Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Beksultan» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 53  54  55

Статья написана вчера в 18:07

(иронический пост)

В том, что раньше на вопрос "Какой мифический персонаж родился из черепа?", я сумел бы вспомнить максимум древнегреческую Афину Палладу. А теперь могу дополнительно назвать рапануйского (с острова Пасхи) Макемаке и тюркского Баба-Тукласа. Такие дела.

UPD: Также от черепа были рождены божественные братья-близнецы Хунахпу и Шбаланке из мифологии индейцев киче (Гватемала), персонажи эпоса "Пополь-Вух".


Тэги: заметки
Статья написана 19 марта 22:35

Сегодня я, по выражению, академика Крылова, буду доносить свою мысль до вас больше показом, чем рассказом.

Сначала покажу обложку одного старого издания —

А потом просто одну страничку из этого издания —

Такие дела!


Статья написана 10 февраля 21:51
Перевел для пробы не волшебную сказку из собрания киргизских народных сказок. Получилось как-то не очень, ну да ладно, пусть будет. Кажется, на русский ранее не переводилась.
Сказка записана от сказителя Алымкула Соодонбек уулу. Родился он в 1921 году в селе Тосор Джетиогузского района в семье бедного дехканина. В 1930 году закончил три класса начальной школы в родном селе Тосор. В связи с болезнью матери больше в школу не ходил. С 1937 года работал чабаном в совхозе Оргочор. В 1942 году призван на фронт, воевал в 62-й стрелковой дивизии, в 1944 году был тяжело ранен, после чего демобилизован как негодный к строевой службе. После войны работал до самой пенсии чабаном в родном селе. Рассказывать сказки научился, слушая как их рассказывали другие во время долгих дней на пастбище.



Ханские вопросы


В прежние времена был хан по прозванию Дурень. Вот как он удостоился такого имени.
В один из дней хан пустил вскачь своих подручных во все концы, приказав им:
— Найдите мне трёх людей: у первого должна быть черная борода и седая голова, у второго седая борода и черная голова, третий же пусть будет безбородым, но с волосами на голове.
Нашли ханские подручные среди народа троих, подходящих описанию, и доставили хану. Собрал хан людей на площади и учинил доставленным допрос.
— Тот кто даст правильный ответ на вопросы — сохранит голову на плечах, если же не сможет ответить правильно — потеряет, — прочли собравшимся ханский указ.
Усадил хан возле себя трёх судий и начал допрос приведенным людям.
— Одна ли у тебя голова? — спрашивает хан у первого.
— Да, мой хан, одна голова, — отвечает допрашиваемый, почтительно сложив руки на животе.
— Почему у тебя борода черная, а голова седая?
Отвечает, не меняя своей позы, чернобородый:
— Истину говорите, мой хан. Когда родила меня мать, был я уже с волосами на голове. А борода отросла у меня только в двадцать лет. Вот и выходит, что волосы мои старше бороды на двадцать лет. Оттого и седая у меня голова, а борода черная.
Решили судьи, что ответ правильный. Так избежал первый допрошенный смерти.
— Отчего у тебя борода седая, а волосы черные? — спрашивает хан у второго доставленного.
— Мой хан, правильный задаете вопрос. Кто больше перенес лишений, тот скоро старится. Волосы мои в летнюю пору оберегаются под прохладным калпаком (ак калпак — традиционный киргизский головной убор из войлока, обычно белый, хорошо защищает от зноя), в зимнюю пору под теплым тебетеем (тебетей — шапка с меховой оторочкой, носимая в прохладное время года). Бороду же летом палит солнце, зимой студит мороз. От таких мытарств и поседела у меня борода.
Судьи и этого сочли ответившим правильно, уберегся он от гибели.
Так дошла очередь до третьего.
"Как же теперь ответит этот бедолага?" — замер в ожидании собравшийся люд.
— Почему у тебя нет бороды? — спрашивает хан.
— Мой хан, голову, случается, и отрезают, а язык резать обычая нет. Позвольте, я вам прежде задам один вопрос, — обращается допрашиваемый к хану.
— Спрашивай! — говорит хан, издевательски посмеиваясь.
— Мой хан, откуда люди берутся? — спрашивает допрашиваемый человек.
— От отца и матери, — отвечает хан.
— Правильно, мой хан Алдаяр. У матери моей на подбородке не было ни волосинки. Подбородком я удался в мать, а всем остальным, руками-ногами, глазами-головой, в отца.
И про этого судьи решили, что ответил он правильно, спасли его от казни.
— Хан — дурень! — закричали тут среди толпы. С тех пор и повелось — забылось собственное имя хана Алдаяр, стал он для всех Дурнем ханом.

