Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «rusty_cat» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

2010 год, 2011 год, 2012, 2013, 2014, Alphaville, Avalon, Battletech, Flёur, GiTS, Renaissance, Solaris, Space, Yanni, a scanner darkly, wish list, Аватар, Азимов, Аронофски, Баба-яга, Барикко, Бачигалупи, Белов Геннадий, Белоусова, Бридж Энн, Бэнкс, Бэтмен, Васильев, Вельскопф-Генрих, Верн, Виан, Война Тануки, Гандлевский, Гарленд, Гейман, Герасимов, Гессе, Гибсон, Головачев, Грег Бир, Грошек, Де Линт, Ди Филиппо, Дивов, Дяченко, Елизаров, Запрещенный прием, Зарубина, Иваново, Каганов, Кадиган, Как обычно поздно, Картер Анджела, Кикути, Кларк, Кобо Абэ, Крайтон, Крапивин, Лавкрафт, Лем, Логинов, Льюис, Магический реализм, Макдональд Иэн, Малик (реж), Мамору Осии, Мартел Янн, Меллик, Мисима, Мои соседи - семья Ямада, Мур, Мураками, Мураками Рю, Мьевиль, НЕ рекомендую, Нолан, Норминтон, Олди, Остер Пол, Пал Бигль, Паланик Чак, Папини, Папинни Джованни, Пелевин, Петухов, Послушать, Потоцкий, Пратчетт, Пулман, Рансмайр, Саймак, Сарамаго, Сартр, Сегодня в мире, Семенова, Симмонс, Снайдер, Стругацкие, Суэнвик, ТРИЗ, Тайна Рыжего Кота, Такахата Исао, Таск, Толстая, Трон, Уэллс, Фантлабораторная работа, Филипп Дик, Хаксли, Хэнкок, Цуцуи, Шаманизм, Шелли, Штерн, Шушпанов, Эддисон, Эко, Элиаде, Энквист, Якобсен Рой, автограф, анимация, анонс, антиутопия, библиография, вампиры, вопросы знатокам, герасимов, говорящие книги, динозавры, игры, иероглифы, иллюстрации в книгах, инструментал, интересно, интересные ссылки, ирония, каллиграфия, киберпанк, кино, книга-игра, книги о книгах, комиксы, компьютеры, конкурсы, космическая музыка, космическая фантастика, лирика, лирическая фантастика, литература, манга / комиксы, марки, мелодрама, миниатюры, миф, музыка, на сайте, не рекомендую, не смотреть, недочитка, неразборчиво, новые технологии, нуар, оборотни, отбор, оффтопное, плагиат, посмотреть, постмодернизм, поэзия, программирование, разное, рекомендую, репортаж, рецензия, рок, самиздат, сатира, свое, серия Иллюминатор, смешно, современная литература, современная проза, современная фантастика, статья, супергерои, тенденции, фантЛабораторная работа, фантастика, фолк, фолк-рок, фэнтези, хочу книги, цитаты, шедевры анимации, эксперимент, эпиграфы, юмор, японская литература
либо поиск по названию статьи или автору: 


Статья написана 2 декабря 2012 г. 23:16

Как мало слов, и как они узки,

Чтоб донести до мира все, что снилось

И что вчера так странно вдруг родилось

Одним прикосновением руки...

_

С поэтессой Дарьей Зарубиной (тогда еще Котовой), я познакомился в 2002 году в ивановском лито.

У нее были одни из лучших стихов среди членов лито. Меньше чем через год я узнал, что она пишет и прозу. Тогда я познакомился с "Юло и Рюдо", и эта вещь надолго запала мне в душу.

Сейчас по прошествии многих лет я могу найти и недостатки в этом магреалистическом цикле, готов признать, что и текст "сыроват", и стиль почти не сформирован, но... даже сейчас я нахожу в этом, нет не произведении, черновике, нечто такое, что цепляет, не дает покоя, требует снова возвращаться и переживать события.

цитата

Шост очнулся от солнечного света. Он открыл глаза и понял, что лежит на вершине горы. Вершина!… Он привстал и оглянулся. За уступом кто-то пел. Он узнал голос Блодла. Второй голос был выше и нежнее. Слышался плеск воды.

Шост вышел из-за уступа. На ровной словно стол вершине стояла женщина и протягивала вперед ладони, из ладоней ее текла чистая родниковая вода, у ее ног на коленях стоял Блодл и омывал этой водой свои раны, и раны затягивались, он пил воду из рук женщины и целовал ее руки. За спиной у Блодла были крылья.

То, что Шосту показалось песней, был лишь разговор на непонятном певучем звучном языке. Шост окликнул своего учителя.

Иртпьор поднялся с земли и подошел к нему. Сейчас пытарь казался юным, моложе Шоста, юным и прекрасным.

– Мы не хотели улетать без тебя, Шост. Это моя жена, Ньоньор. Я вынес испытание и обрел свое пыто, Шост, – глаза Блодла по-детски сияли.

– Где же пыто, Иртпьор?

– Сейчас увидишь!

