».

14. В рубрике «Parada wydawców» публикуется интервью, взятое Мацеем Паровским/Maciej Parowski у Бронислава Кледзика/Bronisław Kledzik – заведующего отделом польской художественной литературы в Познаньском издательстве (Wydawnictwo Poznańskie). В этом издательстве еще в 1950-х годах выходила серия PAS (Przygoda – Awantura – Sensacja), в которой было помимо прочего опубликовано "кое-что из польской фантастики (Витольд Зегальский/Witold Zegalski, Эугенюш Морский/Eugeniusz Morski, сборники рассказов Хмелевского/Chmielewski) и появилась пара переводных книг НФ (А. Конан Дойль, М. Шелли)". (Тут, похоже, какая-то путаница. Серия PAS издавалась в 1957 -- 1960 годах. Всего в ней вышло 17 книг (в т.ч. одна из книг двумя изданиями). Сборников Хмелевского там нет. Нет Хмелевского и в библиографии Изворского. И с Шелли тоже что-то не то, не выходила она в этой серии. Вне серии, в 1958 -- да, было дело. )  До 1970-х годов серия не дожила, но кое-что из фантастики продолжало выходить уже без униформы, а в 1976 году стартовала новая серия – SF, в которой издавалось 3-4, иногда 5 книг в год (это примерно 6-8% издательского профиля). К моменту разговора Паровского с Кледзиком серия насчитывала уже около 20 названий, среди которых были как авторские книги (Чеслав Хрущевский, Яцек Савашкевич, Витольд Зегальский, Виктор Жвикевич, опять же Антоний Смушкевич со своей «Волшебной игрой»), так и весьма представительные антологии: венгерская, румынская, польская, сборная писателей соцстран.

Позже к ним добавились также чехословацкая и немецкая (ГДР) и, возможно, другие. Полного списка серии у меня нет, нет его и на любимом польском сайте. Однако до начала (и чуть позже) 1990-х его легко составить, а в 1992 году государственное Познаньское издательство было ликвидировано. Оно возродилось, правда, в 1993 году, но уже под чьей-то ведомственной эгидой, и с тех пор вплоть до 2012 года публиковало лишь учебники, а также научную и научно-популярную литературу. С 1912 года, уже полностью приватизированное, оно издает вдобавок ко всему указанному также и художественную литературу. Возможно, я когда-нибудь займусь составлением такого списка, если меня никто не опередит. Ну а пока выставлю-ка я еще несколько обложек книг этой серии.

15. В блоке «Читатели и “Фантастыка”» -- пятая «посадка», иллюстрированная графической работой ИЕРОНИМА КОЗЛОВСКОГО/Hieronim Kozłowski.

Читатели:

a) жалуются на плохое качество бумаги, из-за которого иллюстрации неважно смотрятся;

б) хают рисунки и кое-какие из живописных работ художников журнала, особенно те, которые напоминают по стилю иллюстрации журнала «Przegląd Techniczny»;

в) недоумевают по поводу пристрастия редакции к публикации фрагментов старой польской фантастики на «пожелтевших страницах»;

г) требуют списков НФ книг, изданных тем или иным издательством при оказии знакомства с ними в рубрике «Парад издательств»;

д) требуют больше науки на страницах журнала (причем блок «Космос начинается на земле» почти единодушно осуждают) – рассмотрение возможности контакта с обитателями других планет, проблемы развития космонавтики, родственных ей отраслей науки и техники, медицины.

Редактор:

а) молчит насчет бумаги, да и что тут скажешь -- хорошо хоть такая есть;

б) да, пластику номеров нашего журнала попробуем постепенно менять. Меня лично тоже нервируют излишняя деформированность и карикатурность многих из иллюстраций, но такова мода;

в) удивляюсь непринятию «пожелтевших страниц». Очарование старых текстов мне кажется несомненным, а сравнение их с современными текстами преумножает наши знания, помогает следить за сменой стилей и техники письма;

г) тут пойдем навстречу – будут вам списки;

д) согласен с необходимостью актуализации материалов из отдела науки, мы затронем там кое-какие новые темы, находящие отражение в НФ (достижение бессмертия человека, например) и

е) еще раз повторяю: ну нет у нас в редакции старых номеров журнала для рассылки читателям…

16. В разделе «Комикс» -- очередной отрывок из приключений Фанки Коваля под названием «С высоты птичьего полета/Z lotu ptaka».

17. В «Списке бестселлеров» перемен почти нет. Однако сообщается о выходе из печати нескольких новых книг.


Статья написана 25 октября 2014 г. 18:00

Ну что ж, попраздновали и будет, размениваем следующую полусотню...

1. Рассказ Сирила Корнблата/Cyryl M. Kornbluth «Słowa Guru/Слова Гуру» в оригинале называется «The Words of Guru» (1941). Хороший писатель, замечательный рассказ, да и переводчик не из последних. Это первое появление в журнале АНДЖЕЯ САПКОВСКОГО/Andrzej Sapkowski – пока в качестве переводчика с английского. Перевод сопровождает черно-белая иллюстрация работы РУДОЛЬФА ХАНСНЕРА/Rudolf  Hansner.

