Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «georgkorg» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Азбука, Айра Левин, Альфред Хичкок, Анна Рэдклифф, Анри де Графиньи, Античность, Ари Астер, Аристофан, Барбара Хэмбли, Библиотека всемирной литературы, Больше чем книга, Борис Гребенщиков, Брайан Олдисс, Буддизм, Вальтер Скотт, Вестерн, Вячеслав Курицын, Гавриил Хрущов-Сокольников, Герман Мелвилл, Глен Кук, Годзилла, Гомер, Гораций Уолпол, Готический роман, Гофман, Григорий Козинцев, Гюстав Флобер, Даки, Даниэль Дефо, Детектив, Джим Джармуш, Джозеф Шеридан Ле Фаню, Джон Форд, Джордж Мартин, Джордж Ромеро, Дин Кунц, Доктор Сон, Дэвид Кроненберг, Дэвид Уорк Гриффит, Еврипид, Жан Кокто, Жизнь замечательных людей, Жорж Ле-Фор, Жюль Верн, Зигмунд Фрейд, Зомби, Индуизм, Испания, Карен Ли Стрит, Квентин Тарантино, Кино, Кладбище домашних животных, Клеопатра, Книжные полки, Кристиан-Хайнрих Шпис, Литературные памятники, Лоренс Стерн, Луис Бунюэль, Майн Рид, Мартин Скорсезе, Махабхарата, Мацист, Мик Гэррис, Мирча Дрэган, Михаил Булгаков, Мольер, Мэри Шелли, Немое кино, Новая Волна, Нуар, Одиссея, Оно, Пеплум, Питер Брук, Питер Хэйнинг, Рамка, Ребенок Розмари, Роберт Блох, Роберт Джордан, Роберт Чарльз Метьюрин, Роберт Эггерс, Робин Гуд, Робинзонада, Роджер Желязны, Романтизм, Рэймонд Чандлер, Сергей Курехин, Сергей Соболев, Серджиу Николаеску, Сияние, Софокл, Статья, Стивен Кинг, Стэнли Кубрик, Уилки Коллинз, Уильям Шекспир, Фенимор Купер, Ховард Хоукс, Христианство, Хэмфри Богарт, Чарльз Лэм, Шекспир, Эдвард Бульвер-Литтон, Эдгар Аллан По, Эразм Маевский, Эсхил, Ян Шванкмайер, Ярхо
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2

Статья написана 28 июля 2019 г. 11:34

- О, подойди ко мне! — снова заговорил Мато. — Подойди, не бойся! Прежде я был простым солдатом в толпе наёмников и таким смиренным, что носил на спине дрова для других. Что мне Карфаген! Полчища его солдат исчезают в пыли твоих сандалий. Все его сокровища, провинции, корабли и острова привлекают меня меньше, чем свежесть твоих уст и твоих плеч. Я хотел снести стены Карфагена только для того, чтобы проникнуть к тебе, чтобы обладать тобой! А пока я предавался мести! Я давлю людей, как раковины, я бросаюсь на фаланги, сбиваю рукой пики, останавливаю коней, хватая их за ноздри. Меня не убить из катапульты! О, если бы ты знала, как в бою мои мысли полны тобою! Иногда воспоминание о каком-нибудь твоём жесте, о складке твоей одежды вдруг охватывает меня и опутывает, точно сетью! Я вижу твои глаза в пламени зажигательных стрел, в позолоте щитов, слышу твой голос в звуке кимвалов! Я оборачиваюсь, но тебя нет, и я снова бросаюсь в бой!


Статья написана 28 апреля 2019 г. 15:13

- Я, наверное, та жертва, которую она обещала принести богам в

искупление чего-то. Она привязала меня к себе цепью, невидимой для глаз. Когда я хожу, это идёт она; когда я останавливаюсь, это значит, что она отдыхает! Её глаза жгут меня, я слышу её голос. Она окружает меня, проникает в меня. Мне кажется, что она сделалась моей душой! И всё же нас точно разделяют невидимые волны безбрежного океана! Она далека и недоступна. Сияние красоты окружает её светлым облаком. Иногда мне кажется, что я её никогда не видел... что она не существует, что всё это сон!..

- Я жажду обладать ею! Я умираю от желания! При мысли о том, как бы я сжимал её в своих объятиях, меня охватывает неистовая радость. И всё же я ненавижу её! Я бы хотел избить её, Спендий! Что мне делать? Я хочу продать себя, чтобы сделаться её рабом. Ты ведь был её рабом! Ты иногда видел её. Скажи мне что-нибудь о ней! Ведь она каждую ночь поднимается на террасу дворца, не правда ли? Камни, наверно, трепещут под её сандалиями, и звезды нагибаются, чтобы взглянуть на неё.


Статья написана 11 апреля 2019 г. 15:18

Гискон принялся за выплату солдатам жалованья, начав с ливийцев. Но так как представленные счета были лживы, то он и не пользовался ими. Солдаты проходили перед ним по племенам, показывая каждый на пальцах, сколько лет он служил; их поочередно метили на левой руке зеленой краской; писцы вынимали пригоршни денег из раскрытого ящика, а другие пробуравливали кинжалом отверстия на свинцовой пластинке.

Прошел человек тяжелой поступью, наподобие быка.

- Поднимись ко мне, — сказал суффет, подозревая обман. — Сколько лет ты служил?

- Двенадцать лет, — ответил ливиец.

Гискон просунул ему пальцы под челюсть, где ремень от каски натирал всегда две мозоли; их называли рогами, и "иметь рога" значило быть ветераном.

- Вор! — воскликнул суффет. — Я, наверное, найду у тебя на плечах то, чего нет на лице.

