Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Beksultan» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 61  62  63

Статья написана 3 января 21:32
Перевел киргизскую сказку на известные мотивы:
M198a3. Кто похитил рубин?
M198a4. Кто благородней? ATU 976
Сказка взята из следующего издания -
Жомокчулар жана жомоктор / Түзгөн Буудайбек Сабыр уулу. – Бишкек: "Турар", 2008. – 604 с. (Сказочники и сказки / Составитель Буудайбек Сабыр уулу)
ISBN 978-9967-421-50-9
стр. 221-223
Рассказчик — Акмат Абийир уулу из Тонского района Иссык-Кульской области Республики Киргизия.

Джамшит

В некие стародавние времена жил-был зажиточный бай по имени Джамшит, чье богатство копилось семью поколениями его предков. Было у Джамшита три сына: Уланбек, Джоокербек и Турусбек.
Вот перевалил Джамшит за восьмой десяток. Задумался он — "Постарел я, вдруг если внезапно помру, не узнают мои сыновья, где казна, спрятанная в земле. Хватило бы ее на всех троих сыновей". Позвал Джамшит сыновей и говорит им:
- Мне уже расти некуда, осталось только умереть. Пожил я, слава Богу, достаточно. Перевалил за восьмой десяток. Вот мой вам совет: живите в согласии, слушайтесь старших братьев. Есть у нас наша семейная казна — богатство, что накопили, без меня пять-шесть наших отцов-дедов, а со мною семь. Ну а я умру в эту среду (среда традиционно считалась тяжелым, несчастливым днем). До конца этой недели похороните меня. Тем добром, что есть на руках, устройте все нужные почести. После похорон проведите на седьмой день поминки "жетилик", после все трое откопайте казну и поделите между собой. После дележа все трое будете иметь по своей казне, хватит каждому.
Не говорил он, оказывается, прежде своим сыновьям, где хранится казна — рассказал, как ее найти.
Умер Джамшит в тот день, в который обещал. Устроили его сыновья, как им было сказано, все соответствующие почести и церемонии, похоронили отца. После того как провели поминки на седьмой день, старший из братьев Уланбек позвал двух младших братьев и говорит им:
- Идемте за казной.
Пошли они втроем, а казны на месте нет, разграблена. Стали они подозревать друг друга:
- Кроме нас троих, ни одна живая душа не слышала про казну, никто не мог видеть.
А это самый младший из братьев Турусбек, пока старшие братья были заняты хлопотами, хороня отца, выкопал казну и спрятал в другом месте. Стал Турусбек притворно плакаться:
- Воспользовались вы тем, что старше меня, спрятали сами казну?
Стали тут они обвинять друг друга, никто не признается, отправились они к казы (казы — в старое время судья, вершивший суд по законам шариата, кадий).
Казы им говорит:
- Расскажу я вам одну историю, ну а вы подумайте, потом придете, расскажете свои соображения!
Был у одного бая наемный работник. Родила жена бая дочь. А жена работника родила сына. Дочь бая и сын работника с рождения росли вместе. Играли они вдвоем в одном дворе, вдвоем достигли совершеннолетия. Крепко любили они друг друга. Юноша предложил девушке быть вместе.
- Сосватал меня уже отец. Когда приедет мой нареченный жених, встречусь я прежде с тобой, потом только возлягу с ним на одну постель. Если не смогу я с тобой встретиться, тогда не пойду я за своего жениха, стану тебе тогда спутницей до конца жизни, — пообещала девушка юноше.
