Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «angels_chinese» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 35  36  37  38 [39] 40  41  42

Статья написана 28 августа 2011 г. 04:19

По сочетанию абсурда и серьеза Стивен Моффат как-то даже превзошел самого себя. Хроноклазмы abound. Сцена с пистолетами. "You named your daughter after you daughter". Spoilers!

Я вот только боюсь, что рейтинги пойдут вниз, потому что следить за историей Доктора становится всё сложнее.


Статья написана 25 августа 2011 г. 14:55
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Для меня "Инквизитор и нимфа" — это очень правильная книга. Она сочетает в себе два начала, которые кажутся мне необходимыми для хорошей фантастики: следование традициям жанра (что невозможно без их понимания) — и превращение этих освященных годами традиций во всего лишь инструменты, элементы семиотической системы для выражения авторского мессиджа.

Это, в общем, классика Speculative (rather than Science) Fiction. Именно это, а не "научность", она же ближний прицел, на который ориентируются НФ-возрожденцы. Последнее большое завоевание фантастики — превращение прежних целей в средства, откуда и вышли Желязны, Ле Гуин, Муркок, Симмонс и прочие авторы, присутствие — не влияние, а именно присутствие, ибо речь не о заимствованиях, а об общем пространстве, — которых в "Инквизиторе и нимфе" так здорово ощущается.

Как и лучшие романы помянутых фантастов, "Инквизитор и нимфа" многажды маскируется — местами под космооперу, местами под научную фантастику, местами под мистику. Одно неизбежно перетекает в другое — мы помним, что запредельно развитая наука неотличима от магии, — и это опять же должно подсказать читателю, что "Инквизитор", в отличие от, например, "Ложной слепоты" Уоттса, не является лишь полигоном для авторских научных идей. Хотя идеи тут есть, главным образом из области биологии, но и не только. Однако книжка — не об этом. Она о человеке по имени Марк Салливан, которому суждено стать, я полагаю, богом, но который при этом должен исхитриться остаться человеком, тем самым, что "звучит гордо" (см. эпиграф к роману).

Я сейчас скажу один умный вещь, и пусть никто не обижается: в "Инквизиторе" есть то, что сплошь и рядом отсутствует даже в лучших образцах популярнейших авторов русской фантастики, — здравая Big Picture. Речь как о пространстве, так и о времени. Описываемое будущее (конец третьего тысячелетия) с хорошей точностью следует из прошлого, то есть — и из нашего прошлого, и из нашего настоящего, и из нашего же будущего. (В то время как сплошь и рядом будущее либо не имеет к прошлому никакого отношения, либо непонятным образом возрождает отдельные локации, а как осуществляется подобный нуль-трансфер культур, например, в цикле Генри Лайона Олди про Ойкумену — одному Богу известно; это как раз наследие фантастики до Новой Волны, где целые звездные системы внезапно обращались в какой-нибудь феодализм.) Марк Салливан — в числе прочего — ирландец со всеми вытекающими, о чем нам сообщают на первых же страницах. Как и полагается, микрокосм отражает макрокосм: у Марка тоже есть прошлое, семья и прочие элементы нормального живого человека, которым столь часто отказывают в праве на жизнь доблестные фантасты.

Другое дело, что Юля Зонис вообразила довольно странное будущее, в котором множество знакомых нам понятий потеряли прежний смысл и обрели новый. Человечеством де-факто управляет религиозный орден, базирующийся в том числе в римском замке Святого Ангела, но орден этот на поверку не имеет никакого отношения ни к христианству, ни вообще к религии. Члены ордена именуют себя викторианцами, и, опять-таки, надо привыкнуть к тому, что с Британской империей XIX века это слово никак не связано. Всё это прекрасно, потому что язык тоже эволюционирует, о чем принято, увы, забывать.

