Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «georgkorg» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Азбука, Айра Левин, Альфред Хичкок, Анна Рэдклифф, Анри де Графиньи, Античность, Ари Астер, Аристофан, Барбара Хэмбли, Библиотека всемирной литературы, Больше чем книга, Борис Гребенщиков, Брайан Олдисс, Буддизм, Вальтер Скотт, Вестерн, Вячеслав Курицын, Гавриил Хрущов-Сокольников, Герман Мелвилл, Глен Кук, Годзилла, Гомер, Гораций Уолпол, Готический роман, Гофман, Григорий Козинцев, Гюстав Флобер, Даки, Даниэль Дефо, Детектив, Джим Джармуш, Джозеф Шеридан Ле Фаню, Джон Форд, Джордж Мартин, Джордж Ромеро, Дин Кунц, Доктор Сон, Дэвид Кроненберг, Дэвид Уорк Гриффит, Еврипид, Жан Кокто, Жизнь замечательных людей, Жорж Ле-Фор, Жюль Верн, Зигмунд Фрейд, Зомби, Индуизм, Испания, Карен Ли Стрит, Квентин Тарантино, Кино, Кладбище домашних животных, Клеопатра, Книжные полки, Кристиан-Хайнрих Шпис, Литературные памятники, Лоренс Стерн, Луис Бунюэль, Майн Рид, Мартин Скорсезе, Махабхарата, Мацист, Мик Гэррис, Мирча Дрэган, Михаил Булгаков, Мольер, Мэри Шелли, Немое кино, Новая Волна, Нуар, Одиссея, Оно, Пеплум, Питер Брук, Питер Хэйнинг, Рамка, Ребенок Розмари, Роберт Блох, Роберт Джордан, Роберт Чарльз Метьюрин, Роберт Эггерс, Робин Гуд, Робинзонада, Роджер Желязны, Романтизм, Рэймонд Чандлер, Сергей Курехин, Сергей Соболев, Серджиу Николаеску, Сияние, Софокл, Статья, Стивен Кинг, Стэнли Кубрик, Уилки Коллинз, Уильям Шекспир, Фенимор Купер, Ховард Хоукс, Христианство, Хэмфри Богарт, Чарльз Лэм, Шекспир, Эдвард Бульвер-Литтон, Эдгар Аллан По, Эразм Маевский, Эсхил, Ян Шванкмайер, Ярхо
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2

Статья написана 2 ноября 2019 г. 16:50

Уильям Шекспир. Король Лир

М.: Наука, 2013 г., 394 страницы

Серия: Литературные памятники

Опять меня зовёт

Боренье Рока с Перстью вдохновенной;

Дай мне сгореть, дай мне вкусить смиренно

Сей горько-сладосный Шекспиров плод.

Джон Китс "Перед тем как перечитать Короля Лира"



Не случайно эти строки одного из величайших английских романтиков стали эпиграфом к сопроводительной статье в данной книге. Так что можно их оставить и здесь.

"Король Лир" по праву считается одновременно и самой великой, и самой мрачной трагедией Уильяма Шекспира. К ней возвращались и продолжают возвращаться и обращаться как читатели, так и критики. Причём, последние находят в ней всё новые и новые слои прочтения. А первые обращаются к ней просто потому что она не устаревает и отвечает требованиям самого искушённого читателя разных эпох. Пожалуй, одной из основных причин этого является её практически вневременной контекст. Хотя "Короля Лира" можно формально причислить к жанру исторических хроник, Шекспир всё же создаёт весьма условное историческое полотно, которое хотя и далеко от реально документально-исторического, всё же наполнено проблематикой современного автору мира. Отсюда и многочисленные анахронизмы — как на уровне предметном, так и на уровне мировоззренческом. Но современные читатели могут найти в этой трагедии и провидчески намеченные идеи грядущих для Шекспира времен. Глостер и Эдмунд рассуждают на тему астрологических влияний на человека, что могут принести планеты людям. А позднее и Шут говорит о предсказании Мерлина, который тогда еще даже не родился, практически намекая на библейский Апокалипсис. А сам Шекспир, создавая эту трагедию и обращаясь к прошлому, словно бы говорил о будущем.