В один из дней прибыл жених девушки. Отец юноши перекочевал перед этим за одну версту. Не узнал юноша про приезд жениха девушки. Поздно приехал жених, не успела девушка подать весточку юноше.
Вот пришла пора укладывать молодых. Сказала девушка:
- Спасибо, тетушки, что постелили нам постель, можете теперь идти. Улягусь я сама, не переживайте, — и выпроводила тетушек из юрты.
Пришла девушка на постель к мужу и говорит:
- Есть у меня к вам одна просьба, согласны ли вы?
Муж:
- Ладно, проси.
- Был у моего отца один наемный работник, родила его жена мальчика, моя мать родила меня. С самого рождения росли и играли мы вместе. Вот выросли мы оба, как достиг зрелости юноша, стал упрашивать меня быть вместе. Любили мы друг друга. Упросила я юношу — когда приедет мой жених, встретиться с ним, потом только пойти в объятия своего жениха. Не успела я его оповестить, не пришел он на встречу. Ты мой любимый на всю жизнь, — стала она обнимать мужа, да часто-часто целовать его в щеки, — Разреши мне встретиться с юношей, которому я дала обещание?
Разрешил ей жених:
- Согласен я, можешь пойти, встретиться с ним.
Отправилась девушка домой к юноше.
По дороге встретились ей три грабителя. Позарились грабители на золотой браслет девушки, да на ее золотые серьги. Решили они совершить над ней насилие. Вот спрашивают грабители:
- Что ты, девушка, делаешь в чистом поле?
Девушка и говорит:
- Дядюшки, попала я к вам в руки. Теперь что бы вы не задумали сделать, воля ваша. Расскажу я вам по какой нужде я иду — и рассказала им все как есть.
Старший из грабителей оказался разумным человеком. Говорит он товарищам:
- Пусть идет, поблагодарит юношу, с которым выросла, и своего мужа.
Отпустили они девушку с миром, не тронули ее.
Пришла девушка к юноше, которому дала клятву, а тот спит. Разбудила она его:
- Не дошли до вас последние вести, — сказала она и рассказала ему про благородство своего мужа и про то, как грабители не тронули ее, — Пришла я сама, как и было уговорено. Что бы ты не сделал, все в твоей воле!
Сказал джигит девушке, что рад, что она сдержала свое слово, взял ее за руку, привел ее к мужу и говорит ему:
- Спасибо, джезде (обращение мужчины к мужу своей сестры, тем самым юноша подчеркивает свое братское к ней теперь отношение), вы, оказывается, благороднейший из людей. Вот привел я вашу суженую в целости и сохранности, какому негодяю придет в голову опорочить такую девушку!
С этими словами джигит уложил девушку в постель к мужу и ушел прочь.
Закончил казы свою историю и говорит братьям:
- Чей поступок благороднее? Того, кто рос вместе с девушкой, но отказался от нее и устроил ее судьбу? Или того, кто заплатил за нее калым, но несмотря на это отпустил свою невесту, уже лежащую в его объятиях? Или грабителей, которым в руки сама, посреди ночи, попала девушка, а они, не позарившись на ее золото, отпустили ее?
Старший из братьев Уланбек:
- Благороднее муж девушки?
Казы ему:
- А ты, оказывается, ревнивый.
Средний брат Джоокербек:
- Благороднее джигит.
Младший Турусбек:
- Грабители поступили благороднее.
- Турусбек, негодяй! Это ты, оказывается, украл казну, веди своих старших братьев, разделите все поровну! — подвел итог казы.