До этой публикации С.Корнблат отметился в Польше только двумя рассказами. На русском языке рассказ появился лишь 11 лет спустя – в 1994 году, в переводе П.Вязникова («Слова гуру») в сборнике «Багряная игра». О писателе можно узнать здесь  Карточка рассказа тут

2. Рассказ Сомтоу Сухариткула/Somtow Sucharitkul (S.P. Somtow), который в оригинале называется «A Day in Mallworld/День в Мэлуорлде» (1979), перевела под адекватным названием «Dzień w Mallworld/День в Мэлуорлде» АННА МИКЛИНЬСКАЯ/Anna Miklińska.

Этим рассказом писатель открыл цикл «Mallworld», в который ныне входит около десятка произведений. «Mallworld» -- огромный торговый центр, расположенный где-то в космическом пространстве внутри Солнечной системы, в котором в принципе можно найти что угодно. Герои этого рассказа, например, ищут (и находят) смысл жизни. Есть цветная иллюстрация АНДЖЕЯ БЖЕЗИЦКОГО/Andrzej Brzezicki. Это первая публикация писателя в Польше. Рассматриваемый рассказ на русский язык не переводился (как, впрочем, и другие произведения цикла), хотя этот американский писатель таиландского происхождения хорошо известен русскоязычному читателю. О писателе можно узнать здесь Карточка непереведенного рассказа тут

3. Рассказ Бориса Никольского/Borys Nikolski «Риск» перевел как «Ryzyko/Риск» ДАРОСЛАВ Е. ТОРУНЬ/Darosław J. Toruń. Оригинал почерпнут из журнала «Аврора», это первая и единственная публикация фантастики ленинградского писателя в Польше.

Публикации перевода сопутствуют черно-белая и цветная иллюстрации АНДЖЕЯ БЖЕЗИЦКОГО/Andrzej Brzezicki и черно-белая иллюстрация РОБЕРТА  ХОРНИКА/Robert Hornik. Биобиблиография Бориса Николаевича Никольского (1931—2011) на ФАНТЛАБЕ пока не открыта. Писатель работал в журналах «Костер» и «Аврора», в 1984 – 2006 годах был главным редактором журнала «Нева». Издал более 20 книг, часть из них относится к фантастике (социология, проблемы морали)…

4. Роман Андрэ Нортон/Andre Norton, который в оригинале называется «Witch World/Мир колдуний (ведьм)» (1963), перевела как «Świat czarownic/Мир волшебниц (колдуний)» АНЕЛЯ ТОМАШЕК/Aniela Tomaszek. В этом номере журнала публикуется первая часть перевода. И публикуется с опаской – это как бы не первое знакомство широкого круга польских читателей с «fantasy», кто ж знает, как воспримется. Главред признается: «Читал (роман) быстро и жадно. И с некоторым страхом – как же далеко отсюда до обычной научной фантастики, как далеко до науки…» И просит читателей откликнуться на публикацию, поделиться впечатлениями от прочитанного. И, в общем, предчувствует, что получит, поскольку уже в этом номере печатает в блоке «Читатели и “Фантастыка”» выдержку из письма рассерженного читателя: «Мы ждали (мы – рядовые читатели литературы такого рода) в представляемых журналом произведениях рассмотрения проблем, связанных с покорением космоса, с научными исследованиями. К сожалению, Вы предлагаете нам (простите, если резко выражусь) бредни интеллигентных шизофреников…»

Это была первая публикация писательницы в Польше, но, разумеется, не последняя – к настоящему времени на польском языке опубликовано более 90 ее книг. У русскоязычного, со стажем, читателя имя писательницы ассоциируется прежде всего с замечательным переводом романа «Саргассы в космосе», выполненным А.Н.Стругацким (1969), а вот перевода «Witch world» ему пришлось ждать аж до 1990 года, когда роман был издан как «Колдовской мир» в переводе Д.Арсеньева и под тем же названием в переводе М.Гуткиной. Кстати сказать, польский перевод названия ближе к первоисточнику и правильнее по смыслу. В Эсткарпе колдуют женщины, у мужчин лишь зачатки колдовских умений (по крайней мере в первой книге цикла).

У меня к этому роману самое трепетное отношение – впервые я прочел его именно здесь, затем, парой лет позже, перечитал в ФЛП и лишь где-то в начале следующего века набрел-таки на оригинальный текст. И читал и перечитывал с неизменным интересом – в отличие от продолжений, которые, надо сказать, изрядно меня разочаровали. В память об этом я выставлю здесь несколько обложек книжных изданий романа.

Вообще-то, если говорить о книжных изданиях произведений А. Нортон, есть в Сети помимо всяких прочих (их множество) один весьма даже привлекательный сайт, который можно найти

здесь На ФАНТЛАБЕ об авторе можно почитать здесь Карточка романа тут

(Окончание следует)


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 200  201  202  203 [204] 205  206  207  208 ... 212  213  214




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 72

⇑ Наверх