Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Beksultan» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 61  62  63

Статья написана 27 июня 2018 г. 20:32
Перевел киргизскую сказку, невероятно похожую на русскую сказку "Козьма Скоробогатый". Складывается впечатление, что имело место прямое заимствование. Сказка взята из следующего издания:
Кыргыз эл жомоктору./ Түз. Б. Кебекова, А. Токомбаева. 3-бас. — Б.: Бийиктик, 2007. — 368 б.
ISBN 978-9967-13-226-9
Киргизские народные сказки./ Составили Батма Кебекова, Анар Токомбаева. 3-издание. — Бишкек: «Бийиктик», 2007 — 368 с.
ISBN 978-9967-13-226-9
Сказка «Түлкүнүн жуучу болушу», на страницах 208-210
В примечаниях сообщается следующее:
Сказка записана в 1951-м году в Тянь-Шаньском регионе. Записала Жаманкулова Таалайкан. В рукописном фонде Института киргизского языка и литературы хранится под инв. № 1322

Как лиса была свахой

Давным-давно один бедняк ставил каждый день силки, и за счет попавших в эти силки зверей кое-как влачил свое существование. Однажды в силки, поставленные им в лесу, попалась лиса. Только он собрался вытащить из силков пойманную лису, как она заговорила по-человечьи: «Будешь кормить меня курятиной, я тебя сделаю богачом, имя же тебе дам — Батбайыр (букв. Быстро богатеющий, Скоробогатый)». Принес этот человек лису домой и дал ей курицу. Наелась лиса, забралась в горы и стала там валяться. Тут пришел волк и говорит ей: «Тюкё (почтительно-фамильярное сокращение слова «түлкү» — лиса, на манер такого сокращения имен у людей), что это ты валяешься?». Отвечает лиса: «Устроил тут один хан большой той (пир) с забавами и потехами. Объелась я там мясом, разомлела». Ну волк, зверь, падкий на дармовую еду, обрадовался: «Тогда может и я пойду туда?». «Ой, зачем же идти одному, прихвати с собой еще тридцать-сорок волков» — сказала лиса. Волк собрал волков, тех, что были в оврагах, — по оврагам, тех, что были на холмах, — по холмам, быстро он набрал тридцать-сорок волков и явился с ними к лисе. Лисонька повела их за собой, привела к хану и говорит ему: «Таксыр (господин), этих волков прислал вам человек по имени Батбайыр. Освободите какой-нибудь свой дом, заприте их туда, зарежьте, да сделайте из их шкур себе подстилки». Сказала и ушла прочь. Хан освободил один дом, завел туда волков. Лиса же отправилась к бедняку, говорит ему: «Только что отвела я тридцать-сорок волков к хану. Бог даст, сосватаю за тебя ханскую дочь». Сказала она это, съела еще одну курицу и снова забралась в горы.
Стала она валяться на прежнем месте, прибежала к ней лиса. «Тюкё, Тюкё, что это ты тут валяешься?». Отвечает та: «Тут один хан устроил той, наелась я там до отвалу, лежу, не могу брюхо свое поднять». «Возьми и меня туда!» — взмолилась лиса. «Ладно, возьму, только что же ты одна пойдешь, собери еще зверей с собой». Побежала та лиса, привела с собой других лисиц и рысей, повела их всех первая лиса за собой к хану. Явившись к хану, сказала — «Еще один свой дом освободите, заведите туда этих. Это вам калым от Батбайыра за вашу дочь». Запер хан лисиц и рысей в еще один свой дом и с почетом принял и угостил лису-сваху.
Лиса, уходя, попросила у хана: «дайте ведро, хочет Батбайыр взвесить свое золото». Поразился хан: «если уж вешает он свое золото ведром, видно он богаче меня?» — и дал лисе ведро. Взяла лиса ведро, начистила его песком до блеска, подбросила в ведро золотую монету и в таком виде вернула ведро хану. Хан осмотрел ведро, увидел все это и подумал: «Видно это невероятно богатый человек!». После он сказал лисе: «Пусть Батбайыр забирает свою невесту». Побежала лиса, повела бедняка забирать ханскую дочь. По пути, когда переходили они мост, обрушила лиса этот мост в воду, прибежала к хану и начала всхлипывать: «Переходил ваш зять мост, вдруг упал мост, теперь лежит ваш зять в воде. Велите доставить ему одежду. Вышли мы из дома, как следует подготовившись к сватовству, все вода унесла». Велел хан своим джигитам: «Оденьте и доставьте его сюда».
Пять-шесть дней длился той, с потехами, да с играми. Проводил хан свою дочь замуж. Выехала ханская дочь со всем своим добром, приданым, со свитой прислужниц. Чтобы посмотреть на дом зятя, на его хозяйство, на торжества, что он устроит, поехали с ними и хан с ханшей. Сказала лиса — «пойду-ка я займусь приготовлениями» — и помчалась прежде всех по дороге. Всем встречным овечьим, коровьим и конским пастухам наказывает: «Спросят чьи кобылицы, говорите, что кобылицы Батбайыра, спросят, чьи коровы, говорите, что коровы Батбайыра, спросят, чьи верблюды, говорите, что верблюды тоже Батбайыра» — припугнув их, что едет за ней свирепый хан, с сорока джигитами, с сорока визирями, с неисчислимым количеством слуг, отрубит он всем иначе головы.
Оказалось, что все эти огромные стада овец, коров, верблюдов и лошадей принадлежат Змею, падишаху всех змеев. Бежала, бежала лиса и примчалась к падишаху змеев, говорит ему: «Эй, Змей, едет сюда хан с тысячей приспешников, хочет найти и сжечь падишаха всех змеев. Если дорога тебе жизнь, спрячься на вершине этого дерева, иначе пропадешь. Если не веришь, подними голову повыше, да посмотри сам».
Поднял Змей голову, увидел клубящуюся на дороге пыль, перепугался, сбежал и забрался на вершину дерева. Лиса, разобравшись со Змеем, вышла, чтобы встретить хана. Когда подъехали все, выбежала лиса и объявила: «Вот это и есть дом Батбайыра, пожалуйста, спешьтесь». Хан и Батбайыр вошли в дом, увидели золото-серебро, богатое убранство в доме, всевозможные яства и поразились. Когда хан пошел осматривать покои, лиса и говорит своему дружку Батбайыру: «Исполнила я то, что обещала тебе. Этот дом принадлежит падишаху змеев, сам он, испугавшись вас, прячется на вершине сосны. Убьешь падишаха змеев — дом станет твоим». Вскочил бедняк, застрелил падишаха змеев на вершине сосны, затем зарезал много его скота, два-три дня угощал хана и ханшу. Хан и ханша, успокоенные — «Бог дал, дочка вышла за достойного человека» — отправились домой.
Вот так вот бедняк женился на ханской дочери и зажил припеваючи. Ну и лиса тоже зажила в свое удовольствие, объедаясь курятиной.