Статья написана 3 января 13:29
Перевел киргизскую сказку на известные мотивы -
M38D. Персонажи-предметы гибнут один за другим, (ATU 85, 295)
Двое или несколько персонажей, представляющих собой небольшие предметы или мелких животных, живут или странствуют вместе и гибнут один за другим при совершении простейших действий.
M38d1. Шея-волосинка.
Пузырь-голова, Соломенная нога, Шея-волосинка последовательно гибнут, пытаясь действовать как обычные люди.

Сказка взята из следующего издания -
Жомокчулар жана жомоктор / Түзгөн Буудайбек Сабыр уулу. – Бишкек: "Турар", 2008. – 604 с. (Сказочники и сказки / Составитель Буудайбек Сабыр уулу)
ISBN 978-9967-421-50-9
стр. 176-177
Рассказчик — Курбан Кайназар уулу из местечка Кара-Суу Аксыйского района Джалал-Абадской области Республики Киргизия.

Три соседа, или Голова-Пузырь, Горло-С-Волосинку и Ляжки-Травинки

В старину, в давно прошедшие времена жили-были три соседа. Звали их Голова-Пузырь — Каканак Баш ("каканак" — околоплодный пузырь, околоплодная оболочка), Горло-С-Волосинку — Кыл Кекиртек и Ляжки-Травинки — Куурай Сан. Жили соседи хорошо, вот только каждый из них всю жизнь не мог избавиться от какого-то недостатка. Голова-Пузырь боялся выходить на солнце и под дождь, Горло-С-Волосинку всю жизнь страшился громко говорить. Ну а Ляжки-Травинки еле таскал тяжесть своего тела, не годился ни на какое дело.
Вот как-то в один из дней трое соседей посоветовались и решили сделать так:
- Добудем козленка, зарежем его и устроим искупительное угощение. Авось дойдут до Бога наши жалобы и исполнятся наши заветные желания.
Чтобы откормить козленка нужна кукуруза. Посеяли они кукурузу. Как выросла кукуруза, да созрели на ней початки, средь бела дня забрались коровы одного бая на поле, стали топтать и поедать кукурузу.
Говорят соседи Голове-Пузырю:
- Выгони коров.
- Ох! В такую жару задымится моя голова, иди лучше ты, Горло-С-Волосинку.
- Да вы в своем уме, соседушки?! Не могу я крикнуть "Ёш!" ("ёш" — окрик, которым погоняют коров) на коров, иди ты, Ляжки-Травинки.
- Бросьте ваши шутки, — шепчет тот, — где вы у меня видели такие стальные ножищи, чтобы угнаться за этими шустрыми тварями.
Растоптали и поели коровы всю кукурузу, ничего не оставили. Оставшиеся ни с чем три соседа отправились на базар, чтобы купить козленка. Пришли на базар, а козленок там стоит три таньга. Было у соседей с собой десять таньга. Решили они, что три таньга за козленка слишком дорого, стали ходить по базару в поисках козленка за другую цену. Тут пристал к ним один пронырливый человек:
- Давайте мне ваши десять таньга, я вам найду козленка за два таньга.
Нашел им этот человек в одном месте козленка за два таньга, купил его и вручил им, сам скрылся, не вернул оставшихся денег.
- Да что же это! — воскликнул Голова-Пузырь, погнался было за ним, но тут начался дождь, пришлось ему вернуться. Не может Горло-С-Волосинку закричать, не может Ляжки-Травинки побежать, так и остались они без десяти таньга. Пустились они в обратный путь, ведя купленного козленка.
Вернулись три соседа домой, зарезали козленка, отправились на берег реки, чтобы промыть требуху. На жаре требуха размякла, когда они выжимали кишки от содержимого, кишки порвались, попал жидкий помет им на головы. Хотел Голова-Пузырь убрать пальцем помет со своей головы, проткнул себе случайно мозги и тут же умер.
- Ох, горе-то какое, что же теперь будет? — неосторожно завопил во всю мочь Горло-С-Волосинку, лопнуло его горло, умер он на месте.
- Несчастье мое! — воскликнул Ляжки-Травинки, хлопнул себя по коленям, тут же переломились его ляжки, упал он и тоже умер.
Вот так вот три соседа, собравшись устроить искупительное угощение, нашли вместо этого свой конец. Ну а мясо козленка съели всякие встречные-поперечные.

Статья написана 29 декабря 2018 г. 20:59

Привожу отрывок из этого издания -

Т. Д. Баялиева. Доисламские верования и их пережитки у киргизов. Фрунзе: "Илим", 1972 — 170 с.

стр. 53-55

цитата

К хозяйственной магии тесно примыкает магия погоды. Человек пытался магическими действиями повлиять на природу: вызвать дождь, снег, ветер или прекратить эти явления. Существование этого вида магии у киргизов, основным занятием которых было кочевое скотоводство, объясняется стремлением обеспечить благоприятные условия для сохранения и размножения скота.

В древности подобного рода магические действия применялись прежде всего в оборонительных целях. Во многих сказках, в эпосе «Манас» и в письменных источниках (77) повествуется о том, как, узнав о предстоящем нападении врагов, киргизы вызывали снег и холод. С другой стороны, эти действия были связаны с охраной скота. Воинственные скотоводы довольно часто прибегали к угону скота (барымта) у обидчика или у его сородичей, похищали лучших лошадей, скакунов. Похитители обычно приезжали издалека. Пытаясь обнаружить их, хозяин искал след своего коня. Тут-то, говорят, и необходимо было вызвать снег, на котором можно было отчетливо увидеть следы.