Статья написана 8 февраля 20:23
Перевел еще одну сказку из собрания народных киргизских сказок. Сказка записана от уже знакомого читателям моей колонки сказителя Турап уулу Ырысалы, участника Великой Отечественной войны, воевавшего под Смоленском, на Западной Украине и в Белоруссии (ранее я выкладывал перевод записанной от него сказки "Чарабзал").



Дракон-оборотень


Однажды где-то в степи издох вол. Забрались черви в воловью тушу через ноздри, уши и задний проход. Выели эти черви всю плоть, высохли кости, натянулась на них шкура как барабан. Когда закончилась в воловьей туше для червей пища, стали они пожирать друг друга — под конец остался только один червь, из которого вырос дракон. Да не простой дракон, а оборотень — то примет вид девушки, то обратно в дракона обернется. В это же время путешествовал в этих местах один хан со свитой в тысячу человек — выехали они  потешиться и развлечься. Едут — смотрят, показался большой город. С какого конца в город не въезжай, нет в нем людей, а в очагах горит огонь, кипят котлы, еда в них готова.
А это давешний дракон-оборотень сожрал всех жителей города.  
Проскакала тысяча людей хана через весь город, нет от жителей ни следа. Добрались они до окраины города, смотрят — стоит одинокая девушка.
Предстала девушка перед ханом, лицом к лицу, и приглянулись они друг другу. Согласилась девушка выйти за хана, а хан взять её в жены.
Как женился хан, время от времени его навещали визири. Стали они замечать, что хан начал спадать с лица, всё бледнеет день ото дня.
Говорит хану его визирь:
— Что вы думаете про эту девушку? Обшарили мы город вдоль и поперек, не нашли ни одного человека, что-то неспроста с ней. Как бы нам не пропасть всем зазря.
— Как же нам остеречься?
— Нельзя нам дальше оставаться в неведении. Под вечер прикажи приготовить жирный плов с большим количеством мяса. Как закипит казан, скажи ей, что надо тебе совершить омовение, пусть несет побыстрее воду. Только выйдет она за водой, насыпь побольше соли в казан. Дракон не чувствует насколько еда соленая, будет есть и есть. В доме не должно остаться ни капли воды. Воду из ведер вылей. Тогда все и выяснится. — говорит визирь.
Сделал хан всё, как сказал визирь, как вышла девушка из дома, посолил он нещадно пищу. Съели они эту пересоленную еду, легли спать. Стала мучить дракона страшная жажда, сует он голову то в одно ведро, то в другое — нет воды. Вылез дракон через дымоход, отправился за водой. Огромным оказался этот дракон, лежит его хвост в объятиях хана. Напился он воды, сжался, вернулся в постель к хану, стал обратно девушкой.
На рассвете явился визирь:
— Проследили? — спрашивает.
— Проследил. Как же нам теперь спастись?
Говорит визирь:
— Нет у нас другого выхода. Месяц не подавай вида, делай, все, что она скажет, я тем временем буду действовать. Соберу воинов, расплавим чугун, ради хана без сна и отдыха будем строить дом из чугуна. Иначе все пропадем.
Днем и ночью плавили чугун и построили дом с двойными стенами. Все пространство между стен заполнили углем. Меньше чем за месяц закончили они дом.
Устроили они в доме сорок дверей, а по четырем углам приделали кузнечные мехи. Как закончили дом, говорит визирь хану:
— Садись у стены и держись за нее рукой. Как начнет стена нагреваться, оставь одежду в доме и выбирайся наружу так, чтобы она не заподозрила.
Сделал все хан, как сказал визирь, не успел он перебраться от первой двери до четвертой, как раздался из дома дикий крик. Стали качать мехи, нагрелся дом и сверху, и снизу, раскалился чугун. Стал дом трястись, заходил ходуном, чуть не вывернулись его стены, показал дракон свой настоящий облик.
Так благодаря мудрости визиря, накалив чугун, сожгли дракона, пока не обратился он в пепел — столько народа спаслось.