Блодл развязал шнурки рюкзака и достал со дна тонкий прутик. И тут Шост понял, что стоит посреди огромного гнезда. Иртпьор и Ньоньор вплели прутик среди других, таких же тонких и невесомых.

– Каждый подъем – одна веточка, Шост, это последняя.

Иртпьор и Ньоньор повернулись к нему спиной и расправили крылья.

– До свидания, Шост. У каждого свое пыто. Камень жаждет. Ты единственный, кто видел Юло и Рюдо, великое первоначало. Как жаль, что ты все забудешь, маленький Пэжью… и шум крыльев заглушил слова гуру.

Шоста охватило пыто, слезы выступили у него на глазах, словно от яркого солнца, когда он смотрел вслед демиургам.

Но за его спиной из разверзнутой пасти рюкзака он услышал знакомый голос: "Восстань, Сизиф, камень жаждет!"

И он долго стоял на краю гнезда и смотрел, как, подскакивая на уступах, катится вниз камень.

Чем же так занятен этот незрелый текст? Поэтесса Дарья Котова написала прозу, которая по всем показателям осталась поэтической: с большим количеством разрывов в сюжете и повествовании, разрывов, являющихся неотъемлемой частью любого стихотворения, которые читатель заполняет собственными мыслями и образами, рождающимися в ответ на незначительное количество слов, использованных автором. В 2002 году термин "магический реализм" был еще не так замусолен, некоторым даже незнаком, и "Юло и Рюдо" казалось этакой формой мифопоэтического фэнтези, вне жанровых рамок и клише.

И вот через десять без малого лет я открываю библиографию писательницы Дарьи Зарубиной.

Дарья защитила диссертацию, регулярно участвует в литературных конкурсах, вроде "грелки", успела показать себя на мастер-классах и разных -конах. Ее повесть "Лента Мебиуса" вошла в цикл продолжений "Миры Братьев Стругацких", ее повесть "Сны о будущем" вошла в лонг-лист премии "Дебют", а рассказ "Мировой парень" — в сборник по итогам Роскон-Грелки 12-го года.

Наконец, у Дарьи вышла первая книга — роман "Свеча Хрофта", написанный в развитие «Миров Упорядоченного» Ника Перумова.

И вот, в преддверие открытия библио на сайте, я, как и водится, решил взяться и написать обзорную статью о творчестве автора.

Я прочитал большую часть опубликованных в последние годы произведений автора (за исключением "Ленты Мебиуса" и романа — очень опасливо я отношусь ко всякого рода продолжениям), и могу кое-что отметить, кое в чем сравнить ее ранее творчество с теперешним.

Во-первых, Дарья достигла очень высоких стилистических, если можно так выразиться, успехов. В ее рассказах можно найти язык чиновника начала 19 века, новобранца-солдатика на чужой планете, который по мере службы взрослеет и мужает, профессора филологии или обыкновенного родителя, оказавшегося наедине с неуправляемым чадом. Во-вторых, бессюжетные метафорические произведения с повествовательными разрывами сменились динамичными крепкими историями с четко очерченным, ясным сюжетом. В-третьих, передача характеров — на высоте: в поступках, в мыслях, в деталях, в персональных особенностях. В-пятых, Дарья делает упор на альтернативное отображение событий в духе "а что было бы, если...", но делает это без набившего оскомину попаданства, без пулеметов против мечей, всегда находит неожиданное направление для развития сюжета и показывает тщательную проработку сеттинга.

В целом, вышеназванное отражено в ее "послужном списке": номинации, публикации в журналах и сборниках. Именно вышеперечисленное является тем обязательным набором, без которого современный начинающий автор не имеет возможности пробиться в печать.

Но есть и одно "но". Это "но" субъективно. Очевидно, что сформировавшийся стиль Дарьи, ее сюжеты, литературная игра и все остальное, найдут своего читателя и уже находят. Однако, я знаю другую сторону ее творчества, и в этом кроется причина моего "но".

"Юло и Рюдо", при всех недостатках и "сырости", обладало рядом черт, свойственных, к примеру, роману "Паутина" Шелли, или "Перекрестку волков" Ольги Белоусовой, или "Красному сафари на желтого льва" Тайгановой. В этом смысле показательно мое восприятие творчества Шелли: "Паутина", если ее сравнить с "2048", менее "грамотна", не так стилистически совершенна, более сумбурна, и не столь изыскана в ходах и деталях, но... она производит впечатление будто от первой до последней строки выстрадана автором. В ней чувствует колоссальный объем эмоций, плотный и богатый смыслами текст, текст-прорыв, "штучный" товар. "2048" — хорошая крепкая работа опытного мастера. Так и с новыми произведениями Зарубиной. Для меня ее новые вещи отчего-то воспринимаются как "еще одни из" конкурсных, грелочных, сборочных рассказов/повестей, которые я, в большинстве своем, через неделю после прочтения уже не могу ни вспомнить, ни помянуть. Для меня в них не хватает какой-то личной "теплоты", чувства сопричастности, чувства откровения, родства с персонажами. Мне представляется, будто автор остается холоден к своим героям, издалека наблюдает за их судьбами, вершит их, оставаясь расчетливым и чуждым творцом.

