Аннотации ХельгиИнгварссон


  Книжные аннотации посетителя «ХельгиИнгварссон»
Сортировка: по фамилии автора | по дате написания
Страницы: [1] 2 3 4
1.Владимир Галкин «Артемов ключ»

Артём-охотник чудной был. Лосей да косуль зимой сеном подкармливал, а сам всё больше шишками да мёдом перебивался. До старости бобылем дожил, ничего для себя не нажил. Пошёл он в другой раз шишковать, да и упал в яму ловчую, чуть не убился. Всё, думает, смерть пришла. Ан нет, опускается сверху лесина. Вылез Артём и чуть не помер со страху: Седой Медведь ту лесину ему подал.


2.Владимир Галкин «Барсучьи корешки»

Не повезло Николушке родиться в мужицкой работной семье хилым, хвороногим, да ещё и горбуном. Пока малым был, дразнили только. Как сверстники женихаться начали да на гулянья вечерами ходить, так сильно обижать стали. Не выдержало сердце у калеки, убежал в тайгу, сам не зная куда. Упал, зашибся, помирать впору. Вдруг слышит — барсучонок тонет. Пожалел душу живую, спас. Да не простой то барсук оказался.


3.Владимир Галкин «Бухтарминская волюшка»

Средь гор Алтайских долина была вольная, ни государству Российскому, ни государству Джунгарскому неподвластная. Мужики там своим умом жили, налогов не платили, месяц в руднике не отрабатывали. А всё потому, что стерегли проходы к долине Горный Батюшка с дочерью своей, обвалы устраивали да пути-дороги кружили, прятали. Стар стал Горный Батюшка, спать под землю ушёл. Дочке его тоже несподручно одной управляться, парней да ребят храбрых искать стала да сманивать, силой волшебной наделять, стражей из них делать. Сказывали, пришёлся ей раз по сердцу Фомка, ямщиков сын, что за отца больного на рудник пришёл. Смелый да дерзкий был, начальство осаживал, себя в обиду не давал, хоть и мал ещё годами. Заприметила дочка Горного Фомку, да и стала всюду за ним то кошкой, то девкой-охотницей ходить. Стал Фомка пропадать, а где был, что делал — не помнит...


4.Владимир Галкин «Волшебный посох»

Дано было Лукьяну видеть красоту леса, жалеть зверей да птиц, каждое дерево живое. Пошёл он раз по черемшу с соседом Панкраткой, но вместо работы ругаться пришлось. Где одному черёмуха в цвету, другому ветка, комаров гонять. Озоровал-озоровал Панкратка, да и сбил с сука филина палкой. Разошлись парни, чуть до драки дело не дошло. Подобрал Лукьян фильку, лапу ему перевязал, в дупло посадил. А немного погодя старика хромого встретил, косматого и круглоглазого.


5.Владимир Галкин «Домового подарочек»

Беда не приходит одна... У Матрёны мужа деревом задавило, да племянница Устенька осиротела, как оставить, да скотина от заразы перемёрла. Осталась баба одна с детьми и старым дедом с голоду пухнуть, пришлось в долги влезать. Только оклемались на молочке, только несушек прикупили, как повадился кто-то яйца воровать...


6.Владимир Галкин «Еремеево слово»

Хорошо у деда Еремея в избе вечерком посидеть, что ребятишкам, что мужикам да бабам. Потому как начнёт сказы сказывать — про сон забудешь. Народу пол-избы набьётся, угощают друг друга, слушают. Только привязался к нему раз Оська Рябок, душа поперечная, что враки это всё. А Еремей-старик не будь дурак, взял и да побился с ним об заклад, а у самого-то в глазах лукавинка и заиграла.


7.Владимир Галкин «Заветная поляна»

Одна беда не идёт, другую за собой тащит... Замёрз зимою отец, мать вскорости изработалась и померла, остались Аннушка и Васятка сиротами. Через сколько-то годков изба погорела. Пришлось обоим к богатею Крысану  идти в услужение. Невзлюбили их у хозяев, куском попрекали. Одна радость сестре с братом осталась: в лес-тайгу уйти, грибы и ягоды собирать. Добра была Анютка да жалостлива, тянулись к ней звери хворые, всем помогала, как могла. Раз зимой задурили дочки хозяйские, грибов-де хотим свежих, Крысан и выгнал Аннушку: «Ступай в лес, без грибов не возвращайся, не то выкину обоих на улицу!» Попрощалась бедная с Васяткой и пошла. Вдруг видит — стоит у плетня лукошко, белыми грибами полнёхонько, а за спиной говорит кто-то: «Бери, девушка, грибы, не бойся».


8.Владимир Галкин «Золотые рога»

Спасли как-то зимою старый да малый лосёнка, без мамки оставшегося. Вырос тот ручным, уж и вместо коня запрягать хотели, но пристали купцы богатые — продай, мы на него охоту устроим. Пришлось в тайгу далеко вывести и отпустить. Не забыл богатырь лесной доброту человеческую, не раз потом отплатил.


9.Владимир Галкин «Косматка»

Подрос у Петра-ямщика первенец Митька, тоже к ямщицкому делу справный, отделять пора. Приехали вдвоём на ярмарку, отдал деньги сыну: «Который приглянется, тот и твой», — а сам в трактир. Возвращается — ан вместо коня Митька косматого и злого недомерка купил! Опростоволосился... Надобно теперь Косматку этого в деле испытать. И чудно же вышло!