Статья написана 7 февраля 21:58
Перевел еще одну сказку из собрания киргизских народных сказок. Насколько я могу судить, ранее на русский не переводилась. Сказка примечательна тем, что довольно точно воспроизводит некоторые эпизоды из вставной новеллы о Булукии и Аффане "Рассказа о Хасибе и царице змей" знаменитого цикла "Тысяча и одна ночь". Записана она от сказителя Сагыналы Макебай уулу. Родился Сагыналы Макебай уулу в 1898 году в селе Кашкасуу нынешнего Аламединского района. С раннего детства был отдан в обучение мулле. Преуспев в учении, прочел и те книги, которые в обычную программу обучения не входили, например, произведения Навои или собрание историй "Пестрая книга". Был знаком со многими известными людьми своего времени, хотя работал простым скотником на ферме. Был большим знатоком народных легенд, сказок, преданий и родословных. Погиб в 1988 году в автокатастрофе



Балкыя


Как-то в былые времена один человек по имени Балкыя (вероятно Булукия из вставной новеллы "Рассказа о Хасибе и царице змей" цикла "Тысяча и одна ночь") пустился на поиски счастья. Не знал он, где его искать, ходил-бродил по всему свету.
Случилось это весной. Повелитель змей Шаймаран со своими подданными нежился на солнце, когда Балкыя набрел на них.
— Человек идет, — говорит одна змея своему владыке. Отвечает Шаймаран:
— Не извергайте огонь, не убивайте его. Приведите мне его живым.
Привели Балкыю повелителю змей. Шаймаран знал языки восемнадцати тысяч миров, спрашивает Балкыю:
— Что ты за человек и что делаешь?
— Я всего лишь горемыка, ищу счастья.
— Счастье счастьем, но люди — вероломны, хитры и умны. — сказал Шаймаран. И потребовал от Балкыи поклясться, что если отпустят его, то он никому не скажет, что видел повелителя змей:
— Раз ищешь ты счастья, не буду тебе препятствовать.
С этими словами Шаймаран отпустил Балкыю. Покинув Шаймарана, Балкыя прошел еще столько-то дней и встретил одного человека.
— Кто ты такой? — спросил Балкыя этого человека.
— Я мулла Акоп (вероятно Аффан из той же истории), — отвечает человек, — Хочу завладеть кольцом пророка Сулаймана (в арабской традиции пророк Сулейман, отождествляется с библейским царём Соломоном), да не могу перебраться через реки и моря. Лишь один Шаймаран знает, как перейти реки и моря, поэтому ищу я его, если найду, то смогу перейти реки и моря.
— Как?
— Шаймаран знает языки восемнадцати тысяч миров. Есть одна трава, которая не тонет в воде. Если намазать ступни ног соком этой травы, то можно идти по воде, как по суше. Если бы я нашел эту траву, перешел бы я море и забрал бы кольцо Сулаймана. Если бы кольцо стало моим, то я бы стал понимать язык трав, воды, камней, любого живого существа, слышал бы я восемнадцать тысяч миров, стал бы их властелином. И тебе бы нашел твое счастье.
Повелся Балкыя на такие слова, говорит Акопу:
— Я бы нашел Шаймарана, так ведь ты его убьешь.
— Не убью, расспрошу только про траву, с помощью которой можно переходить моря, и сразу отпущу.
— Обещал я Шаймарану не выдавать его. Ладно, если отпустишь, то найду его я тебе, — сказал Балкыя и привел Акопа туда, где видел Шаймарана. Лежат там драконы, величиной с верблюда.