Магией погоды «ведали» заклинатели (джайчы). Наиболее известными в начале ХХ века считались джайчы Токторбай Чолпонбаев из племени черик (Тянь-Шань) и Суюмаалы Касымов из племени басыз (Южная Киргизия). Дар предсказания погоды связывали с камнем джайташ.

Согласно существовавшему поверью, джайташ находили в желудке некоторых овец или коров (78), либо в результате сорокадневной молитвы со всякими сложными процедурами в воде в джайташ превращали обыкновенный камень величиной в палец (79). Джайташ якобы был голубого или красно-пестрого цвета (80). О том, что этот камень бывает синего, желтого, зеленого, темного цветов и находят его в желудке коров и лошадей, упоминается в работе Н. Я. Бичурина (81).

Камню джайташ приписывалась магическая способность не только влиять на погоду, но и причинять людям вред. Считали, что в случае утери камня, того, кто его первый увидит, постигнет беда, болезнь, смерть. Поэтому джайташ тщательно прятали, а перед смертью его обладатель сам закапывал камень в землю.

Поверье о магическом камне джайташ, при помощи которого можно было вызывать или прекращать атмосферные осадки, имело широкое распространение у многих народов. Так, он был известен у казахов под названием «джай-тас» (82), у узбеков (83), алтайцев (84) и монголов (85) — «яда», у якутов — под названием «сата» (86).

По представлениям киргизов, после смерти джайчы начинались обильные осадки, для предотвращения которых необходимо было совершить такой обряд: кончиком ножа делали небольшой надрез на животе умершего, затем вырывали у него несколько ресниц и волосков из бровей и опускали труп в могилу. При этом произносили следующие слова: Тазкаранын таңдайынан катты, жагалмайдын жанынан катты (87) (Как нёбо черного грифа затвердел, как душа кобчика затвердел). Над могилой джайчы разжигали небольшой костер и бросали туда вырванные волосы. Считали, что как только дым дойдет до неба, осадки прекратятся. В том случае, если умершего похоронили, не совершив обряда, а смерть случайно совпала с дождем или снегом, труп выкапывали и проделывали тот же обряд. По некоторым сведениям, тело джайчы иногда не погребали, а сжигали (88).

77) В. В. Бартольд. Киргизы. Собр. соч., т. II, ч. 1. М., 1963, стр. 496.

78) И. Абдрахманов. Кыргыз элинин үрп-адаты. Рукописный Фонд. инв. № 330, стр. 46; См.: К. К. Юдахин. Киргизско-русский словарь, стр. 715.

79) Полевые записи, № 48.

80) И. Абдрахманов. Кыргыз элинин үрп-адаты, стр. 47.

81) Н. Я. Бичурин. Описание Чжунгарии и Восточного Туркестана в древнем и нынешнем состоянии, ч. l. СПб., 1829, стр. 214.

82) Образцы казахской народной литературы. Алма-Ата, 1933, стр. 96.

83) В. В. Бартольд. Улуг-бек и его время. Пг., 1918, стр. 138.

84) Н. Я. Никифоров. Аносский сборник. Записки Зап.-Сиб. отд. РГО, т. 37. Омск, 1916, стр. З, 14, 159, 227. См. также: Г. Н. Потанин. Казак-киргизские и алтайские предания. Живая старина, XXV, вып. II, III. 1916, стр. 67.

85) С. А. Козин. Гесериада. М.-Л., 1935, стр. 186—187. См. также: Библиотека восточных источников, изд. И. Березиным, т. l, Шейбаниада. История монголо-тюрков, вып. 1. Казань, 1849, стр. 5—7.

86) А. Кулаковский. Материалы для изучения верований якутов. Зап. Якут. краевого геогр. о-ва, кн. 1. Якутск, стр. 59-60. См. также: С. Е. Малов. Шаманский камень яда у тюрков Западного Китая, 1947, № 1.

87) А. Абдрахманов. Кыргыз элиннн үрп-адаты, стр. 46.

88) Там же.