Но у меня есть надежда. Бытует мнение, что молодому автору в разные времена приходится сначала пробиваться в печать, и для этого приходится играть "по правилам" окружающего литературного мира, с тем чтобы впоследствии обрести право на самовыражение. Может быть. Я точно знаю, например, что роман "Дендрарий" Аркадия Шушпанова до сих пор не опубликован, в то время как первый роман Зарубиной — вон он, уже вышел. А значит есть шанс, что через некоторое время — через год, через два, — собственно, неважно когда, действительно серьезные, глубокие вещи Дарьи не только будут написаны, но и будут приняты издательствами, будут напечатаны и начнут свой путь к читателю. Скрещу пальцы!


Статья написана 19 мая 2010 г. 02:25

Составить библиографию не очень просто. Наши фантлабовские библиографы — это настоящие Боги, которые умудряются выкопать где-то такие объемы информации по казалось бы совсем неизвестным, или давно позабытым писателям, что я могу только снять шляпу и сверкнуть плешью в знак признательности, уважения и восхищения. Сам я точно знаю — составление библиографий занятие не мое, и лишь серьезные причины могут побудить меня взяться за такое дело. Первой причиной оказался Кристоф Рансмайр — автор, которого я не просто знаю, что-то читал, и (типа) получил положительные эмоции, но автор — без которого я не представляю себя нынешнего, автор, который что-то изменил в моей системе ценностей.

Второй случай, когда я решил взяться за составление библио, имеет сходные причины: глубокое уважение, желание познакомить других читателей с творчеством. Итак, на сайте открывается библиография Аркадия Шушпанова, молодого российского (Ивановского) автора, члена Союза Писателей, который, вероятно, знаком читателям журналов "Если" и "Полдень, XXI век", где его рассказы периодически печатаются, и, может быть, более известен, как постоянный автор колонки "Видеодром" журнала "Если". На последний факт я не могу смотреть без скепсиса и печали: жаль, что в российский журнал фантастики проще пробиться со статьей, с обзором или кинорецензией (развернутой аннотацией?!), чем с хорошим рассказом. Увы.

Итак, немного о творчестве Аркадия, или То, чего вы не найдете на странице библио.

Подводя итог, скажу пару слов о творчестве Аркадия Шушпанова в целом. У его произведений есть две особенности. Во-первых, стиль автора таков, что я не рискну рекомендовать его всем читателям подряд. Аркадий малословен — иногда до сухости. Его принцип был озвучен кем-то из великих — рассказ, это хорошо сжатый роман. Поэтому если какое-то слово может быть не включено в конечный текст — автор его не включает. Кроме того, особенность авторского изложения — кинематографичность. Здесь нет лирических отступлений, измышлений, рассуждений — непрерывное действие: жест, диалог, зарисовка пейзажа и снова жест, шаг, поступок. В таких условиях мы видим то, что видим, а об истинных причинах происходящего — иногда можем только догадываться. От этого поступки и события могут быть не вполне понятны, и никто их не пояснит. Местами неровен и текст, но в мелочах, что легко распознается взглядом профессионального редактора.

Вторая особенность напрямую вытекает из первой. Чтобы роман сжать до рассказа — роман сначала должен быть написан, хотя бы в общих чертах. Это подразумевает колоссальную работу над текстом, отчего себестоимость каждого слова повышается в разы, что не всегда очевидно стороннему наблюдателю. А главное следствие из этого — обилие версий одного и того же произведения. Кроме многочисленных черновиков получается, что каждое очередное переиздание проходит правку, поэтому, например, рассказ "Солнце живых" существует в трех известных мне вариантах, не считая черновиков, — в первой редакции, в редакции для сборника, и в той, что размещена на сайте, — а, например, рассказ "Легионеры слов" — имеет альтернативную концовку (обе есть на сайте автора).

Первый роман Аркадия Шушпанова "Дендрарий", относящийся к тому же условному циклу "Мир пилотов", был написан уже несколько лет назад, получил высокую оценку Ника Перумова, но — до сих пор не издан. Не формат, однако.

Возможно вышесказанное — всего лишь мое имхо, может быть, именно я так вижу и понимаю эти произведения. В любом случае, я рад поводу познакомить фантлабовцев с творчеством этого, как минимум, любопытного автора. Некоторые вещи можно найти на его сайте, другие — в журналах. В нашей фантастике много имен. В ней странным образом распределяются известность и качество. Что до меня, мягкий сборник рассказов Аркадия, выпущенный тиражом 200 экземпляров, для меня много ценнее, например, вместе взятых "Дня академика Похеля" и "Джентльменов непрухи", изданных в АСТ, тиражами 5000 и 20000 соответственно. Очень надеюсь увидеть его новые вещи в солидной книжечке с хорошим оформлением. Когда-нибудь.

----------

Анонс: Следующей станет библиография Ольги Белоусовой, автора замечательной книги "Перекресток волков", связь с автором уже найдена. Скоро не обещаю. Но будет8-)







  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 115

⇑ Наверх