Викторианцы — психики, люди с обостренными ментальными способностями: эмпаты, телепаты и операторы, способные "вести" другого человека. К власти Ordo Victori пришел вследствие некоторых событий глобального масштаба, которые поначалу проходят фоном, а потом превращаются в стержневой элемент истории. Речь о появлении лемурийцев, дальних потомков земных колонистов, которые (потомки) шагнули далеко вперед в области генной инженерии. Где-то далеко есть еще совсем запредельные атланты со своими ультракибермозгами. Космический статус-кво крайне хрупок, в ордене есть разные мнения о том, "куда ж нам плыть", и слабенький эмпат Марк Салливан вступает в игру в качестве практически пешки в Большой Игре: по просьбе викторианского коммодора он отправляется на планету Вайолет, где, возможно, произошло убийство. На Вайолет, где живет племя деградировавших потомков экипажа японского космического корабля, так и не долетевшего до Новой Ямато, погиб отец Франческо, лицейский наставник Марка. Погиб, не исключено, от руки другого чужака — миссионера-апокалиптика с планеты Геод, печально знаменитой среди викторианцев тем, что ее обитатели не поддаются ментальному контролю.

Марк узнает правду о смерти наставника задолго до конца первой из двух частей романа. Проблема в том, что узнает он и нечто большее — в частности, о причудах эволюции нематериальных паразитов. И, как в хорошем классическом НФ-романе вроде "Глаза Кота" Желязны, перспектива раздвинется, геодец окажется не совсем геодцем, и даже эта не вполне форматная для Hard SF сущность, в конце первой части распинающая героя на своеобразном кресте, будет лишь этапом, который нужно пройти Марку Салливану, чтобы — я скажу псевдобанальность из тех, которые превращаются в не-банальности отличными текстами вроде "Инквизитора", — познать самого себя. Во второй части поиск продолжится на чуть более широком театре военных действий. К сожалению, нигде в книге не сказано, что на деле "Инквизитор и нимфа" — первая книга дилогии "За плечом Ориона". Обрывается роман на жутковатом клиффхэнгере. Дело за малым: дождаться продолжения.

Хорошие тексты не возникают на пустом месте. Говорят, что "цветная волна", к которой относят и Юлю Зонис, характеризуется плотными горизонтальными связями в ущерб вертикальным — проще говоря, ее авторы не учились напрямую у старших товарищей, как то было заведено на советских семинарах. Это означает всего лишь, что образцами, примерами для подражания в случае "цветной волны" были какие-то другие тексты. Каждый, очевидно, ориентировался на свой круг авторов; "Инквизитор и нимфа" уходит корнями в хорошую фантастику, не скажу "западную", чтобы не искажать смысл: не во всякую западную, а именно в хорошую. "Песни Гипериона" Дэна Симмонса, например: миссионер плюс деградировавшие потомки колонистов — это история отца Поля Дюре, а атланты, как выясняется, кое в чем очень похожи на симмонсовских ИскИнов. В тексте можно найти параллели и с "Волшебником Земноморья" Ле Гуин, и даже с циклом про Эльрика Майкла Муркока. И всё это — совсем не в ущерб тексту. "Инквизитор и нимфа" прекрасно встроен в знаковую систему хорошей фантастики — но, повторю, использует ее для своих целей. Уже по этой книге можно догадаться, для каких именно, хотя точки над "ё" должен расставить второй роман.

В общем, отличная книга. Чем дальше в лес, тем шире и ужаснее перспективы — и это правильно. Жду продолжения :)


Статья написана 24 августа 2011 г. 10:45
Размещена также в рубрике «Новинки за рубежом»

Новости муркокианы.

Во-первых, издатство Routledge переиздает классическую, но малодоступную работу Колина Гринлэнда "The Entropy Exhibition: Michael Moorcock and the British 'New Wave' in Science Fiction" (1983). Переиздает в октябре этого года в хардкавере и по совершенно заоблачной цене: на Амазоне за книжку просят 120 долларов. Дешевле все-таки найти подержанный оригинал (что я в свое время и сделал).