Статья написана 11 декабря 2018 г. 11:13

ИТААЛЫ (от кирг. слова "ит" — собака) — в киргизской мифологии волшебный народ. Женщины итаалы имели человеческий облик, отличались неземной красотой, мужчины же были подобны собакам с человеческим взглядом. Упоминаются в киргизских преданиях и в эпосе "Манас". Энциклопедия эпоса "Манас" сообщает, что в варианте эпоса от Сагымбая Орозбакова, в главе "Истории Кошоя" (Кошойдун окуялары) один из витязей-дружинников (чоро) Манаса по имени Жайнак рассказывает о своем трехлетнем пребывании среди народа итаалы. Странствуя по пустынной местности, умирающий от голода Жайнак встречает мужчину итаалы, пасущего овец, и становится гостем в его доме. Жена этого итаалы — невероятной красоты женщина. Какая-то молодая женщина, по поручению хозяина, режет молодого барашка для гостя, его угощают мясом этого барашка, но сами не едят. Утром хозяин дает Жайнаку одежду. Жайнак просит разрешения погостит у них перед уходом пять-шесть дней, хозяин разрешает. Каждый день гостя по очереди принимают в других домах, режут для него каждый раз молодого барашка. Все окружающие такого же вида — мужчины похожи на собак, женщины имеют человеческий облик. Жайнак спрашивает, можно ли ему остаться на год-два у них, вызывается работать на них пастухом. Хозяин лает на него — "Если сделаешь человеку добро, то он, когда насытится, ответит злом". Через несколько дней появляется много итаалы, сажают Жайнака и ту женщину, что в первый день резала для него барашка, на иноходцев и препровождают их куда-то на юг. Вскоре они прибывают к огромной белой юрте, являющейся ханской ставкой. Несметное количество итаалы окружают Жайнака и вводят в юрту. Там в окружении своих придворных, исполинов в собачьем облике, величиной с верблюда, восседает на золотом троне хан народа итаалы — огромный зверь с грудью тигра, нижней частью тела как у гончей, с длинным хвостом, с пастью и носом, как у медведя. За ним сидит его жена, от красоты которой у Жайнака помутился рассудок. Жайнака еле приводят в чувство, обрызгав водой. Хан итаалы ставит печать на кусок синей ткани, вручает его Жайнаку и разрешает ему удалиться. После этого Жайнак возвращается к своему хозяину и три года пасет его овец. Через три года та молодая женщина, что сопровождала его в ханскую ставку, сажает Жайнака на коня, говорит ему "Найди людей, подобных себе" и отправляет его в путь, указав направление на север. Возвращаясь из земель итаалы, Жайнак попадается великану с единственным глазом по имени Адамдюк (Адамдүк), и проводит у него в неволе шесть с половиной лет. (Сагымбай Орозбаков, Рукописный фонд, инв. номер 573, стр. 320-327)

О последовавших после этого событиях также упоминается в эпосе. Вот что пишет об этом советский этнограф и тюрколог Саул Абрамзон:

цитата

В сказке о дивах и пери (так называется глава в варианте эпоса "Манас" от Сагымбая Орозбакова — прим. мое) повествуется о том, как 600 стрелков, отправленных Манасом на охоту и возвращавшихся с добычей из 700 архаров и кулжа, встретили одноглазого великана. Див-циклоп захватывает 400 стрелков и начинает бросать их в пещеру. Один из охотников Куту-мерген стреляет в глаз циклопу, убивает его и освобождает 92 томившихся в пещере пленников, сидевших на цепи от 2 до 7 лет. Один из них рассказал, что, странствуя, он прибыл в страну «итаалы», где женщины были неописуемо красивы, а мужчины подобны собакам.

(С. М. Абрамзон. Этнографические сюжеты в киргизском эпосе "Манас". Журнал "Советская этнография", 1947, № 2, стр. 150-151)

Сюжет об убийстве циклопа и примыкающая к нему история о посещении страны собакоголовых людей, чьи женщины имеют человеческий облик и отличаются невероятной красотой, также встречается у алтайцев, весьма близких к киргизам как по языку, так и по происхождению. Вот что обо этом пишет Абрамзон:

цитата

Н. Я. Никифоров в своем собрании сказок алтайцев (т. н. "Аносский сборник" — прим. мое) приводит сказку об одноглазе-людоеде, первая часть которой в общих чертах совпадает с киргизским и казахским фольклорным сюжетом о циклопе. Зато вторая часть сказки излагает версию, близкую к киргизской эпической, — о посещении страны, в которой мужьями красивых женщин являются мужчины-собаки (вернее, люди с собачьей головой). Врагом этих людей («нохой-эртын») и был одноглазый людоед по имени Киргис. Эта сказка тесно связана с киргизским мотивом в эпосе и по содержанию, и по названию мифических существ (кирг. итаалы < ит — собака, алт. нохой-эртын < монг. нохой — собака), и по имени людоеда в алтайской сказке.