Статья написана 25 июня 2018 г. 11:42

Идиома из казахской сказки, передающая чрезвычайный энтузиазм персонажа — "он его заклюет без клюва".




Выражение из Талмуда — "Падает камень на кувшин — горе кувшину, падает кувшин на камень — горе кувшину, так или иначе, все горе кувшину" и его киргизский аналог — "Жапалакты таш менен урса да, жапалак өлөт; жапалак менен ташты урса да, жапалак өлөт" — "Ударить сову камнем — сова умрет, ударить совой камень — все равно сова умрет".


Тэги: мелочи
Статья написана 17 июня 2018 г. 21:51
Нашел и перевел казахскую сказку на мотив i87a1 (Маленький или большой — диалог). Ее как раз не доставало в указателе мотивов Березкина. Сказка приведена под номером 11 на 182-й странице книги Бабалар сөзi: Жүзтомдық. Том 92. Өтiрiк және мысалдар. — Астана, 201 — 432 с. (Наследие предков: стотомник. Том 92. Небылицы и басни). Текст был взят из издания: Өтірік әңгімелер/ Құрастырған Қарта Қаңтарбайұлы. — Алматы, 1962 (Рассказы-небылицы/ Собрал Карта Кантарбайулы).

Шесть матерей-волчиц, шесть детенышей-волчат

Шесть матерей-волчиц, и их шесть детенышей-волчат, собравшись общим числом в двенадцать, съели одного журавля. От этого журавля осталась одна трубчатая кость. Сказал бы я, что эта кость маленькая, да стала она опорой белой юрты в шесть полотнищ. Сказал бы я, что эта юрта маленькая, но навьючили ее, разобрав, на шесть белых и шесть черных верблюдов. Сказал бы я, что эти верблюды были малюсенькие, да общипали они верхушку громадного тополя, касавшегося неба. Сказал бы я, что этот тополь низенький, да ведь ястреб-перепелятник, вылетев утром, до вечера не долетел до его вершины, был вынужден вернуться. Сказал бы я, что дни в те времена были короткие, так ведь корова, которую огуляли утром, вечером рожала теленка.