Разорвав его тунику, он обнажил спину, покрытую кровоточивой коростой: это был землепашец из Гиппо-Зарита. Поднялся шум; ему отрубили голову.


Статья написана 11 апреля 2019 г. 15:17

Гюстав Флобер. Саламбо

М.: Правда, 1982 г. 288 страниц

После "Госпожи Бовари" Флобер решил обратиться к истории. На самом деле к истории он хотел обратиться еще в самом начале своего творческого пути, и неоднократно порывался написать значительное произведение на фоне древней истории. И наконец окончательно он сел за роман именно после того как закончил "Госпожу Бовари", то есть в 1857 году. И снова на работу у него ушло не много не мало — целых пять лет. Но это того стоило...

По сравнению с "Госпожой Бовари" эту книгу словно бы написал совершенно другой писатель — таково разительное отличие сюжета, содержания и атмосферы этого романа.

Действие происходит в III веке до нашей эры в Карфагене и описывает восстание наёмников. Среди главных действующих лиц — Гамилькар Барка — отец будущей грозы Рима — Ганнибала. К слову и сам Ганнибал появляется на страницах книги. Но здесь он еще маленький, и его роль больше пассивна, хотя один эпизод с ним заставляет сжиматься сердце...

Саламбо — это сестра Ганнибала и дочь Гамилькара — жрица богини Танит. Её роль в романе, несмотря на то что её именем назван сам роман, не так уж велика. Она немного отступает со сцены действия, и словно Богиня, лишь изредка появляется на страницах книги. А ведь именно из-за неё во многом и заварилась вся каша... Словно бы она была второй Еленой Прекрасной, ставшей причиной Троянской войны...

Роман "Саламбо" поражает своей натуралистической и документалистической жестокостью. Сцены насилия сменяют друг друга как в кровавом колейдоскопе. Флоберу могли бы позавидовать и авторы многих современных слэшеров и сплаттерпанков...

Собственно сам Флобер и хотел обратиться к истории с тем чтобы раскрыть новый натуралистический метод письма на более благодарном материале. По его словам, ему стало тесно в скучной реальности XIX века, он хотел показать более яркие события и яркие переживания. Что ж... Ему это удалось. И для тех, кого не оттолкнёт вся эта жестокость, все эти отрубленные конечности, выпущенные наружу внутренности, гниющие трупы... смогут насладиться своеобразной поэтикой романа. А она действительно есть. И это не только поэзия смерти и насилия.

Роман "Саламбо" оказал огромное влияние на последующие поколения. Его отдельные сюжетные ходы использовались в фильме "Кабирия", о котором я не так давно писал.

Можно лишь догадываться, так это или нет на самом деле, но атмосферность романа явно прослеживается во многих произведениях Роберта Говарда и Говарда Филлипса Лавкрафта... Из более поздних писателей — нечто подобное чувствуется у Глена Кука...

Книга оформлена иллюстрациями Саввы Бродского. И здесь его иллюстрации как никогда к месту — чёрно-белая беспристрастная жёсткость...


Статья написана 30 марта 2019 г. 14:42

Аббат Бурнизьен был в самом деле человек незлобивый; когда однажды фармацевт посоветовал Шарлю развлечь супругу — повезти ее в руанский театр, где гастролировал знаменитый тенор Лагарди, он ничем не обнаружил своего неудовольствия. Озадаченный его невозмутимостью, г-н Оме прямо обратился к нему и спросил, как он на это смотрит; священник же ему ответил, что музыка не так вредна, как литература.

Фармацевт вступился за словесность. Он считал, что театр в увлекательной форме преподносит зрителям нравоучение и этим способствует искоренению предрассудков.

- Castigat ridendo mores [он смехом бичует нравы (лат.)], господин Бурнизьен! Возьмите, например, почти все трагедии Вольтера: они полны философских мыслей — для народа это настоящая школа морали и дипломатии.

- Я когда-то видел пьесу под названием "Парижский мальчишка", — вмешался Вине. — Там выведен интересный тип старого генерала — ну прямо выхвачен из жизни! Какого звону задает этот генерал одному барчуку! Барчук соблазнил работницу, а та в конце концов...

- Бесспорно, есть плохая литература, как есть плохая фармацевтика, — продолжал Оме. — Но отвергать огулом все лучшее, что есть в искусстве, — это, по-моему, нелепость; в этом есть что-то средневековое, достойное тех ужасных времен, когда Галилей томился в заточении.

- Я не отрицаю, что есть хорошие произведения, хорошие писатели, — возразил священник. — Но уже одно то, что особы обоего пола собираются в дивном здании, обставленном по последнему слову светского искусства... И потом этот чисто языческий маскарад, румяна, яркий свет, томные голоса — все это в конце концов ведет к ослаблению нравов, вызывает нескромные мысли, нечистые желания. Так, по крайней мере, смотрели на это отцы церкви. А уж раз, — добавил священник, внезапно приняв таинственный вид, что не мешало ему разминать на большом пальце понюшку табаку, — церковь осудила зрелища, значит, у нее были для этого причины. Наше дело — исполнять её веления.

- А знаете, почему церковь отлучает актёров? — спросил аптекарь. — Потому что в давнопрошедшие времена их представления конкурировали с церковными. Да, да! Прежде играли, прежде разыгрывали на хорах так называемые мистерии; в сущности же, это были не мистерии, а что-то вроде фарсов, да еще фарсов-то в большинстве случаев непристойных.

Священник вместо ответа шумно вздохнул, а фармацевт все не унимался.

- Это как в Библии. Там есть такие... я бы сказал... пикантные подробности, уверяю вас!.. Там все вещи называются своими именами!


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 57

⇑ Наверх