(С. М. Абрамзон. Этнографические сюжеты в киргизском эпосе "Манас". Журнал "Советская этнография", 1947, № 2, стр. 151)

Следует заметить, что упоминания о некоем племени, живущем в удаленных землях, чьи мужчины похожи на собак, а женщины невероятно красивы, встречаются у ряда этносов. Смотрим, например, в указателе фольклорно-мифологических мотивов Березкина мотив I38A "Псы – мужья женщин".

Алтайская сказка из "Аносского сборника", о которой выше упоминал Абрамзон, в указателе Березкина приводится в таком коротком пересказе -

цитата

[два богатыря заблудились; зашли в пещеру великана; тот имел один глаз во лбу, жарил собакоголового человека; он сделал их своими пастухами, каждый день приносил человека с собачьей головой, съедал; вернувшись без добычи, съел одного из богатырей, заснул; второй раскалил железный стержень, выжег ему глаз; тот закрыл железную дверь; богатырь прицепился снизу к барану, вышел с баранами; пришел в селение женщин, чьи мужья — собакоголовые (нохой-эртыны); они рассказали, что великан Киргис на них охотится; человек привел НЭ к пещере одноглазого, НЭ убили его; просили человека быть у них ханом, отдали баранов великана, дали жену; человек вернулся домой]


Статья написана 10 декабря 2018 г. 08:37

Вчера, в очередной раз посокрушавшись, что нет полного и корректно составленного (без собственных фантазий составителя) словаря по киргизской демонологии, начал с горя прикидывать, каким мог быть хотя бы словник к этому словарю. Набежало чуть больше семидесяти наименований. Решил этот список пока что привести тут. Ясно, что он, скорее всего, неполный и возможно в дальнейшем его еще придется пополнять. Также обещать точно не буду, но возможно я буду расписывать каждое из этих наименований в виде своеобразной словарной статьи. Правда, по некоторым из них у меня сведений почти нет, не знаю получится ли узнать о них побольше. Во всяком случае, постараюсь. Так что вот такой вот анонс.

Пока что можно просто пробежаться по перечню. Очень интересно — знакомы ли вам эти, скажем так, термины? Может быть у вас есть какая-нибудь интересная информация по ним?

Аберген

Адамдүк

Адамноо

Айөкөн

Ажыдаар

Ажына

Азыткы

Алаткак

Албарсты

Алпкаракуш

Арбак

Ачалык

Аяр

Баба Дыйкан

Баяс

Бейжай

Буудайык

Дөө

Дулдул

Жабыр Баян

Жайчы, жайчыл

Жаян

Жезкемпир

Жезтумшук

Жезтырмак

Желмаян

Желмогуз

Жин

Зеңги баба

Зымырык

Итаалы

Кайберен

Кайып

Камбарата

Керик

Кертелки

Киши кийик

Коросоната

Көк Бука

Көк көйнөк

Көркоо

Кумайык

Куу кумпай

Куучу

Кыдыр

Мааникер

Мадыкан

Малгун

Мар

Мартуу

Мастан

Мердийен

Мите

Мүйүздүү Эне

Мүңкүр-Наңкүр

Ойсулата

Пери

Пир

Саяс

Сур Эчки

Суркийик

Суркоён

Сырасты

Сырттан

Тажаал

Тайбас

Тайбуурул

Тарыйнак

Тулпар

Чалкуйрук

Чилтен

Чолпоната

Чоюн Кулак

Чычаңата

Шаймаран

Ыланат

Эргежел

Ээ

UPD: В академическом советском Мифологическом словаре по киргизам был приведен (по общей мифологии) такой список словарных статей (всего 14):

Аджина

Ажыдаар

Албарсты

Алп каракуш

Баба-дыйкан

Гульбиябан

Дубана

Део

Желмогуз кемпир

Йер-су

Камбар

Манас

Марту

Мюйюздюу эне


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 61  62  63




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 98

⇑ Наверх