Обложка оригинала:

Во-вторых, издатство Overlook Press уже первого сентября выпускает трилогию Мервина Пика "Горменгаст" в одном томе с иллюстрациями и предисловиями Майкла Муркока и Чайны Мьевилля. Говорят, что это "definitive volume to mark the centenary of the author's birth". Цена для тома в тысячу страниц вполне приемлемая.

Я считаю, надо брать :)


Статья написана 22 августа 2011 г. 00:29
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

Объявлены лауреаты главной премии западного фэндома.

Главные итоги: можно порадоваться за Конни Уиллис, дилогия которой "Blackout/All Clear" (на деле это один роман, разбитый надвое для удобства публикации), посвященная приключениям людей будущего в бомбимом немцами Лондоне, побила и Буджолд с ее "Криожогом", и Джемисин с "Сотней тысяч королевств", и МакДоналда с "Домом дервиша", и Миру Грант с романом "Feed". Отметим, что зомбикалипсис Грант — первая книга трилогии; "Сотня тысяч королевств" — первая книга трилогии; "Криожог" — энная книга энлогии; и только МакДоналд выбивается из общего ряда. Справедливости ради надо сказать, что "Затемнение / Отбой" тоже не на пустом месте возникли — как я понимаю, будущее там то же, что и в "Книге Судного Дня", и в "Не говоря о собаке", — и все-таки мораль прослеживается: не спешите писать сериалы.

В номинации "длинная повесть" Тед Чан со своим "Жизненным циклом программного обеспечения" победил Элизабет Хэнд, Джоффри Лэндиса, Алестера Рейнолдса и Рэйчел Свирски. В свой черед "Император Марса" Аллена М. Стила стал лучшей короткой повестью; среди побежденных — Альет де Бодар и Джеймс Патрик Келли. Лучший рассказ — у Мэри Робинетт Коваль.

Решительную победу одержал "Доктор Ху" — и в виде "книги, имеющей отношение к жанру" (сборник "Chicks Dig Time Lords: A Celebration of Doctor Who by the Women Who Love It" — женщины любят Доктора, дык), и в виде части сериала (двойная серия "Пандорика открывается"/"Большой взрыв", заключающая шестой пятый сезон). Причем книга о Докторе положила на лопатки первый том академической биографии Хайнлайна, а двойная серия отправила в нокаут еще два эпизода о том же Докторе, ну и клип "Fuck Me, Ray Bradbury" заодно.

Лучшим фильмом признан "Inception" в противовес первой части "Гарри Поттера" (поделом), "Игрушечной истории 3" (поделом), "Как приручить дракона" и "Скотту Пилигриму" (жаль).

За пределами "Хьюго" награду Джона Кэмпбелла как best new writer получил Лев Гроссман, очевидно, за своих "Волшебников", которые, по утверждению Джорджа Мартина, соотносятся с "Гарри Поттером" примерно как виски со слабым чаем. Возрадуемся.


Статья написана 5 августа 2011 г. 21:11
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Премьера "Меланхолии" Ларса фон Триера в нашей богоспасаемой стране через неделю, но вчера был предпремьерный показ, и мне удалось, так сказать, насладиться. Надо сказать, что о фон Триере я много слышал, но никогда ничего у него не смотрел. Интуитивное ощущение "без меня" переросло в сознательный отказ от похода на "Антихриста", потому что ну не хочу я видеть, как красивая женщина и прекрасная актриса Шарлотта Генсбур отрезает себе клитор маникюрными ножницами. Это как раз случай, когда лучше сто раз услышать, чем один раз взглянуть своими глазами. Чтобы потом не хотелось годами это дело, так сказать, unsee.

Но про "Меланхолию" ничего такого я не слышал и потому пошел на это кино с легким сердцем. Тем более, что разведка донесла, что это фантастика.

И это, что характерно, действительно она. Но фильм фантастика не спасает. Наоборот.