Статья написана 16 июня 2018 г. 14:56
Составляя подборку сюжетов на мотив AT 1430 "Разрушенные мечтания" по Аарне-Томпсону, я наткнулся на три сказки, для которых не нашлось русского перевода. Так что пришлось переводить самому. Переводы сделаны в разное время, здесь хочу их просто собрать для удобства тех, кто заинтересуется сказками на этот сюжет.

Тибетская сказка "История нищего" (The Story of the Beggar)

Сказка приводится под номером 42 в книге "Tibetan folk tales. Translated by A. L. Shelton, M. D. / St. Louis, Missouri, 1925". Переведена с английского.


Когда-то был нищий, со спутанными в пучки волосами, грязный, с грязным лицом и руками, одетый в лохмотья, который кормился тем, что выпрашивал у деревенских жителей. В один удачливый день ему удалось выпросить целый бушель ячменя. Он принес ячмень домой, положил в мешок, и привязал мешок к балкам, перекрещивающимся под потолком его маленькой хижины, чтобы крысы не смогли его достать, затем лег спать на свои свернутые лохмотья. Начал он подсчитывать насколько бы он стал богат, если каждый день получал бы бушель ячменя. Он мог бы позволить себе жениться. Если бы у него была жена, то родился бы сын, и он задумался, как бы он назвал своего мальчика. К утру свет луны упал на его постель, разбудил его и подсказал ему блестящую мысль. Он назовет своего сына Däwä Dräbä, что означает "лунный свет". Это его так обрадовало, что он вскочил со своей постели и стал, танцуя, кружиться по хижине, размахивая в ликовании своим нищенским посохом. Но, увы, он слишком сильно размахнулся посохом, ударил им по большому мешку с ячменем, который упал на него и убил, и отец Däwä Dräbä погиб.

Татарская сказка "Три курильщика опиума" (Өч бәңхур)

Сказка приводится под номером 124 в книге "Татар халык иҗаты. Том 3: Әкиятләр. — Казан, 1981" (Татарское народное творчество. Том 3: Сказки). Сказка сочетает два сюжета: AT 1430 "Разрушенные мечтания" и AT 1351 "Кто заговорит первый?". Переведена с татарского.


