Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «georgkorg» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Азбука, Айра Левин, Альфред Хичкок, Анна Рэдклифф, Анри де Графиньи, Античность, Ари Астер, Аристофан, Барбара Хэмбли, Библиотека всемирной литературы, Больше чем книга, Борис Гребенщиков, Брайан Олдисс, Буддизм, Вальтер Скотт, Вестерн, Вячеслав Курицын, Гавриил Хрущов-Сокольников, Герман Мелвилл, Глен Кук, Годзилла, Гомер, Гораций Уолпол, Готический роман, Гофман, Григорий Козинцев, Гюстав Флобер, Даки, Даниэль Дефо, Детектив, Джим Джармуш, Джозеф Шеридан Ле Фаню, Джон Форд, Джордж Мартин, Джордж Ромеро, Дин Кунц, Доктор Сон, Дэвид Кроненберг, Дэвид Уорк Гриффит, Еврипид, Жан Кокто, Жизнь замечательных людей, Жорж Ле-Фор, Жюль Верн, Зигмунд Фрейд, Зомби, Индуизм, Испания, Карен Ли Стрит, Квентин Тарантино, Кино, Кладбище домашних животных, Клеопатра, Книжные полки, Кристиан-Хайнрих Шпис, Литературные памятники, Лоренс Стерн, Луис Бунюэль, Майн Рид, Мартин Скорсезе, Махабхарата, Мацист, Мик Гэррис, Мирча Дрэган, Михаил Булгаков, Мольер, Мэри Шелли, Немое кино, Новая Волна, Нуар, Одиссея, Оно, Пеплум, Питер Брук, Питер Хэйнинг, Рамка, Ребенок Розмари, Роберт Блох, Роберт Джордан, Роберт Чарльз Метьюрин, Роберт Эггерс, Робин Гуд, Робинзонада, Роджер Желязны, Романтизм, Рэймонд Чандлер, Сергей Курехин, Сергей Соболев, Серджиу Николаеску, Сияние, Софокл, Статья, Стивен Кинг, Стэнли Кубрик, Уилки Коллинз, Уильям Шекспир, Фенимор Купер, Ховард Хоукс, Христианство, Хэмфри Богарт, Чарльз Лэм, Шекспир, Эдвард Бульвер-Литтон, Эдгар Аллан По, Эразм Маевский, Эсхил, Ян Шванкмайер, Ярхо
либо поиск по названию статьи или автору: 


Статья написана 14 июня 2019 г. 11:50

Эрнст Теодор Амадей Гофман. Песочный Человек

СПб.: Аркадия, 2019 г., 112 страниц

Серия: Black&White

"Песочный Человек" — знаковое и одно из самых известных произведений Гофмана. По количеству публикаций этот небольшой по объёму рассказ или новелла уступает разве что "Щелкунчику" и "Золотому горшку".

После весьма аморфных и тяжеловесных с точки зрения сюжетности "Фантазий в манере Калло" Гофман приступает к своей второй книге — "Ночные этюды". Здесь от музыки как основного сюжета он больше переходит к живописи, а она гораздо более конкретна, сюжетна и визуальна. Если "Фантазий в манере Калло" были скорее набором эмоциональных переживаний и размышлений, которые они вызывают, то "Ночные этюды" уже полны событий. И "Песочный Человек" стал первой новеллой новой книги.

Жанровую принадлежность "Песочного Человека" можно определить как нечто среднее между литературой ужасов и фантастикой, к тому же с элементами детектива и при этом еще и с лёгким налётом сюрреализма и сатиры. Но Гофман писал в те времена, когда все эти жанры литературы практически отсутсвовали вовсе. Так что, собственно, именно Гофман и стоял у истоков зарождения всех этих жанров в Европе.

Ужасы в "Песочном Человеке" очевидны. Сам образ "Песочного Человека", которым пугают маленького Натанаеля, берёт начало из народных сказаний. Он приходит за непослушными детьми, может вырвать у них глаза и даже утащить их на обратную сторону Луны...

Но при этом эти ужасы во многом преувеличены больным сознанием главного героя — его расшатанной психикой. Изначально излишне впечатлительный, он еще в детстве был напуган рассказами о Песочном Человеке, а внезапная гибель отца во время неудачного алхимического опыта — еще больше усилила эти страхи и ассоциировала их с Песочным Человеком в лице Коппелиуса, который приходил к отцу Натанаеля. Но поскольку всё это мы видим именно глазами главного героя, достоверно судить о реальности или надуманности происходящего нельзя...

Детективные нотки состоят в том, что герой в течении рассказа как бы пытается раскрыть истинную личность Песочного Человека, который вроде бы и Коппола и Коппелиус в одном лице. Но опять же — достоверно мы этого не узнаем...

Фантастика в рассказе не менее интересна. В "Песочном Человеке" появляется один из первых роботов в мировой литературе — механическая кукла, которая ведёт себя как обычная красотка. Она двигается и танцует как прекрасная девушка, спокойно слушает всё что ей говорит главный герой и лишь иногда восклицает "Ах, ах!"... Фантастика Гофмана очень тесно переплетается с сатирой — общество после разоблачения этой куклы не удивляется самому существованию робота, а тому, как это допустили, что на балу присутствует не живая женщина... Подобные нотки можно будет позже встретить, например, у Салтыкова-Щедрина...

Интересен и психологический портрет самого Натаниеля, находящегося полностью во власти своих грёз и страхов. Он настолько погружён внутрь себя, что ему проще найти общий язык с практически бессловесной куклой Олимпией, нежели с критически настроенной Кларой. Героем овладевает идиализация в любви, причём настолько, что он, разочарованный в своём идеале, готов покончить с жизнью. Много позже эта тема еще не раз прозвучит в мировой литературе, в том числе в "Мартине Идене" Джека Лондона...

Но самое ценное в том, что всё это изображено в двойственной манере — с одной стороны впечатления самого главного героя. С другой стороны — то что читатель видит либо между строк, либо в словах других рассказчиков. Поэтому такой небольшой по объёму текст даёт столько тем для размышлений и обсуждений.

Не удивительно, что Зигмунд Фрейд выбрал именно этот рассказ в качестве иллюстративного материала для своих трактовок. Но оставим мнения Фрейда ему самому и его больному сознанию.

PS: Огромным плюсом конкретно этого издания стали иллюстрации В. Золотухина — вполне в духе фантасмагоричного Гофмана.





  Подписка

Количество подписчиков: 57

⇑ Наверх