Отсюда и столь много попыток различных интерпретаций трагедии. Неудивительно, что в трагедии находили помимо прочего и массу библейских образов, а самого Лира часто сравнивали с Иовом из Ветхого Завета...

Вместе с тем "Король Лир" относится к тому разряду произведений, которые хочется перечитывать в разном возрасте по совершенно разным причинам. В юности можно его прочесть глазами юной и, возможно, излишне прямолинейной и даже вызывающе максималистически настроенной Корделии. В зрелости — глазами более зрелых и практичных Эдгара или даже Эдмунда, а возможно кому-то захочется взглянуть на всё и с позиции Гонорильи и Реганы. Ближе к преклонному возрасту уже становятся интересны и точки зрения самого Лира и Глостера. И всё это в одном произведении, где что ни фраза, то метафора. Чревычайно насыщенный образами и метафорами язык Шекспира здесь наиболее красочен и ярок.

А герои, хотя их и можно весьма чётко разделить на чёрных и белых, всё же представляют собой достаточно чётко и выпукло выписанные характеры.

Конкретно данная книга — настоящее событие в литературном мире, так как являет собой первое сборное и сравнительное издание сразу двух версий великой трагедии. Еще в советское время в комментариях к "Королю Лиру" писали, что эта пьеса существует в двух версиях, которые принято называть по их первоизданиям — Кварто 1608 и Фолио 1623. А то, что издавалось на русском до сего дня было компилятивным переводом из обеих версий. На первый взгляд может показаться, что различия между двумя версиями незначительны. Вторая версия Фолио чуть длиннее, чем Кварто. В ней содержатся триста строк, отсутствующих в Кварто. Но зато в Фолио пропущены сто других строк, присутсвующих в Кварто. Итого, получается, что общее различие — всего четыре сотни строк. Они не меняют основных вех сюжета. Где-то эти различия вообще можно списать на огрехи набора. И поэтому долгое время существовало мнение, что одна из изданных версий была по памяти надиктована кем-то из труппы. Впрочем, позднее было установлено, что обе версии игрались на сцене именно в таком виде, как были изданы.

Откуда же эти различия? На этот вопрос ответ сопроводительная статья в книге.

А если внимательно читать параллельно обе версии или подряд одну за другой, то в глаза бросятся эти явные различия — где-то они меняют акценты, где-то усиливают производимый эффект. И отдельно стоит отметить сам перевод, выполненный Григорием Кружковым — он значительно освежает взгляд на Шекспира, который уже успел несколько замылиться после полусотни переизданий перевода Пастернака. В каком-то смысле этот перевод по духу местами напоминает работы Дружинина и Кузмина, но значительно более современный и потому актуальный.


Читайте также об экранизациях.


Статья написана 22 июня 2019 г. 19:51

Аристофан. Комедии. Фрагменты

Серия: Литературные памятники

М.: Наука, 2000 г. 1033 страницы

Еще Белинский говорил, что комедия — главный жанр литературы. Именно она позволяет и развлечь человека, и заставить задуматься о серьёзных вещах, и более менее безнаказанно покритиковать власть... И при этом он в первую очередь восхищался именно Аристофаном.

Аристофан конечно не был первым комедиографом Древней Греции. До него их было уже много, но о них мы знаем мало, от их комедий до нас дошли лишь считанные строчки... Поэтому следует считать Аристофана как минимум продолжателем уже сложившейся традиции.

Начинал он как многие молодые люди — смело и даже несколько бездумно — с нападок на тогдашнего стратега Клеона. Причём высмеивал он его резко и достаточно продолжительно. За что тот даже вызывал Аристофана в суд. Но тот отделался лёгким испугом. Зато и постепенно стал менять направленность и содержание своих комедий.