Были в Бухаре три курильщика опиума. Один из них вышел на базар, чтобы достать опий и что-нибудь из еды. Денег нет. Решил он наняться носильщиком. Тут зовет его один человек:
- Эй, носильщик, иди сюда быстрее.
Тотчас он побежал к нему. Тот, оказывается, купил горшок катыка, нужно отнести. Взял курильщик горшок, поставил на голову, идет и думает: "Получу я от него десять грошей, на эти десять грошей куплю курицу, снесет мне эта курица много яиц, часть яиц продам, часть положу под курицу, высидит она цыплят, станет у меня много куриц, продам их, куплю овцу, от этой овцы будет у меня много ягнят, их тоже продам, куплю кобылицу, от кобылицы будут у меня жеребята. Так станет у меня много и кур, и овец, и кобылиц. Часть из них продам я за золото, будет у меня много и золота, и кобылиц, и овец. А что же потом делать? Надо будет мне подумать. Постой-ка, чью же дочь я возьму в жены?" Подумал тут он про дочь одного бухарского бая: "Женюсь на дочери бая такого-то" — решил. Говорит он: "Он хоть и бай, много у него только золота, а у меня же много и золота, и кобылиц, и овец. Не подойдет он мне. У него есть только золото, овец и кобылиц нету". Потом говорит он про другого богатого человека: "Возьму-ка дочь этого бая" — говорит. "Нет, он тоже хоть и бай, много у него только золота, а другого добра нет". Подумал еще: "Чью дочь взять?" — говорит. "Постой-ка, а возьму я в жены дочь хана, у него и золота, и добра много. Ладно, возьму я дочь хана, стану ей мужем, подаст она мне плов с мясом, понадобится мне вымыть руки. Вот посчитает дочь хана зазорным полить мне воды, чтобы помыл я руки, позовет служанку. Скажу я: "Ты моя жена, лей воду сама". Не польет она, не захочет слушаться. Подумает: "Мой муж — простолюдин, а я ханская дочь, это мне унизительно" — скажет. Ну а я возьму, да и отвешу ей пощечину, так что искры из глаз посыпятся. Пойдет она и расскажет отцу об этом. Разозлится ее отец, вытащит свою саблю и придет, чтобы отрубить мне голову. Как он замахнется саблей, дерну я головой в другую сторону" — произнес он и дернул головой, горшок, который он нес на голове, упал на землю, разбился вдребезги, а весь катык разлился.
Хозяин катыка, увидев это, завопил:
- Ты что делаешь?
Курильщик опиума говорит:
- Ай-ай, еле спасся я, дернув головой.
Хозяин говорит:
- Эй, безумец, что случилось?
Тот отвечает:
- Да что ты знаешь? Взял я ханскую дочь, разделил с ней постель. Подали мне мясо, понадобилось мне вымыть руки. Устыдилась ханская дочь полить мне на руки, позвала служанку. Разозлился я, ударил ханскую дочь по щеке. Она пошла и рассказала отцу. Ее отец разгневался, пришел с саблей, чтобы снести мне голову, как он размахнулся саблей, дернул я головой и увернулся. Что же мне, ради твоего катыка дать хану голову себе отрубить?
Тогда хозяин катыка со словами:
- Эй, безумец, что за хан, что за ханская дочь, поистине ты сумасшедший, — ударил его по голове и ушел.
Два оставшихся курильщика опиума вышли на базар. Денег у них с собой немного. Купить опий — на еду не хватит, купить еду — на опий не хватит. Коротко говоря, купили они поесть катык, купили лепешку, пошли и сели на берегу одного арыка. Накрошили лепешку в катык, перемешали. Катыка мало, лепешки много, не покрывает катык накрошенную лепешку. Говорит один другому:
- Принеси воды.
Второй отвечает:
- Сам неси.
Стали они говорить друг другу: "Эй, неси ты, эй, ты неси". Так никто и не принес. Сделали они такой уговор: "Кто первым заговорит, тот и принесет". Сели они напротив друг друга, посередине поставили катык. Долго так просидели. На базар они явились рано, а просидели до полудня.
Был там сторож какого-то сада. Увидел он их и удивился: "Что они столько времени тут делают, пойду-ка посмотрю". Пришел он, видит: сидят они смирно, а посередине катык.
- Ассалам алейкум, — говорит он им.
Нет, не отвечают они на приветствие, сидят прямо.
- Эй, вы что за люди? — говорит сторож.
Нет, не отвечают.
Вернулся он к себе в сад, был у него один товарищ, рассказал он ему про тех. Его товарищ говорит:
- Пойдем, посмотрим, что за люди.
Были у них собаки, увязались туда с ними.
- Ассалам алейкум.
Нет, не говорят те ничего.
- Ай, что вы за люди?
Нет, не отвечают. Съели они их катык — ничего, молчат. Оставшийся катык размазали этим двоим по лицам — нет, молчат. Собакам дали слизать катык. Стали собаки с двух сторон облизывать катык с их лиц — нет, всё молчат. У одного кусочки лепешки застряли в носу, укусила собака его за нос. Тот испугался, крикнул:
- Брысь!
Второй вскочил и говорит:
- Аа, неси воду!
Тот отвечает:
- Теперь-то зачем нужна вода, без толку говоришь, выдумали ненужный уговор — весь катык уже съели другие, что будем есть?

Казахская сказка "Мечта калтакбаса"(Қалтақбастың қиялы)

Сказка приводится под номером 19 в книге "Бабалар сөзi: Жүзтомдық. Том 92. Өтiрiк және мысалдар. — Астана, 2013" (Наследие предков: стотомник. Том 92. Небылицы и басни). Переведена с казахского.


Некий калтакбас (человек с постоянно трясущейся головой) нашел одно-единственное яйцо, положил его на ладонь, и усевшись, бережно держа яйцо, стал думать: "Подарю это яйцо байской красавице, она мне даст ярочку, я ее пущу в стадо, она там понесет, станет стельной, стельную овцу я обменяю на годовалую телку, телка огуляется, станет коровой с теленком, за нее выручу я нежеребую кобылицу, она понесет, станет жеребой кобылой, обменяю ее на верблюдицу с верблюжонком, отдам ее Тайболату, он мне даст в жены свою младшую сестру, поеду я к жениным родственникам на праздник уплаты калыма, молодые тетушки со словами "пойдемте, зять", поведут меня в свадебную юрту, юные мои свояченицы, с только начавшей расти грудью, начнут, ласкаясь, вешаться мне на шею, множество девушек начнут гикать, кричать, петь песни, я ни на одну из них не посмотрю, вечером наемся я отборной грудинки (по обычаю зятя угощали грудинкой), постелят постель, закроют отдушину юрты, заберусь я за атласный шымылдык (шымылдык — занавес, которым в юрте огораживали постель новобрачных) под одеяло из тонкого шелка, сниму и сапоги, и штаны, усядусь готовый, тетушки введут мою невесту, с возгласом "Ап!" обхвачу я свою невесту..." — тут у калтакбаса затряслись в придачу к голове и руки, яйцо с его ладони упало на землю и разбилось.