Я думаю, можно постулировать вот что: блеск и нищета мэйнстрима/артхауза ярче всего проявляются именно тогда, когда в них насильственно привносят элемент необычайного. Чаще всего становится заметно, что король, мягко говоря, неодет. С Ларсом фон Триером примерно это и произошло. "Меланхолия" — кино очень красиво снятое, но абсолютно бессмысленное. От фантастики тут — странствующая планета Меанхолия, которая на протяжении всего фильма приближается к Земле (очень долго, больше двух часов; местами хочется, чтобы она уже приблизилась наконец) и в финале врезается в наш мир, превращая его, понятное дело, в грандиозное кладбище домашних и прочих животных. Причем о том, что Ларс фон Триер даст апокалипсиса, мы узнаем в первые пять минут. Ну он в итоге и дает, чего; что на витрине, то и перед финальными титрами.

По сюжету "Меланхолия" — история двух сестер, Джастин (Кирстен Данст) и Клэр (Шарлотта Генсбур). В первой части фильма Джастин выходит замуж, точнее, пытается это сделать, за Майкла (Александр Скарсгорд). На свадьбе, которую устраивают Клэр и ее фантастически богатый супруг Джон (Кифер Сазерленд), присутствует папаша сестер (Джон Хёрт) с двумя любовницами, коих зовут Бетти, мамаша (Шарлотта Рэмплинг), на редкость жуткая особа, и другие люди, и почти никто из них симпатии не вызывает. Между тем Джастин постоянно пребывает в состоянии задумчивости и даже депрессии, вызванной фиг знаем чем. Во второй части нам скажут, что она предчувствовала приближение планеты-убийцы, но, вероятнее всего, мы имеем дело с обычной апатичной дурой, зацикленной на своем очень глубоком внутреннем мире. Друзья и родственники, как уже было сказано, малосимпатичны. Никто никого не любит. Посреди свадьбы Джастин вступает во внезапную половую связь с мальчиком-дебилом, но солнце-то как было гребаный фонарь, так и есть, заканчивается всё ничем, жених уносит ноги, бессмысленность бытия обнажается во всей своей неприглядной красе. "Земля — это зло, никто ее жалеть не будет".

Клэр, с другой стороны, есть что терять — они с мужем любят друг друга и у них есть ребенок. Поэтому по мере приближения апокалипца Клэр, в отличие от Джастин, переживает бурю самых разных эмоций. Беда в том, что перед лицом меланхолии и Меланхолии бессмысленно абсолютно всё. Под трагическую симфоническую музыку смерть поглотит всех без разбора. Никто из нас не выйдет отсюда живым. Ashes and diamonds, foe and friend, we were all equal in the end. Скоро рассвет, выхода нет.

В общем, вы поняли.

Дальше можно рассуждать о многом. Например (явное), о роли, которую играет в фильме живопись, от "Охотников на снегу" Брейгеля Старшего (нить к "Солярису", нить к "Жертвоприношению") до "Смерти Офелии" Джона Эверетта Милле. Или (скрытое) о параллелях между "Меланхолией" и "Евангелионом", особенно "Концом Евангелиона".

Но толку рассуждать, если единственная идея, которую толкает нам режиссер, — это пошлейший махровый нигилизм? Зачем говорить о смысле кино, утверждающего окончательную, ультимативную, терминальную бессмысленность в том числе самого себя? "Что снимаете — еще один фильм, лишенный всякой надежды?"

Мне продолжает казаться потому, что любая картина о Джеймсе Бонде или там о Супермене, не говоря о Докторе Ху, объективно куда полезнее.

***

Немного иллюстраций к сказанному:

- Земля налетает на небесную ось;

- Кирстен Данст косплеит Офелию;

- надвигается беда / жди дурного гостя;

- конец всему;

- выхода, как уже было сказано, нет.

***

Фантастика заслуживает лучшего, чем новый фильм Ларса фон Триера.


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 35  36  37  38 [39] 40  41  42




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 185

⇑ Наверх