Более поздний Аристофан — это уже более вечные темы, можно сказать социальные утопии. В этом смысле Аристофана можно смело назвать первым утопистом и фантастом. Он первым предположил, что бы было, если бы государством например управляли женщины — в одной из самых известных своих комедий "Лисистрата". Или даже — птицы — в одноимённой комедии... Интересно, Хичкок помнил об этом, когда снимал свой одноимённый фильм?

Кажется, на первый взгляд, что для Аристофана нет ничего святого — он подвергал высмеиванию и власть, и религию, и общество, и граждан, и философов с их философией, и других авторов комедий и трагедий...

Но нет. Это лишь на первый взгляд.

Аристофан был ярым сторонником высокого стиля и не менее высоких идеалов, предпочитал Эсхила Евприпиду, всячески критиковал и нападал на последнего.

В каком-то смысле творческий путь Аристофана можно сравнить с творческим путём Шекспира — он так же от конкретики и явной злободневности уходил постепенно в более вечные и непреходящие мечты о возвышенных идеалах. От реализма шёл к фантастическому романтизму и идеализму в хорошем смысле слова. От были к сказке, сказочной терапии.

Издание содержит полный корпус из одиннадцати комедий Аристофана в переводах Адриана Пиотровского, а также фрагменты.

Книга подготовлена В.Н. Ярхо и вышла в серии "Литературные памятники", подробно прокомментирована.



Читайте также про две экранизации "Лисистраты".


Статья написана 12 мая 2019 г. 07:21

Махабхарата. Адипарва. Книга первая

Серия: Литературные памятники

М.: Наука, 1950 г. 737 страниц

"Махабхарата" — самая известная и одна из самых значимых книг Древней Индии. Теперь подробнее почти про каждое слово предыдущей фразы. Книгой "Махабхарату" назвать можно лишь весьма условно, так как она сама состоит из восемнадцати книг или "парв", к которым также прилегает девятнадцатая. Исключительно памятником Древней Индии её назвать тоже нельзя, так как она с лёгкостью проникла и в современность — как через массу пьес и постановок, так и через кино и сериалы. Но главное — она продолжает жить в сознании тысяч и даже миллионов людей благодаря своей живой и практичной философии.

По жанровой принадлежности "Махабхарату" можно назвать поэмой, так как она написана ритмическими шлоками, хотя и без рифмы. Можно назвать героическим и дидактическим эпосом, так как практически всем требованиям эпоса она отвечает.

Её авторство приписывается древнему мудрецу Кришне Двайпаяне Вьясе. По мнению современных учёных она была создана примерно две тысячи лет назад, а в дальнейшие столетия происходили различные редакции и вставки. По мнению же авторитетных ведических учителей "Махабхарата" была записана Вьясой около пяти тысяч лет назад прямо по горячим следам событий, которые она описывает.

Как говорит сама "Махабхарата", раньше существовала более краткая её версия, содержащая всего двадцать четыре тысячи шлок. Эта версия описывала только основную сюжетную линию — противостояние потомков двух братьев Кауравов — Панду и Дхритараштры. И несколько позже возник именно тот вариант, который мы знаем. Он уже состоит из более чем ста тысяч шлок, что примерно в восемь раз превосходит по объёму "Илиаду" и "Одиссею" вместе взятые. Помимо собственно основного сюжета в этой версии присутсвует множество вводных историй и философских отступлений, поясняющих и обогощающих основной текст.

Собственно, "Махабхарата" — это одновременно и лихо закрученный сюжет, и психологическая драма, и философский трактат, и сборник поучительных притч — здесь есть совершенно всё.

Когда Вьяса записал Веды, он понял, что простые люди их не поймут, и именно поэтому он потом записал "Махабхарату" именно в таком виде, чтобы каждый мог найти в ней что-то для себя.

Работа по переводу "Махабхараты" на русский язык началась еще в 1939 году — именно тогда советский санскритолог В. И. Кальянов взялся за этот великий труд, которому впоследствии посвятил всю свою жизнь. Им были заложены основные принципы перевода этого непростого текста. Эти принципы были после его смерти приняты и его последователями.