10.Владимир Галкин «Луговая Дева»

Косили как-то поляну у речки таёжной мужик Нефёд с работниками, парнем Василием да дедом его, притомились. Старик рыбу удить пошёл, старшого в сон сморило. Василий тоже было к стожку присел, но глаза вдруг поднял, глядь — девица из травы поднялась и пошла. Кто такая, откель взялась? Вскочил, ан нет её, только берёзка стоит; только почему-то не там, где раньше была. Закручинился парень: «Кто ж ты есть, краса ненаглядная?»


11.Владимир Галкин «Певучая таратайка»

В деревне близ Каинска искусник один жил, Терёха Махонин. Придумал на оси тележные медные пластины насаживать, а на спицы колёсные — молоточки ставить. Вроде шкатулки музыкальной получалось, когда едешь. Много заказов мастер имел от купцов да чиновников, многим колёса певучие сладил. В город даже с семьёй перебрался. Всё хорошо, да не все люди там честными оказались. Градоначальнику вынь да положь не какую другую, одну только Терёхину таратайку. А мастеру жаль — для себя старался, год над нею работал, пока камаринскую играть не стала. Отказал градоначальнику, да тот худое измыслил.


12.Владимир Галкин «Перелесник»

Жил на глухой таёжной заимке мужик с женой, да была у него дочь-раскрасавица, Ариной звали. Горда была, многим от ворот поворот давала. За нелюдимость всю их семью не любили, наговаривали, что с нечистою силой знаются. Случилось раз, остановился на их заимке начальник тюремный с кучером-каторжанином. Воды испросил, сам напился, а над парнем посмеялся, остатки на землю перед ним вылил. А у Арины и затрепетало вдруг сердце от жалости.


13.Владимир Галкин «Седой медведь»

Жил в селе найдёныш Никитушка, бабке старой отдали. Захворала старая, вот и послала мальца в тайгу за травкой целебной. Да и толку от малого-то? Встретил медвежонка, да свезло парнишке — мамки его рядом не оказалось. Угостил пирожком, заигрались вместе. Когда медведица сзади подошла, бежать уж поздно было...


14.Владимир Галкин «Синица»

Не стерпел раз Митяй-ямщик насмешек, да и поспорил с богатым купчиком, что его Косматка обставит любого рысака по бездорожью. А в заклад коней своих поставили. Выехали на другое утро в поле, там уж ямщики со всего села и дружки купчиковы поджидают. Захолодело у Митяя на душе, уж больно хорош конь у насмешника. Вдруг синица ему на плечо села, и послышался голос девичий: «А ты за мною скачи, Митяюшка!»


15.Василий Жуковский «Горный дух Ур»

Давным-давно в благословенной Гельвеции, что у Альп, жил богатый животновод Риф, и задумал он в гордости своей выдать единственную дочь Софронию за высокородного, но старого и больного ландманна Вальтера. Софрония же любила своего друга детства, бедного пастуха Траули. Заплакали влюблённые, не просто горько, страшно им стало. Похоронил злонравный Вальтер уже трёх жён, а приданое их пропил и проиграл. В ноги кинулась красавица отцу своему, но жестокосердый Риф запер её под замок, а Траули прогнал в горы, пригрозив его изувечить. До ночи скитался бедный юноша, почти с ума сошёл от горя. Вдруг видит: из расщелины утёса выходит кто-то, имеющий образ ужасный. Не испугался Траули, ибо не было ему жизни без любви. Удивился горный дух и пообещал помочь беде, но предупредил, что творить может только ужасное.


16.Василий Жуковский «Ундина»

На полуострове, на лугу между морем и проклятым лесом, стоит хижина. В ней, как водится, живут старик-рыбак со своею старухой. Однажды в бурю к ним попросился на ночлег заплутавший в лесу молодой дунайский рыцарь Гульбранд. Не смотря на то, что разлившаяся после буйства стихий вода на время превратила полуостров в остров, скучать молодому человеку не пришлось. Была у хозяев дочка, прелестный и таинственный найдёныш осьмнадцати лет, и звали эту прелестницу Ундиной...


17.Г. Ф. Лавкрафт «Сновидческий цикл» [Цикл]

Сны. Такие естественные, простые и необъяснимые. Реальные ночами — и рассыпающиеся в прах каждым утром. Немногие люди способны задержать их в памяти хотя бы на несколько лишних мгновений после пробуждения. Художники и поэты. Безумцы и пророки. Даже они не знают, что такое сновидения. Мечты? Грёзы? Видения? В погоне за истиной они готовы на всё. Наркотические смеси, запретные книги, тайные культы. Сноходчество — следствие воспалённого воображения и расшатанной психики или действительный выход на другие планы бытия? Обыкновенному человеку, скованному нормами привычного и дозволенного, этого не понять. Он может лишь удивиться таинственному исчезновению очередного чудака.


18.Снорри Стурлусон «Гюльви приходит в Асгард»

Узнал конунг Гюльви о могуществе асов, и захотел выведать, их ли это собственная сила или дарованная богами. Принял он обличье старика и тайно направился в Асгард. Но провидели это асы и наслали ему видение.


19.Снорри Стурлусон «Еще о ясене»

Рассказ о населяющих ясень Иггдрасиль существах: орле, ястребе, белке, драконе, четырёх оленях и змеях без числа. О том, что его, как и всякое дерево, одолевают хвори и вредители, и о том, что трём норнам приходится неустанно поливать его.


20.Снорри Стурлусон «Кто переживёт Гибель Богов»

Гибель Богов не суть Конец Всего. Поднимется из моря зелёная и прекрасная земля, поля несеянные покроются всходами, и придут туда уцелевшие с ожившими, и Солнце, дочь Солнца, продолжит путь матери над ними.


Страницы: [1] 2 3 4

⇑ Наверх