Акоп с помощью заклятия "Азайымкан" погрузил змеев, величиной с верблюда, в оцепенение, застыли они без движения. Вызвал Акоп Шаймарана заклятием, приполз змей, принес серебряное блюдо, на котором лежал Шаймаран. Еще одно заклятие прочел Акоп, ожил Шаймаран, лежавший без чувств на блюде. Смотрит Шаймаран, сидит его друг Балкыя.
Говорит Шаймаран своему другу Балкые:
— Ты это сделаешь?
Тут вмешался Акоп:
— Я соблазнил этого человека. Спросим у тебя только одну вещь, если скажешь, отпустим.
— Спрашивайте, отвечу, — говорит Шаймаран.
— Окружает море одно место, куда мы хотим попасть. Не можем перебраться через море, оказались мы в затруднении. Вот прочел я в книге, что есть одна трава, если смазать ноги соком этой травы, можно перейти море как по суше. Не можем мы найти эту траву, — извлек тут Акоп свою книгу, — как только вы укажете нам эту траву, не причиним вам никакого вреда, сразу же отнесем вас на ваше место.
— Коли так, видите вон ту траву, сорвите её, смажьте ею свои ступни и попробуйте пройти по воде, — с этими словами указал Шаймаран им на какую-то траву. Сорвали они траву, смазали ею ступни, попробовали сунуть ноги в воду арыка, не пускает их в воду какая-то сила. Сразу же мелькнула в голове Акопа мысль — "...стану я властелином восемнадцати тысяч миров, доберусь я...".
Отпустили они после этого Шаймарана. Говорит Шаймаран Балкые втайне от Акопа:
— Подойди ко мне, — подзывает его, — Говорил же я тебе, вот измучили меня, помытарили.
— Сделал ты мне плохое дело, а я тебе сделаю доброе. Перейдете вы через пучину, доберетесь до места, где лежит Сулайман. Как дойдете, будет лежать Сулайман в глубокой ложбине. Вокруг будут сплошь драконы. Если приблизитесь — испепелят вас огнем. Как взойдете на гребень, увидите Сулаймана. Будет Сулайман лежать на престоле, покрытый дорогим покрывалом. Кольцо будет на мизинце левой руки. Прочтет твой спутник заклятие "Азайымкан", оцепенеют все змеи, застынут, обессиленные. Любой кто перейдет через гребень туда, где лежит Сулайман, сгорит дотла. Ты остановись перед гребнем. Если пойдешь дальше с Акопом, тоже погибнешь в пламени.
Освободили они Шаймарана, попрощались с ним. Отправились Акоп и Балкыя в путь, как дошли до моря, смазали ступни соком той травы и перешли море как сушу. Вот вышли они на гребень того места, где лежит Сулайман. Смотрят — лежит Сулайман на престоле, наброшено на него дорогое покрывало, усеянное самоцветами. Охраняют Сулаймана со всех сторон драконы и тигры.
Вышел на гребень Акоп, подумал "одурманю я всех этих стражей" и стал читать "Азайымкан". Застыли навытяжку драконы, тигры тоже улеглись в оцепенении.
Стоит Акоп, думает одно — "Заберу кольцо, стану властителем восемнадцати тысяч миров".
Позвал он тут Балкыю:
— Идем!
Не тронулся с места Балкыя:
— На что я тебе, иди сходи один, я тебя тут подожду.
Сделал Балкыя как говорил Шаймаран, уселся, не трогается со своего места.
Пошел Акоп один. Читает заклятие, и змеи, и тигры застыли, не шелохнутся. Дошел Акоп, стал дергать Сулаймана за руку, хочет снять кольцо.
— Руки прочь! — вдруг раздался глас Джебирейила (в арабской традиции ангел Джибриль, приближенный к Аллаху, отождествляется с библейским архангелом Гавриилом). Испугался его крика Акоп, сбился, читая заклятие "Азайымкан". Ожили застывшие змеи, извергли огонь, тут и погиб Акоп, сгорев дотла.

Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 53  54  55




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 99