Первая книга "Адипарва" на русском вышла лишь в 1950 году — работа над ней протянулась на целых одиннадцать лет. И не удивительно. Ведь "Адипарва" — одна из крупнейших и сложнейших книг "Махабхараты". В ней даются практически все предыстории, впоследствии увязывающиеся в единый сюжет. Здесь же множество историй и притч, помогающих погрузиться в мир ведической мудрости.


Читайте также:

Махабхарата (сериал). 2013–2014


Статья написана 5 мая 2019 г. 14:11

Где друзья моего далекого детства?

Где товарищи давних лет моих школьных?

Все, все исчезли — забытые милые лица.

Веселился я, пируя беспечно,

Допоздна, в кругу собутыльников верных;

Все, все исчезли — забытые милые лица.

Когда-то любил я прекраснейшую из женщин.

Захлопнулась дверь к ней, нельзя нам встречаться:

Все, все исчезли — забытые милые лица.

Друга, лучшего друга — добрей не сыскать на свете -

Оставил я торопливо, ушел, не простился,

Думая встретить забытые милые лица.

Бродил я, как тень, заветными тропками детства,

Путь земной стал мне казаться пустыней,

Где напрасно ищу я забытые милые лица.

Друг мой единственный — друг, заменивший мне брата,

О, если бы мы родились под единым кровом!

Долго бы мы говорили про забытые милые лица.

Вспоминали б о том, что одни далеко, а других не стало;

Многих судьба отняла и со многими жизнь разлучила,

И все, все исчезли — забытые милые лица.

1798


Статья написана 5 мая 2019 г. 14:09

Чарльз Лэм. Очерки Элии

Серия: Литературные памятники

М.: Наука, 1981 г. 264 страницы

Английский романтизм известен массовому читателю в основном по своей поэзии. Такие авторы как Байрон, Перси Шелли — если и писали прозу, то она осталась где-то на задворках их гениальной поэзии... Чуть в стороне от них стоит сэр Вальтер Скотт со своими шотландскими романами. И совсем в стороне осталась проза менее удачных во времени его современников...

А вместе с тем Чарльз Лэм — один из ярчайших представителей сейчас уже полузабытого жанра "очерка" или, как это будет правильнее в контексте английской литературы — "эссе".

Мы привыкли по советской литературе, что "очерк" должен иметь описательный и возможно даже образовательный характер. Но сейчас забудьте об этом. Эссе Элии вовсе не обязаны вас просвещать или чему-то учить. Серия "Очерков Элии" — набор эмоциональных зарисовок из совершенно разных областей лондонской жизни конца XVIII — начала XIX века, которая хотя и содержит некоторый документальный материал о жизни города того времени, но вовсе не этим ценна. Созданный Чарльзом Лэмом Элия — персонаж наполовину выдуманный, наполовину сфабрикованный из него самого и его друзей, в первую очередь поэта Сэмюэля Кольриджа, с которым Лэм вместе учился. Такая мистификация позволяет Лэму спрятаться за ширмой и расширить диапазон своих наблюдений.

Чарльз Лэм начинал свою литературную деятельность как поэт, но в этом не сильно преуспел — лишь немногие из его стихотворений до сих пор включаются в антологии... Вскоре он вместе со своей сестрой пишет в соавторстве книгу "Шекспир для детей", о которой мы обязательно поговорим позднее. И наконец, в журналах начинают появляться его "Очерки Элии"...

Начинается всё с почти автобиографических зарисовок об учебных заведениях, где провёл свои юные годы Лэм. Но вскоре диапазон тем всё больше расширяется. И Элия уже рассуждает о природе празднования Нового года и дня святого Валентина, о природе современной галантности и даже о лондонских трубочистах...

Как верно подметил его современник Вильям Хэзлитт: "Мистер Лэм достиг больших удач не потому, что подчинился, а потому что противился духу века. Он не шагает бодро вместе с толпой, но потихоньку спускается с тротуара и движется в обратном направлении"...


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 57

⇑ Наверх