Статья написана 24 марта 2018 г. 14:39
Перевел еще одну каракалпакскую сказку. Сказка взята из того же издания, что и предыдущая:
Қарақалпақ фольклоры (Көптомлық). Том 1. Қарақалпақ халық ертеклери. «Қарақалпақстан» баспасы, Нөқис, 1977.
То есть:
Каракалпакский фольклор (Многотомник). Том 1. Каракалпакские народные сказки. Издательство «Каракалпакстан», Нукус, 1977.
Составитель тома — Калбай Мамбетназаров.
Сказка была в разделе «Турмыс ертеклери» (Бытовые сказки), стр. 267-268.
Данные об источнике сказки:
Записана А. Алимовым в сельсовете Мадели Муйнакского района Каракалпакской АССР, от 73-летнего жителя села Ырысназара Нурназарова в 1963 году, во время фольклорной экспедиции. Оригинал находится в рукописном фонде библиотеки каракалпакского фольклора Академии наук Узбекской ССР под инвентарным номером № 50412. В 1965 году опубликована в книге «Қарақалпақ халық ертеклери» (Каракалпакские народные сказки), а также в 1968 году на русском языке в сборнике «Диковины Аму» под названием «Сорока-обманщица» (странно то, что под таким названием в сборнике приводится совсем другая сказка).

Пастух, рассказавший сорок небылиц

Один правитель объявил, что выдаст дочь за человека, который расскажет сорок небылиц. Не вызвался тогда никто из народа рассказать сорок небылиц. А в один день явился некий пастух и сказал «я расскажу»:
- Таксыр (господин), поймал я как-то одного зайца, вышло из него полтора батмана (батман — старинная азиатская мера веса, от 2 до 16 пудов) сала. Смазал я сапоги этим салом, на один сапог хватило, на другой нет. Лег я спать, подложив сапоги под голову. Ночью смотрю — сапоги мои дерутся. Ударил я два раза тот сапог, на который не хватило сала, и один раз тот, который смазал.
Встал я рано утром, а несмазанный сапог, оказывается, убежал. Засунул я одну ногу в оставшийся сапог, не смог шагу ступить. Засунул я обе ноги в один сапог, шагнул раз — гору перешагнул, шагнул второй — еще одну гору перешагнул и оказался на чьих-то поминках. Смотрю — а на этих поминках мой сбежавший сапог разносит блюда гостям. Испугался он меня, принес мне два блюда, впопыхах принес еще три, так одному мне досталось общим счетом пять. Съел я всё, наелся и ушел.
Была у меня кобылица, как-то сорвалась она с привязи. Залез я на высокую гору, посмотрел оттуда, не видно моей кобылицы. Тогда нашел я на воротнике иглу без ушка, воткнул ее подальше, оседлал иглу, смотрю, а кобылица пасется за семью хребтами. Приблизился я к кобылице, вдруг появилась передо мной река. Оседлал я ножны, ножом стал грести — начал тонуть. Оседлал я тогда нож, а ножнами стал грести — переправился через реку. Добрался я до кобылицы, а она, оказывается, родила жеребенка. Поймал я кобылицу, сел на нее верхом, а жеребенка усадил перед собой — не идет кобылица, на землю улеглась. Оседлал я тогда жеребенка, а кобылицу усадил перед собой — добрался до озера. Хотел я напоить кобылицу, а озеро покрыто льдом, пинал-пинал, не смог пробить лед. Оторвал я тогда свою голову, взял ее за глотку, стал бить — пробил лед.
Тут хан говорит: «То, что ты озером называешь, наверное, не озеро, а маленькая лужа». «Может и лужа, таксыр, черная птица летела с одного ее берега, крыльями устала махать, с трудом долетела до другого берега» — отвечает пастух. Хан: «То, что ты называешь черной птицей, поди, сова». «Может и сова, только из одного ее крыла кошма выйдет, целую юрту накрыть» — отвечает пастух. «То, что ты юртой, называешь, наверное, шалаш» — говорит хан. «Может и шалаш, только когда у входа бык заревет, то до тёра (тёр — почетное место в юрте напротив входа) еле-еле этот рев доходит» — отвечает пастух.
- Ладно, рассказал ты столько всяких небылиц, но, скажи мне, отчего это у тебя нос провалился? — спрашивает хан.
- Говорят, что у хана ума должно быть столько же, сколько у сорока джигитов, а у вас, я смотрю, ума и на одного человека не наберется. На голове, которой разбили такой толстый лед, какой нос бы уцелел, — отвечает пастух.
Хан, поняв, что ему не переговорить пастуха, согласился отдать за него свою дочь.

Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 61  62  63




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 98

⇑ Наверх